Загрузил cogitansiv

Актуальность педагогических идей Ильенкова Э.В.

Реклама
Актуальность педагогических идей Ильенкова Э.В. для российской
системы образования
А.К.Ковалев
Филиал Московского социально-гуманитарного института в г. Каменск-Шахтинский
Ильенков Э.В. уверен, что успешно решить проблемы образования можно
только с позиций материалистической диалектики путем развития ее положений
применительно к образовательно-воспитательной сфере. Для достижения этой цели
необходимо создание «единой системы теоретических оснований организации
учебно-воспитательной работы в школе» [1, с. 78].
Вместе с тем он считает, что «без самой серьезной философской грамотности
ничего тут сделать нельзя» [1, с. 89] и что одновременно «каждый педагог должен
уметь применять к своему конкретному делу общетеоретические, в частности, –
общефилософские принципы», что только «диалектически мыслящий педагог»
сможет «довести высказанные принципы до такой степени конкретности, в какой они
стали бы непосредственно приложимыми к повседневной педагогической практике»
[1, с. 53]. Тем самым Ильенков Э.В. развивает известную мысль Ленина В.И. о
важности для естественных наук «солидного философского обоснования», о том,
что «естественник должен быть диалектическим материалистом» [см.: 2, с. 651],
распространяя эту мысль на проблемы обучения и воспитания.
Ильенков Э.В. убежден, что теоретическим фундаментом построения «умно
организованного педагогического процесса» может быть только диалектикоматериалистический тезис, согласно которому субстанцией и причиной
возникновения и развития мышления является чувственно-предметная
жизнедеятельность человека, понимаемая «как процесс производства специфически
человеческой жизни, ее специфических условий» [1, с. 103]. «Здесь мышление…
впервые возникает, создается, рождается – и именно как функция системы мозг –
рука, системы, которая вначале управляется вовсе не «мышлением», а вполне
материальными факторами» [3, с. 96].
По отношению к школе эту мысль Ильенков Э.В. выражает несколько иначе:
«Действительное мышление формируется в реальной жизни именно там – и только
там, – где работа языка неразрывно соединена с работой руки – органа
непосредственно-предметной деятельности. Не руки, рисующей на бумаге буквы,
слова и «высказывания», а руки, делающей вещи, т.е. изменяющей упрямый,
неподатливый и своенравный материал» [см.: 4, с. 381-387].
Поэтому для того, чтобы мышление возникло и затем могло развиваться,
необходимо создать «активную деятельность руки ребенка с предметами,
созданными человеком для человека и потому требующими специфических
действий» [1, с. 103].
Отсюда Ильенков Э.В. и выводит основанные на положениях диалектикоматериалистической философии педагогические принципы:
1. Соединение в образовательном процессе «работы языка с работой руки,
делающей вещи», – обучение учеников в ходе «непосредственно-предметной
деятельности», т. е. принцип соединения обучения с производительным трудом, с
предметно-преобразовательной деятельностью.
2. «Школа должна учить мыслить» [1, с. 54], а не заставлять детей лишь
усваивать готовые знания. (В данном принципе прослеживается преемственное
развитие Ильенковым идеи Гегеля о необходимости усваивать не «голые»
результаты духовного развития, а результаты вместе с процессом).
3. «Учить специфически-человеческому мышлению — значит учить диалектике»
[1, с. 20], т. е. школа должна учить мыслить диалектически, а не формальнологически.
1
Необходимо подчеркнуть фундаментальное, определяющее значение для
формирования целостной личности принципа обучения учеников в ходе
«непосредственно-предметной деятельности», т. к. именно в таком обучении
одновременно развивается мышление и формируются личностные качества
человека, а также происходит овладение индивидом различными видами
предметной, профессиональной деятельности: «…Человек – это существо,
производящее орудия труда. Производящее орудия труда – и уже только потому
существо мыслящее, говорящее, сочиняющее музыку, подчиняющееся моральным
нормам и т.д. и т.п.» [5, с. 280]. Сравнивая эту мысль с идеями Гегеля, следует
сказать, что Гегель, будучи идеалистом, вообще не смог ответить на вопрос, откуда
берется мышление, считая, что сознание, мышление в форме Абсолютного духа
существует до и вне человека и «проявляется» в человеке как самосознание,
используя человека в качестве средства своего проявления. Причем первичной
формой такого «проявления» является слово, язык, а вторичной – орудийная,
предметная деятельность, которая обусловливается словом. Ильенков Э.В. же
считает, что речь вторична по отношению и к мышлению, и тем более по отношению
к предметной, орудийной деятельности, в процессе которой рождается мышление и
вся психика человека.
Принцип соединения обучения с трудом связан с другой важнейшей идеей
Ильенкова Э. В.: материалистическая диалектика прививается только на почве
определенного исторического движения – на почве классов людей, соединяющих
«работу рук с работой головы», преобразующих «своими руками неподатливый
материал природы» и постигающих «в ходе этого преобразования его собственные
свойства и закономерности изменения», – т. е. на почве «научно-просвещенного
движения пролетариата», а также только на почве такой науки, которая имеет
генетическую связь с реальным процессом, с производительной, материальноэкономической деятельностью, науки, работающей с целью понять закономерности
этого реального процесса, чтобы затем «сделать руки умнее, чтобы научить их
работать с материалом в согласии с его собственной природой». – Ильенков Э. В.
здесь акцентирует внимание на выполнении наукой своей подлинной общественной
миссии: содействие прогрессивному развитию общества, всего человечества.
Нынешняя российская школа неспособна сформировать у учеников подлинное
мышление, т. к. система обучения в школе почти полностью представляет собой
теоретическую деятельность учащихся, изолированную от практики, к тому же такая
теоретическая деятельность нередко сводится лишь к работе памяти, нередко
редуцируясь к зубрежке, к «вдалбливанию».
Данный недостаток нынешней российской школы является в своей сущности
главным недостатком старого, созерцательного материализма, подвергнутого
критике К. Марксом в известных «Тезисах о Фейербахе»: согласно Марксу,
человеческую деятельность надо рассматривать как предметную,
«революционную», «практически-критическую» деятельность, а не только как
теоретическую. Ильенков Э. В. также неоднократно критиковал в свое время этот
недостаток, воплощенный в школе: «Очень часто... мы путаем… две очень разные
вещи. Развитие способности мыслить и процесс формального усвоения знаний….
Эти два процесса отнюдь не совпадают автоматически, хотя один без другого и
невозможен…. Способность (умение) мыслить невозможно «вдолбить» в череп в
виде суммы «правил», рецептов и… «алгоритмов». Человек все же остается
человеком, хотя кое-кто и хотел бы превратить его в «машину», то есть очень глупый
«ум», — ум счетчика-вычислителя» (см.: 1, с. 78-84).
«Традиционная «учебная» деятельность… сводится к процессу усвоения
готового знания, готовых сведений, готовых представлений, т. е. осуществляется как
деятельность оречевления готовых образов и – обратно – «визуализации» словесно
оформленных представлений.… При этом происходит вовсе не усвоение
2
предмета…, а лишь усвоение фраз об этом предмете, лишь усвоение вербальной
оболочки знания вместо знания» (см.: 4, с. 381-387). Таким способом воспитывается
«изощренная лингвистическая ловкость, ориентирующаяся вовсе не на объективное
положение вещей, не на объективную истину…, а на успех, на полезность, на
согласие окружающих, на соображения «простоты и изящества» знаковых
конструкций и т. д., и т. п.» [1, с. 86].
Ильенков Э.В. здесь же говорит, что «серьезная, материалистическая
философия давно подсказывает дидактике…» тот «…радикальный принцип,
который и следует, видимо, поставить во главу угла», чтобы изменить
существующее положение: «Речь идет об организации особой формы
деятельности.… Требуется деятельность иного порядка – деятельность,
направленная непосредственно на предмет. Деятельность, изменяющая предмет, а
не образ его» (см.: 4, с. 381-387).
Формальное усвоение знаний заглушает также в индивиде важнейшую
способность человека производить идеализацию, – особую деятельную способность
человека осуществлять «распредмечивание» и «опредмечивание» тела природы.
Это происходит потому, что идеальное, согласно Ильенкову, как «отражение
внешнего мира в формах деятельности человека, в формах его сознания и воли»
существует только «в реальной предметной деятельности человека как
действительного агента общественного производства», существует там, «где
происходит… процесс превращения тела природы в предмет деятельности
человека, в предмет труда, а затем – в продукт этой деятельности». Такой процесс
совершается по определенному циклу: «вещь – дело – слово – дело – вещь». Иначе
говоря, «предмет оказывается идеализованным лишь там, где создана способность»
выражать материальное, вещь «в непосредственно-общезначимых формах языка» и
затем активно воссоздавать этот предмет, «опираясь на язык слов и чертежей».
Таким образом, идеальное может возникать только в ходе общественнотрудовой деятельности, в которой происходит «реальное преобразование
окружающего мира и… самого» человека. Только внутри такого преобразования
«рождается и функционирует идеальное, совершается идеализация
действительности, природы и общественных отношений», и идеальное здесь
выступает в качестве определенной способности человека как личности,
индивидуальности.
Но если происходит неадекватное усвоение знаний, если идеальный образ
усваивается индивидом лишь формально, «лишь как жесткая схема и порядок
операций, без понимания его происхождения и связи с реальной (не
идеализованной) действительностью…», в таком случае «не идеальный образ
оказывается деятельной функцией индивида, а, наоборот, индивид – функцией
образа, господствующего над его сознанием и волей как извне заданная
формальная схема, как «отчужденный» образ, как фетиш, как система
непререкаемых «правил» [см.: 7, с. 219-227]. Другими словами, здесь взращивается
так называемый «зомби-интеллект», в принципе неспособный относиться к знаниям
и реалиям критически.
Следовательно, если развитие индивида с детства осуществляется в отрыве от
общественно-трудовой деятельности, и он не сформировывается как личность, то в
результате индивид не может обладать способностью производить идеализацию,
создавать идеальное. Такая деформация в развитии человека ведет к тому, что он
оказывается неспособным к дальнейшему воспроизводству и созиданию культуры, а
способен быть лишь эгоистичным ее потребителем.
Таким образом, нетрудовая форма обучения является одним из существенных
источников негативных процессов в совокупной культуре общества, пагубно
влияющих на ее дальнейшее развитие.
3
Педагогические идеи Ильенкова Э.В. по-прежнему актуальны для российской
школы, в которой они и по сей день полностью не реализованы. И до сих пор
остается насущным призыв Ильенкова Э.В. к «действительно демократической
реорганизации системы народного образования, с требованием именно единого для
всех, именно общего для всех и к тому же трудового и политехнического
образования», а также необходимости создания для детей абсолютно равных,
обеспеченных «не только формально, юридически и морально, но и реально, т.е.
прежде всего экономически», условий интеллектуального, психического развития
[см.: 4, с. 370-376].
Несомненную важность для нынешней российской школы (особенно для
высшей) представляют мысли Ильенкова Э.В. о проблеме разделения
общественного труда, которая есть «фундаментальная проблема образования».
Данную проблему узрел Гегель, но не смог ее решить в рамках своей
идеалистической концепции. «Причину крайнего неравенства способностей людей»
немецкий философ видит в природе, т.е. в «биологически обусловленном
неравенстве индивидов». Ильенков Э.В. указывает на вытекающие отсюда
педагогические ошибки Гегеля, полагавшего, что «процесс образования состоит,
прежде всего, в полной нивелировке подхода педагога к ученику», что «педагог не
может и не должен искать «индивидуальный подход» и индивидуально-варьируемые
способы педагогического воздействия, не имеет права… заботиться о становящейся
индивидуальности человека. Он может и обязан заставить индивида жить и
думать… в рамках абстрактно-общих правил» [см.: 4, с. 376-381].
Ильенков Э.В. показывает действительное решение названной проблемы:
«глубокий переворот во всей системе общественного разделения труда»; создание
«таких условий непосредственного труда и образования, внутри которых каждый
индивидуум… достигал бы подлинно современных высот духовно-теоретической,
технической и нравственной культуры»; превращение «каждого индивида на Земле в
высокоразвитого и универсального индивида, ибо только сообщество таких
индивидов уже не будет нуждаться во «внешней» – в «отчужденной» – форме
регламентации его деятельности – в товарно-денежной, в правовой, в
государственно-политической и других формах управления людьми»; «глубокая
революция в области народного образования, нацеленная на ликвидацию» товарнокапиталистического способа разделения труда и способностей между индивидами,
классами и категориями индивидов [см.: 4, с. 141-152].
Ильенков Э.В. критически перерабатывает гегелевскую концепцию
способностей: сфера образования – «это не автономная сфера становления «духа»,
а сфера, которая в своей специфической форме активно воспроизводит различия,
обусловленные формой общественного разделения труда», а стало быть,
воспроизводит и разделение «способностей между индивидуумами, которое к тому
же фиксируется пожизненным закреплением за ними профессионально
специализированных функций» [см.: 4, с. 370-376] и таким образом «превращает
каждого индивида в носителя (субъекта) профессионально ограниченной
способности, в «частичного человека» [см.: 6, с. 94-100]. Иными словами,
следствием такого положения является вынужденная необходимость школы
выполнять «социальный заказ»: обучать каждого школьника, студента одной
определенной специальности и таким образом развивать лишь одну из множества
способностей ребенка. Но «наилучшее использование генетического потенциала
человека состоит… во всестороннем развитии всех возможностей, генетически
заложенных в каждом человеке, а не в селективном культивировании…
специфических способностей» [см.: 4, с. 370-376]. Таким образом, Ильенков Э.В.
поддерживает идею Ленина В.И. о всестороннем, гармоническом развитии человека,
которое должна осуществлять система образования, а не идти путем узкой
специализации.
4
Ильенков Э.В. выделяет среди множества способностей человека
универсальные способности: способность к мышлению в понятиях; способность к
«мышлению в образах», т. е. способность к творческому воображению; способность
к нравственному совершенствованию; способность трудиться – как базовая,
фундаментальная способность человека, которая обусловливает и определяет
другие вышеназванные универсальные способности. Ильенков говорит, что согласно
Марксу, «ни «мышление», ни «нравственность», ни «эстетическое созерцание»
нельзя рассматривать как цель и сущность человеческой жизнедеятельности. И то, и
другое, и третье суть одинаково продукты и «средства» развития производительной
силы человеческого рода (в широком смысле этого слова – в смысле способности
предметно, практически преобразовывать природу). [3, с. 231]. «…Только
чувственно-предметная деятельность общественного человека составляет
подлинное «начало», как и цель подлинно человеческой жизнедеятельности.
Искусство же с наукой (понимаемые «как реальное общественное сознание
человека, как его совокупная духовная культура», как реализация в обществе
способности к мышлению в понятиях и в образах) суть производные формы
деятельности, суть лишь «средства», служащие общей им обеим цели, лишь ее
духовные метаморфозы. Как таковые, они и между собою находятся во
взаимоотношениях, диктуемых этой целью – целью изменения мира, а не только его
«познания» (6, с. 99).
Немалую значимость представляют идеи Ильенкова Э. В. о сущности и
формировании личности: об основном условии рождения личности – построении
свободных социальных взаимоотношений между людьми, взаимоотношений,
имеющих общественно-человеческий характер и опосредствованных вещами,
сохраняющих человечески-личностные свойства; о коллективно-всеобщем
характере личности: развитие человека (с детства) в коллективной, трудовой
деятельности – важнейший фактор становления личности; об активности и
масштабе личности, измеряемой «масштабом тех реальных задач, в ходе решения
которых она и возникает, и оформляется в своей определенности, и
разворачивается в делах», имеющих общественную значимость и практически
реализуемых; о силе личности как индивидуально выраженной силе «того
коллектива, того «ансамбля» индивидов, который в ней идеально представлен»,
силе «индивидуализированной всеобщности устремлений, потребностей, целей, ею
руководящих»; о смысле прогресса: превращение каждого человека в активного
деятеля, труд которого важен для всего общества (см.: 4, с. 387-415).
Несомненно актуальны для нашей школы и идеи Ильенкова Э. об эстетическом
воспитании, о необходимости развития силы творческого воображения, –
способности, «которая… реализуется в любой сфере человеческой деятельности и
познания – и в науке, и в политике, и в быту, и в непосредственном труде» [см.: 3, с.
213-224]; о нравственных ценностях: «Человек, живой Человек, а не деньги, не
машины, не продукты и не любые формы «вещного богатства» есть высшая
ценность» [см.: 3, с. 185-206].
Ильенков Э.В., развивая положения диалектико-материалистической
философии, конкретизируя их применительно к сфере образования, находит
решение многих учебно-воспитательных проблем. Педагогические идеи Ильенкова
Э.В. и ныне остаются актуальными для российской системы образования и ждут
своего воплощения в реальность. Но действительное их воплощение возможно
только вместе с изменением теперешнего состояния общества.
5
Литература
1. Школа должна учить мыслить. — М.: Издательство Московского психологосоциального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2002.
2. В. И. Ленин. Избранные произведения в 3-х т. Государственное издательство
политической литературы, М., 1961, т. 3.
3. Ильенков Э.В. Искусство и коммунистический идеал. М.: Искусство, 1984.
4. Ильенков Э.В. Философия и культура. М., Политиздат, 1991.
5. Ильенков Э.В. Диалектическая логика: Очерки истории и теории.
2-е изд., доп. М., Политиздат, 1984.
6. Ильенков Э.В. К оценке гегелевской концепции отношения истины к красоте. – В
кн.: Борьба идей в эстетике. М., 1966.
7. Философская энциклопедия, т. 2. – М., 1960 – 1970.
6
Скачать