Загрузил Никита Лукьянов

Наркооанализ

Реклама
То, что на Западе называется наркоанализом, известно также и как "сыворотка
правды". Последнее название, впрочем, весьма условно и лишь отдаленно отражает суть
метода. По мнению зарубежных специалистов, наркоанализ так же как и гипноз, в
полицейской и следственной практике в основном применяется тогда, когда
допрашиваемый в силу тех или иных причин (например, вследствие перенесенного
шока) не в состоянии в момент обычного допроса вспомнить интересующие следствие
событие и его детали, существенные для расследования.
После Второй мировой войны наркоанализ стали применять для лечения военных
психозов (наркоанализ называют иногда "быстрым психоанализом") и для лечения
амнезии у лиц, перенесших контузию. Психиатры используют наркоанализ для
распознавания симуляции при экспертизе вменяемости.
Амитал-кофеиновое растормаживание.
Метод амитал-кофеинового растормаживания применяется в психиатрии с
диагностической целью. Амитал-натрий (этаминал, барбамил) считается самым
мощным в современной психофармакологии средством. «После внутривенного
введения раствора амитала-натрия через 2-5 минут наступает максимальный эффект.
Пациент впадает в состояние эйфории, повышенной речевой и двигательной
активности. Он охотно отвечает на все вопросы, ведет себя непринужденно,
благодушно. Такое состояние можно сравнить с легкой степенью алкогольного
опьянения. Больные, находящиеся до инъекции в ступоре, с проявлениями мутизма (в
психиатрии и неврологии состояние, когда больной не отвечает на вопросы и даже не
даёт понять знаками, что он согласен вступить с окружающими в контакт, при этом в
принципе способность разговаривать и понимать речь окружающих у него сохранена),
охотно рассказывают о себе, о своих мыслях, намерениях. Столь чудесное внезапное
превращение окаменевшего, бесчувственного существа в оживленного, полноценного
человека ни в каких других случаях увидеть не удается».1 Действие этого средства
продолжается полтора-два часа. Сочетание амитал-натрия с кофеином предложено
Бродером, но такая модификация метода ничем существенно не отличается от
первоначального. Как уже было сказано, амитал-кофеиновое растормаживание —
метод диагностический, как терапевтическое средство он не пригоден. Повторные
1
Н.Н. Трауготт. Очерки психофармакологии человека. Л., изд-во «Наука», 1968.
инъекции не достигают своей цели, так как эффект от них резко снижен. Поэтому метод
используется в экспертной практике, в том числе и в судебно-экспертной. Судебнопсихиатрическая экспертиза проводится, как известно, во время следствия. Когда к
экспортируемому применяют такой метод, пусть даже с целью выявить глубину
мутизма, это становится запрещенным приемом следствия, так как налицо совершенно
явное насилие над волей подследственного, не признанного еще психически больным и
невменяемым в содеянном. То, что подследственный выдает свои секреты врачам, а не
органам власти, не имеет значения, так как все экспертные материалы в любом случае
(признан подследственный невменяемым или нет) передаются в распоряжение
предварительного следствия, а затем и суда. Это уже вопрос нарушения не только
медицинской этики, но и уголовно-процессуальных норм. Правда, существует мнение,
что на психически здоровых людей метод амитал-кофеинового растормаживания не
действует. «Отметим особо, что у здоровых испытуемых, которые намеренно и упорно
желают
скрыть
какие-либо
обстоятельства
или
переживания,
интересующие
экспериментатора, вливание амитал-натрия не дает эффекта,» — пишет Н. Трауготт.
Такого же мнения придерживаются В. Буковский и С. Глузман.2
Но у нас имеется, например, свидетельство вполне здорового человека М. Нарицы
об амитал-кофеиновом растормаживании («растормозки», как говорят в спецах): «Мне
такой укол делали. Когда я пришел в сознание, смотрю — у нее (т.е. врача — А.П.)
целая страница написана. И не помню, что спрашивала и что я отвечал».3
Вопрос о действии амитал-кофеинового растормаживания на здоровых людей
представляется в некоторой степени спорным. Состояние пациентов под амиталнатрием напоминает состояние хирургических больных в поверхностной стадии
наркоза. Излишне напоминать о повышенной речевой активности в поверхностной
стадии наркоза у психически здорового человека.
Михаил Любимов, бывший резидент советской внешней разведки в Копенгагене,
вспомнил, как во время его командировки в Великобританию (в начале 1960-х) «центр»
доставил по его просьбе в эту страну так называемый «болтунчик» — по всей
2
3
В. Буковский, С. Глузман. Пособие по психиатрии для инакомыслящих. Самиздат.
Казнимые сумасшествием. Изд-во «Посев», Франкфурт-на-Майне, 1971.
видимости,
наркотическое
средство,
позволяющее
развязать
язык
важному
собеседнику.4
Известно, что в 1983 году КГБ применял спецпрепараты СП-26, СП-36 и СП-108 для
расследования диверсии на Вильнюсском станкостроительном заводе «Жальгирис» (с
санкции первого заместителя председателя КГБ Цинева). В справке КГБ отмечалось,
что препараты «СП» использовались в ходе непринуждённых бесед объектов с
оперативными работниками при употреблении различных напитков, а в последующие
дни объекты содержание бесед пересказать не могли и в применении к ним
спецпрепаратов не заподозрили.
Что касается процесса расследования, то здесь наркоанализ стал применяться для
того, чтобы помочь свидетелю или потерпевшему вспомнить обстоятельства, связанные
с преступлением. В наши дни наркоанализ редко применяется при допросе
подозреваемых и лишь в том случае, когда показания допрашиваемого расходятся с
результатами проверки его на полиграфе. Характерно, что показания под наркозом не
принимаются как доказательства. Они могут быть источником ценной ориентирующей
информации и способствовать формированию у следователя внутренней убежденности
в виновности или невиновности допрашиваемого. Располагая такой информацией,
следователь также может сосредоточить усилия на конкретном направлении
расследования и собрать необходимые документы.5
Допрос подозреваемого под наркозом проводится в условиях медицинского
стационара. После того как принято соответствующее решение, формируется рабочая
группа, в которую могут включаться представители защиты, обвинения, судьи,
психиатры, психологи, эксперты по иностранному языку, ученые-экспериментаторы,
следователи. В состав комиссии всегда входит анестезиолог, который и осуществляет
инъекцию фармакологических препаратов в дозировке, необходимой для достижения
требуемого для допроса состояния.
В беседе, предваряющей тестовую процедуру, допрашивающий устанавливает
психологический контакт с подозреваемым, пытается завоевать его доверие, убеждая в
объективности лиц, проводящих обследование, в том, что процедура безопасна для
4
Документ 1307_09k в архиве КГБ ЛССР
Документ 1307_03k в архиве КГБ ЛССР
5
Аминов И.И. Юридическая психология. Учебное пособие. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008.
здоровья, а истина будет установлена непременно. Подозреваемому разъясняются его
конституционные права, позволяющие ему отказаться от обследования.
По мере того, как осуществляется инъекция, с подозреваемым беседуют на темы,
не относящиеся к преступлению. К концу первой стадии анестезии, когда
допрашиваемый уже с трудом воспринимает вопросы и отвечает на них, разговор
переводится в русло предмета допроса.
После того как допрашиваемый почувствует, что подозреваемый настроен на
правдивый рассказ, последнего медленно выводят из состояния анестезии до тех пор,
пока он не начнет говорить четко и внятно, чтобы все его показания можно было
записать на магнитофон.
По окончании наркодопроса с подозреваемым проводится беседа, на которой
присутствуют все члены комиссии. Подозреваемому предъявляется запись его
показаний, данных под наркозом, нередко он бывает настолько удивлен, что дает
подтверждение этих показаний уже в процессуально приемлемой форме.
Профессионально проведенный наркоанализ помогает получить информацию о
виновности или невиновности подозреваемого. (В последнем случае подозрения с него
снимаются.)
Есть ли шансы на то, что наркоанализ сможет быть адаптирован к российской
правовой среде? Исключать подобную перспективу вряд ли правильно. Но для того,
чтобы этот метод привился и приносил пользу правосудию, необходимо пройти очень
сложный путь. Он включает в себя ряд этапов, связанных с обеспечением необходимых
правовых предпосылок, разработкой фундаментальных методических и дидактических
проблем, локальной апробацией и уже затем возможной реализацией в особо значимых
случаях. И чтобы осуществить это, нужно в первую очередь изменить правосознание
слуг закона и населения, повысить общую и правовую культуру, добиться
необходимого уровня благосостояния общества, не скупящегося на материальные
затраты на «чистые», коммерчески невыгодные проекты. Но, судя по всему, это
произойдет нескоро.6
Образцов В.А. Криминалистическая психология. Образцов В.А., Богомолова С.Н. М.: ЮнитиДана, Закон и право, 2002. С. 177-181
6
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Н.Н. Трауготт. Очерки психофармакологии человека. Л., изд-во «Наука»,
1968.
2. В. Буковский, С. Глузман. Пособие по психиатрии для инакомыслящих.
Самиздат.
3. Казнимые сумасшествием. Изд-во «Посев», Франкфурт-на-Майне, 1971.
4. Документ 1307_09k в архиве КГБ ЛССР
Документ 1307_03k в архиве КГБ ЛССР
5. Аминов И.И. Юридическая психология. Учебное пособие. – М.: ЮНИТИДАНА, 2008.
6. Образцов В.А. Криминалистическая психология. Образцов В.А.,
Богомолова С.Н. М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2002. С. 177-181
Скачать