Загрузил Мария Сивицкая

ИРЛ, вопросы 1-2

Реклама
1. Система жанров древнерусской литературы (XI – XVI вв.)
Лихачев, Д. С. Система литературных жанров древней Руси
Древнерусская литература: что это и когда.
Становление древнерусской литературы ученые связывают с принятием христианства
на Руси. Письменность на Руси существовала и до принятия христианства, но по имеющимся
памятникам литературы нельзя сказать, что до принятия христианства на Руси существовала
литература и книжность.
Распространение христианской религии на Руси предполагало изучение святого
писания и христианских обрядов. Чтобы проповедовать христианские каноны, необходимо
было перевести религиозные книги с древнегреческого и латинского языков на язык,
который понимали славяне. Таким языком стал старославянский язык. Ученые говорят об
особом статусе старославянского языка. Старославянский язык – это литературный язык всех
славян. На нем не говорили, а только писали и читали книги.
Отсюда – особенности этой литературы.
Традиционализм – риторическая поэтика, служащая идеологии. В древней лит-ре
писатель (категория авторства под вопросом) – посредник между богом и людьми. Цель
автора (как и в эпоху классицизма) – воздействие на читателя.
Анонимность. Автор – функция текста. Имперсональный характер: текст не
результат деятельности одного автора, он неоднократно перерабатывается
Религиозный символизм. Все окружающее – мир знаков, где существует божья воля.
Мир – божья книга, в которой, однако нет предсказаний, ибо это – языческое. (Пример:
затмение в «Слове о полку Игореве»)
Историзм. Древнерусская лит-ра привязана к конкретный фактам. (при этом
изображаемое отражает не всегда именно то, что было, а скорее представление о событии)
Рукописный характер. Списки. Отличия и разночтения.
Периодизация:
Лит-ра Киевской Руси (11-нач 12 в) - Становление жанров
Лит-ра раздробленности (12 – перв. Пол 13 в) - Устные традиции
Монголотатарское нашествие (сер.13 – кон. 15 в) - Описание новой ист. ситуации.
) Лит-ра московского царства (16. В) - Своды энциклопедического харра.
Переходный период. - От средневековой лит-ры к лит-ре нового
времени.
Система жанров: на чем вообще основывается классификация.
(Лихачев) Современное деление на жанры, основывающееся на чисто литературных
признаках, появляется сравнительно поздно. Для русской литературы чисто литературные
принципы выделения жанров вступают в силу
основном в XVII в. До этого времени литературные жанры в той или иной степени несут,
помимо литературных функций, функции внелитературные.
Кроме того, Лихачев пишет, что система литературных жанров существует в
некоторой связи с системой фольклорных жанров, чего нельзя сказать о новой литературе.
(Так, «Давно обращавшее на себя внимание отсутствие в древней русской литературе
некоторых жанров — любовной лирики, развлекательных жанров (романа, авантюрных
повествований)...— объясняется, как мне представляется, не тем, что русская литература
была подавлена церковностью, а тем, что из этих областей еще не отступил фольклор»)
Мы говорим о жанрах как о системе, т.к.: «В самом деле, жанры живут не независимо
друг от друга, а составляют определенную систему, которая меняется исторически. Историк
литературы обязан заметить не только изменения в отдельных жанрах, появление новых и
угасание старых, но и изменения самой системы жанров» (Лихачев)
Древнерусские жанры были хорошо «организованы» в том отношении, что они
обычно декларативно обозначались в самих названиях произведений: «Слово Иванна
Златаустаго о глаголющих, яко несть мощно спастися живущим в мире», «С к аз а н и е о
небесных силах»….
Необходимо изучить прежде всего те названия жанров, которые могут быть
извлечены из самого материала средневековой письменности. (..отличаются
необыкновенной сложностью и запутанностью: «азбуковник», «алфавит», «беседа»,
«бытие», «воспоминания» «главы», «двоесловие», «деяние», «диалог», «епистолия»,
«житие», «житие и жизнь», «завет» и «заветы», «избрание», «изборник», «исповедание»,
«исповедь», «история», «летовник», «летопись», «летописец», «моление», «моление и
мольба», «обличение», «обличительное списание», «описание», «ответ», «память»,
«повесть», «позорище», «показание», «похвала», «прение», «притча», «размышление»,
«речи», «речь», «сказание», «слово», «спор», «творение», «толкование», «чтение»)
Под одним названием могут находиться совершенно различные произведения (см.,
например, «Слово о полку Игореве», «Слово на антипасху» Кирилла Туровского и «Слово
похвальное» инока Фомы), а иногда одно и то же произведение в разных списках имело
различные жанровые определения
Составной характер жанровой системы - Одно и то же произведение могло
состоять, например, из жития, за которым следовала служба святому, посмертные чудеса и
т. д. Множество произведений «нанизывали» на одну тему отдельные, различные по своему
жанру, более мелкие произведения, например: «Сказание и страсть и похвала святою
мученику Бориса и Глеба», где были действительно соединены житие («сказание и страсть»)
с «похвалой»; или
«Поучение к ленивым, иже не делают, и похвала делателем». Составной характер имеют и
многие церковные жанры.
В качестве особых жанров – объединяющих другие жанры, Лихачев выделяет
типы и подтипы сборников. Сборники, пишет он, принято делить на сборники устойчивого
и неустойчивого состава. Но! Некоторые из них настолько устойчивы по типу, что образуют
отдельные жанры (тип): патерики, четьи-минеи, хронографы, прологи, торжественники,
цветники, азбуковники …
Эти типы сборников в свою очередь могут быть разделены на подтипы. Несколько
подтипов имеют четьи-минеи, патерики, азбуковники, палеи, летописи и т. д.
Таким образом, делит жанры дреневнерусской лит-ры на первичные и
объединяющие жанры. Лихачев использует аналогию со строением армии – жанры
образуют объединения, группируются, не «впускают» внешние, не принадлежащие к ним
явления.
Как все это не превращалось в хаос? Руководств и вообще литературной науки не
было, пишет Лихачев, но некоторые черты литературы позволяли сохранять эту внутреннюю
организацию. А именно:
существование в гораздо большей степени, чем в новое время, обусловлено их
применением в практической жизни, … это определенные явления древнерусского
жизненного уклада, обихода, быта в самом широком смысле слова.
Т.е. жанры различаются по тому, для чего они предназначены. Слова
произносятся в церкви, и в зависимости от того, по каким дням они произносятся, можно
различать отдельные их поджанры.
( пример из Лихачева: «Ясно, что употребление хронографов было иным, чем
употребление
летописи.
Хронографы
предназначались
для
неофициального,
индивидуального чтения, и поэтому элементов беллетристичности, внешней
занимательности, философских и общеисторических назиданий в них гораздо больше, чем в
летописи»)
Итак, жанры ДРЛ можно выделять в соответствии с некоторыми признакам.
Во-первых, конечно, разделяем их по тому, являются ли они первичными или
объединяющими (т.е. включают ли они в себя более мелкие составляющие)
Между собой их могут отличать:
- предмет описания
- применение текста (отдельно для церковных – когда, кем, по какому случаю – и
светских)
- образ автора. Лихачев: Один образ автора в проповеди, другой — в житиях святых
(он несколько меняется по поджанровым группам), третий—в летописи, иной в
исторической повести и т. д. Индивидуальные отклонения по большей части
случайны, не входят в художественный замысел произведения.
(В связи со сказанным мне хотелось бы напомнить о проблеме образа автора «Моления
Даниила Заточника». Попытки найти в этом образе черты реального автора, как мне
представляется, противоречат художественному методу древнерусской литературы,
выставляющему всегда «жанровый образ» автора.)
тех случаях, когда жанр произведения требовал его произнесения вслух, был рассчитан на
чтение или на пение, образ автора совпадал с образом исполнителя
— так же, как он совпадает в фольклоре.
отношение к авторству. «Чувство авторства» было различно в жанре проповеди и в
жанре летописи, в жанре послания и в жанре повести. Первые предполагают
индивидуального автора и часто надписывались именами своих авторов, а при отсутствии
данных об авторе [приписывались тому или иному авторитетному имени. Вторые очень
редко имели имена авторов; авторской принадлежностью их читатели мало интересовались
стиль. Лихачев: Мы можем говорить о единстве стиля праздничного слова,
панегирического жития, летописи, хронографа и пр. Нас поэтому не удивят выражения
«житийный стиль», «хронографический стиль», «летописный стиль», хотя, конечно, в
пределах каждого жанра могут быть отмечены индивидуальные отклонения и черты
развития.
Жанры. (взято из заготовки и списков чтения с 1 курса)
Объединяющие:
Летопись. летописный свод, рассказывая о прошлом, закреплял какой-то важный этап
настоящего. Поэтому важны условия появления летописи (в т.ч. категория авторства)
Хронограф – более вольный, беллетристический вариант летописи.
Например, «Повесть временных лет», «Лаврентьевская летопись» Минеи-четьи.
Предназначенные для чтения, а не для богослужения
книги житий святых православной церкви. Повествования излагаются по порядку месяцев и
дней каждого месяца, откуда и название их «минеи» (от греч.) На Руси появились ещё в
домонгольский период
Пример: «Великие Четьи-Минеи» были составлены в XVI веке архиепископом
Новгородским Макарием, впоследствии всероссийским митрополитом
Прологи - сборник кратких житий, поучений и назидательных рассказов-эпизодов, с
расположением всех статей по дням года, из месяца в месяц.
Патерики(сборники) - сборник изречений святых отцов, подвижников или рассказов
о них. Пример - Киево-Печерский патерик, сборник рассказов об основании К-п монастыря
и житии его насельников.
Письмовники (сборники писем)
Первичные:
исторические (воинская повесть/житие/хождение/сказание). Житие – один из
наиболее распространенных жанров ДРЛ. Необходим при канонизировании – причислении
человека к лику святых, т.е. – это рассказ о жизни праведника, пример для подражания.
Описывало жизнь от рождения –
иногда даже до него (описание чуда рождения, например – подчеркивает, что человек
родился святым). Заканчивалось житие прославлением святого.
Одним из первых произведений житийного жанра в ДРЛ было житие святых князей
Бориса и Глеба, другой известный сюжет - Житие Сергия Радонежского.
Из того, что мы читали: «Хождение апостола Андрея», из Повести временных лет
(сюжет про то, как он ходил в Рим, Новгород, Синоп и кресты ставил)
«Повесть о разорении Рязани Батыем», 13 в. (воинская повесть, «И стала
христианам радость, ибо избавил их Бог… от бзбожного царя Батыя»)
Сказание о Кожемяке. (ПВЛ, Нестор, сюжет о битве двух бойцов – печенега и
Кожемяки, которая должна была определить судьбу русской земли. Победа Кожемяки,
конечно)
(еще Лихачев говорит про отдельный тип сюжета – сказания о преступлениях.
Пример - Повесть об ослеплении Василька Теребовльского, тоже из ПВЛ)
аллегорические (притча)
символические чудеса(видение/знамение) - сюжет начинается с молитвы,
предваряющей психофизиологические состояния, которые сопровождаются видениями.
Затем герой видит потусторонние силы, которые, являя визионеру «откровение», решают
какой-то вопрос.
лирической составляющей относятся:
поучение послание - дидактического или политического содержания в форме
письма к реальному или фиктивному лицу.
Из известных нам - Послание Ивана Грозного князю Андрею Курбскому Плач «Плач Ярославны» (из Слова о Полку Игореве, тут опять видим
составной характер), «Слово о погибели земли Русской»).
Молитва
Похвала
Мы читали Моление Даниила Заточника. Там есть по сути и то, и то:
I. Вступление. Даниил прославляет «разум ума своего», называет причину
написания текста.
Описание собственной нищеты, просит князя о помощи. Описание богатого
княжеского быта в контрасте с собственной бедностью.
III. Похвала и поучение князю.
IV. Рассуждение о мудрости и глупости. Мудрость важнее, чем богатство
статус. V. Рассуждение о семейной жизни (о злой жене).
VI. Рассуждение о характере послания.
VII. Молитва о князе.
2. «Повесть временных лет»: проблемы текстологии и поэтики
«Повесть временных лет» («Первоначальная летопись», или «Нестерова летопись») — в
начале XII века монахом Киево-Печерской лавры летописцем Нестором.
В названии летописи Нестор сформулировал свою задачу: «Се повести времяньных лет,
откуду есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуду Русская
земля стала есть», Оригинал «Повести...» Оригинал до нас не дошел. В настоящее время
имеется несколько копий.
ПВЛ является древнейшим памятником русского летописания, повествующим о
начальном периоде истории Русской земли и доводящем изложение событий до XII в. Как
писал А. А. Шахматов, “Повестью временных лет” принято называть древнейшую часть
летописных сводов, дошедших до нас в списках Лаврентьевском, Радзивиловском,
Московско-Академическом, утраченном Троицком, Ипатьевском, Хлебниковском и еще
трех позднейших, восходящих к Хлебниковскому списку (Погодинскому, Краковскому и
Ермолаевскому)
Из них самые известные три:
1. Лаврентьевская летопись - рукописный пергаментный сборник 1337 года —
хранится в Государственной публичной библиотеке имени М.Е. Салтыкова-Щедрина.
Лаврентьевская летопись названа по имени её писца — монаха Лаврентия, который
переписал её для Суздальского Великого князя Дмитрия Константиновича в 1337 году и
поставил в конце свое имя. Лаврентьевская летопись — это сборник, в состав которого
вошли два произведения: сама «Повесть временных лет» и «Суздальская летопись»,
доведённая до 1305 года.
Создатель основного списка летописи – монах Лаврентий, переписавший ее в 1377 году
для суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича, по благословлению
Суздальского епископа Дионисия. По имени писца летопись и получила в научной
литературе название Лаврентьевской. Изложение в Лаврентьевской летописи доведено до
6813 (1304) года. В заключительной части, по мнению М. Д. Приселкова, преобладают
тверские известия и явно протверская трактовка событий конца XIII – начала XIV века,
что свидетельствует о том, что это был великокняжеский свод князя Михаила Ярославича.
Монах Лаврентий, следовательно, скопировал в 1377 году “ветшаную” рукопись
великокняжеского свода начала XV век.
На вопрос о происхождении Лаврентьевской летописи существуют разные точки зрения:
А. А. Шахматов, сравнивая ее с другими ранними летописями, и прежде всего
Радзивиловской и Троицкой летописями, обнаружил, что Лаврентьевская летопись
особенно близка к Троицкой, и Радзивиловская летопись тоже сходна с Лаврентьевской
(вплоть до 6711 (1203) г.), однако в отличие от Троицкой, Радзивиловская на всем
протяжении имеет все-таки редакционные отличия от Лаврентьевской
Свод 1035 г. дошедший в составе Лаврентьевской летописи, отражал владимирскую
летописную традицию, но она была довольно сложной. В его основе лежало несколько
сводов XII-XIII вв., опиравшихся на различные источники. Таким образом,
Лаврентьевская летопись 1 Лаврентьевская летопись (Полное собрание русских
летописей. Том первый.) – М.: Языки русской культуры, 1997. – C. 585. 2 Словарь
книжников и книжности Древней Руси (XI- первой полов. XIV в). Вып. 1. Л.,1987. - C.
242. имела двойственное происхождение – владимирское и ростовское
2. Ипатьевская летопись – рукописный сборник начала XV века — хранится в
библиотеке Академии наук РФ. Ипатьевская летопись названа по бывшему месту
хранения — Ипатьевскому монастырю в Костроме. Это тоже сборник, в состав которого
входит несколько летописей и в том числе «Повесть временных лет». В данном документе
повествование доводится до 1202 года. Главное раз­личие между списками в их конце:
Лаврентьевская летопись дово­дит повествование до 1110 г., а в Ипатьевском списке
повесть переходит в летопись Киевскую. Ипатьевская Летопись названа по бывшему
месту своего хранения, Костромскому Ипатьевскому монастырю. Рукопись Ипатьевской
летописи, найденная Н.М. Карамзиным, содержит второй по древности (после списка
Летописи Лаврентьевской 1377 г.) список начальной русской летописи: Повесть
временных лет. Ипатьевская летопись охватывает хронологический период до 1292 г. и
включает в себя три основных памятника – Повесть временных лет, доведенную до статьи
1118 г.; Киевскую Летопись от 1119 до 1120 г. и Галицко-Волынскую Летопись от 1201 г.
до 1292 г1 . Связь между Ипатьевской и Лаврентьевской летописями объясняется
влиянием южнорусского свода XII-XIII вв. на владимирское летописание XII-XIII вв
3. Радзивиловская летопись (XV век)
Радзивиловская летопись названа так по бывшему ее владельцу; она называется также
Кенигсбергскою по прежнему месту хранения. Летопись была написана во второй
половине XV в., по-видимому, в Смоленской области. Она ближайшим образом сходна с
МосковскоАкадемической XV в. Это сходство переходит большею частью в тождество.
По содержанию своему она распадается на следующие части: 1) Повесть временных лет,
оканчивающаяся записью игумена Сильвестра. 2) Суздальская летопись с 1111 до 1206 г.
Важное место в истории изучения этого вопроса занимает концепция в научной
литературе последующего времени М.Д. Приселкова, который полагал, что
Лаврентьевская и Троицкая летописи сходны вплоть до 6813 (1305) г., т. е. до окончания
Лаврентьевской. Отсюда он пришел к выводу, что в обеих летописях отразился
владимирский великокняжеский свод 1035 г. Таким образом, по гипотезе М.Д.
Приселкова, в начале 1377 г. великий князь Суздальский заказал снять для своих нужд
копию древнего Летописца, кончавшего свое изложение на 1305 годе. Лаврентий, получив
это задание, старался выполнить свою работу как точный копиист, а не редактор.
Про редакции ПВЛ по Шахматову:
В отношении вопроса о редакциях ПВЛ А. А. Шахматов высказывал предположение, что
труд Сильвестра 1116 г. мог быть не особой редакцией, а лишь переработкой Несторовой
редакции 1113 г. Но в основном А. А. Шахматов склонялся к тому, что ПВЛ имела три
редакции: 1113, 1116 и 1118 гг. Это самая распространенная точка зрения по вопросу о
редакциях ПВЛ (например, М.Д Приселков, Д. С. Лихачев, Л. В. Черепнин, опираясь на
исследования А. А. Шахматова, тоже говорят о трех редакциях летописи).
ПВЛ в первой редакции (по всей вероятности, эта редакция монаха КиевоПечерского
монастыря Нестора, благожелательная к князю Святополку), или Несторовой, доводила
повествование до 1111-1113 гг. и оканчивалась, по-видимому, известием о смерти
Святополка. Она не получила широкого распространения и после смерти Святополка
подверглась переработке. Впрочем, она стала известна в Перемышле и Теребовле, где
духовник Василька Ростиславича – Василий, переписывая и сокращая ее в 1113-1116
годах, внес в нее свой рассказ о событиях 1097-1099 (рассказ об ослеплении Василька
Теребовльского).
ПВЛ во второй редакции. В 1116 г переработка основной редакции была произведена
игуменом Сильвестром (когда Владимир Мономах вступил на престол), закончившим
свой труд сообщением о явлении огненного столба над Трапезницей Печерского
монастыря, – следовательно, здесь отражены события 1111-1113 гг. В этой
Сильвестровской редакции личность Святополка была отодвинута в тень, а личности и
деятельности Владимира Мономаха было отведено центральное место. Для рассказа о
событиях 1097-1100 Сильвестр воспользовался Василиевой переработкой Несторовой
летописи. Он, вероятно, опустил в заглавии ПВЛ слова “Нестора черноризца Феодосиева
монастыря Печерского” и вставил в конце летописи собственное имя “Игумен Сильвестр
святаго Михайла написал книги и летописец…”
ПВЛ в третьей редакции. По предположению А. А. Шахматова, в 1118 г. КиевоПечерский Монастырь, встревоженный перенесением летописания в Выдубицкий
монастырь, поручил составление нового летописного свода своему монаху Мстиславу
Владимировичу; из-за утраты основной редакции составителю этой новой редакции
пришлось воспользоваться
Сильвестровской редакцией; он дополнил ее известиями, имеющими то или иное
отношение к Владимиру Мономаху, и продолжил до статьи 6625 г. (1117 г.).
Следовательно, Сильвестровская и третья редакции ПВЛ оказываются редакциями
смешанными (по Шахматову )
Итог про редакции:
Таким образом, ни один из дошедших до нас летописных сводов не представляет второй
(Сильвестровской) и третьей (Киевопечерской) редакции в чистом первоначальном их
виде; это было обусловлено не только “описками” переписчиков и возможными
вставками из других источников, но также и соединением особенностей обеих редакций,
сознательно допущенным влиянием одной на другую. Первая (Несторова, т. е.
первоначальная) редакция ПВЛ до нас не дошла
По мнению А.А. Шахматова, из трех списков, сохранивших запись игумена Сильвестра,
список Лавр. должен быть признан наиболее близким к первоначальному виду и вместе с
тем и наиболее исправным. Поэтому исследование текста ПВЛ должно исходить из Лавр.
списка. Кроме того, А.А. Шахматов отмечает, что Ипатьевский список во многих случаях
представляет лучшее и более древнее чтение, но, вопервых, он является, несомненно,
списком Киевопечерской редакции, а во-вторых, уступает Лаврентьевской и в древности
(по времени написания), и в исправности
Текстом ПВЛ начинаются многие летописные своды, и сама ПВЛ – свод, включающий в
свой состав предшествующие своды. В то же время ПВЛ не просто летопись, сумма
погодных записей, повествование о событиях, происходивших на Руси и в сопредельных
странах на протяжении двух с половиной столетий: с середины IX до начала XII века. По
словам академика Д.С. Лихачева, ПВЛ – цельная, литературно изложенная история Руси.
Именно в «Повести временных лет» были прочно заложены все основные особенности
русского летописания: патриотический пафос, публицистичность трактовки
исторического материала, образность, лаконизм и выразительность изложения.
«Повесть временных лет» сыграла важную роль в развитии областных летописей и в
создании общерусских летописных сводов XV--XVI вв.: она неизменно включалась в
состав этих летописей, открывая собою историю Новгорода, Твери, Пскова, а затем и
историю Москвы и Московского государства.
Повествование в Повести временных лет начинается с рассказа о расселении на земле
сыновей Ноя – Сима, Хама и Иафета – вместе со своими родами (в византийских хрониках
начальной точкой отсчета было сотворение мира). Этот рассказ заимствован из Библии.
Русские считали себя потомками Иафета. Таким образом русская история включалась в
состав истории всемирной. Целями Повести временных лет было объяснение
происхождения русских (восточных славян), происхождения княжеской власти (что для
летописца тождественно происхождению княжеской династии) и описание крещения и
распространения христианства на Руси. Повествование о русских событиях в Повести
временных лет открывается описанием жизни восточнославянских (древнерусских)
племен и двумя преданиями:
- рассказ о княжении в Киеве князя Кия, его братьев Щека, Хорива и сестры Лыбеди
- о призвании враждующими северно-русскими племенами трех скандинавов (варягов)
Рюрика, Трувора и Синеуса, – чтобы они стали князьями и установили в Русской земле
порядок. Рассказ о братьях-варягах имеет точную дату – 862.
Таким образом в историософской концепции Повести временных лет устанавливаются
два источника власти на Руси – местный (Кий и его братья) и иноземный (варяги).
Возведение правящих династий к иностранным родам традиционно для средневекового
исторического сознания; подобные рассказы встречаются и в западноевропейских
хрониках. Так правящей династии придавалась бóльшие знатность и достоинство.
Основные события в Повести временных лет – войны (внешние и междоусобные),
основание храмов и монастырей, кончина князей и митрополитов – глав Русской церкви.
Повести временных лет чуждо единство стиля, это «открытый» жанр. Самый простой
элемент в летописном тексте – краткая погодная запись, лишь сообщающая о событии, но
не описывающая ее.
В состав Повести временных лет также включаются предания. Например – рассказ о
происхождении названия города Киева от имени князя Кия; сказания о Вещем Олеге,
победившем греков и умершем от укуса змеи, спрятавшейся в черепе умершего
княжеского коня; о княгине Ольге, хитроумно и жестоко мстящей племени древлян за
убийство своего мужа. Летописца неизменно интересуют известия о прошлом Русской
земли, об основании городов, холмов, рек и о причинах, по которым они получили эти
имена. Об этом также сообщают предания. В Повести временных лет доля преданий очень
велика, так как описываемые в ней начальные события древнерусской истории отделены
от времени работы первых летописцев многими десятилетиями и даже веками.
В позднейших летописных сводах, рассказывающих о современных событиях, число
преданий невелико, и они также находятся обыкновенно в части летописи, посвященной
далекому прошлому.
В состав Повести временных лет включаются и повествования о святых, написанные
особенным житийным стилем. Таков рассказ о братьях-князьях Борисе и Глебе под 1015,
которые, подражая смирению и непротивлению Христа, безропотно приняли смерть от
руки сводного брата Святополка, и повествование о святых печерских монахах под 1074.
Значительную часть текста в Повести временных лет занимают повествования о
сражениях, написанные так называемым воинским стилем, и княжеские некрологи.
Скачать