Языковая игра в рассказах М.М. Зощенко

Реклама
14
РУССКАЯ РЕЧЬ 2/2011
Языковая игра
в рассказах М.М. Зощенко
© ТВ. ИГНАТЬЕВА
В рассказах М. Зощенко 20-30-х годов речевые ошибки персонажей
представляют собой языковую игру автора, направленную на создание
комического эффекта и являющуюся средством характеристики героев.
Ключевые слова: стиль писателя, языковая игра, речевые ошибки,
фразеологизмы.
В «Стилистическом энциклопедическом словаре русского языка»
языковая игра рассматривается как «определенный тип речевого поведения говорящих, основанный на преднамеренном (сознательном, продуманном) нарушении системных отношений языка» [1].
М.М. Зощенко наделяет своих персонажей такими речевыми ошибками, которые вызывают комический эффект и осознаются читателем как
языковая игра автора.
Такой ввод языковой игры в текст широко представлен в рассказах
писателя 20-30-х годов. На эту особенность его произведений указывал
еще В.В. Виноградов, который отмечал, что в них «за образом рассказ-
ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
15
чика проглядывает лик автора, "играющего" диалектическими "искажениями" литературного языка» [2].
Автор рассказов «играет» такими категориями морфологической системы, как род и число: «Я, говорю, не трогал вашу пудель. Возьмите
свои слова обратно. Я говорю: недопустимо, чтоб пудель рвал ноги»;
«Тогда я, действительно, не отрицаю, пихнул животную ногой и схватил деньги» (Честный гражданин) [3. С. 162]; «Морда у него отчаянно
белая и нога в брюке сломана» (Гибель человека). (Курсив здесь и далее
наш. - Т.И.) [С. 352].
В области словоупотребления языковой игре служит плеоназм:
«к умершие покойники так и представляются, так и представляются...»
(Рассказы Синебрюхова) [С. 32]; «Не съест тебя с хлебом старый старикашка» (Счастливое детство) [С. 297]; «сказал дорожный техник про
матушку: старая старуха» (Рыбья самка) [С. 99], а также употребление
однокоренных слов: «На днях я проходил вместе с женой, но вдруг на
площади Восстания бросились в меня из открытого окна отбросами»
(Письма в редакцию) [С.451]; «Как я есть приехадши из города, так
нельзя ли собрание собрать?» (Агитатор) [С. 158].
В качестве языковой игры предстает в глазах читателя и ошибочное
осмысление персонажами непонятных слов в духе «народной этимологии»:
«И вижу - какой-то человечишка действительно лежит на плитуаре»
[С. 352]; «Я, говорю, человек не освещенный. Но произошла, говорю,
Февральская революция. Это верно. И низвержение царя с царицей.
Что же в дальнейшем - опять, повторяю, не освещен» (Рассказы Синебрюхова) [С. 31], ср.: просвещенный, просвещен; «Является. В пеньюаре, в безбелье, и туфельки кокетливо надеты на босу ногу» (Альфонс)
[С. 69] (фр. дезабилье).
Несмотря на то, что «... все фразеологизмы... с трудом поддаются
переделкам, синонимическим заменам» [4. С. 315], Зощенко не раз осуществляет изменение состава устойчивых фраз в речи персонажей: «Не
стоит лап пачкать» (Про попа) [С. 113]; «В ней, по правде сказать,
ровнехонько ничего хорошего нет. Только что фигура, а так-то ни кожи,
ни грации» (Мадонна) [С. 118]; «Полное раскрепощение, к свету нога об
руку с наукой и техникой» (Светлый гений) [С. 267]; «Красная газета»
пишет «черным по серому» (Дни нашей жизни) [С. 527].
Общеизвестные фразеологизмы {марать (пачкать) руки, ни кожи
ни рожи, рука об руку, черным по белому) в результате «переделки»
их состава получают дополнительные смысловые оттенки и тем самым
становятся средством создания комизма.
Комизм возникает и в ситуации «наглядного» обыгрывания значения
фразеологизма: «Первый раз зевнула - ничего. Второй раз зевнула во
всю ширь - аж все зубы можно пересчитать. Третий раз зевнула еще
16
РУССКАЯ РЕЧЬ 2/2011
послаще. А военный, который наискось сидел, взял и добродушно сунул
ей палец в рот» (Веселенькая история) [С. 404—405]. Палец в рот не
клади - о том, кто не упустит случая использовать в своих интересах
чью-нибудь оплошность, доверчивость.
Для создания языковой игры М. Зощенко использует также возможности стилистической окраски. «Часто обыгрывается... "низкое" содержание и "высокий..." стиль...» [4. С. 459]: «Я за пять лет революции,
можно сказать, на опыте проследил: ... гуся с кашей съел, поросенка
вкусил - и пожалуйста - поэзии хочется, звуков - любовное томление,
одним словом» (Мадонна) [С. 120]; «Сядет он, бывало, на крыльцо, очи
в крышу и мечтает» (Свиное дело) [С. 124]. Слова вкусить, око, имеющие стилистическую помету «высокое», употребляются в приземленном, бытовом контексте.
Языковая игра в рассказах М. Зощенко выполняет функцию создания
комического и даже трагикомического эффекта. Смеясь над речевыми
ошибками персонажей, читатель вместе с тем смеется над их обывательской ограниченностью и невежеством.
Литература
1. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под
ред. М.Н. Кожиной. М., 2003. С. 657.
2. Виноградов В.В. Избранные труды. Язык и стиль русских писателей. От Гоголя до Ахматовой. М., 2003. С. 226.
3. Зощенко М.М. Собр. соч. В 3 т. JL, 1986. Т. 1. Далее указ. только
стр.
4. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. 2-е изд. М.,
2002.
Рязань
Похожие документы
Скачать