Загрузил marina0045

Тюркские языки в межкультурной коммуникации

Реклама
ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ
Сунгатов А.А.
Казанский федеральный университет
[email protected]
Аннотация. Особое внимание в статье уделено межкультурной
коммуникации как особому случаю социального общения. Взаимопонимание
между людьми зависит от соответствующего культурного фона.
Ключевые слова: тюрский язык, культура, взаимодействие,
межкультурная коммуникация, межкультурность.
К числу важнейших обстоятельств, влиявших и влияющих на развитие
того или иного языка, относится их взаимодействие и взаимовлияние.
Наиболее ярко это проявляется в тех случаях, когда этносы - носители
разных языков – живут в тесном и постоянном контакте между собой.
Этносы, проживающие в рамках общего или смежного политического,
экономического пространства, объективно вынуждены понимать и изучать
языки друг друга. Характерным проявлением этой закономерности были
взаимоотношения на протяжении столетий русского и татарского языков.
Одним из ярких показателей данного процесса стало широкое
распространение русско-татарских и татарско-русских словарей в XIX веке.
Они были составлены с целью обучения татар русскому, русских татарскому
языку. Словари И. Гиганова «Слова коренные, нужнейшие к сведению для
обучения татарскому языку, собранные в Тобольской главной школе,
учителем татарского языка Софийского собора, священником Иосифом
Гигановым и муллами юртовскими свидетельствованный» (СПб, 1801), А.
Троянского «Словарь татарского языка и некоторыхъ употребительныхъ въ
немъ реченш арабскихъ и персидскихъ, собранный трудами и тщашемъ
учителя татарского языка въ Казанской семинарш священника Александра
Троянского и напечатанный съ дозволешя комиссш духовныхъ училищъ»
(Казань, 1833, 1835), К. Насири «Татарско-русский словарь» (Казань, 1878),
Н. Остроумова «Татарско-русский словарь» (Казань, 1892), М. Юнусова
«Татарско-русский словарь наиболее употребительных слов и выражений»
(Казань, 1900) являются характерным опытом татарской двуязычной
лексикографии XIX века [10].
В России среди тюркских языков особое место занимает чувашский.
Значительных результатов в составлении чувашско-русских словарей достиг
выпускник Казанского университета, заложивший основы чувашского
языкознания, автор многочисленных работ по чувашской лексике и
фонетитке Н. Н. Золотницкий [3, с. 165]. Работавший инспектором
чувашских школ Казанского округа Н. Н. Золотницкий (1829-1880) в 1867
году издает первую азбуку для чувашских школ. Особое значение имеют его
лексикографические труды: за период с 1871 по 1884 гг. ученый издает 8
чувашско-русских и русско-чувашских словарей. В их числе и тематический
словарь «Отрывки из чувашско-русского словаря» (1871-74) в него включены
данные о счетной системе, наименованиях родства, именованиях Бога,
названиях чувашских традиционных обрядов, одежды, географических
названиях [3, с. 166].
Основной труд Н. Золортницкого – изданный в 1875 году в типографии
Казанского императорского университета «Корневой чувашско-русский
словарь, сравненный с языками и наречиями разных народов тюркского,
финского и других» (1875) словарь, удостоенный в 1879 году золотой медали
Русского географического общества, состоит из 279 страниц и включает
более 3000 статей. Предваряет словарь сравнительная таблица наиболее
активно используемых в чувашском языке согласных звуков. Например, «з-с
= р каз (тат), хас (алтай), хор (чуваш)»; «ш, с, = л кыш - кыс-хил» и т. д.
Словарь имеет этимологический характер: в нем даются сведения о
происхождении слов, их связи с другими языками, что дает основание
считать его сравнительным [3, с. 166].
В XIX веке значительный вклад в изучение тюркских языков,
этнографии и фольклора вносят представители Алтайской духовной миссии,
организованной в 1828 году. В 1869 году в Казани иеромонахом Макарием, а
также В. И. Вербицкис и Н. И. Ильминским была составлена «Грамматика
алтайского языка». Основные материалы для нее были собраны В. И.
Вербицким, который по окончании Нижегородской духовной семинарии с
1853 и до конца жизни работает на Алтае сначала – учителем в школе, затем
– миссионером. На протяжении 30 лет он изучает языки, обычаи, мифологию
местных народов, что, в конечном итоге, находит отражение в созданных им
грамматике и словаре. По мнению Н. К. Дмитриева, «Грамматика алтайского
языка» долгое время оставалась образцом для всех тюркских грамматик
[5, с. 137].
Тюркские языки – группа близкородственных языков, которые
образуют подсемейство алтайских языков. Тюркские языки имеют близкое
сходство друг с другом в фонологии, морфологии и синтаксисе, хотя
чувашский, халаджский и саха значительно отличаются от остальных.
Самые ранние лингвистические записи древнетюркских надписей
найдены вблизи реки Орхон в Монголии и в юго-центральной части России,
которые датируются восьмым веком до н. э.
Тюркские языки распространены на обширной территории в Восточной
Европе, Центральной и Северной Азии, от Балкан до Великой Китайской
стены и от центрального Ирана (Персии) до Северного Ледовитого океана.
Центральная область, между 35-ой и 55-ой параллелями, включает в себя
Малую Азию, северный Иран и Закавказье, центральную территорию
Западного Туркменистана к востоку от Каспийского моря и участок
восточной территории Китая за пределами Тянь-Шаня. Северная область
простирается от западной России до северной части Сибири [6, с. 26].
Государства, в которых говорят на тюркских языках, включают
Турцию, Россию, Азербайджан, Северный Кипр, Казахстан, Кыргызстан,
Туркменистан, Узбекистан, Китай, Иран, Афганистан, Ирак, Болгарию,
Боснию и Герцеговину, Грецию, Румынию, Литву и, в связи с недавней
обширной миграцией, несколько западноевропейских стран.
«Среднетюркский» период, начавшийся в 13 веке, охватывает
несколько региональных письменных языков: хорезмский тюркский,
болгарский, старый кипчак, старый османский и ранний чагатай.
Хварезмский, используемый в XIII-XIV веках в империи Золотой Орды,
основан на древнем языке, но смешан с огузскими и кипчакскими
элементами [6, с. 27].
Тюркские языки могут быть классифицированы с использованием
лингвистических, исторических и географических критериев на югозападную, северо-западную, юго-восточную и северо-восточную ветви.
Чувашия и Халай образуют отдельные ветви.
Северо-западная или кыпчакская ветвь состоит из трех групп. Южный
кыпчак состоит из казахского (Казахстан, Синьцзян и так далее), его
близкого родственника каракалпакского (в основном Каракалпакстан),
ногайского (Черкесия, Дагестан) и киргизского (Кыргызстан, Китай) языков.
Северо-кыпчакская группа состоит из татарского (Татарстан, Россия,
Китай, Румыния, Болгария и т. д.), башкирского (Башкортостан, Россия)
языков, а также западносибирских диалектов (тептер, тобол, иртыш и т. д.).
Западная кыпчак группа на сегодняшний день состоит из маленьких,
частично исчезающих языков кумыки (Дагестан), карачай и балкар
(Северный Кавказ), крымско татарского и караимского языков. Карачаевцы,
балкарцы и крымские татары были депортированы во время Второй мировой
войны, последним было разрешено переселиться в Крым только после
распада Советского Союза в 1990-х годах. Караимский сохранился в Литве и
на Украине.
Юго-восточная или уйгурско чагатайская ветвь состоит из двух групп.
Южная группа состоит из узбекского языка (говорят в Узбекистане,
Таджикистане, Синьцзяне, Каракалпакии, Туркмении, Казахстане и
Афганистане). Восточная группа включает в себя уйгурский язык (Синьцзян,
Китай, Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан). На диалектах восточных
тюркских оазисов говорят в китайских городах Кашгар, Ярканд, Хо-Тянь
(Хотан), А-ко-су (Аксу), Турфан, а также в Таранчи в Илийском крае. Старый
уйгурский и чигатайский являются предшественниками современной юговосточной ветви [4, с. 142].
Северо-восточная или сибирская ветвь состоит из двух групп. Северосибирская группа состоит из саха и долган (республика Саха [Якутия]),
значительно отличающаяся от основного тюркского языка из-за длительной
географической изоляции. Южно-сибирская группа включает в себя три
типа. Первый представлен хакасами и шорскими языками, а также такими
диалектами, как сагай, кача, койбал, кызыл, кюерик и чулым (на которых
говорят в районе реки Абакан). Второй тип представлен тувинским (на нем
говорят в Туве [республике России] и в западной Монголии) и тофа (север
Саянского региона). Третий тип включает в себя диалекты, такие как
алтайский (письменный язык), кумандский, лебедский, тубский, телеутский,
теленгский, тёлёсский и другие (северный Алтай, степь Бараба), некоторые
из которых довольно похожи на кыргызский.
Тюркская структура слова характеризуется наличием богатых
возможностей расширения основ языка посредством относительно
неизменных и четких суффиксов, из которых многие обозначают
грамматические понятия.
Прозрачная и правильная морфология подчиняется гармонии звука.
Таким образом, слова, как правило, состоят из слогов, произносимых с
задней или передней позиции языка.
Оттоманский, азербайджанский, узбекский и татарский языки имели
ощутимую значимость вплоть до 20-го века, но после этого они были
ограничены национальными или, в случае татарского – региональными
территориями. Новые региональные языки были основаны на местных
диалектах.
Разнообразие введенных сценариев развития тюркской группы языков
затрудняло письменное и устное общение. В результате реформ,
завершившихся в 1920-х годах, сильно детюркизированный османский язык
с его многочисленными арабско-персидскими элементами, наконец, уступил
место менее иностранной форме. Несмотря на долгие споры и
сопротивление, появился принципиально новый литературный язык, а более
старый вскоре устарел. Хотя цель состояла в том, чтобы установить
подлинный турецкий язык, радикальные реформаторы часто прибегали к
искусственным средствам, таким как создание неологизмов, которые были
непостижимы за пределами Турции [1, с. 119].
Советские тюркские языки также претерпели изменения, переняв
русские элементы, но в основном сохранив устоявшийся арабско-персидский
словарь. Не имея общеязыкового планирования и тесных контактов,
тюркские языки, таким образом, продолжали развиваться независимо.
Социальная значимость многих языков была снижена, например, в
результате господства русских или (как это произошло в Иране) запрета на
публичное использование тюркского языка. Однако в связи с быстрыми
политическими изменениями в конце 20-го века использование тюркских
языков, особенно в Центральной Азии, вновь начало расти.
Литература
1.
Бердичевский А. Языковая сложность (Language Complexity) //
Вопросы языкознания. 2012. № 5. С. 101–124.
2.
Дмитриев, Н.К. Строй тюркских языков [Текст] / Н.К. Дмитриев.
- М. : Вост. лит., 1962. - 607 с.
3.
Золотницкий Н. Н. Корневой чувашско-русский словарь,
сравненный с языками и наречиями разных народов тюркского, финского и
других. -Казань: Казанский императорский университет, 1875. - 279 с.
4.
Исхаков Ф. Г. Гармония гласных в тюркских языках //
Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков. Ч. I.
Фонетика. М.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 122–159.
5.
Кононов А. Н. Биобиблиографический словарь отечественных
тюркологов (дооктябрьский период) - М. : Наука, 1974. - 340 с
6.
Селютина И. Я. Принципы организации сингармонических
систем в южно-сибирских тюркских языках как индикаторы языковой
сложности // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Лингвистика и
межкультурная коммуникация. 2017. Т. 15, № 4. С. 5–26.
7.
Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: Учебн.
пособие для вузов. – М., 2000. – 624 с.
8.
Фатхуллова К. С., Гусейнова Г. А. Современная модель
дистанционного обучения татарскому языку // Научный Татарстан. 2015. №
2. С. 140-143.
9.
Юналеева, Р.А. Тюркизмы русского языка (проблемы
полиаспектного исследования) [Текст] / Р.А. Юналеева. - Казань : Таглимат,
2000. - 172 с.
10. Юсупова А. Ш. Двуязычная лексикография татарского языка XIX
века. - Казань: изд-во Казанского государственного университета, 2008. - 410
с.
Скачать