Загрузил MoonShard radio

Русское население Сибири Александров

Реклама
m
U, А. АЛЕКСАНДРОВ
НАСЕЛЕНИЕ
СИБИРИ
iii
111:
s.1
r
k.®
iB i ^
А К А Д Е М И Я
Н А У К
С С С Р
Т Р У Д Ы ИН СТИ ТУ ТА ЭТНОГРАФ ИИ им. Н . Н . М И К Л УХО-М АКЛАЯ
Н О В А Я
С Е Р И Я ,
Т О М
$7
В. А. А Л Е К С А Н Д Р О В
РУССКОЕ
НАСЕЛЕНИЕ
СИБИРИ
X Y II-н ачала XYIII в.
(Енисейский край)
ИЗДАТЕЛЬСТВО
МОСКВА
«НАУКА»
1964
ОТВЕТСТВЕННЫЙ
РЕДАКТОР
доктор исторических наук
Б.
О. Д О Л Г И Х
ПРЕДИСЛОВИЕ
Б ез преувеличения можно считать X V II век в истории Сибири изу­
ченным лучш е, чем какой-либо иной период ее истории феодально-кре­
постнической
или капиталистической
эпох. Д ля народов Сибири
X V II век был важ ны м этапом. После присоединения этого края к Рос­
сии судьбы сибирских народов и русского народа оказались неразрывно
связанны ми. Тем не менее даж е в настоящ ее время, несмотря на значи­
тельные успехи советской исторической науки в области сибиреведения,
нельзя считать заверш енным изучение социальных, экономических, по­
литических, хозяйственны х и культурны х изменений, .последовавших
в Сибири после ее присоединения к России.
В русской дворянской и буржуазной историографии по-разному рас­
сматривались и оценивались социально-экономические и политические
изменения, которые происходили в Сибири с X V II в. Д ворянская и бур­
ж у азн ая историческая мысль в России с X V III в. на протяж ении более
чем полутора столетий рассматривала присоединение Сибири к России
в конце X V I—X V II в. главным образом в политико-административном
аспекте.
Апологетическое
консервативно-официальное
направление
(Г. М иллер, И. Ф ишер, В. К. Андриевич, в какой-то мере П. А. Словцов
и д р .), представлявш ее преимущественно дворянскую историографию,
утверж дало идею о плодотворности самодержавного начала и действий
правительственной администрации. Этому направлению противостояла де­
м ократическая позиция А. Н. Радищ ева, а такж е А. П. Щ апова, впервые
обратившего внимание на необходимость углубленного изучения истории
народного хозяйства и быта русского и местного населения Сибири. Во
второй половине X IX и в начале XX в. в сибирской историографии стали
проявляться взгляды (Е. Е. Замысловский, П. М. Головачев и др.), сто­
ронники которых в той или иной степени пытались рассмотреть роль
феодального государства, с одной стороны, и русского народа — с другой,
в присоединении Сибири и ее хозяйственном освоении. Одновременно
часть бурж уазны х историков, отраж ая точку зрения сибирских областни­
ков и бурж уазны х националистов, приш ла к научно несостоятельному и
глубоко вредному выводу об «особых» путях развития Сибири.
Игнорирование созидательной и реш ающей роли народных масс
в историческом процессе уводило дворянских и бурж уазны х ученых от
исследования конкретного материала, свидетельствовавшего о жизни
русского сибирского населения и ее особенностях, весьма отличных в от­
дельных областях Сибири.
Из специальны х монографических исследований по истории русского
н аселения Сибири, созданных до Великой Октябрьской социалистической
революции, можно н азвать труды П. Н. Буцинского — «Заселение Си-
а
бири п быт первых ее насельников» (1889 г.) и «К истории Сибири.
М ангазея и М ангазеиский уезд» (1893 г.). Автор этих работ правильно
считал залогом успеха в создании сводного труда по всей Сибири глу­
бокое изучение истории русского населения по отдельным районам этого
края. Работы П. Н. Буцинского, впервые широко основанные на архив­
ных материалах, были посвящ ены в основном Западной Сибири. Автор
хронологически ограничил задачи исследования серединой X V II в. и
сумел дать только отдельные сведения о различны х сторонах ж изни рус­
ского населения, которые не позволяют судить о каких-либо законом ер­
ностях в сложении этого населения и о значении его деятельности в хо­
зяйственном освоенпп Сибири. В то ж е время была развернута больш ая
работа по исследованию форм землевладения и порядка зем лепользова­
ния у русского населения Сибири (А. А. К ауф м ан, М. М. Дубенский и
мн. др.). И все же эти работы, богатые фактическим материалом о сель­
ском хозяйстве Сибири в X IX в., имели скорее отрицательное значение
для исследования истории русского земледелия в X V II в., так к а к выводы
о X V II—X V III вв. строились в них ретроспективным путем на основе
данны х X IX в.
В целом, к началу XX в. буржуазное сибиреведение в силу классовой
ограниченности не смогло создать серьезных обобщающих работ и только
подошло к мысли о необходимости многостороннего изучения истории
русского заселения Сибири (П. М. Головачев).
И стория русского и местного населения неразры вны , и это важ ней­
ш ий вопрос общей проблемы присоединения Сибири к России и развития
производительных сил этого к р ая с X V II в. С оветская историческая школа
на основе марксистско-ленинской методологии много занималась про­
блемами, связанны ми с историей отдельных местных народов Сибири.
П ервостепенный интерес к этой проблематике был связан с огромной и
всесторонней работой по социалистическому преобразованию ж изни
этих народов, начавш ейся с первых лет сущ ествования Советского госу­
дарства. Бесспорны м достижением советских учены х была разработка
истории местных народов Сибири — бурят, якутов, хакасов, алтайцев,
тувинцев, эвенков, нганасан и др. Путем комплексного привлечения
письменных исторических источников, данных археологии и этнографии
советские ученые впервые воссоздали древнюю историю в большинстве
своем «бесписьменных» народов Сибири (С. В. Бахруш ин, Б. О. Долгих,
С. В. Киселев, А. П. Окладников, Л. П. Потапов, С. А. Токарев и др.).
В их исследованиях, посвящ енны х истории сибирских народов X V II в.
и позднейшего времени, основное внимание уделялось историческим ус­
ловиям, при которы х устанавливались политические, экономические и
культурны е взаимосвязи этих народов с русским народом, проявлялась
их акти вн ая роль в процессе присоединения к России, преодолевались
их вековая отсталость и изолированность, проходило общественное р аз­
витие и склады вались предпосылки для борьбы совместно с русским н а­
родом против царизма и различны х форм угнетения и эксплуатации.
Итогом большой работы явилось издание в 1956 г. обобщающего этногра­
фического труда «Народы Сибири» (ред. М. Г. Левин, Л. П. П отапов),
содержащего характеристику культуры и быта каждого сибирского н а­
рода в прош лом и настоящ ем. Эта ж е цель преследовалась при издании
фундаментального историко-этнографического атласа Сибири, вы пущ ен­
ного И нститутом этнографии АН СССР в 1961 г. На основании историче­
ских архивны х материалов была воссоздана этническая история сибир­
ских народов в X V I—X V III вв. О значении таких исследований для
определения исторических судеб сибирских народов прекрасно свидетель­
ствует одпн из основных выводов, сформулированных Б. О. Д олгих в к а ­
питальном исследовании «Родовой и племенной состав народов Сибири
в X V II веке»: «Главной причиной роста численности ряда народов Си­
бири явл яется усвоение ими от русского крестьянства, переселивш егося
в Сибирь, русской земледельческой техники, превращ ение преобладаю­
щего большинства этих народов в земледельцев, ж ивш их в значительной
части тем ж е бытом, каким ж или в Сибири и русские крестьяне»
Со­
ставленная Б. О. Долгих карта этнографического состава местного насе­
ления Сибири X V II в. и материалы указанного труда, на основе которых
эта кар та была создана, необходимы для последующих исследований
о культурны х взаимосвязях и взаимовлияниях между русским населением
Сибири и местными народами, смежно проживавш ими друг с другом.
К сожалению, темпы и разм ах изучения русского населения Сибири
не соответствуют той роли, которую оно сыграло в истории этого края.
Если по истории местных сибирских народов до настоящ его времени
созданы многочисленные, в том числе весьма фундаментальные иссле­
дования, то по истории русского населения ш ирокая исследовательская ра­
бота начала разверты ваться только в недавнее время. До сих пор русское
население, хозяйственная деятельность которого имела основное значе­
ние в развитии производительных сил Сибири и культуры населявш их
ее народов, изучено недостаточно, и, что самое главное, не всесторонне.
С X V II в. историю, культуру и быт сибирских народов нельзя рассмат­
ривать отдельно и вне связи с русским населением. По определению
К. М аркса, вклю чением Сибири в состав Русского государства «была за­
лож ена основа азиатской России» 2. Русское население становилось ор­
ганической частью населения Сибири. Русские, перенесш ие на местную
почву новый, более высокий по своему уровню тип социально-экономи­
ческих отношений и культуры, оказали огромное влияние на историче­
ский прогресс народов этого к р ая и в короткий срок сами стали органи­
ческой частью коренного сибирского населения. Поэтому монографиче­
ские исследования, посвящ енные истории русского населения Сибири, со­
здают новые перспективы и для изучения истории и культуры нерусского
сибирского населения.
В советской историографии первые серьезные работы, посвященные
начальному этапу русского заселения Сибири, были созданы одним из
крупнейш их знатоков истории Сибири С. В. Бахруш ины м. У ж е в первой
своей большой работе по истории Сибири — «Очерки по истории колони­
зации Сибири в X V I и X V II вв.» (1927 г.) — С. В. Б ахруш ин подробно
исследовал этапы проникновения русских в Сибирь и пути, по которым
оно осущ ествлялось. В дальнейшем, в других работах, С. В. Бахруш ин
уделил много внимания русскому населению сибирских уездов (Мангазейского, К расноярского и др.), специфике его хозяйства и быта и обо­
сновал свое понимание характера заселения русскими Сибири в целом.
Р ассм атривая феодальное правительство лиш ь «запоздалым регулятором
массового движ ения, идущего помимо его и часто вопреки ему».
С. В. Б ахруш ин в 1940 г. формулировал свое понимание вопроса заселе­
ния Сибири следующим образом: «Представление о стихийном характере
колонизационного движ ения неизбежно должно было видоизменить всю
схему истории колонизации, направив острие исследований не на изуче­
ние правительственной деятельности, а на процессы стихийные. Т акая
постановка вопроса является совершенно правильной, но ею далеко не
исчерпы вается тема. Формы, которые в ту или иную эпоху принимала
вольная колонизация, далеко не могут считаться вполне изученными
даж е в настоящ ее время» 3. С. В. Б ахруш ин справедливо подходил к и зу­
чению этого вопроса с точки зрения экономических факторов. Ярко оха­
рактеризовав деятельность в Сибири русского торгово-промыслового на1 Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке.
М., 1960, стр. 616—617.
2 Архив К. Маркса и Ф. Энгельса, т. VIII. М., 1946, стр. 166.
3 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. II. М., 1954, стр. 226.
5
селения. С. В. Б ахруш ин отводил ему первостепенную роль в процессе
заселения и считал, что поток русских переселенцев состоял из разорен­
ных. «экономически маломощных элементов», которые «могли пересе­
литься на новые места лнш ь ценою закабаления себя владельцу кап и ­
тала» 4.
>
М ежду тем, не говоря уж е о том, что при всем своем разм ахе торго­
во-промысловый капитал, во-первых, не был заинтересован, а, во-вторых,
был не в состоянии обеспечить заселение русскими Спбири, сама по себе
торгово-промысловая деятельность русского населени я в целом не реш ала
проблемы развития производительных сил Сибири, и поэтому не могла
пметь первостепенного значения. В послевоенные годы советские исто­
рики начали концентрировать свое внимание на пстории русского зем ле­
делия п его значении в развитии производительны х сил Сибири, чем
было определено основное направление в исследовании истории русского
заселения. В целеустремленно написанном исследовании «Очерки по
истории зем леделия Сибири (X V II в.)» В. И. Ш унков прекрасно доказал
свое основное полож ение: «Русский крестьянин с сохой, бороной и сер­
ном, с его вековыми земледельческими навы кам и соверш ил в доступны х
д ля феодального общества формах и степени подлинны й переворот в деле
использования зем ельны х богатств Сибири. И зучение этой стороны дея­
тельности русского населения в Сибири помогает понять плодотворность
ф акта вхож дения Сибири в состав Русского государства для разви ти я ее
народов» 5.
В этой формулировке по сущ еству он редел яется общ ая перспектива
развития производительны х сил Сибири эпохи феодализма. В изучении
истории русского зем леделия в Спбири к настоящ ем у времени достиг­
нуты серьезные успехи. Ф ундаментальные работы В. И. Ш ункова «Очерки
но истории колонизации Сибири в X V II в.» (1946 г.) и «Очерки по исто­
рии зем леделия Сибири (X V II в.)» (1956 г.) и более частны е исследова­
н и я В. Н. Ш ерстобоева, 3. Я. Боярш иновой, Ф. Г. Сафронова и других
ученых, посвящ енны е развитию русского зем леделия в отдельных райо­
нах (А нгаро-Илимском крае, Томском уезде, Я кути и и д р.), позволили
определить ведущую роль крестьянской колонизации в его развитии.
Советские исследователи не раз останавливали свое внимание на пе­
реселенческих движ ениях населения европейской части России на юг,
в «дикое поле», в Поволжье н, наконец, на восток, за Урал. Само собой
разум еется, причины переселенческих движ ений могут быть объяснимы
только социально-экономическими отношениями в России в целом, а уси­
ление пли ослабление этих движений, а такж е их форма определялись
конкретны ми историческими обстоятельствами. X V II век, по определе­
нию В. И. Л енина, был началом нового периода русской и сто р и и 0.
Именно в это врем я происходит быстрое развитие мелкого товарного
производства, в ряде важ нейш их отраслей появляю тся первые м ануф ак­
туры, мелкие производители, в том числе и в деревне, втягиваю тся в ры ­
ночные отнош ения; в результате усиливавш егося обмена меж ду обла­
стями и развивавш егося товарного обращ ения происходило дальнейш ее
объединение местных рынков в рынок всероссийский. Эти явления, свиде­
тельствовавш ие
о серьезны х социально-экономических изм енениях
в стране, проявлялись в условиях общества, в котором феодальный спо­
соб производства оставался господствующим, а консолидирую щ ийся класс
феодалов усиливал крепостнический гнет, закрепощ ал крестьянство
внутри страны п проводил активную политику, направленную на расш и­
рение границ государства и объектов феодальной эксплуатации.
4 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. II, стр. 226.
5 В. И. Ш у н к о в . Очерки по истории земледелия Сибири (XVII век). М., 1956,
стр. 8.
6 В. И. Л е н и н . Полное собрание сочинений, т. 1, стр. 153.
В этих условиях колонизационные движ ения при всей их сложности
н противоречивости определялись, с одной стороны, стремлением феода­
лов к захвату новых территорий, а, с другой стороны, попытками эк­
сплуатируемы х масс освободиться от феодального гнета путем ухода на
«вольные земли», в результате чего хозяйственно осваивался огромный
фонд новых земель, который обеспечивал «экономическую основу для
громадного расш ирения земледелия и повыш ения производства не только
вглубь, но и вширь» 7. Наконец, эти движ ения были связаны с промысло­
вым предпринимательством, активная роль которого ярко проявилась
в процессе первоначального накопления капитала. В ходе заселения и хо­
зяйственного освоения русским населением Сибири и в ходе ее присоеди­
н ения отраж ались и переплетались указанны е явления социально-эко­
номического порядка, свойственные России того времени. Вне этих явле­
ний немыслимо понять историю Сибири X V II в. И х анализ услож няется
тем, что присоединение Сибири к России и ее первоначальное хозяйст­
венное освоение проходило не единовременно, а растянулось почти на
сотню лет, на протяж ении которых сама Россия п ереж ила хозяйствен­
ный кризис конца X V I в., тяж елы е внешние столкновения, крестьянскую
войну начала X V II в., крупнейш ие народные движ ения в середине века
и крестьянскую войну 70-х годов. Конечно, эти важ нейш ие события
истории России нельзя не учиты вать при изучении рассматриваемой
проблемы.
Разработка проблемы колонизационных движений в России в целом
и успехи, достигнутые современным сибиреведением, позволяют наме­
тить основные вопросы истории русского населения Сибири и прежде
всего выделить проблему образования оседлого старожильческого насе­
л е н и я . Длительное забвение этнографического изучения русского старо­
жильческого населения привело к тому, что серьезные попытки иссле­
довать этапы слож ения русского населения и его расселения на
территории Сибири в X V II в. не предпринимались, и, таким образом,
игнорировалось то, что должно предш ествовать исследованию истории
хозяйственной деятельности русских в Сибири.
В советской исторической науке прочно и справедливо установилось
мнение о реш аю щ ем значении в создании русского населения Сибири
стихийного потока переселенцев из европейской части России. Правда,
этот факт еще не дает возможности судить о процессе слож ения этого
населения. Чтобы оценить значение народных переселений в Сибирь
в развитии производительных сил хозяйственно осваиваемых новых тер­
риторий и их последствия для центральны х областей страны, откуда н а­
селение уходило, далеко не достаточно установить направления и пути,
по которым осущ ествлялись эти передвиж ения.
Весьма сущ ественно конкретно определить области, откуда шел наи­
больший отлив населения, выяснить преимущ ественное происхождение
переселенцев и истоки тех элементов материальной и духовной куль­
туры , трудовых навыков и бытовых норм, которые заносились на вновь
осваиваемые территории.
Не менее важно выяснить динамику этих передвиж ений и хронологи­
чески установить моменты, когда они достигали наибольшего размаха
пли временно затухали. Сопоставляя эти наблюдения с известными ф ак­
тами социально-экономической и политической ж изни государства, воз­
можно определить конкретные побудительные причины, вызывавшие
в тот или иной момент передвиж ения народных масс. Переселенческие
потоки в различное время и в различной степени захваты вали новые
территории и не сразу замирали на огромных пространствах сибирской
земли. Д инам ика переселенческих потоков в значительной степени объяс­
7 В. И. Л е н и н . Полное собрание сочинений, т. 16, стр. 405.
7
няет процесс заселения новых территорий и помогает наметить этапы
этого сложного явления.
Сложение постоянного русского населения не могло одинаково проте­
кать по всей Сибири. П ри изучении этой проблемы следует разли чать
моменты проникновения, периоды первоначального ознаком ления рус­
ских с хозяйственны ми возможностями тех или ины х сибирских зем ель,
образования костяка постоянного населения и его дальнейш его внутрен­
него развития. Под влиянием ряда причин само заселение проходило
по-разному и его интенсивность в отдельных районах могла быть различ­
ной. Присоединение к России отдельных сибирских территорий далеко
не всегда совпадало с первоначальными этапами слож ения русского н а­
селения. Нередко русские осваивали ту или иную область, устанавливали
тесные экономические связи с местным населением задолго до официаль­
ного политического присоединения этого района к России, что лиш ний
раз подтверж дает огромное значение мирного освоения русскими этого
края, значение созидательного совместного труда русского и местных
народов Сибири. Отдельные столкновения, порож давш иеся сущностью
феодального государства и феодально-крепостнического
строя,
не
долж ны заслонять главного в истории русского населения Сибири —
принципиально мирного характера многообразного освоения им сибир­
ской земли, что объективно вызвало прогресс в ж и зн и местных народов.
Русское население попадало в Сибири в разнообразные географиче­
ские и климатические условия, под влиянием которых у поселенцев
склады вались специфические формы хозяйства и их особенности. П ри­
близительная хронологизация отдельных этапов рассматриваемого про­
цесса в различны х областях Сибири позволяет во взаимосвязи судить об
этапах слож ения русского населения и об интенсивности хозяйственного
освоения им сибирских земель. В равной мере в связи с вопросом о сте­
пени развития производительных сил Сибири заслуж иваю т вним ания
география русского оседлого населения, этапы расселения и образования
его ком пактны х групп в определенных районах, причины и направления
его частичны х переселений внутри самой Сибири и т. п.
Не менее сущ ественны и принципиальны вопросы о том, насколько
социально-экономическому развитию Сибири X V II в. в связи с ее засе­
лением русскими были свойственны общие процессы, развивавш иеся
в условиях «нового периода» русской истории, и какое значение имела
правительственная политика для хозяйственного освоения новых
областей.
Д аж е в наиболее разработанной советскими учеными истории рус­
ского зем леделия Сибири (X V II в.) остаются еще недостаточно изучен­
ными сущ ественные стороны, характеризую щ ие ж изнедеятельность рус­
ского населения. Исследование их невозможно вне связи с аналогичны ми
общерусскими явлениями. Русские переселенцы, осваивая сибирскую ц е­
лину, основывались на традиционных трудовых навы ках и хозяйственном
опыте, на известных им системах полеводства, сельскохозяйственной
технике и т. п. Под влиянием местных условий зем ледельческая кул ь­
тура и ее уровень у сибирских земледельцев не оставались неизменными
по сравнению с тем, что бытовало на родине переселенцев. Следует при­
знать, что до сих пор представляю т особый интерес склады вавш иеся
формы зем левладения и земельные отнош ения в момент становления
в Сибири русского земледелия, на основе которых можно судить об осо­
бенностях социально-экономического строя сибирской деревни.
Формы эксплуатации природных богатств и многообразная экономи­
ческая и хозяйственная деятельность русского населения имели огром­
ное влияние на традиционное хозяйство местных народов Сибири. К он­
кретное исследование в хронологическом аспекте интенсивности этого
влияния, что представляет тему особой работы, в свою очередь поможет
8
судить о развитии передовых для Сибири форм хозяйства у самого рус­
ского населения.
В целом, в истории русского населения Сибири X V II в. должен быть
преж де всего реш ен основной вопрос — как и когда происходило превра­
щ ение русских переселенцев в важ нейш ую органическую часть сибир­
ского населения.
И стория русского населения Сибири — тема очень обширная. Освеще­
ние ее по Сибири в целом, приним ая во внимание специфические особен­
ности отдельных районов и областей, даж е на протяж ении одного X V II в.
почти непосильная задача для отдельного исследователя. Единственным
реальным путем может быть создание ряда исследований, ограниченных
территориальны ми и хронологическими рамками. Такой путь избрал
автор настоящ ей книги, поставив своей целыо исследовать историю сло­
ж ен и я и хозяйственной деятельности русского населения в X V II—на­
чале X V III в. в бассейне Енисея, или, как его позднее традиционно было
принято назы вать, — Енисейском крае. К западу от Е нисея внимание
автора ограничивалось районом низовья р. Т аза и верховьями р. Кети,
а на востоке — бассейнами Н иж ней и Подкаменной Тунгусок и нижнего
течения Ангары. Б ратский острог с его округой, как более связанны й
с П редбайкальем, в исследовании не учиты вался. Выбор этой огромной
области, простираю щ ейся от Северного Ледовитого океана до Саянских
гор, объясняется стремлением показать деятельность русского человека
того времени в различны х климатических и ландш аф тны х условиях.
Заселение русскими Енисейского к р ая было весьма сущ ественным этапом
в общем процессе освоения всей Сибири. В частности, с Енисейского края
начиналось освоение русским народом Восточной Сибири. В значитель­
ной степени освоение русскими областей Восточной Сибири вплоть до по­
береж ья Тихого Океана происходило одновременно с освоением Енисей­
ского края. Поэтому настоящ ая работа может содействовать в извест­
ной мере дальнейш ему исследованию проблемы русского населения
Сибири.
П ри определении хронологических границ работы автор руководство­
вался мыслью, что исследование будет целесообразно лиш ь в том случае,
если оно позволит проследить основные этапы образования постоянного
русского н аселения и изучить формы освоения края и слож ивш иеся от­
расли хозяйства у этого населения. Именно поэтому, приним ая в иссле­
довании за исходный хронологический рубеж начало массового проник­
новения русских на Енисей (конец X V I—начало X V II в .), автор счел
необходимым довести его до первой четверти X V III в. и ограничить свои
наблю дения анализом переписи местного населения 1720 г. Социология
мертва без реальны х черт жизнедеятельности народа. В истории Сибири,
заселение и освоение которой в X V II в. проходило одновременно, со­
циально-экономические вопросы неразрывно связаны с демографией рус­
ского народа. Исходя из общих представлений о проблеме в целом, автор
сконцентрировал внимание на определенном комплексе вопросов исто­
рико-этнографического характера таким образом, чтобы проследить:
1) процессы первоначального хозяйственного и экономического освоения
русским населением отдельных районов к р ая и их присоединение к Рос­
сии; 2) основные этапы образования оседлого русского населения, этапы
заселения им территории к р ая и их особенности в различны х районах,
3) социально-экономическое развитие края, последовавшее в результате
его заселения и разносторонней деятельности русского народа.
Н а протяж ении X V II в. процессу заселения и присоединения Сибири
к России сопутствовала классовая борьба русского населения (приборных
служ илы х людей, крестьян и посадских людей) против феодального
гнета. Взрывы классового возмущ ения в Сибири не были локальными яв­
лениям и, и его история заслуж ивает специального исследования. Автор
9
уж е обращ ался к этой важ нейш ей проблеме псторпп русского народа 8.
В настоящ ем, п без того разросш емся исследоваш ш , автор не имел воз­
можности поместить специальны й раздел о классовой борьбе русского
населения в Енисейском крае и вы нуж ден был ограничиться исследова­
нием только отдельных ее проявлений, направленны х против феодаль­
ного гнета и отраж авш ихся главным образом в массовых передвиж ениях
русского населения в Сибирь и внутри ее.
Работа основана почти исключительно на м атериалах фонда Сибир­
ского приказа, хранящ егося в Ц ентральном Государственном архиве древ­
них актов. Этот фонд — ценнейш ий и самый обш ирный в наш ей стране
источник по истории Сибири конца X V I—начала X V III в. В виде исклю­
чения привлечены были материалы уникального значения, собранные
Г. Миллером и хранящ иеся в А рхиве Академии н ау к СССР (в Л енин­
гр ад е). В исследовании автор опирался на разнообразную приказную
документацию — официальную переписку, приказны е «доклады» и раз­
личные справки, документы таможенного делопроизводства, дозорные,
переписные, крестопрнводные, отчасти ясачны е книги по М ангазейскому,
Енисейскому и К расноярскому уездам. П ривлечение всех этих видов ар­
хивны х документов диктовалось не только обширностью рассматриваемой
проблемы. Сплошь и рядом отдельные виды документов имели реш аю щ ее
значение при исследоваш ш самых разнообразных вопросов. Н апример,
таможенное делопроизводство использовалось не только при работе над
главами, посвящ енны ми пуш ным и рыбным промы слам и образованию
ры ночных связей; большие трудности возникали при определении числен­
ности непостоянного населения — промыш ленников и «гулящих» лю­
дей, — которое не учиты валось в дозорных и переписных книгах. В прео­
долении этой трудности основное значение имели так назы ваемы е тамо­
ж енны е соболиные книги, в которых фиксировались все зверопромыш ­
ленники, «являвшие» добытые меха, а такж е таможенные книги, содерж а­
щие перечень промышленников, уш едш их н а соболиные промыслы
(«отпускные кн и ги»), и книги, ежегодно составлявш иеся таможенными
властями при поголовном сборе пош лин с торговых, промыш ленных и «гу­
лящ их» людей. Н а основе этих ж е документов исследовался вопрос о про­
исхождении русских переселенцев, так к ак таможенные власти обычно
фиксировали не только и м я и фамилию лиц, уплативш их пош лины, но и
районы, урож енцам и которы х были эти лица. Точно так ж е д ля реш ения
целого комплекса вопросов использовались различны е дозорные и пере­
писные книги. Они были основными источниками при изучении оседлого
русского населения (в том числе, его семейного строя) п зем ельны х от­
нош ений в сибирской деревне. Ф актически, исследование проблемы обра­
зования русского населения основывалось на анализе почти всех у казан ­
ны х видов -архивных источников.
По истории русского населения Сибири X V II в. и последующего
времени предстоит еще больш ая исследовательская работа. В настоящ ее
время, когда Сибирь играет огромную роль в экономическом и культур­
ном строительстве коммунистического общества в СССР, перед совет­
ской исторической наукой стоит задача показать весь исторический путь
совместной ж и з н и русского населения с другими народами Спбири, и х
тяж елы й путь в условиях феодального и капиталистического обществ
и путь их совместного дружного творческого труда по освоению колос­
сальных природных богатств Сибири после Великой Октябрьской социа­
листической революции.
8 В. А. А л е к с а н д р о в . Народные восстания в Восточной Снбнрп во второй
половине XVII в. «Исторические записки», Л» 59. 1957: О н ж е . Восстания в Си­
бири в конце XVII в. «Очерки истории СССР. Россия в первой четверти XVIII в.»
М., 1954; О н ж е . Материалы о народных движениях в Сибири в конце XVII века.
«Археографический ежегодник за 1961 г.». М., 1962.
JUUUUUUUUUUUUUUUUUUE
Раздел I
НАЧАЛО ХОЗЯЙСТВЕННОГО ОСВОЕНИЯ
ЕНИСЕЙСКОГО КРАЯ РУССКИМИ ПЕРЕСЕЛЕНЦАМИ
И ЕГО ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РОССИИ
Глава 1
НАЧАЛО ХОЗЯЙСТВЕННОГО ОСВОЕНИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ
К РОССИИ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ЕНИСЕЙСКОГО КРАЯ
Освоение русским населением Енисейского к р ая началось с северной
его части, охваты ваю щейГ^территорию бассейнов рек Таза, Тур.ухап а, ничмгвий Е нисея и его круп н ё й п ^
й Подкаменнои
Л'унгусок, а такж е бассейнов ПясиныТ^Хатанги и Анабары и~территорию
Таймырского полуострова. Географические и климатические особенности
этого огромного района (по административному делению X V II в. — Мангазейского уезда, а с конца X V III в. — Туруханского уезда) и специфика
его природных богатств оказали определяющее влияние на процесс его
хозяйственного освоения русским населением.
Освоение этого района в X V II в. и образование в нем постоянного рус­
ского населения — один из наиболее ярки х сюжетов из истории присое­
динения Сибири к России. Поэтому не~случайно внимание исследователей
неоднократно останавливалось на истории города М ангазеи — админи­
стративном и в начальны й период его сущ ествования^о'рговб-промысловом центре уезда. Необычность судьбы этого города, леж авш его у П оляр­
ного круга, порож дала вполне понятное стремление раскрыть историю его
возникновения и объяснить причины быстрой гибели. М ангазея суще­
ствовала всего лиш ь около 70 лет (1601 — 1669 гг.), на протяж ении кото­
рых у спела переж ить шумную славу неслы ханного богатства и горечь
полного запустения; о стятки-^гпротта д о пастоящ его времени находятся
на берегу р. Таза.
Нанбожчг^ббстоятельные исследования, посвящ енные М ангазее, были
написаны П. Н. Буцинским и С. В. Бахруш ины м. П. Н. Буцинский под­
робно остановился на истории рассвета М ангазеи в первой половине
Х у л И, кяк ттрмтрр ттуп м ы х промыслов и назвал целый ряд причин,
вызвавш их, по его мнению, гибель городаГТ)н справедливо указы вал, что
расцвет города М ангазеи объяснялся исключительным богатством собо­
линых промыслов, на которые промыш ленники ходили до официального
правительственного присоединения к р ая и основания самого города.
Основной п р и ч и н о й запустения М ангазеи к середине X V II в. П. Н. Б уцинский считал у дичтожение с о б о л е й в близлеж ащ их районах и освоение
новых районов пуш ны х промыслов, удаленных от М ангазеи и террито11
рпально тяготевш их к Туруханскому зимовью. Это обстоятельство,
а такж е трудность доставки хлебных запасов и правительственное заи-вещ енпе м о р с к о г о п у т и и з П о м о р ь я в Обскую губу ~ и М ангазею
( 1 6 1 6 — 1619 гг.) привели к тому, что М ангазея н ачала хиреть и вГсёрёдпне X V II в. ее роль как торгово-промыслового центра уп ал а окон­
чательно !.
М. А. Оболенский считал, что прекращ ение сибирской торговли через
М ангазею и запустение города, начавш ееся уж е в 20-х годах X V II в.,
находились в прямой связи с запрещ ением морского пути из Поморья,
осущ ествленного правительством ц аря М ихаила Ф едоровича в узко фи­
скальны х интересах; правительственны е там ож ни будто бы не могли кон­
тролировать грузооборот, осущ ествлявш ийся «морским ходом», почему
он был запрещ ен и все товары разреш алось провозить Ч резкам енны м
путем мимо Собской за с т а в ы 2. Б. М. Ж итков присоединился к мнению
М. А. Оболенского. Он считал, что если бы не там ож ен н ая политика пра­
вительства. М ангазея стала бы одним из главны х торговых пунктов Си­
бири. Основную причину ликвидации М ангазеи Б. М. Ж итков видел
в запрещ ении морского пути и, отчасти, в конкуренции других, более
ю ж ны х торговых пунктов на Оби и Енисее, географически располож ен­
ных значительно выгоднее. Д. Н. А нучин связы вал запустение М ангазеи
с пожаром, опустош ивш им город в 1642 г., и торговой конкуренцией Туруханского зи м о в ь я 3. С. В. Б ахруш ин в своих работах «М ангазейская
мирская община в X V II в.», «Легенда о Василии М ангазейском», отчасти
в «Очерках по истории колонизации Сибири», опубликованны х в 1927—
1929 гг., развил и дополнил м нения указан ны х исследователей. Он писалг
«Открытие и освоение русскими в 30-х годах X V II в. ю жного пути
с Е нисея на Л ен у через Енисейск и образование на Л ене, в Я кутии, са­
мостоятельного административного п ункта подорвало значение М ангазеи
как промежуточного пункта между Обью и Енисеем и Леною, а труд­
ность сообщения по бурному М ангазейскому морю (Обской губе. — В. А .)
и снабж ения населения хлебом привела к быстрому, н ачин ая с половины
X V II в., упадку этой некогда „златокипящ ей государьской вотчины “ ;
в 1667 г. окончательно прекратилась доставка казен ны х хлебны х запасов
в М ангазею, город вскоре был брошен, а административны й центр уезда
перенесен на Енисей в Туруханское зимовье, которое в свою очередь
такж е утрачивало торгово-промысловое значение» 4.
В большой монографии, посвящ енной истории Северного морского
пути, М. И. Белов объяснял несколько противоречиво возникновение и
упадок М ангазеи. Главную роль в присоединении и освоении территории
М ангазейского уезда он отводил п р ави тел ьству5. Основной причиной
возведения М ангазеи М. И. Белов считал стремление русского правитель­
ства «обезопасить русские территории от возможного их захвата запад­
ноевропейскими торговыми компаниями» 6. Вместе с тем упадок Манга­
зеи он связы вал с состоянием местных пуш ны х промыслов в 30-х и
40-х годах X V II в.: « ...П а д е н и е лесны хш ром ы слов, истощ ение запасов
' П . Н. Б у ц и н с к и й . К истории Сибири. Мангазея и М ангазейский уезд
(1601—1645). «Записки Харьковского университета», кн. 1. Харьков, 1893, стр. 43,
84—90.
2 «Русская историческая библиотека» (далее — РИ Б ), т. 2. СПб., 1875, стб. 1130.
3 Б. М. Ж и т к о в . Город Мангазея и торговый путь через Ямал. «Естество­
знание и география», 1903. V. стр. 14, 15; Д. А н у ч и н . Город Мангазея в Муыгазейская земля. «Землеведение», кн. IV. М., 1903, стр. 35—46.
Г
4 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I. М., 1955, стр. 115— 121, 330,.
339.
5 М. И. Б е л о в . Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины
XIX века. «История открытая и освоения Северного морского пути», т. I. М.,.1956,
стр. 106— 127.
6 Там же, стр. 111, 115.
12
пуш ны х зверей в районе М ангазеи предрешило, ее,судьбу; ее стали посе­
щ ать реж е, да, и то на пути с Л ены на запад» V
В результате всех этих исследований создавалось впечатление о бур­
ном, но кратковременном расцвете торгово-промысловой деятельности
русских промыш ленников и торговцев в М ангазейском уезде, которая
в силу ряда неблагоприятных обстоятельств была прекращ ена и в даль­
нейшем, во второй половине X V II в., хозяйственное освоение этого
района прекратилось. Эта н аучная традиция, н ачавш ая склады ваться
в конце X IX в. и дош едш ая до настоящ его времени, нуж дается в серьез­
ных уточнениях. Исследователи, много сделавшие для вы яснения исто­
рии города М ангазеи — торгово-промыслового и административного
центра, возникш его в далеком сибирском крае, переоценили ее роль и
и ошибочно ассоциировали ее запустение с процессом русского заселения
северной части Енисейского края. В действительности М ангазея возникла
уж е в процессе массового движ ения поморских промыш ленников в ни­
зовья Е нисея и, что наиболее существенно, приш ла в упадок тогда, когда
освоение этого района и образование в нем постоянного русского населе­
н ия было отнюдь не заверш ено. Поэтому история М ангазеи, а такж е исто­
рия путей из Западной Сибири и состояние пуш ных промыслов пред­
ставляю т интерес постольку, поскольку они отраж аю т гораздо более зн а­
чительное явление — судьбы наиболее северного потока русских пересе­
ленцев в Е нисейский край.
* * *
«*>
Х ар актер н ая особенность процесса освоения территории северной
части ДДшгсеиского-кран-заклю чалась в том, что задолго до политического
присоединения, организации местного воеводского" управления и сетвГ
я сачных зимовий этот район был хорошо известен русским промышлен-'
никам, которые систематически занимались там пуш ным промыслом. Это
обстоятельство отмечалось исследователями (11. И. Буцинский, С. В. Б ах ­
рушин, М. И. Белов и д р.), но ему не отводилось первостепенного значе­
ния. Н есмотря н а скудость данных до 30-х годов X V II в., можно утвер­
ж дать, что задолго до основания города М ангазеи, а тем более до органи­
зации сети ясачны х зимовий, поморским промыш ленникам х орошо были
и звестны районы рек Таза. Турухана и низовья Енисея. Ь е с с п о р н у ю ~ р о л ь
в этом сы грала традиция поморских промышленников, достигавш их ни­
зовьев Оби еще в конце X IV —начале X V в в / От XV в. сохранился изу­
ченный Д. Н. А нучиным русски й - и сточ н и к^- «О человецех незнаемых
в восточной стране», в котором определенно говорится, что «на восточней
стране, за Ю горьскою землею, над морем ж ивут люди Самоедь зовомы
Молгонзеи» 9.
Свц-детельства западноевропейских мореплавателей и путеш ественни­
ков, настойчиво собиравших сведен ш ь-е—Одбищг и пы тавш ихся с сере­
дины X V I в. проникнуть на восток водамшХ нвещ ш го.. Д еловитого океана,
такж е не оставляют сомнений в том, что в то „время район М ангазеи
был известен поморским промыш ленникам и их плавание туда было
обычным явлением. Об этом, опираясь на русские документы и свидетельстваГписаЗиГангличане С. Барроу и Р. Джонсон. Английский купец
А. М арш, находивш ийся в близких отношениях с влиятельны м пред­
ставителем русского правительства дьяком А. Щ елкаловым, пы тался
в 1684 г. с помощью русских промышленников организовать торговую
экспедицию в Приобье.
7 М. И. Б е л о в . Арктическое мореплавание.., стр. 124.
8 Д. М. Л е б е д е в . Очерки по истории географии в России XV и XVI веков.
М., 1956, стр. 99 и след.; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 76
и след.
9 Д. Н. А н у ч и н . К истории ознакомления с Сибирью до Ермака. «Т руды
Моск. археологического общества», т. 14. М., 1890, стр. 230.
13
Бесспорно, что осцо&щщ русскими северн ы х районов Сибири н ач а­
лось д о -н о х о д а Е р м ака^0. Сложпвд ш еся промысловые--с^язи использоно-ш ( л роьашувьт. которые организовали на Новой земле свои промыслы
и осуществили морские полярные экспедиции в устье Оби (1575—
1580_гг )-ИДеятельность Строгановых в этом районе, по-видимому, нл&ла
большой размах, так как И. Масса настаивал, что их обогащение н ач а­
лось именно с пуш ной торговли в низовьях О б и 11.
Более конкретны е материалы о систематических связях поморских
промышленников с районом, где возникла М ангазея, относятся к 80-м —
90-м годам X V II в. В 1616/17 г. торговые и промы ш ленны е люди, вер­
нувш иеся с промыслов в М ангазею, единогласно утверж дали, что они’ хо­
дят в этот район «для промыслов своих лет по двадцати и по тридцати
и больше»; пх «сказки» подтвердили местные ж и т е л и — «м ангазейская и
енисейская еамоядь».
Районьь-щушных промыслов русских промыш ленников в это врем я
охваты вали течение Е нисея (во всяком случае до устья Подкаменной
ТунгускпУТТГпйгаей и Н одкаменной Тунгусок и даж е далекой П ясины 12.
Судя по рассказу^ш ргового-челеннка двинянина К. К уркина (К урочки на),
его известное путеш ествие из М ангазеи на П ясину, начавш ееся около
1610 г., было отнюдь не первым 13. И з М ангазеи К. К уркин со своими
товарищ ами достиг Туруханского зимовья, где они построили суда (кочи).
Вниз по Енисею они дошли до его устья, где дож идались около п яти не­
дель, пока ветром не был разогнан скопивш ийся там лед. Рассказ К. К ур­
кина можно принять к ак свидетельство о наличии уж е установивш егося
пути на известный промысел п не дает оснований считать промы ш лен­
ника землепроходцем. Наоборот, все говорит за то, что его путеш ествие
было заранее подготовлено и основывалось на уж е имею щ емся опыте его
предш ественников.
Промы ш ленники уж е знали, какие именно суда им необходимы для
плавания. О знакомстве К. К уркина и его спутников с морским путем на
П ясину свидетельствует пх упорное ожидание в течение п яти недель
пока устье Енисея освободится от льда. JL С. Б ерг и М. И. Белов на
основе анализа картографического м атериала начала X V II в. такж е
приш ли к выводу о том, что кто-то из русских проник морским путем
к устью П ясины ранее К. К уркина 14.
Во втором десяти леттттт X V T T в тгчявяттцр промыш ленников в у стье
Еннцея и на Д яш ш у было обычным явлением. К огда в 1615/16 г. тоболь­
ский воевода кн. И. С. К уракин потребовал у мангазейских властей д ан ­
ные о ледовом режиме в устье Енисея, то торговые и промыш ленные
люди, «которые часто ж ивут на Енисее», сразу ж е дали соверш енно точ­
ные сведения о длительности пути от М ангазеи до устья Е нисея — два
м е с я ц а 1э. Тогда же, в 1616 г., тобольские власти доносили в М оскву
10 Л. С. Б е р г. Очерки по истории русских географических открытий. М.—Л..
1946, стр, 74; М. П.А л е к с е е в . Сибирь в известиях западно-европейских путеш е
ственнпков п писателей, т. I. Иркутск, 1932, стр. 123— 128, 186— 187; В. Н. С к ал о н. Из истории древних русских поселений на крайнем севере Сибири, «Изв. Иркутск.
с./х. нн-та». вып. 18. Иркутск. 1960, стр. 302; о А. Марше см.: Я. С. Л у р ь е . Р ус­
ско-английские отношения и международная политика второй половины XVI в.
Сб. «Международные связи России до XVII в.». М., 1961, стр. 437—439.
11 М. П. А л е к с е е в . Сибирь в известиях.., стр. 176—183; С. Ф. П л а т о н о в
Строгановы. Ермак и Мангазея. «Русское прошлое», 1923, № 3, стр. 3—7; О н ж е .
Иноземцы на Русском Севере в XVI—XVII веках. «Очерки по истории колониза­
ции Севера и Сибири», вып. 2. Пг., 1922, стр. 13; А. А. В в е д е н с к и й . Дом Стро­
гановых. Соцэкгпз. 1962, стр. 52—56.
12 РИБ. т. 2. сто. 1083.
13 Там ж е. сто. 1050, 1051.
и Л. С. Б е р г . Открытие Камчатки и экспедиция. Беринга. 1725—1742. М.—Л.,
1946. стр. 301: М. И. Б е л о в . Арктическое мореплавание.., стр. 129.
15 РИБ. т. 2. сто. 1081. 1082.
14
о путеш ествии в устье П ясины колмогорских промышленников, которые
сказали, что и до них русские люди в устье П ясины «мимоходом бы­
вали» 16. Т аким образом, систематические путеш ествия русских промыш­
ленников в устье П ясины с конца X V I или с самого начала X V II в.
представляю тся вполне реально. Не позж е первого десятилетия X V II в.
начались морские промысловые экспедиции в восточную часть Таймы р­
ского полуострова, куда они могли проникать от устья Пясины. По сви­
детельству Д. Л огана, В. Персглоу, Р. Финча, И. Массы, русские в это
врем я уж е знали р. Х атангу 17.
О м о р с к и х путетпесттшя-у н я впс.тпк дятпт
материал остатки
зн a MttraaxoBL- экспедиции, п р ед п р и н ятой п риблизительно в 4 617- л ^ и погибш ей в районе залива Симса. И сключительным по значению находкам
гщ о в е ^ ^ Д Д б я ^ в зали ве Симса посвящ ены специальные работы, ко­
сыми доказано, что п огибш ая экспедиция, огибавш ая морским путем
Т ай м ы рский полуостров, была для своего времени п рекрасно снаряжЦнэГ . Этот вывод весьма важ ен для истории освоения р3^кйми~~восточносибирских берегов Ледовитого океана. Экспедиция была не слу­
чайны м явлением, а отраж ала идею п р едпринимательства в северносибирских __J) а й о н а х , широко охвативш ую поморских п р т ш ш т г етпткпв ■
Можно такж е предположить конечную цель ггутешественников-промысловиков. Непосредственно побережье Ледовитого океана их мало могло ин­
тересовать. В эти годы пуш ные промыслы велись исключительно ради
соболей. Поэтому промыш ленники предполагали на своем пути войти
в устье какой-либо восточносибирской реки, подняться по ней вверх до
зоны тайги и начать там промысел на свободных от других русских про­
мысловиков участках.
К ЭТОМУ ЖР вромшти ОЛЙЯуйТ -АФИЙСТИ ОЗИ-ЛКОМЛЙНИЙ РУССКИХ промышленников с более ю ж ными районами, располож енными вверх по течению
Енисея. У поминавш ийся выше К. К уркин совершенно определенно гово­
рил о наличии на Енисее паш енны х мест 19. Опытный промысловик, хо­
рошо знавш ий сибирский климат и возможности ведения сельского хо­
зяйства у себя на родине, на Северной Двине, мог отнести паш енные
места по крайней мере к району устья Подкаменной Тунгуски или, что
вероятнее, ю жнее его.
По чуть более поздним данным известно, что в Подкаменнуде Тун­
гуску промы ш ленники ходили на промысел в значительном количестве.
Б о л ьш ая п ар ти я промышленников в 70 человек возвращ алась из Подка­
менной Тунгуски летом 1621 г. На промысел туда они могли уйти из
М ангазеи не позж е лета 1620 г.20
Зкйропый промыслы в тайге были немыслимы без постоянных зимо­
вий. где промы ш ленники-сисФематически провопили долгие м еняны. Опре­
делить расположение таких зимовий сейчас, конечно, почти невозможно,
особенно если учесть, что они не были в прямом смысле слова местами
постоянного обитания промышленников; одни зимовья покидались и за­
брасывались, другие возводились вновь. Нет никаких сомнений в том, что
промысловые зимовья, опорно-перевалочные пункты, а возможно, и ка16 РИБ, т. 2, стб. 1059, 10G0, 1084.
17 В. Н. С к а л о н. Из истории древних русских посел ений ..,
стр. 307— 309.
Автор даж е считает, что русские на Хатанге «были не за один десяток лет до
официального их там закрепления').
18 А. П. О к л а д н и к о в . Русские полярные мореходы XVII века у берегов
Таймыра. М.—Л., 1948; «Исторический памятник русского арктического морепла­
вания XVII века. Сб. ст.» Л.—М., 1951.
19 РИБ, т. 2, стб. 1050. М. И. Белов указывает, что еще в 1596 г. прибывшие
из Сибири промышленники торговали на Усть-Сысольском Яме «енисейскими со­
болями» (М. И. Б е л о в . Арктическое мореплавание.., стр. 115).
20 Центральный государственный архив древних актов (далее — ЦГАДА), Си­
бирский приказ, кн. I, лл. 187об—190.
15
кпе-то «городки» русских промыш ленников сущ ествовали по Т азу и Турухаыу до основания города М ангазеи, Туруханского зимовья и сети
других ясачны х зимовий. Г. Ф. М иллер определенно считал, «что русские
и зы рянские промыш ленники до построения М ангазеи имели в тамош них
местах несколько острогов, прож ивая в которых, они безопаснее торго­
вали с самоедами» 21. Известно о сущ ествовании на восточных берегах
Обской губы П антуева городка, который Г. Ф. М иллер назы вал остяц­
ким, где наш ли пристанищ е в 1600 г. потерпевш ие аварию первые м ангазейскпе воеводы кн. М. М. Ш аховской и Д. Хрипунов.
«Государев наказ» 1601 г. предписы вал мангазейским воеводам кн.
В. М. Кольцову-М асальскому и С. Е. П уш кину учесть количеству «го­
родков и волостей» промыш ленников «в М ангазее и в Енисее», а в 1603 г.
власти еще более определенно признавали, что «преж сего приходили
в М ангазею и в Енисею с Руси многие торговые люди, пермичи, и вятчане, и вымичи, и пустозерцы, и устю ж ане, и усольцы, и важ еня, и каргопольцы, и двиняне, и вологжане, и всех московских городов торговые
лю ди со всякими товарами и торговали во всей М ангазее и Енисее, езД&
по городкам и по волостям, и по юртам и по зи м о в ья м ...» 22.
Б ез сомнения, одним из таких городков на Тазге был «Зы рянский го­
родок», первоначально, вероятно, основанный промы ш ленниками-зы рянами, в котором в 1602 г. останавливались сборщики я с а к а 23. Можно
предположить, что такой пункт сущ ествовал и в районе Енисейского во­
лока между реками Тазом, Волочанкой и Туруханом, в местности, н а­
зы вавш ейся «у креста», где еще в начале 30-х годов X V II в. промы ш лен­
ники строили суда и сбывали меха торговцам, приезж авш им из М анга­
зеи. М. И. Белов датирует появление русских промысловых зимовий
в низовье Енисея, в районе р. Х антайки, самым началом X V II в., а на ре­
ках П ясине и Хете — 20-ми годами X V II в.24 По его ж е предположению ,
на Пясине появился в 1626 г. Орлов-городок. Это предположение — оче­
видное недоразумение. К ак показал Б. О. Долгих, «появление» этого го-'
родка произошло в результате ошибки копиистов Г. Ф. М иллера, кото­
рые имевш ееся в ясачной книге вы раж ение «Орловаго роду» переделали
в «Орлова городу» 25.
Приведенные данны е свидетельствуют о том, что промы ш ленники н а­
чали система титтрски осваивать пуш ные промыслы в районе М ангазеи,
в нрзо1п>ях Енисея, на Н иж ней и П Г пдк яУ вннТ тЛ Д ш гуг.кях и на Т а й м ы р е
со второй половины X V I в., а к 20-м годам X V II в. хорошо были знакомы
9 этими районами.
Упрочение воеводской власти в М ангазейском уезде проходило значи­
тельно медленнее. Голландец И. Масса в своих сочинениях («Одшсание
страны Самоедов в Татарии, недавно приобщенной к М осковскому го­
сударству. ..» и «Краткое описание путей и рек, ведущ их из М осковии
на восток и северо-восток, в Сибирь, Самоедию и Тунгу сию, постоянно
проходимых русскими, с дальнейш ими откры тиями в сторону Т атарии и
К итая») 26 приводит интересный материал, позволяю щ ий считать, что
наряду с походом Ерм ака продвижение в Сибирь осущ ествлялось почти
одновременно более северными путями, ведущ ими к устью Оби. В первом
своем сочинении И. Масса настаивает на том, что Строгановы еще во
время царствования Ф едора Иоанновича (1584— 1598 гг.) убедили Б о­
риса Годунова в целесообразности посыдки военной экспедиции по Вы­
21 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. I. М.—JT., 1937, етр. 310.
22 р и б , т. 2, стб. 821, 844; Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. I, стр. 401, 402
23 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. I, л. 114.
24 М. И. Б е л о в . Арктическое мореплавание.., стр. 128, 129.
25 Там же, стр. 129; Б. О. Д о л г и х . Происхождение нганасанов. «Сибирский
этнографический сборник», I. М.—JI., 1952, стр. 45.
26 О них см.: М. П. А л е к с е е в . Сибирь в и зв ести ях.., т. I, стр. 236—248.
16
чегде за У рал. Эта экспедиция будто бы проникла на 200 морских миль
восточнее Оби и достигла Е н и с е я 27.
Проверить справедливость этого рассказа пока не представляется воз­
можным. Активно пошттическое присоединение северной части Енисей­
ского тераЦ^ Е ^осситг началось с начала X V II в. На основании доклада
Ф. Д ьякова, посланного в 1598 г. правительством царя Федора Иоанно­
вича на реки Таз, Пур и Енисей, конечно, с служ илы ми людьми, собрав­
ш его там первый ясак и сообщившего, что торговые люди в свою пользу
собираю т с местных самодийских племен дань, летом 1600 г. из То­
больска на Таз были отправлены воеводы кн. М. М. Ш аховской и
Д . Хрипунов с отрядом в 150 служ илы х л ю д е й 28.
Этот хорошо известный факт представляет особый интерес потому,
что правительство сразу же столкнулось с русскими предпринимателями
и промыш ленниками, попытавш имися отстоять свои исключительные
права на эксплуатацию освоенных ими районов пуш ны х пром ы слов29.
Имею щ иеся данны е позволяю т думать, что правительство, определяя
территорию нового воеводства, стремилось учесть прежде всего эти
районы. М. М. Ш аховскому и Д. Хрипунову было предписано обосно­
ваться на р. Т азе в каком-нибудь городке промышленников и затем уста­
новить контроль над «М ангазеей и Енисеем», т. е., очевидно, над его ни­
зовьем 30.
Экспедиция М. Ш аховского и Д. Хрипунова достигла г. Березова и
оттуда на выстроенны х судах (кочах и колом енках), пригодных для
«морского хода», через Обскую губу пы талась достичь устья Таза. В губе
экспедиция потерпела круш ение, но добралась до П антуева городка, рас­
положенного на ее восточном берегу. Там она достала у местных ж ите­
лей оленей и двинулась далее на восток. В этот момент русские и зы рян­
ские промыш ленники, по-видимому, сумели организовать выступление
местных самодийских племен против установления политического го­
сподства русского феодального государства. Г. Ф. Миллер считал, что сра­
ж ение произош ло «на расстоянии одного дня пути от реки Пур».
Р. Е. Колье связы вал это событие с левым притоком Т аза — р. Лусемпя-ям . П ередаваем ая энцами на протяж ении многих поколений легенда
гласит, что сраж ение с русскими происходило около устья р. Таза, по­
близости от созданного позднее ясачного зимовья Л еденкин ш а р 31.
В бою воеводы потеряли 30 человек убитыми и спаслись «падчи на оленев душой да телом» 32.
, Д альн ей ш ая судьба экспедиции не совсем ясна. Скорее всего первым
воеводам удалось все ж е зан ять один из городков промышленников и
укрепить его. П осле понесенного пораж ения, окруж енные враждебно на­
строенными местными ж ителями, в условиях полярной зимы воеводы и
думать не могли о постройке острога. Каким-то путем весть об этом по­
раж ении вскоре дошла до Тобольска; спустя несколько месяцев, в апреле-мае 1601 г., новым мангазейским воеводам кн. В. М. КольцовуМ асальскому и С. Е. П уш кину был вручен «государев наказ», согласно
которому летом того ж е года они с ратными людьми отправились разы ски­
27 М. П. А л е к с е е в . Сибирь в известиях.., т. I, стр. 250—254; «История плава­
ния россиян из рек сибирских в Ледовитое море». «Сибирский вестник», ч. XV. СПб.,
1821, стр. 1—2.
28 П. Н. Б у ц и н с к и й. К истории Сибири.., стр. 43, 44; Г. Ф. М и л л е р.
История Сибири, т. I, стр. 309.
29 О борьбе частных пушных предпринимателей с Новгородом в Югорской
земле с XII в. см.: С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 74—75.
30 РИБ, т. 2, стб. 818; П. Н. Б у ц и н с к и й . К истории Сибири, стр. 47.
31 «Мифологические сказки и исторические предания энцев. Запись Б. О. Дол­
гих». М., 1961, стр. 200—209; Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. I, стр. 310;
Р. Е. К о л ь е . Река Таз. Л., 1930, стр. 16—17.
32 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. I, стр. 395.
2
В. А. Александров
17
вать М. М. Ш аховского. По всей вероятности, они заверш или укрепление
занятого М. М. Ш аховским городка и превратили его в город М ангазею.
Не приходится удивляться, что новым воеводам было предписано усм и­
рять «всех московских городов торговых людей», если они будут п реп ят­
ствовать и впредь основанию города М ангазеи, установлению в ней ад­
министративной власти и введению таможенного и ясачного облож ения 33.
После основания М ангазеи на р. Тазе м естная адм инистрация начала
объясачивание местных самодийских племен и первоначально установила
контроль над довольно скромной по разм ерам территорией. Согласно н а­
к азу м ангазейские воеводы обязывались такж е возвести острог на Е ни­
сее 34. Последний сооружен не был и, ио-видимому, вместо него только
в 1607 г. воеводой Д. Ж еребцовым было учреж дено официальное Туруханское зимовье. Тогда ж е на Енисее, вблизи устья р. Елогуй, было осно­
вано ясачное Инбацкое зимовье. Таким образом, ясачны й реж им на Е н и ­
сее стал устанавливаться спустя пять-ш есть лет после основания
М ангазеи.
Б. О. Долгих подробно показал, как склады валась сеть ясачны х зимо­
вий М ангазейского уезда и как отдельные родовые объединения самое­
дов, остяков и тунгусов постепенно облагались я с а к о м 35. Этого ж е вопроса
касается М. И. Белов 36. В этом процессе следует подчеркнуть основные
этапы первоначального политического присоединения этого района, о чем
можно судить по «Экстракту из ясачны х книг города М ангазеи», состав­
ленному для Г. Ф. М иллера на основе данны х первы х ясачны х мангазейских к н и г 37.
Обобщенные цифровые данные «Экстракта» весьма показательны (см.
таблицу 1).
Таблица
1
Численность ясачны х людей М ангазейского уезд а в 1606/7— 1625/26 гг.
Годы
П л ем ен а
1606/7
1609/10
1613/14
1614/15
1617/18
1619/20
1623/24
1625/26
«Самоядь» .......................................
Остяки (инбаки) ..........................
Тунгусы ...........................................
710
257
19
158
342
7
747
343
43
271
235
334
18
833
365
31
324
294
более
329
657
319
более
454
В с е г о ..........................
986
507
1133
271
587
1229
более
947
более
1430
Воеводская власть на протяж ении первых 20 лет X V II столетия ос­
новное, если не исклю чительное внимание, уделяла подчинению самодий­
ских племен по Тазу, Т урухану, в низовьях Енисея, на Пясине, а такж е
остяцких родов на среднем течении Енисея. М. И. Белов справедливо
указы вал, «что к 1607 г. мангазейские казаки уж е подчинили царской
власти почти все родовые ненецкие и энецкие объединения, кочующие
близ города и в отдаленных районах» 38. Однако на П ясине «самоядь»
33 РИБ, т. 2, стб. 824, 830; Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. I, стр. 400.
34 Г. Ф. М и л л е р. История Сибири, т. I, стр. 397.
35 Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в.
М., 1960, стр. 119 и след.
36 М. И. Б е л о в. Открытие и первоначальное освоение русскими Таймырского
полуострова.
«Исторический памятник
русского
арктического
мореплавания
XVII в. Сб. ст.» JI.—М., 1951, стр. 41 и след.
37 Архив Академии наук СССР, ф. 21, опись 4, № 21, лл. 13—72.
38 М. И. Б е л о в . Открытие и первоначальное освоение русскими Таймырского
полуострова.., стр. 43.
18
была обложена впервые ясаком не ранее 1613— 1614 гг., причем система­
тическое его поступление началось только около 20-х годов X V II в.39
Сбор ясака с остяцких родовых объединений на Енисее, в частности
в Инбацком зимовье, начиная с 1607 г., носил систематический харак­
тер. Это следует объяснить тем, что эти объединения ранее уж е подчиня­
лись служ илы ми людьми Кетского острога. Ю жнее устья Сыма по Ени­
сею мангазейские ясачны е сборщики, по-видимому, не поднимались, т. к.
до организации ясачной сети, подведомственной властям Енисейского
острога, сбор ясака там с енисейских остяков осущ ествлялся служилыми
людьми Кетского острога40.
До начала 20-х годов X V II в. тунгусские племена, обитавшие в бас­
сейнах Подкаменной и Н иж ней Тунгусок, К урейки, К отуя и Медвежьей
реки, фактически не были обложены ясаком. Я сак, собиравшийся
в 1613/14— 1625/26 гг. с тунгусских родов на Нижней Тунгуске, носил
характер эпизодической дани, но отнюдь не точно фиксированного еж е­
годного платеж а. Служилые люди, вернувш иеся оттуда в 1620 г., откро­
венно признавали, что они «не ведают», с кого собрали ясак 41. Правда,
имеется указание, что отряд служилы х людей, посланный из М ангазеи
в 1618 г. на Нижнюю Тунгуску под командой С. Васильева, прошел до
ее верховья, и, опираясь, по-видимому, на промысловое Буканское
зимовье, даж е получил ясак и аманатов от буляшей, проживавш их на
«Оленьей реке» (р. О ленга), притоке Лены. Это сообщение не меняет су­
щ ества дела. В частности, в нем содержится сущ ественная неточность,
т. к. буляш и обитали не в верховьях Нижней Тунгуски, а между ее сред­
ним течением, где позднее возникло Илимпейское ясачное зимовье, и
верховьями рекп О л ен ек а42. Упрочение воеводской власти на восточ­
ных притоках Е нисея следует относить к концу 20-х годов X V II в.,
когда на Н иж ней и Подкаменной Тунгусках была основана сеть ясачных
зимовий 43.
Д альнейш ее продвижение правительственных отрядов шло по двум н а­
правлениям — на восток по территории Таймырского полуострова до райо­
нов, прим ы кавш их к нему с юга, и на юг от М ангазеи по р. Пуру. Само­
дийские и тунгусские объединения на Таймыре были подчинены в начале
30-х годов X V II в. Первое упоминание о объясачивании на Хете содер­
ж ится в челобитной мангазейского стрельца Я. Елизарьева, который
будто бы послан был туда в ясачное зимовье в 1625 г.44 Однако только
иод 1632 г. в «Экстракте» при подведении итогов ясачного сбора впервые
встречается обобщающая формулировка: «всего в Пясиде на Хете реке»,
а под 1634 г. такж е впервые упоминается ясачное зимовье у Есейского
о зе р а 45. Д алее, п ервая партия служилы х людей во главе с В. Сычевым
уш ла из М ангазеи на реку Анабар только в 1642/43 г., после того как
мангазейский воевода кн. П. М. Ухтомский узнал о наплыве промышлен­
ников в этот район. М алочисленный отряд В. Сычева не сразу добился
39 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II. М.—JL, 1941, стр. 24, 25; М. П. А л е к ­
с е е в . Сибирь в известиях.., т. I, стр. 217; Архив АН СССР, ф. 21, опись 4, № 21,
лл. 22—23.
40 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, стр. 23, 216, 217.
41 Архив АН СССР, ф. 21, опись 4, № 21, л. 22; Г. Ф. М и л л е р . История Си­
бири. ., т. II, стр. 24.
42 А. И. А н д р е е в . Буляши. «Советская этнография», 1937, № 2—3, стр. 111—
113; Ю. А. Л и м о н о в . Роспись первого общего чертежа Сибири. «Проблемы
источниковедения», т. VIII. М., 1959, стр. 352; Б. О. Д о л г и х . Родовой и племен­
ной состав народов Сибири в XVII в. Цветная карта [вклейка в конце. — В. А.]
распространения этнических групп, расселения племен и родов народов Спбири
в XVII в.
43 Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири.., стр 121—
124.
44 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 83, л. 475—476.
45 Архив АН СССР, ф. 21, опись 4, № 21, лл. 43об, 55об.
2*
там успеха. Целую зиму он просидел в зимовье в осаде и, несм отря на
присланны е подкрепления, В. Сычев смог вернуться в М ангазею только
спустя семь л е т 46.
«Ю рацкая пуровская самоядь» долго и ожесточенно боролась против
объясачнвания. М ангазейекий служ илы й человек Мороз М арков в своей
челобптной настаивал на том, что в 1626 г. он, будучи послан на К рова­
вую реку (приток р. Т аза в его низовье) «на самоядь», которая «поби­
вала» русских людей и не платила ясака, привел ее к «беспереводному»
ясачном у п латеж у. Однако в «Экстракте» только под 1636 г. им еется у ка­
зание, что «самоядь» впервые прислала в М ангазею налож енны й на нее
я с а к 47. Но и этот яс ак вносился не всеми.
Т акпм образом, самодийские племена, обитавш ие по Т азу и Турухану
и в низовьях Енисея, а такж е остяки на среднем течении Е н исея подпали
под ясачны й реж им в первом десятилетии X V II в.; «самоядь» н а П ясине — меж ду 1613/14 и 1620 гг., а тунгусские племена, п рож ивавш ие на
Н иж ней и П одкаменной Т у н гу ск а х ,— в 20-х годах X V II в. Н аселение
Таймырского полуострова в целом было объясачено в 30-х годах.
Можно согласиться с мнением Б. О. Д олгих о том, что «приблизи­
тельно к 1634 г. вся территория М ангазейского уезда уж е была вклю чена
в состав Русского государства» 48, хотя процесс объясачивапня все ж е не
был еще заверш ен. К этому времени только слож илась сеть ясачны х зи­
мовий. Следует подчеркнуть, что пуш ные промы слы русских предприни­
мателей в крае задолго до середины 30-х годов .X V II в. достигли своего
расцвета.
П ричина столь медленного процесса объясачнвания местного населе­
н и я заклю чалась в том, что в М ангазее вплоть до 1625 г. не сущ ествовало
постоянного гарнизона служ илы х людей. Т ам несли служ бу «годовальщ пки», присы лавш иеся из Б ерезова и Тобольска на весьма ограниченны й
срок (на год) и в недостаточном для создания ш ирокой сети ясачны х зи­
мовий количестве. Обычно численность таких годовалыцпков не превы ­
ш ала 50 ч ел о в е к 49. Онп несли служ бу в ближ них к М ангазее зимо­
вьях — Туруханском, Верхотазском и др. Местные власти скоро убеди­
лись в том, что такие «годовалыцики» были более заинтересованы в ско­
рейш ем окончании срока службы и возвращ ении по домам, чем в дли­
тельны х поисках «немирных землиц» и приводе неясачны х местных ж и ­
телей «под великого государя». Кроме того, малочисленны й гарнизон
М ангазеи не в силах был осущ ествлять в больших м асш табах сбор ясака
на огромной территории уезда.
В 1624/25 г. на ясачную служ бу из М ангазеи на П ясину, Нижнюю и
Подкаменную Тунгуски, в низовья Е нисея («в Х ан тай к у » ), а такж е «в Н о­
вую Ш илягпрскую землю» было послано только 19 служ илы х л ю д ей 50.
Поэтому в 1625 г. в М ангазею по «рассмотрению» тобольского воеводы
кн. Ю. Я. Сулеш ева было переселено «на вечное житье» из Тобольска 50
«новопрпборных» стрельцов с семьями, и общ ая численность постоянного
гарнизона достигла 65 человек. Спустя четы ре года м ангазейский воевода
Г. И. Кокорев им «в дополнку» набрал на служ бу из приезж и х промыш ­
ленников еще 40 человек. М ангазейские служ илы е люди в одной своей
челобптной определенно связы вали создание всех ясачны х зимовий
уезда в это врем я с организаций постоянного гарнизона: «Распростра­
46 Архив АН СССР. ф. 21, опись 4, № 93, лл. 221об—223; ЦГАДА, Сибирский
приказ, стб. 381. л. 603—604; М. И. Б е л о в . Открытие и первоначальное освоение
русскими Таймырского полуострова.., стр. 47—48; О н ж е . Арктическое морепла­
вание. .. стр. 132. 133.
47 Архив АН СССР, ф. 21, опись 4, № 21, л. 51об; ЦГАДА, Сибирский приказ,
стб. 289. л. 78.
48 Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири.., стр. 119.
49 П. Н. Б у ц п н с к п й . К истории Сибири.., стр. 48, 49.
50 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1672, ч. III, л. 436.
20
нили твои государьские вотчины немало, проведали захребетные реки
Вилюй, и Алдан, и Х атангу реку и Есей озеро и малы х рек». Действи­
тельно, на служ бу в ясачные зимовья и для «проведывания новых зем­
лиц» м ангазейские власти с 30-х годов X V II в. посылали по 50 и более
служ илы х людей 51.
Д ля «проведывания» новых «землиц» местные власти опирались на
промыш ленников, которых привлекали в качестве проводников, а по­
рой — как дополнительную военную силу. За посылку в 1642/43 г. отряда
В. Сычева на р. Анабар мангазейекий воевода кн. П. М. Ухтомский полу­
чил выговор из Сибирского приказа, в котором была сформулирована
общ ая мысль о порядке организации подобных экспедиций; в грамоте
из Москвы ему писалось: впредь в дальние походы «небольших служ и­
лых' людей одних бес промыш ленных людей не посылали [б], чтоб в том
наш ему делу порухи не было, а наш им бы мангазейским служилым лю­
дям на таких дальних службах урону не было» 52. Обычно отряды слу­
жилых людей «проведывали новые землицы» в М ангазейском уезде, опи­
раясь на уж е созданные промысловые зимовья. В дальнейшем, по уж е
установленному порядку, ясачные сборщики ежегодно отправлялись на
ясачны й сбор и возвращ ались назад в М ангазею вместе с промыш лен­
ными людьми.
До 20-х годов X V II в., т. е. до установления ясачного режима, за
неимением данны х трудно судить о противодействии, которое оказы ва­
лось на промыслах местным населением русским промышленникам.
В ходе установления ясачного реж има местное население, заинтересо­
ванное в экономических связях с промыш ленниками и служ и­
лыми людьми, первоначально, как правило, добровольно становилось
«под высокую руку великого государя». Однако вскоре начались серьез­
ные вы ступления местных племен, направленные, с одной стороны, про­
тив ясачного реж има, тяж есть которого усугублялась злоупотреблениями
и насилием воеводской администрации и служилых людей, а, с дру­
гой стороны, против промышленников. Уменьш ение количества соболей
только обостряло эту борьбу.
Н иж е, в гл. 9, будет показано, что во всяком случае до середины
X V II в. п у ш н ая добыча промышленников количественно намного пре­
восходила ясачны е сборы. Поэтому деятельность промыш ленных людей
наруш ала интересы коренного населения и нередко ставила его хозяй­
ство в крайне тяж елое положение. Делопроизводство Сибирского приказа
за весь X V II в. пестрит жалобами ясачного населения на опромышливание
охотничьих угодий, порой на грабеж и и т. п. У же в конце 20-х годов тун­
гусы стали активно бороться за свои промысловые угодья. Н ачавш иеся
столкновения и жалобы русских промышленников вы звали организацию
целой военной экспедиции, которая была послана на Нижнюю Тунгуску
в 1628 г. под командой С. Навацкого. Перед ним ставилась задача охра­
н ять торговых и промыш ленных людей, где их на промысле «учали ино­
земцы п о б и вать... и новых землиц иноземцов приводить под государеву
царскую высокую руку» 53.
В этом походе важ но подчеркнуть два момента. По словам тоболь­
ского воеводы кн. А. Н. Трубецкого, С. Н авацкий должен был достигнуть
51 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 16, лл. 443, 444; стб. 75, лл. 591—598;
стб. 88, лл. 282—284; стб. 1672, ч. III, л. 471; кн. 14, лл. 355—360; РИБ, т. 8. СПб.,
1884, № 11, VII, стб. 353.
52 Оправдываясь, П. М. Ухтомский в своем ответе писал, что с В. Сычевым
ушло более 30 промышленников (ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 123, лл. 340—
346; стб. 1683, лл. 29—40; Архив АН СССР, фонд 21, опись 4, № 93, лл. 221об—
223об).
53 «Якутия в XVII веке (Очерки)». Под ред. С. В. Бахрушина, С. А. Токарева.
Якутск, 1953, стр. 13—15; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 155;
ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 83, лл. 477—479.
21
«ш плягпрские службы», т. е. дойтн до верховий Н иж ней Тунгуски. Этот
путь, преодолевавш ийся от М ангазеи за 7 — 12 недель, отряд С. Н авацкого прошел за три летних сезона с двум я зимовками. Одна зимовка была
меж ду устьям и рек Л етней и Таймуры , вторая — в устье р. Т и т е п 54.
Столь медленное продвижение объяснялось преж де всего стремлением
упрочить ясачны й реж им на Н иж ней Тунгуске. Вторым характерн ы м мо­
ментом в этом походе было то, что С. Н авацкий отнюдь не был первоот­
кры вателем и двигался «до коих мест ходят промы ш ленны е люди н а про­
мысел». С отпущ енным С. Н авацким на Л ен у отрядом А. Добрынского и
М. Васильева, который впервые начал собирать ясак в Я кутии, уш ел, вне
сомнения, в качестве проводника промы ш ленны й человек Алпмп Ф ефилов Л у п а ч к о 55.
Поход С. Н авацкого дал много ценны х сведений м ангазейской адми­
нистрации 56. Значительно меньшего достиг С. Н авацкий в упрочении
ясачного реж им а н а Н иж ней Тунгуске. Сам он привез в М ангазею до­
вольно скромное количество соболиных мехов, собранных в качестве
ясака (17 сороков 9 ш тук соболей). В 1632/33 г., т. е. на следующий год
после возвращ ения С. Навацкого, м ангазейский стрелец М. М арков про­
долж ал объясачивать в верховьях Н иж ней Тунгуски, в районе устья
р. Непьт, отдельные тунгусские роды. Последующ ие мангазейские сбор­
щ ики ясака, по крайней мере до 1640 г., не могли даж е учесть всех п ла­
тельщ иков ясака, и численность объясаченного н аселения в 1630—
1640 гг. резко ко л еб ал ась57. С клады вается определенное впечатление, что
в это время м ангазейские власти вы нуж дены были сплошь и рядом до­
вольствоваться ясаком, который вы плачивался отдельными родами, но не
в индивидуальном точно зафпкспрованном на основании переписи п ла­
тельщ иков ясака порядке.
М ангазейский воевода Г. И. Кокорев писал, что в 1628/29 г. на Подкаменной Тунгуске кондогпрскпе, чапогирскпе, чемдальские тунгусы
ясачны м сборщикам «про то, за кого они государев ясак платили, не ск а­
зали». В частности, тунгусы племени чемдаль впервы е стали платить
ясак с 1628/29 г., но в 1633 г. ясачны е сборщики не смогли долож ить
«с ково пмянем и сколка человек» они собрали ясак на «усть Тетери
реки», где ж или эти тунгусы. В 1634 г. в Чунском зимовье на той ж е
Подкаменной Тунгуске ясачны й сбор проводился «без книг», т. е. не
в индивидуальном порядке. В одном «докладе» Сибирского п риказа со
ссылкой на м ангазейские ясачны е книги 1633/34 г. было даж е сделано
следующее обобщение о всем М ангазейском уезде: «П латят ясак ясачны е
люди не по окладу и без цены, потому что они люди кочевные, а не си­
дячие и ж ивут, переходя с места на место, и ясак п латят без ымен с ам а­
наты , а сколько принесут, то у них и возмут и дают тунгусом за то го­
сударево ж алованье, олово и одекуй, и сукна, и корм, а в ины х зимовьях
платят ясак и без аманатов и имена тех ясачны х людей у п латеж у переменяю тца» 58.
Д аж е позднее воевода П. М. Ухтомский сообщал в М оскву о тунгу­
сах цылнмбеева рода, плативш их ясак до 1646 г. в И лимпейское зимовье
(Н и ж н яя Тунгуска) «без книг», а в 1651 г. воевода Ф. И. Байков обоб54 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 16, лл. 212—214, 265—273; сто. 40, лл. 452—
457: кн. 367. лл. 724—728.
55 В. А. А л е к с а н д р о в . Русские промышленники в Якутии до образования
Якутского воеводства (1611 г.). «Проблемы общественно-политической истории
России и славянских стран. Сб. статей к 70-летпю академика М. Н. Тихомирова».
М.. 1963. стр. 237.
56 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 46, л. 65.
57 П. Н. Б у ц и н с к и и. К истории С ибири.., стр. 56, 57.
55 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 46. лл. 57, 58, 65; стб. 58, л. 3 7 0 ; стб. 60,
л. 547: Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов С н б и р ц . с т р 173,
174.
22
гцеино писал в Тобольск, что из-за недостатка служ илы х людей тунгусы
и «самоядь» ясак платят «из воли, а и н ы е ... и не платят». В это же
время отдельные тунгусские роды на Н иж ней Тунгуске «избывали»
ясака по 15 и более лет 59.
Походом С. Навацкого не были ликвидированы выступления тунгусов.
В 1631/32 г. на реках Нижней и Подкаменной Тунгусках от тунгусов по­
гибло 17 промыш ленных людей, а в 1633/45 г. только в одной Нижней
Т унгуске — 53 человека 60. В начале 40-х годов борьба на промысловых
участках вновь обострилась. В 1640 г. мангазейские промыш ленники по­
дали воеводе челобитную с просьбой защ итить их от нападений тунгу­
сов, которые «многими людьми семъянистыми» убивают их на промыслах
и разоряю т зимовья, станы и расставленные охотничьи ловушки. Эта
борьба продолжалась не менее трех лет; в ходе ее тунгусы уничтожали
ясачны х сборщиков (в частности, в Илимпейском зимовье). Движение
приняло настолько серьезный характер, что из Сибирского приказа вое­
воде кн. П. М. Ухтомскому было приказано принять крайние меры —
захватить по одному «заводчику» с рода и публично их казнить.
Эта мера, даж е если воевода привел ее в исполнение, не устраш ила
тунгусов. В 1644/45 г. анабарские тунгусы отбили своих аманатов.
В том ж е 1644/45 и в 1648/49 гг. на Н иж ней Тунгуске соболиные про­
мыслы у русских промышленников вновь оказались парализованными,
а в 1649/50 г. тунгусы захватили Л етнее зимовье и перебили находив­
ш ихся там служ илы х л ю д ей 61. Восстания тунгусов против установления
ясачного реж им а происходили и в дальнейшем. В 1683 г. приказчик
Есейского зимовья обвинил местных тунгусов в намерении «изме­
нить» и повесил их «лучшего мужика», а другого забил насмерть
батогами. Возмущенные тунгусы перебили 13 человек ясачны х сборщи­
ков и уш ли в Я кутский у е з д е“, В 1698 г. восставшие тунгусы сожгли
К урейское и Туры жское зимовья и перебили 18 служ илы х людей.
Той же участи подверглись в 1703 г. пять ясачны х сборщиков в Л ет­
нем зимовье 63.
Не менее упорно боролись с ясачным гнетом самодийские племена.
В 40-х и 50-х годах «воровская ю рацкая самоядь» прикочевывала под
М ангазею , вступала в бой со служилыми людьми и побивала русских лю­
дей на промыслах. В 1645 г. «пуровская самоядь» даж е пыталась взять
на абордаж в Обской губе кочи, направлявш иеся из Тобольска в М анга­
зею. М ангазейские власти писали в Москву: «В М ангазее от той воров­
ской самояди ж ить страшно и на промыслы де всяким людем ходить не
смеют». Д ля обеспечения перевозок хлебных запасов из М ангазеи в Туруханское зимовье на Енисейский волок специально посылались служ и­
лы е люди 64.
В 1645— 1646 гг. верхотазская «самоядь», возмущ енная поборами и
обидами воеводы кн. П. М. Ухтомского, вступила в открытую борьбу,
осадила город и начала уничтож ать русских на рыбных пром ы слах65.
Д виж ения самодийских племен не прекратились и позднее. В феврале
1679 г. ю рацкий князец Корюга Х ы нин нападал на русских промышлен­
ников и их семьи в низовьях Енисея и пы тался захватить Хантайское
59 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 220, лл. 54—56; стб. 258, лл. 156— 160;
стб. 462, лл. 267—269.
60 Там ж е, стб. 656, лл. 353—359.
61 Там же, стб. 88, лл. 749—752; стб. 123, лл. 16—7; стб. 153, лл. 244—246;
стб. 462; л. 86; кн. 308, лл. 2 3 0 -2 3 3 .
62 Там ж е, стб. 1533, л. 287; Б. О. Д о л г и х . Происхождение нганасанок,
•стр. 23—34.
63 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1533, л. 339; кн. 1370, лл. 584—585 и след,
64 Там же, стб. 75, лл. 591—598; стб. 143, лл. 291—293; стб. 220, лл. 54—56.
65 Там же, стб. 263, лл. 185, 348; стб. 302, лл. 15—17; стб. 303, л. 36.
23
ясачное зпмовье; «самоядь» аситского рода хотела захватить г. М ангазею .
Зтн движ ения, по уверению воеводы И. П. Савелова, вы звали «большую
шатостъ» во всем М ангазепском у е з д е 66. После переноса в 1669 г. вое­
водской резпденцпп в Туруханск, в М ангазею присы лались н а временное
жительство ясачны е сборщпки. И з-за «шатостп» ю раков в 1679 г. они
туда не посылались. Позднее, по-видимому, н а постоянное ж и тел ьства
туда было переведено 10 служ илы х людей вместе с семьями. В 1695 г.
ю раки захватплп их всех в плен, уничтож или и 10 лет не п латили
я с а к а 67. По свидетельству X. Л аптева, юраки, обитавш ие н и ж е Т уруханска по западному берегу Енисея, до 1730 г. сами устанавли вали р аз­
мер вносимого пми я с а к а 68.
Таким образом, если русские промы ш ленники освоили основные
районы пуш ны х промыслов, начин ая со второй половины X V I в. и в те­
чение первых двух десятилетии X V II в., то м ангазейские воеводские
власти смогли установить политическое господство и объясачить местное
население лиш ь к 1640-м годам, используя знание к р а я и опыт промы ш ­
ленников.
* * *
Проникновение промыш ленников в северную часть Енисейского к р а я
проходило по слож ивш имся традиционным путям, связы вавш им Поморье
с Обской губой и бассейном ниж него течения Енисея. В трудах П. Н. Бу~
цинского, Б . М. Ж иткова п особенно в «Очерках по истории колонизации
Сибири в X V I и X V II вв.» С. В. Бахруш ин а подробно описаны древней­
ш ие пути из Поморья к устью Оби — морской путь (через Ю горский
ш ар, К арское море п полуостров Я м ал) и «чрезкаменный» путь (по П е­
чоре п через У ральский хребет). Оба пути, широко использовавш иеся
поморскими промыш ленниками, были описаны на рубеже X V II в.
В «Книге Больш ому Чертеж у» (1627 г.) при описании морского пути у к а­
зано, что этому пути был составлен «чертеж» еще во времена Бориса Го­
дунова. «А от Пустоозера 70 верст губа Болвановская; а в тое губу
в морскую проливу п ала речка, прозвищ е той речки в старом чертеже
не н ап и с ан о ... От К оротаевы 70 верст, река К ара; а промеж реки К оротаевы и реки К ары на море остров Ваигач, от берега остров 10 верст. От
К ара реки берегом пали в море 3 речки, а прозвищ е в том месте в старом
чертеже тем рекам не подписано» 69.
Трудно утверж дать, какой из этих путей — морской или «чрезкамен­
ный» — играл определяю щ ее значение в успехах русского освоения
м еж дуречья Оби и Енисея. М орским путем, по сведениям н ачала X V II в.,
в М ангазею прибы вали целые караван ы промы ш ленны х судов. М еж ду
1613— 1615 гг. по нему сразу прошло на 16 кочах 160 человек, а в 1618—
1619 гг. по-преж нему приходили «большим морем многие люди» 70. П ри
благоприятны х обстоятельствах морской путь можно было преодолеть за
м есяц с лиш ним, но в случае каких-либо задерж ек промы ш ленники
вы нуж дены были зимовать в Пустозерске, где уж е в 70-х годах X V I в.
собиралось немало промыслового лю да 71.
Другие промы ш ленники предпочитали «чрезкаменный» путь. В 1584 г.
66 «Дополнения к актам историческим», т. 8. СПб., 1862, № 44, VI, V III,
стр. 162— 166.
67 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1533, лл. 225, 226, 346; кн. 865, л. 233;
кн. 1370, лл. 497—499; кн. 1432, лл. 101— 102.
68 «Записки Гидрограф, департамента морского министерства», 1851, ч. IX,,
стр. 53.
69 «Книга Большому Чертежу». Подг. к печати К. Н. Сербина. М.—Д., 1950,.
стр. 161, 162, 169: А. Й. А н д р е е в . Очерки по источниковедению Сибири, вып
I, XVII век. М.—Д.. 1960, стр. 27, 28.
70 РИБ, т. 2, стб. 1072, 1088, 1091, 1092.
71 М. П. А л е к с е е в . Сибирь в и звестиях.., т. I, стр. 158, 159.
24
английский куп ец А. МарЩ, собиравш ийся добраться до Оби, получал
сведения от русских торговцев именно об этом п у т и 72. П. Годунов докла­
ды вал в приказе К азанского дворца, что в бытность его воеводой в Б ере­
зове в начале 90-х годов XV I в. многие торговые люди ходили с Печоры
через «Камень» даж е зимним путем на собаках; по его словам, они только
слыш али, к ак от А рхангельска «в М ангазею хаж ивали торговые люди
на Пустоозеро», т. е. морским путем. Несколько позже, в 1607 г., другой
березовский воевода кн. П. А. Ч еркасский такж е доносил, что «по вся
годы» многие пустозерцы ходят в Березовский уезд через Роговой горо­
док с «великими товарами» 73.
В 1616— 1619 гг. русское правительство, обеспокоенное сведениями
о попы тках западноевропейских торговых компаний морским путем про­
никнуть в Обскую губу, решило вообще закры ть этот путь и запретило
поморским промы ш ленникам и торговцам его использовать. Д ля «бережения от немецких людей» были учреждены заставы на Собском устье 4 и
на полуострове Я мал. Это запрещ ение объяснялось правилом, ж естко
проводимым с X V I и в течение всего X V II в., по которому всякое про­
никновение иностранцев в Сибирь, объявленную «государевой вотчиной»,
категорически воспрещалось. Этому факту, широко известному в научной
литературе, особое внимание уделил в своей монографии «Арктическое
мореплавание с древнейш их времен до середины X IX в.» М. И. Белов 75.
По его мысли, только после запрещ ения морского хода промыш ленники
вы нуж дены были налаж ивать полуморское обско-тазовское «торгово-про.мысловое судоходство по Обской губе», которое до 1619 г. «поддержива­
лось главны м образом казной» 76.
Это построение следует признать неудачным. У ж е давно С. В. Б а х ­
руш ин вполне обоснованно показал, что «чрезкаменный путь», продол­
ж ением которого был путь через Обскую губу, широко использовался про­
мыш ленниками с X V I в . 77 Приведенные выше данные лиш ь дополняют
его точку зрения. Заслуж ивает внимания такж е другое. Морской путь был
запрещ ен в момент расцвета пуш ных промыслов в М ангазее и в бассейне
Нижнего Енисея. И меется только одно краткое упоминание о просьбе
торговых людей отменить это запрещ ение в годы воеводства в М ангазее
Д. С. Погожего (1620— 1623 гг.) 78. Тем не менее этот запрет ни в какой
степени не наруш ил организации пуш ных промыслов и, насколько изве­
стно, служ илы е люди посылались на заставу на полуостров Я мал для
предотвращ ения морских плаваний сравнительно короткое время, до конца
20-х годов X V II в . 79
П ричина этого легко объяснима. С развитием в начале X V II в. зем­
леделия в Западной Сибири, прежде всего в Верхотурско-Тобольском
районе, промы ш ленники сочли более выгодным производить необходимые
для промыслов закупки хлеба именно там, неж ели провозить хлеб из По­
морья морским путем или сложным и трудным для больших грузов «чрезкаменным» п у т е м 80. Поэтому во втором десятилетии X V II в. все большее
значение для экономических связей с Сибирью стали приобретать пути,
72 Там же, £тр. 187.
73 РИБ, т. 2, стб. 165—170, 1068, 1069; П. Н. Б у ц и н е к и й . Заселение Сибири
и быт первых ее насельников. Харьков, 1889, стр. 176, 177.
74 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 158, лл. 138, 139.
75 М. И. Б е л о в . Указ. соч., стр. 108— 125.
76 Там ж е, стр. 120.
77 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 81, 82.
78 «История плавания россиян.. . » — «Сибирский вестник». СПб., 1821, ч. XV,
стр. 11— 12.
79 «Открытия русских землепроходцев и полярных мореходов XVII в. на се­
веро-востоке Азии». Сост. Н. С. Орлова. М., 1951, № 2, 3, 4, 5, 6, 7, 9; ЦГАДА, Си­
бирский приказ, стб. 16, лл. 212—214, 216—218.
80 Об этом см. также ниж е в главах 9 и 11.
25
выводнвшпе с Вычегды к Верхотурью и Т об ол ьску81, откуда по системе
И рты ш а п Оби промы ш ленники или попадали через Обскую губу в М ан­
газею плп на Енпсей в район Енисейского острога, откуда «сплывали»
к Туруханскому зимовью. При этом, по меткому наблюдению С. В. Б а х ­
руш ина, «чрезкаменный» путь на протяж ении всего X V II в. использо­
вался преимущ ественно только при обратных путеш ествиях из Сибири
на Русь, во врем я которы х «пуш нина легко ум ещ алась в небольш их обласах, соверш авш их путь через Камень» 82.
Действительно, мангазейские промы ш ленники ценили «чрезкаменный
путь» на Русь за то, что он был короток сравнительно с путем через То­
больск, а тем более через Енисейск — «из М ангазеи дорога в Русь неда­
лека и пряма, на Обдорь, да на Пустоозеро». Этим путем до М осквы до­
бирались за 12— 13 недель, тогда к а к через Тобольск в М оскву можно
было попасть спустя недель 16 и б о л ее83. О таком своеобразном кругово­
роте промыслового движ ения с Руси в Сибирь и обратно, к а к о слож ив­
ш емся явлении, писал в М оскву ещ е в 1628 г. тобольский воевода кн.
А. Н. Трубецкой 84.
Становится очевидным, что развитие путей, связы вавш их Поморье
с М ангазеей, зависело не столько от правительственной регламентации,
сколько от обстоятельств экономического порядка, в частности, от хозяй ­
ственного разви тия Западной Сибири.
Путь по И рты ш у и Оби от Тобольска до Б ерезова и далее по Обской
губе до рекп Т аза особенно широко использовался промы ш ленниками и
торговыми людьми до 40-х годов X V II в. и покры вался в зависимости от
состояния погоды за 8 — 13 н ед ел ь 85. Этот путь, особенно по Обской губе,
был опасен пз-за часты х ветров, переходивш их в штормы, и требовал уме­
лого судовождения. Н а Оби имелись свои кормщ ики и «знатцы», которым
«морской ход был заобы чай и разбойные места, в которы х местах н а море
кочп погодами разбивает, зналп» 86. Они стремились начать плавание из
Тобольска не позж е «Петрова дня» (29 ию ня) с тем, чтобы в губе не столк­
н уться с встречными ветрами. Особо опасным местом в этом отношении
был участок побереж ья, н азы вавш ийся Ч ерны ми горами. М ангазейский
стрелец В. Петров в 1643 г. объяснял в Сибирском приказе причину ав а­
рии кочей в губе в 1642 г. под Черны ми горами именно тем, что на кочах
не было опытных лоцманов, которые сумели бы во-время ввести суда
в реку Столбовую п укры ть пх от надвигавш ейся неп огоды 87.
В августе и начале сентября весь торгово-промыш ленный люд, пройдя
Обскую губу, по Т азу достигал М ангазеи, где и оставался н а зи м о в к у 88.
Весной начпналпсь сборы к дальнейш ему пути на соболиные промыслы,
п М ангазея постепенно пустела. П ромыш ленные партии спеш или, поль­
зуясь веш ней водой, по Тазу, через волоки, озера и реж мы достигнуть
р. Т урухана, попасть в Туруханское зимовье п уж е оттуда уй ти по Е ни­
сею в основные районы соболиных промыслов.
Н а этом участке пути была создана ц елая система транспортировки
грузов. Весь путь от М ангазеи до Туруханского зимовья заним ал три —
три с половиной недели. Сложность пути заклю чалась в неоднократных
перегрузках клади, так к а к на разны х участках могли проходить суда
различной грузоподъемности. От М ангазеи по Т азу и его притоку речке
Волочанке шли на кочах или дощ аниках до «Круглого озера», где п ере­
81 Подробно об этих путях см.: С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III
ч. I. стр. 103— 110.
82 Там же. стр. 86, 87; ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 88, лл. 194— 195.
83 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 115, лл. 178— 179; стб. 178, лл. 135— 145.
84 Там ж е. стб. 16, лл. 261—264.
85 РИБ. т. 2, стб. 1056.
88 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1683, ч. II, л. 519.
87 Там же. стб. 123. лл. 60—68.
88 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 84, 298.
26
груж ались на более мелкие суда — лодки, ш итики и каю ки — и двигались
на них по озеру или по протокам (режмам) до волока. Иногда промыш­
ленники заблаговременно «зимним путем» доставляли свои запасы из
М ангазеи к волоку. Волок протяженностью в 700 саж еней был наиболее
сложной частью пути. К ладь по специально сделанному по «мокрым»
местам «мосту» переносили на себе или «волокли» на тележ ках. Далее
путь продолж ался по-прежнему на лодках через озера и режмы вплоть до
реки Т урухана и его притока Волочанки, где промыш ленники или дожи­
дались дощаников, которые высылались из Туруханска, или шли на су­
дах, выстроенных около волока. Летом вода в реж м ах падала и провести
но ним даж е лодки, гружены е снаряж ением и хлебными запасами, было
н ельзя 8Э.
В начале июля и вплоть до мая-ию ня следующего года Туруханское
зимовье пустело; следующей весной промыш ленники возвращ ались
с промыслов и тем ж е путем торопились добраться до М ангазеи, а от­
туда до «замороза» уйти через Обскую губу на «Русь». Таким обра­
зом, полный цикл промыслового предприятия от отъезда из Поморья и
до возвращ ения длился не менее двух с половиной — трех лет.
В середине 30-х годов X V II в. путь в М ангазею от Тобольска по Оби
и по Обской губе довольно быстро начал глохнуть. С развитием земледе­
л и я в Енисейском уезде промыш ленникам становилось уж е невыгодно
закупать, а главное перевозить в Мангазею хлебные запасы из Западной
Сибири. Поэтому они основной базой по снабжению своих промыслов
в М ангазейском уезде сделали Енисейск, куда попадали из Тобольска по
Оби, ее притоку К ети и через М аковский волок. Д алее по Енисею они
достигали Туруханского зимовья. С этого времени северным «чрезкаменным путем» промыш ленники еще реже стали ездить в М ангазею, о чем
в 40-х годах сообщали мангазейские и березовские таможенные и воевод­
ские власти. По Оби и Обской губе в М ангазею в это врем я системати­
чески доставлялись грузы и хлебные запасы только казной 90.
В то ж е время путь от М ангазеи на «Русь» через Обскую губу и далее
через «Камень» по-преж нему вплоть до 60-х годов X V II в. оставался боль­
шой дорогой, по которой промыш ленники вывозили на запад сибирские
меха. Поэтому следует сделать серьезные поправки к установивш емуся
мнению о судьбе полуморского пути через Обскую губу, связывавш его
Поморье с М ангазеей. С. В. Бахруш ин считал, что этот путь начал при­
ходить в упадок в 40-х годах, хотя и просуществовал до 60-х годов. М. И.
Белов утверж дает, что 30-е — 40-е годы X V II в. «были последними го­
дами полуморских походов в древнюю Мангазею» 9I. К ак видно, поездки
промыш ленников в. М ангазею по Оби и Обской губе к середине X V II в.
действительно почти совершенно прекратились, но вывоз мехов на круп­
нейшие русские меховые рынки (Устюг Великий, А рхангельск и др.)
по-преж нем у осущ ествлялся этим путем вплоть до упадка М ан газеи 92.
Пути через Енисейск или западные притоки Енисея — Елогуй и Сым, —
связы вавш ие М ангазею с Русью, имели, безусловно, второстепенное зн а­
чение.
Путь через Елогуй и приток Оби Вах мангазейским промышленникам
был известен довольно рано. В 1621 г. мангазейские власти назы вали его
89 С, В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 119, 120; ЦГАДА, Си­
бирский приказ, стб. 52, л. 227; стб. 178, лл. 9— 15; стб. 263, лл. 199—203; стб. 462,
лл. 141—144; стб. 656, ч. III, лл. 459—474; кн. 367, лл. 658об, 666, 673, 708об, 711—
718, 730—731. Этот путь в начале XX в. был исследован и описан И. Н. Шуховым
в работе «Общий обзор бассейна реки Таза» (Ачинск, 1915).
90 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 136, л. 132; стб. 178, лл. 9— 15; стб. 263,
лл. 185, 354—355; стб. 373, л. 305.
91 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 115, 121; М. И. Б е л о в .
Арктическое м ореплавание.., стр. 124.
92 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 367, л. 711.
27
«новой дорогой» 93. По нему промы ш ленники уходили с промыслов в То­
больск, м инуя М ангазею и Енисейск. В ласти этих городов очень ревниво
относились к тому, чтобы таможенные поступления не уменьш ались, по­
этому в начале 1622 г. этот путь был за п р е щ е н 94. Однако он использо­
вался промы ш ленниками довольно часто. Д аж е енисейские власти после
сбора тамож енных пош лин с промыш ленников, вернувш ихся с Л ен ы и
Ангары, разреш али уходить на «Русь» этим путем в 1639— 1641 и 1645—
1646 гг., чем н авлекли на себя неприятности, последовавш ие от Сибир­
ского приказа. Запрещ ение использовать этот путь было подтверждено
в 1642 г.. и в 1649 г. енисейскому воеводе Ф. П. П олибину велено были
поставить заставу на устье Е л о г у я 95. Тем не менее промы ш ленники н
торговые люди, ходившие из Тобольска в Т уруханск, по-преж нем у использовалп путь по р. Елогуй, о чем свидетельствую т отписки м ангазейскпх и туруханскпх там ож енны х голов в 1668, 1678 п 1686 гг. В 1686 и
1702 гг. из М осквы последовали очередные грамоты в Сибирь с подтверж ­
дением преж него запрета использовать этот путь частны м лицам, хотя
для казенны х надобностей (пересы лка почты и прочее) движ ение по
нему осущ ествлялось96.
Рассмотренные схемы промысловых и торговых путей имеют перво­
степенное значенпе д ля объяснения причин возникновения и развития
торгово-промысловых п административны х центров М ангазейского уезда
— города М ангазеи и Туруханского зимовья. Выш е говорилось, что М ангазея как административны й центр возникла в 1601 г., по всей вероят­
ности. на месте уж е сущ ествовавш его промыслового городка, удобно рас­
положенного н а полпутп от Обской губы к Енисею. Воеводские власти
правпльпо оценили выгоду местополож ения М ангазеи, которая на протя­
жении первы х тридцати лет своего сущ ествования отвечала н уж дам и
промышленников и правительства. М ангазейский там ож енны й голова
И. Саблпн в 1655 г., вспоминая былое богатство М ангазеи, правильно х а­
рактеризовал значение города: «В М ангазее всяким людем приток был
большой и пож итки немалые» 97.
У становивш аяся система движ ения промыш ленников на зверовые про­
мыслы в бассейн Е н исея определяла значение М ангазеи преж де всего
как перевалочного п ункта, связывавш его Поморье и Западную Сибирь
с Енпсеем. а вместе с тем и как крупнейш его пуш ного ры нка. П рибли­
зительно с 30-х годов X V II в. после присоединения и освоения новы х
территорий по течению Н иж ней и Подкаменной Тунгусок М ангазея о ка­
зы валась на крайней западной границе уезда, удаленной от основных
районов пуш ны х промыслов. Поэтому она потеряла роль торгово-про­
мыслового центра даж е раньш е, чем это предполагали С. В. Б ахруш и н
и другие исследователи. Весьма показательно, что торговцы и промы ш ­
ленники уж е в начале 30-х годов не восстановили своих лавок и амбаров,
разгромленны х во время известной «смуты» 1631 г. М ангазейские власти
спустя почти десять лет после этих событий описали карти н у полного
торгового запустения города: «Гостиный двор опустош ен в прош лом
139 г. (1631 г. — В. А .) к а к был бой меж воевод Григорья К окорева да
Ондрея П алицы на и только н а том Гостином дворе от их воеводцкого
цустош ения осталось четы ре лавченка, да и те, государь, изсечены и
стоят оне пусты, а торговые и промыш ленные люди с своими русскими
93 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. I, лл. 187об—190.
94 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 113— 114; ЦГАДА, Си­
бирский приказ, стб. 11, лл. 118— 120.
95 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 112, л. 49; стб. 130, л. 405; стб. 250, лл. 176—
177; стб. 307. лл. 77, 78, 80; сто. 335, ч. IX, лл. 2—5; стб. 377, л. 155; Г. Ф. М и л л е р .
История Сибири, т. II, Л» 410, стр. 489, 490.
96 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 335, ч. IX, лл. 2—5; стб. 635, лл. 97— 100;
сто. 916, лл. 89—91; стб. 936, ч. И, л. 280; кн. 1270, л. 34об; кн. 1422, л. 140.
97 Там же, стб. 462, лл. 141— 144.
2S
товары и с хлебными запасы стоят по онбаром и по избам у мангазейских
стрельцов» 98.
Тогда ж е М ангазея, удаленная от ясачны х зимовий и от местного
торга, сложивш егося в Туруханском зимовье, перестала удовлетворять
воевод и к а к административный центр. Я сачные сборщики, обязанные
после возвращ ения весной из зимовий сдавать ясак в М ангазее, ввиду ее
эксцентричного полож ения теряли на путь из Туруханского зимовья
к ней и обратно пять-ш есть недель. Только до М ангазеи они добирались
к концу мая. В течение этого времени вода в Тунгусках и на их прито­
к а х падала, и возвращ ение в ясачны е зимовья было сопряжено с боль­
ш ими трудностями. У ж е в 30-х годах мангазейские власти поставили
перед правительством вопрос о перенесении воеводства в Туруханское
зимовье. Впервые об этом заговорил в 1634 г. воевода Г. Н. Орлов, кото­
рый в 1633— 1635 гг. вместе с дьяком В. А тарским вопреки н аказу уезж ал
из М ангазеи в Туруханское зимовье и там «своим высмотром» осуще­
ствлял воеводские функции (принимал и отпускал ясачны х сборщиков
и аманатов, рассматривал судные дела и проч.).
Ч ерез год Г. Н. Орлов вновь известил Сибирский приказ о крайнем
неудобстве уп равлять уездом из М ангазеи и о недовольстве торговых и
промыш ленных людей, в том числе крупнейш их московских гостей (Н.
Светешников и другие), установленным порядком отпуска их на соболи­
ные промыслы, т. е. только тогда, когда ясачны е сборщики вернутся из
М ангазеи в Туруханское зимовье. Доклад Г. Н. Орлова в Москве был от­
вергнут, но в 1640 г. другой мангазейский воевода, Н. М. Барятинский,
вновь начал настаивать на официальном разреш ении воеводских поездок
д ля реш ения дел в Туруханское зи м овье" . Из его отписки следовало,
что значительная часть промышленников, возвращ авш ихся с промыслов,
не уходила на «Русь», а оставалась в Туруханском зимовье, где образо­
вался «большой торг» и собиралась больш ая часть всех тамож енных по­
шлин. Н аконец, в 1645 г. воевода П. М. Ухтомский уведомлял Сибир­
ский приказ, что он «приволокся» в М ангазею из Туруханского зимовья
после окончания там местной ярмарки. В следующем году он опять за­
праш ивал о «туруханском ходе» «для всяких мирских росправных дел»
и, как бы подчеркивая необходимость этого в меркантильных интересах
казны, тут ж е извещ ал, что уезж ает зимним путем в Туруханское зи­
мовье к весеннем у съезду промышленников 10°.
Сибирский п риказ упорно отклонял инициативу мангазейских вла­
стей. Вопреки логике сложивш ихся обстоятельств, воеводе Н. М. Б а р я ­
тинскому было приказано «гостии двор и онбары устроить по прежнему,
без чего быть нельзя»; воеводам же предписывалось «для своей бездель­
ной корысти» в Туруханское зимовье не съезж ать, а посылать туда для
всяких «росправных дел» «пригожих служ илы х людей» 101. Отписка мангазейского таможенного головы И. Саблина (1656 г.), свидетельствовав­
ш ая о полном анахронизме сущ ествования таможенного управления
в М ангазее, такж е не поколебала традиционных воззрений, установив­
ш ихся в Сибирском приказе. И. Саблин в обширной и не лиш енной ли­
тературного таланта отписке о перспективах таможенных сборов в уезде
реш ительно утверж дал: «А сам о е.. . притонное место и в нынеш нее без­
людное врем я Туруханское зимовье» 102. Д аж е в тех случаях, когда про­
мы ш ленники и торговые люди в 1640— 1650 гг. прибывали в М ангазею
98 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 88, лл. 326—343, 498об.
99 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 325, 326, 339; ЦГАДА,
Сибирский приказ, стб. 60, лл. 450—476; сгб. 88, лл. 326—334; стб. 656, ч. I, л. 5;
ч. III, лл. 459—474.
100 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 263, лл. 199—203; стб. 1683, ч. I, л. 248.
101 Там ж е, стб. 88, лл. 335—343, 498об.
102 Там ж е, стб. 462, лл. 141—144; стб. 471, ч. II, л. 506.
29
через Обскую губу, они не зпмовалп в М ангазее, а стремились тотчас
уйти в Туруханское зимовье. Поэтому с сентября и по август следую щ его
года никаких поступлений в таможни М ангазеи не зарегистриро­
вано — «ни у кого никакого торгу и промы слу в тех месяцах и числах
не было» 103.
Правительственные предписания не могли изменить слож ивш ейся
системы грузопотоков. К середине X V II в. основным промыслово-орга­
низационным и торговым центром уезда стало Туруханское зимовье, а за
М ангазеей сохранялось значение важ нейш его перевалочного п ункта на
северном пути из Восточной Сибири через У рал.
В 50-х годах X Y II в. мангазейские воеводы, не оставивш ие попыток
перенести свою резиденцию в Туруханское зимовье, в затянувш ем ся
споре с Сибирским приказом пустили в ход сильны й аргумент. Система­
тические круш ения казенны х хлебных караванов в Обской губе застав­
ляли местные власти мучительно задум ы ваться в поисках новы х путей
и средств по доставке п обеспечению мангазейского гарнизона хлебом 104.
Р азвитие хлебопаш ества в Енисейском уезде само собой подсказывало
реш ение этой проблемы тем более, что промыш ленники, как указывалось,
давно уж е обратили внимание на возможности енисейского хлебного
ры нка, целиком обеспечивавш его их потребности. Впервые мысль о снаб­
ж ении мангазейского гарнизона через Енисейск промелькнула в упоми­
навш ем ся выше докладе Г. Н. Орлова (1634 г .). В 1653 г. мангазейский
воевода И. С. К орсаков подробно аргументировал это предлож ение деш е­
визной хлеба в Енисейске, систематической потерей дощаников, как п ра­
вило, не возвращ авш ихся в Тобольск из М ангазеи, и необходимостью
снабж ать хлебом служ илы х людей, отправлявш ихся за ясаком, именно
в Туруханском зимовье, которое практически давно заменило М ангазею
в качестве центра по организации ясачного сбора 105. О том ж е доклады ­
вали в Сибирском приказе приезж авш ие в М оскву м ангазейские служ и ­
лые люди.
П редлож ение И. С. Корсакова, переданное в Тобольск, а оттуда в Мо­
скву, не имело последствий. Но после очередной гибели в Обской губе
всего хлебного караван а воевода Р. М. П авлов заручился челобитной
м ангазейских служ илы х людей и в 1664 г. вновь поднял вопрос о пере­
несении воеводского местопребывания в Туруханское зимовье, пересе­
лении туда же всех мангазейских «жильцов» и снабжении их из Е ни­
сейска.
В Москве вы нуж дены были обратить внимание на отписку Р. М. П ав­
лова и тотчас, в мае-июне 1664 г., подробно расспросили бывш их мангазейскпх воевод И. С. К орсакова, С. В. Л арионова, И. М. К ваш нина, воеводствовавшпх в 50-х годах, о необходимости перенесения воеводской
резиденции и о наиболее удобном месте для постройки города на р. Турухане. Воеводы поддерж али Р. М. П авлова и добавили, что ясачны х лю­
дей в районе р. Т аз немного и ради сбора с них ясака нет необходимости
содерж ать там острог с постоянным гарнизоном. По их единодушному
и обоснованному мнению, ставить острог на месте старого Т уруханского
зпмовья было нецелесообразно ввиду того, что оно стояло не на главном
русле Енисея, а на протоке, пересыхавш ем летом и замываемом песком.
Л учш им местоположением для острога они считали устье Н иж ней Т ун ­
гуски, где в середине 50-х годов в 15 верстах от Т уруханского зимовья
на правом высоком берегу Енисея был учреж ден Троицкий монастырь,
103 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 332, л. 67об.
104 Такие катастрофы известны в 1621, 1642, 1643, 1644. 1656, 1663 гг. См.:
П. Н. Б у ц и н с к и и. К истории Сибири.., стр. 62, 63; С. В. Б а х р у ш и н . Науч­
ные труды, т. III. ч. I. стр. 120, 121; ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 635, лл. 131—
136; стб. 905. лл. 53: кн. 367. л. 655.
105 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 220, лл. 153—157.
30
в месте «привольном», удобном для пристани, обеспеченном обилием
питьевой воды, окруж енном лугами и лесами. Они считали, что путь
через Обскую губу, как наиболее короткий и скорый, нужно сохранить,
доставляя по нему небольшое количество хлеба из Тобольска для слу­
ж илы х людей, которые бы по очереди несли служ бу в М ангазее Ш6.
После этого обсуждения в Сибирском приказе дело продвигалось мед­
ленно. Л етом 1667 г. из Тобольска был послан в Енисейск и М ангазею
сын боярский К. Хворов для вы яснения местных сельскохозяйственных
возможностей по обеспечению мангазейских служ илы х людей хлебным
ж алованьем. В ходе этой «инспекции», сопровождавш ейся перепиской
местных воевод с воеводой Тобольска П. И. Годуновым, хлебные подряд­
чики найдены не были и вопрос был реш ен чисто феодальным порядком.
В 1668 г. в Енисейский уезд было прислано из Тобольска 30 семей ссыль­
ных людей. Они были поселены слободой на р. Белой (притоке р. Кеми)
на «десятинную государеву пашню», урож ай с которой долж ен был обес­
печить нуж ды М ан газе и 107. Из наказа, выданного тобольскому сыну
боярскому А. Пирову, на которого было возложено учреж дение этой сло­
боды, видно, что М ангазею уничтож ать не предполагали; наоборот,
предусматривалось оставить в ней небольшой гарнизон и снабж ать его
через Туруханск. Одновременно последовал указ о прекращ ении с 1669 г.
доставки хлебны х запасов в М ангазею и з Тобольска через Обскую
губу 108.
П ока все это осущ ествлялось, судьба М ангазеи после более чем
30-летних споров была реш ена, причем далеко не лучш им образом. Мангазейский воевода Р. М. Павлов, человек, по-видимому, реш ительный,
в годы войны с Польш ей ходивший в полках А. Н. Трубецкого и И. И.
Лобанова-Ростовского в качестве сотенного головы в «польскую и немец­
кую землю» и дваж ды раненный в боях под М стиславлем и Быховым,
самовольно, от «хлебной скудости» переехал из М ангазеи в Туруханское
зимовье и начал переводить туда «на вечное житье» мангазейских слу­
ж илы х людей с их семьями и всем хозяйством 109. Д ля «оберегательства»
города М ангазеи было оставлено 20 стрельцов. Туруханские жители
указы вали, что это переселение произошло в 7177 — 7178 гг. (вероятно,
с осени 1668 г.). Поэтому П. И. Годунова нельзя считать инициатором
уничтож ения М ангазеи, как думал С. В. Б ахруш ин по.
Новый мангазейский воевода Д. Т. Наумов, прибывш ий на Турухан
в июне 1670 г., застал там переселенными всех мангазейских служ и­
лых людей и, явно недоумевая, что ему делать — оставаться ли в Туру­
ханском зимовье пли ехать в брошенную М ангазею, — обратился в Мо­
скву с просьбой узаконить сверш ивш ееся 11Г
Вместо того, чтобы последовать советам И. М. К ваш нина, С. В. Л ари ­
онова и И. С. Корсакова и возвести город на основном русле Енисея, где
он имел бы возможность дальнейшего развития, Сибирский приказ в де­
кабре 1670 г. уклончиво указал воеводе Д. Н аумову поставить город
в «добром и угожем месте», где «от неприятельских приходов сберега­
тельно», а в М ангазею посылать годовалыциков для сбора я с а к а 112. Со­
вершенно очевидно, что население Туруханского зимовья во избежание
м атериальны х затрат не пожелало переселяться и единодушно заявило
о безусловных выгодах местоположения Туруханского зимовья. В ре­
106 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 635, лл. 88—95.
107 Эта слобода получила название Новомангазейской, а затем за ней утверди­
лось название Пировщина (Пировское).
108 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 367, лл. 683об—696, 744об, 748об—750, 759—
765.
109 Там ж е, кн. 367, л. 736об.
110 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 283, 284
111 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 635, лл. 38—40, 57—62, 82—84, 131— 136.
112 Там ж е, стб. 635, лл. 74, 75.
31
зультате, 12 ию ля 1672 г. острог был залож ен «лицом на запад» н а Н и­
кольском ш аре (протоке) около церкви и гостиного двора, «где ж ивут
из давних лет посадские и всякие ж илецкпе люди и где ныне посели­
лись мангазейские служ илы е люди д во р ам и ... »
Ч еты рехугольны й, «рубленый» городнямп, с четы рехугольны ми баш­
ням и по углам и одной шестиугольной проезж ей баш ней, острог был
расш ирен по сравнению со старым М ангазейским острогом; длина его
двухсаж енны х стен достигала 146,5 печатны х саж еней (т. е. 439,5 м ),
на 15 саж еней больше старого М ангазейского острога. Работы по его воз­
ведению вы полняли мангазейские, туруханские и присланны е енисейские
«жильцы». В городских стенах были устроены амбары д ля хранения
муки и соли. К июню 1673 г., по сообщению воеводы Д. Т. Н аумова, го­
род был готов, но, вероятно, не полностью, так к а к спустя семь лет но­
вый воевода М. П. Беклем еш ев доносил, что «острогу в М ангазее не по­
строено» пз.
Д альнейш ая история Т уруханска показала, что воеводы И. М. К ваш ­
нин. С. В. Л арионов и И. С. К орсаков были правы . В X V III в. город еще
сохранял некоторое торговое значение, но к середине X IX в. захирел.
В 1822 г. он был переведен в разряд заш татны х, а в начале X X в. пере­
несен приблизительно на то место, которое рекомендовалось в середине
X V II в. указанны м и ад м и н истраторам и 114.
Спутник А. Е. Норденш ельда Т. Тэль, побы вавш ий в Т уруханске
в 1875/76 г., писал о нем, к а к о большой разруш енной деревне, стоящ ей
в местности с очень нездоровым климатом вследствие близости стоячих
вод По.
Т ак М ангазея п рекратила свое сущ ествование. Ее уничтожение,
прервавш ее кратчайш ий путь, связы вавш ий низовье Е нисея с Поморьем,
отнюдь не означало запустения края, хотя и имело сущ ественное влия­
ние на дальнейш ее его освоение и придало определенное своеобразие
процессу образования и разм ещ ения в нем постоянного русского насе­
ления, которое стало оседать в районах, прилегаю щ их к побережью Се­
верного Ледовитого океана и издавна обследованных русскими промыш ­
ленниками п6.
113 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 88, л. 161; стб. 635, лл. 1—5, 78—81, 126—
129; стб. 731, л. 238; кн. 1370, л. 475; кн. 1422, лл. 1—4.
114 Н. В. Л а т к и н. Енисейская губерния, ее прошлое и настоящ ее. СПб., 1892,
стр. 327, 434, 435.
115 А. Е. Н о р д е я т е л ь д. Экспедиции к устьям Енисея 1875 и 1876 гг. СПб.,
1880, стр. 157.
116 Основные положения данной главы и главы 3 были опубликованы в статье
«Русское население М ангазейско-Туруханского края в X V II—начале X V III века»,
опубликованной в «Кратких сообщ ениях Института этнографии АН СССР» (вып.
XXXV, 1960). Впервые глава была опубликована в виде статьи «Начало хозяй­
ственного освоения и присоединения к России северной части Енисейского края»
в кн. «Материалы по истории Сибири. Сибирь периода феодализма, вып. 1. Сибирь
X V II—XVIII вв.» (Новосибирск, 1962).
Г л а в а
2
РУССКИЕ В БАССЕЙНЕ СРЕДНЕГО И ВЕРХНЕГО ЕНИСЕЯ
§ 1. Начало присоединения и хозяйственного освоения края
Присоединение к России территории бассейна среднего и отчасти верх­
него течения Е нисея (от устья Подкаменной Тунгуски до К расноярска)
и его основных притоков Кеми, Ангары (до Мурского порога) и Кана
имеет интересную и длительную историю, охватывающую весь X V II в.
В X V II в. там были образованы две административно-территориальные
единицы — Енисейский и К расноярский уезды. Проникновение русского
населения в отдельные районы этой области и его ознакомление с мест­
ными природными условиями й богатствами осущ ествлялось по-разному
и разновременно; отличались и обстоятельства, при которых проходило
вхождение различны х местных племен в состав России. На территории,
вошедшей в дальнейш ем в состав Енисейского уезда (от устья Подкамен­
ной Тунгуски вверх по Енисею до Казачинского порога, р. Кемь и ниж ­
него течения А н гары ), процессы политического присоединения и прони­
кновения русского населения (на первом этапе, до 30-х годов X V II в.,
почти исклю чительно промышленников) проходили более или менее
одновременно.
В более ю ж ны х районах, расположенных вверх по Енисею от К азачин­
ского порога и составивш их с течением времени К расноярский уезд, поли­
тическое присоединение опережало инициативу стихийного народного
продвижения. Русское освоение этих территорий в своей перспективе
имело зем ледельческий характер. Оно проходило в упорной борьбе с коче­
выми киргизскими князцам и, за которыми на юге стояло крупное
объединение дж унгар. В наш у задачу не входит освещение дипломатиче­
ской истории русско-киргизско-дж унгарских отношений. Этот вопрос был
лиш ь частью сложной проблемы центральноазиатских политических
взаимоотношений, которые в настоящ ем исследовании рассматриваются
лиш ь постольку, поскольку в них отраж алась борьба с хищническими
набегами енисейских киргизов и дж унгар как на местные племена, так и
на русское население, хозяйственно осваивавшего земли по Енисею.
К ак ни странно, но истории собственно Енисейского уезда и его цен­
тра, г. Енисейска, — в X V II в. одного из крупны х сибирских торгово­
ремесленных и административных центров, — дореволюционные исследо­
ватели касались только в общих работах по истории Сибири. Не намного
лучш е обстояло дело и с исследованием вопроса о русском заселении Кра
сноярского уезда. Ему была посвящ ена монография В. А. Ватина, хроно­
логически охваты вавш ая только X V III в. 1
1 В. А. В а т и н .
3
Минусинский край в XVIII в. Минусинск, 1913.
В. А. А л ек сан др ов
33
Советские исследователи в разны х аспектах касались истории Енисей­
ского и Красноярского уездов в X V II в. Роли русского населения в стано­
влении и развитии зем леделия на Енисее много вни м ани я уделил
В. II. М унков в фундаментальном труде, посвящ енном истории сибир­
ского земледелия. Ярко написанны е С. В. Бахруш ины м история Красно­
ярского уезда в X V II в. и очерк о русско-киргизских взаимоотнош ениях
раскрываю т специфику полож ения и хозяйства русского н аселени я и его
связей с местным населением. О процессе объясачпванпя местного насе­
ления. свидетельствующ ем о политическом укреплении России н а Енисее,
много данны х имеется в содерж ательной монографии Б . О. Долгих.
Н аконец, присоединение к России племен на верхнем течении Е нисея и
значение этого акта, ж изненно важного для этих племен, освещено в ори­
гинальном труде, принадлеж ащ ем перу Л. П. П отапова 2. Эти работы пре­
красно свидетельствую т о серьезны х достиж ениях советского сибиреведенпя, и все ж е остаются еще нереш енны е или спорные вопросы, среди
которых представляет особый интерес история проникновения русского
населения в бассейн среднего п верхнего течен и я Е н исея и роль в этом
процессе стихийного народного движ ения.
Основание Маковского, Енисейского, а затем К расноярского острогов
было этапом утверж дения русской феодальной власти на Енисее, но отнюдь
не первоначальным. У тверж дение власти русского феодального правитель'
ства н а среднем течении Е н исея начало осущ ествляться с первы х лет
X V II в. к ак только н а Оби были основаны города Сургут (1594г.), Нарым
(1596 г.), Томск (1604 г.) и на р. К ети — К етск (1605 г.) Этот процесс не
был строго централизован, не был подчинен руководству одного из этих
«Еоеводств», но распространяясь по различны м путям , наиболее удобно
связы вавш им Сургут, Нарым, Томск и К етск с бассейном Енисея, не был
лиш ен известной последовательности и хронологически совпадал с нача­
лом утверж дения в северной части Енисейского края. Из С ургута, Нарыма
и К етска служ илы е люди проходили на среднее течение Е н исея по реч­
ным п утям В ах — Елогуй, Тым — Сым и по К ети, а из Томска — к верх­
нему течению Енисея. Н ельзя признать совпадением основание в 1601 г.
города М ангазеи и свидетельство, содерж ащ ееся в грамоте сургутскому
воеводе Я. П. Б арятинском у, датированной 18 сентября 1601 г.,
о посылке 50 сургутских служ илы х людей н а Енисей ставить острог3.
О местоположении и судьбе этого острога данны х нет, но ф акт сущест­
вования «государева» острога на Енисее в начале X V II в. не вызывает
сомнения. Тобольский воевода И. К ураки н не случайно в 1617 г. запра­
ш ивал сведения о п у тях н а Енисей у кетски х служ илы х людей, которые
могли нести служ бу на Енисее в течение года 4.
К ак и в М ангазейском уезде, правительственны е успехи и здесь на
протяж ении первой четверти X V II в. н ельзя признать значительными.
Это объяснялось двум я причинами — отсутствием вплоть до 1623 г.
в Енисейске постоянного гарнизона и серьезны м противодействием тун­
гусских племен. То ж е самое происходило на территории будущ его К ра­
сноярского уезда, где русские служ илы е люди сразу ж е столкнулись
с тремя различны м и политическими силами — белыми колмакам и, кир­
гизскими и «братскими» князцам и. Б . О. Долгих отметил характерную
особенность в организации ясачной сети в Енисейском и К расноярском
- В. И. Ш у н к о в . Очерки по истории земледелия Сибири (XVII в.). М., 1956;
С. В. Б а х р у ш и н . Очерки по истории Красноярского уезда в XVII в. «Научные
труды», т. IV. М., 1959: О н ж е . Енисейские киргизы в XVII в. «Научные труды»,
т. III. ч. II. М., 1955, стр. 190—224; Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав
народов Сибири в XVII веке. М., 1960, стр. 183—275; JI. П. П о т а п о в . Происхо­
ждение и формирование хакасской народности. Абакан, 1957, стр. 11— 139.
3 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. I, лл. 111— 112.
4 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II. М.—JL, 1941, № 127, стр. 240.
34
уездах. В первом не было системы ясачны х зимовий, сущ ествовавшей
в М ангазейском уезде. Территориально-организационными единицами
ясачного облож ения в уезде были волости, в которые входили определен­
ные этнические группы или их племенные, либо родовые подразделения.
Ясак с этих волостей или собирался приезж авш ими служилыми людьми,
или привозился самими плательщ иками в город. Только Рыбенский ост­
рог, основанный в 1628 г. на Ангаре, имел значение местного опорного
пункта по сбору ясака с ангарских тунгусов. В К расноярском уезде
такими ж е ясачны ми единицами были «землицы», ежегодно объезж а­
вш иеся ясачны ми сборщ икам и5. В этой ясачной структуре таким же
исключением, как и в Енисейском уезде, был Канский острог. Эти осо­
бенности в организации ясачного сбора объяснялись, с одной стороны,
сравнительно небольшой территорией уездов, а с другой стороны, отно­
сительной малочисленностью местного населения, прежде всего остяков.
Я сачные территориально-этнические единицы начали образовываться
с начала X V II в. Первые сведения об остяцких ясачны х волостях на
Енисее и о противодействии русским тунгусских племен, рассматривавших
остяков своими данниками, относятся к 1608— 1611 гг. В конце 1608 г.
кетский воевода Г. Ф. Елизаров сообщал в Томск о нападении тунгусов
князца Д анула на ясачны х людей Кузнецкой волости6. На следующий,
1600 г., посланные «годовать» на Енисей из Сургута служилы е люди раз­
били вместе с ясачны ми остяками кн язц а Д анула, но после их ухода тун­
гусы «воевали» остяков другой сущ ествовавшей тогда волости — Сымской.
Эти ж е сургутские служилые люди ходили вверх по Кеми и, может быть,
по К ети в «дальние волости новые землицы»: «М акуцкую волостку»,
«Кемские вершины» и «Ямышскую землицу». Им ж е впервые привез ясак
аринский князец Кобытя, сын кн язц а Т ю л ьк а7. Тогда ж е томские слу­
ж илые люди прош ли в бассейн р. Тубы и добились там успеха, склонив
маторских и тубинских князцов к русскому подданству. Правда, этот
успех был кратковременным. Киргизские кн язья заставили тубинцев и
маторцев «отпасть» от России, и уж е в 1610 г. для русских «мим о. . .
киргиз в те волости проходу» не о казал ось8.
Т аким образом, уж е в первое десятилетие X V II в. кетоязычные
группы, населявш ие берега Енисея от устья Подкаменной Тунгуски на
севере и приблизительно до устья Бузим а на юге, а такж е берега Кеми,
были объясачены, и была сделана попытка укрепиться на реке Тубе.
Эти ф акты следует признать первым этапом укрепления русской власти
на среднем течении Енисея. При постоянной угрозе многоданства кето­
язычные группы на Енисее охотно признавали русское подданство,
которое могло их обезопасить от грабеж а более сильных соседних
племен.
На протяж ении последующих 10—15 лет царская администрация
не могла похвастаться новыми успехами. Остяцкие ясачные волости
систематически несли урон от «воровства» тунгусских князцов. В самом
конце 1609 г. кетский воевода Г. Ф. Елизаров получил известие о наме­
рении кн язц а Д анула «воевать» остяков на р. Кети. В 1610 г. Г. Ф. Ели­
заров послал на тунгусов сургутских служ илы х людей во главе с JI. Дон­
ским и О. Родюковым, но осязательного успеха они, по-видимому, не
5 Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири.., стр. 183, 184,
222, 223.
6 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 79. стр. 208.
7 Там же, № 83, стр. 211—212; № 88, стр. 215, 216. Более подробно о вхождении
Аринской «землицы» в состав России в эти годы см.: JI. П. П о т а п о в . Происхож­
дение и формирование хакасской народности, стр. 73—76.
8 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. I М.—JT., 1937, № 65, стр. 423; № 71,
стр. 430; JI. П. П о т а п о в . Происхождение и формирование хакасской народности,
стр. 94.
3*
35
имели, так как осенью 1610 г. тунгусы вновь «воевали» остяков К узнец­
кой волостп, а летом 1611 г. ту ж е участь испы тали остяки Сымской
волости 9. Не позж е н ачала 1617 г. тобольский воевода И. С. К уракин
вновь п о л у ч и л известие о погромах тунгусскими племенами ясачны х
людей К узнецкой. Весловской, Ямыш ской и К емских верш ин волоw 1п
степ iU.
Убедившись в слабости своих опорных пунктов, правительство решило
обезопасить путь с К ети на Енисей и создать на нем сильно укреплен­
ный острог. В результате в 1618 г. был основан н а К ети М аковский острог,
а в 1619 г. официально учреж ден в качестве административного центра
нового уезда Енисейский острог11. У каз о постройке нового острога на
Е нисее состоялся в 1617 г., и в начале 1618 г. кетский воевода Ч. Ф. Челищев получил распоряж ение из Тобольска передать в ведение служилых
людей П етра Албычева и Ч еркаса Рукина, посланны х с ратны ми людьми
на Енисей, ясачны е волостп, территориально тяготею щ ие к новому острогу.
Их перечень не оставляет сомнения в том, что ясач н ая сеть на Енисее
к этому времени уж е оформилась и в дальнейш ем, не подвергаясь прин­
ципиальны м изменениям, лиш ь расш ирялась. К образуемому Енисейскому
уезду отошли остяцкие волости — Сымская, К асская, П умпокольская, Кадская, К узнецкая, М акутская (В есловская), Я м ы ш ская, К емские вершины
и волость Тю лькпна, иначе А рпнская «землица», ю ж ны е границы которой
доходили до местополож ения будущего Красноярского острога ,2. В 1617 г.
в ясачны х остяцких волостях насчитывалось более 89 плательщ иков, т. е.
не меньше, чем их было в дальнейш ем.
Тунгусские племена оказали серьезное сопротивление служ илы м лю­
дям при постройке Маковского острога, и П. Албычев и Ч еркас Р укин вы­
держ али в нем настоящ ую осаду. Д альнейш ие собы тия не вполне ясны.
М. Трубчанинов с отрядом служ илы х людей был послан из Тобольска на
помощь Албычеву и Р укп н у еще до получения от них тревож ны х вестей и
летом 1619 г. был уж е на Енисее 13. Кто из них обосновался н а Енисее,
остается до сих пор неизвестным. П ринято считать основателем острога
М. Трубчанлнова и . Однако еще Г. Ф. М иллер, основываясь на местном
предании, допускал возможность сущ ествования к этому времени в 26 вер­
стах выш е Енисейска на месте, где несколько позднее возникла деревня
М арково городище, небольшого острога. Г. Ф. М иллер делал такж е пред­
положение, что Албычев и Р укин именно там и начали строить город, но
опасность нападения тунгусов заставила в конце концов обосноваться на
западном, более безопасном берегу Е нисея 15.
В «памяти» тобольского воеводы И. С. К ураки н а М. Трубчанинову, да­
тированной 16 декабря 1619 г., т. е. временем, когда Трубчанинов уж е был
на Енисее, такж е говорится о «новом Тунгусском остроге», «который де
ныне поставил Петр и Черкас» 16. Предание, слы ш анное Г. Ф. Миллером,
можно истолковать иначе. Когда в апреле 1623 г. в Енисейский острог при­
был первый воевода Я. И. Хрипунов, то, по его словам, он увидел старый,
погнивший и разваливш ийся острог и вынуж ден был строить новый, кото­
рый «укрепил накрепко» выкопанным рвом и надолбами. Постройка
Я, И. Хрппуновым Енисейского острога подтверж дается такж е приказной
6 Г Ф М и л л е р . История Сибири, т. II, № 87. стр. 215: Л° 95, стр. 219; № 99,
стр. 221; Ла 128. стр. 240—241.
!0 Там же. т. II, № 125. стр. 239.
11 Там же. т. II. стр. 42—44, 561, 562.
12 Там же. т. II. .М> 12/. стр. 240; № 132, стр. 243, 244; Б. О. Д о л г и х . Родо­
вой и племенной состав народов Сибири.., стр.187— 191.
13 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, Л» 141, стр. 248—249; № 150,
стр. 254—255.
14 Там же. т. II. стр. 561, 562, прим. 17.
15 Там ж е. т. II, стр. 43. 44.
16 Там ж е. т. II. Лз 144. стр. 250—251.
36
справкой о деятельности воеводы 17. Трудно представить, чтобы за четыре
года острог, поставленный М. Трубчаниновым или Албычевым и не поки­
давш ийся служ илы ми людьми, мог придти в такое состояние. Скорее всегот
в 1619 г. кто-то из них обосновался в старом уж е тогда сущ ествовавшем на
месте будущего Енисейска острожке и лиш ь укрепил его.
Борьба с тунгусскими князцам и затянулась до конца 20-х годов X V II в.
У ж е в 1620 г. управлявш ий Енисейским острогом приказчик М. П. У ш а­
ков вы нуж ден был считаться с наметивш имся объединением тунгусов,
обитавш их на Подкаменной Тунгуске, Пите и Ангаре 18. Енисейские и сур­
гутские служ илы е люди довольно быстро подчинили малочисленных питских тунгусов и помеш али их объединению с ангарскими тунгусами.
В 1620/21 и 1621/22 гг. через р. Сым на Подкаменную Тунгуску ходили
отряды сургутских служ илы х людей, а в 1623 г. по Подкаменной Тунгуске
поднялся енисейский казачий атаман П. Фирсов и объясачил варгаганских тунгусов. В это ж е время другие отряды енисейских служ илы х лю­
дей прош ли А нгару вплоть до «Братской земли»- В 1623 г. ссыльный «лит­
вин» Я. П леш евский с 50 казакам и прошел вверх по Ангаре и взял ясак
с «тунгусских дальних и аплинских» князцов. На следующий год сын бояр­
ский А. Д убенский и атаман В. Тюменец подтвердили этот успех и дошли
до «Ш аманской земли». В результате этих походов к 1623 г. «объявилось»
три новых ясачны х «землицы» — П итская, А санская и А плинская, а
в 1624 г. — «землица» К а л я к ш и н с к а я 19. Тогда же началось объясачивание асанов (В асанской «землицы»), проживавш их в бассейнах рек Тасеевой и К ана 20.
П одчинение ясачному реж иму тунгусских племен П риангарья и рас­
ш ирение территории Енисейского уезда в значительной степени было свя­
зано с организацией местной вооруженной силы. К ак и в М ангазее, посто­
янный гарнизон в Енисейском остроге был учрежден далеко не сразу после
его постройки. До 1623 г. в нем несли служ бу до 90 человек «годовалыциков», присы лавш ихся ежегодно из Тобольска, Березова, Сургута, Тюмени,
Т ары и Туринска. В 1622/23 г. в остроге было лиш ь 56 человек местных
служ илы х людей, руж ников и оброчников21, из них 27 «жилецких служ и­
лых людей», набранны х, по-видимому, на месте. Тогда ж е небезызвестный
сын боярский П авел Хмелевский 22>управлявш ий острогом, возбудил перед
тобольским воеводой М. М. Годуновым вопрос об организации в Енисейске
постоянного гарнизона. П. Хмелевский не без основания считал, что «годовалыцики» только и «помнят как бы им назад к себе в городы быть» и
не радеют о сборе ясака. Сменивший в тот момент М. М. Годунова
кн. Ю. Я. Сулешей немедленно набрал в Тобольске служ илы х людей и,
отправив их в Енисейск на «вечное житье», довел численность его гарни­
зона до ста с лиш ним человек 23.
Одновременно с этим началась подготовка к основанию острога с по­
стоянным гарнизоном в Аринской и Качинской «землицах», где перед си­
бирской администрацией возникали еще большие сложности, неж ели в ос­
тяцких енисейских волостях. К ак указывалось, обитателей этих «землиц»
рассматривали своими данниками «братские», киргизские и колмацкие
кн язья. Н ельзя отказать в проницательности сибирской администрации,
быстро понявш ей стратегическое положение этих «землиц», разъеди­
нявш их киргизских и «братских» князцов. Енисейские служилы е люди
17 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 350—364; стб. 18, л. 5.
18 Г. Ф. М и л л е р. История Сибири, т. II, № 152, стр. 255—256.
19 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. I, лл. 190об—192; стб. 12, лл. 350—364;
стб. 1674, лл. 25—26.
20 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 158, стр. 260.
21 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1672, т. II, лл. 271, 275, 276.
22 О нем см.: С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I. М., 1955,
стр. 163— 174.
23 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, л. 485; стб. 1674, лл. 5, 6.
37
в 1626 г. отмечали, что «качинские люди в Енисейском остроге государю
ясак дают, а белые колмаки и киргизы и братцкие люди с тех качинцев на
себя ясак емлют же, прпезж аю чп к ним в зем лицу сильно» 24. П уть из
Томска на верхнее течение Енисея был закры т киргизскими кн язьям и.
Поэтому единственным надеж ны м путем, по которому можно было
пронтп в эти «землицы», оставался Енисей. В 1629 г- енисейские служ и­
лые люди в одной своей челобитной не без основания утверж дали, что
место, где был построен К расноярский острог» освоено было «годовалыциками» из Енисейска 2о. Несмотря на постоянное давление со стороны кир­
гизских, «братских» и колмацких князцов и эпизодические «погромы»
с их стороны, А рийская «землица» не выходила из русского' подданства.
По мнению С. В. Б ахруш ина, подданство Аринской «землицы» имело но­
минальны й характер и вносимый аринами ясак был ничтожны м. Между
тем. к ак доказал Б. О. Долгих, ясак с Аринской «землицы» с 1609 г. си­
стематически вносится в размере 80— 100 соболей. Мало того, когда
в 1619 г. киргизские к н язья стали «подзывать» аринов к походу на Томск
и К узнецк, то последние отказались. Опираясь, по-видимому, на Арий­
скую «землицу», служ илы е люди в 1617 г. привели к подданству более
южную, Буклинскую (Я ринскую ), «зем лицу»26.
Опасения енисейских властей в 20-х годах X V II в. хорошо видны из на­
казной «памяти» воеводы Я. И. Х рипунова служ илому человеку Ж дану
Козлову, посланному на реку К ан в декабре 1623 г. в связи с полученными
от ясачны х людей сведениями о намерении «братских людей» совершить
поход на Енисей и, перейдя его, и д т и далее н а Чулы м. Ж дан у Козлову
предписывалось проведывать вести про «братских людей», и буде они туда
пришли, «всякими мерами проведывати, для чего они приш ли из своей
земли ж ить н а К ан реку, или на которы х землиц людей приш ли войною,
или хотят быти к Енисейскому острогу ко государской м и л о с т и с ясаком
пли войною» 27. Эти ж е опасения имелись в виду и детьми боярскими
П. Хмелевскпм, М. Б айкаш пны м , М. Трубчаниновым и М. Уш аковым, зна­
комыми с обстановкой на Енисее, когда они указы вал и на необходимость
послать в Качинскую «землицу» 500 служ илы х людей — силу д ля того
времени очень крупную 28.
Подготовка к основанию Красноярского острога ускорялась тревож­
ными отписками енисейского воеводы A. JI. О ш анина, увидевш его несо­
ответствие своих сил со стоявш ими перед ним задачами. Приехавш ий
в М оскву Я. И. Х рипунов энергично подтвердил в п риказе Казанского
дворца необходимость увеличения енисейского гарнизона в д в о е29. Бес­
покойство A. JI. О ш анина усугублялось активностью ки рги зски х князцов
на юге и серьезным сопротивлением приангарских тунгусов. «Дале того
места во всей Сибирп нет и от всех сибирских городов отдалено. Блиско
брацкого р у б е ж а ... и ины х землиц и многие зем лицы к Енисейскому ост­
рогу прилегли блиско» 30, — писал в М оскву воевода.
К 1625 г. тунгусский кн язец Тасей отказался платить ясак, что при­
остановило дальнейш ее продвижение служ илы х отрядов по А нгаре и су­
щественно отразилось на первоначальны х правительственны х успехах.
24 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 257, стр. 348—349. О погроме
«Тюлькнной земли» «братскими» князцами в 1613 г. см. там ж е, № 108, стр. 227.
25 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 12, лл. 404—409.
26 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 14; Г. Ф. М и л л е р. История
Сибири, т. II, № 143. стр. 250; Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав наро­
дов С ибири... стр. 223. 232, 233; Л. П. П о т а п о в . П роисхождение и формирова­
ние хакасской народности, стр. 108.
27 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 210, стр. 307. 308; А. П. О к л а д ­
н и к о в . Очерки из истории западных бурят-монголов. Л., 1937, стр. 27.
23 Г. Ф. М и л л е р. История Сибири, т. II, JV» 257, стр. 348 —349; «Собрание го­
сударственных грамот и договоров», т. III, М., 1822, № 78, стр. 299—304.
29 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 12, л. 570.
30 Там же. лл. 107— 112.
Перед енисейскими властями вновь возникала опасность объединения приангарских тунгусских князцов. По словам A. JI. Ошанина, Тасей «ходил»
по многим «землицам», «великое воровство заводил», «многие землицы по
ево злому умыш ленью смущаютца», а остяки и «татары» начали сомне­
ваться в возмож ностях служилых людей соверш ить над Тасеем «поиск» 31.
П осланный с 25 служилыми людьми атаман В. Тюменец три недели шел
по А нгаре в поисках неприятеля, но людей даж е «признаков никаких не
видал». Н а одном из ангарских порогов, где река суж ивалась, он попал
в засаду и с трудом пробился назад. К азачий пятидесятник Т. Савин более
удачно прош ел по Ангаре на р. Чадобец, взял с варгаганских тунгусов ясак
и привез соблазнительные известия о возможности где-то в верховьях Ан­
гары найти «чистое серебро» 32.
В конце 1625 г. в Енисейском остроге стало известно о предполагав­
ш емся зимнем походе Т асея и других князцов вниз по Ангаре и далее
на р. К еть с целью захватить М аковский волок. Этот поход не состоялся,
и объединение тунгусских князцов, возглавленное Тасеем, оказалось не­
прочным. В июне 1626 г. атаман М. Перфильев прошел по Ангаре
к тунгусским «аплинским и ш аманским людям», взял с них очередной
ясак и склонил к миру «братью» Т асея — князцов И ркенея и Л укаш ку.
От тунгусов он услы ш ал заманчивые рассказы о богатстве «Братской
земли», но из-за недостатка людей и спада в Ангаре воды повернул
назад. Тем не менее движение кн язц а Тасея вынуждало енисейских вое­
вод не распы лять ратны х сил и, по утверждению енисейских казаков,
они до постройки Красноярского острога лиш ь эпизодически ходили
на А нгару и в ины е реки за я с а к о м 33.
Весной 1626 г. перед A. JI. Ош аниным возникли еще большие тревоги.
Склонив на свою сторону трех «лучших» остяцких людей с их волостями
(в том числе К узнецкую ), киргизские князцы с тубинцами, маторцами
и саянцами «вскопе со многими людьми» собрались в поход под Енисей­
ский и К етский остроги. A. JI. Ошанин начал срочно усиливать укрепле­
ния Енисейского острога и все лето ожидал н ап ад ен и я34. Положение вое­
воды усложнилось движением казаков во главе с атаманом В. Алексеевым.
Раздраж енны е притеснениями A. JI. Ош анина казаки уклонились от по­
хода против Т асея и выступили против воеводы 35. На помощь A. JI. Оша­
нину из Тобольска был послан отряд сына боярского Б. Аршинского, но,
чтобы не обострять и без того напряж енного положения, правительство
в ноябре 1626 г. реш ило заменить воеводу36.
П рибытие весной 1628 г. в Енисейск сильного отряда в 300 человек
под командой А. Дубенского сильно изменило положение. История под­
готовки этого отряда и обстоятельства постройки А. Дубенским К расно­
ярского острога в 1628 г. во всех подробностях выяснены С. В. Б ахруш и­
ным. Постройке Красноярского острога предш ествовала серьезная
подготовка, и с местности, «где мочно быти в Тюлкиной земле острогу»,
еще в 1624 г. был снят «чертеж» 37. К расноярский острог прикрыл с юга
Енисейский острог и все ясачны е волости по Енисею. Это позволило но­
вому енисейскому воеводе В. А. А ргам акову заверш ить объясачивание
ириангарских тунгусов. В 1627/28 г. атаман М. Перфильев прошел
31 Там же, стб. 1677, лл. 9— 17; А. П. О к л а д н и к о в . Очерки из истории за­
падных бурят-монголов, стр. 31, 32.
32 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 18, лл. 8, 38—50. Эти известия послужили
основанием для организации спустя четыре года целой экспедиции во главе
с бывшим енисейским воеводой Я. И. Хрипуновым.
33 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 88—90, 404—409.
34 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. II, стр. 200; т. IV, стр. 16;
ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 85—87, 95—99.
35 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 18—52.
36 Там ж е, стб. 12, л. 74об.
37 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 16—23; ЦГАДА, Сибирский
приказ, стб. 160, л. 215.
39
по Ангаре с сорока казакам и и выше устья И лима поставил Б ратски й
острожек. На обратном путп в мае 1628 г. в месте известны х рыбных
промыслов (устье р. Рыбной) он столкнулся с 200 тунгусами, сторонни­
ками Тасея. п вынуж ден был отступить.
Сразу же после его возвращ ения в Енисейск оттуда был послав
на А нгару сотнпк П. Бекетов, которому удалось разбпть тунгусов. Н а месте
пораж ения М. Перфплъева он поставил Рыбенский острог и «призвал»
тунгусских князцов «неотступно» платпть я с а к 38. Т ак путь на восток,
в «Братскую землю», был обеспечен п объясачпвание п риангарских тун­
гусов зав ер ш ен о 39. После этого П. Бекетов впервы е прош ел в «Братскую
землю». Впоследствии средп свопх трндцатилетних «служб» он не без
основания вы делял именно этот поход.
Н ам неизвестны условия, на которых П. Бекетов склонил тунгусских
князцов к уплате ясака п тем самым окончательно ликвидировал «воров­
ство» Тасея. Есть основания полагать, что в этом сы грала роль не только
спла оружпя. но и проявленная гибкость сибирских администраторов,
пошедших на уступку тунгусским князцам . Именно к 1628 г. в организа­
ции ясачной спстемы Енпсейского острога можно зам етить интересное
пзмененпе. Я сачные волостп былп разделены на окладны е и неокладные.
К окладным волостям, с которых ясак взим ался по точно фиксирован­
ному поименному списку плательщ иков, были отнесены стары е остяцкие
волостп по Енисею (П ум покольская, К адская, К узнецкая, Сымская
и К асовская). К неокладным волостям были отнесены все тунгусские
родоплеменные группы по П иту, А нгаре и ее притокам, асаны на реках
Тасееве и Усолке, соседившие с приангарскими тунгусами, и, что весьма
прим ечательно,— старые остяцкие волости К емские верш ины и Весловская. располож енны е на периферии Енисейского уезда. К ак можно видеть
по ясачны м книгам Енпсейского острога за 1627/28 и 1628/29 гг., сбор
ясака с этих неокладных волостей проводился не по именному списку
ясачны х людей, а с родоплеменной группы в целом и сдача его осуще­
ствлялась каж ды м к н я зц о м 40.
После постройки Братского и Рыбенского острож ков енисейские власти
контролировали все среднее и ниж нее течение А нгары . Н а годовую службу
в Б ратски й острож ек отправлялось 40 казаков, а в Ры бенский остро­
ж е к — 20 казаков, т. е. более половины енисейского гар н и зо н а41.
Тогда ж е была составлена и отправлена в М оскву подробная «роспись»
А нгары и всех ее притоков вплоть до И лима и Ленского волока с ука­
занием путп в «Братскую землю» и расселения тунгусских, «братских»
и якутских племен. Составлена она была после возвращ ения в 1629 г.
в Енисейск отряда красноярских казаков и отряда П. Бекетова, впер­
вые ходивш их в «Братскую зем лю »42. Таким образом, официальное
утверж дение русских властей на среднем и отчасти верхнем течении
Е нисея и на Ангаре затянулось почти на 30 лет и хронологически со­
впадало с тем ж е процессом на севере Енисейского края.
О масш табах народно-промыслового движ ения в первы е десятилетия
X V II в. сохранилось мало сведений, но даж е эпизодические упоминания
о промыш ленных лю дях в официальной воеводской переписке свидетель­
ствуют о раннем ознакомлении их с Енисеем и об установлении с местным
населением мирных, преж де всего торговых связей, имевш их весьма сущ е­
55 А. П. О к л а д н и к о в . Очерки из истории западных бурят-монголов, стр. 34,
35: ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 177—179, 500, 501; стб. 412, лл. 99 и след.
39 Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов С ибири.., стр. 195.
40 Архив АН СССР, ф. 21, он. 4, № 27, лл. 277—281; ЦГАДА, Сибирский при­
каз, кн. 19, лл. 834—835, 857—867. Подробный перечень этих групп см.: Б. О. Д о л ­
г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири.., стр. 195 и след.
41 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 236—238.
42 Об этой росписи см.: А. И. А н д р е е в . Очерки по источниковедению Си­
бири, вып. 1, XVII век. М.—Л., 1960, стр. 20.
40
ственное влияние на присоединение остяцких и даж е тунгусских родопле­
менных групп к России. Н епримиримая позиция некоторых тунгусских
князцов не встречала здесь всеобщей поддержки. О внутренних разногла­
сиях среди тунгусских князцов сообщали еще в 1619 г. Петр Албычев
и Ч ер кас Рукин. Служилому человеку Д авы ду Городчикову тунгусские
князцы Х ары чей и Тасина говорили: «Мы де государю радеем и ясак
дадим, да лихи де у нас молодые люди, нас пи в чем не слушают» 43.
Совершенно справедливо наблюдение JI. П., Потапова о появлении
на Енисее мирного русского населения еще до построения Енисейского
и Красноярского острогов44. Воеводские власти, как правило, стремились
использовать промысловые ватаги при посылке отрядов служ илы х людей
в «немирные землицы» и получали от них необходимые сведения. В пе­
реписке тобольского воеводы И. С. К уракина и кетского воеводы
Ч. Ф. Челищ ева в 1617— 1619 гг. не раз упоминались промышленные
люди. И. К ураки н н аказы вал собирать сведения именно от тех про­
мыш ленных людей, которые «бывали через волок на Енисею», и ре­
комендовал посы лать их с служилыми людьми на тунгусов. У про­
мыш ленных людей в К етске в 1619 г. забирались суда для следования
на Енисей отряда М. Т руб чан и н ова45. Известно такж е, что из Сур­
гута через р. Сым русские промыш ленники проходили на Енисей на
соболиные промы слы до 162J3 г. В 1626 г. сургутский воевода
Н. А. П уш кин писал в Москву о возвращ ении через Сымский волок
четырех промы ш ленны х л ю д е й ,ш е сть лет промыш лявш их на Енисее 46.
Известно и о сборах в Сургуте 30 промышленников, предполагавш их
в 1620/21 уйти на соболиные промыслы на Подкаменную Тунгуску.
Все ж е промысловое движение на среднем течении Енисея нельзя
признать значительны м до середины 20-х годов X V II в. и массовый при­
ток русских промыш ленников «с Руси» на средний Енисей (с Оби по
р. Кети через М аковский волок или по рекам Вах и Елогуй, Тым и Сым)
начался позж е, неж ели на север. Изобилие пушного зверя на Подкамен­
ной и Н иж ней Т унгусках было таково, что промышленники, проходив­
шие туда северными путями, по всей вероятности, не ощ ущ али необхо­
димости до 20-х годов уходить в более южные районы. Каких-либо
конкретны х данны х о количестве промышленников, приходивш их до вто­
рой половины 20-х годов в район Енисейского острога, не и м е е т с я 47.
Н езначительны е обороты на енисейском рынке в начале 20-х годов за­
ставляю т думать, что Енисейский острог тогда посещ ался немногими
торговыми и промыш ленными людьми; денежные таможенные сборы
в 1621/22— 1624/25 гг. были весьма невелики и колебались от 42 руб.
25 алт. до 73 руб. 13 алт. 4 ден. в го д 48.
П риезд в Енисейск через М аковский волок промышленников и раз­
личного «гулящего люда», обслуживавшего их в качестве работников,
транспортной силы и т. п., особенно усилился с 1625 г., что следует свя­
зывать с успехами русского сельского хозяйства в Западной Сибири и
появлением там на ры нках товарного хлеба. Енисейский воевода
A. JI. Ош анин в 1626 г. очень сетовал по поводу задерж ки в Сургуте
«многих» торговых людей и промышленников, ехавш их в Енисейск
на ста каю ках и семи дощ аниках и ставш их в «заморозе» на р. Кети.
В случае их приезда, писал он в Москву, таможенной пошлине, взимае43 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 143, стр. 249, 250.
44 JI. П. П о т а д о в. Происхождение и формирование хакасской народности,
стр. 24.
45 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 125, 127, 128, 141, 144, стр. 239,
240, 248—251.
46 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 11, лл. 118— 120.
47 Первая таможенная книга, содержащ ая перечень промышленников, «являв
птих» в Енисейске добытые меха, сохранилась только за 1630 г.
48 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, л. 363.
мои с пушного промысла, была «при преж нем прибыль нем алая». Дей­
ствительно. только за 1625/26 и 1626/27 гг. казенны е денеж ны е доходы
(таможенные, оброчные и др.) дали по сравнению с 1624/25 г. прибыли
более 574 руб.49
К 30-м годам X V II в., т. е. к моменту политического утверж дения
Русского государства н а Ангаре, пуш ные промыслы в Енисейском уезде
были уж е в разгаре. Скорее всего развитие пушного предприним атель­
ства на среднем течении Енисея проходило параллельно с процессом
установления там политического господства. Судя по дальнейш ей исто­
рии пуш ных промыслов, в более южные районы, составивш ие затем
К расноярский уезд, нромытпленников уходило немного. В 1629/30 г. де­
сятинной пош лины с промыш ленных людей в Красноярском остроге было
собрано всего лиш ь 39 соболей, оцененных в 20 руб. Поэтому следует ре­
шительно пересмотреть мнение С. В. Б ахруш и н а о ведущ ей роли торго­
вого капитала при освоении русскими этого района 50.
Д ля доставки грузов от Маковского острога к Енисейску промышлен­
ники на речных судах по Оби и К ети навезли лош адей и создали на Ан­
гаре промысловые зимовья. В 1629 г. больш ая группа торговых и про­
мы ш ленных людей, испы ты вая тревогу, ж аловалась в М оскву на само­
вольство служ илы х людей передового отряда экспедиции Я. И. Хрииунова,
которые, пдучп по .Ангаре от одного зимовья к другому, отры вали их покрученнпков от промысла и заставляли перевозить грузы . Тогда же они
ж аловались и на красноярского воеводу А. Ф. А кинфиева, который «при­
брал» в число ратны х людей их кабальны х покрученннков 51. Енисейские
власти сразу ж е в интересах казны использовали ож ивление торгово-про­
мысловой деятельности. Воевода В. А. А ргам аков в М аковском остроге
поставил баню, а на М аковском волоке предлож ил построить постоялые
дворы для «проезда всяких людей». Торговый человек Л аврентий Каза­
нец взял их на откуп, который оказался настолько выгодным, что за него
тотчас развернулась борьба. После основания Рыбенского острога в нем
такж е была построена казен н ая баня. В самом Енисейске на откуп были
сданы баня, игорные заведения («зернь»), продаж а кваса и «всякого
харча». В 1628 г. В. А. Аргамаков писал в М оскву о большом приезде
на промысел лю дей «многих земель» и с уверенностью ож идал «прочной
к постоятелъной» прибыли °2.
В 1630 и 1631 гг. енпсейская там ож н я ежегодно регистрировала
до 400 промыш ленников, уходивш их на местные соболиные промыслы.
М ногочисленный промысловый п торговый люд, съезж авш ий ся в Ени­
сейск в эти годы, представлял значительную силу и активно поддержал
воеводу А. Л. О ш анина в 1626 г. в момент его столкновения с енисей­
скими казакам и 53. О пирался на промы ш ленны х людей п воевода С. Ш а­
ховской, разо руж ая в 1631 г. в Енисейске отряд казачьей вольницы, хо­
ливш ий с Я. И. Х рплуновы м в поисках серебра в «Братскую землю» 54.
Промыш ленники начали постепенно составлять местное постоянное на­
селение. слож ение которого в Енисейском уезде началось именно в это
время.
§ 2. Борьба с киргизскими князцами на Енисее
Внеш неполитические отнош ения с объединениями кочевы х племен
на юге необходимо очень серьезно принимать во внимание при исследо­
вании проблемы русского населения Сибири, истории местных сибирских
49 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 158, лл. 64—67; стб. 1677, лл. 1—4.
50 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 11, 12; ЦГАДА, Сибирский
приказ, стб. 12, лл. 458, 459.
51 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, л. 397; стб. 18, лл. 119— 120. 155— 157.
“ Там ж е. стб. 12, лл. 236—238, 404 - 4 0 9 , 500,
501,
508—511.
33 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 15. 16.
54 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 16. лл. 98— 103.
племен, полож ительного значения для этих племен ф акта добровольного
их вхож дения в состав России. В этом аспекте прогрессивная борьба
с киргизскими князцам и на Енисее для обеспечения развития производи­
тельных сил Сибири в целом и судеб местного населения еще раз заслу­
ж ивает внимания, несмотря на то, что эти вопросы серьезно изучались
другими исследователями (С. В. Бахруш ин, Б. О. Долгих и JI. П. По­
тапов и д р.).
Борьба с таким подвижным и трудно уловимым для русских ратных
людей противником, каким были отряды енисейских князцов, отраж а­
лась на степени освоения русскими отдельных районов Енисейского края.
Гибель поселенцев, угон и уничтожение скота, выж игание засеянных
полей, помехи в уборке урож ая, строительство оборонительных сооруже­
н и й — все это тормозило* хозяйственное освоение русскими к р ая и приво­
дило к тому, что первое сельскохозяйственное население концентрирова­
лось в наименее плодородных, но более безопасных районах севернее
устья Ангары. К онцентрированны е удары по неприятелю из Томска и
К расноярска долго не приносили существенного успеха.
После основания Красноярского острога внимание енисейского вое­
водского уп равлен ия до образования других воеводств Восточной Сибири
(Якутского, Иркутского, Илимского и Нерчинского) концентрировалось
на якутских и бурятских делах. В дальнейш ем енисейские воеводы осу­
щ ествляли общее руководство разрядом восточносибирских воеводств.
В ведение красноярских воевод отошла территория по Енисею выше Казачинского порога и бассейн р. К ана. В состав уезда вошло несколько
основных ясачны х «землиц»: А ринская, К ачинская, Я ринекая (Буклинская), К аш инская, К амасинская, К ан ская (К отовская), Б ратская и при­
легавшие к ней С аянская и Кайсотская. Менее прочно на протяжении
всего X V II в. входили Т убинская и М аторская «землицы». Верхуш ка
этих родоплеменны х объединений не раз под давлением киргизов отка­
зывалась платить ясак. Почти во всех случаях отказ той или иной
родоплеменной группы платить ясак объяснялся давлением киргизских
или «братских» князцов. В результате местные племена попадали
в положение двоеданства, разорялись и терпели урон в вооруженной
борьбе 55.
Количественно и качественно ясак, собиравшийся в Красноярске,
уступал ясаку, постуйавш ему из других восточносибирских уездов, и
не стоил усилий и ж ертв, принесенных на протяж ении многих десятилетий
ради этих «землиц». Борьба за них имела другое, более существенное зна­
чение. С одной стороны, она в своей перспективе несла безопасность мест­
ному населению от грабительских поборов южных соседей, а с другой
стороны, знам еновала распространение более прогрессивного земледель­
ческого хозяйства русского населения, влияние которого положительно
сказы валась на хозяйственном развитии местных народов.
Эта борьба в большей или меньш ей степени затрагивала все русское
население Енисейского и К расноярского уездов. С. В. Бахруш ину при­
надлежит м еткая и справедливая оценка Красноярского острога: «Городу
К расноярску вы пала в истории Сибири своя особая роль. Поставленный
на границе с Киргизской степью, он преследовал задачи не столько объясачения окрестных племен и эксплуатации промышленных угодий
верхнего Енисея, сколько военной обороны от монгольских и тюркских
племен с ю г а ...» 56
П риблизительно до-середины X V II в., отраж ая с востока нападения
«братских» князцов, претендовавш их на «Канскую землицу», и на про­
тяж ении более 70 лет в борьбе с киргизскими князцам и на юге и юго55 Б О Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов С ибири.., стр. 226,
22,7, 230, 231, 235, 236, 245. 246 и др.
56 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 12.
43
западе К расноярск имел огромное значение дли судеб освоения русскими
Е н и с е я 57. Эти обстоятельства бесспорно сказались н а процессе образова­
ния в уезде постоянного русского населения и на медленном развитии
местных производительных сил. Н есмотря на свое «захребетное» поло­
жение. Енисейский уезд на протяж ении всего X V II в. такж е испыты вал
тяж есть набегов ю жных кочевников, проры вавш ихся мимо К расноярска
на север.
*
*
*
В оенная тревога 1626 г. не была случайны м эпизодом для Енисейска.
Наступление киргизских князцов началось с момента постройки Красно­
ярского острога и не прекнащ алось около 15 лет. У ж е первое нападение
на К расноярский острог 26 ию ля 1628 г. аринских и качпнских «непослугайпков» произошло не без участия киргизского кн язц а И ш е я 58. Ре­
ш ительны й ответный поход атам ана И. К ольцова на два года обезопасил
острог, но дипломатическая миссия красноярских казаков Н. Хохрякова
«с товарищи» к киргизским квязп ам Ишею, Табуну и И жинею 1 марта
1629 г. кончилась неудачно. К нязц ы ясно дали понять, что качинцев они
не вернут п в 1630 г. организовали большой п о х о д 59. Особенно остро
реагировали киргизские князцы на объясачивание Тубинской и Матогоской «землиц», которые в 1627 г. вновь переш ли в русское подданство60.
В начале 1630 г. тубпнцы появились на р. К ане, стали собирать ясак
с котовскпх ясачны х князцов и отступили только после понесенного по­
раж ен ия от высланного из К расноярска отняла атам ан а Д. Злобина.
Русские ясачны е сборщики, приехавш ие в Тубпнскую «землицу», были
убиты.
В августе 1630 г.. «собрався со всеми землицами», киргизские и тубпнскпе кн язц ы разорили «до основания» А рпнскую и К ачинскую «зем­
лицы». насильно угоняли местное население, сож гли яровы е посевы под
К расноярском, угнали 35 лошадей, принадлеж авш их русским, и предпо­
лагали идти походом на Томск. К ак и в 1628 г., красноярский гарнизон
выш ел из острога и сильный отряд атам ана Д. Злобина «наспех» под­
н ял ся на судах по Енисею за уходящ им неприятелем и дал ему бой.
Ч ерез п ять дней отряд подошел к Саянской «землице», где в двухднев­
ном сраж ении учинил «шкоту большую» объединенны м силам киргизов,
маторпев и саянцев и сорвал предполагавш ийся ими поход на Т о м ск61.
В 1631 г. разгоравш аяся война захватила территорию и Енисейского
уезда. Первые сведения об очередных киргизских приготовлениях были
получены в марте, когда отряд пятидесятника 3. И гнатова захватил
в плен на р. Тубе яринцев и бахтинцев, грабивш их ясачны х аринцев.
Пленные сказали, что поход на аринцев они соверш или по повелению
киргизов, которые сими готовятся к походу под К расноярск. В мае
аринцы доставили в К расноярск киргизских лазутчиков-кы зы льпев, ко­
торые указали, что набег состоится через две недели. Одновременно
остяки В^словской волостп восстали и, угнав табун лош адей из-под ени­
сейской Верхней Подгородной деревни, уш ли н а юг.
Набег на К расноярск кпнгпзского князца И ж и н ея с тубинцами и маторцашт кончился полной неудачей. К расноярские служ илы е люди ата­
57 ПГАДА. Спппрскип приказ, стб. 1199, лл. 108. 109.
58 Там ж е. стб. 368. лл. 62. 126, 127, 141, 142: С. В. Б а х р у ш и н . Научные
труды, т. TV. стр. 22.
59 Г. Ф. М и л л е р. Пстоция Сибири, т. ТТ. № 259, стр. 351, 352.
60 Там же. «V 263. стр. 355: Л’° 283. стр. 373, 374: JI. П. П о т а п о в . Происхож ­
дение и формирование хакасской народности, стр. 95.
61 ПГАДА. Сибирский приказ, стб. 368, лл. 31. 32. 64—67; стб. 402, лл. 129, 130;
стб. 494а. лл. 519—520: Л. П. П о т а п о в . Происхождение и формирование хакас­
ской народности, стр. 9*3: Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов
Сибири.. стр. 224.
44
м ана Д. Злобина вместе с аринцами разбили неприятеля и захватили
в плен ж ен у и детей И ж ипея и «лучших людей» тубинцев и маторцев.
Этот крупны й успех на два года парализовал активность киргизских
князцов. Однако томские воеводы П. И. Пронский и И. Ф. Татев, кото­
рым в то врем я был подведомственен Красноярск, по каким-то соображе­
ниям п риказали отпустить пленных. В 1634 г. киргизские набеги возоб­
новились и русское и ясачное население понесло тяж елы й урон. К расно­
ярцы после этого с возмущением писали в Москву, что освобождение
захваченны х ими пленны х развязало киргизским князцам руки, и требо­
вали передачи К расноярска в ведение тобольских в л асте й 62.
И звестия о новых намерениях князца И ж инея идти под Красноярск,
а других киргизских князцов — угнать ясачны х людей с Ч улы ма посту­
пили в Томск в конце 1633 г.63 В декабре 1633 г. воевода Томска
Н. И. Егупов-Ч еркасский в ответ на киргизский набег на К узнецкий
острог и томские ясачны е волости (сентябрь 1633 г.) задумал совершить
совместно с красноярским и людьми ответный поход. По его плану, том­
ские отряды под командой ссыльного, бывшего казачьего предводителя
в годы «смутного времени» А. Просовецкого, должны были в середине
февраля 1634 г. соединиться с красноярцами около Белого озера. Ш иро­
кий план н аступления на киргизских князцов с двух сторон оказался
неосуществим. П риказ о выступлении был получен в Красноярске слиш­
ком поздно, а воевода Н. И. К арамыш ев из-за недостатка служ илы х лю­
дей не мог поддерж ать А. Просовецкого.
Поход А. Просовецкого не имел успеха. В феврале 1634 г. около уро­
чища Ч ерны й Июс на Белом озере А. Просовецкий нанес удачный ноч­
ной удар по киргизско-монгольскому лагерю, но затем встретил стойкое
сопротивление, стал табором и четыре дня отбивал неприятельские
атаки. На пяты й день с тяж елы ми боями он стал «пробиваться вон из
Киргизской земли» 64.
Злополучное реш ение правительства в августе 1630 г. о выводе поло­
вины красноярского гарнизона в Енисейск нанесло серьезный ущерб обо­
роне Енисейского края. Хотя оно уже в январе 1632 г. было отменено, но
енисейские воеводы не торопились возвращ ать в Красноярск 150 служ и­
лых л ю д ей 65. Это обстоятельство было учтено киргизскими князцами, и
после неудачи А. Просовецкого они в 1634 г. дважды осаждали Красно­
ярск. П ы таясь сорвать ожидаемый набег, Н. И. К арамыш ев в июне
1634 г. отправил в поход атамана М. Кольцова, который дошел до
р. Тубы и разгром ил каш инцев, но на обратном пути вынужден был
отбиваться от преследовавш их его тубинцев и маторцев, и поход не до­
стиг цели. В августе киргизские отряды вместе с «многими окольными
землями» (м агорцами, каш инцами, тубинцами и монголами) общей чис­
ленностью до тысячи человек на судах по Енисею и в конном строю
подошли к К расноярску и осадили его. В остроге находилось в то время
лишь 120 служ илы х людей при слабой артиллерии (две пищ али — пол­
ковая и зати н н а я). Тем не менее они четыре дня успешно отбивали
осаду и во врем я одной вылазки даж е отбили захваченный неприятелем
62 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 46, лл. 215—216; стб. 53, лл. 522—527;
стб. 54, л. 26; стб. 368, лл. 34—42, 75—79; Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной
состав народов С ибири.., стр. 224, 225.
63 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 368, лл. 335—336.
64 Об этом см.: С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 25—27.
65 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 40, лл. 42—44, 109; стб. 46, лл. 232, 237,
стб. 53, лл. 362—366; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. II. стр. 203—
204. С. В. Бахруш ин почему-то поход А. Просовецкого относит к 1635 г. При­
веденные выше даты, взятые из воеводской переписки, не вызывают сомнения.
Кроме того, известно, что в 142 г. (1634 г.), т. е. сразу ж е после возвращения из
похода, А. Просовецкий получил помилование и уехал в Москву вместе
с И. И. Ш еховским и Ф. А. Шелешпанским (ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 55,
л. 51).
скот. После зю гс набега уш ел «в киргизы» с улусом аринский князец
А б ы тай 66. Спустя два месяца набег повторился. Киргизским князцам
удалось выжечь две русские деревни под Красноярском и уничтожить
46 русских и 40 ясачны х людей, не считая членов их семей. Одних
русских крестьян, их жен и детей, врасплох захваченны х за уборкой
урожая, погибло 70 ч ел овек67. Ч асть ясачного аринского населения была
угнана. Эти набеш пропзвелп в К расноярске сильное впечатление. К а­
заки отправили в Москву красноречивую челобитную о своем разорении
«без остатку», о потере в боях за предыдущие годы 52 человек и о наме­
рении киргизов и тубинцев «со всеми немирными землицами к весне
в великой скоп» взять Красноярский острог и просили немедленно по­
полнить их ряды 6S.
Н а следующий год красноярским властям удалось предупредить кир­
гизский набег. В начале м ая в Красноярск прибеж ал угнанны й кирги­
зами «ясачный подгородный татарин» К ош панко (К ош келко) и сообщил
П. И. К арамыш еву о сборах киргизов к набегу. Воевода тотчас выслал
им навстречу отряд служилы х людей. На стругах они две недели подни­
мались вверх по Енисею, а затем вышли в степь и в пешем строю через
три дня подошли к р. Июсу, где столкнулись с киргизами и кызыльцами.
Бой шел с полудня до вечера. Красноярцы одержали верх, отбили захва­
ченные у нпх в 1634 г. огнестрельное оружие, 40 лошадей и захватили
п л е н н ы х 69. Тогда ж е ясачны е аринцы и остяки донесли енисейскому
воеводе А. А. П лемянникову о намерении киргизов подойти к Верхней
Подгородной деревне. Поэтому заставы служ илы х людей выслали по Ени­
сею до устья Ангары, а около Верхней Подгородной деревни были соору­
ж ены острож ек и две башни 70.
После пораж ения киргизские кн язья все же прислали к аринцам
«кызыльских мужиков» и угрозами побудили аринских князцов К узея и
Тетю гея со своими улусами уйти в июле в киргизскую степь. Они угнали
i 20 лошадей у красноярских служилы х людей и крестьян. Отряд ата­
мана Д. Злобина гнался за ними до р. Июса, где отбил 50 лошадей. В бою
с ним погиб князец К узей. В сентябре 1635 г. отряд киргизов и изме­
нивших аринцев и качпнцев все ж е подошел к К расноярску и угнал
143 лошади у русских служилых людей и крестьян и 110 лошадей
у ясачны х людей. В результате под Красноярском остался только улус
аринского князца Т атуш а и улус ястынцев, да и то среди них, как сооб­
щ ал Н. И. К арамыш ев, «учинилась шатость большая» 71.
Бесконечные погромы киргизских князцов исчерпали меру терпения
красноярцев. В декабре 1635 г. Сибирский приказ получил от Н. И. Карамыш ева отписку с категорическим требованием вернуть из Енисейска
все еще остававш ихся там с 1631 г. 90 красноярских казаков. Воевода
писал, что киргизским князцам прекрасно известна малочисленность
красноярского гарнизона, почему они угрозами «поймали к себе ясачные
землицы». Он напоминал, что трижды безрезультатно просил енисейские
власти возвратить казаков, указы вал, что «в К расн оярском .. . остроге
гулящ их никаких людей нет, прибрать в то место неково», и в заключе­
ние сообщал о «великом недоборе» ясачны х м ех о в 72.
65 Б. О. Д о л г и х. Родовой и племенной состав народов С ибири.., стр. 237;
Г. Ф М и л л е р . Игтория Спбири, т. II, № 333, стр. 417.
67 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 40, лл. 61—62, 211; стб. 46, лл. 218, 219;
стб. 53. лл. 534—537. 443-—446; стб. 90, лл. 222—224; стб. 368, лл. 21, 408; стб. 402,
ч. II. л. 213.
64 Г Ф. М и л л е р . История Спбири, т. II, № 330. стр. 415—416.
69 ЦГАДА.
Сибирский приказ, стб. 368. лл. 68—69; стб. 402,ч. II, лл. 213, 214;
Г. Ф. М и л л е р . История Спбири, т. II, № 329, стр. 214—215.
го ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 49 лл. 377—380.
Г! Там ж е.
стб. 53. лл. 145— 152, 458—471, 534—537; стб. 368,л. 19; стб. 402, ч. 1.
лл. 129. 130. 131 — 142: стб. 494а. лл. 519—520.
72 Там ж е. стб. 40. лл. 61—62; стб. 49, лл. 211—212.
46
В мае 1636 г. красноярские служилы е люди подали новому воеводе
Ф. М. М якинину сразу шесть челобитных, которые были отосланы
в Москву. П еречисляя свои походы и выдерж анны е сраж ения, красно­
ярцы ж аловались на многочисленные «нужды»: на малочисленность
учрежденной конной сотни, у которой уж е не раз угоняли коней, куплен­
ных дорогой ценой самими казакам и («с себя зипуны продавали»), на
задерж ку в доставке хлебного, соляного и денежного ж алованья, на недо­
статочное снабжение порохом и свинцом, на дороговизну товаров
в К расноярске, куда «никакие русские товары не заходят», и на отсут­
ствие боевых доспехов (панцырей, шлемов и т. п .), без которых они тер­
пят урон в боях с киргизами, одетыми в к у я к и 73. На все эти жалобы,
протесты и нарекан ия из К расноярска Сибирский приказ ответил грамо­
той в Томск и Енисейск с требованием вернуть в К расноярск всех
красноярских служ илы х людей и довести их численность до 300 человек
и строж айш им выговором воеводе Ф. М. М якинину за казацкое красно­
речие. Открыто отвергнуть справедливые жалобы казаков в Сибирском
приказе не могли, а потому обвинили воеводу в описке в «государевом
имени», которую приказны е дельцы усмотрели в одной из челобитны х74.
Во второй половине 1635 г. Ф. М. М якинин начал переговоры с князцом Ишеем о выдаче угнанны х киргизами ариьтцев и качинцев. JI. П. По­
тапов считает эти переговоры неудачными. Однако привезенны й служ и­
лым человеком С. Самсоновым ответ позволял надеяться на кратковре­
менное п ер ем и ри е75. Действительно, 1636— 1638 гг.-прош ли относительно
спокойно. П равда, в августе 1636 г. енисейские остяки «подвели» отряд
из 40 аринцев и киргизов к енисейским деревням. Этот отряд прошел
вдоль Е нисея и в устье Ангары начал уничтож ать население русских
деревень и угнал у крестьян 62 лошади. Весть о набеге сумели доставить
в Енисейск, но высланны й оттуда отряд под командой П. Бекетова не
мог нагнать противника и около устья Ангары прекратил погоню 76.
Эта переды ш ка позволила красноярским властям предпринять по­
пытки укрепиться па р. К ане и в устье р. Тубы с тем, чтобы разъединить
собственно киргизских и тубипских к н я зц о в 77.
Сназу же после постройки К расноярска осенью 1628 г. по приказу
А. Дубенского атаманом Ермаком Остафьевым на Кане около Аракси.ева
nopoia было поставлено зимовье и объясачены котовские князцы Темсенек и Т ы м ак 78. В 1629 г. вверх по К ану в Камасинскую землю прошел
отряд красноярцев, где принял русское подданство камасинский князец
Байга. И з-за недостатка снаряж ения и провианта служилы е люди не
остались там «годовать» и зимовье запустело 9. В 1630 г. русское под­
данство приняли новые группы котовцев и асанов, но приш едш ие на
К ан енисейские и красноярские служилы е люди столкнулись там с тубинским князцом К аяном и ясачными сборщиками А лтын-хана. Отряд
енисейцев атам ана И. Галкина потерпел неудачу в борьбе с ними и вы­
нужден был отступить. Красноярскому атам ану Д. Злобину сопутствовала
удача, но троеданство, которое несло на себе канское население, в тот
73 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 53, лл. 522—542 (см. также стб. 91, лл. 32—
35). На отсутствие доспехов и удобного для конного боя огнестрельного оружия
(карабинов) красноярцы жаловались и в 1640 г. (ЦГАДА, Сибирский приказ, с'тб.
112, лл. 81—84).
74 Там же, стб. 49, лл. 213—235; стб. 53, л. 543; Г. Ф. М и л л е р . История Си­
бири, т. II, № 359, стр. 433—435.
75 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 365, стр. 439—441; Л. П. П о т а ­
п о в . Происхож дение и формирование хакасской народности, стр. 124.
76 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 53, лл. 646—654.
77 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 40, 41.
78 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 521—525; стб. 54, лл. 21—25;
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 40.
79 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 255, стр. 347; № 264, стр. 355—
356; Л. П. П о т а п о в . Происхождение и формирование хакасской народности,
стр. 122, 123.
47
момент ликвидировать он не смог 80. Я сак с канского населения собирали
в 1633/34 г. «братские» князцы , а в конце 1634 г. — тубинские кн язц ы
Септ и Унгур, уничтоживш ие русских ясачны х сборщ иков81.
К приезду в К расноярск воеводы Ф. М. М якинина почти все ясачны е
«землицы» не только вверх по Енисею, но и по К ан у оказались захва
ченнымп киргизами и тубпнцами. В качестве меры, обеспечиваю щей
успех дальнейш ей борьбы, воевода предлож ил создать два крупных
укрепленны х острога в наиболее стратегически важ н ы х местах — на
Енисее в устье Тубы и на Кане. К ак п оказала дальн ей ш ая история
с5орьбы с киргизскими князцам и, очевидность этого предлож ения была
бесспорной, «потому что туоинских людей кочевья по той реке Тубе,
а киргизы кочюют по другую сторону Енисея, от Тубы реки вниз днища
с три п ис тово де острогу над тубинскими и над киргисскими людьми
всякой промысел учинить будет мочно, и киргиским и тубинским людем
от того острогу утеснение будет великое, и под К расноярской острог
войною и на ясачны х людей и в К ан ходить будет нельзе, и сходитца
киргизом с тубинцы негде, потому что кочевья им с б о и п о д тем острогом
метать от служ илы х людей будет страшно» s2. В защ иту предлож ения
построить сильный К анскнй острог Ф. М. М якинин приводил реш итель­
ный аргумент: « К о то вск ая ... и К ам асп нская и О санская землицы тем и
потеряны, что у К ан у острогу не поставлено, а служ илы х людей для обе­
регания тех землиц на годовой (службе. — В. А .) в К ан у не было». Для
этих целей Ф. М. М якинин предлагал усилить красноярский гарнизон
с 300 до 500 человек с тем, чтобы ежегодно рассы лать по учрежденным
острогам по 100— 150 служ илы х людей.
Томский воевода И. И. Ромодановский в марте 1636 г. отказался
усилить красноярский гарнизон за счет томских служ илы х людей. Однако
предлож ение Ф. М. М якинина было одобрено Сибирским приказом 7 но­
ября 1636 г., но И. И. Ромодановскому дипломатично было велено под­
держ ивать Ф. М. М якинина лиш ь «смотря по тамош нему делу и по
своему высмотру» 83. Много лет спустя правительство убедилось в пра­
воте Ф. М. М якинина, и красноярский гарнизон увеличился к концу
X V II в. до 700 человек. С октября 1635 г. по март 1636 г. Ф. М. Мяки­
нин триж ды посылал отряды служ илы х людей в К ан «сыскивать» ясач­
ных людей «по-прежнему». Я сачны х людей они наш ли там очень
немного, но впервы е объясачили П елегунскую «зем лю »84. В 1636/37 г.
на Братском перевозе был сооружен К анский острог85. С разу ж е после
этого кн язец Т ы м ак с улусом и другие «многие» канские люди уш ли от
тубпнцев и вернулись в К анскую землю. Одновременно было, по-види­
80 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 273, стр. 362—363; № 277,
стр. 366—368; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т, III, ч. II, стр. 201, 202;
Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов С ибири.., стр. 242; ЦГАДА,
Сибирский приказ, кн. 32, ч. II, лл. 1050— 1054.
81 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 40, л. 60а; сто. 53, лл. 443—446; стб. 402,
ч. I. лл. 129, 130.
82 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 365, стр. 439—441.
83 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 53, лл. 443—446, 462—481.
84 Там ж е, стб. 53, лл. 462, 519.
85 Г. Ф. Миллер датирует постройку Канского острога 1640 г., С. В. Бахрушин,
Б. О. Долгих и Л. П. Потапов — 1636 г. (Г. Ф. М и л л е р. История Сибири, т. И,
стр. 86; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 40; Б. О. Д о л г и х . Родо­
вой п племенной состав народов Сибири.., стр. 243; Л. П. П о т а п о в . Происхожде­
ние ц формпровапие хакасской народности, стр. 130 — в тексте опечатка: вместо
1636 г. указан 1637 г.). В 40-х годах XVII в. брат атамана М. Кольцова пятидесят­
ник Никифор Кольцов в челобитной утверждал, что на Кане около Братского пере­
воза казаки поставили Канский острог в 142 г. (1633/34 г.) (ЦГАДА, Сибирский
приказ, стб. 271, л. 142). Одпако в отписке красноярского воеводы Н. И. Карамыюева, которая могла быть написана в начале 1635 г., указывается по-преж нему
«Канское зимовье» (Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, № 342, стр. 422). 145 г.
( 1 636/37 г.) как дата постройки острога указан в грамоте воеводе Ф. М. М я к и н и н у
от 10 ноября 1637 г. (ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 161, лл. 474—477).
48
мому, все ж е достигнуто какое-то соглаш ение с тубинскими князцами.
К расноярский конный казак М. У льянов в челобитной, поданной
в 1650 г., утверж дал, что в 144 г. (1635/36 г.) он в качестве толмача
ездил в Тубу ко кн язц у К ояну и всем тубинским людям «прошать» ясак,
и было получено 95 соболей86. Это сообщение косвенно подтверж дается
тем, что в декабре 1636 г. котовские князцы Т аян и Именек убедили
атам ана М. Кольцова в возможности беспрепятственно соверш ить поход
на «братских людей», нападавш их на канское н аселен и е87.
В Сибирском приказе поддержали предложение Ф. М. М якинина укре­
питься в устье Тубы и его план совместного похода томских и красно­
ярских служ илы х людей. Пунктом, где служилы е люди из этих городов
должны ‘б ыли соединиться, намечалось устье р. Тубы. Однако И. И. Ромодановский побоялся трудностей похода и ратны х людей не послал.
В отписке, полученной в Москве в декабре 1638 г., Ф. М. М якинин пи­
сал, что им были посланы служ илы е люди в Тубинскую «землицу»
ставить в устье Тубы острог. Тут ж е он писал о выделении 100 человек
для годовой служ бы в этом остроге и 50 человек для службы в Канском
остроге 88. К иргизские князцы учли опасность этого реш ительного шага.
Война возобновилась, и удерж аться в то время в устье Тубы русские
ратные люди не смогли 89.
Выдвиж ение в 1638 г. русских правительственных отрядов к Тубе и
обострение отнош ений с киргизскими князцам и отразилось на позиции
аринских князцов. К 1638 г. больш ая часть арйнцев, угнанны х кирги­
зами, вернулась н а свои старые кочевья под Красноярском, но в июне
того ж е года они вновь уш ли в места кочевий киргизов, а до русских
властей дошли слухи о намерении киргизов идти в поход к Енисейску и
М аковскому острогу 9U. В 1639 г. эти слухи оправдались. В июне аринцы,
качинцы и ясты нцы осадили Красноярск. Немногочисленный гарнизон
осаду отбил. После этого ясачное подгородное население «отъехало
в киргизы без остатку» и угнало скот русского населения. По-видимому,
тогда же, несмотря на высылаемые из Енисейска заставы к Маковскому
волоку, на Кемь и к устью Ангары, какой-то отряд кочевников вторгся
в Енисейский уезд и атаман О. Галкин с отрядом в 67 человек пресле­
довал его за р. М алый Кемчуг 91.
1640 г. принес новые тревоги. В апреле 1640 г. отряд красноярцев
в 150 человек попы тался вернуть арйнцев, качинцев и ястынцев и после
боя с киргизами отбил улус ястынского кн язц а А б ал ак а92. Одновременно
с этим тубинский кн язец Унгур опять «подговорил к измене» ясачных
86 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 402, ч. I, лл. 129, 130.
87 Подробное описание похода см.: С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV,
стр. 42.
88 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 83, л. 296; стб. 161, лл. 466, 518—521;
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. II, стр. 204.
89 В дальнейшем на постройке там острога не раз настаивали красноярские
воеводы и служилые люди. Об этом писали в Москву в 1642/43 г. воевода
А. П. Баскаков и в 1650 г. воевода А. Бунаков. В 1653 г. сами тубинцы в страхе
перед нашествием Алтын-хана предлагали построить острог в Тубинской земле
«на мунгальских и на колмацких сакмах и на переходах». Правительство в тот
момент не пошло па это. От имени красноярских служилых людей атаман Е. Тюменцов в 1668 г. поднял вопрос о постройке острога выше устья Абакана, поселении там
казаков в качестве постоянного гарнизона, о земледельческом освоении «угожих
пахотных мест» и развитии хмелевых и соляных промыслов (ЦГАДА, Сибирский
приказ, стб. 136. лл. 721, 722; стб. 380, лл. 23—25, 67—68; стб. 381, ч. I, лл. 276—
278; Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, стр. 86; № 475, стр. 536—537). На ос­
новании отписки воеводы М. Ф. Скрябина по поводу предложения тубинцев
Г. Ф. Миллер ошибочно считал, что острог был в 1653 г. построен.
90 Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири.., стр. 225;
ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 75, лл. 565—572; стб. 98, лл. 37—40.
91 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 90, лл. 12—15, 535—540; стб. 91, лл. 28, 32—
35; стб. 98, лл. 37—40; стб. 112, л. 257.
92 Там ж е, стб. 241, лл. 5, 9, 36(а—в).
4
В. А. Александров
49
котовских людей и сжег К анский острог, уничтож ив находивш ихся там
10 служилых л ю д ей 93. В мае тубинцы с аринцами, качинцам и и «кан­
скими» людьми подошли под Красноярск, попы тались угнать скот, а за­
тем прошли вниз по Енисею и осадили Есаулову деревню, где в бою
с ними погибло четверо служ илы х людей и пятеро крестьян. После этого
набега красноярский гарнизон, уменьш ивш ийся до 250 человек, вновь
просил Сибирский приказ увеличить его численность вдвое. Томский
воевода С. В. Клубков-М осальский поддерж ал его и просил средства на
набор новых служ илы х людей, но, как и ранее, Сибирский приказ при­
казал ограничиться посылкой из состава томского гарнизона подкрепле­
ний в К р асн о яр ск 94.
В июле 1640 г. воевода А. П. Б аскаков был извещ ен беж авш ими от
киргизов яетынцамп, что киргизы, получив известия о предполагавш емся
против них походе служилы х людей из Томска, «стоят все в сборе верх
А бакану реки» и держ ат угнанное ясачное население «за крепким и ка­
раулами», так к а к аринцы и качинцы после апрельской победы красно­
ярцев хотят вернуться на «старые свои ю р ты » 95. В 1640 г. поход из
Томска был отложен, что позволило киргизским князцам осенью обойти
К расноярск стороной, напасть на енисейские деревни, стоявш ие между
Енисейском и устьем Ангары (У сть-Тунгусскую , М аклаково и др.), и
угнать скот. В устье Ангары отряд енисейского атам ана И. Панкратьева
настиг неприятеля. Во время боя киргизы перебили угнанны й скот и
уш ли на ю г 96.
Осенью 1640 г. красноярцы переш ли в наступление. О тряд атамана
М. Кольцова уш ел из К расноярска вверх по Енисею, а отряд атамана
Е. Тюменцова — восстанавливать К анский острог. В сентябре на притоке
Енисея р. Сисиме М. Кольцов разбил киргизских и аринских киязцов,
а в декабре — котовских. В сентябре ж е Е. Тюменцов восстановил Кан­
ский острог «со всяким и крепостями», а в декабре или в начале 1641 г.
вместе с прибывш им отрядом атаманов Д. Злобина и М. К ольцова высту­
пил против канских, осанских и камасинских князей. Воевода А. П. Б а­
скаков писал, что после ожесточенного дливш егося весь день сражения
около Канского острога все улусы вновь согласились платить ясак и вы­
дали ам ан ато в 97.
Наконец, в 1642 г. в результате совместного вы ступления томских и
красноярских отрядов русские одерж али победу в войне с киргизами.
Томские отряды Н. Тухачевского в 1641 г. после ожесточенного сопро­
тивления киргизов, дж унгар и монголов поставили Ачинский острог.
В марте 1642 г. атам ан Е. Тюменцов совершил из К расноярска успешный
поход на лы ж ах на кы зы льских, ачинских и аринских «непослушников»,
которых разбил при слиянии Белого и Черного Июеов, и помог Я. Туха­
чевскому ставить А чинский острог. 31 июля красноярский отряд под
командой ротмистра С. Коловского и атам ана М. К ольцова выш ел на
«сход» с томскими служилы ми людьми. Конные казаки с аринцами и
качинцами ш ли «юрой», а п е ш и е — в стругах вверх по Енисею. Всего из
К расноярска в поход ш л о 225 служилы х людей. Реш ительное сражение
произошло 9 августа за р. Белы й Июс (приток Ч улы м а) на речке Туачак.
К иргизы, укрепивш иеся на горе, не без успеха обстреляли казаков из
пищ алей, не атакой в конном и пешем строю объединенные русские сплы
сбили их с позиций. К иргизские князцы признали себя побежденными,
дали ш ерть «навечно» и выдали аманатов.
X
50
9‘ ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 91, лл. 32—35, 134— 136; стб. 98, лл. 405—408.
54 Там же. стб. 91. лл. 109— 111, 121— 127; стб. 112, лл. 523—530; стб. 241, л. 29.
95 Там же. стб. 98. лл. 107, 108.
96 Там же, стб. 91. лл. 21—31, 159; стб. 112,лл. 258, 263, 590.
97 Там же. стб. 126. лл. 88—91; стб. 241, лл. 7, И , 15, 22, 43, 59; стб. 402, ч. II,
216.
В отписке томского воеводы С. В. Клубкова-М осальского есть любо­
пытное у казан ие на то, что киргизы признали свое окончательное пора­
жение, «убоясь» служилы х людей, шедш их по Енисею к А бакану в их
улусы. Действительно, отряд красноярских казаков на Енисее на Сыдинских «перевозех» (устье р. Сыды) разбил шедш их на помощь к кирги­
зам каш инских, бохтннских и маторских людей, и весть об этом пора­
жении, но-видимому, дошла до киргизских князцов, стоявш их на
Б. И ю се98. Борьба прекратилась на 25 лет.
В мае 1643 г. князцы Татуш и Абытай со всеми аринскими ясачными
людьми вернулись под К р асн о яр с к " . В начале 1644 г. в ставке кн язя
И ш ея состоялись дипломатические переговоры о выдаче качинцев. Не­
смотря на поддерж ку И ш ея представителями А лтын-хана, к 1647 г.
красноярские власти добились возвращ ения качинцев 10°.
Не менее сложно склады валась обстановка в районе К ана, услож­
н явш аяся сопротивлением «братских» князцов, по-прежнему видевших
в канском населении своих кыштымов. Из них наибольшей силой и влия­
нием пользовался князец Оилан, имевший, по утверждению краснояр­
ских служ илы х и ясачны х людей, до 500 воинов. Красноярцы высоко
оценивали боеспособность его войска и победу над ним считали возмож­
ной при условии равных с обеих сторон сил. Весной 1643 г. Оилан
вторгся в К анскую землю, разорил ее, и от «братских» князцов «учала
быть теснота большая» и от «брацкие войны поруха немалая» 101. Летом
1644 г. кы ш ты мы уж е упоминавш егося тубинского кн язц а У нгура
в устье Тубы перебили русских ясачны х сборщиков, возвращ авш ихся
с ясаком от «каменных» маторцев, а тубинские князцы Коян, Илик, Онгу
и К ара и, по-видимому, Оилан продолжали «выбирать» ясак с канского
населения 102. После длительной переписки с Сибирским приказом и бес­
полезных ожиданий помощи из Томска красноярский воевода Г1. А. Про­
тасов собрал все наличные силы и отправил атаманов М. Кольцова и
Е. Тюменцова с 330 служилыми людьми в поход на Оилана. Вопреки
мнению С. В. Бахруш ина, в этом походе приняли участие и аринцы
с качинцами и канским ясачны м населением. Ясачный «татарин» Ш алашко Я таев был «вожем», так как, по его уверению, кроме него, «нихто
дороги не знали» 103.
Поход был тяж елы м. Оилан отошел на р. Оку, и служилы е люди три
недели двигались на восток, на «грязах гати гатили и мостье мостили»,
переправлялись через реки и «плавили коней». Только до Удинского
острога, построенного после победы над Оиланом, от К расноярска счи­
талось 570 верст, а от этого острога до р. Оки — 220 верст 104. Бой 1 ав­
густа 1645 г. с Оиланом «промеж Оки реки» шел два дня и кончился
полной победой красноярцев. За день до сраж ения престарелый Оилан
уехал из «своих юрт» к «каранопким» бурятам. Всего погибло свыше
70 бурят, из них 30 человек из рода самого Оилана; 86 человек красно­
ярцы взяли в плен и среди них — сына И зена и ж ену Оилана. В начале
июня 1647 г. Оилан приехал в К расноярск и дал ш ерть «навечно». Ему
была организована русскими властями торж ественная встреча со стрель­
бой из пуш ек и «мелкого руж ья». Многие ясачны е люди, для которых
ss ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. ИЗ, ч. II, лл. 247—251; стб. 126, лл. 50—56;
стб. 241, лл. 51, 62—88; стб. 402, ч. I, лл. 131—142, ч. II, лл. 217, 218, 220; С. В. Б а х ­
р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. II, стр. 205.
99 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 132, лл. 92—94; Б. О. Д о л г и х . Родовой и
племенной состав народов С ибири.., стр. 234.
100 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 136, лл. 754—758; Б. О. Д о л г и х . Родовой
и племенной состав народов Сибири.., стр. 230.
101 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 132, лл. 63—64; стб. 136, лл. 745-^-7476;
стб. 146, лл. 141— 148.
102 Там ж е, стб. 136, лл. 533, 759—760.
103 Там ж е, стб. 377, лл. 130, 131; стб. 380, л. 2.
104 Там ж е, кн. 1372, лл. 523—525.
4*
51
Оилан был ранее «страшен», съехались в город смотреть на эту церемо­
нию. Однако племянники и внуки Оилана прекратили борьбу только
спустя пять лет. Летом 1652 г. красноярское войско, состоявш ее главным
образом из ясачны х людей (арйнцев, качинцев, ясты нцев, тубинцев
и др.), разбило младш их родственников Оилана, от которых к этому
времени отошли все их кы ш ты м ы 105. Присоединение Б у р яти и к России
окончательно обезопасило ясачное население К ан а от набегов «братских»
князцов.
К ак показал Б . О. Долгих, проследить точно состав ясачного населе­
ния К расноярского уезда возможно только с 50-х годов X V II в .106, что
объясняется окончанием борьбы с киргизскими и бурятским и князцами.
Еще в 1642 г. красноярские власти, объясняя особенности ясачного сбора
в уезде и невозможность установления определенного ясачного оклада
с точным учетом наличных ясачны х людей, писали, что ясачны е люди
«кочевные и кочюют переходя в разны х местех и люди ш аткие, а стали
промеж иноземцев, бегают в мугалы и в калм аки, в кы ргы зы и в Брацкую землю, а твой государев ясак в зборе год з годом николи не сходитца
потому что, государь, в ыном году ясаш ны х людей ж ы вет ‘б ольше,
а в ыном году меньше» 107. То ж е самое объяснение последовало из
К расноярска п в 1650 г. Тогда ж е при установлении ясачного режима
в Тубинской «землице» даж е не пытались установить точный оклад и
взим ать недоимки, т. к. «те тубинские люди государю малонослуш ны и
ж ивут в дальних местех на голой степи, ясак дают мугальским людем и
калмыком, а в государеве в доимочном и настоящ их годов в ясаке отка­
зывают, что де им ясаку дать нечево» 108.
До конца 60-х годов X V II в. политическая обстановка в Центральной
Азии склады валась к выгоде России и непосредственной угрозы русскому
освоению территории Енисейского и К расноярского уездов не б ы л о 10S.
Алты н-хан и его сын Л одж ан дваж ды в 50-х и в 60-х годах подходили
к ю жным границам К расноярского уезда, беспощадно разоряя тубинцев
и киргизов, но в вооруж енный конфликт с русскими вступать избегали
и стремились, см отря по обстоятельствам, или сохранить мирные отно­
ш ения пли ценой номинального вассалитета получить русскую под­
держ ку в борьбе с усиливш имися дж унгарами.
Обстановка в К иргизской земле резко изменилась после разгрома
дж унгарам и Л одж ана и вы движ ения среди киргизских князцов Ереняка
(И р ен ака), сы на И ш ея. Л . П. П отапову принадлеж ит я р к а я характери­
стика этого политического деятеля, держ авш его в страхе в течение двух
десятилетий мирное русское и ясачное население: «И ренак был наиболее
ярким вы разителем разбойничьей идеологии и п рактики степнякафеодала, стремивш егося к монопольному и безраздельному господству
над кы ш ты мами, отдававш его свою выдаю щ ую ся энергию организации
грабительских походов» и0. Опасность со стороны Е рен яка усугублялась
тем, что он вы ступал на стороне дж унгарских ханов, сначала Сенгетайлш , а с 1661 г. его брата Г алдана (Б о ш о х ту -х ан а), и не раз «подво­
дил» дж унгарские отряды к русским острогам и селениям.
«Измена» Е рен яка произош ла в июле 1666 г. за год до окончатель­
ного разгрома А лты н-хана дж унгарами. П ервы й его набег на Канскую
105 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 241, лл. 89—95. 257—264; стб. 250, лл. 426,
432—433: стб. 289. лл. 126— 129; сто. 292. лл. 33—44; стб. 381, лл 510—513; стб. 402,
ч. I. лл. 131 — 142: С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 43, 44.
106 Б. О. Д о л г и х. Родовой и племенной состав народов С пбпри.., стр. 222.
107 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 226, лл. 136— 139.
108 Там же. стб. 381, ч. I, лл. 35—37; стб. 402, ч. I, л. 142.
109 JI. П. П о т а п о в . Происхождение и формирование хакасской народности,
стр. 40—44: С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. И, стр. 205—207.
110 Л. П. П о т а п о в . Происхождение и формирование хакасской народности,
стр. 45.
52
землю окончился для него плачевно. При первых известиях о его «по­
громе» К анской земли против него было выслано до 300 служ илы х и
ясачны х людей под командой сына боярского С. Козловского и атаманов
М. Злобина и Р. Кольцова. Этот отряд отбил у Е реняка «канский полон»,
но не преследовал противника, чем воспользовался киргизский князец.
Он захватил Удинский острог, вновь ограбил ясачное население и дви­
нулся назад в Киргизскую землю. Тогда вверх по Енисею ему навстречу
был послан с сотней служ илы х людей атаман Е. Тюменцов. 2 сентября
1666 г. на р. Иш тыюле ему удалось нагнать Е рен яка и отбить всю захва­
ченную добычу. К расноярские воеводы Г. П. Никитин и А. И. Сумароков
очень серьезно отнеслись к этим событиям, ож идая от Е реняка «боль­
шого дурна» ш . Д олголетняя война с киргизскими князцам и была хо­
рошо памятна, и тревожные сообщения красноярских воевод заставили
насторож иться Сибирский приказ. На протяж ении 70-х—90-х годов гар­
низон К расноярска непрерывно увеличивался, местное русское население
строило новые остроги и укрепления, усиливалась артиллерия острогов.
Таблица
2
Ч исленность служилых людей Енисейска и К расноярска
(вторая половина X V I I — начало X V III в.)
Енисейские *
служ илы е
л ю д и .......................................
Красноярские служ илы е
люди * * * * ..........................
1669 г.
1675—1677 гг .
1701 г .
1703 г .
1719 г.
552
442
515 **
661 **
556***
1667 г .
1672 г.
1673 г.
377
523
570
1679 г.
553 **
1686—
1687 г г .
1694 г .
1701 г .
1712 г .
624
661
691 **
849
* ЦГАДА, С и б и р с к и й п р и к а з , к н . 527, л л . 14об — 28; с т б . 709, ч . II, л л . 422—423, 426,
433—446; к н . 1354, л . 306; к н . 1374, л л . 35об— 36 о б ; к н . 1614.
* * С руж н и к ам и и оброчникам и.
* * * В м е с т е с о т ст а в н ы м и с л у ж и л ы м и л ю д ь м и .
* * * * Ц ГАДА, С и б и р с к и й п р и к а з , к н . 717, л л . 318—360; к н . 847, л л . Боб, 27— 5 0 ; с т б . 1317
ч . I I , л . 482; к н . 1057, л л . 38—45; к н . 1354, л . 242 о б ; С. В . Б а х р у ш и н . Н а у ч н ы е т р у д ы , т . I V ,
с т р . 64, 69; В . И . Ш у н к о в . О ч ер к и п о и с т о р и и з е м л е д е л и я С и б и р и . . ., с т р . 132.
После окончания первой войны с киргизами был отремонтирован
«городок дощанной» с двумя срубными башнями, поставленный на
Красном яр у еще в 1628 г., на полях сооружены «клетки», в которых
можно было укры ваться от неожиданны х налетов конных кочевников, де­
ревни были укреплены надолбами и сторожевыми башнями, став опор­
ными пунктами сторожевой службы (по рекам Бугачу, Бузиму, М ану).
В 1659 г. красноярский посад и слободы были окружены второй линией
острожных стен и башен.
В 50-х годах воевода А. Ф. Пашков построил в Енисейске новый
острог в 200 саж еней с шестью проезжими и двумя глухими б аш н ям и 112.
Сразу ж е после «измены» Е реняка серьезны е фортификационные работы
были осущ ествлены в Енисейском уезде воеводой К. А. Яковлевым.
В Енисейске «кругом посаду» и старого острога был сооружен большой
111 ЦГАДА, Сибирский
р у ш и н . Научные труды,
112 ЦГАДА, Сибирский
стб. 291, лл. 104, 105; стб.
лл. 84—85; стб. 381, ч.
приказ, стб. 380, лл. 63—66, 91— 102; Сравни: С. В. Б а х ­
т. III, ч. II, стр. 209
приказ, стб. 146, лл. 88—90; стб. 160, лл. 385—386, 429;
296, лл. 81—84, 114—116; стб. 307, лл. 505—507; стб. 380,
I, лл. 517—519.
53
острог в 825 саж еней с шестью ‘б аш нями с верхним, средним и ниж ним
«боем» пз. Вокруг острога тянулись надолбы. В уезде было построено
13 острогов. Основное внимание енисейских фортификаторов было обра­
щено на укрепление дорог от Енисейска к К расноярску вдоль р. К еми и
ее притока р. Белой. В этом районе были построены остроги в деревнях
Б ольш ая Елань, Черкасской, на Белой репке и на К е м и 114. Все остроги
имели башни п окруж ались надолбами. Около Вельского и Кемского
острогов были поселены слободами спешно набранны е на служ бу беломестные казаки; около первого пз них — 40 человек, около второго —
50 человек. Взамен старого Маковского острога сооружен был новый.
Д ругая оборонительная линия тянулась от Енисейска вверх по Ени­
сею, где укреплялись острожками, надолбами, засеками и «щитами»
с бойницами деревни В ерхняя Подгородная, Родюковка, М аклаково, УстьТунгусская, К азачий луг и др.
Наконец, район р. Тасеевой и ниж ней А нгары был укреплен тремя
острогами. Два острога были поставлены на р. Усолке, притоке р. Т а­
сеевой. Один из них был поставлен в усолье посадского человека И. Ж и­
лина. Около другого, получившего название Тасеевского, были поселены
слободой беломестные казаки. Рыбенский острог на Ангаре был расш ирен
и укреплен н ад олб ам и 115. Д аж е в далекой северной Дубчасской слободе
сооруж ался острог.
К 1669 г. все эти работы были закончены. В последующие годы ени­
сейские остроги постоянно укреплялись. Острог Енисейска перестраи­
вался в 1678, 1688 и 1704 гг.116 Затинными пищ алям и и пуш кам и были
вооружены Енисейск, Вельский, Кемский, Троицкий, Тасеевский, Казачинский остроги, Н овомангазейская слобода. Всего во второй половине
X V II в. во всех этих острогах было до 20 пуш ек и затинны х пищ алей 117.
По росписи 1678/79 г. «огненного наряда» Красноярского уезда, артил­
лерию К расноярска составляли 12 различны х орудий; И п уш ек и пищ а­
лей стояли в Введенском монастыре, в К араульном остроге и в селах 118.
Срочные оборонительные мероприятия енисейских властей были свое­
временны. Поводом д ля начала военных действий Е рен як и поддерж ивав­
ш ий его Сенге-тайш а выдвигали переход в русское подданство родопле­
менных объединений, из-за которых киргизские князцы вели борьбу
в первой половине X V II в. Однако планы Е рен яка были значительно
шире и удары киргизских и тубинских отрядов в начавш ейся войне на­
правлялись на районы интенсивного русского заселения не только
Красноярского, но и Енисейского уезда. Н ападение на К расноярск в мае
1667 г. войск Сенге-тайш и и Е реняка нанесло местному русскому и ясач­
ному населению тяж елы й ущерб. Гарнизон, состоявш ий из 376 человек,
цонес крупные потери (39 убитых, 203 раненых, 49 плен ны х), но город
отстоял. К расноярские деревни были разлраблены, скот угнан.
В сентябре 1667 г. Е реняк повторил набег на К расноярск 119. Ввиду
113 Башни — Проезжая. Глухая, Дмитриевская, Красноярская, Рождественская,
Проезжая.
114 На р. Белой было построено два острога. Один из них назывался Вельским,
и это название сохранилось до XX в. за одной из местных деревень. Другой
острог, по-видимому, стоят на месте* позднейш ей Троицкой деревни.
И5 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 528, лл. 218—242; кн. 527, лл. 194—204.
116 Там же, кн. 768. л. 140об; кн. 999, лл. 88—90; кн. 1417, лл. 19—24.
117 Там же, кн. 505, лл. 272об—278; кн. 999, лл. 88—90; кн. 1417, лл. 19—24;
стб. 1355, ч. II, лл. 394—396.
118 Там же, кн. 717. лл. 505—511.
119 Там же. стб. 709. лл. 407—410; «Дополнения к актам историческим» (да­
л е е — ДАИ).т. 8. СПб., 1862, Л» 15, II, стр. 34—35; А1» 44, I, стр. 148; С. В. Б а х р у ­
ш и н . Научные труды, т. III, ч. II, стр. 209—210.
Последующ ая история борьбы с енисейскими киргизскими князцами довольно
полно изложена С. В. Бахрушиным (там же, стр. 209—224). Интересные подробности
сложной дипломатической истории, не отраженные в трудах С. В. Бахруш ина,
содержатся в делах ЦГАДА (Сибирский приказ, стб. 544, 709, 720).
54
этого тобольский воевода П. И. Годунов в 1668 г. отправил в Красноярск
на «вечное житье» свыше 400 служ илы х людей. Томскому воеводе
Н. А. В ельяминову было такж е приказано послать в К расноярск служ и­
лы х людей «наспех» «для всякого вспоможения». С 1669 г. «годовую»
служ бу в К расноярске несло 120— 130 служилы х людей из западносибир­
ских городов 120. В 1673 г. отряд киргизского кн язц а Ш анды Сенгикеева
обошел русские «сторожи» на р. Кеми и «изгоном» подошел к Вельскому
острогу. М естные казаки под командой сына боярского А. Клеопина от­
чаянно защ ищ ались. Чтобы не дать киргизам сжечь посад, казаки вы та­
щили из острога пуш ку и, приняв ‘бой на улицах слободы, отбили не­
приятеля. Ч асть посада, дальние посадские дворы и хлеб на полях были
сож ж ены , мирные жители, не успевшие укры ться в остроге, перебиты т .
В 1673 г. русское правительство приняло реш ение начать активные
боевые действия против киргизских князцов, и красноярский воевода
А. И. Сумароков в 1675 г. сделал попытку укрепиться на Енисее близ
устья Абакана. В начавш ейся борьбе казаки не смогли закрепиться
в этом стратегически важном пункте, но зато между Красноярском и
устьем А бакана удалось поставить К араульны й острог, а на р. Кемчик —
Ломовский о стр о г122. Н еудачу на Енисее киргизы компенсировали раз­
громом К анской земли. Тубинский князец Ш анда совершил набег на
Енисейский уезд и угнал из-нод усолья на р. Усолке 500 голов скота.
В 1677/78 г. тубинцы захватили и сожгли К анский острог, а затем оса­
дили Тасеевский острог и угнали скот у местного населения 123.
Заклю ченны й с Ереняком мир в 1678 г. не мог быть прочным, т. к.
уж е в декабре того ж е года дж унгары под угрозой «войны» стали пре­
тендовать на вы плату им ясака с арйнцев, качинцев, камасинцев и кан­
ского ясачного населения, оставшегося под властью России.
В марте 1679 г. это требование было повторено. В ответ сибирские
власти начали готовиться к 'большому походу в Киргизскую землю из
Томска, К расноярска и Енисейска. Поход должен был возглавлять сын
боярский Р. Старков, и приказ о его выступлении прибыл из Москвы
в Томск в начале июня 1679 г. Томский воевода П. J1. Львов назначил
поход на 10 августа 1679 г., но накануне выступления до Томска добра­
лись двое красноярских казаков и сообщили, что 15 июля Е реняк «изго­
ном» осадил К расноярск 124.
Этой осадой Е рен як сорвал предполагавш ийся против него поход и
беспощадно разорил местное русское и ясачное население. И з-за неожи­
данности нападения в обороне города приняло участие только 250 чело­
век служ илы х, посадских и «гулящих» людей. Остальные служилые
люди были или разосланы на «годовые» службы, или не успели прибыть
в город со своих заимок и из деревень. Трое суток ш ла осада города.
Киргизы вели обстрел из «турских» пищ алей, мушкетов и винтовок.
Осажденные отвечали артиллерийским огнем и вылазками пытались
снять осаду. У целевш ие крестьяне сож ж енных деревень Кубековской и
М атовской укры лись в остроге Бугачевской деревни и вместе с 10 слу­
жилыми людьми, прорвавш имися к ним из К расноярска, отбили киргиз­
ские атаки. Около 200 ясачны х людей было захвачено киргизами в по­
лон. Аринцы, качинцы, ястынцы и бохтинцы вновь переш лй в места ко­
120 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 709, лл. 428, 429, 432.
121 Там же, стб. 906, лл. 170, 174—179.
122 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. II, стр. 212. Абаканский
острог просуществовал несколько лет и о нем есть упоминание в грамоте тоболь­
скому воеводе П. В. Шереметеву от 30 ноября 1678 г. (ЦГАДА, Сибирский приказ,
стб. 709, ч. II, лл. 431, 433—446).
123 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 913, ч. I, л. 30; стб. 1199, лл. 46—66, ИЗ,
114.
т Там же, стб. 709, ч. II, лл. 245—247, 250—254, 346—357. С. В. Бахрушин оши­
бочно датирует набег Ереняка 1678 годом и трактует поход Р. Старкова 1680 г. как
ответную меру. (С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. II, стр. 214, 215).
55-
чевий киргизов. Н а четвертые сутки киргизы сняли осаду и располож и­
лись неподалеку от города, прикры вая угоняемый полон.
Воевода Д. Г. Загряж ский не рискнул вы сы лать из города за ними
погоню, но отправил за Енисей отряд в 60 человек, который отбил кирги­
зов от местных деревень. После осады киргизские дозоры все время
появлялись под К расноярском и местное население опасалось убирать
хлеб и сено. В сентябре Е рен як повторил набег. Весть о его приготовле­
ниях принес в К расноярск 31 августа беж авш ий от киргизов пленный
качинец Тугулачко. По его словам, «легкие» киргизские люди пошли
25 августа под Томск или Енисейск, а «большие люди» вместе с тубинцами направлялись к К расноярску. В отписке Д. Г. Загряж ского
в М оскву по этому поводу7 сквозило плохо скрываемое отчаяние. Новый
урож ай еще не был снят, и городу в случае длительной осады угрож ала
голодовка. Б ольш ая часть боевых запасов была израсходована во время
июльской осады.
При второй осаде красноярский гарнизон, несмотря на свою малочис­
ленность, пошел на крайнюю меру, вступил в сраж ение в открытом поле
и отбил неприятеля. Во главе войска был поставлен содерж авш ийся
в местной тюрьме ссыльный черниговский полковник Василий Много­
греш ный (брат украинского гетмана Д емьяна М ногогрешного). В бою
чуть было не погиб сам Е реняк. Пеший казак Прокофий Ш ошпн из пи­
щ али «сшиб» его с коня и хотел добить стволом, но окруж авш ие Ереняка
люди «скололи» Ш ошина. К расноярские казаки С. Евтегин и О. Петров
утверж дали в Сибирском приказе, что Е реняк вы ж ег в уезде 16 деревень
и в борьбе с ним погибло 40 служ илы х людей. Одновременно киргизы
захватили и сожгли Ачинский острог 125.
П оследовавший в ян варе—марте 1680 г. поход Р. Старкова и И. Гре­
чанинова с томскими служилыми людьми и присоединивш имися к ним
красноярцами был самым многолюдным из всех походов против киргиз­
ских князцов. Из Томска вышло 1018 человек, а из К расноярска — 472.
Этот поход, как и последовавший за ним в 1682 г. поход из Томска
письменного головы И. Суворова, не имел успеха. Но они отвели от
К расноярска угрозу новых осад, тем более опасных потому, что в апреле
1680 г. красноярский посад выгорел на три четверти. От огня сильно
пострадал такж е острог, и в случае осады город мог оказаться беззащ ит­
ным. Бедствие, постигшее Красноярск, Ереняку, конечно, было известно.
Весной 1681 г. он снова подходил под К араульны й острог, но далее не
пошел, по-видпмому, опасаясь движ ения ратны х людей из Томска 126.
Совершенно прав Л. П. Потапов, указы вавш ий, что «причина исклю ­
чительно неспокойной обстановки в Ю жной Сибири в X V II в. заклю ча­
лась именно в агрессии киргизской феодальной верхуш ки, поощряемой
феодальными кругами Д жунгарии» 127. До 90-х годов X V II в. война пре­
рвалась. В 1685 г. был заклю чен мирный договор с Ереняком, а в 1690 г.
этот договор подтвердил сын Е реняка Корчун.
Однако в 1690 г. Ш анда вторгся на р. К ан и разграбил местное н а­
селение. Н а требование красноярского воеводы отдать угнанны х лошадей
Ш анда прислал издевательский ответ: «Канские де ясачны е люди зимою
горазди ходить на лы ж ах, а летом пеши, а он, Ш анды чко, на лы ж ах и
пеш ходить не умеет» 128.
125 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 709, ч. II, лл. 255—264; стб. 720, лл. 153;
стб. 1317. ч. II. лл. 368, 369; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. И.
стр. 214. 215; ДАИ. т. 8, № 15, X III, стр. 44, XVII, стр. 48— 50; № 44, X I —X II,
стр. 168— 171.
126 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. II, стр. 215—221; ЦГАДА,
Сибирский приказ, стб. 720. лл, 69—72.
127 Л. П. П о т а п о в. Происхождение и формирование хакасской народности,
стр. 51.
128 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 1199, лл. 46—66, 128— 134.
56
Осенью 1691 г. красноярский воевода П. С. М усин-Пуш кин получил
сведения о подготовке киргизских ы тубинских князцов к совместному
походу, а Ш анда реш ительно отказался выплачивать ясак, и тубинцы
стали п оявляться под Красноярском и «побивать» людей. Попытка мир­
ным путем в январе 1692 г. «свести» Ш анду из-под Канского острога
окончилась неудачно ш .
Воевода П. С. М усин-Пушкин начал готовить красноярские силы
к походу на р. Кан. С В. Многогрешным ушло около 300 конных и
430 пеш их ратны х людей. Среди них было 182 русских добровольца
(крестьяне, посадские люди и др.) и 87 ясачны х людей. Ополчение спу­
стилось по Енисею и стало подниматься вверх по Кану. Одновременно
енисейские власти усилили гарнизон Тасеевского острога, откуда казаки
уходили «доездом» в степь 130. В ночь на 27 ф евраля захваченный плен­
ный дал В. М ногогрешному важное показание о намерениях тубинских
князцов Ш анды, Сары и Курумчи: «Ж ивут они по своему намерению
опасно во всякой готовности, потому что сами они имеют намерение по
весне, отпустя кош свой на прежнее свое урочище, итти войною Енисей­
ского уезду на усолья и на К расноярский уезд. И о том де у них согла­
шение и совет учинен и всем положено с киргизы и с тубинекими ж та­
тары, которые кочюют близ К расноярска города, и к тем тубинским
татарам приказы вали они тайно многожды, что де они были во всякой
готовности и лош адей кормили» 131.
В тот ж е день русский отряд в 160 человек подошел к лагерю тубин­
цев и красноярские служилы е люди попытались «разговаривать» князцов,
которые ответили стрельбой из луков и пищ алей. Н а следующий день
прибыли основные силы В. Многогрешного и тубинцы потерпели сокру­
ш ительное п о р а ж е н и е 132. С. В. Бахруш ин считает поражение тубинцев
началом агонии киргизских князцов 133. П равда, после пораж ения тубин­
цев, киргизские кн язц ы летом 1692 г. и в 1693 г. совершили несколько
набегов на Енисейский и К расноярский уезды. Они подходили по сакме
под В ельский острог и разорили М ангазейскую слободу (П и ровщ и н у);
из-под Березовской, Вугачевской деревень и с заимки атамана М. Зло­
бина угнали 137 лошадей, угоняли ясачное население из Камасинской
«землицы» и т. д .134 В 1698 г. в Енисейске вновь готовились к отражению
киргизов, и гарнизоны в Вельском, Кемском и Тасеевском острогах жили
«с великим бережением» 135. В октябре 1699 г. красноярский отряд
в 100 человек около переправы через р. Ману, на верхнетубинской дороге
в Камаоинскую землю, «перехватил» киргизов, шедш их к камасинцам за
ясаком, и разбил их. В августе 1700 г. сибирские власти в Томске,
Красноярске и К узнецке вновь начали сборы к большому походу против
киргизских князцов но, как обычно, это стало известно киргизам и они
успели предупредить русское наступление ,36.
В середине августа 1700 г. киргизы угнали лошадей из-под краснояр­
ских деревень (Торгошиной, Лодейской, Березовской и др.), а спустя
месяц, 15 сентября 1700 г., «посторонней дорогой, воровской сакмой»
они неожиданно подошли к К расноярску. Ч ерез три дня другой киргиз­
ский отряд осадил К узнецк. Под К расноярском киргизы уничтожили
14 русских и 16 ясачны х людей, отогнали скот и, захватив К араульную
129 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1199, лл. 22, 46—66, 79—83, 90—91, 92, 98,
99 137.
130 Там ж е, кн. 1023, лл. 1—43; стб. 1199, лл. 38—42.
131 Там же, кн. 1023, л. 31об.
132 Там ж е, кн. 1023, лл. 1—42; стб. 1199, лл. 4, 8, 9, 30—31, 43—75.
133 С. В. Б а х р у ш и н Научные труды, т. III, ч. II, стр. 221—222.
134 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1214, ч. I, лл. 137, 138, 161, 162; стб. 1317,
ч. I, лл. 3, 23, 30, 31; ч. II, лл. 320, 3376; кн. 1023, лл. 8 0 -9 0 .
’i35 Там же, стб. 1317, ч. I, лл. 46—49.
136 Там ж е, стб. 1389, ч. И, л. 939.
57
сопку, стали обстреливать город вз пш цалей и луков. В тот ж е день
красноярские казаки снялп осаду города, н отряд детей боярских В. Садаматова п Ф. Самсонова з 300 человек с пуш ками и «мелким ружьем»
гнался за киргизами трое суток, пока за М алым Кемчугом после семи­
часового боя не отбил угнанны й скот 137.
Воеводы Томска и К расноярска только к февралю 1701 г. согласовали
выступление. По их плану, кузнецкие и томские служ илы е люди под
начальством сына боярского С. Л аврова и красноярцы во главе с сыном
боярским К. Самсоновым долж ны были соединиться на Енисее в устье
р. Коски. Из К расноярска 11 ф евраля двинулись в поход 728 человек
с пуш ками. Томская и кузн ец кая рать в 515 человек не успела подойти
к месту встречи, и красноярцы продолжали двигаться вверх по Енисею
одни. 25 ф евраля захваченны й выше устья Тубы пленны й показал, что
киргизское войско с обозом «во многом собранья» стоит в районе устья
А бакана. Первое серьезное столкновение произош ло на А бакане около
урочищ а И зы к: киргизы потеряли до 60 человек убитыми, русские такж е
понесли серьезные потерн (среди 36 убитых было 8 детей боярских и
атаман А ника Тю менцов). Со 2 по 7 марта ш ли непреры вны е бои около
устья р. Уибат. 8 марта К. Самсонов начал отступление от урочищ а И зык
к Енисею и далее к устью р. Коски, надеясь на подход томских и куз­
нецких служ илы х людей. В устье Коски он пмел последний бой с пресле­
довавш ими его киргизами и до 20 марта безрезультатно дожидался
поддержки, после чего вернулся в К р асн о я р с к 138. В сентябре 1701 г.
было достигнуто мирное соглаш ение с киргизскими к н я з ц а м и 139, а
в 1703 г. неожиданно и поспешно дж унгары увели основную часть ки р­
гизов в долину р. Или. Исследователи выдвигали разны е объяснения
о причинах ухода енисейских киргизов с А баканской степи 14°. Вне зави­
симости от анализа этих причин совершенно очевидно, что к концу
X V II в. дж унгарская агрессия, опиравш аяся частично на некоторы х кир­
гизских князцов, терпела крах, что не могли не понимать дж унгарские
правители. Освобождение М инусинской котловины и последую щ ая за
этим постройка русских острогов — Абаканского (1707 г.) и Саянского
(1709 г.) знаменовали окончательную безопасность для русского и ясач ­
ного населения Енисейского края и создавали благоприятны е обстоятель­
ства для продвиж ения на юг земледельческого труда, значение которого
в истории хозяйственного освоения Сибири и разви ти я местных народов
трудно переоценить.
137 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1023, лл. 45—78об, 80—90.
138 Там ж е, кн. 1023, лл. 116— 124; Сравни: С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды,
т. III, ч. II. стр. 222—223.
139 Л. П. П о т а п о в . Происхождение и формирование хакасской народности,
стр. 57—59; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. II, стр. 223; В. А. В а ­
т и н . Минусинский кран в XVIII в. Минусинск, 1913, стр. 19—21.
140 В. А. В а т и н . Минусинский край в XVIII в., стр. 23; С. В. Б а х р у ш и н .
Научные труды, т. III. ч II, стр. 223; Л. П. П о т а п о в . Происхож дение и фор­
мирование хакасской народности, стр. 68; О н ж е. Краткие очерки истории и этно­
графии хакасов (X V II—XIX вв.). Абакан, 1952, стр. 51.
J U U U U U U U U U U D U U U U T J U U 'L
Раздел II
ОБРАЗОВАНИЕ ПОСТОЯННОГО РУССКОГО
НАСЕЛЕНИЯ В ЕНИСЕЙСКОМ КРАЕ
Глава 3
ОБРАЗОВАНИЕ ПОСТОЯННОГО РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ
В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ЕНИСЕЙСКОГО КРАЯ
Природные условия тундры, лесотундры и тайги, почти исключавшие
возможность ведения сельского хозяйства, не могли не влиять на темпы
образования постоянного русского населения. Одной из наиболее харак­
терных особенностей этого процесса на севере Енисейского края (в Мангазейском уезде) было относительно медленное превращ ение промыш­
ленников в постоянное оседлое население. Промысловый быт и постоян­
ные поездки на местные и поморские рынки для реализации добытой
пуш нины и обеспечения очередного охотничьего сезона тормозили оседа­
ние русских промыш ленников. Поэтому образование постоянного осед­
лого населения проходило там значительно медленнее, чем в более юж­
ных Енисейском и К расноярском уездах, где складывалось главным об­
разом сельскохозяйственное население. Это явление тем более заслуж и­
вает внимания, так как освоение северных районов бассейна Енисея
русскими промы ш ленниками началось значительно раньш е районов Ени­
сейска и К расноярска.
Исследование процесса образования постоянного русского населения
на севере Енисейского края сильно затрудняется в связи с отсутствием
основного необходимого для такого исследования вида источников — пе­
реписных книг. Единственная сохранивш аяся до настоящего времени
переписная книга М ангазейского уезда, датируемая 1720 г.1, и дополняю­
щ ая ее перечневая роспись населения уезда 1721 г,2 могут дать лиш ь
итоговые результаты этого процесса. От переписи 1710 г. сохранились
только сводные цифровые данные о количестве дворов и численности
населения, но без указан ия о его территориальном разм ещ ен и и 3. Более
частные данные, относящ иеся к X V II в., можно почерпнуть из различ­
ных там ож енны х и оброчных книг, росписных списков, крестоприводной
книги по г. М ангазее 1676 г. и из других архивных документов, которые
в совокупности позволяют в общих чертах уловить динамику процесса
заселения уезда в целом и отдельных его частей. Необходимо сразу же
1 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1621, лл. 127—190.
2 Там же, кн. 1626, л. 225об.
3 М. К л о ч к о в . Население России при Петре Великом по переписям того
времени, т. I. СПб., 1911, стр. 61.
59
подчеркнуть важнейш ую особенность этого процесса: создание постоян­
ного русского населения стоит в прямо обратном соотношении с запусте­
нием города М ангазеи.
Русское население на севере Енисейского к р ая в X V II—начале
X V III в. состояло почтп исключительно из двух категорий — приборных
служ илы х людей и промышленников. С луж илы х людей там никогда не
было более ста с лиш ним человек, в то врем я к а к промыш ленники до
второй половины X V II в. ежегодно сотнями уходили на промыслы и бес­
спорно составляли основную часть местного русского н асе л е н и я4. Все это
население состояло пз вольных переселенцев. Ссыльные направлялись
туда изредка и только в ратную службу. В 1688 г. в М ангазее была со­
ставлена роспись всех ссыльных, записанны х в служ бу с 1630 г. В этой
плохо сохранивш ейся и явно неполной росписи указано всего лиш ь
16 человек. Средп них были пленные польские ш л я х т и ч и и и х «челяднпкп», «черкасы», «немчпн», «гречанпн» и др.5 В списках служ илы х
людей Т уруханска, имею щ ихся в именной книге 1704 г. и переписной
книге 1720 г., можно увидеть лиш ь несколько литовско-польскпх фами­
лий (Г. Добышпнский, А. Алковский, М алиновские, Рудницкие, Речитскне, М арковские, Есицкие) да потомков сосланного в 1630 г. «черкашенпна» О. Колова 6.
Постоянные связи поморских промыш ленников с северными районами
Енисейского края образовывались в ходе р азви ти я промыслового дела,
в чем следует видеть исходный момент процесса образования там по­
стоянного русского населения. С. В. Бахруш ин, исследуя историю «мангазейской смуты» начала 30-х годов X V II в., подробно разобрал любо­
пытное явление, характерное для торгово-промышленного населения
М ангазеи и Туруханского зи м о в ья 7. Оно заклю чалось в сущ ествовании
мангазейского и туруханского миров, значение которых, друж но и орга­
низованно выступавш их и поддерж ивавш их друг друга в борьбе с воево­
дой Г. И. Кокоревым, трудно недооценить. Сущ ествование мпрской орга­
низации среди съезж авш ихся промышленников, образовавш ейся, по сви­
детельству С. В. Бахруш ина, «само собой, даж е без ведома М осквы», —
важ ны й показатель непосредственных, постоянных и ж изненно важ ны х
связей промыш ленников с севером Енисейского края. Такой орган само­
управления, обладавший, как показала «мангазейская смута», политиче­
ской силой, мог возникнуть только в среде промыслового люда, считав­
шей местные промыслы «своими».
Можно даж е полагать, что мирская организация, вы ступавш ая по
данным 30-х годов X V II в. с четкой административно-финансовой струк­
турой, была создана в начале X V II в. при установлении там воеводской
администрации к а к орган, представлявш ий интересы промыш ленников
перед воеводой, на основе сущ ествовавш их объединений по организации
промысла.
Конечно, наличие мирских организаций не реш ает еще вопроса о сло­
жении постоянного русского населения, но считать это явление одним из
важ ны х показателей указанного процесса, безусловно, нужно, особенно
если учесть систематические и даж е потомственные связи промыш лен­
ников с М ангазейскпм уездом. В 30-х годах промы ш ленники продолжали
еще считать себя связанны ми со своими родными местами, откуда они
попали на берега Енисея, и индивидуально не назы вали себя туруханскпмп или мангазейскпми ж ителями, а именовались пинеж анамн, колмогорцамп, сысолпчами, важ анам и и т. п. Однако тогда уж е бытовало
обобщающее название промышленников, входивш их в состав турухан4
5
6
7
60
Об обшей численности промышленников см. в главе 9.
ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 899, лл. 1— 17.
Там ж е, кн. 1422, л. 181об— 183об; кн. 1621, л. 127 и след.
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. I ll, ч. I. М., 1955, стр. 315—328.
«кого м и р а — «турухаш цики». По наблюдению С. В. Б ахруш ина, манга­
зей ск ая сходка такж е «состояла почти исключительно из приезж их лю­
дей; в ней терялись единичные «тазовские жильцы» 8.
М атериал тамож енных книг М ангазеи и Туруханского зимовья
30-х годов X V II в., в которых при перечислении лиц, предъявлявш их
в тамож не добытые меха, почти всегда указы валось их происхождение,
подтверж дает наблюдение С. В. Бахруш ина. Тем не менее не может быть
сомнения в том, что значительная часть таких промышленников пред­
ставляла уж е более или менее постоянное, хотя и не осевшее в опреде­
ленном пункте местное население. В 1638 г. мангазейские таможенные
власти, оправды ваясь перед Сибирским приказом в недоборе с 399 про­
мышленников поголовного сбора (так называемой «годовщ ины»), соби­
равш егося со всех приезж их промышленников, писали: «Те де люди
многие м ангазейские и туруханские жильцы, а иные де многие по зи­
мовьям но рыбным ловлям ж ивут блиско М ангазеи и Турухансково зи­
мовья и в отъезд из М ангазеи и с Туруханского зимовья никуда не
отъезж али» 9.
Сами промыш ленники, ходившие на соболиные промыслы в Нижнюю
Тунгуску, утверж дали, что далее на восток, на Вилюй и Лену,' они хо­
дили лиш ь в случае неудачных промыслов, да «бегали» туда «должные
люди». Т ак, в 1637 г. из 243 промышленников, уш едш их на промыслы
в Нижнюю и Подкаменную Тунгуски, не вернулось и, вероятно, ушло на
Л ену только 28 человек. В 1642 г. в связи с падением мангазейских та­
моженных сборов письменный голова О. Б унаков расспросил в М ангазее
475 промыш ленников о состоянии соболиных промыслов в уезде. 113 че­
ловек указали ему, что они годами не уходили «на Русь»; некоторые из
них безвыездно проводили подряд шесть-семь сезонов, другие — уходили
«на Русь» и возвращ ались обратно. Только десять человек показали, что
«учали в М ангазею ходить не в давных годах». Остальные 362 человека
сказали, что в предш ествующ ие годы они в М ангазее не были, но ника­
ких указаний о том, что они прибыли в М ангазею впервые, в их «сказ­
ках» не содерж алось 10.
Т акие ж е сведения о систематических уходах на промыслы содержат
мангазейские тамож енные отпускные книги за 1655— 1657 гг., в кото­
рых поименно перечислены все промышленники, ушедш ие на промыслы.
Путем поименного сличения можно установить, что всего за эти три года
ушло на промыслы 864 человека. Из них 74 человека уходили из Туру­
ханского зимовья на промыслы ежегодно в течение указанны х трех лет,
а 152 человека промы ш ляли по два сезона из трех. Больш ую часть этих
промышленников составляла наиболее обездоленная масса — покрученники. К ак правило, все они уходили в одни и те же промысловые
районы п .
Длительные отъезды на сибирские промыслы были обычным явлением
для поморских промышленников. Еще в 1627 г. сольвычегодские воеводы
писали в М оскву про них: «Съехали в Сибирские городы для промыслов,
а отцы их и
братья, которые ж ивут с ними не в розделе, и жены их и
дети оставались от них у Соли на посаде и в У Вольском уезде, а они
в Сибири по промыслу ж ивут года по 2, и по 3, и но 5, и по 6, и по 10,
и болши» 12.
Прочность промысловых связей устанавливалась поколениями. В наи­
более ранних из сохранивш ихся таможенных книг М ангазеи и Т урухан­
ского зимовья упоминается ряд фамилий, связанны х с более поздней
8 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 307.
9 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 57, л. 149.
10 Там же,стб. 210, лл. 119—140.
11 Там же,
стб. 391, лл. 120— 138, 158— 173, 1 9 5 -2 1 2 , 231—234.
12 И. С. М а к а р о в . Пушной рынок Соли Вычегодской в XVII в. «Историче­
ские записки», 1945, т. 14, стр. 158.
61
историей края. Так, в таможенной книге 1631 г. в числе промы ш ленни­
ков перечислены И ван Еремеев Ворогов и Осип Григорьев Ц ы п ан я-Г олубцов — организаторы Дубчасской слободы, Семен и Д руж ина И вановы,
Щ епоткпны. Василий Андреев Крпводанов, пустозерец Григорий М ат­
веев Галев, К узьм а и М атвей Ивановы Л уговы е и др.13
Ф амилии Л уговы х и Щ епоткпны х упомянуты в там ож енны х отпуск­
ных книгах 50-х годов. Там же указан ы И ван и Н икита Григорьевы Галевы. одни пз первых постоянных ж ителей Х антайской слободы. Г алевы — Н икита и Степан Григорьевы, а такж е Степан А ндреев Криводапов упомянуты , кроме того, в мангазейской книге десятинного сбора
1656 г. как постоянно торгующие и промыш ляю щ ие в уезде 14. Весьма,
вероятно, что название стайка Гольчпха в устье Енисея происходит от
фамилии Галевы х. В переписной книге Т уруханека 1720 г. отмечен
70-летний потомок Ц ы пани к а зак Григорий Сидоров Ц ы панов с семьей;
там ж е указан ы другие к азак и — К озьм а Луговой, И ван Федоров
Галев, Осин И ванов Крпводанов, все — семейные постоянные местные
жители. П еречень подобных примеров можно было бы значительно уве­
личить.
Промысловый характер местного хозяйства не мог не ск азаться на
типе склады вавш ихся населенны х пунктов. Основными очагами, из кото­
рых развились поселения, были зимовья, ясачны е и промысловые, впо­
следствии получивш ие название станков. С ведения о постоянном населе­
нии таких зимовий в середине X V II в. очень скудны . Известно, что
в 40-х годах на Х атанге сущ ествовало Б еляево промысловое зимовье,
по-видимому, с постоянным населением 15.
В 50-х годах по таможенным отпускным книгам известно ш есть че­
ловек «хонтайских жильцов», постоянных ж ителей Х антайского ясачного
зимовья, расположенного в 390 верстах от Туруханского зимовья вниз
по Енисею (И ван и Н икита Григорьевы Галевы, М ихаил Семенов Зы рян,
Симон И ванов Туренин, К алиетрат и Евстрат Семеновы С еребряники).
М естоположение Хантайского зимовья (в 1720 г. оно назы валось уж е
слободой, в которой была церковь) выбрано было не случайно. Оно слу­
жило отправным п у н к т о м для промышленников, уходивш их далее на се­
вер. По свидетельству М. Ф. К ривош апкина, в X IX в. там вы ращ ивались
даж е огородные культуры 16, может быть, эти возможности были изве­
стны и первым поселенцам зимовья.
До второй половины X V II в. не известна численность постоянного на­
селения М ангазеи и Туруханского зимовья. Б. М. Ж итков утверж дал,
что в М ангазее к 1610 г. помимо казенны х и торговых зданий и двух
церквей насчитывалось до 200 частных д о м о в 17. К сожалению , неизве­
стно, откуда почерпнуты были Б. М. Ж итковы м эти любопытные дан­
ные. По свидетельству М акария, архиепископа Сибирского и Тоболь­
ского. относящ емуся к 1629 г., в М ангазее в это врем я было действи­
тельно две церкви (Т роицкая в остроге, а У спенская, заново отстроен­
ная в 1626 г. торговыми и промышленными людьми, на п о с а д е 18).
А рхеологическая разведка, предпринятая в 1946 г. институтом Севера
под руководством В. Н. Чернецова, показала, что М ангазея для своего
!3 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 32, лл. 529—724, 891—917.
14 Там же, кн. 332. лл. 222—236.
15 Там ж е. стб. 291, л. 258.
16 Вполне вероятно, что Хантапское зимовье в это время было даж е более на­
селено. чем в середине XIX в., когда в нем было четыре двора с населением
33 человека м уж скою и женского пола. Потомки первых постоянных жителей зи­
мовья — Серебренниковы. Зыряновы. Туренины — сохранялись там до XX в.
(М. Ф К р п в о ш а п к н н . Енисейский округ и его жизнь. СПб., 1865, стр. 351).
17 Б. М. Ж и т к о в . Город Мангазея и торговый путь через Ямал. «Естество­
знание и география». 1903. V, стр. 3.
18 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 16, лл. 250—251.
62
времени представляла значительный город. Общая протяженность горо­
дища вдоль р. Т аза превыш ает 300 м 19.
По-видимому, указание Б. М. Ж иткова о количестве домов в М анга­
зее отраж ает реальное положение, т. к. сотни промышленников и торго­
вых людей систематически находили себе там приют. В одном только
1627 г. в М ангазее зимовало 700 промышленников, «опрочь новых
приходцев». М ангазейский таможенный голова И. Саблин утверждал
в 1655 г., что в М ангазее на пути к соболиным промыслам зимовало
в 30-х годах от семисот до тысячи и более промышленников 20. Не все,
конечно, дома могли быть обитаемы постоянно. Поэтому сделать какиелибо предполож ения о численности постоянного населения города до вто­
рой половины X V II в. затруднительно. Скорее всего постоянное промы­
словое население собственно в М ангазее было всегда невелико. В 1646 г.
мангазейские таможенные головы писали в Москву, что в городе прожи­
вали «промышленные невеликие тутошные ж илецкие лю ди »21. Исклю­
чение составляло только служилое население уезда. К ак указывалось,
основу его полож или 100 человек, присланные из Тобольска и набран­
ные на месте в середине 20-х годов X V II в. В дальнейшем, к концу
X V III в., оно постепенно увеличилось до 150 человек, а с руж никами и
оброчниками — до 170 человек 22.
Некоторые данны е о постоянном русском населении Туруханского
зимовья в середине X V II в. дает книга денежного десятинного сбора
1656 г., которым облагались «туруханские жилецкие» люди, а такж е тор­
говые и промыш ленные люди, торговавшие и промыш лявш ие в уезде «не
по один год» 23. В этой книге перечислено 12 торговых людей и 141 «туруханский жилец», из которых всего лиш ь у пятнадцати указано наличие
дворов. Поименное сличение всех перечисленных лиц с промышленни­
ками, упомянуты ми в отпускных таможенных книгах 1655— 1657 гг.,
показало, что больш ая часть «туруханских жильцов» как и непостоянное
промысловое население, занималась по-прежнему соболиным промыслом.
В отпускных книгах прослеживаю тся не менее 70 «туруханских ж иль­
цов», но из них только четыре человека указаны как «туруханские
жильцы» и один как хантайский «жилец»; остальные 65 человек указали
не место прож ивания, а происхождение, в подавляющей массе — помор­
ское. С другой стороны, в отпускных книгах указано семь туруханских
и два хантайских «жильца», не отмеченных в книге денежного сбора
1656 г.
В отдельных случаях в отпускных книгах указывалось одновременно
и происхождение и место прож ивания промышленника (туруханец-колмогорец, туруханец-пинеж анин и проч.). По-видимому, в этих случаях
промыш ленники, недавно осевшие на постоянное жительство в Туруханском зимовье, как бы подчеркивали еще сохранявш иеся какие-то связи
с родиной. Поэтому следует полагать, что в прямом смысле слова по­
стоянное русское население в М ангазейском уезде начало формироваться
в массе своей только на рубеже середины X V II в. и в это время по своей
численности по-прежнему
уступало
непостоянному
промысловому
люду.
Местное русское население сумело приспособиться к климатическим
условиям, обзавелось хозяйством, содержало даже молочный скот 24, чему
19 В. Н. Ч е р н е ц о в . О работах Мангазейской экспедиции. «Краткие сообще­
ния ин-та истории материальной культуры». М.—J1., 1947, т. XXI, стр. 160.
20 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 88, лл. 161, 162; стб. 462, лл. 141— 144;
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 299.
21 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 263, л. 185.
22 Там же, стб. 1238, лл. 9—10: стб. 1409, л. 47.
23 Там ж е, кн. 332, лл. 222—236.
24 В сохранившихся описаниях дворов в Мангазее упоминаются «хлевишко
коровей» (ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 88. лл. 386, 387); в 1657 г. было достав­
63
способствовали пастбищ а, дававш ие в короткое полярное лето обильное
количество с е н а 25. С ельскохозяйственных поселений (заим ок, деревень,
слобод) в М ангазейском уезде почти не было. Исклю чение составляли
лиш ь Д убчасская слобода, Заворохинское селение и так назы ваемы е
мангазейские деревни. Историю этих поселений, территориально распо­
лож енны х на среднем течении Енисея и в верховьях Н иж ней Тунгуски,
можно было бы не связы вать с историей севера Енисейского к р ая, если бы
своим основанием они не были обязаны м ангазейским предпринима­
телям и промыш ленникам. Эти селения, основанные промыш ленниками,
были единственными сельскохозяйственными «базами» в огромном тундро-таежном районе, хозяйство которого основывалось на пуш ны х и (рыб­
ных промыслах.
Больш ой интерес представляет история основания в 1637 г. Дубчасской слободы, расположенной на Енисее в 535 верстах к югу от Турухан­
ского зимовья. Ее истории уделил внимание еще П. Н. Буцинский,
а С. В. Б ахруш ин посвятил ей по сущ еству целую статью. Необходимо
лиш ь подчеркнуть причину е е возникновения.
С. В. Б ахруш ин почему-то не считал возможны м связать организа­
цию такого сельскохозяйственного оазиса, расположенного на основном
пути к соболиным промыслам в П одкаменной Тунгуске, с стремлением
его основателей обеспечить эти промыслы местным хлебом 26. Если при­
н ять во внимание, насколько трудно и дорого обходилась доставка в Ман­
газею и Туруханское зимовье хлебных запасов, то ее возникновение не­
избежно связы вается с историей пушного предприним ательства. Основа­
тель слободы Осип Григорьев Ц ы паня Голубцов преж де всего был
крупны м пуш ным промыш ленником. Некоторое врем я он проживал
в Инбацком ясачном зимовье на Енисее, которое послужило ему базой
д ля приискания «утожих паш енны х мест». Основав вместе с другими
промы ш ленниками, прежде всего с пинеж анином Иваном Еремеевым
Вороговым, слободу, Осип Ц ы паня ставил своей целью в дополнение
к своим соболиным промыслам начать тут ж е, на Енисее, прибыльную
хлебную торговлю. Не случайно спустя пять лет московский торговый
человек посадский тяглец Б ольш их Л уж ников Б . Л еваш ев, добиваясь
взы скания с И. Ворогова долга в 600 руб., писал в одной челобитной, что
его долж ник ж ивет в новой слободе с семьей «в сибирском торговом со­
болином промыслу» 27.
Н а угож ие енисейские места в М ангазее обратили внимание помимо
Ц ы пани и другпе промыш ленники. Впервые они стали испраш ивать раз­
реш ение о поселении на Енисее и о заведении паш ни у воеводы
Г. Н. Орлова в 1634— 1635 гг.28 Вероятно, эти просьбы были навеяны
удачны ми опытами по заведению паш ни в районе Енисейского острога.
Н ельзя не отдать должного наблю дательности устроителей Дубчасской
слободы. К ак показал дальнейш ий более чем двухвековой хозяйственный
опыт, она находилась на северной границе вы зревани я зерновых куль­
лено из Дубчасской слободы в Туруханск два быка и три коровы (ЦГАДА, Сибир­
ский приказ, кн. 358, лл. 88—89); в 60-х годах мангазейские ж ители от хлеб­
ной скудости «скотину приели» (ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 635, лл. 131—
136). При археологической разведке городища Мангазеи в 1946 г. были найдены
кости коров и свиней (В. Н. Ч е р н е ц о в . О работах М ангазейской экспедиции,
стр. 162).
25 А. Е. Н о р д е н ш е л ь д . Экспедиции к устьям Енисея 1875 и 1876 гг. СПб.,
1S80. стр. 81; В. М. К р у т о в с к и й. Очерки Туруханского края. «Ежегодник То­
больского губ. музея*, вып. IX. Тобольск, 1898, стр. 60.
26 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 215 и след.; П. Н. Б у ц и н с к п й . К истории Сибири. Мангазея и Мангазейский уезд. «Записки Харь­
ковского университета», кн. I. Харьков, 1893, стр. 64 и след.
27 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 88, лл. 178— 184.
28 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 216; ЦГАДА, Сибир­
ский приказ, стб. 68, лл. 200—205.
64
тур, в частности ячм еня, овса, а такж е кон оп ли 29. Но возможности зем­
лед ел и я были весьма ограниченные и промыслы оставались основной от­
раслью хозяйства ж ителей слободы.
И нициатива О. Цыпани Голубцова не была единичной. В 1641 г.
в верховьях Н иж ней Тунгуски, «на Тунгусском волоку, где переходят
с Л ены реки на Турухань», поселился промыш ленник устю ж анин П а н т е ­
лей Я ковлев, получивш ий от якутских воевод ссуду в 60 р.30 «на всякий
паш енный завод». В дальнейш ем этот район привлек внимание турухан­
ского Троицкого монастыря. М ангазейские служилые люди в 1668 г. сви­
детельствовали, что в верховьях Н иж ней Тунгуски за Непским зимовьем
по правую сторону «в прош лых годах» промыш ленниками вываривалась
в озере самосадочная соль, а на заливны х лугах располагались три за­
имки Троицкого монастыря (одна из них, ниж е Чичюйского волока, —
на три-четыре хозяйства, а другая, у устья речки И н е й к и ,— на два-три
хозяйства) 31. В дальнейш ем эти поселения иногда назы вались «мангазейскими деревнями». В 1652 г. севернее Дубчасской слободы, чуть выше
устья П одкаменной Тунгуски, мангазейским стрельцом Львом Василье­
вым Заворохиным было основано еще одно сельскохозяйственное поселе­
ние 32.
Н аметивш ееся около середины X V II в. оседание промышленников и
превращ ение их в постоянное население следует связы вать такж е с со­
стоянием местных пуш ных рынков. По мере захвата пуш ных промыслов
и пуш ных рынков крупными предпринимателями и развития покруты
вое большее и большее количество рядовых промышленников постепенно
теряло возможность возвращ аться со своей добычей на «Русь» и, сбывая
добычу в ближ айш ем торговом центре, Туруханском зимовье, ежегодно
возвращ алось в одни и те ж е промысловые рай о н ы 33. Эти изменения
в организации и состояние пушного дела ускоряли оседание промышлен­
ников, постепенно обзаводившихся семьями, в наиболее удобных местах,
расположенных в непосредственной близости от мест рыбной ловли. Т а­
ким наиболее благоприятным для оседания районом было прежде всего
нижнее течение Енисея от Туруханского зимовья и до берегов Енисей­
ской губы. Существенное значение имело такж е местоположение Т уру­
ханского зимовья, тортового и организационно-промыслового центра,
естественно притягивавш его к себе русское население.
О приблизительной численности этого населения в 70-х годах X V II в.
можно судить по «сказкам», подававш имся в 1672 г. туруханскими ж ите­
лям и в связи с выбором места для постройки нового туруханского ост­
рога, а такж е по крестоприводной книге 1676 г., составленной в связи
с восшествием на престол ц аря Федора Алексеевича.
В результате опроса, соображения о местоположении будущего города
Т уруханска или, как его еще назы вали в начале X V III в., Новой М анга­
зеи, были сообщены в 1672 г. воеводе Д. Т. Н аумову 251 человеком —
131 служ илы м человеком, 38 туруханскими посадскими людьми, 72 про­
мы ш ленниками и 10 родственниками служ илы х и промышленных людей.
Кроме того, «сказки» за подписью двух уполномоченных были представ­
лены туруханским и посадскими и промышленными людьми, проживав­
шими на Енисее выше и ниж е по его течению от Туруханского зимовья.
Эти данны е нельзя назвать исчерпывающими. Воевода Д. Т. Наумов
определял численность местного самодеятельного русского населения
в это время несколько более чем в 200 человек, среди которых было
29 Н. В. JI а т к п н. Енисейская губерния, ее прошлое и настоящее. СПб., 1892,
стр. 155; В. М. К р у т о в с к и й . Очерки Туруханского края, стр. 57—63.
^ С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 214.
31 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 367, лл. 724—728, 732, 733.
32 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 222—223.
33 Об этом, а также о постепенном сокращении соболиного промысла, см.
в главе 9.
5
В. А . А лександров
65
до 50 посадских людей 34; промыш ленные люди в воеводских подсчетах,
по-впдпмому, не учитывались.
Значительно больший интерес представляет крестоприводная книга
1676 т.3° Прпвод к вере проводился в первой половине июля, т. е. тогда,
когда в Т уруханске собиралась основная часть местного русского насе­
ления — служ илы е люди привозили из ясачны х зимовий ясак, а про­
мыш ленники п посадскпе люди съезж ались с промыслов к откры вав­
ш ейся ярм арке. По крестопрпводной книге можно насчитать 144 местных
служ илы х людей (кроме того, 12 служ илы х людей находились в отъезде
и не присягали ), 71 посадских, 91 «всяких чинов градских людей», неверстанны х детей и братью служ илы х и ж и лецких людей; всего — 318
взрослых русских мужчин, безусловно составлявш их постоянное населе­
ние уезда.
Среди посадских людей встречаю тся фам илии и даж е лица, упомяну­
тые в книге денежного десятинного сбора 1656 г., — Ст. Криводанов,
Матв. Кондратьев, И сай Фомин, Турупины , Галевы , Прохоровы, Филат
К удря и др. Наиболее значительную группу среди присягавш их состав­
ляли промыш ленные люди, пз которых 176 человек н азваны «мангазейскими промыш ленными людьми», а 113 человек — «енисейскими». Боль­
ш ая часть м ангазейских промыш ленников уж е превратилась в постоянное
население, хотя официально и не числилась еще в составе посадских лю­
дей. Наконец, в момент привода к вере в Туруханске находилось 52 «при­
езж их торговых людей». Если учесть что, конечно, не все уездные посад­
ские и промы ш ленны е люди съехались к июлю 1676 г. из зимовий,
особенно отдаленных, то общую численность муж ского русского населе­
н и я уезда можно определить в более чем 600 человек (с детьми),
В документах 70-х годов X V II в. впервы е п оявляется термин «посад­
ский человек». П рименительно к местным хозяйственны м условиям под
этим термином следует понимать промы ш ленника, имевшего свой двор
в Туруханске или осевшего на постоянное ж итье в принадлеж авш ем ему
зимовье. О фициальное применение этого терм ина позволяет считать
70-е годы определенным этапом в формировании постоянного местного
промыслового населения.
Н а процесс дальнейш его оседания промыслового населения в уезде
очень сильное влияние оказали два события — уничтож ение города Ман­
газеи, что повлекло за собой обрыв кратчайш их путей, связы вавш их се­
вер Енисейского к р а я с Поморьем, и прекращ енпе в 80-х годах собо­
лины х промыслов. С 40-х годов, к а к указы валось, больш ая часть про­
мыш ленников, прибы вавш их в Туруханское зимовье, попадала с «Руси»
круж ны м путем через Енисейск; М ангазея оставалась необходимым пе­
ревалочным пунктом на кратчайш ем пути к поморским пуш ны м рынкам,
через который вывозилась добытая соболиная «рухлядь». С уничтоже­
нием этого пункта вывоз соболиных мехов через Енисейск в силу дли­
тельности пути становился невыгодным. Д ля его преодоления требова­
лось столько же времени, сколько нуж но было затратить н а путь с Лены.
Общий кризис соболиных промыслов во всей Сибири, хронологически
совпавший с уничтож ением М ангазеи, только ускорил запустение про­
мысловых таеж ны х зимовий.
Н аруш ение кратчайш их связей с Западной Сибирью и Поморьем и
запустение террпторпп по р. Т аз отрицательно сказалось на состоянии
экономических связей М ангазейского уезда, что было замечено местными
властями. В 16181 г. воевода М. П. Беклем иш ев поставил вопрос о восста­
новлении М ангазеп в качестве связующ его звена н а пути в Тобольск и
Поморье: «И только будет впредь хотя небольш ая хлебная присы лка
34 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 635, лл. 15—33, 38—40, 78—81.
35 Там ж е, кн. 610, лл. 47—65.
66
через море (т. е. Обскую губу. — В. А .) в старой город М ангазею семей
на 30 и многие мангазейские жители будут семьями ж ить охотою в ста­
ром городе М ангазее для ясачного сбора и для своих промыслов и торгов
с юрацкою самоядью. И к тем мангазейским ж ителям в старой город
учнут приезж ать ю рацкая самоядь и иные иноземцы и русские люди ис
Тобольска и из ы ны х сибирских городов и с Руси со всяким русским
товары д ля торгу и промыслу и ис того их торгу и с п ром ы слу... при­
быль будет прочна и стоятельна» 36. Д оклад М. П. Беклемиш ева не был
принят, в равной степени как и последующие проекты о возобновлении
казенного снабж ения уезда из Тобольска через Обскую г у б у 37. Мало
того, в 1706 г. путь из Сибири через «Камень» был запрещ ен, и в X V III в.
правительство «упорно держ ится старой московской политики искусствен­
ного н ап равлен ия всего транзита исключительно на Верхотурье» 38.
После уничтож ения М ангазеи русское население уш ло с р. Таз со­
вершенно и н ав сегд а39. Селения, расположенные от Т уруханска вверх
по Енисею (например, Заворохинское) и в верховьях Н иж ней Тунгуски
(«мангазейские деревни»), в которых сельскохозяйственное производ­
ство стимулировалось потребностями промыслового дела, приш ли
в запустение, а все местное русское население резко передвинулось на
север.
В сметном списке Туруханска 1696 г. упадок Заворохинского селения
связан с прекращ ением соболиных промыслов. В этом документе указы ­
валось, что ранее поступавш ие оттуда откупные платеж и с бани, про­
дажи сусла и «харча» давно не платятся и «впредь того откупа имать не
на ком, потому что на усть Подкаменные Тунгуски никаких жилецких
людей нет, ни одного человека и промышленные люди для промыслов
за оскудением зверя по Тунгуске нихто не ходят, а преж ний откупщик
в 177 (1669 г.) г. умре» 40.
«М ангазейские деревни» в верховьях Н иж ней Тунгуски в конце
X V II в. потеряли большую часть своих обитателей. В 70-х годах там
в 10 дворах ж или, варили соль и пахали «собою» хлеб (т. е. по собствен­
ной инициативе, для себя) промыш ленные люди. Воевода Д. Т. Наумов,
по-видимому, хотел их превратить в паш енны х крестьян, отчего промыш
ленники уш ли на Л ену.
В 1683 г. в опустевнщ х «мангазейских деревнях» было поселено три
паш енных крестьянина, которые там прож ивали и в дальнейшем. И зве­
стно, что в 1699 г. с «мангазейских заимок» было доставлено в Туруханск
более 200 пудов рж и и ячменя, сняты х крестьянами с «государевой де­
сятинной паш ни». В 1701 и 1702 гг. там ж е поселились в качестве паш ен­
36 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 731, лл. 166—171.
37 В. И. Ш у н к о в . Очерки по истории земледелия Сибири (XVII в.). М., 1956,
стр. 322.
38 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1270, л. 97об; С. В. Б а х р у ш и н . Научные
труды, т. III, ч. I, стр. 110, 111.
39 В памяти старожилов даж е стирались воспоминания о когда-то «златоки­
пящей» Мангазее. В «портфелях» Миллера сохранилась справка XVIII в., в ко­
торой указано, что у «градского мангазейского жителя», подьячего Александра
Горохова «сыскалась давных лет записка список старого летописца» (Архив АН
СССР, ф. 3, опись 10а, № 193, л. 171об). Если в списке не были допущены ошибки,
то составители «летописца» «совместили» основание Мангазеи и Туруханского зи­
мовья, указав, что Мангазея на реке Таз была основана в 7115 г. (1607 г.) Д. Ж е­
ребцовым. Это любопытное сообщение дополняет список сибирских городских ле­
тописей, опубликованный Н. Тыжновым в работе «Заметки о городских летописях
Сибири» (СПб., 1898). Быть может, составителями «летописца» были Гороховы,
фамилия которых прослеживается среди мангазейской приказной верхушки
с конца XVII в. В 1696 г. подьячим мангазейской приказной избы был Кирилл
Горохов (ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1107, л. 133). Подьячий Александр Горо­
хов упомянут в переписной книге 1720 г. Мангазейского уезда (ЦГАДА, Сибирский
приказ, кн. 1621, л. 131).
40 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1107, л. 10.
5*
67
ных крестьян четверо «охочих» людей. К рестьяне, поселенны е там
в конце X V II в. властями Троицкого Туруханского монастыря, от хлеб­
ного недорода уш ли на Л ен у и в другие места, так что у старцев
к 1703 г. там оставалось в пяти дворах всего лиш ь п ять «домовых мона­
стырских» л ю д ей 41.
Исклю чение составляла только Д убчасская слобода, которая к а к бы
зам ы кала цепочку русских таеж ны х деревень, протянувш ую ся по Ени­
сею с юга, от Енисейска. Стойкость, п роявлен ная там русским населе­
нием, объяснялась некоторыми возможностями для зем леделия и бога­
тыми рыбными ловлями на Енисее. В X IX в. на Енисее 34 верстами
ниж е устья Подкаменной Тунгуски был известен станок Сумароковс к и й 42. Он возник пз зимовья, которое сущ ествовало в первой половине
X V II в. и стало центром рыбного промысла. Около 1652 г. в нем была
поставлена там ож енная Ново-Сумароковская застава, которая собирала
пош лину с приплы вавш их туда промыш ленников из Е н и с ей ск а43. Из
Туруханского зимовья в этот район рыбного промысла никто по Енисею
не поднимался. По всей вероятности, место этого промы сла было под­
сказано русским местными коренными ж ителями.
Постоянное население в слободе склады валось медленно и сельскохо­
зяйственное освоенпе давалось с трудом. О рганизатор слободы Цыпаня
Голубцов добился в 1639 г. грамоты «за вислой печатью» о безоброч­
ном владении поселенцами зем лями и угодьями в течение 10 лет, но
в 1643 г. енисейский воевода О. Г. Оничков послал туда приказчиком
сына боярского И. Похабова п велел ему «прибирать» в слободу крестьян,
а уж е имевш ихся там ж ителей, в том числе и Цыпаню , считать пашен­
ными крестьянами. Поселенцы сумели убедить И. Похабова (может быть,
не без взятки) в бесперспективности местного сельского хозяйства.
И. Похабов уехал в Енисейск. В поданной «росписи» он указал, что
с 1639 г. на Дубчасской заимке с Ц ы паней поселилось п ять крестьян
(П анка Григорьев, И ван Ворогов, Оксен Осипов Гарманов, Семен Яков­
лев Корытов, П авел Ильин Ш ендин), которые сеяли озимые и яровые
хлеба; однако к 1644 г. рожь сеяли только два человека. Прочие, «за
скудостью», не сеяли и впредь у них «хлеба ч аять нечево, потому что
место приш ло неутожее, хлеб всегда зяблет» и ж ители питаю тся рыбой,
к а к «иноземцы». П опы тка в 1643 г. двух других поселенцев, А. Л ав­
рентьева и В. Неронова, на Сымском лугу сеять яровые, по словам
И. Похабова, такж е не у д а л а с ь 44.
По переписной книге 1669 г. в слободе числилось 23 посадских чело­
века, прож ивавш их в семи дворах. Из них 13 человек указан ы холостыми
людьми, а у девяти человек, вероятно ж енаты х, детей (правда, мужского
пола) не было 45. Только один человек, Дементий Краснопев, с обраба­
тываемой земли п лати л в казн у натуральны й о б р о к — «пятый сноп».
Остальные платили с торгов и промыслов денеж ны й оброк.
В дальнейш ем рост населения слободы усилился. По данны м щзестопрпводной книги, в 1683 г. в слободе присягало 50 муж чин, составлявших
посадские семьи, четверо мужчин, представлявш их крестьянские семьи,
и 10 «гулящих» людей 46. Вне сомнения, среди присягавш их были жители
не только Дубчасской слободы, но и окрестных зимовий, так как по
весьма обстоятельной переписи 1689— 1691 гг. в слободе насчитывалось
значительно меньше населения. М атериал дозорной книги 1689— 1691 гг.
41 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 731, лл. 189—192; кн. 1370, лл. 466—468;
кн. 1107. л. 35об: кн. 1422, л. 153об.
42 М. Ф. К р п в о ш а п к п н . Енисейский округ и его жизнь, стр. 303.
43 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 297, лл. 316—323.
44 Там
же. стб. 146. лл. 374—381.
43 Там же, кн. 527. лл. 369—372.
46 Там
же. кн. 817. лл. 124—132.
68
очень интересен. Писцы отметили в слободе 15 посадских дворов и пять
дворов выморочных, или брошенных. Всего при переписи было зареги­
стрировано 16 посадских семей, насчитывавш их 28 муж чин и 23 детей
мужского пола. С 1669 г. состав населения сильно изменился: осталось
не более пяти-ш ести человек, окончательно осевш их в ней, а большин­
ство ж ителей поселилось в слободе после 1669 г., и их семьи развивались
уже в 70-х—80-х годах. П исцовая книга позволяет считать, что зем­
леделие по-преж нему не было основным занятием жителей. Пашни
имелись у восьми посадских людей и были невелики. Л иш ь три чело­
века имели по три десятины паш ни (в трех полях) 47.
Состав семей посадского населения, отраж енны й в переписной книге
1720 г., дает уж е все основания считать их постоянными и давно осев­
шими ж ителям и слободы 48. В ней насчитывалось 27 посадских семей,
проживавш их в своих дворах, такж е две посадские и одна бобыльская
семьи, обитавш ие н а чуж и х подворьях. Общая численность мужского н а­
селения исчислялась в 80 человек (из них 27 малолетних детей). Осо­
бый интерес представляю т образовавш иеся к этому времени фамильные
гнезда — п ять семей Гармановых, четыре семьи Краснопевов и четыре
семьи Поповых, которые составляли около половины всего слободского
населения (24 взрослы х и 14 детей). Родоначальники семей Гармановых
проживали в слободе еще с 1639 г., а Краснопевов — с 1669 г., равно
как и родоначальник семьи К у зьм и н ы х 49.
Об отливе русского населения в тундру и к побережью Северного Л е­
довитого океана можно проследить по источникам разного типа. О пере­
мещении промыслов свидетельствуют таможенные книги конца X V II в.,
в которых отраж ен, до сравнению с 20-ми — 30-ми годами, совершенно
иной ассортимент мехов, доставлявш ихся в Туруханск (см. таблицу 3).
Таблица
3*
И тоги пуш ны х промыслов в М ангазейской у езд е
К о л и ч е с т в о м е х о в (в ш т .)
Н а и м ен о в а н и е м е х о в
(о с н о в н ы х )
П е с ц ы .................
Горностаи . . . .
Заячины . . . .
Б е л к а ......................
1696 г .
1698 г .
1700 г .
7 453
904
8 530
19 815
22 527
1 260
12 790
12 200
16 200
1 264
11010
16 990
К о л и ч е с т в о м е х о в (в ш т .)
Н аи м ен ован и е м ехов
(о сн о в н ы х )
1696 г .
«Постели» оленьи 576
Ровдуги
»
Более
430
Камосы лосиные
170
1698 г .
1700 г .
207
669
300
710
—
—
* Т а б л и ц а с о с т а в л е н а п о м а т е р и а л а м т а м о ж е н н ы х с б о р о в в 1696 г . в Т у р у х а н с к е (м а й —а в г у с т ),
в н и з о в ь е Е н и с е я и в у с т ь е П я с и н ы (м а р т -а п р е л ь ), н а Х е т е и Х а т а н г е (м а р т )
(Ц Г А Д А , С и б и р ­
ск и й п р и к а з , к н . 1107, л л . 114—128, 133—157);
в 1698 г . — в Т у р у х а н с к е (я н в а р ь — а в г у с т ), Х а н т а й ск ом з и м о в ь е (ф е в р а л ь ), в А в а м ск о м зи м о в ь е (ф е в р а л ь —и ю л ь ), в у с т ь е Е н и с е я и н а П я с и н е (м а р т ),
н а Х е т е и Х а т а н г е (ф е в р а л ь -м а р т ) (Ц Г А Д А , С и б и р с к и й п р и к а з , к н . 1165, л л .
136—191 о б .,
212—25 8 ); в 1700 г . в Т у р у х а н с к е (м а р т —и ю л ь ), в н и з о в ь я х Е н и с е я ( м а р т -а п р е л ь ), н а Х е т е и
Х а т а н г е (м а р т ) ( Ц Г А Д А , С и б и р с к и й п р и к а з , к н . 1220, л л . 148—1 5 7 о б ., 165—203).
Помимо указанны х, составлявш их основную часть добытых мехов,
через там ож ни проходили меха волков, рысей, лис, белых медведей,
бобров, выдр, а такж е готовые или полуготовые меховые изделия — шубы,
каф таны , «одеяла» из песцов, заячин, волков, пимы-долгари и сокуи са­
моедские, пы ж и оленьи, бокари оленьи и проч. В виде исклю чения
в 1696 г. в там ож не были зарегистрированы только три собольи шкурки.
47 Там ж е, кн. 1419, лл. 228—233.
48 Там ж е, кн. 1614, лл. 264—267.
49 Потомки семей Краснопевов проживали там и в 20-х годах XX в.
69
Иногда «являлась» мамонтовая кость и даж е изделия из нее. В 1700 г.,
аапрпмер, промыш ленник Ф. Гребенщ иков «явил» 3000 гребней, вы делан­
ны х пз мамонтовой к о с т и 50. Судя по тамож енной регистрации мехов,
промыслы велись в районе Туруханска, в устье Енисея, на побережье
Ледовитого океана и в бассейне рек П ясины , Х еты и Х атанги. Основным
районом песцового промысла было устье Е н исея и побереж ье океана
вплоть до Пясины. В 1698 г. там была добыта почти половина всех заре­
гистрированны х таможенными властям и песцов (из 22 527— 10 190 ш тук),
а в 1700 г . — почти 60% (пз 16 200—9450 ш ту к ).
Свидетельство о районах промыслов еще не позволяет утверждать,
что в указанны х районах русское промысловое население оседало, но та­
мож енная весьма разнообразная сертиф и каци я поступавш их песцовых
ш курок свидетельствует, что песцовый промысел, имевш ий основное зна­
чение в это время в пушном деле, проводился круглы й год. Добытые
песцы делились на белых, белых норников, недопесков белых и «в про­
бел», серых осенних, норников летнпх, недош лых, крестоватиков. Совер­
шенно очевидно, что охота н а песцов велась большую часть года, и зи­
мовья в у казан ны х промысловых районах были населены круглы й год.
Там ож енные кнпгп за 1696, 1698 и 1700 гг. позволяю т установить состав
лиц, п редъявлявш и х добытые ими меха. Среди них основное место за­
ним али постоянные ж ители — служ илы е и посадские люди и члены их
семей; в составе промыш ленников, по-видимому, к а к и прежде, учиты­
валось непостоянное население, не имевш ее своих зимовий и не вошед­
ш ее еще в число посадского населения. Д анны е о составе лиц, «являв­
ших» меха в там ож не, см. в таблице 4.
Таблица
4
Состав лиц, «являвш их» м еха в там ож не
К о л и ч е с т в о « я в ок »
Р а зр я д ы л ю дей
1696 г .
1698 г .
г.
1700
П осадские
людп . . . .
Служилые
» . . . .
Промышленные » . . . .
Прочие ...................................
15
122
45
И
92
119
131
26
44
87
51
33
..............
193
368
215
Всего
Р асселение промыслового русского населения в начале X V III в., не­
смотря на неполноту имею щ ихся сведений, можно представить путем по­
именного сравнения списков плательщ иков «десятой деньги» (т. е. едино­
временного 10-процентного денежного налога с промыслов и торгов) за
1701 и 1702 гг.51 Этот налог не мог быть собран со всего местного насе­
ления, и в указанны х списках имена промыш ленников далеко не всегда
повторяю тся. В частности, налог за 1702 г. не был взят из-за беспромыелпцы с 21 человека на Хете, Х атанге, Нясине. Кроме того, эти мате­
риалы не содержат данны х о расселении служ илы х людей, которые были
освобождены от уплаты «десятой деньги». Поэтому полученные итоги не
могут претендовать на полноту. Тем не менее они весьма показательны .
50 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1220, л. 157.
51 Там же. кн. 1422. лл. 255—272, 279а—288, 2 9 3 -3 0 5 , 342об, 343.
70
К а к видно из таблицы 5, основная часть местного населения концентри­
ровалась в районах промыслов — в низовьях Енисея, а такж е в бассей­
н ах П ясины , Х еты и Хатанги.
Таблица
5
Районы расселения русского промыслового населения в начале X V III в.
П рож иваю щ ие в н и зовь ях
Е нисея и на р ек ах П ясине,
Х ете, Х атанге
В том ч и сл е
и зв е с т н о
Группы н аселен и я
В сего
в низовь­
ях Ени­
сея
Посадские л ю д и ....................................................
Промышленные л ю д и .......................................
Посадские и промышленные люди . . . .
Прочие (родственники посадских и слу­
жилых лю дей, «гулящие» люди, мо­
настырские вкладчики) ..........................
Итого
...............................................
на П я си ­
не, Х ет е,
Х атан­
ге
Район
р асселе­
ния и
п р о м ы сл а
н еи зв е­
ст ен
В сего
64
131
1
32
68
1
17
33
—
19
40
28
83
171
29
45
29
7
20
65
241
130
57
107
348
Д ругие источники содержат несколько меньшие цифры посадского
населения. В росписи сибирских городов, составленной по указу от
10 ноября 1701 г., в М ангазейской уезде указано 60 посадских людей,
а в росписном списке Туруханска за 1703 г. — 70 посадских л ю д ей 52.
Возможно, что в этих источниках не были учтены ж ители наиболее от­
даленных зимовий. Во всех списках начала X V III в. промышленные люди
не указы вали своего происхождения, что так характерно для документов
X V II в. К этому времени промыш ленники, даж е если они и не осели на
постоянное ж ительство, уж е не считали нуж ным подчеркивать свои род­
ственные связи с населением Пинеги, Сухоны, Северной Двины и проч.
О сновная часть самодеятельного русского населения осела в районах
значительно севернее Туруханска, в местах, прежде всего удобных для
рыболовства, доставлявш его основной продукт питания. В самом Туру­
ханске было только 70 дворов, принадлеж авш их служилым л ю д я м 53. По
росписному списку 1703 г. в нем числилось всего пять посадских людей,
ж ивш их в четы рех дворах, а 65 местных посадских людей ж или на Ени­
сее и по «сторонним рекам» и «многие из них для звериных промыслов
и рыбного пропитания от М ангазеи [так иногда назы вали Туруханск
после упразднения М ангазеи. — В. А.] ж ивут в дальном расстоянии и об
ярм арках в М ангазею не п р и е зж аю т.. . а опричь звериных промыслов и
торгов и ины х промыслов у них нет» 54.
В том ж е документе подчеркивалось, что местные промышленные и
посадские люди селились порознь. Точно местоположение зимовий в устье
Е нисея и восточнее него установить вряд ли возможно, так как их н азва­
ний от X V II в. не сохранилось. Безусловно, в устье Пясины, где, п о д ан ­
ным 1696 г., находилась там ож енная застава, в то время существовало и
поселение 55. Б ы ть может, остатки этого селения видели члены экспеди52
53
54
55
ЦГАДА,
Там же,
Там ж е,
Там ж е,
Сибирский приказ, кн. 1354, л. 394; кн. 1422, лл. 151—153.
кн. 1455, лл. 197—199.
кн. 1422, лл. 152об— 153.
кн. 1107, лл. 131об, 132.
71
цнн, посланной на п о и с к и полярного исследователя В. Э. Толля в н ач ал е
X X в.56 Н а Х атанге и Хете население, по-видимому, такж е ж ило в при­
брежны х районах Ледовитого океана, где в конце X V II в. ры бны й
промысел был настолько развпт, что с «нережных» ловцов брали снециалъную пош лину й7.
П оселения в нпзовьях Е нисея такж е располагались в непосредствен­
ной блпзостп от побереж ья океана. Н а чертеж е С. Ремезова (1701 г.) от
Гольчпхп по правому берегу Е нисея до океана показано ш есть зимовий
с надписью: «промышляют песцов п медведей белых». В конце X V II в.
п в начале X V III в. Туруханскнй Троицкий монастырь приобрел у гостя
О. Ф платьева «промышленные зимовья по Енисею реке за губой»,
а у промы ш ленника И. Тош иных — семь таких ж е зимовий «у моря» 58.
Эти свидетельства крайне важ ны , ибо позволяю т считать, что рост по­
стоянны х русских промысловых селении в низовьях Енисея, н а Таймыре
и на побережье Ледовитого океана можно датировать концом X V II в.
Особо необходимо подчеркнуть, к а к явление, характерное для рассмат­
риваемого времени, заселение побереж ья Ледовитого океана.
Образование постоянного населения в М ангазейском уезде проходило
при неблагоприятны х и трудных обстоятельствах. Оседание большинства
туруханскпх посадских людей в промысловых районах прибреж ной
тундры, тем более удаленны х от Т уруханска, было возможно только при
условии систематического снабж ения хлебом.
Исчерпываю щ е ясно охарактеризовал в 1691 г. ж изнь посадских людей-промысловиков один из них, В. Свиньин: «Ж ивут де они, посацкие
люди внпз и вверх по Енисею реке и промы ш ляю т они рыбу и зверей и
п тиц у и тем они корм ятца и оброк великих государей п латят, д ля того
что де у них в городе хлеб не родитца». В 1700 г. уездные посадские
люди писали: «П итаемся своими промыслы и покупны ми запасы», а слу­
ч ается «с великою нуж дею рыбою и травою без хлеба» 5Э. Эти занятия
определили хозяйственны й уклад ж ителей. В известии, составленном
в 1761 г. воеводской канцелярией по запросу А кадемии в связи с «сочи­
нением российского атласа», говорилось, что летом «жительствующие
по тому Енисею реке всякого чина люди те рыбные ловли имеют для
своего прокормления по способности мест», а зимой охотятся н а песцов,,
зайцев, горностаев плп в случае беспромыслицы «упраж няю тся в древоделип»; скот «содержат для своих неминуемы х надобностей от города вниз
реки Е н исея до Северного моря, а вверх недалеко, . . . лош адей и рогатого
скота имеют ж е, но весьма скудно, и окроме оного другого скота не находптца» 60_б9.
Я. Яроцкпй, автор интересного описания Туруханского к р а я начала
X IX в., такж е отмечал, что все муж ское население Т урухан ска большую
часть года проводило на рыбных и пуш ны х промы слах и возвращ алось
к своим семьям н а короткое врем я л ето м 70. Если ранее, в годы расцвета
соболиного промысла, промы ш ленники самостоятельно осущ ествляли
хлебные закупки в Западной Спбирп или в Енисейске, то со второй по­
ловины X V II в., а особенно с конца века, они, превративш ись в постоян­
56 Н. А у э р б а х . К истории археологии низовьев Енисея. «Этнограф, бюлле­
тень Вост. Снб. отд. РГО», 1923, июнь, стр. 15.
57 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 1107, л. 8об., 9.
58 Н. А А у э р б а х Зимовье в бухте Промысловой Енисейского залива. «Се­
верная Азия». 1928. «М 5—6, стр. 138—139. Название урочища Тошино в низовьях
Енисея м еж ду селениями Ананьиным и Малышевским сохранялось в памяти на­
селения до XX в.
59 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 1102, лл. 11— 15; стб. 1238, лл. 212—214.
60-69 Архив АН СССР, ф. 3, опись 10а, № 193, лл. 168—172.
70 Я. Я р о ц к п й . Некоторые замечания о Туруханском крае. «Казанский вест­
ник», ч. 16, 1826, стр. 163.
72
ных обитателей зимовий, попадали в прямую зависимость от хлеботоргов­
цев, крупны х пуш ны х и рыбных предпринимателей и местных воевод,
которые финансово их закабаляли и чинили всякие «насильства».
После п рекращ ен и я соболиных промыслов крупные торговые люди —
гости Ф илатъевы, сибирские хлеботорговцы У ш аковы и другие купцы
(П. А. Осколков, Барахм атовы и др.) использовали в меньшей степени,
но не оставляли туруханский рынок, и их приказчики н аезж али т у д а 71.
Тем не менее «хлебная скудость» постоянно ощ ущ алась туруханским н а­
селением и часто вела к голодовкам, особенно когда хлебный рынок Ени­
сейска по тем или иным причинам оказы вался не в состоянии обеспечить
нужд Т уруханска. Д аж е местные служ илы е люди, систематически по­
лучавш ие хлебные оклады не полностью, постоянно жаловались на
угрозу «голодной смерти». В 1678 г. многие служилы е люди уехали
«кормиться» с семьями в Енисейск, а с воеводой И. П. Савеловым оста­
лись «небольшие лю ди для оберегания города, человек с пятнадцать» 72.
Об уходе от голода промыш ленников в Енисейск, на Л ену и «на Русь»
писали туруханские власти в 1669, 1678 и 1685 гг.73 В 1696 г., когда
в Туруханске не оказалось «в приплаве ни единого пуда» хлеба, местные
жители в своей челобитной писали: «питаемся ж ениш ками и з детиш ­
ками водяным промыслом рыбою и травою», и если весной 1697 г. хлеб не
будет поставлен, то наступит «соверш енная кончина и н у ж н ая смерть и
цраду разорение» 74.
Н есмотря на эти неблагоприятны е обстоятельства, местное население
медленно, но неуклонно продолжало расти. Этот рост можно заметить по
официальным итоговым данным, относящ имся к первой четверти X V III в.
По переписным книгам 1710 г. в уезде насчитывалось 276 дворов, насе­
ление которых составляли 1400 мужчин, ж енщ ин и д е т е й 75. О числен­
ности населения через десять лет имеются противоречивые данные. В пе­
реписной книге М ангазейского уезда 1720 г. учитывались только лица
мужского пола (взрослые и д е т и ); ее суммарные цифровые показатели
расходятся с итогами, которые получаю тся при учете поименно перечис­
ленных ж ителей. В первом случае указано 724 служ илы х и посадских
людей, их детей и родственников, ружников, дворовых и работных людей
(435 взрослых и 289 д е т е й ); во втором случае — 606 человек (353 взрос­
лых и 253 д етей ), к которым следует добавить 76 монастырских людей
(52 взрослых и 24 детей — вкладчиков, работающ их за вклад, учеников,
«домовых», а такж е «работных из найма погодно» лю дей); всего, таким
образом, — 683 человека. В обоих случаях суммарно указывалось
почему-то еще 270 человек, главным образом посадских людей. Относи­
тельно них нет н икаки х данны х о месте их поселения, наличии у них
детей или других членов семей 76.
В целом, учиты вая указанны е цифровые разночтения, можно считать,
что общее постоянное русское мужское население уезда приближалось
к тысяче человек, из которых до 700 человек было взрослых. По переч­
невой росписи уезда 1721 г. сум м арная численность местного русского
населения определяется в 851 человек мужского пола, но в данном слу­
чае остается неясным, учиты вались несоверш еннолетние дети или н е т 77.
С ж енщ инам и общ ая численность русского населения, по-видимому,
достигала двух ты сяч человек.
71
л. 43.
72
73
74
75
73
77
ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1102, лл. 1—4; стб. 1533, л. 317; кн. 1107,
Там ж е, стб. 905, лл. 5—14, 58—62, 98—101.
Там же, стб. 635, л. 97—100; стб. 916, лл. 89—91.
Там же, стб. 1238, лл. 5—7.
М. К л о ч к о в . Население России при Петре В еликом ..., стр. 61—70.
ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1621, лл. 127— 190.
Там ж е, кн. 1626, л. 225об.
73
Рост населения определялся притоком переселенцев с юга по Е ни­
сею. П ри составлении переписной книги 1720 г. отдельные жители
объясняли отсутствие у них дворов тем, что «не в давны х годах я заш ел
в М ангазею из Енисейска» (или из Устю га, Т ом ска).
М атериалы 20-х годов X V III в. при всех их неточностях подтвер­
ждаю т данные о районах преимущ ественного расселения русского насе­
ления в X V II в. При очевидной неполноте переписная кн и га 1720 г. очень
ценна и показательна в этом отнош ении (см. таблицу 6).
Таблица
®
Всего
...
2
_
_
5
3
6
3
21
_
—
4
—
—
—
2
—
—
—
—
—
—
2
—
—
13
—
4
. 160
2
59
5
3
6
26
17
В сего
_
На
2
55
В вер хов ья х
Н. Т у н г у с к и
Х атан ге
Х ете
Д уды пте
П ясине
От Т у р у х а н ­
ска вниз п о
Е н и сею
На
_
На
145
11
■ На
Служилые лю ди . . .
Посадские люди . . . .
К рестьяне
......................
Промышленные людп .
П р о ч и е ..............................
От Т у р у х а н ­
ска вверх по
Е н и сею
К атегор и я н аселен и я
(о б щ е е к о л и ч е с т в о с е м е й
и одиночек)
Т ур ухан ск
Районы р асселения русского насел ения к 1720 г.
150
103
13
2
10
278
К ак видно из таблицы, даж е Т уруханск в это врем я уж е не отвечал
нуж дам и потребностям промыслового хозяйства. В нем прож ивали глав­
ным образом семьи служ илы х людей; сами служ илы е люди большую
часть года проводили в ясачны х зимовьях. Е щ е в 1660-х годах отмеча­
лось, что некоторы е из них по 10—20 лет несли служ бу в одном и
том ж е зи м о в ье78. П рактически они оседали там, и вполне возможно,
переводили туда свои семьи. В начале X V III в. некоторы е такие зи­
мовья (Верхнее и Н иж нее Инбацкое, П одкаменное и др.) представляли
из себя поселения, укрепленны е острогами 79. Таблица 4 ясно показывает,
что служ илы е люди в массе своей в конце X V II в. занимались пушным
промыслом и по роду своей хозяйственной деятельности сближались
с посадскими промыш ленными людьми, ж изнь которы х была органи­
чески связана с промысловым делом.
Основная масса русского промыслового н аселения концентрировалась
в низовьях Е нисея ниж е Туруханска. Другие, менее значительны е посе­
ления, сущ ествовали на Х атанге, на Хете, а такж е н а П ясине и ее при­
токе Дудыпте. И звестны й русский полярны й исследователь X. Лаптев,
побывавш ий на побережье Таймыра в конце 40-х годов X V III вв., писал
о сущ ествовании коренны х зимовий русских н а Х атанге, Хете, П я си н е80.
Подобное районирование русского населения сохранилось до XX в., о чем
свидетельствует этнографическая карта, составленная по данным пере­
писи 1926 г. и на основе собственных наблюдений Б . О. Долгих. Он пи­
сал, что одна линия станков (русских) тянулась вниз по Енисею до села
Гольчпхп, а другая, населенная долганами (в том числе затундренными
кр естьян ам и ), — по северной границе леса от Д удинки на восток81.
73 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 367, л. 658; кн. 1455, лл. 197— 199.
79 И. Г о л и к о в . Деяния Петра Великого, т. 13, изд. 2-е. М., 1840, стр. 596.
30 «Записки Гидрографического департамента», ч. IX. СПб., стр. 26, 39, 40.
81 Б. О. Д о л г и х. Население полуострова Таймыра и прилегающего к нему
района. «Северная Азия", 1929. № 2, стр. 66—67.
74
Поименное сравнение жителей, указанны х в упомянуты х выше мате­
ри алах 1701— 1702 гг. и в переписной книге 1720 г., показало, что значи­
тел ьн ая часть местных ж ителей прож ивала в одних и тех ж е районах на
п ротяж ени и десятилетий. На Пясине из пяти посадских, упомянуты х
в книге 1720 г., один (Ив. Козлов) прож ивал там уж е в 1702 г.; н а Дудьште из трех посадских — два (К ирилл Гарманов и И ван К а н е в ); на
Хете из ш ести посадских — три (Дементий Аксенов, Андрей Вершинин,
Ефим Аксенов Л ы тк и н ); на Х атанге из 11 дворовладельцев— семь
(И ван Ф алков, Степан М атвеев, Алексей Иванов, Семен Дорофеев Пурга,
Иван Д етков, Мих. Серебренников, Мих. Х востов), вниз по Енисею
19 семей (Галевы , Д аурские, Ш адрины, Панковы, Терентьевы, Тукуреевы, П аш енные, К аменские, П анзеруевы, Ч еш кины , Артемьевы, То­
бол овы, Годневы, П ерфильевы, Ивановы, Захаровы , Л еонтьевы и др.).
Эти семьи были не только основой населения, сформировавшегося
к 1720 году, но и населения значительно более позднего времени. По пе­
реписи 1926/27 г. из 452 затундренны х крестьян наиболее многочислен­
ную группу составляли Аксеновы (109 человек), а такж е Уксусниковы,
Поповы, Д ураковы , Л аптуковы , Туркины (всего 150 человек) 82, чьи
предки упом януты в переписной книге 1720 г. Из наиболее распростра­
ненных ф амилий русских старожилов, прож ивавш их тогда же, в 1926/27 г.,
в низовьях Е н исея 83, фамилии Туркиных, Пановых, Кокш аровых, Ананьи­
ных, У ксусниковы х, Ю рловых, Ивановых, Серебренниковых, Петровых,
Поповых, Токуреевы х, М елковых, Хвостовых такж е сохранились по
крайней мере с н ачала X V III в.
В массе русское постоянное население М ангазейского уезда сложи­
лось в первой четверти X V III в. Это было время расцвета русского освое­
ния крайнего севера Енисейского края, огромных пространств тундры и
побереж ья «Студеного моря». Соотносительно с коренным населением
(самоедами), обитавш им в тех ж е тундровых районах края, которы х,по
подсчетам Б. О. Долгих, в X V II—н ачале X V III в. насчитывалось
4130 человек (мужского и женского пола) 84, численность русских состав­
ляла приблизительно около половины. Русское население в районах рас­
селения тунгусов («м ангазейские деревни» и ясачны е зимовья по Н и ж ­
ней и П одкаменной Тунгускам) и кетов (Д убчасская слобода) было очень
немногочисленно.
Н еблагоприятно сложивш иеся обстоятельства, в силу которых Мангазейский уезд оказался далеко в стороне от основных колонизационных
и торговых путей, отнюдь не привели к запустению этого огромного
района. Русское население разведало его таеж ны е пространства, но для
оседания избрало места, в которых были хотя бы минимальные условия,
обеспечивающие сущ ествование. Т аеж ны е поселения, возникш ие по Е ни­
сею и в верховьях Н иж ней Тунгуски, не развивались. К 1720 г. числен­
ность населения в «мангазейских деревнях» находилась на уровне
70-х годов X V II в., а чуть позднее даж е уменьш илась. В 1738 г. там н а­
ходилось п ять крестьянских дворов с общим населением в 25 человек
мужского пола 85.
В процессе заселения Енисейского к р а я образование русского насе­
ления на его крайнем севере было этапом, значение которого трудно пе­
реоценить; к ак по относительному росту населения, так и по масштабам
82 Б. О. Д о л г и х. Родовой и племенной состав народностей севера Средней
Сибири. «Краткие сообщения Ин-та этнографии АН СССР», вып. V. М., 1949, стр. 85.
83 Б. О. Д о л г и х. Езда на собаках у русского старожильческого населения
низовьев Енисея. «Краткие сообщения Ин-та этнографии АН СССР», вып. XXXV.
М., 1961, стр. 25, 27.
84 Б. О. Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. М.,
1960, стр. 616.
*5 Архив АН СССР, ф. 21, опись 4, № 27, л. 193.
75
заселения, в конце X V II—начале X V III в. там были достигнуты значи­
тельные успехи.
Русские промыш ленники нанесли тяж елы й урон местным соболиным
промыслам, но на основе освоения северны х районов Енисейского к р а я
впервые в полярны х и приполярны х условиях сложилось постоянное осед­
лое население, деятельность которого способствовала развитию хозяй­
ства, более высокого по уровню, чем у коренны х ж ителей, основанного на
пуш ном и рыбном промыслах, животноводстве и в отдельных случаях —
огородничестве.
Можно с уверенностью полагать, что если бы не были прерваны крат­
чайш ие связп с Поморьем, то процесс заселения мог быть еще более интенспвным. Т яж елы е природные условия, конечно, очень сильно влияли
на сравнительно медленный приток населения, хотя местное промысловое
население имело своп преимущ ества по сравнению с населением других,,
более ю жны х уездов. Оно платило, например, денеж ны е оброки со своих
промыслов, но не привлекалось к натуральны м повинностям в пользу
феодального госуд арства86.
Статистические данные последующего времени свидетельствуют
о крайне медленном росте народонаселения. Если с середины X V II в. и
по 1720 г. все русское население (с ж енщ инам и и детьми) возросло при­
близительно с 300—400 до 2000 человек, то в дальнейш ем и абсолют­
ны й и относительный его рост был весьма незначительны й. В 1897 г.
в Туруханском крае насчитывалось лиш ь 2877 русских, т. е. за 180 лет
русское население возросло на ты сячу человек или в лучш ем случае
н а 50% 87.
Мало того, с X IX в. русское население начало забрасы вать некоторые
районы, освоенные ранее в борьбе с суровой природой, и, преж де всего,
побережье Ледовитого океана. Авторы X IX в. согласно утверж дали о егп
хозяйственном запустении к середине X IX в. А. Мордвинов в записках
о своем путеш ествии по Туруханскому краю, глухо ссы лаясь на какую-то
кар ту края, писал, что н а ней «по обоим берегам реки [Енисея. — В. А.],
губы ее и около самого взморья, означено множество ж илы х мест. Это
значит, что некогда тут была больш ая населенность и деятельность,
а ныне осталось только несколько зимовьев, разбросанны х на большом
расстоянии одно от другого». По его ж е словам, село Х антайское имело
только один обитаемый дом, а остальные четы рнадцать домов были бро­
шены. А. Е. Н орденш ельд утверж дал, что в 70-х годах X IX в. самым
северным населенны м зимовьем на восточном берегу Е нисея была Гольчиха. Н. В. Л аткпн и М. Ф. К ривош апкин отмечали, что П ясина, исклю­
ч ая верховья, тогда так ж е была н еоб и таем а88.
Исследование причин запустения к р а я в X IX в. выходит за рамки на­
стоящ ей работы, но, исходя из истории к р а я конца X V II—начала
X V III в., можно наметить их истоки. До настоящ его времени считается,
что это явление в рассматриваемом районе происходило в результате
отрыва местного населения от основных сибирских экономических путей
и усугублялось стихийными бедствиями, преж де всего эпидемиями
оспы 89. Можно предположить, что одна из основных причин запустения
заклю чалась в упадке снабж ения населения, без чего русская оседлость
там была немыслима.
86 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1422, л. 153.
87 «Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г.» LXXIII.
Енисейская губерния, 1904, стр. 152, 153.
88 А. М о р д в и н о в . Записки о Туруханском крае. «Современник». СПб., 1860,
JSs XII, стр. 382, 395; А. Е. Н о р д е н ш е л ь д . Экспедиции к устьям Е нисея..,
стр. 67; Н. В. Л а т к п н . Енисейская губерния.., стр. 14—16; М. Ф. К р и в о ш а п ­
к и н . Енисейский округ и его жизнь, стр. 369.
89 В. Н. С к а л о н. Из истории древних русских поселений на крайнем севере
Сибири. «Изв. Иркутского с.-х. ин-та», вып. 18, Иркутск, 1960, стр. 301—324.
76
К а к указы валось, отрыв северных районов Енисейского к р а я от основ­
ны х путей, по которым соверш ался сибирский грузооборот, произош ел
у ж е во второй половине X V II в. Тем не лщнее это явление не имело на
протяж ении почти 150 лет трагических последствий для местного н а­
селения. С копца X V II в. на севере Енисейского к р а я ощущ алось эко­
номическое влияние быстро растущего церковного вотчинника — туруханского Троицкого монастыря. Его основатели оказались прозорливее
местны х и московских администраторов. М онастырь был воздвигнут
в 50-х годах X V II в. на самом Енисее около устья Н иж ней Тунгуски
в 30 верстах от Т уруханска на крутом берегу, господствовавшем над
окрестностями. Сравнительно быстро монастырь вытеснил других пред­
принимателей и только с 1689 по 1724 г. скупил у них 12 зимовий вниз
по Енисею и вдоль побереж ья океана. В X V III в. около половины зимовьев ниж е Д удинки и почти все зимовья ниж е Толстого носа принад­
леж али е м у 90.
После уничтож ения города М ангазеи энергичный «строитель» мона­
стыря черный поп Тихон в марте 1670 г. перевез оттуда в монастырь
местную святыню — «мощи» В асилия М ангазейского, чтимого промыш­
ленниками в качестве своего п а т р о н а 6'. Это «страшное дело», соверш ен­
ное им по личной инициативе, обеспечило монастырю приток богомоль­
цев и вкладчиков. Б рати я, п итавш аяся ранее «травою и рыбою», начала
богатеть и расти. В 1701 г. в монастыре было 11 дворов вкладчиков,
в 1720 г. в монастыре было 18 вкладчиков и 13 человек, работавш их за
вклад. М онастырь стал крупным землевладельцем в Енисейском уезде
и организовал там в 80-х годах X V II в. крупное соляное производство 92.
Уже в конце X V II в. монастырь обладал огромными запасами хлеба и
только в 1696 г. ссудил воеводским властям на различные расходы свыше
4,5 ты сяч пудов муки и зерна 93. Тогда ж е монастырские старцы «являли»
в туруханской там ож не крупные партии мехов, главным образом песцо­
вые ш курки, добытые зависимыми от монастыря промыш ленниками.
Вытеснив крупны х торгово-промысловых предпринимателей, мона­
стырь хозяйничал в крае вплоть до секуляризации церковных и мона­
стырских имущ еств в 1764 г. После ликвидации монастырского хозяй­
ства, минимально обеспечивавшего потребности промысловых зимовий,
в массе своей экономически зависевш их от него, в условиях феодальной
России X V III в., по-видимому, не нашлось экономической силы, способ­
ной организовать снабжение русского населения. Возможно, это обстоя­
тельство повлияло на постепенное запустение промысловых
зи­
мовий.
90 М. Ф. К р и в о ш а п к и н. Енисейский округ и его жизнь, стр. 307; Н. А у э р ­
б а х . Зимовье в бухте Промы словой... стр. 139; О н ж е . К истории археологии ни­
зовьев Енисея, стр. 16; О н ж е. Заселение и развитие промыслов в низовьях реки
Енисея. Красноярск, 1929, стр. 11, 17.
91 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 339—341.
92 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1107, лл. 37—39; кн. 1422, лл. 265, 266; кн.
1621, лл. 158— 159; Н. К. А у э р б а х . Заселение и развитие промыслов в низовьях
реки Е н и сея .., стр. 17—21.
93 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1031, лл. 28об—29об.
Глава 4
ОБРАЗОВАНИЕ ПОСТОЯННОГО РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ
В БАССЕЙНЕ СРЕДНЕГО ЕНИСЕЯ
§ 1. Начало образования русского населения
Во второй главе настоящ его исследования было показано, что хроно­
логически процесс присоединения к России районов по среднему течению
Е н исея (от устья Подкаменной Тунгуски до К расноярска) и по его при­
токам — К еми н а западе и ниж нему течению А нгары на востоке — и
процесс первоначального ознаком ления с этой территорией представи­
телей народно-промыслового потока проходили по-разному. Выводы
о соотношении указан ны х процессов и их взаим освязи позволяю т перейти
к исследованию о п утях создания на этой территории постоянного рус­
ского населения. В отличие от М ангазейского уезда оно создавалось там
значительно сложнее и в отдельных районах процесс его слож ения прохо­
дил своеобразно. К ак и на севере, пионерами первоначального ознаком­
лен и я с территорией Енисейского уезда вы ступали представители на­
родно-промыслового движ ения, т. е. промыш ленники.
К расноярский уезд это движение затрагивало слабее. У ж е одно это
обстоятельство не могло не сказаться на интенсивности образования
в указанны х уездах постоянного русского населения. В дальнейш ем р а з­
витие производительны х сил в обоих уездах определялось успехами сель­
скохозяйственного производства, в котором принимали участие разли ч­
ные социальные группы населения. О бъединявш аяся с Россией Сибирь
становилась «государевой в о т ч и н о й » и в ней почти не было представи­
телей феодального класса (помещиков и вотчинников), за исклю чением
сравнительно немногочисленных м он асты рей !. Поэтому образую щ ееся
в Сибири постоянное русское население состояло из тяглы х слоев —
крестьянства и посадских людей и близких к ним по происхождению и
социальной природе (в Сибири — особенно во второй половине X V II в.)
приборных служ илы х людей. Эти слои населения склады вались в раз­
личные периоды X V II в. не всегда из одних и тех ж е источников и их
численное соотношение не оставалось неизменным. Абсолютные цифры
оседлого русского населения, дающие представление о динамике его
роста, еще недостаточны для вы яснения явлений, органически связанны х
с процессом его образования. Бы ло бы грубой ошибкой думать о простом,
так сказать, арифметическом росте населения, в котором исчерпы ва­
лась бы вся проблема его образования. Дело обстояло много сложнее.
1 В. И. Ш у н к о в . Очерки по истории земледелия Сибири (XVII век). М., 1956,
стр. 361. 362. 368—374.
78
И сследуя эту проблему, необходимо учиты вать источники комплектова­
н и я населения, движ ение его в процессе оседания, причины, ускоряю ­
щие или тормозящ ие этот процесс, численное соотношение отдельных
склады вавш ихся социальных групп, их значение в развитии местных
производительны х сил, естественный рост населения и, наконец, заселе­
ние им территории. Эти вопросы представляю тся наиболее сущ ествен­
ными в истории русского заселения Сибири и исследование их может
расш ирить наш е понимание проблемы присоединения Сибири к России
в X V II в.
*
*
*
До середины X V II в., несмотря на отсутствие основных типов источни­
ков (писцовых и переписных кн и г), общую канву процесса образования
русского населения н а среднем течении Е нисея можно проследить на ос­
новании большого количества документов текущ его делопроизводства Си­
бирского п риказа — грамот в сибирские города и отписок местных воевод,
приказны х докладов и «памятей», окладных именных книг, составлен­
ных в связи с вы дачей служ илы м людям ж алованья, челобитных местных
ж ителей и т. п.
П редставители народно-промысловой колонизации, интересовавш иеся
соболиными промыслами, оседали, как правило, далеко не сразу после
своего появления на Енисее. Это обстоятельство первоначально придало
правительственной инициативе первостепенное значение в образовании
постоянного русского населения в Енисейском и особенно в К раснояр­
ском уездах. У ж е в 20-х годах X V II в. правительство начало прилагать
немало усилий к тому, чтобы создать там постоянную военную силу и
с местной десятинной паш ни обеспечить ее хлебом. Д ля этого из Москвы
начали н ап равлять на Енисей партии ссыльных, которых саж али на
пашню в качестве «государевых крестьян», а воеводы Тобольска для гар­
низонов Енисейского и Красноярского острогов стали набирать в То­
больске «гулящих» и иных чинов вольных людей.
Результаты этой деятельности не следует переоценивать, так как до
30-х годов X V II в. постоянного русского населения в рассматриваемых
уездах было немного и оно, во всяком случае в Енисейском уезде, бес­
спорно уступало непостоянному населению — массе промышленников.
Служилое население в Енисейском остроге к 1625/26 г. было доведено до
сотни ч е л о в е к 2 и в последующие годы его численность не претерпела
особых изменений. Говорить о служ илом населении Красноярского
острога к а к о постоянном населении только что основанного острога за­
труднительно. О тряд А. Дубенского в 300 человек, набранны х в Тоболь­
ске из «гулящих» и других «вольных» людей 3, после постройки в 1628 г.
острога на К расном Яре частично был выведен в Енисейск и возвращ ен
туда спустя несколько лет.
Б ольш ая часть" казаков проводила ж изнь в походах в «немирные
землицы», в служ ебны х посылках и только условно может быть отнесена
к постоянному населению 4. П равда, уж е в это время и из среды служ и­
лых людей образовалось старожильческое население. С середины 20-х го­
дов по окладным книгам выдачи ж алованья начальны ми людьми в ени­
сейском гарнизоне числились стрелецкий сотник Петр Бекетов, ата­
маны Василий Тюменец, Иван Галкин и М аксим Перфильев. Все они дол­
гое врем я были заметными фигурами в сибирском служилом мире, а их
потомки заним али почетное место в среде местной служилой аристокра2 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1672, ч. III, л. 466; кн. 14, лл. 58—75.
3 Там же, стб. 18, л. 10.
4 О замедленном по сравнению с другими социальными группами превращении
служилых людей в постоянное население см. в главе 5.
79
тин
Обычно превращ ение служ илы х людей в более или менее постоян­
ны х обитателей острогов и деревень происходило после того, к а к они
соглаш ались вместо получаемого натурального продовольственного оклада
обрабатывать охотно отводимые властям и паш ни, и становились земле­
дельцами. Т акие служ илы е люди, как правило, уж е не переводились на
служ бу в другие остроги.
Впервые земельные участки отдельные енисейские к азак и получили
в 1628/29 г., но превращ ение служ илой массы в постоянны х ж ителей, хо­
зяйственно связанны х с городами и уездам и, происходило медленно.
В 1637 г. среди служ илы х людей Е нисейска было только 18 человек,
имевш их паш ни. В 1638 г. еще ш есть енисейских казаков просили от­
вести им земли в устье Ангары. В дальнейш ем в индивидуальны х слу­
ч аях за долголетнюю служ бу служ илы е люди, обстроивш иеся дворами
в Енисейске, иногда такж е освобождались от переводов в другие восточно­
сибирские города и остроги 6.
К рестьянское население в Енисейском и К расноярском уездах воз­
никло как одна из категорий постоянного русского н аселени я почти
одновременно с появлением там постоянных гарнизонов, но своим появ­
лением оно преимущ ественно обязано было принудительной мере —
ссылке, которая тогда была сущ ественным правительственны м источни­
ком по комплектованпю сибирского населения. Ещ е в 1620 г. тобольский
сын боярский М. Трубчанинов, управлявш ий Енисейским острогом, про­
сил перевести из Томска 20 паш енны х крестьян. Эти крестьяне в 1621 г.
были присланы из Тобольска и полож или начало государевой пашни.
К 1624 г. в Енисейском остроге насчитывалось 28 крестьян. И з них 18 че­
ловек были ссыльными, а 10 человек было прибрано в крестьяне, повидимому, из «вольных охочих» людей («К орнил П авлов с товарищ и»).
В начале 1629 г. тобольский воевода А. Н. Трубецкой насчитал еще
12 ссыльных, устроенны х в енисейскую паш ню в 1627— 1628 гг.7 Около
1629/30 г. все крестьяне Енисейска обратились в М оскву с челобитьем,
в котором описывали переж иваемы е бедствия и просили предоставить
нм льготы по выполнению различны х повинностей. Они указы вали свою
численность в 53 человека и, быть может преувеличенно, подчеркивали,
что все они присланы были из Москвы, т. е. в качестве ссы л ьн ы х 8. Кре­
стьянское население К расноярского острога первоначально образовыва­
лось тем ж е путем. С разу ж е после постройки острога туда было выслано
15 «ссыльных людей из тобольских стары х крестьян с ж енам и и детьми» 9.
Посадского населения в это врем я было еще меньше. От 1627/28 г.
сохранилось первое упоминание о записи в посад Енисейского острога
воеводой В. А. А ргамаковы м пяти человек, по-видимому, из числа про­
мы ш ленников или «гулящих» людей. В К расноярском остроге к 1634 г.
такж е сущ ествовал какой-то п о с а д 10. В целом в 20-х годах в Енисейском
5 В 1703 г. в челобитной, поданной по поводу поверстанпя в дети боярские,
Василий Галкин утверждал, что его прадед Алексей Галкин служ ил с Ермаком,
затем более 30 лет был казачьим атаманом в Березове и погиб в Мангазейском
уезде в бою с «иноземцами»; его дед Иван и отец Алексей Галкины служили по
Енисейску в детях боярских. Ту ж е родословную и по тому ж е поводу приводил и
недоросль Никита Алексеев Галкин в 90-х годах XVII в. ( ЦГАДА, Сибирский при­
каз, стб. 1389, ч. И, лл. 933—934; кн. 1372, лл. 117об).
6 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 16, лл. 115, 229; стб. 98, лл. 8, 232, 233; стб.
1S9. лл. 36—38, 40—41; стб. 471, ч. I, л. 90; стб. 991, л. 30; стб. 1677, л. 9; кн. 14,
лл. 58—75: кн. 27, лл. 302—310; кн. 70, лл. 613—617.
7 Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II. М.—JL, 1941, стр. 562 (Прим.
А. И. Андреева); ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 131— 139,
148— 153, 363;
стб. 16, лл. 23, 24. 26. 36: стб. 158. лл. 78, 79; стб. 1672, ч. II, лл. 276. 277; ч. IV,
л. 604: ч. V. л. 825; ч. VII, лл. 929—947; стб. 1674, л. 5; стб. 1677, лл. 17—20.
8 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 12, лл. 377—379, 537—538.
9 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV. М., 1959, стр. 80.
10 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 12, лл. 508—511; стб. 53, лл. 534—537.
80
и К расноярском уездах первоначальный контингент русского населения
состоял из нескольких сот представителей стихийного народно-промысло­
вого потока — промышленников, представлявш их непостоянную часть
этого населения, приблизительно 500 человек служилы х людей, в массе
своей набранны х в Западной Сибири (Тобольске) в среде того же н а­
родно-промыслового потока, и очень немногочисленного крестьянства,
образовавш егося из ссы л ьн ы х 11.
Несколько позднее, приблизительно с 40-х годов, на Енисей в значи­
тельном количестве стали приходить вольные переселенцы, главным об­
разом русские крестьяне, побуждаемые к бегству в Сибирь феодальным
гнетом. П риним ая во внимание, с одной стороны, малочисленность ссыль­
ного крестьянства, а с другой стороны, медленное естественное развитие
семей служ илы х людей, следует думать, что основным источником и ко­
стяком склады вавш егося постоянного населения были сначала промы ш ­
ленные люди, а затем беглецы от феодального гнета, в целом представ­
лявшие стихийные вольнопереселенческие потоки.
Рост различны х категорий русского населения в 30-х—50-х годах
X V II в. осущ ествлялся именно за счет этих потоков. Под давлением непрекращ авш ихся требований воевод численность служ илы х людей
в Енисейске и К расноярске все время увеличивалась. В 1637— 1640 гг.
в Енисейском остроге числилось уж е 372 служ илы х и 26 приказны х
(подьячих и толм ачей), казенны х мастеров и проч., а в К раснояр­
ском остроге — 285 служ илы х людей и 16 приказных, притча и т. п.
К 1657 г. в К расноярске их стало уж е 370 человек. В Енисейске в ре­
зультате перевода служ илы х людей на восток (в Якутию и «Братскую
землю») численность служ илы х людей упала к 50-м годам до 254 че­
ловек 12.
Крестьянское население уездов к 1640 г. по-прежнему занимало вто­
ростепенное место. В 1639 г. в Енисейске насчитывалось 95 крестьян.
В К расноярске после опустош ительных киргизских набегов в середине
30-х годов их оставалось 59 человек. В 40-х годах крестьянское населе­
ние Енисейска начало заметно расти и к началу 50-х годов достигло
206 человек 13.
О городском и уездном посадском населении Енисейска первые ито­
говые данные сохранились только в документе 1647 г. — челобитной, по­
данной от имени 43 посадских людей. На рубеже 50-х годов их числен­
ность такж е росла и в 1656 г. в выборе окладчиков к десятинному сбору
участвовало 108 посадских людей, среди которых были ж ители уезда.
По всей вероятности, их было больше. В одной челобитной, относящ ейся
к тому ж е времени, енисейские посадские люди сообщали о себе как
о ж ителях «незаводных и небогатых», проживаю щ их «не с давних лет» 14.
О численностп постоянного русского населения в рассматриваемое время
см. таблицу 7.
11 К тому ж е выводу о происхождении в 1620-х годах енисейских крестьян при­
шел А. Н. Копылов в работе «Государевы пашенные крестьяне Енисейского уезда
в XVII в.» («Материалы из истории Сибири. Сибирь периода феодализма, вып. 1.
Сибирь X V II—XVIII вв.» Новосибирск, 1962, стр. 33—35). В Томске в это ж е
время, а также несколько позднее в Якутии первые немногочисленные пашенные
крестьяне в большей части также состояли из ссыльных (3. Я. Б о я р ш и н о в а .
Население Томского уезда в первой половине 17 в. «Труды Томского ун-та»,
том 112. Томск, 1950, стр.
120, 126; Ф. Г. С а ф р о н о в . Русские крестьяне в Яку­
тии (X V II—нач. XX вв.). Якутск, 1961, стр. 32).
12 ЦГАДА, Сибирский
приказ, стб. 53, лл. 748, 749; стб. 75,лл. 353, 356, 357;
стб. 98, л. 95; стб. 112, л. 264; стб. 296, лл. 114— 116; стб. 381, ч. I, лл. 386—389;
кн. 70, лл. 100— 132; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 69.
13 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 90, лл. 222—224; стб. 271, л. 257; стб. 656,
ч. I, л. 151; кн. 317, лл. 1—22.
14 Там же, стб. 126, лл. 45, 46; стб. 146, лл. 104— 108; стб. 289,
лл. 155
158;
стб. 303, лл. 50—54; стб. 489, ч. II, лл. 642—644.
6
В. А . А л ек сан дров
81
Таблица
7
Ч исленность постоянного русского населения Енисейского и К расноярского
уездов к середине X V II в.
У езды
С луяш лы е
лю ди
Енисейский т е з д .................
Красноярский у езд . .............
254 (1650 г.)
335 (1648 г.)
К рестьяне
П осадские
лю ди
В сего
М атериал таблицы 7 показателен. С н ачала 30-х годов русское насе­
ление уездов возросло вдвое, причем в Енисейском уезде служ илы е люди
уж е не были численно доминирующей группой населения.
В 30-х—40-х годах X V II в. правительство, к ак никогда в иное время,
направляло в Енисейск и К расноярск большое число ссыльны х людей,
у казы вая верстать их в ратную служ бу или в паш енны е крестьяне и
лиш ь затем «в какую служ бу пригодятца». П ри отправке ссыльных
людей в Сибирь их пмена вносились в специальны е поименные росписи,
которые одновременно направлялись сибирским воеводам. В этих роспи­
сях отмечалось, в какой сибирский город н ап равляется тот или иной
ссыльный, указы валось его происхождение и сообщалось реш ение о том,
чем долж ен заним аться ссыльный в Сибири. Сибирские воеводы в свою
очередь докладывали в Сибирский приказ о прибы тии ссыльных. За ряд
лет сохранились итоговые приказны е справки об общем количестве со­
сланны х людей в тот или иной сибирский город. Эти справки содержат
исчерпываю щ ие сведения об общем количестве сосланных на Енисей
людей в 30-х—40-х годах. К ак правило, в делах Сибирского приказа не
указы вались конкретно «вины» ссылаемых. И зредка причиной ссылки
указы валось корчемство, «блуд», изготовление фальш ивы х денег, но
обычно ссылаемые квалифицировались «изменниками», «ворами», «раз­
бойниками», «татями», «бунтовщиками» и т. п. За этими формулиров­
ками, помимо уголовны х преступников, скрывалось немало политических
противников феодальных порядков и участников народны х движений.
Попадались среди ссыльны х различны е авантю ристы, «лазутчики», «пе­
релеты» и проч.15
В январе 1633 г. в Верхотурье было отправлено для дальнейш ей рас­
сылки в Томск, Е нисейск и К расноярск более 70 человек «колодников»,
«литовских и русских людей», попавш их в плен в ходе войны с Поль­
ш ей 13. Д анны х о прибытии этой партии ссыльных на Енисей не имеется,
но в том ж е году в Енисейске насчитывалось до 50 ссыльных, которых
было велено записать в служ илы е люди. В 1634— 1635 гг. туда ж е было
отправлено в ссылку более 70 человек, в числе которых были «литва»,
«воровские волжские казаки», участники движ ения Б ал аш а и в их числе
солдаты и крестьяне Смоленского и Рославльского уездов, донские и
янш ш е казаки , путпвлъскпе «черкасы» (т. е. украи н ц ы ), дорогобужские
посадские люди, волуйчане и проч.; 30 человек из них были поверстаны
в Енисейске в ратную службу, другие в пашню 17. В 1636 г. в Енисейск
15 Среди таких сосланных в Енисейский край можно указать на «немчина
французской земли» Янку Рыера, захваченного в 1666 г. в Изборском уезде, и
особенно на бывшего подданного «шпанского короля» «немчина» Ивана Ермиса.
Пытаясь вырваться из ссылки, он в 1644 г. подал проект похода в Приамурье,
из которого ясно видно знание им пути в Забайкалье и на р. Шилку (ЦГАДА, Си­
бирский приказ, стб. 136. лл. 717, 718; стб. 872, лл. 283—289).
16 «Русская историческая библиотека» (Далее — Р И Б ), т. 2. СПб., 1875, № 153
(2 и 3). стб. 528—531.
17 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 37, л. 339; стб 40, лл. 26, 27, 187— 191 306,
307, 389. 390: стб. 49. л. 343; стб. 59, лл. 227—228, 236—239, 240—249, 257—262;
стб. S3, лл. 543— 551: стб. 97. лл. 82—86.
82
были сосланы с семьями пятеро «иноземцев литовских людей», скорее
всего выходцев из мелкой ш ляхты западнорусских областей, переш едших
во врем я Смоленской войны 1632— 1634 гг. на сторону России. По к а­
ким-то причинам они решили вернуться в Польшу, но по дороге к гра­
нице были захвачены . Среди них был Никифор Черниговский, в даль­
нейшем известный предводитель движ ения русского населения в Илим­
ском уезде в 1665 г. и основатель Албазинского острога на Амуре 18.
В 1639— 1643 гг. в Енисейск и К расноярск было прислано около
250 ссыльных — московские стрельцы, «изменники черкасы» из Белго­
рода, Корочи, Воронежа, Чугуева, П утивля, мордва, владельческие кре­
стьяне Московского уезда и др. Среди них весьма колоритной фигурой
был крестьянин из-под города Л уги Родион Сидоров, дваж ды уходивший
от своего помещ ика М. Н азимова «за рубеж». Он был захвачен при по­
пытке поджечь усадьбу своего в л ад ел ь ц а19. Наконец, в 1645— 1650 гг.
было прислано около сотни человек, среди которых были московские
стрельцы, «литва» и «черемисы» 20.
Из ссыльных образовывались даж е отдельные подразделения служ и­
лых людей. В Енисейске в 1637 г. «станица» атамана О. Галкина в 59 че­
ловек целиком состояла из них; в К расноярске отдельные воинские части
составляли «черкасы» и «поляки» или «шляхта» 21. Временами ссыльные
составляли седьмую часть гарнизонов Енисейска и К р асн о яр ска22.
В целом за 30-е—50-е годы X V II в. в Енисейск и К расноярск было
сослано до 500 человек, многие из которых были с семьями. Кроме того,
в 1632 г. верхотурским воеводам было велено выбрать из местных кре­
стьян 100 человек «добрых, заводных, прожиточных и семьянистых» и
послать их «на вечное житье» в Томск, Енисейск и Красноярск 23.
В 1634 г. енисейский гарнизон был значительно усилен в результате пе­
ревода из Тобольска 150 и из Березова 50 местных служ илы х людей.
Правда, наполовину эти «переведенцы» состояли из «гулящих» людей,
которых служ илы е люди, намеченные к переселению, сумели нанять
вместо с е б я 24. Тогда же из Москвы было направлено на службу несколько
вернувш ихся со Смоленской войны детей боярских и распущ енных по до­
мам солдат драгунского полка, которые били челом о поверстании их
в службу по Е н и сей ск у 25.
В посадские люди ссыльные попадали очень редко. Запись в посад
в 1645 г. красноярским воеводой П. А. Протасьевым ссыльных объясня­
лась тем, что они были старыми, увечными и пахота была им не в мочь.
Сообщение С. В. Бахруш ина о ссылке в К расноярский посад в 1653 г.
30 человек можно принять как и склю чение26.
Соотносительно с общей цифрой русского населения к середине
X V II в. количество ссыльных, а такж е переведенных из Западной Си­
бири может привести к мысли о том, что принудительные меры, прежде
18 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 55, лл. 180— 181, 373—377; стб. 192, лл. 1—7.
19 Там же, стб. 90, лл. 2 3 2 -2 3 3 ; стб. 97, лл. 115, 116, 132, 167—176, 207, 208, 266,
272!, 284—289 , 323, 398—408, 415—430, 4 7 9 - 481, 492; стб. 112, лл. 300—302, 551—552;
стб. 114, лл. 192—212, 214—228; стб. 115, лл. 119— 125; стб. 126, лл. 33—37; стб. 132,
лл. 104— 106; стб. 136, лл. 193— 195; стб. 222, лл. 60, 66, 417; стб. 206, лл. 41—42,
4 8 -4 9 , 52— 53, 7 8 -8 1 , 126, 127, 137, 1 4 8 -1 5 1 , 263—268, 359—361, 376—378, 409, 410,
419—424, 446—457; стб. 307, л. 28.
20 Там же, стб. 146, лл. 281—285; стб. 220, лл. 210—217; стб. 222, лл. 60, 66, 447;
стб. 250, лл. 213—215; стб. 291, лл. За—6; стб. 380, л. 11.
21 Там же, кн. 70, л. 106об; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV,
стр. 63.
22 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 37, л. 339; стб. 146, лл. 141— 148.
23 РИБ, т. 2, № 149(1), стб. 506—508.
24 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 37, лл. 224—226; стб. 40, лл. 396—398;
стб. 53, лл. 175, 176; стб. 289, л. 2; стб. 656, лл. 153— 155, 347, 348.
25 Там ж е, стб. 37, лл. 328—338, 349, 350, 353.
26 Там ж е, стб. 40, л. 487; стб. 146, лл. 287—291; С. В. Б а х р у ш и н . Науч­
ные труды, т. IV, стр. 86.
6*
83;
всего ссылка, в процессе образования постоянного русского н аселени я н а
Енисее, по-преж нему сохраняли первостепенное значение. Вопрос о роли
ссылки в образовании сибирского населения имеет принципиальное зн а­
чение п им интересовались еще представители дворянской и бурж уазной
русской историографии. К райней точки зрен и я п ридерж ивался апологет
русского сам одерж авия Д. И. Иловайский. Верный своей мысли о перво­
степенном значении самодержавного н ачала в истории России, он писал
о роли принудительны х мер в первой половине X V II в.: «Вообще русская
колонизация в Сибири соверш алась по преимущ еству путем правитель­
ственных мероприятий. Вольных русских переселенцев приходило туда
очень мало» 27. Д л я подтверж дения этой мысли известную роль могла
сыграть работа Н. М. Ядринцева «Сибирь к а к колония», в которой, осно­
вы ваясь на хронологически более поздних м атериалах, автор писал
о массовых ссы лках в Сибирь и резко отрицательны х явлен и ях в быту си­
бирского населения, порожденных этим я в л е н и е м 28. П. Н. Буцинский,
специально заним авш ийся историей русского населения Западной Си­
бири, такж е настаивал на том, что ссылка уж е в первой половине X V II в.
сы грала большое значение в создании этого н а се л е н и я 29.
В советской историографии Сибири в целом сложилось мнение о вто­
ростепенной роли ссылки в ходе слож ения русского населения.
B. И. Ш унков подчеркивал: «Ссылка в X V II в. для уездов Тобольского
разряда не имела сколько-нибудь серьезного зн ачен ия в деле увеличения
крестьянского н а се л е н и я .. . Ни переведенцы, ни ссыльные в X V II в.
не создали сибирского крестьянства и не были сколько-нибудь сущест­
венной его частью» 30. Это мнение было поддерж ано 3. Я. Боярш иновой
в отнош ении Томского уезда, правда, с оговоркой, относящ ейся ко вре­
мени до 30-х годов 31. Д ля более восточных районов Сибири такж е допу­
скались оговорки. В. И. Ш унков отмечал сущ ественное значение прину­
дительной колонизации для заселения восточных районов Сибири.
C. В. Б ахруш ин свой вывод по этому вопросу формулировал следующим
образом: «Итак, заселение К расноярского уезда правительство произво­
дило более или менее принудительными средствами. Т ак создалось основ­
ное ядро русской колонизащ ш края. Естественно, что оно затем обра­
стало известным слоем из добровольных приш ельцев, преимущественно
родственников колонистов» 32.
Бесспорно, потребую тся еще исследования в ц елях уточнения роли
ссылки в различны х областях Сибири и в различны е периоды. На севере
Енисейского края, как указывалось, на протяж ении всего X V II в. ее
роль была ничтож на. Н а среднем Енисее полицейские и административ­
ные меры правительства, имевшие первостепенное значение в 20-х годах,
в 30-х—40-х годах отступают на второй план и впечатленле о значитель­
ности ссы лки теряет силу убедительности, если учесть постоянную убыль
населения, которая объяснялась бегством ссыльных, административным
переводом служ плы х людей и отчасти крестьян далее на восток, гибелью
тех ж е служ илы х людей и крестьян при столкновениях с «немирными
иноземцами», а такж е естественной убылью и отливом населения в дру­
гие районы. Эти обстоятельства заставляю т думать, что 500 ссыльных и
более 200 «переведенцев» из Западной Сибири не обеспечивали роста
русского населения и в лучш ем случае могли покры ть только его убыль.
27 Д. И. И л о в а й с к и и. История России, т. 4, вып. 2. М., 1899, стр. 135.
28 Н. М. Я д р п н ц е в . Сибирь как колония. СПб., 1882, стр. 221 и др.
29 П. Н. Б у ц и н с к и й . Заселение Сибири и быт ее первых насельников.
Харьков, 1889. стр. 196.
30 В. И. Ш у н к о в . Очерки по истории колонизации Сибири в X V II—нач.
XVIII вв. М.—Л., 1946, стр. 20, 21.
31 3. Я. Б о я р ш и н о в а . Население Томского у е з д а .., стр. 154.
32 В. И. Ш у н к о в . Очерки по истории земледелия С ибири.., стр. 115;
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 61.
84
Поэтому следует реш ительно подчеркнуть относительную малочислен­
ность в Енисейском крае в X V II в. ссыльного элемента, которому не мо­
ж ет принадлеж ать заслуга хозяйственного освоения края.
Енисейские и красноярские воеводы постоянно, как об обычном явле­
нии, писали в Сибирский приказ о бегстве ссыльных, записанны х в па­
ш енные крестьяне и в служилы е люди 33. Иногда побеги заранее подго­
тавливались и осущ ествлялись в массовом порядке. В 1636 г. предпри­
имчивая группа ссыльны х людей в несколько десятков человек, и среди
них «воровские волжские казаки», из Енисейска и К расноярска бежала
на «Русь». Беглецы сумели добраться до К иртаской заставы (на реке
Киртас, притоке Сосьвы), где были задерж аны. Несколько человек из них
приказано было повесить, а остальных били кнутом и посадили на пашню
в К узнецке. Д ругая группа беглых красноярских казаков станицы
М. Кольцова (13 человек) тогда ж е добралась до Чердыни, откуда р а ­
зошлась по другим городам «кормиться работой». Один из них был опоз­
нан в Москве, четверы х задерж али в Осе и С арап ул е34.
Подобные ж е случаи происходили и позднее. В 1644— 1646. гг.
из К расноярска бежало 12, а из Енисейска 8 ссы л ьн ы х35. В 1654 г.
оттуда ж е бежало «на Русь» около 20 ссыльных, которые сумели пере­
валить через «Камень» и выйти к Печоре, где были захвачены пустозерским воеводой Г1. Коптевым. Некоторые из них по три-четыре раза
пытались беж ать и хорошо знали пути для побега. Состав беглецов был
довольно пестрый. И нициаторами побега были московские стрельцы, со­
сланные за незаконную продаж у табака и вина. Во главе их стоял быв­
ший московский стрелец участник движ ения Б алаш а И ван Ш ипилов,
пробывший в ссылке около 20 лет. Другие 'беглецы были сосланы такж е
по политическим обвинениям. Беглецы были отосланы в Красноярск,
где трое повешены, а остальные биты к н у то м 36. Беж авш ие «на Русь»
забирали с собой оружие, выданное при определении их в ратную
службу, и задерж ать их не всегда бывало просто. В 1654 г. березовские
служилые люди в челобитной писали: «А поймать тех воровских беглых
людей не уметь, потому что у тех беглых воровских людей оружие мер­
ное, а у нас. .. оружие покупное мелкое» 37.
Нередко ссыльные выдавали себя за промышленных или «гулящих»
людей и уезж али в Россию с торговыми людьми в качестве работников.
Поэтому енисейскому таможенному голове JT. Бобровскому грамотой из
Москвы было велено «учинить заказ крепкий» промыш ленникам и тор­
говым людям, чтобы наем работников в Енисейске они согласовывали
с воеводским управлением 38.
Побеги вы зы вались не только принудительным характером поселе­
ния, но и невыносимыми условиями сущ ествования 3&. В 1650 г. енисей­
ские власти вы нуж дены были признать, что «многие крестьяне померли,
а иные разбеж ались при преж них воеводах». Ссуды, выдаваемые ссыль­
ным людям, определенным в паш енные крестьяне, были недостаточны
для обзаведения хозяйством. Иногда проходило немало лет, прежде чем
ссыльные обеспечивались хозяйственным инвентарем. При воеводе
О. Г. Оничкове в Енисейск в 1641 г. была доставлена группа ссыльных
«черкас». Их отправили далее, на Ленский волок, но местные власти их
там не приняли. Они «приволоклись» назад в Енисейск и несколько лет
жили там без определенных занятий в найме «у всяких людей».
33 ЦГАДА,
34 Там
же,
35 Там же,
36 Там же,
37 Там ж е,
38 Там же,
39 Там же,
стр. 94—95.
Сибирский приказ, стб. 53, лл. 610—612; стб. 335, ч. IV, лл. 50—51.
стб. 53. лл. 619, 620, 713; стб. 97, лл. 278, 279.
стб. 259, лл. 91, 462—464.
стб. 447, ч. II, лл. 288—291, 368, 369, 371—373, 380 и след.
стб. 462, лл. 233, 234.
стб.^250, л. 312; стб. 307, лл. 77—78, 562—566.
стб. 12, л. 485; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV,
85
В 1648 г. воевода Ф. П. Полибин вновь отправил часть их н а Л енский
волок, а других посадил на пашню на р. К емп 40. К расноречивая пере­
писка возникла в 40-х годах, когда томский воевода И. П. Волынский
начал ж аловаться на красноярские власти, которые не сумели взы скать
84 рубля, данны е взаймы 12 паш енны м крестьянам , посланным еще
в 1634 г. из Томска в Красноярск. К расноярский воевода А. Б ун аков от­
ветил, что из этих 12 человек один убит, один искалечен, один сбежал,
один постригся, один сумел попасть в казаки , а прочие, не им ея семьи,
скитаю тся «меж двор» и голодают 4I. Не удивительно, что ссыльные, как
писал в 1649 г. воевода М. Ф. Дурново, «живут непрочно» и «впредь
ж ить себя не прочат» 42. В отписках, особенно красноярских воевод, не­
редко можно читать далеко не лестны е отзывы об облике ссы льн ы х43.
Многие поселенцы, несмотря на угрозы ж естоких наказаний, не желали
заним аться сельским хозяйством; другие, не и м ея навыков, и не могли
им заниматься, тем более в сибирских условиях. Позднее, в 1684 г., опыт­
ный администратор — енисейский воевода К . О. Щ ербатов вообще у т­
верж дал, что от ссыльных для зем леделия «прибыль малая» 44.
Д алеко не все ссыльные люди, которых указы валось записать в па­
шенные крестьяне, пополняли эту группу населения. И з-за недостатка
служ илы х людей и за неимением средств н а ссуды и «подмогу», выда­
вавш имся ссыльным при поверстании в крестьяне, воеводы наруш али
правительственны е реш ения и нередко в первой половине X V II в. опре­
деляли ссыльных, которых указы валось посадить на пашню, в ратную
служ бу 45.
Ссылка в Сибирь в X V II в. была бессрочной, и местным властям
строж айш е запрещ алось посылать ссыльны х из Сибири в М оскву с ка­
кими-нибудь административны ми поручениям и. Помилование осуществ­
лялось только в индивидуальном порядке, иногда к а к лгал ость вступаю­
щего на престол царя. Оно, конечно, распространялось на немно­
гих, и тем более не на противников феодального строя. Ч тобы добиться
помилования, необходимы были хлопоты близких людей в Москве, что
так ж е было доступно далеко не всем 46.
Особое место среди ссыльных занимали военш ш ленные, захваченные
во врем я Смоленской войны (1632— 1634 гг.) и войны за воссоединение
У краины с Россией (1654— 1667 гг.). Их, к а к правило, ссылали в Сибирь
и определяли в ратную службу. По окончании войн ‘б ольшинство плен­
ных уезж ало на родину. После подписания П оляновского мирного догот
вора с П ольш ей (3 ию ня 1634 г.) спустя полгода последовал указ об
отпуске «в литовскую сторону» всех «полонянников», кроме тех, кто до­
бровольно пож елал остаться в России, кто переш ел в православную веру
пли кто обзавелся в Сибири семьями, «для того что муж з женою николи
не разлучаеца». П ленников, ж енивш ихся в Сибири, но оставивш их на
40 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 113, ч. I, л. 119; стб. 303, лл. 72—74;
стб. 307, лл. 26—27.
41 Там же, стб. 136. л. 248: стб. 381, ч. I, лл. 426 —430.
4- Там ж е, стб. 377, л л 200, 201.
43 Там же. стб. 53, лл. 199—200; стб. 250, л л 213—215; стб. 259, лл. 549—550;
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 82. 83. 95 и др.
44 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 913, ч. И. лл. 383—397.
45 Там же. стб. 97. лл. 82—86; стб. 136, лл. 193— 196. 199—205.
46 В делах Сибирского приказа сохранилось два больших столбца, содержа­
щих материал о помилованиях. В связи с воцаренпем Федора Алексеевича из
сосланных ранее в Енисейск были возвращены на «Русь» трое провинциальных
дворян, дворцовый сытнпк п «человек» патриаршего дома. В другом деле, дати­
руемом 1670— 1690 гг., имеются данные о помиловании сосланных на Енисей сына
гостиной сотни Л. Никитина, дворцового подключника и подьячего (ЦГАДА, Си­
бирский приказ, стб. 906. л л 19. 20, 88—91, 170— 179; стб. 1043, лл. 248—252, 281).
Д аж е временный отъезд ссыльных из Сибири разреш ался правительством в виде
особой милости (ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 906, лл. 230—232).
S6
родине семьи, такж е было ириказано выслать в Москву. Из содержав­
шихся в Енисейске 62 пленных к 1635 г. осталось в ж ивых 53 человека;
48 человек из них уехало, и лиш ь пять человек осталось. В К расно­
ярске из 45 сосланных уцелело 36 человек, но остался только один че­
ловек 47.
До образования Якутского и Иркутского воеводств (1641 и 1656 гг.)
воеводское управление Енисейска распространяло свои функции на Я ку­
тию, Б урятию и далее на Забайкалье. «Проведывание» там «новых зем­
лиц» и объясачивание местных жителей осущ ествлялось енисейскими и
отчасти красноярским и служилыми людьми, многие из которых сложили
там свои головы в сраж ениях, от голода и и стощ ен и я48. Енисейские слу­
ж илые люди, остававш иеся во вновь организую щ ихся гарнизонах Я кут­
ска и И лимска, переводились туда в административном порядке. Тем же
порядком переводились в верховья Л ены и некоторые енисейские паш ен­
ные крестьяне. Трудно учесть все потери, понесенные енисейскими каза­
ками, но даж е имею щ иеся сведения о наиболее крупны х потерях и об
административных переводах свидетельствуют о значительной и постоян­
ной убыли служ илы х людей Енисейска. У ж е в 20-х годах енисейские
служилые люди несли потери на Ангаре и Оке при объясачивании тун­
гусов и бурятских к н я зц о в 49. Летом 1634 г. посланный из Енисейска
в Б ратский острог пятидесятник Д унай Васильев был наголову разбит
«брацкими князцам и» и погиб с 52 служилыми лю дьм и50. В январе
того ж е года енисейский атаман И. Галкин в двукратном бою с якут­
скими князцам и, осадившими Л енский острожек, потерял несколько че­
ловек убитыми и до 40 человек тяж ело ранеными. В начале 1642 г. во
время известного восстания якутов погиб атаман енисейских казаков
Осип Галкин с 40 енисейскими служилыми лю дьм и 51.
Перемещ ения енисейских служ илы х людей в Якутию на «Житье»
проводились ежегодно на протяж ении 1636— 1640 гг.52 По утверждению
в 1640 г. енисейского воеводы Н. Л. Веревкина, на Л ену и на Б ай кал
было послано в предшествующ ие годы 144 человека. Пополнение якут­
ского гарнизона из Енисейска продолжалось и далее. В 1651 г. енисей­
ский воевода А. Ф. П аш ков ж аловался в Сибирский приказ на то, что
за 40-е годы якутские воеводы П. П. Головин, В. Н. П уш кин и
Д. А. Ф ранцбеков получили из Енисейска 140 служилы х людей и ни
одного человека не вернули н а з а д 53. И з-за постоянного «малолюдства»
служилых людей енисейские воеводы посылали в Я кутию на службу
красноярских казаков, по тем или иным причинам оказавш ихся в Ени­
сейске, что обостряло отнош ения между местными властями. К раснояр­
ские казаки , находивш иеся в Москве, подтвердили в 1640 г., что пять
местных казаков переведены из Енисейска на Лену, «иные» сами сбе­
жали туда, некоторые не вернулись из служебных посылок «на Русь».
Во избежание конфликтов енисейским воеводам было запрещ ено впредь
распоряж аться приезжаю щ ими в Енисейск красноярскими служилыми
лю дьми54.
47 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 40, лл. 392—394; стб. 55, лл. 22—34, 57—
60; стб. 59, лл. 36—38, 54—56.
48 Об этих походах сведения см. в работах: А. П. О к л а д н и к о в . Очерки из
истории западных бурят-монголов. Л., 1937, стр. 23—97; «Якутия в XVII в.
(Очерки)». Под ред. С* В. Бахрушина, С. А. Токарева. Якутск, 1953, стр. 10—45.
49 А. П. О к л а д н и к о в . Очерки из истории западных бурят-монголов,
стр. 29—36.
50 Там ж е, стр. 70—71; ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 40, лл. 187—191; стб. 49,
лл. 1—3.
51 «Якутия в XVII в. (Очерки)», стр. 34, 35, 291; ЦГАДА, Сибирский приказ,
<стб. 1035, ч. II, лл. 392—394.
52 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1035, ч. II, лл. 299—303.
53 Там же, стб. 75, лл. 565—572; стб. 98, л. 95; стб. 381, ч. I, лл. 386—389.
54 Там же, стб. 53, лл. 443—446, 457; стб. 98, лл. 372, 373.
87
При образовании постоянного гарнизона в Илимском остроге в 1648 гтуда с воеводой Т. В. Ш уш ериным такж е было отправлено 20 енисей­
ских п 10 красноярских казаков на «венное ж и т ь е » 55. В «Братскую
землю» п на Б ай к ал в это врем я из Енисейска служ илы е люди такж е не
ipas ходплп в походы (например, с сыном боярским И. Поха’бовым, ата­
манами М. П ерфильевым, В. Колесниковым, пятидесятником А. Оленем
и др.) п несли там потери. О рганизация паш ни на Л ене не обошлась беа
участия енисейских крестьян. В 1650 г. воевода Ф. П. Полибин пересе­
лил из различны х деревень Енисейского уезда на Л енский волок
12 крестьянских с е м ей 56.
В К расноярском уезде служ илы е люди несли постоянные потери
в борьбе с енисейскими киргизскими князцам и. Ж ертвам и этой борьбы
не раз оказывались н красноярские крестьяне. Н еприятель обычно напа­
дал во время полевых работ — «в деловую пору, на сноп». Поэтому
крестьяне в окрестностях К расноярска работали под охраной служилых
людей; в это врем я на полях устанавливались временные остроги или
бревенчатые «клетки», за стенамп которы х отбивались при неожидан­
ных налетах конных отрядов кочевников.
Наконец, тяж елы й урон понесло население Енисейского уезда во­
время стихийного бедствия, постигшего его в 1649 г. К ак обычно, паво­
док на Енисее весной повторялся дважды, но в тот год'он был настолько
сильным, что Е нисейск и его низинны е окрестности были залиты во­
дой, многие посадские дворы снесены, паш ни затоплены и на метр за­
несены песком и илом. В этом «потопе» погибло до 60 местных жи­
телей 57.
В целом в 30-х—40-х годах только в -результате походов и админи­
стративных переводов на восток убыль населения Енисейского уезда
можно определить более чем в 300 человек, а общую убыль населения
по приведенным далеко не исчерпывающ им м атериалам можно опре­
делить в 500 человек. Кроме того, нельзя забы вать убыли, следовавшей
в результате естественной смерти поселенцев. Эти данны е убеждают
в том, что административны е и полицейские меры в 30-х и 40-х годах
уступили свое значение другому источнику ком плектования местного
русского населения — потоку вольных переселенцев.
В 40-х годах в Енисейском уезде на соболиные промыслы ежегодно
уходпло до 400 пром ы ш ленников58, но они далеко не исчерпывали всего
количества непостоянного русского населения, промыслового, «гулящего»
и торгового люда, стекавш егося ежегодно в Енисейск. О его численности
можно судить по сумме «поголовной пошлины», взим авш ейся с каждого
приезжего в размере 8 алтын, 2 денег. Исходя из этих сумм, можно уста­
новить, что в 1635/36. 1636/37, 1637/38 и 1643/44 гг. в Енисейск соответ­
ственно съезж алось 991, 1013, 1102 и 1154 ч ел о в е к а59. Т аким образом,
в теченпе каждого года непостоянное население в Енисейском уезде не
уступало, если не превосходило, уж е осевшее там русское население.
Многие промышленные и торговые люди оставались в уезде на несколько
лет. Ч асть пх уходпла далее на восток, другие возвращ ались «на Русь»,
наконец, третьи пополняли местное постоянное население.
Следуя полученным наказам , местные власти не очень охотно вер­
стали в службу вольных переселенцев. В 1642 г. енисейский казачий го­
лова П. Бекетов писал в Москву, что на свободные, места в казаки он
«прибирал» в первую очередь «добрых» детей, братьев и племянников.
55 ЦГАДА. Спбпрскпй приказ, стб. 290, л. 106; стб. 296, л. 330; стб. 371г
лл. 154— 155.
56 Там же. стб. 227. лл. 72, 84— 109, 302; стб. 335, ч. IV, л. 27; стб. 371, лл. 131—134; стб. 3S1. ч. III, лл. 724—729, 741—747.
57 Там же. стб. 371. лл. 140—145, 152, 153, 178 и след.; стб. 373, л. 1.
58 Об этом см. главу 9.
53 ЦГАДА. Спбпрскпй приказ, стб. 136, лл. 923—926; стб. 153, лл. 442—452.
SS
местных служ илы х людей и только во вторую очередь — «гулящих»
л ю дей 60. И лимскому воеводе Б . Д. Оладьину (1651 — 1656 гг.) наказы ­
валось промы ш ленны х людей верстать в службу вместо выбывш их каза­
ков только в том случае, если без этого нельзя обойтись61. Однако род­
ственники местных служилых людей не были многочисленны в первой
половине X V II в., а ссылка не могла восполнить постоянной потребности
в ратны х лю дях, остро ощ ущ авш ейся сибирскими властями. В Сибирском
приказе быстро поняли необходимость пополнения людских ресурсов за
счет «гулящих» людей. В одной приказной справке, не датированной, но
относящ ейся скорее всего к 40-м годам, говорилось: «Наперед сего по
челобитью гулящ их людей в Сибирские городы к воеводам государевы
грамоты посыланы, на выоылые места верстать их велено и старые и
увечные служ илы е люди на Москве от служб отставливаны» 62.
Воеводы широко использовали полученное право. Помимо постоянных
случаев индивидуального поверстания «гулящих» людей в ратную
службу, можно у казать несколько массовых наборов. Ещ е в конце 1629 г.
съехавш иеся в Енисейск торговые люди ж аловались на красноярского
воеводу А. Ф. Акинфова, который переманил в ряды красноярского гар­
низона их покрученников и кабальных л ю д ей 63. В 1631 г. в Енисейске
для усиления енисейских ратны х людей атамана М. П ерфильева, нахо­
дившихся в Б урятии , воевода приказал набрать 61 человека из вольных
«гулящих» л ю д ей 64. Спустя три года, после гибели отряда Д. Васильева,
енисейский воевода А. А. П лемянников восполнил потерю 53 казаков за
счет «гулящих» людей еь. В 1641/42 г. «в выбылых красноярских конных
и пеш их казаков место» было прибрано в Енисейске и К расноярске 23
«вольных охочих л ю дей»66. Очень большой набор «гулящих» людей
в 160 человек для службы в Д аурии был проведен в Енисейске и Б р ат­
ском остроге в 1655 r.ev Пополнение даурских гарнизонов из Енисейска
продолжалось и в дальнейш ем.
Ш ироко использовались и другие формы привлечения «гулящих»
людей в ратную службу. Сибирский приказ очень неохотно расходовал
средства, необходимые для увеличения численности служ илы х людей.
Поэтому енисейские воеводы часто набирали в службу так называемых
«охотников», т. е. промышленников, пополнявш их правительственны е
отряды на врем я какого-либо похода и подымавш ихся своей «силой», т. е.
без ссуды на покупку оруж ия и снаряж ения и без ж а л о в ан ь я 68. Воору­
жение и обеспечение в походе оставалось делом самого «охотника».
Иногда их сн аряж ал и на свой счет начальны е люди, возглавлявш ие от­
ряды (например, П. Б екетов). Часто сами служилые люди, наряж енны е
на службу в дальние походы, ставили вместо себя «заемщиков», конечно,
за соответствующее вознаграждение. В 40-х годах охотники часто
составляли основную часть отрядов, уходивших на Байкал. Воевода
О. Г. Оничков в 1642 г., предполагая организовать поход на Байкал, за
скудостью имею щ ихся ратны х людей предложил Сибирскому приказу
использовать для этой цели промышленников, так как «охочие многие
люди без ж алован ья на Байкалово озеро итти приберутца». Это пред­
ложение было принято.
В мае 1644 г. атаман Василий Колесников «для прииска новых зе­
мель» уш ел в поход на Б ай кал со 100 служилыми людьми Тобольска,
60
01
62
63
64
65
66
67
68
ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 126, лл. 18—20.
Там же, стб. 89, л. 667.
Там ж е, стб. 65, лл. 144, 145.
Там ж е, стб. 12, л. 397; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 62.
А. П. О к л а д н и к о в . Очерки из истории западных бурят-монголов, стр. 63.
ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 49, лл. 10, И .
Там же, стб. 113, ч. I, лл. 107—-109, 206.
Там же, стб. 132, лл. 177—181.
Там ж е, стб. 307, лл. 94, 95.
89
Тюмени, Сургута, Енисейска и Томска и 100 «охотниками», набранны ми
им в Енисейске пз «вольных промы ш ленны х людей» 69. Я кутский
воевода В. Н. П уш кин утверж дал в 1648 г., что в составе енисейских
отрядов детей боярских Д. Ф иреова и И. Похабова, находивш ихся
в «Братской земле» и на Бай кале, было 12 казаков и 103 «наемщика» 70.
Т аких «охотников» и «заемщиков» затем уж е верстали в служ бу на сво­
бодные места в качестве награды. В частности, «байкаловскими охотни­
ками», которым служ ба была «заобычай», воевода Ф. П. Полибин попол­
н ял ряды енисейских ратны х л ю д ей 71.
Постепенно оседавш ие на Енисее «гулящие» и промы ш ленны е люди
были столь ж е постоянным источником ком плектования крестьянского
и посадского населения с той только разницей, что местные власти «при­
зывали» их «полнить» крестьянское население и «пашни строить» без
каких-либо ограничений. Особенно интенсивное «строительство» енисей­
ской паш ни проходило в 40-х—50-х годах X V II в., когда десятки «гуля­
щих» и промы ш ленны х людей ежегодно пополняли местное крестьянство
и посадское население. П риказчик М аковского острога Б . Болкашин
в 1646 г. определенно утверж дал: «А в паш ню в Енисейском охочих лю­
дей и по со число много» 72. Воевода Ф. П. Полибин, отчиты ваясь о своей
деятельности за четы ре года (1647— 1650 гг.), послал в М оскву поимен­
ную роспись таких новопоселенцев. В 1647 г. в посад было им записано
пять человек «вольных гулящ их людей», в 1648 г. — 15 человек в посад
и девять человек в крестьяне, в 1649 г. — 32 человека в посад,
в 1650 г. — ш есть человек в посад и 13 человек в паш ню . Итого — 80 че­
ловек. Одновременно в 1649/50 г. Ф. П. Полибин поверстал в пашенные
крестьяне 29 ссыльных и среди них — 12 украинцев, присланных
в Енисейск в предыдущ ие годы 73.
В 1656 г. енисейский воевода И. А кинфов такж е сообщал итоги своего
«строения» за год: «из вольных охочих людей» он призвал в крестьяне
10 человек, а в посад — 26 ч ел о век74. По всей вероятности, в крестьяне
версталась наименее обеспеченная часть переселенцев, которая не могла
обзавестись «паш енным заводом» без правительственной ссуды. При за­
писи в посадские люди ссуда не полагалась. П оэтому «вольные гулящие
люди», имевш ие возможность обойтись без ссуды при поселении, ко­
нечно, старались избеж ать тяж елой натуральной повинности по обра­
ботке «десятинной паш ни» и верстались не в крестьяне, а в посадские
люди. В целом посадское население, за редкими исклю чениями, состояло
из вольных переселенцев.
Воеводскпе отчеты о «строении» паш енны х крестьян и посада дают
отнюдь не исчерпываю щ ие данные о склады вавш ем ся местном населении.
М ногие вольные переселенцы старались избеж ать какого бы то ни было
тягл а; другие, не имевш ие возможности завести самостоятельное хозяй­
ство, поступали в половники и захребетники; и те и другие продолжали
себя считать временными сибирскими ж ителям и, не связанны ми какимилибо тягловыми обязательствами. Эта категория населения к середине
X V II в. была, по всей вероятности, многочисленной и имела значение
в местной хозяйственной ж изни. В середине X V II в. многие приезжие и
«гулящие» люди ж или лет по 5 —8 на енисейском посаде и в уезде на
подворьях, а иные своими дворами, обзаводились семьями и занимались
торгами и «многими промыслами». Енисейские посадские люди утвер­
69 ЦГАДА. Спбпрскпй приказ, стб. ИЗ, ч. II, лл. 279—281; стб. 222, лл. 325—
328.
70
71
72
73
74
90
Тамж е,
Там же,
Там же,
Там же,
Там же,
стб.
стб.
стб.
стб.
стб.
297. л. 30.
307, лл. 94, 95; стб. 335, ч. IV, л. 22; стб. 371, лл. 154, 155.
271. лл. 85—87.
381, ч. III, лл. 795—806.
471. ч. II, лл. 485—488.
ж д ал и , что такие поселенцы «городовые базарные торжиш ки и про­
мыслы» у них «отнимали», назы ваясь «торговыми русскими людьми» или
владельческими крестьянами (в частности, Троице-Сергиева монастыря)
и не неся оброков и тягла. Д важды, в 1648/49 г. и в 1650 г., посадские
люди «Иван Коновал с товарищи» требовали сы ска и записи таких «избылых» людей в состав посада Енисейска 73:
И звестны е эпизоды об оседании в Енисейске торгово-промыслового
лю да свидетельствую т о том, что среди оседавш их были не только рядо­
вые промыш ленники. В '1638/39 г. суконной сотни Ф. Мошенников,
у езж ая со своих соболиных промыслов на Лене, по каким-то причинам
оставил там у «москвитина» М. Я ковлева денег, товаров и кабал на
660 руб. Скорее всего это была обычная ростовщ ическая сделка,
оформленная кабальной записью. М. Яковлев до 1647 г. не вернул кре­
дитору долга и Ф. М ошенников обратился в Сибирский приказ с прось­
бой о присылке долж ника в Москву на очную ставку. Это дело, довольно
обычное для торгового мира, интересно обстоятельствами жизни
М. Я ковлева. В своей челобитной Ф. Мошенников, обвиняя М. Яковлева
в стремлении завладеть чужими средствами, писал, что, по полученным
известиям, его долж ник ж енился в Енисейске и живет там своим дво­
р о м 76. Совсем неожиданное челобитье поступило в Сибирский приказ от
гостиной сотни И. К окорина. Родной его сы н Афанасий, посланный
в 1644 г. «для торга» в Енисейск, «умысля воровски и хотя его животом
-завладеть», там ж енился и не собирался возвращ аться назад. В начале
1646 г. хлопоты разъяренного отца, тесно связанного с Сибирским при­
казом, окончились высылкой из Енисейска блудного сына с подотчет­
ными суммами и ж еной 77.
Сложение постоянного русского населения наиболее активно прояви­
лось в Енисейском уезде на рубеж е 40-х годов в разгар пушного пред­
принимательства. Поток промыслового движ ения, не сдерж иваемый и не
регламентируемы й в то время правительством, был очень значительным
и активным. Н иж е, в главе, посвящ енной семейному строю, подробно по­
казано, что именно к 1635— 1650 годам относится массовый перевоз се­
мей служ илы ми людьми из Центральной России в Сибирь. Эти факты
как нельзя лучш е дополняют представление о начальном периоде в скла­
дывании русского населения на среднем течении Енисея.
Ш ирокое народное переселение в Сибирь в 40-х годах правительство
стремилось использовать в целях расш ирения сибирской паш ни. В мо­
мент общего по всему государству сыска закладчиков в Сибири была
сделана попы тка учесть всех уш едш их туда из Поморья крестьян с целью
посадить их на местную пашню 78. Д ля этого в 1647 г. из Томска при­
были в Енисейск сы н боярский 11. Собанский, а в К расноярск — сын
боярский В. Бы лин с наказом сыскать всех людей, поселивш ихся за мо­
настырями и местными жителями, и «строить» их в посад и в паш енные
крестьяне, «чтоб такие црихожие люди в и зб ы л ы х ... не были». Местное
служилое и крестьянское население поняло, что результатом сыска для
них будет потеря рабочих рук, тем более в страдную пору, и категори­
чески заявило: «А за н а м и ... во крестьянах и в закладниках и в захре­
бетниках и в половниках и в избылых никаких людей нет». Тогда сы­
щики попробовали переписать всех промышленников и «гулящих» людей,
дать их на поруки или посадить в тюрьму, но столкнулись с возмуще­
нием не только «прихожих людей», но и с противодействием местного
населения. Н а П. Со'банского полетели в Москву жалобы от промышлен
75 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 307, лл. 19—21; стб. 335, ч. IV, л. 17; стб.
381, ч. III, лл. 765—776.
76 Там ж е, стб. 259, лл. 400—402.
77 Там же, стб. 250, лл. 382, 383, 392.
78 «Дополнения к актам историческим», т. 3. СПб., 1848, № 14, стр. 65—68.
91
ников, не отпущ енных на промыслы, от «торговых рядовы х сидельцев*
п «ремесленных мастерских» всяких чинов людей, которые убеж дали
Сибирский приказ в том, что все они приш ли в Енисейск временно, на
промысел, а тягло несут и подати платят у себя на родине. М естное на­
селение со своей стороны осадило воевод жалобами.
В результате сыщ ики были отозваны и в этом ш умном деле выиграл
только енисейский посад, который добился от воеводы Ф. П. Полибина
записи в свой состав некоторых половников и захребетников. В 1648 г.
правительство разослало в сибирские города грамоты, разъясн явш и е не­
доумевавшим воеводам положение в Сибири «приезжих людей». В пашню
«строить» и в посад записы вать согласно преж нем у у казу предписыва­
лось лиш ь тех. кто давно с семьями ж ивет в Енисейске, а «на Руси», на
посадах и в уездах дворов не имеет и никаких податей в поморских
городах не платит. По смыслу этого указа легко понять, что правитель­
ство в канун п ринятия Соборного улож ения (1649 г.) подтверждало
право поселения в Сибири поморского населения, порвавш его всякие
тяглые обязательства со своими посадскими и сельскими мирами, —
т. е., короче говоря, беж авш его79.
По состоянию источников трудно более глубоко судить о явлениях,
связанны х с сложением постоянного русского населения до середины
X V II в. Темпы его образования не следует переоценивать, несмотря на
явно проявивш ееся оседание притекавш его вольнопереселенческого эле­
мента в 40-х годах, которое можно считать определенным этапом в фор­
мировании русского старожильческого н асе л е н и я80. К середине X V II в.,
как видно из таблицы 7, в Енисейском уезде крестьянское и посадское
население в своем развитии численно обогнало служ илы х людей и вольнопереселенческпй элемент занял ведущую роль в его образовании.
В Красноярском уезде в силу специфики местных, прежде всего полити­
ческих причин, служ илое население продолжало доминировать и прави­
тельственное начало в комплектовании местного населения, по-видимому,
сохраняло большое значение.
Старожильческое население образовывалось с большими трудностями
и первоначальная его непрочность задерж ивала его внутреннее развитие.
А нализ писцовых, переписных и крестоприводных книг второй половины
X V II в., а такж е м атериала текущ его адмпнистратявного делопроизвод­
ства говорит о том. насколько и позднее был слож ен изучаем ы й процесс.
§ 2. Постоянное русское население во второй половине
XVII—начале XVIII в.
М ножество сохранивш ихся материалов от второй половины X V II и
начала X V III в. позволяет не только установить абсолютный рост всего
русского населения Енисейского и Красноярского уездов, но и просле­
дить динам ику развития отдельных социальны х групп и их расселения
на рассматриваемой территории, миграции н аселения в определенные
периоды и направление этих переселений, наконец, значение внутреннего
прироста в общем процессе разви тия постоянного населения.
Состав населения Енисейского и К расноярского уездов в абсолютных
циф рах можно установить по нескольким документам обобщающего ха­
рактера. По Енисейском у уе-зду им еется переп и сн ая книга — города и
79 ЦГАДА. Спбпрскпй прпказ. стб. 292, лл. 6—23; стб. 303, лл. 50—54, 76—83:
стб. 307. лл. 1—6. 22—25. 473—474, 485—490; С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды,
т. IV. стр. 80—81.
^ А. А. Преображенский, псследовавпшй псторпю слож ения русского населе­
ния в Куйгурском крае в XVII в., пришел в целом к тому ж е выводу (А. А. П р ео б р а ж е н с к и й. Очерки колонизации Западного Урала в X V II—нач. X V III вв.
М., 1956. стр. 57, 58).
92
у езд а 1669 г.81 и крестогвриводная книга 1676 г., составленная в связи
с воцарением Ф едора А лексееви ча82; о населении в пцрвой четверти
X V III в. общие данны е по уезду содерж атся в росписи сибирских городов
1701 г., в приказной справке за 1703 г., в «табеле» Сибирской губернии,
составленном на основании переписных книг 1710 г.83 и в переписной
книге города и уезда 1719 г.84 При анализе общего состояния русского
населения в Красноярском уезде исходным хронологическим моментом
может быть принят 1671 г., когда была составлена переписная книга
К расноярска и его у е з д а 8о. Ее материалы дополняются данными, к со­
ж алению , неполной крестоприводной книги 1676 г.8е Н аконец, о населе­
нии в начале X V III в. имеются материалы указанны х выш е росписи си­
бирских городов 1701 г. и табеля 1710 г. Интересные материалы о сель­
ском населении (государевых и монастырских крестьянах, посадских и
служилых лю дях) содерж атся в дозорных книгах Енисейского уезда
1685— 1687 и 1689— 1691 гг. (неполных, но в целом охватываю щ их почти
все население уезда) 87 и Красноярского уезда 1700 г.88
Данны е об отдельных социальных группах населения прослеживаю тся
в ряде источников. О крестьянском населении можно судить по так назы ­
ваемым «имянным» крестьянским книгам, в которых приведены по де­
ревням поименные списки всех крестьян-тяглецов и указан ы размеры
обрабатываемой ими «государевой» пашни. Эти книги представляю тся од­
ним из основных источников по истории сибирского крестьянства. По
Енисейскому уезду использованы именные крестьянские книги за 1654,
1664, 1668, 1669, 1676, 1691, 1698, 1703, 1712 годы, а такж е дозорная
крестьянская книга 1680 г. (неполная), содерж ащ ая данные о составе
крестьянских сем ей 89. По К расноярскому уезду сохранилось значительно
меньше крестьянских книг, из них использованы наиболее ранняя за
1680 г., а так ж е за 1687, 1690 и 1698 гг.90
При каж ущ ейся простате этих документов уловить динамику движе­
ния населения деревень («государевых» крестьян) возможно только при
точном учете каж дой деревни, данных о ее населении за тот или иной
год и при скрупулезном поименном сравнении состава населения каждой
деревни за ряд лет. В некоторых из этих книг (за 1664 и 1668 гг.) в об­
щем итоге учтены не только крестьяне-тяглецы , но и их родственники,
несшие с ними одно и то ж е тягло. Поэтому в общих итогах, приведенных
в этих книгах, численность крестьян превыш ает фактическое количество
81 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 527, лл. 273—481об. Переписная книга
1669 г. не содержит данных о Новомангазейской слободе, построенной и заселен­
ной в 1668 г. (30 тяглецов), о монастырских крестьянах и вкладчиках (49 чело­
век) и о беломестных казаках (134 человека), набранных и поселенных в 1669 г.
в уезде (на р. Белой и Ангаре). Данные о Новомангазейской слободе и казаках
дополняются различной документацией (ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 367,
'лл. 704—706; кн. 528, лл. 237—242), а численность монастырских крестьян и вклад­
чиков устанавливается па основании переписной книги монастырских деревень
1679 г., в которой указана дата поселения каждого крестьянина и вкладчика. Из
указанных в переписной книге 1669 г. служилых людей значительная часть
постоянно служила в «Братской земле», на Байкале и в Забайкалье, хотя и числи­
лась в составе енисейских служилых людей (Краткую характеристику переписных
книг 1669 и 1719 гг. см. также в главе 5).
82 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 605, лл. 31— 156.
83 Там ж е, кн. 1354, лл. 242об, 306, 384; кн. 1374. лл. 35об—36: М. К л о ч к о в .
Населепие России при Петре Великом. „ СПб., 1911, стр. 61—70.
84 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1614, лл. 1—557об.
85 С. В Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 217—230.
86 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 605, лл. 207—244.
87 Там ж е, кн. 1419, лл. 34—236; кн. 942, лл. 1—336.
88 Там ж е, кн. 1504, лл. 4—148.
89 Там же, кн. 317, лл. 1—22; кн. 481, лл. 44а—70; кн. 527, лл. 103— 132, 414—
482; кн. 619, лл. 333—397, 139—605; кн. 999, лл. 91—126; кн. 1229 лл. 104—147;
кн. 1374. лл. 117— 158: кн. 1562, лл. 21—67.
90 Там же, кн. 717, лл. 568—588; кн. 847, лл. 151— 161; кн. 1057, лл. 113— 123.
93
тягол. В других книгах (1703 г.) учтены крестьяне конфискованны х
в казну монастырских деревень, которые ранее сущ ествовали, но в имен­
ных книгах не учитывались. Поэтому общий рост крестьян за счет при­
тока новопоселенцев и за счет деления уж е осевш их крестьянских семей
можно проследить только после вы явления бывших монастырских де­
ревень и исклю чения их населения из общего итога. Н аконец, в третьих
книгах (1712 г.) в поименных списках указан ы такж е беглые крестьяне,
которые при анализе не учиты вались91. Состав монастырских крестьян
Енисейского уезда отраж ен в переписной книге монастырских деревень
за 1679 г.92 и в приказной справке о сборе поворотных денег с каждого
двора в 1690 г.93
Количество посадских людей Енисейского уезда отраж ено в приход­
ны х денежны х книгах за 1695/96 г. и в книгах сбора десятой деньги за
1701 и 1702 гг.94, а в Красноярском уезде — в книге сбора десятой деньги
за 1679 г.95 Н аконец, данные о непостоянном населении Енисейского»
уезда почерпнуты из таможенных книг 1663/64 и 1666/67 гг., в которых
фиксировался поголовный денежны й сбор с приехавш их промышленных,
торговых и «гулящих» людей, из итоговых справок о таких ж е сборах за
1672/73, 1673/74, 1674/75, 1675/76 гг., из упоминавш ейся крестопривод­
ной книги 1676 г.; данны е о промыш ленных и «гулящих» людях за
1687/88 г., 1689/90 г., 1701 г. имеются в кн и гах сбора десятой д ен ьги 96..
В К расноярск торгово-промыслового люда съезж алось сравнительно не­
много (не -более нескольких десятков человек), и официальные данные
о них мало показательны для процесса образования населения.
Сводные данные о численности постоянного русского населения Ени­
сейского и К расноярского уездов сведены в таблицу 8.
И так, если не учиты вать детей у постоянного населения Енисейского
и Красноярского уездов в середине X V II в., которых было тогда заведомо
еще очень немного, то к 1670 г., т. е. приблизительно за 20 лет, общая
численность населения (мужского пола) этих уездов выросла по крайней
мере в три раза, а за последующие 4 0 —50 лет (1670— 1710 или
1719 г.) — в четыре р аза (в округленных циф рах — с 3200 до 13 тысяч
человек). В начале X V III в., как свидетельствует табель 1710 г., женское
население не уступало по своей численности муж чинам. Поэтому общая
численность постоянного русского населения обоих уездов достигала
25 —26 ты сяч человек, а с населением М ангазейского уезда все русское
население Енисейского края насчитывало около 30 тысяч человек.
Численно крестьянское население Енисейского уезда прочно занимало
первое место, составляя в 1669 г. 42% от всего населения, а к 1719 г.
более половины населения (5 1 % ). Посадские люди (в уезде и городе)
со своими семьями незначительно уступали в 1669 г. служ илому населе­
нию (соответственно 26% и 32% от общего количества н аселени я),
а к 1719 г. уж е занимали второе место (23,3% от общего числа населе­
н и я ). Служилые люди в 1719 г. составляли лиш ь пятую часть населения
(2 1 % ). Следуют, однако, отметить заметное место посадского и служи­
лого населения в уезде, в массе своей составлявш его 38,8% постоянного
9! Поэтому данные таблицы 9 за 1664 и 1712 гг. несколько уточняют данные,
приведенные в работах: В. И. Ш у н к о в . Очерки по истории земледелия Сибири..,
стр. 1СЧЗ; А. Н. К о п ы л о в . Енисейский земледельческий район в середине XVII в.
и его значение для снабж ения Восточной Сибири хлебом. «Труды Моск. Гос. ист,арх. ин-та». т. 10. М., 1957, стр. 117.
92 ПГАДА, Сибирский приказ, кн. 403, лл. 1— 182. О ней см. в гл. 5.
93 Там же,
стб. 1098. л. 281.
94 Там же.
кн. 1089. лл. 156—174 (1695/96
г.); кн. 1330,лл. 1—53об (1702 г.);
кн. 1334 лл. 1—33 (1701 г.).
95 Там ж е,
кн. 717. л. 717.
96 Зам же.
кн. 481. лл. 205—271(1663/64 г.); кн. 505, лл.187—270 (1666/67 г.);
кн. 618, л.
46 (1672 73. 1673/74 гг.);кн. 619, л.
166(1674/75, 1675/76 гг.); стб. 1098,
лл. 281. 282 (1687/88, 1689/90 гг.); кн. 1334, лл. 34—60 (1701 г.).
94
Я се
>0 в
о
£Я MN sS
ю «=
*§S
О
°
’§
^СО
я
к
,О
-е
S
з
с?
LO
о
И
н
ф
t-r
со
-Я
со
aodoaH о л ээд
ИЭПОНГ Х1Ч1Г
Ч ф
ф
я
а
я
н
(Т> *-5
О
О
о
О
о
см
s
©
© эЯ
п ©
п н
©
c=L
и О
2 со
г;
, ©
©
за
о ч ©
©
чо н
со V
O ©
щ
fcf
ю
см
cv.
X to
2 4t<
а
О ©ф
о
©ч я:
о
СО
«
ю
см
со
\о
X
3
ч
aodoaH олээд
И
и э г м в x ia if
-и ж А к э и ао й
- э п ’л ы х о л э э д
ч СС
со
с- 4°Ч 2ф
О
Ч
«
о
о
©н
©
3%
юх
О
2
ч
©
©1 ©
о к*
©< о
со V
O
©
см ЧГ<
LO
см см
лых
о
О
о
©ч
го
й
Ч tc
588
Я
о
а
н
см «
неп олны е,
люди
Я
( x ra ir
-o cd sa ) ви н эн ээ
-в н о л ээя чхэон
-н эн эи ь веШ до
1
о
о R о
CU О Ен
со Ю ©
Я
сс
асо §О ®s
00
СО И о
со з см
2
н
ф
сГ
о
„
О
Ю оо
® :Я
И ®
С[
см я со
О фю
®
aodoaH о л ээд
h r
иэнонг хыы
-и ж А л гэ и яо П
-Э 1ГЛВХ о л э э д
сп
, ,_.
о с
я
Я
t£
2
Ч
ф
В
Я
я
И
2
;•>>
я
и
я
н я
я СС
си
_я^ 2ч
ф я
я я
я о
о си
си
с
В
£
Я
781 дворов, 1594 взрослых, более 425 детей]
(НеэЛ. и t t o d o a )
aodoaH олээд
| Более
П
т
Н
>»
Д убчасской
( и э х э п и ХЫ1Г
-o o d ea) и и н эн ээ
-в н о н эи ь ээвтд о
Русское
постоянное
население
(мужского пола) Енисейского (без Братского
(вторая половина X V II—начало XVIII в.)
|
-и ж Х н э и ао й
' 01 г л в х о л э э д
Данные
cjj
щ оОо . - Н
^| зя»■■ й3 &
4
R с—
ю°
®
**
5Я
уч и ты в ал и сь,
ОЧ
О
О
«
|
^Я о
CD О
о
2
S о
® О
s“ й
sc
»
Й
§
S
Я
я Я ^ я Я£
не
У§
2028 дворов, 4941 взрослый, 4144 детей
Ч СО
ю ©
ч
Ю
и «ж ители», П осадские
острога) и Красноярского
И ОТТОПТ ХН1Г
-и ж Х н э и яоП
-экл вх о лээд
бобыли
уездов
aodoaH о л ээд
слободы
О
СО
Н
учтены
§5
VCя
VO
людьми
Я
с посадскими
ча
В 1719 г. вместе
оз
ЯГ
КРАСНОЯРСКИЙ
УЕЗД
Цифра явно неполная. По книге сбора десятой деньги только посадских тяглецов насчитывалось 53 человека (ЦГАДЛ, Сибирский приказ, кн. 717,
Среди присягавших служилых людей в Красноярске в тот момент находилось 120 служилых людей, присланных из западносибирских городов.
II.
лл. 491—504).
населения. Городское ^население Енисейска, одного из крупнейш их си­
бирских торгово-ремесленных центров, состоявшее в основном из посад­
ских и служ илы х людей, и в 1669 и в 1719 гг. сохраняло приблизительно
одно и то ж е соотношение с общим количеством населения (21,5%
и 17,7% ).
Весьма сущ ественным моментом в разви тии местного русского насе­
ления был рост взрослого населения в составе семей крестьянских и
посадских тяглецов и в семьях служилых людей. В этой части населения
заклю чались скрытые возможности для дальнейш его увеличения кре­
стьянских и посадских хозяйств. Если в Енисейском уезде в 1669 г. на
1249 крестьян, посадских и служ илы х людей приходилось лиш ь
359 муж чин, входивш их в их семьи (т. е. 28 ,8 % ), то в 1719 г. на
2338 ч е л о в е к — соответственно 2603 человека (11 1 % ). Развитие семей
у массы служилого населения, происходившее значительно медленнее
в 60-х годах, в начале X V III в. уж е не отставало от развития семей кре­
стьянского и посадского населения. К 1719 г. основная часть служ илы х
людей обзавелась дворами и фактически превратилась в одну из катего­
рий постоянного населения.
В К расноярском уезде при общем увеличении мужского населения
к 1710 г., как и в Енисейском уезде, почти в четыре раза (с 1100 до
4100 человек) отдельные категории населения развивались иначе, чем
в Енисейском уезде. К началу X V III в. служилы е люди, как и раньше,
были основной частью населения, число их увеличилось почти в четыре
раза с 1669 г. и составляло 63,4% от общего числа населения. К рестьян­
ское население, выросшее за 40 лет в три раза, составляло 16,1% мест­
ного населения. Очень сильно выросло посадское население К расноярска
и Красноярского уезда, лиш ь не на много уступавш ее в 1710 г. крестья­
нам (1 3 ,8 % ). Н а основании дозорной книги Красноярского уезда 1700 г.
можно судить, что служилы е люди в большей своей части представляли
постоянное население, тесно связанное с земледелием. В это время вла­
дели землей 319 служ илы х людей и их родственников, проживавш их
в уезде, и 241 человек, прож ивавш ий в городе.
С середины X V II в. и до 1710— 1719 гг, рост населения края проте­
кал неравномерно и имелись причины, сильно отраж авш иеся на про­
цессе заселения и освоения территории. Одни из этих причин порожда­
лись областными сибирскими обстоятельствами, другие — общероссий­
скими событиями.
В таблице 9 обращ ает на себя внимание примечательное явление: и
в Енисейском и в Красноярском уездах численность «пашенных» («госу­
даревых») крестьян претерпевала значительные колебания, то уве­
личиваясь, то уменьш аясь, тогда как посадское и монастырское населе­
ние этих уездов развивалось более последовательно. Н а протяж ении
почти 60 лет (с 1660 по 1719 гг.) основная категория енисейского населе­
ния, «государевы» крестьяне, дважды претерпела сущ ественные измене­
ния. К олебания в их численности прежде всего заметны в конце 60-х го­
дов, когда население деревень уезда даж е уменьшилось по сравнению
с предыдущ ими годами; далее, с 1669 г. по 1676 г., оно резко, к ак ни­
когда, возросло и продолжало интенсивно расти до начала X V III в. Н а­
конец, в первое десятилетие X V III в. оно опять снизилось и до 1719 г.
стабилизировалось на одном уровне.
В К расноярском уезде в 70-х—90-х годах немногочисленное крестьян­
ское и посадское население, несмотря на некоторые колебания в числен­
ности, в принципе держалось на одном уровне. Заметный рост числен­
ности той и другой социальных групп начал происходить в первые
годы X V III в.
У меньш ение енисейского крестьянского населения следует прежде
всего объяснять его дальнейшими переселениями. Енисейский уезд был
7
В. А. Александров
97
Таблица
9
Численность крестьянских и посадских тяглецов и монасты рских крестьян
Енисейского и К расноярского уездов
(середина X Y II — начало X VII в,)
Годы
1654 1664 1668
Пашенные кре­
стьяне Енисей­
ского уезда . . 206 310 329
1669
1676
1691
1698
1703
1710
313*
520* 755
781
904 **
805
1712
1719
868 *** 824 ***
* Учтена также Новомангазейская слобода (30 тяглецов), построенная в 1668 г., но не
указанная в «нмянных» крестьянских книгах 1669 и 1676 гг.
** Исключена численность бывших монастырских крестьян Троицкого монастыря, прожи­
вавших на притоках р. Тасеевой — У солке и Мурме — в деревнях Глинной, Черной и Мурманской
(18 чел.).
* * * Учтена ориентировочная численность крестьян деревни Кежемской, существовавшей еще
в 1703 г. (20 чел.), но не указанной в документах 1712 и 1719 гг. Под 1719 г. не учтены бывшие
монастырские деревни (Бобровская деревня — 8 крестьян, село Рождественское — 38 крестьян,
деревня Кашина Шивера — 1 крестьянин).
Годы
1669
1679
1690
1703
1710
1719
27
66
85
134
140
128*
II. Монастырские
крестьяне Ени­
сейского уезда
* Учтены также бывшие монастырские крестьяне (см. выше табл. 9, сноска ***)
Годы
1669
1702
1696
1710
1719
город
уезд
город
уезд
город
уезд
город
уезд
168
163
215
334
185
321
р
?
город
уезд
III.
Енисейские
посадские лю­
ди
....................
Всего.
.
331
549
506 *
651
286 ** 383 ***
669
* Данные за 1702 г.. по-видимому, неполные. По росписи сибирских городов 1701 г. ени­
сейских посадских людей числилось всего 632 человека (ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1354,
л. 306), а по приказной справке 1703 г. — 587 человек.
** Учтены также 54 бобыля и «жителя».
* * * Учтены также 72 бобыля.
9t>
Таблица
9 (продолжение)
Годы
IV. Красноярские
пашенные кресть­
яне* ......................
1671
1672
1680
1687
1689/90
1693
1698/99
1700
1702
1710
1712
106
75
116
85
87
117
102
более
111
125
191
171
* Данные за 1672, 1689/90, 1698/99, 1702 гг. см.:
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV,
, стр. 82; данные за 1712 г. см.: В. И. Ш у н к о в. Очерки по истории земледелия Сибири..,
стр. 133.
Годы
1671
V . Красноярские
посадские лю ­
ди* ......................
Всего
. .
«
&
Рч
10
1679
р»
с*
а
Си
со
р*.
и
43
р
р
6
со
53
1684
1701
1693
«
53
СО
*
а
48
54
СО
>>
а
9
46
55
«
СО
а
1712
1710
СО
а
ь.
Рн
Р
?
59
?
?
155
а
со
р-
. !»
?
?
113
* Данные за 1679 г. см.: Ц ГАДА, Сибирский приказ, кн. 717, лл. 491—504; за 1684, 1693гг. см.
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 88; за 1712 г. см.: В. И. Ш у н к о в. Очерки
по истории земледелия Сибири.., стр. 133.
своеобразным резервуаром, откуда скоплявш иеся массы русских пере­
селенцев наиболее удобным путем, Ангарой, растекались далее на
Восток.
Во второй половине X V II в. в Восточной Сибири передвиж ения рус­
ского населения, как правило, вызы вались слухами о богатстве угожей
Даурской земли. Эти слухи впервые широко распространились после из­
вестного похода Е. Хабарова на Амур и вызы вали настоящ ие переселен­
ческие волны. Периодичность этих переселений нельзя считать слепо
стихийной. П ервая волна переселенцев, последовавш ая в 50-х годах
после похода Е. Хабарова (1649 г.), была связана с бурными событиями
в П рибайкалье и в верховьях Л е н ы :i7. Я кутский воевода М. Л ады ж ен­
ский в начале 1656 г. писал в Москву, что из Илимского и Верхоленского
острогов уездные служ илы е люди и паш енны е крестьяне в 1653— 1655 гг.
ушли «мало не все в Дауры». Илимский воевода Б. Д. Оладьин тогда же
утверждал, что «многие воровские русские люди пошли из сибирских
городов в Д аурскую землю и па Тунгуске реки [т. е. на Ангаре. — В. А.]
дорогу заперли. . . А на весну де во 164 году [1656 г.] изо всех сибирских
городов чают побегу многих людей в Даурскую землю» 98. Не заметно,
чтобы это движ ение сильно отразилось на населенности Енисейского
края. Более серьезны е последствия для Енисейского уезда имело движ е­
ние, начавш ееся в 60-х годах. Судя по напряж енной обстановке в Илим­
ском уезде, новая волна переселенцев, в том числе и с Енисея, хлынула
97 В. А. А л е к с а н д р о в . Народные восстания в Восточной Сибири во второй
половине XVII в. «Исторические записки», т. 59, 1957, стр. 274—276.
98 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 471, ч. I, лл. 223—226; ч. И, лл. 367—370.
7*
99
в Д ауры в начале 60-х годов " . Это переселенце можно проследить, ана­
лизируя численность и состав енисейских крестьян по именным книгам
1664. 1668 и 1669 гг.
В общих итогах книг 1664 и 1668 гг. указано соответственно 347 и
351 паш енный крестьянин. По данным 1669 г., в уезде можно насчитать
только 283 крестьянских тягла. У ж е эти цифры говорят об убыли кре­
стьян. Следует отметить, что достоверность «имянных» книг 1664 и
1668 гг. вызы вает сомнение. В них в числе тяглецов указан ы родствен­
ники крестьян (братья, зятья, ш урины ), входившие в их семьи. Поэтому
действительное количество тягол в 1664 г. не превыш ало 310,
а в 1668 г. — 329. Кроме того, в книгах 1664 и 1668 гг. почему-то ука­
зано. что в 1660/61 — 1662/63 гг. в разны е деревни поверстано вновь
10 крестьян. Поверстанпе этих ж е лиц указано такж е в книге 1669 г.100
Ещ е более настораживаю т «имянные» крестьянские книги Братского
острога за те же, 1664, 1668 и 1669 гг., составлявш иеся воеводским
управлением Енисейска 106
Все три книги представляю т точные копии с весьма настораживаю ­
щ им заголовком; в нем енисейские власти предупреж дали Сибирский
приказ, что книги содерж ат перечень крестьян, «которые в прошлых
годех от побегу остались». Трудно представить, чтобы на протяжении
ш ести лет (1664— 1669 гг.) среди крестьян Братского острога не произо­
шло ни одного случая изменения их состава. По-видимому, именно
в связи с бегством населения на восток местные власти во избежание
неприятностей сообщали явно неверные данны е по Братском у острогу,
очень сомнительные итоги по составу енисейских крестьян в 1664 г. и
1668 г. п волей-неволей в 1669 г. вы нуж дены были признать подлинное
положение вещ ей: «имянная» книга паш енны х крестьян 1669 г. с неболь­
шими отклонениями подтверж дается переписной книгой Енисейского
уезда того ж е года.
Отлив енисейского населения в Даурию продолж ался и в 70-х годах,
но в целом переселенческая волна не отразилась на численности енисей­
ского населения, которое в это время пополнялось переселенцами силь­
нее, чем в предыдущ ие десятилетия. В 70-х годах из К расноярска «слу­
ж илы е люди и паш енны е крестьяне и ссыльные л ю д и .. . бежали в Ени­
сейский острог и в уезды» 102. В 1684 г. в Енисейске из разны х вольных
людей был набран для даурских острогов сильны й отряд служилы х лю­
дей. Когда он двинулся в поход, к нему начали присоединяться енисей­
ские крестьяне, дворовые люди, промы ш ленники и даж е беглые «тюрем­
ные сидельцы» 103.
М играции сибирского населения, отразивш иеся на Енисейском уезде,
с конца X V II в. начали распространяться и на юг, все более захваты вая
К расноярский у е з д 104. О бегстве паш енны х крестьян в Красноярский
уезд сообщал в М оскву уж е в 1694 г. воевода Енисейска С. Керобьин 105.
Р езультаты этого движ ения стали очевидно зам етны уж е в первые годы
X V III в. В 1700— 1710 гг. численность красноярских крестьян и посад­
ских людей возросла чуть ли не вдвое. Именно этим можно объяснить
сниж ение численности населения в Енисейском уезде. П ереселение ени­
сейских крестьян в верховья Енисея отчасти можно проследить по
99 В. А. А л е к с а н д р о в .
Народные восстания в
стр. 275, 276.
100 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 528, л. 125; кн.
Восточной
Сибири..,
481, л. 64; кн. 527,
лл. 131 об— 132.
101 Там же, кн. 527, лл. 133—137; кн. 528, лл. 125об— 130; кн. 481, лл. 65—70.
102 С. В. Б а х р у ш н н. Научные труды, т. IV, стр. 95.
103 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 1355, ч. II, лл. 270, 271.
104 Там же, кн. 1328. лл. 385—386об.
105 Там же, стб. 1214, ч. II, лл. 533—538; кн. 795, лл. 158об.
100
«имянной» книге 1712 г., в которой отмечено 55 крестьян, бросивших
тягло на протяж ении первого десятилетия X V III в. Местным властям
было известно, куда бежало 22 человека. Весьма показательно направле­
ние их побегов: девять человек бежало в «Дауры», а 13 человек
в К расноярск. К рестьяне уходили в К расноярский уезд из районов, тер­
риториально тяготевш их к нему, — из Кемской слободы, расположенной
в верховьях р. Кеми, и из деревень, тянувш ихся вверх по Енисею от
устья А нгары (К аргина, Стреловская, П одп орож н ая).
М играционные потоки, захваты вавш ие русское население, и текучесть
этого населения хорошо прослеживаю тся в результате сличения имен
пашенных крестьян, упомянуты х в «имянных» книгах 1654, 1664,1676 гг.
и в переписной кпиге 1669 г. О движении крестьянского населения Ени­
сейского уезда в 50-х—70-х годах см. в таблице 10.
Из таблицы 10 видно, что енисейское крестьянское население даже
наиболее старых, возникш их в 30-х—40-х годах деревень, долгое время
было весьма подвижным и его количественный рост проходил одновре­
менно с восполнением постоянной убыли. Н а протяж ении 22 лет перио­
дически (за 6 — 10 лет) не менее четвертой части местных крестьян
уходили, а на их место приходили новые поселенцы, которые при посе­
лении или снимали часть тягла с остававш ихся крестьян, или занимали
брошенные участки, или, в меньшей части, поднимали целину. За десять
лет, с 1654 г. по 1664 г., енисейские крестьяне н а 46,1% пополнились
новыми переселенцами. К 1669 г. оседание переселенцев значительно
сократилось и их приток не покрыл даж е убыли. В последующие 7 лет
оно усилилось вновь. К 1676 г. на месте осталась лиш ь половина старых
крестьянских семей, прояш вавш их в деревнях до 1654 г. Из той ж е таб­
лицы видно, что разделы крестьянских семей были редки, так как в это
время семьи только еще слагались. В результате население той или иной
деревни образовывалось разновременно. Этот факт имеет существенное
значение для понимания склады вавш егося в сибирской деревне порядка
землепользования.
К сож алению , из-за отсутствия до 1680 г. «имянных» крестьянских
книг по К расноярску нельзя подробно проследить движение в составе
красноярского крестьянства.
Основную причину ухода, крестьян, по-видимому, следует искать
в формах феодальной эксплуатации и в условиях, на которых пересе­
ленцы оседали на Енисее и попадали в ту или иную категорию тяглого
населения. П ереселенцы, получившие от казны при поселении ссуду на
обзаведение хозяйством и льготу на несколько лет, в течение которых
они не несли повинностей, обязы вались затем обрабатывать десятинную
пашню, т. е. нести феодальную повинность в ее наиболее грубой форме
(барщ ину), в данном случае — на государство. Совершенно очевидно, что
эта часть поселенцев, вош едш ая в состав паш енны х крестьян, чутко ло­
вила рассказы о новых необжитых зем лях и после истечения льготных
лет уходила далее на восток в надежде выйти из-под «опеки» царской
администрации. К посадскому уездному населению местная администра­
ция относила, по всей вероятности, переселенцев, поселившихся и
обстроившихся на свои средства. Вложенные при поселении средства бо­
лее удерж ивали их на месте нового поселения, чем крестьян.
В условиях периодических передвиж ений развитие русского постоян­
ного населения и его абсолютный рост во второй половине X V II—начале
X V III в. были возможны, конечно, только при систематическом и весьма
значительном пополнении. Приблизительно до 80-х годов X V II в. оно
главным образом шло за счет притока населения из России. В это время,
как, впрочем, и в последующее, административные переводы в Енисей­
ский край и ссылка имели очень незначительное влияние на пополнение
русского населения. Создается впечатление, что правительство уж е не
101
га S ’S я о
2
со
о^2?
о ё
S § i£ |l“
^
о с*
хх
>0 «
gД 255
я
я ® л-
"osSS
к-"
оН ь
*
л $« а
R
ЙОк
о 2 и
гп
®о
.
О S о ь
В 5 3 сэ
2 га я со
5ЗГsя F®
В'"*
п с
2 ст.
в
Dj OJbO
СО
к
X о
S С? S sо ®
ЕГ
я
н о © X «
S О
" S
я
со
«о
о ОС
® о
К
0) Рч
.'*** ftl
Я Я $
РЧ СО
SI O2 **! дg
X
я «я С S
й
о
2 & ИЙ
я
1 ё
23 а
S
■SS
3 Я aft.
я
.И я 3
а
о
иО *О
£" Р
годы
Я
g
а
X
я
О
И V
К
S 2 о
Р3 5£
-V5г яО5е
н,
5
с»
га •
я
3
а
№ ® Я О
s н - §■
XYII в.
ft
а
3 а
я
я
я р
ft
га
5
к
в».
«
к
'
®
5
о Щ
СО -
К
.
2 я я
- &. в3
° я5
р, Я
о
й* •&
со
Д со
я
2
я О
я
“
о
ая 23
(50-е—70-е
га S
Н
Sо я
2- ,
Jj' ^
Sp
OsP®
> .а °
уезда
—
»с -аХ
Лм
-5 =
;э
5йлоЯ
а *
й
§ я
я
о «
СО и
5
О в
£ 3 3
X* Р М
о
S
О
«3
о
Я
о О К S
S
®
ы
г
5
а
$
к
я
я
со я
о
я а я
со r-i
£-< а£- X
О
05
Енисейского
о и
Я
о - ••[ - я
х £
^w
-Г
о)-я
я—
t,bсЯ
с; 5?
я
*я Fя
я
<
хя •
с s о ь
я-
О
-Т
X
с *
« га
2 я
°
я
?о я
35
&>= s
a g шн кР
■с д - ^ я S Г3 5 g S s
населения
g -tc gо «^ * aо £mg tca йg оf t
^
a S K o S rt§ gog- «
« § g g e g S o §aSf-tg
-5 °
g
£ 2 3 к tt
я
га н
я
х
s
О
со
О
£
о С
я
крестьянского
S. §
со^ s
м
я
-
S
Д
я
а
о
о s
я я
и
Я
5 в
0 я
о 5
2
х
«
я
•*« 3 - 2 ^
м
ft
О
Я
2
и_
X
о
я
К
я
п
о
К
О
Я
— 2 о
« § a
.5 5 = ° 2 я
s
S
8 §
в
Я о х О
;, 3-д 5ЯГ: XOS
S5
я с, о
я
я
я
я
В
!
£
О I - 1ч CD
& 2а «х 5
Я 3 Ь 2 о а
г 3 - п а I
Движение
я
я
х л Он
н
я
о
Я
►Q Д
& О
О Я
. й 9
Я
-5 S- Йя ^
и
со о 5 С о
|«a~"os^p,S
« Я 3 о о2Г й
я 3 « £-
i
в
о
го 3—
5О яir* „О Й= *
Е 5° « 3 2
я
*
с
Н га
=„ я к о 5
оg R
а &
а Е к з с г й
о
s Э
я
я р
ь
я 2 к в- Ь X
о
S .•
м‘
о «о с
3 о
с° =^ я?аз§а“лЕ
к ?f ^?2 *®
я
а ^^ ^я ^ дЗ ^о яR г кт -° яа
?
а д
f2 ' Оf -®g2S jл
ф
оф
яЯ
^2R
сг О
aо g gа 0o 0s
о
я
§д
а
о
о
32 я о
а га я я
2я яя S
» 5
в
К <!И 5 s
о
га
о
я
2я
а
2
3 к р
аа«> ояо ^Л
со
2 ЕЙ^
хо „® Sа
-•
считало нуж ны м со своей стороны «заботиться» об увеличении енисей­
ского населения и сознательно направляло в Енисейск и в К расноярск
ссыльных соотносительно значительно меньше, чем в другие западно- и
восточносибирские города. В эти годы «винные» и «опальные» люди на­
правлялись в основном в Тобольск, К узнецк, Томск и в Прибайкалье.
По имею щимся, по-видимому, полным данным за 1651— 1654, 1657—
1658, 1660, 1663— 1668 гг. в Енисейск за разны е проступки было сослано
около 150 человек, не считая членов их семей, а в К расноярск — более 40.
Е динственная круп н ая партия ссыльных была прислана из Тобольска
в Енисейск осенью 1668 г. в связи с постройкой М ангазейской слободы
(на р. Б ел о й ). В ней числилось 30 семей ссыльных людей (всего 114 че­
ловек), которые и составили население слободы. Среди сосланных были
нижегородские крестьяне известного села М ураш кина, принадлежавш его
боярину Б. И. Морозову, поплативш иеся ссылкой вместе с семьями за
«бунт», крестьяне Московского, Верейского, Ш уйского, Суздальского,
Мценского уездов, московские стрельцы и солдаты, «гулящие» люди,
посадские люди из Москвы, Пскова, Я рославля, Арзамаса, К азани, дворо­
вые люди, двое «царегородских рречан», сосланных за убийство,
и т. п .106 К ак и ранее, далеко не все сосланные оставались на Енисее
и их бегство «на Русь» по-прежнему было обычным явлением. Помимо
этих ссыльных в 60-х годах в Енисейске и Красноярске оказалось около
30 человек украинской старш ины — сторонников гетманов И. Выговского
и И. Брю ховецкого, выходцев с У краины и западнорусских земель
и проч.107 После сверж ения в 1672 г. украинского гетмана Д. И. Много­
грешного в К расноярске очутился его брат полковник В. Многогрешный.
О дальнейш их поступлениях ссыльных людей интересные сведения
содержит документ, как бы подводящий итоги правительственны х «хло­
пот» по организации в Красноярском уезде постоянного населения по­
лицейскими мерами. Речь идет об «имянной» книге ссыльных людей,
присланных в К расноярск в 1681— 1687 гг.108 В перечне ссыльны х за эти
8 лет указано только 17 человек, записанных главным образом в служ и­
лые люди. В конце документа следует короткий, но выразительны й итог:
«А иные которые ссыльные люди присланы были до пож ару (т. е. до
осады киргизами города в 1679 г. — В. А .) и те из К расноярска бежали».
Поэтому трудно согласиться с выводом С. В. Б ахруш ина о том, что «до
конца столетия ссыльные составляли главную массу крестьянства»
(в К р асн о яр ск е.— В . Я . ) 109. Наоборот, в образовании местного населе­
ния, в частности служ илы х людей и крестьянства, в конце X V II в. роль
ссыльных была ничтожной. «Ч еркасская пятидесятая» (т. е. украинская
юб ц г а ДА, Сибирский приказ, стб. 417, лл. 135—136, 169, 170, 202—204;
стб. 451, лл. 68—75, 129— 141, 155; стб. 462, лл. 1—25; стб. 465, лл. 66—67, 70—76,
184, 261 -272; стб. 468, лл. 72—73, 94, 98— 100, 126, 127, 131, 132, 144, 189; стб. 531,
лл. 31, 32, 61, 62, 66—67, 7 5 - 7 7 , 114—123, 143—145, 150—151, 307—311; стб. 575,
лл. 109— 112, 241—247; стб. 683, лл. 16, 82—87, 198—200; стб. 769, лл. 39а—40, 105,
212ч 213, 217—224; стб. 782, лл. 77, 94—96, 366—369, 386; стб. 863, лл. 50—56, 136—
138, 172, 213, 214, 246; стб. 872, лл. 27—35, 39—42, 57, 58, 239—246, 287—289, 293,
294; кн. 367, лл. 691—696, 704—706, 761об—763.
107 Там же, стб. 577, лл. 210—224; стб. 683, лл. 4—8, 14, 15, 198—200. Полков­
ники Василий, Юрий и Илья Выговские в 1659 г. были сосланы в Якутск (ЦГАДА,
Сибирский приказ, стб. 575, лл. 36—39).
108 Там же, кн. 847, лл. 163—169. Кроме того, в 1681 г. красноярский воевода
Д. С. Римский-Корсаков сообщал в Москву о прибытии группы ссыльных (более
14 человек), но она в «имянной» книге не упомянута. К этому моменту относятся
любопытные данные о судьбе семьи основателя Албазина Никифора Чернигов­
ского, заочно приговоренного к смертной казни за руководство восстанием
в Илимске в 1665 г. Трое его взрослых сыновей до 1681 г. содержались в илим­
ской тюрьме, после чего было решено выслать их в Красноярск и записать в пе­
шую казачью служ бу. Как сообщил Д. С. Римский-Корсаков, в Красноярск они так
и не были присланы (ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 731, лл. 227, 230).
109 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 81—82.
103
полусотня) в Красноярске с годами сохранялась более по одному н азва­
нию, т. е. на «убылые места» верстались приш едш ие поморцы и местные
жители по.
Н ачиная с К рестьянской войны под руководством С. Т. Разина, после
известных московских событий 80-х годов и восстания стрельцов 1698'г.,
а такж е в связи с восстаниями в ряде городов и острогов Восточной Си­
бири в 90-х годах X V II в., правительство стало относиться к ссыльным
поселенцам в Сибири особенно настороженно и н едоверчи во111. В начале
1683 г. во все города Енисейского разряда были направлены царские
грамоты, предписывавш ие следующее: «Которые люди посланы в сылку
в розные сибирские городы, московские стрелцы и ины х чинов люди за
смутные и за иные непристойные и московского смутного времяни за
похвальные слова, а в статьях, каковы даны на Москве в стрелецкие
полки, за прпписмп думных дьяков написано, что им того дела никаким
образом не всчпнать и не мыслить и не похвалятца, и ‘б уде в тех сибир­
ских городех ис тех людей и ис тамош них ж ителей, хто учнет то дело
хвалить или каким образом всчинать и заводить и тем велено ч и н и ть...
в. г. у каз по указны м статьям, каковы посланы в Енисейск наперед сего
под . . . в. г. грамотою не описываясь к . . . великим государем, чтоб того
дела отнюдь нпхто не всчинали и не мыслили никоторыми делы» 112.
Енисейским воеводам было дано право в связи с «народным возмутительством» чинить н аказан ье «ворам» по Соборному У ложению , не списы­
ваясь с Сибирским п р и к азо м 113. После ликвидации народных восстаний
в Восточной Спбпрп в конце 90-х годов правительство требовало, чтобы
при розы сках п сысках особое внимание было обращено на роль ссыль­
ных людей в том пли пном восстании 1И.
С 80-х годов ссыльных людей начали избегать даж е записы вать в па­
шенные крестьяне. В 1683 г. присланны х в Енисейск 48 ссыльных было
велено отослать для «прокормления» в деревню М аклоково, а в 1694 г.
отдавать «семейным п пожиточным людем, чтоб они у них жили и до­
мами свопми строились» 115. Таким образом, полицейский надзор за
ссыльными возлагался такж е и на мествых жителей, к которым в ка­
честве фактически бесправных работников попадали «впнные» люди.
В марте 1699 г. во все восточносибирские города был разослан указ
о том, чтобы ссыльных в служилы е люди не верстать и ни к каким «ве­
ликого государя делам не прпставливать» П6.
Ссылка военнопленных в сибирские города не имела никакого значе­
ния для пополнения местного населения. Во врем я войны с Польшей за
воссоединение У краины с Россией (1654— 1667 гг.) в Енисейск и Красно­
ярск попадало военнопленных, как и прочих ссыльных, меньше, чем
в иные сибирские города. В одном деле Сибирского приказа, содержа­
щем материал о ссылке в 1654— 1656 гг. в Сибирь «польских и литовских
людей», указано лиш ь пять ш ляхтичей, которые были направлены
в К расноярск. Д есятки других военнопленных отсылались в Тобольск,
Томск, Т ару, Илиме к. на Л е н у 117. Все же на протяж ении 13 лет войны
на Енисей попало несколько десятков воен ноп лен н ы х118.
110 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 717, лл. 318—360; Сравни: С. В. Б а х р у ­
ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 94.
111 В. А. А л е к с а н д р о в . Народные восстания в Восточной Сибири.., ст р .280.
112 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 913, ч. I, лл. 302, 303.
113 Там же, стб. 1389, ч. II, лл. 948, 952.
114 В. А. А л е к с а н д р о в .
Народные восстания в Восточной Сибири..,
стр. 284. 306.
115 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 913, ч. I, л. 297; стб. 1214, ч. И, л. 313.
116 Там ж е, кн. 795, л. 299.
117 Там же, стб. 447. ч. I, лл. 74, 147, 158.
118 Там же. стб. 577. ч. 1, лл. 194—201, 210—212, 225—228; ч. II, лл. 401—404,
408— 409, 445—447, 473—476, 481, 488—489; стб. 812, лл. 4, 6, 16, 17, 20—23, 25, 36,
104
По переписной книге 1669 г. в Енисейске насчитывалось не более
двух десятков «литовских и польских людей», оставш ихся служ ить
«вечно», поверстанных в дети боярские и ставш их даж е землевладель­
цами. В К расноярске после войны оставалось 22 служ илы х «ино­
земца» 119. Всего, таким образом, на Енисее их было в то время не более
полусотни человек, что, конечно, не имело никакого влияния на процесс
образования постоянного населения.
Перевод населения в административном порядке в Енисейский край
во второй половине X V II в. был осуществлен только один раз. Он был
вызван исклю чительными военными обстоятельствами. В 1667 г. в тяж е­
лом бою с киргизским князем Ёреняком Иш еевым при обороне К расно­
ярска выбыло из строя более 200 человек. После тревож ны х сообщений
енисейских и красноярских воевод об угрозе нового киргизского набега
тобольский воевода П. И. Годунов пошел на исключительную по своим
масштабам меру. В городах Тобольского разряда местные гарнизоны
выделили свыш е 400 человек, которых затем послали в К расноярск на
«вечное житье». Более трети из них бежало дорогой, некоторые были
затем отозваны назад и в Красноярске осталось менее половины 12°.
Ф актически присылкой этого «корпуса» были лиш ь восполнены люд­
ские потери, понесенные в 1667 г.
Некоторое значение для пополнения русского населения Енисейского
края имело переселение крестьян, осуществленное в 1688 г. из Тоболь­
ского уезда. В 1687 г. тобольскому воеводе А. П. Головину было велено
переписать переселивш ихся после 1683 г. и обстроившихся дворами
крестьян и направить их на А нгару в районы Братского и Иркутского
острогов. Т аких новопереселенцев в различны х слободах Тобольского
уезда (М ияской, Ш адринской, М урзинской, Верхней и Н иж ней Ницынских, Ялуторовской и многих других) вместе с их семьями набралось
1494 человека 121. Летом 1688 г. всех их (423 семьи и 160 холостых кре­
стьян) отправили на восток. «Самым осенним путем », того ж е года они
добрались до Енисейска и зазимовали в окрестных деревнях. В пути от
Тобольска до Енисейска сбежало и умерло 72 крестьянина. В июне
1689 г. енисейский воевода Я. Вяземский отправил их дальш е, но неко­
торые из них сразу ж е остались в Енисейском уезде, другие бежали до­
рогой с А нгары и поселились на р. Тасеевой в деревнях туруханского
Троицкого монастыря. В 1693 г. иркутский воевода Л. Кислянский сооб­
щил в М оскву о расселении лиш ь 388 крестьян 122.
Не остается н икаки х сомнений в основном источнике пополнения ени­
сейского и красноярского населения в 50-х—70-х годах. Н а примере ос­
новной части енисейского населения, паш енны х крестьян, можно видеть,
что наиболее активны й рост постоянного населения относится к концу
60-х и к 70-м годам. За семь лет, с 1669 г. по 1676 г., численность ени­
сейского крестьянства возросла на 166,1% , тогда как за последующие
15 лет (1676— 1691 гг.) — только на 145,2%.
98, 104, 107, 112, 113, 119, 180, 212, 270, 274—276, 279—280, 327—329, 335, 355, 364;
кн. 505, лл. 69—87.
i
119 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 527, лл. ЗЗОоб—332об.; С. В. Б а х р у ш и н .
Научные труды, т. IV, стр. 93.
120 С. В. Бахруш ин указывал численность окончательно оставшихся в Красно­
ярске в 186 человек (С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 64). Новые
данные об этом переводе дают несколько иные цифры как высланных людей
(407 человек), так и оставшихся в Красноярске (202 или 190 человек) (ЦГАДА,
Сибирский приказ, стб. 709, ч. II, лл. 407—410, 433—446; кн. 847, лл. 27—50).
121 В. И. Ш у н к о в . Очерки по истории земледелия Сибири.., стр. 402; ЦГАДА,
Сибирский приказ, стб. 1098, лл. 22—28.
122 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 853, лл. 93—95, 147— 148; стб. 1035,
лл. 268—270; стб. 1098, лл. 19—21, 37, 40; стб. 1214, ч. I, лл. 234—237; кн. 795,
лл. 142, 143об.
105
Рост населения в это врем я можно считать этапом в процессе р аз­
вития постоянного населения на Енисее, и этот ф акт вы зы вает особый
интерес, выходящ ий за рам ки истории Сибири. Он был обусловлен мощ­
ным переселенческим движением русского населения из Европейской
части России в годы, непосредственно предш ествовавш ие Крестьянской
войне под руководством Степана Р ази на, в годы войны и в годы, после­
довавш ие после разгрома крестьянского движ ения. Именно в это время на
Енисее наиболее многочисленным было и непостоянное, ещ е не осевшее
население (см. таблицу 11).
Таблица
И
Н епостоянное насел ение Енисейского у езд а *
Промышленные, «гулящие»
и торговые люди . . . . ,
931
1146
1653
1520
1840
1928
235
320
* В 1689,90 и 1701 г г . о т н о с и т е л ь н о н е м н о г о ч и с л е н н ы е т о р г о в ы е л ю д и н е у ч и т ы в а л и с ь .
К ак видно из таблицы 11, съ езж авш аяся на протяж ении 60-х и
70-х годов в Енисейск масса людей, в той или иной степени представляв­
ших непостоянное население уезда, почти не уступала по своей числен­
ности взрослому муж скому постоянному местному населению. С 80-х го­
дов приток промыш ленных и «гулящих» людей резко уменьшился.
Я ркий м атериал о притоке населения в Енисейский уезд содержится
в дозорной книге уезда за 1685— 1687 гг. При ее составлении пашенные
и монастырские крестьяне и посадские люди давали справку о своем про­
исхождении, о времени прихода в Енисейский уезд и о записи в тягло.
Датировкой в этих справках было принято время, в течение которого
Енисейском уп равлял тот или иной воевода. Поэтому имеющийся мате­
риал, сведенный в таблице 12, приводится по «воеводствам».
К сожалению, такого ж е материала, свидетельствующего о переселе­
нии и оседании русского населения в К расноярском уезде во второй по­
ловине X V II в., не имеется. Почти все без исклю чения переселенцы
далеко не сразу превращ ались в постоянных ж ителей. Н иже, в главе 5,
подробно показан длительный процесс создания семей у русских пересе­
ленцев, объяснявш ийся долгими годами их скитаний в поисках удачи на
промыслах, работой в чуж их хозяйствах и т. п. И нтереснейш ие данные
о своих скитаниях давали по разны м поводам многие русские пересе­
ленцы. В 1641 г. мангазейского стрельца Ж дана П ругавина и енисей­
ского казака М ихаила Л еонтьева, приехавш их на Д вину повидаться
с семьями, обвинили в дезертирстве. В своих объяснениях они рассказали
следующее. Ж . Пругавин, бывший посадский человек с Курцовского по­
сада (К олмогоры ), для торгового промысла уш ел в Сибирь в 1632 г.,
четыре года ж ил на Тюмени и в Енисейске, а затем приехал в Мангазею
и был поверстан в служ илы е люди. М. Леонтьев, такж е бывший посад­
ский человек из А рхангельска, «сшел для бедности» в Сибирь еще
в 1624 г.; семь лет он промы ш лял в М ангазейском уезде, после чего
ушел в Енисейск и стал там служилы м человеком 123.
В конце 1650 г. в связи с предполагавш ейся передачей Ш веции карел,
переш едш их через границу на русскую территорию, в Енисейском уезде
проводилось выяснение происхождения нескольких местных ж ителей, но­
сивш их прозвище «корела». Отводя возникш ие у местной администрации
123 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 273, л. 147; стб. 296, л. 112.
106
Таблица
12
П ереселение в Енисейский у езд лиц, вош едш их в состав его постоянного
населения *
В о е в о д ы и год ы и х у п р а в л е н и я
.......
ВйЬйВКЯМ '*е - >Ц.. ДйЙй» ■
С
д
я
д
д :д .
У“
Полибии Ф. П ., 1647— 1650 . . . . . . .
Пашков А . Ф ., 1650— 1655 ..............................
Акинфов И. П ., 1655—1656 ..........................
Ртищев М. Г ., 1656— 1659 ..............................
Ржевский И. И ., 1659—1663 ..........................
Голохвастов В . Е ., 1663—1666 .....................
Яковлев К. А ., 1666—1673 ..............................
Прик лоне кий М. В ., 1673— 1677 .................
Барятинский М. В ., 1677—1681 .................
Салтыков А. П ., 1681—1683 ..........................
Щербатов К . О ., 1683— 1685 ..........................
Новосильцев Г. В ., 1686— 1688 . . . . .
Время оседания неизвестно . . .
Всего
О б щ ее к о л и ч е с т в о л и ц ,
приш едш их в Е н и сей ­
ск и й у е з д и п оп авш и х
затем в к р есть я н ск о е
и л и п о са д ск о е тягл о
и в м о н а ст ы р ск и е
к р естьян е
И з ч и сл а приш ед­
ш и х в о ш л о в со с т а в
п остоян н ого н а с е ­
ления
3
7
6
4
13
18
5
7
5
7
51
27
И
—
1
3
5
3
1
5
18
15
28
46
23
—
—
2
2
1
1
14
—
...............................................
166
* С сы льн ы е л ю д и н е у ч и т ы в а л и с ь .
* * Г од ы п р а в л е н и я в о е в о д у к а з а н ы п о и зд а н и ю : А . Б а р с у к о в .
С п и ск и г о р о д о в ы х в о е ­
в о д и д р у г и х л и ц в о е в о д с к о г о у п р а в л е н и я М о с к о в с к о г о г о с у д а р с т в а X V I I с т о л е т и я . С П б ., 1892,
стр . 73.
подозрения, русские люди довольно полно рассказали свои богатые собы­
тиями биографии. Посадский человек Степан Иванов до того, как он
оказался в Енисейске, около пятнадцати лет «жил переходя» в М ангазее,
Туруханском зимовье, на Лене, в Я кутске, где ходил на соболиные про­
мыслы; «гулящий» человек Яков Иванов Рудомет, покинув родное Заонежье, более 20 лет ж ил в Кольском остроге, в Тюмени, затем в То­
больске; его зем ляк, «гулящий» человек Тимофей Семенов за годы стран­
ствий такж е успел побывать в Москве, Тюмени и Тобольске. Полной
скитаний была ж изнь и енисейского служилого человека И вана Федорова,
родом новгородца. После захвата Новгорода шведскими войсками
в 1611 г. он вместе с отцом бежал в Вологду, затем ж ил в селе КлементьеЕо, принадлеж авш ем Троице-Сергиеву монастырю, а в 1629 г. при­
шел из Устюга в судовых яры ж ках в Тотъму, где записался в приборную
службу в Сибирь и служил сначала в Тобольске, а затем в Енисейске.
Подобной была судьба и других опрошенных 124, а такж е значитель­
ной части монастырских вкладчиков, работных людей и крестьян Ени­
сейска, дававш их в 1679 г. справку о своих биографиях в связи с состав­
лением переписных книг. Трифон Тимофеев, сын тобольского пашенного
124 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 387, лл. 75—83.
107
крестьянина, до закладничества промы ш лял на Лене, ж ил на Ч ечуйском
волоке паш енны м крестьянином, а затем, бросив тягло, уш ел в Т уруханск, вероятно, на промысел. К рестьянин Герасим М икифоров, пере­
везенный с М езени в Соль Вычегодскую отцом «ради хлебной скудости» г
попал там в посадское тягло, «сшел» оттуда в Енисейск, где долгое
время ходил на промыслы. В кладчик И сай Иванов, «сойдя» с Вятки,
лет 35 был промыш ленником на Л ене и в Енисейске, а вкладчик Яков
Аврамов, тоже смолоду «сойдя» с Устюга и бросив посадское тягло,
25 лет промы ш лял на Л ене, в Т уруханске и Енисейске. Н а Л ене на со­
болиных промыслах десяткам и лет ж или крестьянин И гнатий Дмитриев,
вкладчики Яков Самойлов, Федор К ондратьев, М ихаил Тихонов, а Мак­
сим Артемьев целые 28 лет — на далекой «Собачьей реке» (И ндигирке) 125.
Постепенное оседание русских переселенцев, приш едш их в Сибирь,
объясняется преж де всего отсутствием средств, необходимых для обза­
ведения хозяйством. П рекрасны й м атериал о постепенном превращении
переселенцев в сибирских ж ителей дает переписная книга 1679 г. мона­
стырских крестьян, вкладчиков и работников и дозорные книги Енисей­
ского уезда 1685— 1687 п 1689— 1691 гг. П ереписная книга 1679 г. сви­
детельствует, что 35 человек из монастырских крестьян и работников
прпш лп в Сибирь в 20-х—50-х годах X V II в., но больш ая их часть по­
пала в монастырское хозяйство только в 60-х—70-х годах. Не добившись
лучш ей доли, однп из них попадали в монастырь, спасаясь от долгов,
другие из-за нуж ды, третьи в надежде обзавестись хозяйством.
Редкий енисейский крестьянин, дававш ий сп равку о своей биографии
при составлении дозорной книги в 1685— 1687 гг., сразу ж е оседал
в уезде после прихода на Енисей. В таблице 12 можно видеть, что колигество приш едш их в Сибирь не соответствовало количеству людей, во­
шедш их сразу ж е там в состав постоянного населения. О том ж е говорят
данные переписи 1689— 1691 гг. Среди всех переписанны х крестьян, по­
садских и служ илы х людей Енисейского уезда отмечено 230 новоприходцев; из них 65 человек указали, что их переселение в Сибирь произошло
до середины 60-х годов, по больш ая их часть (42 человека) была запи­
сана в тягло или в приборную служ бу значительно позже.
Ниже, в главе 6, будет показано, что основной поток переселенцев
в Енпеепский край ш ел из Поморья. К ак известно, этот район не был
охвачен К рестьянской войной. Тем не менее переселение оттуда свиде­
тельствует о глубоких социально-экономических явлениях, порождавших
миграционные потоки. Конечно, клонивш ееся в это время к упадку пуш­
ное предпринимательство не могло быть серьезной причиной, стимулиро­
вавш ей отлив населения в Сибирь. Ф акт этого отлива расш иряет наши
представления о сложности внутриполитического полож ения в России
в это кризисное для склады вавш егося самодерж авия время. Одной
из причин ухода населения на окраины было, по всей вероятности, рез­
кое усиление прямы х налогов и, в частности, удвоение так называемых
«стрелецких денег» в 1663 г., что для Поморья оказалось непосильным.
Д виж ение поморского населения было отнюдь не единственным.
А. А. Новосельскому принадлеж ат интереснейш ие наблю дения о резко
усиливш ихся массовых побегах крестьян из центральны х уездов России
в 50-х—60-х годах на юг в область Войска Донского, в верховья Дона и
на его притоки — Хопер, Б узулук и М едведицу, на Среднее и Н иж нее
Поволжье 126.
Н аселение, уш едш ее в Сибирь, в равной степени как и на южную
«украину» Росспп. правительство никогда не высылало назад, чего оно
125 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 403, лл. 1— 182.
126 А. А. Н о в о с е л ь с к и й . Отдаточные книги беглых как источник для изу­
чения народной колонизации на Руси в XVII в. «Труды Ист.-арх. ин-та», т. II. М.
1946, стр. 144— 146; «Очерки истории СССР, XVII в.» М., 1955, стр. 278—281.
108
и не в состоянии было сделать. Но во второй половине X V II в., а точнее
им енно с конца 60-х годов оно пыталось прекратить переселение, стало
устанавливать заставы на путях в Сибирь. В 1669— 1671 гг. оно даже
поставило вопрос о возвращении беглых крестьян «на Русь», а в 1696 г.
централизовало выдачу проезжих грамот в Сибирском приказе, без ко­
торых проезд в Снбирь за п р е щ а л с я 127. Однако остановить стихийное
переселение населения правительство не могло, и на протяж ении второй
половины X V II в. вольнопереселенческий люд оставался самым надеж ­
ным источником пополнения местного населения. Только за 1666/67—
1667/68 гг. енисейским воеводой К. А. Яковлевым было поверстано
в паш енны е крестьяне 31 «гулящий» человек и в 1666— 1667 г. — 184 че­
ловека в ратную службу. В 1669 г. из-за угрозы киргизского набега
на Енисейский уезд К. А. Яковлев осущ ествил срочный набор 111 чело­
век в беломестные казаки, которые поселялись на р. Кеми, около Маков­
ского острога и в бассейне р. Ангары н а речке Усолке. Тогда же 22 чело­
века были набраны в беломестные казаки для Иркутского острога 128.
Правда, многие из поверстанных в беломестные казаки были взяты из
числа местных паш енны х крестьян и посадских людей. Весьма показа­
тельно утверж дение воеводы К. А. Яковлева о том, что все поверстанные
им в пашню «гулящие» люди в это время уж е ж или в Енисейске и
в уезде вместе с семьями 129.
Пополнение местного населения новыми переселенцами и ссыльными
людьми продолжалось и в последующие годы 13°, но эти источники уже
не имели сущ ественного значения. В дальнейшем, приблизительно с 80-х
годов, как видно из таблицы 13, основной рост населения осущ ествлялся
за счет его внутреннего прироста. Энергичный внутренний прирост насе­
ления быстро был замечен местными и центральными властями, которые
сочли нецелесообразным финансовое поощрение новых переселенцев при
их оседании.
Нетрудно заметить, что меж ду 1676 и 1703 гг. рост крестьянского
населения ш ел главным образом за счет выделения из разраставш ихся
больших семей новых тяглецов. В 1669 г. в деревнях Енисейского уезда
почти не 'было тяглецов-однофамильцев. В 1676 г. в тех же деревнях
фамильные гнезда занимают заметное место. За 1676— 1703 гг. появи­
лось 354 новых крестьянских тягла, из них 272 тягла своим происхожде­
нием обязаны местному населению. Х отя в таблице указано, что общее
количество ф ам ильны х гнезд во всех деревнях Енисейского уезда
к 1703 г. достигало 150, в действительности их было меньше, так как
представители отдельных крестьянских фамилий при разделах семей не­
редко вы селялись из старых деревень и поселялись в других. В отдель­
ных деревнях такие гнезда уж е к 1703 г. были довольно обширные.
В Подпорожной деревне было пять дворов, принадлеж авш их Ш естаковым,
в Погодаевой деревне было четыре двора Соколовых, на Подтесове
острове — четыре двора Ожеговых, на Анциферовом лугу — четыре двора
127 В. И. Ш у н к о в. Очерки по истории колонизации Сибири.., стр. 53—55;
А. Г. М а н ь к о в. Развитие крепостного права в России во второй поло­
вине XVII в. М.—Л., 1962 t.j стр. 168—169; А. А. П р е о б р а ж е н с к и й . Сыск
беглых на Урале в 1671 г. «Из истории Урала. Сб. статей». Свердловск, 1961,
стр. 89—100; «Полное собрание законов Российской империи», т. III, 1830, № 1559,
стр. 266—268.
128 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 505, лл. 69—87; кн. 527, лл. 103— 139; кн. 528,
лл. 237—242; кн. 619, лл. 399—437; стб. 950, лл. 171, 172.
129 Там ж е, стб. 635, лл. 103—104.
130 В Енисейске в 1677—1679 гг. 27 «гулящих» людей были поверстаны в по­
сад и крестьяне, в 1683/84 г. и 1684/85 г. — в пашенные крестьяне 29 «гулящих»
людей, в 1685/86 г. — 5 человек, в 1690/91 и 1692/93 гг. — 5. человек, в 1693/94 и
1695/96 г. — 3 человека. Среди поверстанных в 1697/98 — 1701 гг. в крестьяне было
20 «гулящих» людей и 24 ссыльных (ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 709. ч. II,
лл. 230—238; стб. 1389, ч. I, лл. 121, 122; кн. 1328. лл. 5 13об—517).
109
Таблица
13
Внутренний рост крестьянского насел ения Енисейского (1676— 1719 г г.)
и К расноярского (1680— 1700 г г .) уездов *
I.
Е Н И С Е Й С К И Й
В сего к р е с т ь я н -т я г л е ц о в ...........................................
Общее количество в отдельны х деревнях фа­
мильных гнезд ............................................................
Общее количество крестьян-тяглецов в ук а­
занных гнездах ............................................................
II.
К Р А С Н О Я Р С К И Й
У Е З Д
1676 г .
1703 г .
1712 г .
1719 г .
520
904
848 **
804**
53
150
146
134
100
372
371
341
У Е З Д
1680
Всего к р е с т ь я н -т я г л е ц о в ..............................
Общее количество в отдельных деревнях фамильных г н е з д ...............................................
Общее количество крестьян-тяглецов в этих
гнездах .................................................................
г.
1693
г.
1700
г.
116
117
111
6
17
21
14
46
49
* М о н а с т ы р с к и е (нлтт бы в ш и е м о н а ст ы р ск и е) к р е с т ь я н е н е у ч и т ы в а л и с ь .
* * Н е учтена К е ж е м с к а я д ер ев н я , о сп и сочн ом со ста в е н а се л ен и я к о т о р о й данны х н ет.
Кытмановых, в У сть-Кемской деревне — ш есть дворов Ш адриных,
в У сть-П птскпх деревнях — четыре двора П авловых, в Усть-Тасеевской
деревне — четыре двора Баж еновы х, в В ерхней Подгородной деревне
ш есть дворов Дутовых, в К остыльниковой деревне — п ять дворов Костылънлковых, в деревне Каргпной — четы ре двора К аргины х и т. д.
В редкой енисейской деревне было по два ф ам ильны х гнезда. Обычно
нх было но четы ре-пять и более. Д еревня К расноярское плотбище в ос­
новном состояла пз представителей образовавш ихся ф амильных гнезд —
из 28 дворов 21 двор принадлеж ал пяти ф ам илиям (М арковых — семь,
Ч урускаевы х — четыре, Грудининых — три, Д ураковы х — четыре, Скурихпны х — т р и ). В В ерхней Подгородной деревне из 80 дворов 24 двора при­
надлеж ало 8 фам илиям. Половпна Погодаевой деревнп (11 дворов)
была заселена представителями четырех фамилий. В Подпорожной де­
ревне было к 1703 г. 15 гнезд (37 дворов) и т. д. Отлив енисейского на­
селения в начале X V III в. мало отразился на фамильных гнездах.
П равда, некоторые пз них исчезли, другие уменьш ились, но зато появи­
лись новые гнезда.
В ходе последовательного внутреннего разви ти я населения количество
крестьянских семей Енисейского уезда, входивших в фамильные гнезда,
к 1712 г. достигло 43,8% от общего крестьянского населения уезда. Эти
интереснейшие данные позволяют уточнить мысль В. И. Ш ункова, счи­
тающего. что заселенпе новопоселенцами рассматриваемого района «шло
в течение века в усиливающ ихся темпах» 131.
131 В.
стр. 107.
110
И.
Ш у н к о в.
Очерки
по
истории
земледелия
С ибири..,
М.,
1956,
В Красноярском уезде при в общей неизменной численности крестьян
в 1680— 1700 гг. значительная их часть уходила и потери восполнялись
за счет внутреннего роста крестьянских семейств. По дозорной книге
К расноярского уезда 1700 г. еще более сильный внутренний прирост на­
селения можно заметить среди основной категории местного уездного
населения — служ илы х людей. Из 319 казаков и казачьих детей, имев­
ших отдельные хозяйства, 136 человек составляли в деревнях 50 фамиль­
ных гнезд 132.
Ф ам ильны е гнезда образовывались бы значительно интенсивнее, если
бы не продолж авш иеся переводы служилы х людей и наборы казаков
из местных нетяглы х людей. В конце X V II в. в Я кутск и Селенгинск
из Енисейска было отправлено 76 служ илы х людей; одновременно
в Я кутск были переселены 10 посадских енисейских людей 133. В 1684 г.
воевода К. О. Щ ербатов для пополнения служ илы х людей на Амуре
набрал из енисейской казачьей братьи, детей и племянников 400 человек
и отправил их немедленно в Н ерчинск вместе с другими 600 служилыми
людьми, шедш ими туда из Западной Сибири. Тогда же подкрепления для
даурских острогов (Селенгинска и др.) набирались и в Красноярске.
В 1693 г. для службы ^ Я кутске вновь было велено отправить из Ени­
сейска 60 служ илы х людей. Наконец, в 1701 г. с Владимиром Атласовым
в его известный поход в «Камчадальскую землю» ушло 47 енисейцев,,
выбранных из служ илой братьи 134. Внутренний рост семей енисейских и
красноярских служ илы х людей попыталось в 1680 г. использовать пра­
вительство в целях превращ ения служ илы х людей в замкнутую корпо­
рацию. В К расноярске было велено устранить со службы тех, кто был
верстан «из тяглы х людей в службу, из паш енных крестьян, и из посад­
ских, и из гулящ их людей и казачьи нослуживцы», а такж е всех иного­
родних служ илы х людей 135. В Енисейске этот указ коснулся только бе­
ломестных казаков. Однако возможности казачьих семей не были
неисчерпаемыми, и этим объясняется известная непоследовательность,
проявивш аяся при осущ ествлении указа. В Енисейске в рядах беломест­
ных казаков местные власти вы нуждены были оставить бывших «гуля­
щих» людей, и в 1684 г. воевода К. О. Щ ербатов писал в Москву о не­
возможности полностью укомплектовать казаков за счет их родственни­
ков — членов семей. В Красноярске же после разбора и отставки 94
казаков осталось до 40 «вакансий», которые местные власти не смогли
заполнить 136.
Таким образом, фактом, имевшим определяющее значение для про­
цесса склады вания русского населения в Енисейском и Красноярском
уездах во второй половине X V II в., следует признать усиливш ийся
с 40-х годов поток вольнопереселенцев, из которых к 70-м—80-м годам
составился основной костяк старожильцев. Его дальнейш ий численный
рост определялся не столько притоком новых поселенцев, сколько внут­
ренним развитием сложивш ихся семей.
§ 3. Заселение территории русским населением
Конкретно судить о хозяйственном освоении сибирских пространств
можно только после выяснения географии расселения русских пересе­
ленцев, его этапов и истории возникновения сельских населенных пунк­
132 О роли отдельных служилых «фамилий» в ж и з н и Красноярска см.:
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 63.
133 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 950, лл. 173, 174; стб. 974, ч. II, лл. 171—173.
134 Там ж е, стб. 974, ч. II, лл. 166—'170; стб. 1137, л. 122; кн. 795, л. ббоб;
кн. 1328, лл. 437об,—440.
135 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 63.
136 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 717, лл. 476—490; стб. 913, ч. I, лл. 45—48;
ч. II, лл. 632—636.
111
тов. Переписные книгп уездов и отчасти «имянные» крестьянские книги
даю т достаточный материал для того, чтобы судить о расселении подав­
ляю щ ей части русских поселенцев и о приблизительной дате возникнове­
ния почти всех населенны х пунктов (острогов, сел, слобод и дере­
вень) 137,
Первые деревнп и заимки возникли на основных промысловых и тор­
говых путях, тянувш ихся из Западной Сибири через М аковский острог
к Енисейску п далее по Ангаре на восток или вниз по Енисею на север.
В Енисейском уезде поселенцы начали осваивать преж де всего еланные
п луговые места в низовьях р. Кеми (приток Е н и сея), ниж е Енисейского
острога п выш е его по Енисею до устья Ангары, т. е. в местах неблаго­
приятны х в почвенном отношении для ведения сельского хозяйства.
Н аиболее старыми енисейскими деревнями, по-видимому, были деревни,
основанные под самым Енпсейским острогом, — В ерхняя и Н и ж н яя Под­
городные. Онп возникли по инициативе местных воеводских властей, на­
чавш их «стропть» пашню, как указывалось, в 1620-х годах. В ерхняя Под­
городная деревня в то время находилась менее чем в трех верстах от ост­
рога. В переписной книге Енисейского уезда 1669 г. указано, что ее
первоначальное население составили «присыльные люди» (т. е. ссыль­
ные) п спбпрскпе «переведенцы», поселенные в ней «в давны х преж­
них годах». Первое упоминание о 'Н и ж н е й Подгородной деревне
имеется в енисейской таможенной книге 1630 г. В переписной книге
1669 г. такж е подчеркнуто, что ж ители этой деревни поселены «в прош­
лы х годех» 138.
К западу от Енисейска в ниж нем течении К еми и на дороге к Маков­
ском у острогу еще до середины X V II в. образовалось несколько поселе­
ний. Н а речке Б о б р о в к е , притоке Кеми, к началу 40-х годов существо­
вало селение, превративш ееся к середине века в село Б ольш ая Елань
(иначе С ретенское). В нескольких верстах от него к 1645 г. посадские
люди А. Савин и К. Щ етинин основали П одъяланную заимку, вскоре
превративш ую ся в деревню. Там ж е в 1643 г. воеводские власти поса­
дили на пашню несколько ссыльных мордовских семей, а в 1648 г. выше
по К емп — 12 семей ссыльных «черкас». В результате этих поселений
возникли деревнп М ордовская и Ч еркасская. В то ж е время на нижнем
течении Кемп былп основаны заимки некоторых служ илы х и посадских
лю дей; в частности, так было положено начало деревне Жаренниковой
(или Ж арковой). В том ж е районе владели с 40-х годов землей посад­
ские люди В. Ортемьев л Аф. Кочень, им я которого сохранилось в назва­
нии деревни К о ч н ев о й ,39. И з-за опасности набегов киргизских князцов
выш е этих селений по р. Кеми русское население в это время не сели­
лось. По-впдимому, верховья Кеми были вообще плохо разведаны , т. к.
на соболиные промыслы туда уходило мало промыш ленников 14°.
Заселение берегов Енисея севернее Енисейска обязано было главным
образом промыш ленникам. Скитаясь по соболиным промыслам в этом
районе, онп разведали наиболее удобные места и обзавелись там заим­
ками с тем, чтобы обеспечивать себя хлебом при подготовке к очередному
промысловому сезону. Из таких заимок, основанных, по-видимому, не
позднее 30-х—40-х годов, развились впоследствии деревни Ерыкалова,
Ожегова, Подтесов остров, Баж енова, С ургутская, М ихалева, деревни
в районе устья реки П ита (в частности, П ятницкий погост), Савина,
О стяцкая, Колмогорова. Поселение, основанное там ж е казачьим пяти­
137 Основная часть русских поселений Енисейского уезда указана на прила­
гаемой карте-схеме.
138 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 192, лл. 1—7; кн. 22, лл. 575—576; кн. 527,
лл. 420об, 481об; Г. Ф. М и л л е р . История Сибири, т. II, стр. 562.
139 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 126, лл. 45, 46; стб. 146, лл. 104—108, 202;
стб. 227, лл. 56—66; стб. 307, лл. 26—28; кн. 527, лл. 407, 409, 412.
140 Об этом см. в главе 9.
112
десятником В. Чермениным, стало деревней Чермениной. До середины
X V II в. в этом районе сложилось только две деревни — Погодаева и Анциферов луг, первое упоминание о которых относится
к 1645 г .141
Вверх по Енисею от Енисейского острога русские селения начали об­
разовы ваться в это я^е время. Большую роль в их основании сыграли
енисейские служ илы е и посадские люди. По утверждению якутского
воеводы В. Н. П уш кина, в 40-х годах во всем Енисейском уезде прожи­
вало свыш е 30 «заводных» посадских л ю д е й !42. М ежду Енисейском и
устьем А нгары обосновались казачий десятник С. Родюков, имя которого
сохранилось в н азван ии деревни Родюковой 143, и первые представители
известной фамилии енисейских служилы х людей — Галкины. Приток
Енисея недалеко от устья Ангары до XX в. сохранил название Галкиной
речки. Тогда ж е осваивались посадскими людьми земли, на которых
к 1669 г. появились деревни М аклакова, Костыльникова, Сотникова 144.
Чуть ниж е деревни М аклаковой в 40-х годах сущ ествовала такж е де­
ревня Марково городище (Городище) с довольно многочисленным кре­
стьянским населением. В устье Ангары первое поселение на «пустом и
безлюдном место» появилось в 1634 г., когда воевода Ж . Кондырев по­
садил там на паш ню семь ссыльных семей. Т ак было положено начало
Усть-Тунгусской деревне. Спустя несколько лет в устье Ангары стоял
погост и на месте 'будущей Стреловской деревни поселились енисейские
служилые люди (Б узины , П адерины и др.) 145.
Почти одновременно русские поселенцы начали подниматься от устья
Ангары вверх по Енисею и осваивать земли наиболее благоприятные для
сельского хозяйства в Енисейском уезде — на Сполошном и К азачьем
лугах вплоть до К азачинского порога. В 1637 г. один из ссыльных посе­
ленцев У сть-Тунгусской деревни Андрей Прокофьев Борода «поставил
в свое место» трех «гулящих» людей, а сам переселился на Спо.лошный
луг, где на «пустой земле» основал заимку. При воеводе Н. JI. Веревкине
(около 1640 г.) там начал хозяйствовать посадский человек И. Коновал,
а в 1642— 1644 гг. воевода О. Г. Оничков санкционировал переселение
туда ж е девяти крестьян Верхней Подгородной деревни, т. к. их земли
в этой деревне к тому времени выпахались 146. С 1651 г. чуть выше устья
Ангары по Енисею известна деревня, основанная «гулящими» людьми
М. М атариным и М. Каргиным; имя последнего сохранилось в названии
этой деревни.
В 1642 г. старцы Спасского енисейского монастыря начали добиваться
отвода земельны х угодий по Черной речке (приток Енисея около К аза­
чьего л у га). Разреш ение на отвод «небольшого места», непригодного для
поселения, им было дано с условием не призы вать туда «гулящих» лю­
дей, а «питаться от своих трудов» 147. Последнее выполнено, конечно,
не было, и на Ч ерной речке монастырь основал какое-то селение. Может
быть, именно оно потом перешло к Рождественскому енисейскому мона­
стырю и превратилось в село Рождественское. К середине X V II в. ени­
сейские крестьяне, служилые, посадские, промышленные и «гулящие»
люди начали расселяться по берегам Енисея выше Сполошного луга.
Около 1644 г. на границе между Енисейским и Красноярским уездами
141 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 146, лл. 358—360; стб. 274,
кн. 527, лл. 293, 398об—406.
142 Там же, стб. 274, л. 386 и след.
143 Потомки С. Родюкова сохранили свою фамилию до XX в. и
даже в местных помещиков.
144 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб.274, лл.374—388;
кн. 527, лл.
145 Там же, стб. 53, л. 603; стб. 146, л.394; стб. 259, л. 586; стб. 307,
кн. 527, лл. 285 и след.
146 Там ж е, стб. 271, лл. 219—220.
147 Там ж е, стб. 109, лл. 193—198.
8
В. А. А лек сан дров
лл. 374—388,
превратились
375об—384об.
лл. 199—200;
ИЗ
сущ ествовала Н адпорож ная слобода, в которую входило несколько от­
дельных поселений — Б ольш ая
елань,
М алая
елань,
П я т к о в о 148.
Воеводе А. П аш кову было предписано не разреш ать основывать новые
заимки и деревнп за пределами Енисейского уезда во избеж ание споров
из-за угодий с русским и ясачны м населением Красноярского уезда 149.
С 40-х годов известны опыты по хозяйственному .освоению земель
на Ангаре и ее притоках, главным образом по р. Тасеевой, где енисей­
ские посадские люди Степан и Иван Ж илины основали промысловое со­
леваренное предприятие. На порожние земли по Рыбной и по Тасеевой
речкам обратил внимание и игумен Спасского монасты ря Варлаам.
В 1648 г. он добился отвода угодий для «пропитания» монастырской бра­
тии 1о°.
В К расноярском уезде первые деревни, населенные ссыльными
людьми, были основаны местными властями в начале 30-х годов. Сле­
дует подчеркнуть, что на протяж ении всего ХЛ'П в. сельские поселения
уезда располагались исключительно по берегам Енисея. По-видимому,
первой пз основанных деревень следует считать деревню Есаулову. Ее
возникновение относится к годам воеводства в К расноярске Н. Карамышева (1632—1633 гг.). Воевода О. Баскаков в одной отписке 1640 г. упо­
минал о сущ ествовании Частоостровской деревнп и двух деревень под
самым городом — на р. Бугаче и около плотбш ца 151.
В годы воеводства П. П ротасьева (1643— 1647 гг.) в 100 верстах ниже
К расноярска были поселены ссыльные «литовские черкасы», положив­
шие начало Бузпмской деревне. Тогда ж е на старом татарском городище
в устье речки Березовки в 10 верстах нпж е К расноярска начал строиться
Введенский монастырь. Н а этом список населенны х пунктов Краснояр­
ского уезда, сущ ествовавш их в 40-х годах ХЛЧ1 в. и населенны х кресть­
янами. по сущ еству исчерпывается 152. М естные служ илы е люди также
начали заводить заимки. Воевода Ф. М якпнпн еще в 1639 г. писал в Мо­
скву о наличии паш ни общей площадью в 725 десятин у ста краснояр­
ских казаков. Однако сами казаки в одной челобитной писали о том, что
из-за постоянных набегов киргизских племен они «пометали» свои
паш ни. По-впдпмому, эти первые попытки не повлекли за собой основа­
ния сельских поселений 153.
О дальнейш ем заселении Енисейского уезда в 50-х—70-х годах и
вплоть до 1719 г., а такж е о его интенсивности в отдельных районах
дают представление общие данные, сведенные в таблицу 14.
Мы располагаем данными о расселении к 1654 г. только одной, правда,
наиболее значительной категории сельского населения — паш енны х кре­
стьян. Эти данные свидетельствуют о наиболее интенсивном хозяйствен­
ном освоении района меж ду Енисейском п устьем Ангары, а такж е ниж­
него течения Кемп и берегов Енисея нпж е Енисейска, т. е. наименее
удобного для сельского хозяйства, в котором позж е хлебопашество не
составляло преобладающего зан яти я населения 154. К этому времени рус­
ских поселений по среднему и верхнему течению К еми и по ее притоку
Белой еще не было.
С конпа 60-х п в 70-х годах русские поселения начали охваты вать но­
вые районы . Н аиболее населенны м становится весь бассейн К еми и Б е­
лон. В значит ельной степени этому способствовало, к а к указы валось,
145 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 108.
14? ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 381, лл. 68—75, 506—507.
-50 Там ж е. стб.291. л. 118.
:5: Там ж е. стб. 91. лл. 134— 136, 140— 143; стб. 98, лл. 405—408.
!5: Там же. стб. 296. лл. 245—246, 310—311; стб. 381, лл. 240, 254; стб. 292,
лл. 72—75. 148.
:53 Там ж е. стб. 90. лл. 163— 173; стб. 91, л. 154.
!54 Н. В. Л а т к п н , Енисейская губерния, ее прошлое и настоящ ее. СПб., 1892,
стр. 154—155.
114
Таблица
14
I. Р ассел ен и е сельского населения Енисейского у езд а в 1654— 1679 гг.
М аковская д о р о ­
га, б а с с е й н ы
Кети и К е м и
От Е н и с е й с к а
вниз по Е н и с е ю
По Енисею м е ж ­
ду Е н и с е й с к о м
и устьем А н га р ы
Вверх по Е н и ­
сею от у с т ь я
А н га р ы
По нижней А н ­
гаре и ее п р и ­
токам
В сего
Район ы засел ен и я
Пашенных крестьян, 1654 г. .......................... ....
47
47
74
34
4
206
Пашенных крестьян, 1669 г ..................................
Монастырских крестьян и вкладчиков, 1679 г.
Посадских людей, 1669 г .......................................
Служилых людей (в том числе беломестных
казаков) 1669 г ........................................................
118
8
24
42
10
56
86
8
51
54
46
22
13
52
7
313
124
160
84
7
22
9
13
135
В с е г о в 1669— 1679 г .................................
234
115
167
131
85
732
К а т его р и и н аселен и я
II.
Р ассел ен и е сельского населения Енисейского у езда к 1719 г.
298
78
102
14
148
118
17
10
167
67
63
18
158
98
63
20
181
22
65
78 **
492
293
315
339
346
В сего
По нижней А н ­
гаре и ее п р и ­
токам
............................................................
Вверх по Е н и ­
сею от у с т ь я
А н га р ы
Всего
По Енисею м е ж ­
ду Е н и с е й с к о м
и устьем А н га р ы
К р е с т ь я н е .....................................................................
Посадские л ю д и ........................................................
Служилые л ю д и ........................................................
П р о ч и е .........................................................................
От Е н и с е й с к а
вниз по Е н и с е ю
К а тего р и и н аселен и я
М аковская д о р о ­
га, б а с с е й н ы
Кети и К е м и
Районы засел ен и я
952
383 *
310
140
1785
* В м есте с бобы л я м и .
** И в н и х 61 « м о н а с т ы р с к и х л ю д ей » (гл а в н ы м о б р а з о м , р а б о т н и к о в в у с о л ь я х ) .
III.
К оличество населенны х пунктов (острогов, сел и дер евен ь)
Енисейского уезд а
По Енисею м е ж ­
ду Е н и с е й с к о м
и устьем А н га р ы
Вверх по Е н и ­
сею от у с т ь я
А нгар ы
По нижней А н ­
гаре и ее п р и ­
токам
В сего
1654 * .............................................................................
70-е гг. X V II в .............................................................
1 7 1 9 .................................................................................
От Е н и с е й с к а
вниз по Е н и с е ю
Годы
М аковская д о р о ­
га, б а с с е й н ы
Кети и К е м и
Район ы за сел ен и я
4
13
31
4
19
22
4
8
16
4
13
37
1
8
14
17
61
120
* З а 1654 г . и м е ю т с я д а н н ы е т о л ь к о о д е р е в н я х с к р е с т ь я н с к и м н а с е л е н и е м .
8*
115
созданпе оборонительных сооружений (В ельский и К емский остроги и
«засечные» черты ), возведенных в 1669 г. и ставш их серьезной прегра­
дой для киргизских князцов. Тобольский сын боярский К. Хворов,
в 1666 г. обследовавший Енисейский уезд с целью расш ирения десятин­
ной пашни, писал в Тобольск о «великих и хлебородных» полях и дубра­
вах. об обилии покосов и строевых «красных лесов» в этом тогда еще
пустынном районе, не посещаемом даж е ясачны ми л ю д ь м п 155. Первым
большим селением там была Н овомангазейская слобода (П и ровщ и н а),п о­
строенная па р. Белой выше Кемского острога в 90 верстах от Енисейска.
П ервоначальное ее население составили 30 семей ссыльны х людей.
В это же время началось заселение ниж него течения А нгары и ее
ю жных притоков (реки Тасеевой с ее притоком р. У солкой). Тот же
К. Хворов после описания Кеми и Белой особо вы делял плодородные
земли начинавш ихся канских степей по рекам Тасеевой и Усолке, бога­
тые соляными прожилинами, железом и слюдой. Н а эти земли обратили
внимание енисейский Спасский и туруханский Троицкий монастыри.
В 70-х — 80-х годах они энергично заселяли их своими крестьянами и
вкладчиками. К 1679 г. Спасский монастырь имел на Тасеевой и Усолке
усолье и семь деревень, а Троицкий монастырь — у с о л ь е 156. В 1689 г.
Тропцкпй монастырь «гостеприимно» принял беглых крестьян, переводи­
мых пз Тобольска в П рибайкалье, и поселил их в деревнях по притокам
У солки — речкам Глинной, Черной и Мурме, на землях, незаконно куп­
ленных у енисейского посадского человека А лексея Тихонова Жилина.
На речке Мурме монастырские власти даж е «сбили долой» пашенных
крестьян, поселенных там енисейскими властями. Выше по Ангаре за
Рыбенским острогом в 80-х годах деревни в два-три двора возникли
в устьях рек К аменки, И ркинеевы, Пинчуги, К еж м ы 157.
Д инам ика дальнейш его заселения отдельных районов Енисейского
уезда была различной. К 1719 г. наиболее старые районы русского за­
селения меж ду Енисейском и устьем А нгары и от Енисейска вниз по
Енисею по численности сельского населения значительно у ж е уступали
району Кемп и Белой, низовьям А нгары и району К азачьего луга. Пере­
селение старых поселенцев-крестьян из подгородных деревень Енисейска,
и с т о щ и е ш и х своп земли, в более южные районы отмечалось еще в сере­
дине X V II в.
Первые полные данные о заселении территории К расноярского уезда
содерж атся в переписной книге уезда 1671 г. Б ол ьш ая часть из указан­
ных в книге 32 уездны х селений располагалась на правом относительно
более безопасном берегу Енисея. На левом берегу находились многодворные деревни, населенны е главны м образом служ илы м людом (село Есаулово, деревни Б ерезовка и Л о д ей ск ая). Эти селения были одновременно •
и военными опорными пунктами. К 1700 г. принципиальны х изменений
в расселении красноярского уездного населения не произошло. Количе­
ство селений увеличилось до 42. К ак и ранее, они располагались по Ени­
сею не выше К расноярска. Исключение составляли только две деревни —
Б азан х а и Овсянская, стоявш ие чуть выш е по Енисею.
В бассейне р. К ана русских поселений в X V II в. не было. Тревожная
обстановка в этом районе отпугивала поселенцев и попы тка красноярских
властен поселить в 90-х годах там беломестных казаков не увенчалась
успехом 1э8.
Больш ие изменения в К расноярском уезде произош ли в начале
X V III в. Русское население быстро начало двигаться к югу в Миыусин155 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 367, лл. 683об—688об.
156 Там же. кн. 403. лл. 125—165об.
15Г Там же. стб. 913. ч. I, лл. 142, 143, 159—162; ч. II, л. 645 (чертеж ); кн. 1328,
лл. 558об—560об.
158 Там же. стб. 1317. лл. 103—105, 317—319.
116
скую котловину, особенно интенсивно заселяя правобережье Енисея.
В неопубликованной работе «Из истории формирования хакасской народ­
ности» JI. П. Потапов на основании материалов Г. Ф. М иллера впервые
дал полную картину освоения русскими крестьянами М инусинской кот­
ловины. Из этих материалов видно, что к 1735 г. русское население
уезда населяло п ять острогов, семь сел и 119 деревень и дошло на юге
до р. Тубы. П равда, наиболее компактно оно по-прежнему проживало по
берегам Е нисея на север от Красноярска, т. е. в районе первоначального
освоения уезда в X V II в .159
С еления Енисейского и Красноярского уездов, основанные русским
населением в X V I I—начале X V III в., составляли большую часть насе­
ленных пунктов, сущ ествовавш их и в начале XX в. Речь идет прежде
всего о районе Кеми и Белой, бассейне Енисея от Ярцова до К раснояр­
ска и бассейне ниж него течения Ангары и, в частности, реки Тасеевой.
Этот вывод лучш е всего говорит о степени хозяйственного освоения
рассматриваемой территории русским старожильческим населением
в X V II—начале X V III в.
Прежде чем закончить обзор процесса сложения русского населения
и заселения им территории Енисейского и Красноярского уездов, сле­
дует уделить внимание еще двум вопросам. У ж е говорилось о том, что
сельское население Енисейского и Красноярского уездов по своему со­
циальному составу не было однородно. Помимо паш енны х крестьян в нем
очень заметное место занимали посадские и служилые люди. Сложность
и неоднородность состава населения — наиболее характерная особенность
деревень, слобод и острогов уездов (см. таблицу 15), весьма важ н ая для
понимания целого ряда вопросов: социальной природы сибирской де­
ревни, порядка землепользования, общественного и семейного быта и т. п.
Таблица
15
Уездные населенны е пункты и социальный состав их ж ителей (начало XVTII в.)
Деревни с однородным
населением
Енисейский у езд ,
1719 г.
Всего
Только
посад­
ские
люди
40
13
............
Красноярский уезд,
1700 г .............................
Всего
Только
кресть­
яне
............
Деревни со смешанным населением
Кресть­
яне, по­
Только
садские
служилые
и служ и­
люди
лые люди
10
21
Кресть­
Крестьяне Посадские
яне и
посадские и сл уж и ­ и служ и­
лые люди лые люди
люди
25
4
28
6
4
7
57
63
2
5
22
3
—
14
С течением времени население деревень не только росло, но и услож­
нялось по своему социальному составу. Это явление зависело не только
от подселения служ илы х и посадских людей в крестьянские деревни на
свободные земли или крестьян в деревни, основанные посадскими или
служилыми людьми, но и имевш имися возможностями перехода ени­
сейских ж ителей из одной социальной группы в другую. Например,
159 JI. П. П о т а п о в . Из истории формирования хакасской народности. Ру­
копись, стр. 9— 15. Автор очень любезно дал возможность познакомиться с указан­
ной рукописью, за что приношу ему глубокую благодарность.
117
сын посадского плп служилого человека при разделе с отцом мог
войти в состав паш енны х крестьян п прп наличии свободной земли
в родной деревне поселиться там же. П аш енны й крестьянин и посадскпй человек могли сдать свое тягло и соответственно перейти в со­
став посадских людей плп крестьян. Сложнее было войти в состав слу­
жилого населения, но и это случалось. В фам пльны х гнездах в отдель­
ных деревнях по переписной книге 1719 г. можно нередко увидеть
представителей разны х социальных групп. В М ордовской деревне (на
Кемп) среди представителей фамилии Ш ары повы х было двое крестьян
п одпн посадскпй человек. В Плотбищ енской деревне (иначе Красно­
ярское плотбшце, на Кемп) среди Ч урускаевы х и М арковых были и кре­
стьяне и посадские люди и т. д. Ниже, в главе 5, такж е указы вается, что
родственные связп меж ду представителям и разны х социальны х групп на­
селения были распространенным явлением.
Н аконец, принципиальное значение имеет вопрос о территориальном
размещ енпп русского и местного населения и их численном соотноше­
нии. В районе от Маковского острога на р. К ети до Енисейска, на Кеми
и Белой, вниз по Енисею от Енисейска и вверх от него до устья Ангары
русское население тесно соприкасалось с крайне малочисленными родо­
выми пли локальными группами остяков (кетов). Н а этой обширной тер­
ритории, во второй половине X V II в., по подсчетам Б. О. Долгих, оби­
тало чуть более 150 коренны х жителей» К X V III в. численность их воз­
росла до 300 с лиш ним человек 16°. Русское население, прож ивавш ее на
этой территории, уж е в середине X V II в. во много раз превосходило их
по численности, расселяясь на необитаемых до того землях. В начале
X V III в. соотношение остяцкого и русского уездного н аселения было не
менее 1 : 30. От устья А нгары вверх по Енпсею до К расноярска русское
населенпе в X V II в. расселялось на территории ясачной «Аринской
землицы». Местное населенпе, в начале X V II в. насчиты вавш ее 640 че­
ловек. к концу века из-за киргизских набегов уменьш илось до 380 че­
ловек 161 и численно уступало русскому населению в 15— 17 раз.
Н аконец, на ниж нем течении Ангары русское население встретилось
с напболее многочисленным населением — тунгусами, общ ая численность
которых вместе с асанамп, обитавшими по р. Тасеевой и Усолке, в конце
X V II в. достигала более 1200 человек 162. Однако и тут русское населе­
нпе, насчитывавш ее в 1719 г. свыше 1500 человек, численно такж е пре­
обладало. Еслп с остяками, арпнцами и асанами русское население, рас­
полагавш ееся но берегам рек, ж ило в непосредственном соседстве, то на
А нгаре оно не углублялось в таеж ны е районы, где обитали тунгусы.
Известное значение в этом сыграли правительственны е указы , повторен­
ные несколько раз в 80-х—90-х годах и запрещ авш ие русскому населе­
нию селиться в ясачны х волостях и сводить там лес под пашню.
В 1685 г. енисейским властям даж е предписывалось контролировать
«пристойность» переселения енисейских крестьян на А н г а р у 163. Обилие
незаселенны х земель предоставляло русскому населению ш ирокие воз­
можности для расселения и если случаи столкновения с местными жите­
лями в районах соболиных промыслов были явлением довольно обычным,
то из-за угодий, пригодных для земледелия и скотоводства, таких слу­
чаев на протяж ении X V II в., по архивны м м атериалам, почти не
известно.
160 Б. О Д о л г и х . Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в.
М.. I960, стр. 189— 191 (Пумпокольская остяцкая волость, территория которой
в то время не заселялась русскими, не учитывалась).
161 Там ж е, стр. 227.
162 Там же. стр. 219.
163 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 795, л. 76об,
□ u u u u u u u u u u и т ш U LTEJ UXJL
!=ir,
Г л а в а
5
ЧЕРТЫ СЕМЕЙНОГО СТРОЯ У РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ
Вопросы, связанны е с исследованием семейного строя русских посе­
ленцев, являю тся частью общей проблемы создания в Сибири постоян­
ного русского населения. Семейный строй поселенцев и его особенности
представляю тся важ ны м свидетельством для характеристики этого слож ­
ного явления. Выяснение источников, способствовавших образованию по­
стоянного русского населения Сибири, не дает еще ответа, как прохо­
дило заселение: семьями (и если ими, то в каком составе) или по ини­
циативе одиночек, муж чин, обзаводившихся семьями после того, как они
обжились на новых местах. Особенности семейного строя на разны х эта­
пах русской колонизации не только позволяют судить о процессе заселе­
ния и его интенсивности, но и о склады вавш ихся формах трудовой д е я ­
тельности у различны х социальных групп русского населения в различ­
ных районах края. Поэтому вопрос о семейном строе первых русских
переселенцев стоит в прямой связи не только с вопросом о путях созда­
ния постоянного русского населения, но и хозяйственного освоения им
Сибири.
Прп изучении семейного строя исследователь сталкивается с нема­
лыми трудностями, которые порождаю тся прежде всего состоянием и х а­
рактером источников. Основной вид источников — дозорные и перепис­
ные книги — при всем богатстве содерж ащ ихся в них данны х весьма
трудны и сложны для демографического анализа. Они дают материал
лишь о муж ском составе населения, причем отражаю т состав русского
населения не ранее 60-х годов X V II в. Поэтому о наличии семей у по­
селенцев, о составе этих семей, о времени их сложения можно судить
с некоторой долей условности на основе скрупулезного изучения всех
данных источника, приним ая во внимание манеру переписчиков учиты ­
вать сообщаемые пм данные. Трудность исследования объясняется также
отсутствием в научной литературе специальных работ на эту тему. Неко­
торое исклю чение составляет только «женский вопрос», на который об­
ращ али внимание исследователи еще в X IX в. Единственная работа,
специально посвящ енная этому вопросу, была опубликовапа Н. Н. Оглоблины м в конце прошлого века 1. Ее автор на основе незначительного ар­
хивного м атериала стремился подчеркнуть имевшие место в Сибири р а з­
личны е правонаруш ения при заключении браков и ставил их в связь
1 Н. Н. О г л о б л п н . «Женский вопрос» в Сибири в XVII веке. «Исторический
вестник», 1890, июль, стр. 195—207.
119
с особенностями, русской колонизации Сибири, в частности с недоста­
точным количеством женщ ин.
В дореволюционной сибиреведческой литературе неоднократно отме­
чался недостаток ж енщ ин в Сибири. В результате возникло необоснован­
ное мнение о том, что некоторые уродливы е явлен и я в семейном быту
русского старожильческого населения Сибири были широко распростра­
нены. С. Ш апшов (Серафимович) особенно резко подчеркивал этот мо­
мент. Он писал о будто бы широко распространенном обычае продажи
жен, многоженстве и т. п.2 Следуя за ним, П. Н. Фирсов попытался
обосновать целую «теорию» о «моральном строе ж и зн и » 3. В аж но под­
черкнуть, что при аргументации своих выводов указан ны е исследователи
опирались на материал, касавш ийся не постоянного старожильческого
русского населения, а еще не осевшей массы промыш ленников и служи­
лы х людей, больш ая часть которых проводила свою ж изнь в ясачны х зи­
мовьях и походах. Д аж е П. Н. Буцинский делал оговорку относительно
постоянного населения — крестьян и ссы лался на незначительность ма­
териала, который свидетельствовал бы о их «особенно низком нравствен­
ном уровне» 4. У казанны е взгляды резко противоречат сущ ествовавшему
в Сибири положению вещей.
Нет основании отрицать ф акты различны х моральных нарушений,
допускавш ихся представителями указан ны х категорий русского населе­
ния, но видеть в них «естественно-исторический факт», характеризую ­
щ ий процесс русской колонизации, к а к это делал Н. Н. Фирсов, значит
извращ ать существо этого процесса, в ходе которого среди образовавше­
гося постоянного населения по официальным данны м переписи 1710 г.,
в Сибири количество женщ ин почти не уступало количеству м уж чи н 5.
*
*
*
До второй половины X V II в. о составе семей различны х категорий
русского населения — промышленников, крестьян, служ илы х и посадских
людей всего Енисейского к р ая приходится судить, основываясь только
на эпизодических данных. Тем не менее даж е они позволяю т отметить
некоторые явления, характеризую щ ие черты и особенности семейного
строя постепенно склады вавш егося русского постоянного населения.
Особенно трудно судить о промы ш ленниках, которые на севере, в ни­
зовьях Енисея и на Таймыре, составляли подавляющую , хотя и в течение
довольно длительного времени непостоянную часть русского населения.
Систематически проводя большую часть года на соболиных промыслах,
они затем у езж али для реализации добычи на «Русь», в крупнейш ие по­
морские торговые центры (Устюг, Сольвычегодск) и, естественно, небыли
заинтересованы в перевозе своих семей с «Руси» в Сибирь. Весьма пока­
зательно, что, помимо г. М ангазеи и Туруханского острога, являвш ихся
почти исклю чительно административны ми и торговоперевалочными цент­
рами, а такж е ясачны х зимовий, первые поселения с незначительным,
но постоянным составом населения известны на севере, в Мангазейском
2 С. С е р а ф и м о в и ч (Ш ашков). Очерки русских нравов в старинной Си­
бири. «Отечественные записки». 1867, т. 174, стр. 689—693; С. С. Ш а ш к о в . Исто­
рические этюды, т. II. СПб., 1872, стр. 98 и след.
3 Н. Н. Ф и р с о в . Чтения по истории Сибири, вып. 1. М., 1915, стр. 67—77.
4 П. Н. Б у ц и н с к и й . Заселение Сибири и быт первых ее насельников. Харь­
ков, 1889. стр. 283—295.
5 М. К л о ч к о в . Населенпе России при Петре Великом по переписям того
времени, т. I. СПб., 1911. стр. 61—70. В дореволюционной литературе с «моральным
строем» русского населения связывались случаи торговли женщинами, в частности,
воеводами (См., напр.: Н. В. Л а т к и н. Енисейская губерния, ее прошлое и на­
стоящее. СПб., 1892, стр. 417). Нам встретился один подобный случай, который
можно связывать с явлениями проституции, но не с семейным бытом населения
(ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 12, лл. 68—74).
120
уезде, только с 30-х—50-х годов X V II в., когда на Енисее возникли
Д убчасекая (1637 г.), Заворохинская (1652 г.) слободы и Х антайское зи­
мовье (не ранее 40-х годов). Можно предполагать, что обитатели этих
поселений уж е в то время обзавелись семьями; во всяком случае в Хантайском зимовье спустя несколько десятилетий продолжали ж ить пред­
ставители одних и тех же фамилий. Один из основателей Дубчасской
слободы, И ван Ворогов, ж ил в ней в 40-х годах с семьей. К первым по­
селенцам вскоре переселялись родственники с «Руси». В 1641 г. «гуля­
щий» человек пустозерец Иван Сафонов, взрослый сын которого уж е осел
в Дубчасской слободе, просил разреш ения переселиться к нему с женой
и остальными д еть м и 6. В целом постоянное промысловое население
в этом районе начинает прослеж иваться только с середины X V II в.;
к этому времени можно отнести и склады вание семей.
Ю жнее, в районах Енисейска и К расноярска, процесс образования
постоянного населения шел быстрее, чем па севере. Отписки енисейских
воевод и челобитные самих крестьян, относящ иеся к этим годам, не
оставляют сомнения в том, что первое земледельческое население в массе
своей состояло из ссыльных бессемейных одиночек. В 1626 г. воевода
А. Л. Ош анин доносил в Москву, что из наличных 27 ссыльных и ново­
приборных крестьян женато всего лиш ь семь человек, а остальные не
могут ж ениться, так как «гулящ их женок» в Енисейске нет. Года три
спустя енисейские крестьяне, описывая в челобитной тяготы своей жизни,
подчеркивали свое «одиначество» и за отсутствием женщ ин в Енисейске
просили даж е отпустить их в другие, западносибирские, города для того,
чтобы там ж ениться. В начале 40-х годов енисейские крестьяне по-преж ­
нему повторяли, что люди они «бедные, ссыльные, одинокие». В 1646 г.
енисейский воевода Ф. Уваров сообщал о «многих» местных ж ителях,
живших без семей. Д аж е в 1656 г. енисейский воевода И. А. Акинфов пи­
сал, что местные крестьяне, оставаясь одинокими, успели состари ться1.
Первые сведения сколько-нибудь массового порядка о составе семей
населения Енисейского уезда относятся к 1647 г. Они были собраны при­
страстной рукой и требуют критической оценки. В течение всего X V II в.
Якутск, как город «бесхлебный», испытывал постоянную, а в отдельные
годы крайне острую нуж ду в доставлявш ихся с большими трудностями
и задерж ками хлебны х запасах, необходимых для довольно многочислен­
ного гарнизона. М естные воеводы неоднократно обращались к правитель­
ству с просьбами о принятии мер для быстрейшего заселения бассейна
р. Лены и развития там земледелия. Один из первых проектов такого
заселения принадлеж ит воеводе В. Н. П уш кину. В 1646 г. он, по расска­
зам находивш ихся при нем енисейских служ илы х людей, составил це­
лую поименную роспись 109 крестьян и 33 посадских людей, заним ав­
шихся в Енисейском уезде зем леделием 8. В пространной отписке, пред­
варявшей этот список в Москву, В. Н. П уш кин писал, что в Енисейском
уезде паш енны х крестьян много, «мало не с полтораста, в том числе в них
заводных и семьяниствгх и конных и скотных и всяким паш енны м заво­
дом довольных есть мало не в п о л ы ...» На основании этого воевода счи­
тал наиболее рациональны м переселить со всем добром часть этих ени­
сейских крестьян на Л ену и не ж дать, пока присылаемые туда ссыльные
люди смогут создать свое хозяйство и обеспечить хлебом Я кутск.
Подсчеты якутского воеводы следует признать близкими к реаль­
ности. Путем сопоставления списков енисейских крестьян в «имянных»
крестьянских книгах 1654 и 1664 гг. и данны х о составе их семей по пе6 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I. М., 1955, стр. 220; ЦГАДА,
Сибирский приказ, стб. 88, л. 625.
7 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 131— 139, 377—379, 537, 538; стб. 113,
ч. I, лл. 31—35; стб. 259, лл. 260—262; стб. 471, ч. II, лл. 485—486.
8 Там же, стб. 274, лл. 374—388.
121
реппсной книге 1669 г. можно установить, что в 1654 г. пз имевш ихся
в уезде 206 крестьян семейных было не более 70 ч е л о в е к 9. Сомнение
в росписп и отппске В. Н. П уш кина вы зы вает другое. Очевидно, что семей­
ные крестьяне в уезде не составляли большинства. П ри всем ж елании по­
казать сельское население соседнего уезда «семьянистым» и «заводным»
якутский воевода не смог скрыть явлений, отраж аю щ их процесс склады­
ван ия и развития семей, — в своей росписп он у к азал в 142 семьях кре­
стьян п посадских людей только 43 ж енаты х сыновей п лиш ь одну
семью в трп поколения. Мысль, вы сказанн ая В. Н. Пуш кины м, была уч­
тена в Спбпрском приказе. Д ва с половиной года спустя енисейский вое­
вода Ф. П. Полпбпн получил пз М осквы указ, согласно которому он обя­
зы вался вместо 12 ссыльных семей, незадолго до того устроенны х в пашню
в Енисейске, послать на Л ену 12 семей енпсейскпх крестьян — «самых
лучш их, прожиточных п семьянистых». Грамота предписы вала послать их
без ссуды и «подмогн», т. е. именно то, что предлагал, радея о «государе­
вой прибыли», В. Н. П уш кин. Исполнительны й Ф. П. Полибин немед­
ленно п риказал пропзвестп перепись всех местных крестьян, «лучших,
среднпх п худых», п точно выполнил предписание. Однако из числа всех
выбранных пм «семьянпстых» крестьян, роспись которых он прислал
в Москву, лпш ь четы ре семьи имели в своем составе три поколения 10.
По своему семейному положению красноярские крестьяне в 30-х—
40-х годах не отлпчались от енисейских. Больш инство их состояло из
ссыльных, «людишек бедных п разоренны х, холостых». Воевода
М. Ф. Скрябин в начале 50-х годов писал про них, что «спечь и сварить
на них некому, ж и вут непрочно» п . И з-за постоянны х нападений кир­
гизских князцов многие семейные крестьяне становились одинокими.
О трагпческой гибели своих семей в 1633— 1635 гг. крестьяне вспоминали
в одной своей челобитной 20 лет спустя 12.
Правительство и местные сибирские власти уж е на первом этапе об­
р азован и я местного земледельческого населения понимали, что «беззаводные и бессемейные» поселенцы, особенно ссыльные и переведенцы, не
могут обеспечпть производство необходимого количества хлеба для казен­
ны х расходов. Об этом енисейские власти сообщали в М оскву еще
в 1630 г., т. е. тогда, когда подъем целины в Сибири только н ач и н ал ся13.
Б равной степени это касалось п служилого приборного населения
(стрельцов, казаков, п уш карей ). П рисланные в 1623 г. в Енисейск из То­
больска 100 новопрпборных стрельцов оказались малопригодными для
несенпя службы: «. . . люди незаводные, ж пвут непрочным строем», со
служ бы сбегают п пз посылок, особенно в Москву, н азад не возвра­
щ аю тся 14. Поэтому в дальнейш ем властп ком плектовали гарнизоны Мангазеп, Енисейска п К расноярска служ илы ми людьми, переводя их из
других городов с семьями. В 1625 г. в М ангазею было переселено из То­
больска «на вечное жптье» 50 стрельцов с семьями, ж енам и и детьми.
В 1633— 1634 гг. в Енисейск было осуществлено переселение из Бере­
зова 50 стрельцов с семьями, а пз Тобольска — 150 человек и т. д.15 При
переводах в массовом масш табе м естная администрация обязы валась сле­
дить, чтобы вместе со служ илы ми людьми одновременно переезж али на
новое местожительство п пх семьп. П ереселения, конечно, были сопря­
9 ЦГАДА, Спбпрскпй приказ, кн. 317, лл. 1—22; кн. 481, ля. 44а—70; кн. 527,
лл. 414—482.
10 Там же, сто. 381. ч. III, лл. 741—747.
11 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV. М.. 1959, стр. 80—83.
12 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 40, лл. 61, 62, 109; сто. 90, лл. 222—224;
сто. 402. ч. II, л. 213; стб. 489, ч. II, лл. 651—652.
13 Там же, стб. 12, л. 454.
14 Там ж е, л. 485.
15 Там же, стб. 40. лл. 187— 191, 396—398; стб. 53, лл. 175, 176; стб. 88, лл. 282—
284; стб. 289. л. 2; стб. 656, лл. 153— 155, 347, 348.
] 22
ж ены с разного рода бытовыми неудобствами и материальны ми затруд­
нениями. Н есмотря на контроль и грозящ ие репрессии, служ илы е люди,
назначенны е д ля переселения, нередко наним али вместо себя одиноких
«заемщиков», как правило, из числа «гулящих» людей. В 1634 г., например,
из присланны х в Енисейск 200 служ илы х людей из Тобольска и Березова
100 оказались «наемщиками», не имевшими при себе ни одежды, ни ору­
ж и я, не годными для немедленной посылки в ясачны е зимовья на служ бу.16
Со своей стороны, западносибирские власти, заинтересованны е в ис­
правных служ илы х людях, переводили фактически не местных, уж е об­
ж ивш ихся там семейных служ илы х людей, а только что набранны х на
службу из числа одиноких «гулящих» людей, незадолго до того приш ед­
ш их с «Руси». К р ай н яя необходимость в лю дях вы нуж дала местную ад­
министрацию обходить указы , предписывавш ие верстать в служ бу только
«добрых и ж енаты х», которые бы не сбеж али и не «воровали» 17. К этому
нужно добавить, что постоянные разъезды в ясачны е зимовья, на к а­
раулы, за хлебными запасами, доставка которых длилась месяцами, и
другие поручения иногда на годы отрывали служ илы х людей от тех го­
родов, в составе гарнизонов которых они числились, и препятствовали
обзаведению семействами. К ак образно писал в 20-х годах енисейский
воевода A. JI. Ош анин, служ илы е люди несли службы «зимою в нарте на
шлее, а летом беспрестанно на весле да на шесте». Поэтому до второй по­
ловины X V II в. служ илы е люди по большей части были «бездомовными»
одиночками. По словам красноярских служ илы х людей, в 1656 г. они «от
служб мало домишков своих знали», а 114 человек из них показали, что
они не только холостые, но и «бездомовные», живущ ие по чуж им
дворам ш. Трудности службы особенно меш али обзавестись семьями пе­
шим казакам , которые несли служ бу в ясачны х зимовьях, острож ках и
в уездные центры приезж али на очень ограниченный срок. Конные к а­
заки, посы лавш иеся из городов на ближние сторожи или в эпизодиче­
ские боевые походы, более или менее постоянно прож ивали в городах и
имели большие возможности для обзаведения семьями. Действительно,
в 1638 г. в К расноярске из 88 конных казаков было 40 семейных, а из
194' пеш их — только 23 19.
Таким образом, первоначально русское население Енисейского края
в массе своей не имело семей. Т ак как оно преимущественно образовалось
из числа вольны х переселенцев, осевших на постоянное жительство про­
мышленников и «гулящих» людей, то можно определенно считать, что
заселение Енисейского края осущ ествлялось на первом этапе преимущ е­
ственно муж чинами. В 1647 г. посадские люди Енисейска в челобитной
писали, что с «Руси» крестьяне приходят в Сибирь без ж ен и детей,
«а приезж аю т . . . в Енисейский острог с Руси изо многих русских горо­
дов ис Поморья многие промыш ленники и гулящ ие люди [многие из ко­
торых были, конечно, к р естьян ам и .— В. А .\ без семей для своих собо­
линых и всяких промыслов и ж ивут в Енисейском остроге... по году и
по два», да и сами они, посадские люди, «не семьянистые». Их слова
были полностью подтверж дены енисейским таможенным и заставным го­
ловой В. Б ухряковы м , по роду выполняемой службы прекрасно осведом­
ленном о всех приезж аю щ их в город 20.
Вывод о первоначальном оседании в Сибири мужчин, приш едш их
в одиночку, подтверж дается документами, свидетельствующими о путях
создания семей у новопришлого русского населения, в первую очередь
о перевозе родственников с «Руси». Среди этих документов наибольший
16 Там
17 Там
18 Там
19 Там
-20 Там
ж е,
ж е,
ж е,
же,
ж е,
стб.
стб.
стб.
кн.
стб.
37, лл. 224—226,
75, л. 358.
12, л. 111; етб. 489, ч.II, лл. 653—655, 659.
70, лл. 201—212.
303, лл. 50—54, 64—67.
123
интерес представляю т сохранивш иеся челобитные служ илы х людей Е ни­
сейского края. Т ак к ак служ илы х людей, попавш их в Сибирь в качество
ссыльных, строж айш е запрещ алось посы лать в М оскву и другие города
России с различны ми поручениями, то все эти просьбы могли исходить
от переселенцев, приш едш их в Сибирь по своей инициативе и поверстане с ы х там в службу. Эти челобитные подавались служ илы ми людьми в Мо­
скве, куда они п риезж али для сдачи в Сибирский приказ мехов, собран­
ных местными там ож нями и с ясачны х людей. О причинах подачи чело­
битных говорится в одной приказной справке конца 1636 г.: « . . . В прош­
лы х годах со 134 году [1625/26 г. — В. А.] по нынеш ней по 145 год
[1636/37 г. — В. Л.], которые сибирские служ илы е люди п риезж али к го­
сударю к Москве и с Москвы отпускиваны в Сибирь, а в поморских го­
родах у них ж ивут пх отцы, и матери, и жены , и дети; и те сибирские
служ илы е люди о том бивали челом государю, и по тому их челобитью
посыланы в те городы к воеводам государевы грамоты, а по тем госуда­
ревым грамотам в тех городах ж ен их, и детей, и отцем, и матерей, будет
они не в тягле, пмати и возити в Сибпрь с собою на тех ж е своих подво­
дах велено» 21. Это узаконение права перевозить свои семьи на казенны х
подводах было введено после челобитных служ илы х людей, ссылавш ихся
на свое «одпначество» в С иби ри 22. П равительство разреш ало вывоз при
обязательном условии: «. . . буде ж ена ево п рям ая и дети, а не тяглые и
не кабальные, и дела до них никому нет», «не крепостны е чьи и не бег­
лые» 23. Запись в Сибири в тягло и в приборную службу обусловлива­
лась тем же условием, которое на практике далеко не всегда соблюда­
лось. Сами ж е челобитчики, настойчиво рекомендовавш ие себя в Сибири
при записи в тягло пли службу «вольными гулящ ими» людьми, также
заверяли Сибирский приказ, что их оставш иеся на «Руси» родственники
находятся в том ж е состоянии, «бродят меж двор», питаю тся христовым
именем п погибают от голода. Поэтому московские власти особенно вни­
мательно следили за социальным полож ением лиц, которых служилые
людп намеревались увести с собой.
Служилые люди Енисейского края широко использовали предо­
ставленное им право и только за 22 года (1635— 1656 гг.), как нам из­
вестно. в Сибирский приказ ими было подано 117 таких челобитны х24.
Конечно, пх было значительно больше. С луж илы е люди стремились зна­
чительно расш ирить круг родственников, которы х разреш алось по указу
вывозить с собой в Спбпрь, причем правительство обычно шло им в этом
навстречу. Обращ ает на себя внимание разнохарактерны й состав род­
ственников, вывозимых в Сибирь (лиш ь в редких случаях служилые
людп вывозили с собой свои семьи п олностью ); енисейский к а зак Проко­
фий Васильев в 1639 г. вывез пз Еренского городка ж ену и брата.
В 1640 г. енисейский казачий пятидесятник И лья П ерфильев привез из
К аргополя ж ену и детей; в 1646 г. енисейский к а зак М. Григорьев
с Холмогор — жену, детей и плем янника; к а зак М ихаил Иванов
21 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 53, л. 268.
22 Там ж е, стб. 292, л. 1.
23 Там ж е, стб. 274. лл. 364—366; стб. 381, ч. II, лл. 345, 346 и др.
24 Там
же, стб. 49, лл. 17, 56, 58,
60, 61,
249, 252, 254—257, 302г
303.329—334: стб. 53,
лл. 249—251, 260,263, 267, 4 1 1 -4 1 4 , 761—769; стб.
59,
лл. 23—27; стб. 65, лл. 239—244, 251—264; стб. 90, лл. 329, 466; стб. 97, лл.274—
275: стб. 98. лл 166— 168, 182— 184, 221, 222, 227, 254, 266, 311, 315; стб. 112, лл. 181г
183. 390: стб. ИЗ, лл. 312, 317—319, 334; стб. 115, л. 261; стб. 132, лл. 6, 25, 26, 34,
53—55. 116: стб. 136. лл. 164, 166— 172, 175— 178, 187— 189, 945, 947; стб. 143, л. 492;
стб. 146, лл. 192. 201. 309—314; стб. 189, л. 141; стб. 206, л. 112.; стб. 227, лл. 50, 51;
стб. 250. лл. 230—235. 388—389, 393; стб. 259, лл. 373, 374, 394, 403—405; стб. 263,
л. 25: стб. 289, лл. 176. 199, 202, 206, 216; стб. 291, лл. 120, 152, 155, 157, 158, 201,
213; стб. 292. лл. 61—64; стб. 297, л. 45; стб. 371, лл. 78, 79; стб. 373, лл. 3 —6, 147,
149, 150, 167. 168, 223. 373, 377; стб. 377, л. 258; стб. 381, лл. 167, 191, 195, 348, 398;
d o . 447, ч. II. л. 347: стб. 494а, лл. 504, 505; стб. 991, лл. 19, 20, 22.
124
с Устюга — двух племянников, из них одного с семьей; енисейский с л у ­
ж илы й человек Семен Ильин с Ваги — брата с его ж еной и детьми; крас­
ноярский к а зак И ван Данилов Ошаровский с Синеги (Устю жский уезд) —
мать, сестру и ж ен у с детьми; енисейский казак Гавриил Л азарев
с Устюга — племенника
и племянницу,
а
Ерофей
Спиридонов,
оттуда же, — сноху, племянника и племянницу. В 1642 г. мангазейский
стрелец Григорий Харлов с Устюга вывез тещ у, ж ену и брата, а енисей­
ский к а зак Осип Федоров — ж ену, двух сыновей и сноху; в 1643 г. по
просьбе увечного красноярского казака Т. Степанова к нему была отпу­
щ ена с Соли Вычегодской племянница; в 1636 г. енисейский стрелец
И. П адера вывез с Соли Вычегодской отца и дядю с ж еной и детьми;
в 1648 г. м ангазейские стрельцы Тимофей Дементьев вывез из Москвы
племянника, Ерофей Петров с Устюга — сестру, Д анила Сидоров — мать
и жену; красноярские казаки Богдан Алексеев Коломнетин от Соли К ам ­
ской — брата и плем янника, Борис Иванов Красиков с Еренского го­
родка — ж ену, брата и племянника, С. Симеонов вывез с собой отчима,
мать, брата с ж еной и двух сестер, сын боярский М илослав Кольцов
с Устюга — двух племянников (одного с ж е н о й ); енисейский казак
С. Иванов — ж ен у и детей брата, служивш его вместе с ним в Енисейске,
а такж е брата с его семьей с Кевроли, и т. д. Иногда служ илы е люди
«собирали» своих родственников по разным городам, как это сделали ени­
сейский к а зак Семеп Андреев, вывезш ий с Соли Вычегодской ж ену и
дочь, а из Я рославля плем ян н икам и енисейский пятидесятник В. Колес­
ников, вы везш ий в 1637 г. с Камы ж ену и женатого сына, а из Москвы —
двух племянников, в том числе одного семейного, и т. д.
Челобитные о вывозе родственников от крестьян и посадских людей
встречаю тся очень редко. В одной приказной справке 1640 г. прямо гово­
рилось, что «в Сибирском приказе о том, чтоб кому велеть быть в Сибири
в посадских лю дях и под них, и под их жен, и под детей с Руси в Сибирь
дать подводы, н икаки х людей челобитья государю не бывало» 25. Выдача
казенны х подвод крестьянам и посадским людям проводилась только
в тех случаях, когда челобитчики выполняли какие-нибудь «службы» или
«радели» о «государевой прибыли». В 1655 г. крестьяне Бузимской де­
ревни К расноярского уезда Д руж ина Васильев и Петр Иванов, возбуж ­
дая ходатайство о высылке им семей, оставш ихся в У стюжском уезде,
чтобы добиться благоприятного реш ения, специально подчеркивали, что
они, будучи «гулящ ими» людьми, записались в крестьянское тягло без
льготы по выполнению натуральны х повинностей в виде обработки деся­
тинной паш ни, полагавш ейся, как правило, всем новым т я гл е ц а м й6.
В 1635 г. добился так же казенной подводы для перевоза семьи с Устюга
в Енисейск за свою службу в качестве целовальника при посланной в Мо­
скву соболиной казне енисейский посадский человек Яков Семенов З а ­
руба, а в 1640 г. по этой ж е причине — енисейский посадский человек
Василий Данилов, который вывез из Еренского городка свою ж ену
с шестью детьми и невестку с трем я детьми. Такой же случай известен,
когда в 1650 г. так же добились казенной подводы енисейский посадский
староста Алексей Тихонов и енисейский посадский человек Тарханко Васильев Сухарев, которые вывезли с Устюга и с Устюжского
уезда племянников и п лем ян н и ц 27. Иногда посадские люди поручали до­
ставку своих семей своим родственникам — служилым людям, которые
ехали из Сибирп в Москву. Таким путем вывез в 1636 г. с Устюжского
уезда ж ену, детей и сноху енисейский посадский человек С. М и ки тин 28.
25 ЦГАДА,
26 Там же,
27 Там ж е,
154, 216, 217.
28 Там же,
Сибирский приказ, стб. 90, л. 367.
стб. 471, ч. 1, л. 148.
стб. 40, л. 171; стб. 90, л. 53; стб. 146, лл. 202—207; стб. 373, лл. 153,
стб. 49, лл. 246, 247.
125
Конечно, епбирскпе посадские люди и крестьяне восстанавли вала
своп семьи на новом местожительстве в неменьш ей степени, чем служ и­
лые людп. Они сами ездили за семьями, получая разреш ение н а их вы­
воз не от центральны х правительственны х органов, а от местных властей,
п везли пх на частны х подводах. В 1669/70 г. через Верхотурье в Сибирь
проехал 2051 переселенец, ездивш ий на «Русь» за се м ь ям и 29. Пересе­
ленцы начинали хлопоты по доставке семей лиш ь после того, к а к они
становились постоянными ж ителям и Сибири, попадали в число служ илы х
людей, обзаводились крестьянским пли посадским хозяйством. П ревра­
щение приш едш их в Сибирь крестьян, сказавш ихся там «гулящими» или
промыш ленными людьми, в постоянных поселенцев затягивалось на дол­
гие годы, в теченпе которых пх родные семьп могли постепенно разру­
ш аться. родптелп умирали, а братья и сестры по тем или ины м причинам
покпда.тп дом. Кроме того, правительство препятствовало уходу в Сибирь
тяглеца-отца. возглавлявш его семью, пз которой выш ел сибирский посе­
ленец. Поэтому-то лиш ь в редких случаях восстанавливаем ые семьи пол­
ностью сохраняли свой преж ний состав и около русского поселенца в Си­
бири далеко не сразу возникала неразделенная семья.
В некоторых челобитных пх авторы точно указы вали длительность
своего пребы вания в Сибири до того, к а к они получили возможность хо­
датайствовать о вывозе своих семей. Енисейский к а зак К ирилл Емелья­
нов до вывоза в 1648 г. в Енисейск с Устюга ж ены , сына, матери, брата,
сестры, ж ены и детей другого брата провел четы ре года на Б ай кале
в составе отряда атам ана Василия К олесникова; красноярский подьячий
П. Федосеев, взяты й на служ бу в съезж ую избу из «гулящих» людей,
прослуж ил в этой должности девять лет, преж де чем в 1650 г. получил
возможность вы ехать в Устюг за ж еной и детьми; толмач из К раснояр­
ска Л. А ф анасьев лиш ь спустя 12 лет службы, благодаря поездке своего
брата-казака в М оскву в 1651 г., смог увидеть семью, прож ивавш ую до
того в Солп Вычегодской. Енисейский к а зак Д анила Тихонов спустя бо­
лее чем четверть века службы бил челом об отпуске его н а родину за
женой и семейнымп сыновьями. П ривезли семьп в Сибирь после 12—
13 лет служ бы енпсейскпе казаки С. В асильев и В. Бугор (в 1637 г.),
посчле 17 лет служ бы красноярский к а зак Т. А лександров (в 1644 г.),
после 20 лет служ бы в Красноярске пуш карь С. Степанов (в 1648 г.) и
енпсейскпе казаки С. Иванов и А. А фанасьев (в 1650 г.) и т. д.30 Разу­
меется, особенности состояния и разви тия семей у сибирского русского
населения нуж но связы вать с типичностью подобных биографий пере­
селенцев.
Несколько своеобразно было состояние семей у ссыльны х людей.
К 40-м годам X V II в. правительство, убедивш ись в бесперспективности
своих стремлений в создании постоянного местного сибирского населения
путем ссылки одиночек, начало отправлять в Сибирь ссыльны х вместе
с семьями, причем иногда ссылались целые неразделенны е семьи, в со­
ставе которых вместе с родителями были ж енаты е сыновья, дочери
и т. п. В конце 1641 г. и первой половине 1642 г. в Енисейск и К расно­
ярск было прислано 53 человека, пз них 21 человек с семьями. Летом
1642 г. через Тобольск туда ж е было направлено еще 78 человек, из ко­
торых 35 человек с се м ь ям и 31. Н есколько лет спустя, с конца 1645 г. и
по осень 1647 г., в Енисейск было прислано в ссы лку около 40 человек.
И з них 14 с семьями, среди них две большие: одна состояла из родите­
29 «Дополнения к актам историческим», т. 6. СПб., 1857, № 19, стр. 111.
30 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 291, л. 213; стб. 381, лл. 167, 191, 195, 398
и др. Любопытно отметить, что знаменитый Ерофей Павлович Хабаров также
только спустя 20 лет службы на Лене просил отпустить к нем у из Устюга ж ену,
дочь, внука и племянницу (ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 381, лл. 92, 96).
31 Там же. стб. 114. лл. 199—212, 214—228.
126
лей, п яти сыновей, двух дочерей, двух снох и двух внуков, другая — из
родителей, двух сыновей, дочери, снохи и внука 32.
В Сибири ссыльный элемент, вне зависимости от причин, вызвавш их
ссылку, далеко не сразу органически вливался в состав склады вавш егося
местного русского населения. У спевшие обжиться новоприходцы относи­
лись к ссыльным настороженно и не вступали с ними в тесные взаимо­
отношения. П ри устройстве в пашню или при записи в приборную
службу ссыльные давали ручательство («поруки») в том, что они не сбе­
гут и будут вы полнять все возлагаемые на них повинности друг за друга,
так как служ илы е и «всякие ж илецкие люди» ручаться за них отказы ­
вались 33. Мало того, как сообщал красноярский воевода А. Б унаков
в 1650 г., местные ж ители не ж елали родниться с ссыльными и не отда­
вали за них зам уж своих д очерей 34. Эта настороженность к ссыльным со
стороны местного населения имела значение при осаж ивании на землю
местными властями ссыльных; в Енисейском крае стали появляться от­
дельные слободы и деревни, население которых целиком или в подав­
ляющем большинстве состояло из ссыльных. В 1645 г. под К расноярском
«особной слободой» было поселено 20 ссыльных людей. Такой была орга­
низованная в 1668 г. в Енисейском уезде на Белой речке М ангазейская
слобода, в которой сразу ж е было поселено 30 человек ссыльных, почти
все с се м ь ям и 35. К 1680 г. около Енисейска появилась Н овая Подгород­
ная (Г арская) слобода, а к концу |80-х годов на Белой речке выделилась
от М ангазейской слободы РСузнецкая деревня, населенные ссыльными
людьми. К рестьянство Тасеевского острога в 80-х годах такж е состояло
из ссыльных л ю д е й 36.
* * *
Наблю дения о состоянии семейного строя русских поселенцев до се­
редины X V II в. подтверж даю тся содержательными и разносторонними
данными переписной книги Енисейска и Енисейского уезда 1669 г., пе­
реписной книги монастырских деревень и крестьян 1679 г. и сохранив­
шейся, к сожалению , не полностью, дозорной книги крестьян 1680 г. и
дозорной книги крестьян и уездных посадских и служ илы х людей
1689— 1691 гг., а такж е переписной книги 1719 г. Массовый м атериал этих
переписных и дозорных книг позволяет проследить процессы, происхо­
дившие в сфере семейной ж изни русских переселенцев на протяж ении
второй половины X V II и в начале X V III в. К ак указывалось, перепис­
ные и дозорные книги — сложные для изучения источники. В них от­
мечались лиш ь лица мужского пола, входившие в состав семей. Л ица
женского пола вовсе не упоминались; некоторое исключение составляет
переписная книга монастырских крестьян 1679 г., в которой отмечалась
национальность жен.
Менее полна данны ми переписная книга 1669 г. В части, касаю ­
щейся посадских людей Енисейского острога и уезда, специально отмеча­
лись холостые тяглецы , бездетные («ж енат, детей нет», или «детей
нет») и, наконец, имеющие детей мужского пола, но часто без перечис­
ления последних («дети м алы е»). По тому ж е принципу в книге опи­
32 Там ж е, стб. 291, лл. За—6.
33 Там ж е, стб. 381, ч. II, л. 498.
34 В 1648 г. кузнецкому воеводе А. Ф. Сытину наказывалось принуждать
местных крестьян под страхом взысканий отдавать своих дочерей зам уж за ссыль­
ных людей и «тем тех ссыльных холостых людей от побегу унять и укрепить».
Одновременно в целях стеснения браковм еж ду служилыми
людьми и
дочерьми
крестьян предписывалось взимать с каждой такой свадьбы по 5 руб. («Акты
исторические», т. IV, СПб., 1842, № 27, стр. 60).
35 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 367, лл. 704—706.
36 Там ж е, стб. 146, лл. 287—291; кн. 619, лл. 540об—543; кн. 1419, лл. 112—
119, 185об—180; кн. 942, лл. 151об—159.
127
саны служ илы е людп; правда, о семейном полож ения больш инства служ плы х люден нет нпкакпх указаний, и при обработке м атериала такие
лица были нами отмечены к а к одиночки. У крестьян уезда в составе их
семей подробно перечне лены все дети мужского пола с указан ием воз­
раста, но в ряде случаев (к ак п у служ илы х людей) указан и й о семей­
ном полож еннп тяглецов нет, поэтому пх такж е приходилось считать
одпночкамп, хотя некоторые такие тяглецы , вероятно, были ж енаты и
моглп иметь детей женского п о л а 37.
И нтересный материал дает переписная книга монастырских крестьян,
вкладчиков и работников 1679 г.; в ней отмечено пх происхождение и со­
циальное полож енпе на «Руси», момент прихода в Сибирь, их занятия
в Спбпри до закладнпчества за монастырь, дата и условия закладничества, возраст детей мужского пола, а такж е, как указы валось, данные
о происхождении ж е н 38. Д озорная кнпга крестьянского населения уезда
1680 г. дает материал о количестве и возрасте детей, о ж енаты х, но без­
детных тяглецах («ж енат, детей нет» пли «детей н ет»). К ак и в отмечен­
ны х выше случаях, еслп после имени тяглеца не указы валось его семей­
ное положенпе, он при обработке м атериала относился нам и к оди­
ночкам 39. Наибольш ий интерес представляет дозорная книга 1689—
1691 гг., в которой по поводу каждого поименованного посадского, служплого человека п крестьянина, помимо данны х о муж ском составе его
семьп, у казан ы его происхождение (новопрпходец пз той пли иной об­
ласти пли «енпсеец», т. е. местный урож ен ец ), у новоприходцев — со­
циальное происхождение на «Руси», момент прихода в Спбирь и дата
поверстанпя в тягло 40.
П ереписная книга 1719 г. содержит полный перечень семей и лиц
мужского пола, входивш их в пх состав. К сож алению , записи в этой книге
о родственных отнош ениях внутри отдельных семей не всегда точны.
Нередко в «сказках» перечислялись братья главы семьи и его племян­
ники, но не указы валось точно, кто из этих племянников яв л яется сыном
того плп пного брата, нлп указы вались сы новья и внуки главы семьи, но
оставалось неясны м, у кого именно из сыновей были дети. Поэтому при
обработке переписной кннгп приходилось делать некоторы е логические
допущ ения. Эти допущ ения в отдельных случаях, возможно, были оши­
бочны, но они не могут исказить полученные результаты в целом 41.
И з-за отсутствия сведений о ж енской части всех семей, а такж е из-за
имею щ ихся неясностей в тексте и с т о ч н и к о в , полученные после обработки
писцовых п переппсных книг цифровые м атериалы о различны х катего­
риях семей у русского сибирского населения приним ать в пх абсолютном
значенпп следует осторожно, хотя они ясно отраж аю т процессы, которые
былп характерны для семейного строя н аселения того времени. Прежде
всего этп м атериалы позволяю т вы явить соотношение переселенцев,
имевш их в Спбпри семьп, и одиночек, несш их крестьянское, либо посад­
ское тягло, лпбо приборную службу.
Приведенные за разны е десятилетия X V II в. данны е (см. таблицу 16),
во-первых, ясно свидетельствую т о том, что уж е в 1669 г. основная часть
постоянного, оседлого русского населения Енисейского уезда — посадские
людп и крестьяне — была семейной, а во-вторых, о том, что в течение
сравнительно короткого временп (10—20 лет) количество такпх семей
пропорцпонально увеличивалось. П равда, в составе имевш ихся семей
в это время еще было немало холостых муж чин. По ппецовой книге
37 ЦГАДА.
33 Там же.
33 Там ж е.
40 Там ж е.
селения).
41 Там же.
Сибирский приказ, кн. 527, лл. 273—481об.
кн. 403. лл. 1— 182.
кн. 619. лл. 439—605.
кн. 1419. лл. 34—236 (в книге описана только часть уездного на­
кн. 1614. лл. 1—557.
1669 г. на 501 крестьянина и взрослых членов их семей приходилось
лиш ь 284 ж енаты х (56,6% ); по данным дозорной книги 1680 г., на
995 крестьян и взрослых членов их семей приходилось 673 женатых
(6 7 ,6 % ), а по данным дозорной книги 1689—1691 гг., из 879 муж чин —
ж енатых насчитывалось 559 (63,6% ).
Таблица
16
Соотношение семейны х и бессем ейны х ж ителей Енисейского уезда
1669 г .
1680 г .*
1689—1691 г г .*
К атегори и населени я
Служилые люди (всех ран­
гов: дети боярские, при­
борные служ илы е люди,
а также подьячие) . . .
Посадские л ю д и .................
К р е с т ь я н е ..............................
Всего
..............................
С ем ейны е
О диночки
120
(28,7%)
268**
(73,2%)
219
(77,1%)
298
(71,3%)
98**
(26,8%)
64
(22,9%)
607
(56,8%)
460
(43,2%)
С ем ей н ы е
О диночки
—
—
—
514
(88,2%)
514
(88,2%)
С ем ей н ы е
О диночки
—
69
(Н,8%)
20
(62,5%)
82
(80,4%)
294
(84,2%)
14
(37,5%)
20
(19,6%)
55
(15,8%)
69
(11,8%)
396
(81,8%)
89
(18,2%)
* Д а н н ы е п о у е з д у н еп о л н ы е.
* * С р ед и н и х у ч т ен ы о с е в ш и е н а п о с т о я н н о е ж и т е л ь с т в о о т ст а в н ы е к а з а к и .
Несколько иначе обстояло дело у служ илы х людей, условия службы
которых задерж ивали процесс превращ ения их в постоянных городских
и сельских ж ителей. Из постоянно находивш ихся в 1669 г. в Енисейске и
в Енисейском уезде 418 служилы х людей очевидно семейных было
лишь 120 человек. По переписной книге 1671 г. Красноярска и К раснояр­
ского уезда среди 416 служ илы х людей разны х рангов только у 102 че­
ловек указано наличие детей мужского п о л а 42. Правда, в этом случае
количество семейных, имеющих детей служилы х людей, следует считать
значительно большим, так как в переписной книге не указаны мальчики
до шести лет и совсем не отмечены девочки. Более точные данные о ко­
личестве семейных и холостых казаков Красноярска относятся к 1686 г.
По именному списку служилы х людей этого года там числилось 322 се­
мейных и 105 холостых казаков. Эти данные подтверждаю тся и данными
1694. г. По данны м 70-х годов среди 100 стрельцов в Туруханске насчи­
тывалось 64 ж енаты х, а по данным 1704 г., из 115 человек — 67 (т. е. со­
ответственно 64 и 5 8 ,3 % ); туруханские служ илы е люди в 1706 г. в своей
челобитной утверж дали, что семьи ясачны х сборщиков долгие месяцы не
видят своих кормильцев. Это, конечно, препятствовало развитию их
сем ей43.
В еще большей степени «бессемейной» категорией населения были
промышленники и «гулящие» люди. Поэтому служилые люди и особенно
промышленники в меньшей мере могут дать материал для характеристики
семейного строя русского населения Сибири, неж ели крестьяне и посад­
ские люди. М атериалы переписных и дозорных книг позволяют поста­
вить вопрос о структуре и о развитии семей во второй половине X V II в.
(см. таблицу 17).
42 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, Прилож., стр. 217—230.
43 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 635, лл. 115, 116; кн. 847, лл. 89об— 107об;
кн. 1057, лл. 101— 104; кн. 1422, лл. 196, 197; кн. 610, лл. 47—65; кн. 1455, лл. 197—
199.
9
В. А. А лек сан дров
129
хнайоДд
си ээд
эн в ч хээД н :
уезда
во второй
половине
XVII
IirCHL*
8И Н Э ГЕЭ 0Ц
1ГГОШ
ЭРПГНЖЛИЭ
СМ
00
00
05
ХНЭЙ ОДн
эн н ч хээД н ;
«5Р
vf
СМ
хнэйоД ц
СО
ИНИЬ
-■евина ‘з н в
-ЧХОЭД.Ч ЭННЭ
-Д гахэенор !
Енисейского
хнэП оД ц
охээд
И Г OILЭИНЯЙВЭОЦ
ПГОПГ
ЭШЛ1ЖХ1ГЭ
л
о
я
£
^к
>Я
о
Я
Структура
"
Я
О
Е
'
о
Я
н
о
et
£
S
н
1о
:Я
О
н
о
S=t
го
о
VO
CU
СО
*”1
о
Я
о
©
й
>»
с
>>
о
Си
я
с
Я
со
£
я
£
5о
о
Оч
со
И
я
я
£
я
я
он
я
о
я
СО
£
о
я
£
я
5
о
я
о5
X
3
04
он
о
я
н
оСО
си
со
о
я
я
£
я
я
я
о
И
я оо
£
*я
н 3
ЕБ
ч
Я
со ©_ си
со
я
о
ф ‘я4 ©
я
я £ я
я 2 3
я
о
5
©
£
© н
о ©
я я
о
Я
>*
>>
>» о си
си
CU с
с
с я с
>>
>>
а
и
О
о
£
о1
он
X
я
я
я
н X я
я я
Оч я ф
я
VO н
© н
я
оя о с©
о я VD
н
я я
я £ X
ф
ф 3
Й я
о о
оЯ я с
о
о
я
X
я £о
о н
я я
я
ф
я
я оя 3“
я
3
к
н
я я он
он си
о
о ко о
о X о
о
3
я н я"
из оо я
£ я £
ф
ф
о
о
Й о
A R
а ы
К
а
£й • зI
§ 5
-3 5
<? £
ИЗ
семей
постоянного
населения
эн в ч хэзД н
я
©
н
о©
я
со
я
©
я
X
я
н
ф
я
с
я
£
©
я
о
я
я
я
£
оо
о2 я
о й
сс Г!
я
ф
ф
я
я
си
ф
к
ю
С
Р-
О
C l,
С
О перевозах русскими переселенцами своих семей с «Руси» в конце
X V II в. не сохранилось почти никаких сведений. Отсутствие их еще, ко­
нечно, не означает, что перевозы семей прекратились. Бесспорно, они
осущ ествлялись и имели значение, хотя, быть может, не такое большое,
как ранее, в создании постоянного старожильческого населения Сибири.
В 1689 г. в связи с челобитьем селенгинского казачьего десятника
А. Ш тинникова о вывозе матери, братьев и сестер с Соли Вычегодской
Сибирский приказ подтвердил право служ илы х людей, долго прослужив­
ших в Сибири, вывозить семьи на казенны х подводах44. Д ля рассматри­
ваемого времени гораздо больший интерес представляю т свидетельства
дозорных и переписных книг о новом явлении, получивш ем широкое
распространение в быту русских переселенцев. Речь идет об образовании
семей у приш едш его русского населения непосредственно в Сибири. Этот
факт, говорящ ий о том, что в Енисейском крае создались необходимые
условия для образования семей, имеет первостепенное значение для по­
нимания успехов русской колонизации, в ходе которой на протяж ении
короткого времени «женский вопрос» терял свою остроту.
П ереписная книга 1679 г. совершенно точно свидетельствует, что ос^
новная, если не подавляю щ ая часть имевш ихся к моменту переписи сем£й у монастырских вкладчиков, работных людей и крестьян сложилась
в Сибири после оседания глав этих семей на постоянное жительство
в Енисейском уезде. Все семейные монастырские работники обзавелись
семьями в монастыре. В 67 семьях монастырских крестьян, насчитывав­
ших 85 супруж еских пар, 35 пар создались в монастыре, а 36 пар, воз­
можно, создались там же, так как дети, судя по их возрасту, родились
после того, как отцы поселились на монастырской земле. Основываясь на
материалах дозорной книги 1689—1691 гг., можно утверж дать, что и па­
шенные крестьяне и посадские люди Енисейского уезда такж е обзавелись
семьями после своего поселения в Сибири. Если сопоставить возраст де­
тей в 171 тяглы х семьях новоприходцев45, перечисленных в писцовой
книге, с датой прихода главы семьи в Сибирь, то процесс образования
этих семей можно представить следующим образом:
Семьи, образовавшиеся после прихода в Сибирь и записи новоприходца в тягло . ' ......................................................................................................
Семьи, образовавшиеся после прихода в Сибирь, но до записи новоприходца в тягло .............................................................................................
Семьи, образовавшиеся в Сибири (когда — точно не известно) . . .
Семьи, привезенные из России (в т. ч, 15, вероятно, ссыльные) . .
Неясные случаи (в том числе 36 семей новоприходцев, пришедших
в Сибирь 20—40 лет назад, в составе которых были женатые
сыновья* возраст которых не указан; поэтому нельзя судить
о том, были ли эти сыновья привезены малолетними с «Руси»
или они родились уж е в С и б и р и ) ................................................................
И т о г о ...............................................................................................................
81
100
6
13
29
42
171
Нередко переселенцы обзаводились семьями в Сибири, будучи уж е
людьми не первой молодости. По-видимому, этим объясняется большой
возраст глав семей, проживавш их в М ангазейском уезде. По переписной
книге 1720 г. среди 230 семей насчитывалось 75 отцов, которым было 35
и более лет, когда у них рождался первый с ы н 46. То ж е явление на еще
44 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 853, лл. 118— 120.
45 Всего в писцовой книге было отмечено 230 тяглых новоприходцев,
у 59 человек состав семьи не указан, по-видимому, они были одиночками.
46 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1621, лл. 127—190.
9*
но
131
большем статистическом материале можно проследить и по переписной
книге Енисейского уезда 1719 г.
В дореволюционной литературе неоднократно вы сказы вался взгляд
о смешении с местным населени ем 47 русских переселенцев уж е в X V II в.,
особенно служ илы х людей, о метизации русского населения Сибири как
одном пз характернейш их явлений колонизации. Д ействительно, такое
смешение происходило, но далеко не повсеместно. С клады вается впечат­
ление, что русские переселенцы в Енисейском уезде ж енились главным
образом на русских женщ инах. Некоторое количество незам уж них рус­
ских ж енщ ин попадало в Сибирь при перевозе сибирскими поселенцами
своих старых семей с «Руси». Привозили в Сибирь с собой «жонок и де­
вок» возвращ авш иеся из посылок с «Руси» служ илы е л ю д и 48. Правитель­
ство для восполнения недостатка в ж енщ инах специально отправляло
в Сибирь в ссылку «винных жонок и девок», которые чащ е всего оседали
в административных центрах, Тобольске и Енисейске, где воеводы «сда­
вали их замуж» 49. Промыш ленники и «гулящие» люди часто женились на
вдовах крестьян и посадских людей и принимали на себя тягло. В 1631 г.
в Енисейск добровольно приехало из П риморья 39 ж енщ ин «на женитьбу
енисейским служ илы м людям и паш енны м крестьянам, чтобы наподнитца
домами своими и быть бы в ево государеве остроге неподвижным» 5(\
Нередко «гулящие» люди, ж енивш иеся н а дочерях крестьян, входили
в их семьп. Но в этих случаях крестьяне, заинтересованны е в рабочих
руках, не только не давали приданого своим дочерям, но юридически ста­
вили своих зятьев в положение зависимых работников. Так, в 70-х годах
крестьянин Спасского монастыря К ондратий Л арионов взял с зятя Иг­
натия Тимофеева, бывшего устюжского посадского человека, запись, по
которой обязал его ж ить с ним 10 лет; важ анин Федор Олферьев, женив­
шись на дочери крестьянина того ж е м онасты ря М ихаила Сидорова, обя­
зался ж и ть у тестя до его смерти, после чего получал право на половину
имущества последнего. В 1681/82 г. «гулящий» человек Тихон Антонов,
приш едш ий с Пинеги, ж енился на дочери енисейского пашенного кре­
стьянина и вдове последнего дал на себя «договорную запись», обязуясь
5 лет «жить вместе». Т ак ж е обязался прож ить 5 лет в хозяйстве уезд­
ного енисейского посадского человека И. С. С уетина сольвычегодец
В. Константинов, ж енивш ийся на его се с т р е 51. Случалось, что в кре­
стьянских семьях было по нескольку з я т ь е в 52. В городских посадских
семьях, не связанны х с земледелием, выделение зятьев происходило, не­
видимому, свободнее, о чем можно судить на основании нескольких при­
меров, имею щ ихся в переписной кн и ге 1669 г.53
О социальном происхождении и этническом составе крестьянских жен
интересные, хотя и немногочисленные данны е имею тся в переписной
книге монастырских крестьян Енисейского уезда за 1679 г. Б р ак и между
представителям и семей различны х категорий тяглецов и приборных слу­
ж илы х людей были обычным явлением.
Из 52 ж ен монастырских крестьян и вкладчиков 44 были русскими,
из них три — дочерьми посадских людей, восемь — дочерьми крестьян,
47 А. П. Щ а п о в . Историко-этнографическая организация русского народона­
селения. «Русское слово», 1865, февраль, стр. 81 и след.; Н. Н. О г л о б л и н . «Жен­
ский вопрос» в С ибири.., стр. 205, 206; Н. Н. Ф и р с о в. Чтения по истории Си­
бири. стр. 76 и др.
48 Н. Н. О г л о б л и н . «Женский вопрос» в Сибири.., стр. 199—202.
49 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 108, л. 199;
стб. 126, лл. 33—37; стб. 132,
лл. 104— 106; стб. 250, лл. 213—215; стб. 381, ч. I, л. 275. Подобные явления отме
чалпсь и в других сибирских уездах (В. И. Ш у н к о в. Очерки по истории земле­
делия Сибири... стр. 267).
50 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 108, л. 199.
51 Там же, кн. 403, лл. 41, 141об—142; кн. 942, лл. 196, 213.
52 Там ж е, кн. 619, л. 573.
53 Там же. кн. 527, лл. 335—368.
132
шесть — дочерьми служ илы х людей, одна — дочерью «гулящего» чело­
века, четыре — дочерьми монастырских закладчиков, одна — падчерицей
монастырского закладчика, три — падчерицами посадских людей, одна —
падчерицей служилого человека, шесть — крестьянскими вдовами, одна —
посадской вдовой, одна — «скормлеиницей» служилого человека, одна —
вдовой «гулящего» человека, в о сем ь— монастырскими «скормленницами»,
переданными в монастырь в виде «вклада» различными людьми (т. е.
фактически монастырскими крепостны м и); из восьми указанны х «ино­
земок» были якутки, монголка, тунгуски, остячка. Половина их принад­
лежала монастырям, которые выдавали их зам уж за закабаляем ы х за­
кладчиков и работников, а на остальных енисейские крестьяне женились
не в Енисейском крае, а в Я кутии в годы своих скитаний по пушным
промыслам. Мы не знаем ни одного указан и я о женитьбе в Енисейском
уезде крестьян на «иноземных» женщ инах.
Отсутствие таких данны х не случайно, так как в земледельческом
районе Енисейска обитало очень мало ясачны х людей.
Структура семей, отраж енная в таблице 17, показы вает, что господ­
ствующей формой семьи, особенно в 60-х — 70-х годах, была м алая семья,
состоящая из одной супружеской пары и детей. По большей части в та­
ких семьях или не было детей, или 'были малолетние дети (в 1669 г.
64,4% ). Семьи, не имеющие детей, могли, как правило, образоваться
только незадолго до проведения переписи, а семьи с малолетними детьми
в йассе своей из-за тягот длительного пути не могли переселиться
с «Руси». Это наблюдение подтверждает вывод об образовании семей
в Сибири. П равда, в составе этих семей безусловно были и дочери, причем,
возможно, и взрослые. Поэтому проценты, отражаю щ ие бездетные семьи
и семьи с малолетними детьми, необходимо снизить, но и при таком
уменьшении они остаю тся значительными. Количественно малые семьи
у паш енных крестьян прослеживались в различны х деревнях неравно­
мерно. Некоторые новообразовавш иеся деревни в 1680 г. состояли почти
целиком из таких семей (например, Н овая Тасеевская слобода), тогда
как в старых деревнях, просущ ествовавш их 30—40 лет, таких семей
было соотносительно меньше. О разновременном образовании семей
можно судить такж е и по неравномерному количеству детей, имевш ихся
в отдельных семьях. По дозорной книге 1689—1691 гг. у 308 супружеских
пар, возглавлявш их семьи, насчитывалось 877 детей мужского пола, из
них 195 человек (22,2% ) принадлеж ало всего лиш ь 35 парам старых
поселенцев, у которы х было от пяти и более сыновей. Приблизи­
тельно то ж е соотношение наблюдалось и по материалам дозорной
книги 1680 г.
Таблица 17 показы вает такж е, что в процессе своего развития семьи
русских поселенцев довольно быстро превращ ались в большие неразде­
ленные семьи в три и даж е четыре поколения. Если в 1669 г. неразделен­
ные семьи, состоявшие из отцов и ж енаты х сыновей, занимали скромное
место (12,2% всего количества семей) 54, то через 20 лет их число удвои­
лось (в 1689— 1691 гг. 24, 2%) ; если же считать все неразделенные
семьи, то они в 1689—1691 гг. составляли почти треть всех учтенных
в Енисейском уезде семей. Этот процесс происходил бы еще быстрее,
если бы образование семей у представителей второго поколения сибир­
ских поселенцев (от 15 лет и старш е) не было замедлено.
Так, например, в 1680 г. в 157 семьях насчитывалось 268 взрослых
сыновей; из них ж енаты х было только 120 человек (44,8% ). По всей ве­
роятности, они недавно обзавелись своими семьями, так как у них было
лишь 75 детей мужского пола.
54 Численность внуков в таких семьях была совсем ничтожной
ских семьях в 1669 г. их указано всего 12 человек).
(в крестьян­
133
Ц ентральные и местные воеводские власти н аказы вали приказчикам
деревень разделять «семьянистых» крестьян, а их братьев, племянников,
захребетников строить на отдельные ж е р еб ьи 55. И звестен такж е случаи,
когда в 1703 г. по челобитью крестьянина деревни К ем ская слобода
Я. Ф. Спирина и его невестки Н астасьи последняя, потерявш ая, по-види­
мому, муж а, была отделена вместе с детьми и возглавила самостоятельное
тяглое х о зяй ство56, что вообще было нередким явлением в сибирских де­
ревнях того времени. Т а ж е политика проводилась и в отношении служи­
лых людей, владевш их паш ням и и обеспечивавш их себя продовольствием
вместо «государева хлебного» ж алованья. Ещ е в 1647 г. красноярские слу­
ж илы е люди слезно просили, чтобы их родственников не отделяли от них
и не превращ али в паш енны х крестьян: « . . . Нам, холопем твоим, без них
в конец погибнуть и твоей государевы паш ни о тб ы ть.. . Вели, государь,
им ж и т и ... подле нас, холопий твоих, слободно» 57. Д ля пополнения гар­
низонов местные власти верстали в приборную служ бу крестьянских и
посадских детей, отры вая их от родных семей. Можно определенно пола­
гать, что главы семей именно д л я того, чтобы избеж ать разруш ен ия своих
семей, не торопились с женитьбой взрослых сы н овей 58.
Сводные данны е дозорной книги Енисейского уезда 1689— 1691 гг.
определенно свидетельствуют, что, несмотря на эти неблагоприятны е об­
стоятельства, местное земледельческое население в стремлении сохранить
слож ивш иеся неразделенны е семьи добивалось успеха. К ак видно из таб­
лицы 18, у «енисейцев», т. е. у второго поколения сибирских поселенцев,
Таблица
18
Структура сем ей у старож ильческого и новоприш лого насел ения
Енисейского у езд а (1689— 1691 г г.)
Н овоприходцы
В сего
П роцен т
В сого
83
17
100
48,8
82
19
101
59,1
201
26
21
о
8
31
29
15,1
14,1
43
1
17
2
60
3
35,1
1,8
91
32
11
7
18
8,8
1
4
2,3
22
21
1
5
—
26
1
12,7
0,5
1
1
2
0,6
1,1
27
3
163 .
42
205
40
171
100
К р есть ян е
П осадские
лю ди
..............................
П роцен т
Всего
В со го
С упружеские пары с сы­
новьями и без них . . .
Супружеские пары с ж е­
натыми сыновьями . . .
Женатые б р а т ь я .................
Женатый брат с холосты ­
ми братьями ......................
Х олосты е братья (в том
числе малолетние) . . .
П р о ч и е......................................
П осадские
лю ди
С остав с е м е й
К р есть ян е
Е н и с ей ц ы
О
О
1
1
131
—
100
376
55 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 271, лл. 251.
56 Там же, кн. 1374, л. 132. Независимая хозяйственно-правовая сфера вдов
в Сибири аналогична порядкам, существовавшим среди поморского населения
(ГГ. II. И в а н о в . К псторип крестьянского землевладения на севере в XVII в.
«Древности» — «Труды археографической к о м и с с и и Моск. археологического обще­
ства». т. 1, вып. 3. М. 1899, стб. 421).
57 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. IV, стр. 144.
58 В связи с этим взрослые внуки, особенно женатые, в больших семьях встре­
чаются редко. Лишь у одного крестьянина, Кондратия Давыдова (Нижняя Под­
городная деревня. Енисейского уезда), пришедшего в Сибирь в 50-х годах, было
к 1691 г. три малолетних правнука.
134
родившегося и выросшего уж е в Сибири, неразделенные семьи сохраня­
лись после смерти отцов братьями; в то ж е время более «молодые» нераз­
деленные семьи новоприходцев развивались, возглавляемы е отцами (или
дедами). Принципиально те ж е явления были свойственны и семьям
красноярских крестьян, хотя они развивались значительно более медленно.
В именной крестьянской книге 1680 г. среди 124 семей указан а только
одна семья в три поколения и 12 семей, состоящих из взрослых б ратьев59К ак отмечалось, еще в первой половине X V II в. сибирские пересе­
ленцы, стараясь объединиться на берегах Енисея со своими семьями, пере­
возили не только родителей, но братьев и сестер с их детьми и даже
дядьев. Таблицы 17 и 18 показываю т, что в процессе развития образова­
вшиеся большие семьи возглавлялись не только дедами, но и старшими
женатыми братьями. Семьи, состоявшие из ж енаты х братьев, долго сохра­
нялись после смерти отца, старого главы семьи, и среди всех неразделен­
ных семей заним али заметное место. Семьи, в составе которых был либо
один ж енаты й брат, а другие холостые, либо все холостые братья, в том
числе и малолетние, рано осиротевшие, оставш иеся без отца, тем более
не распадались и в своем дальнейш ем развитии ш ли по пути образования
больших неразделенны х семей.
В сущ ествовании этих семей сказы валась известная традиционность,
порожденная, конечно, хозяйственными соображениями — преж де всего
потребностью совместного ведения сельского хозяйства при максимально
возможном использовании рабочих рук. Можно привести немало примеров
сущ ествования таких семей в течение длительного срока уж е в X V II в.
Семья ж енаты х братьев Герасима и Осипа Ш уваевых, крестьян деревни
Марково Городище Енисейского уезда, известна в 1669 и 1680 гг.; в де­
ревне Сполошный луг в те же годы обитала крестьянская семья, состояв­
ш ая из ж енаты х братьев Фомы и Гурия Сысоевых Баш кировы х. В де­
ревне Анцыферов луг крестьянин Исай Кытманов к 1676 г. после смерти
отца возглавил семью, которая состояла из его женатого сына, одного
взрослого холостого сына, трех малолетних сыновей и женатого брата
Прокофия; к 1689 г. вся семья полностью сохранилась и насчитывала
уже семь взрослы х муж чин и семь мальчиков, из них четы рех в н у к о в 60.
Там же семья К лима Терентьева Баж енова и брата его А лексея, ж енив­
шихся еще до 1669 г., продолжала существовать в том же составе и
в 1680 г., разросш ись до 10 человек мужского пола. К 1689 г. эта семья
основала однодворную деревню (Б аж ен овскую ), в которой продолжали
жить ж енаты е сы новья Клима Баж енова 61. В той ж е деревне в 1680 г.
совместно ж или ж енаты е братья Борис, Осип, Андрей Ш естаковы;
спустя девять лет Борис и Осип продолжали ж ить вместе, а Андрей выде­
лился. В деревне Черкасской, по данным 1680 и 1689 гг., совместно
жили ж енаты е братья Тихон и М ихаил Антипины и т. д.
Среди больших неразделенны х семей представляет большой интерес
одна из наиболее старых в Енисейском уезде семей — крестьян Гуляевы х
в деревне Анцыферов луг. Ещ е в 1654 г. в этой деревне были известны
Марк и Кондрат Гуляевы, несшие одно тягло. К 1676 г. во главе этой
семьи стал сын К ондрата Конон Гуляев, скоторым в 1680 г.совместно
жили его брат Гавриил с четы рьмя сыновьями и два ж енаты х племян­
ника, Евсей и Афанасий М арковы. К 1691 г. эта семья, вероятно после
смерти Конона, разделилась и основала трехдворную деревню Гуляевскую 62. П ри разделах таких «братских» семей или каж ды й брат стано­
вился главой отдельного хозяйства или вы делялся один из братьев,
а остальные продолж али жить совместно.
59
60
61
62
ЦГАДА,
Там же,
Там же,
Там ж е,
Сибирский приказ, кн. 717, лл. 568—588.
кн. 619, лл. 366, 561об; кн. 1419, л. 158.
кн. 619, л. 364; кн. 1419, л. 154.
кн. 619, л. 251; кн. 1419, л. 221.
135
Д ля дальнейш ей истории семей русского населения очень интересные
данные дает переписная книга Енисейского уезда 1719 г.63 П одтверж дая
выводы, полученные на основе анализа данны х второй половины
X V II в., материал этой книги позволяет определить процессы, которые
были характерны в развитии семей отдельных социальных прослоек мест­
ного русского населения.
Таблица
19
Структура сем ей постоянного русского населения Енисейского у езд а в 1719 г.
С ост ав се м е й
К р естья н е
П о с а д с к и е и сл уж и л ы е
люди * (в т о м ч и сл е
отстав н ы е, бобы ли , м о­
насты р ск и е вкладчики
и п р о ч .)
В гор оде
Супружеские нары с с ы н о в ь я м и .........................
В том числе со взрослыми (неженатыми)
Взрослый брат с малолетними братьями . . .
Неразделенные семьи:
I. Отец—взрослые сыновья—внуки . . .
II. Несколько братьев с д е т ь м и .................
III. Несколько братьев, дети указаны
у одного ............................................................
IY . Несколько братьев (взрослых) . . .
V . Взрослы е дяди и племянники . . . .
П р о ч и е .................................................................................
В том числе семьи, в составе которых указан
один мужчина (одиночка, бездетный) . . . .
Всего
....................................................................
393 (41,2%)
207 [21,7%]
9 (0,9%)
В уезд е
279 (50,9%) 411 (49,5%)
96 [17,3%] 168 [20,2%]
14 (2,5%)
Н d.3%)
218(22,9%)
119(12,5%)
51 (9,2%)
5(0.9%)
105 (12,6%)
37(4,4%)
97 (10,2%)
42 (4,4%)
13 (1,4%)
61 (6,5%)
25 (4,5%)
31 (5,6%)
4 (0,7%)
144(26%)
49 (5,9%)
40 (4,8%)
6 (0,7%)
174 (20,8%)
59 [6,2%]
131 [23,7%] 170 [20,4%]
952(100%)
553 (100%)
* В та б л и ц е п о са д ск и е и сл у ж и л ы е л ю ди объ еди н ен ы в о д н у р у б р и к у ,
п о к а за тел и у о б еи х гр у п п п оч ти не отли ч али сь.
так
833 (100%)
к а к пр оцентн ьш
Половину всех крестьянских семей составляли неразделенны е семьи,
тогда как у остальных групп населения неразделенны е семьи составляли
более одной четвертой (в уезде) и л и одну пятую часть (в городе) всего
количества семей. Т аким образом, явления, которые наметились ранее
(см. в таблице 17 под рубрикой 1669 г.), в 1719 г. стали широко распро­
страненны ми — енисейское крестьянство стремилось вести свое хозяйство
силами неразделенны х семей, составлявш их 51,4% всех крестьянских се­
мей; у других социальных групп населения — посадских и служ илы х лю­
дей (в городе п деревне) — неразделенны е семьи составляли лиш ь 25,5%
и преобладаю щ ей формой семьп оставалась м алая семья. К онсолидация
крестьянских семей проявилась, в частности, такж е и в том, что среди кре­
стьянского населения одиночки-мужчины и бездетные супруж еские пары
по удельному весу занимали очень скромное место. В составе неразделен­
ны х крестьянских семей можно нередко видеть несколько пож илы х братьев
со взрослы ми ж енаты м и сыновьями; если один из таких братьев умирал,
то его уж е взрослые дети не всегда порывали со своими дядьям и и про­
долж али ж ить совместно с ними.
С труктурны е особенности семей стояли, конечно, в прямой связи с раз­
мерами семей (см. таблицу 20).
63 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 1614. лл. 1—557об.
136
Таблица
20
Количество лиц мужского пола в крестьянских сем ьях Енисейского уезда
в 1680— 1719 гг.
К ол и ч ество сем ей
С ем ь и , н а с ч и т ы в а ю щ и е л и ц м у ж с к о г о п о л а
(в з р о с л ы х и д е т е й )
1680
От 1 до 3 человек .......................................................
От 4 до 6
»
............................................................
От 7 до 10
»
...........................................................
От И до 15 »
............................................................
Более 15 ч е л о в е к ............................................................
Всего
....................................................................
Среднее количество лиц мужского пола, при­
ходящихся на одну с е м ь ю ......................................
г.
1689— 1691 гг .
1719 г .
327 (63,6%)
162 (31,5%)
23 (4,5%)
1 (0,2%)
1(0,2%)
142 (48,3%)
128 (43,6%)
20 (6,7%)
4 (1,4%)
514(100%)
294 (100%) 952 (100%)
3,19
3,9
323 (33,9%)
416(43,7%)
181 (19%)
30 (3,2%)
2 (0,2%)
4,9
Приведенные данные, дополняющие таблицу 19, ярко показывают,
что в течение почти 40 лет, т. е. за одно поколение, в семьях енисейского
крестьянства происходили серьезные изменения. У ж е в 80-х годах X V II всемьи енисейских крестьян не отличались по своим размерам от крестьян­
ских семей европейской части Р осси и 64. Правда, среди них, как исключе­
ние, встречались семьи, в составе которых было более десяти человек муж ­
ского пола, а семьи, насчитывавш ие семь — десять человек мужского пола,
имели незначительны й удельный вес. Такое исключение составляли кре­
стьянские семьи Л ариона Григорьева Ш адры, проживавш его в Нижней
Подгородной деревне, и Герасима М аркова из деревни Красноярское плотбище. Семья Л. Ш адры насчитывала 16 человек мужского пола (пять ж е­
натых, один холостой, один малолетний сын, восемь внуков), а Г. М ар­
кова — 14 человек (пять ж енаты х братьев и их сы новья). К 1691 г. семья
Л. Ш адры основала отдельную Ш адринскую деревню и распалась. В 1689—
1691 гг. таким ж е исключением была семья Василия Иванова Ожегова
(деревня Е р ы кал ова), состоявшая, кроме него самого, из трех его сыно­
вей, четырех взрослы х братьев и четырех племянников (всего 12 человек
64 «По переписям 70-х годов XVII столетия, тщательно перечисляющим все
мужское население двора, взрослое и малолетнее, средняя цифра душ мужского
пола в крестьянском и половничьем дворе колеблется по уездам от 2,2 до 4, при­
чем гораздо большая часть уездов ближе к первому, чем ко второму пределу», —
суммарно писал о Поморье М. М. Богословский (М. М. Б о г о с л о в с к и й . Зем­
ское самоуправление на русском севере в XVII в., т. 1. М., 1909, стр. 154). По дан­
ным, приводимым П. Ивановым, средняя населенность двора в Кеврольском уезде
к 1686 г. (лица муж ск. пола, взрослые и малолетние) равнялась 3,7 (П. И в а н о в .
Заметка о размере окладной пашни и населенности дворов в Кеврольском уезде
XVII в. «Древности» — «Труды археографической комиссии Моск. археологического
общества», т. 2, вып. 1. М., 1900, стб. 156—158) [Подсчеты таблицы II автора. —
В. А.] В 1717 г., по подсчетам П. Иванова, средняя населенность двора в Двин­
ском, Кеврольском и Мезенском уездах достигала 3,3 лиц мужск. пола и 3,7 лиц
женск. пола; а в Сольвычегодском уезде соответственно — 3,5 и 3,7. Общая чис­
ленность населения двора, таким образом, определялась в 7—7,2 человек (П. И в ан о в. Поземельные союзы и переделы на севере России в XVII в. у свободных и
владельческих крестьян. «Древности» — «Труды археографической комиссии Моск.
археологического общества», т. 2, вый. 2. М. 1902, стб. 204). По подсчетам
М. В. Витова, среднее количество населения на двор в заонеж ских погостах
в 1678 г. колебалось, как правило, от 4,11 до 3,36 человек мужск. пола (М. В. Б и ­
т о в. Историко-географические очерки Заонежья X V I—XVII веков. Изд-во МГУ,
1962, стр. 129).
137
мужского пола), уж е упом инавш аяся семья И сая И ванова К ы тм анова (14
человек мужского п ола), семья П рокопия М пкифорова Грудинина в де­
ревне К расноярское плотбище (три ж енаты х сына, три малолетних сына,
четыре внука) и семья Кондрата Давыдова в Н иж ней Подгородной де­
ревне (два ж енаты х сына, один ж енаты й внук, четыре малолетних
внука, три правнука) 65.
К 1719 г. большие неразделенны е семьи, насчитывавш ие в своем со­
ставе только муж чин от семи человек и более, составляли уж е более пятой
частп всех семей Енисейского уезда. Среди них необходимо отметить
прежде всего семью 75-летнего крестьянина Погодаевой деревни Иева
А фанасьева Соколова, пмевшего пять сыновей и 14 внуков, семью 83-летнего сына упоминавш егося выше И сая К ытманова Н икифора в деревне
Анцыферов луг (три сына, десять внуков) и семью 56-летнего крестьянина
Рыбенского острога И вана Андреева Потаповых, который ж ил совместно
с тремя пожилыми братьями; каж ды й из них имел детей, а один был де­
дом. В этой ж е семье ж или дети (один из них взрослый) умерш его четвер­
того брата И вана Потаповых (всего в семье 16 человек мужского пола) 66.
Д ан ная семья особенно интересна, так как в ней ярко отразилась традиция
сохранения больших неразделенны х семей родными братьями. Таким и же
былн семьи трех братьев М алыш евых в Верхней Подгородной деревне
(12 человек мужского пола), четы рех братьев Ш естаковы х деревни Сполошный луг (10 человек мужского п о л а ), п яти братьев К алмаковы х, ж ив­
ших в однодворной деревне К алмаковой (13 человек мужского п ола), че­
тырех братьев Колпаковых в деревне Усть-Кодинской (11 человек муж­
ского пола), трех братьев Бурм акины х в Тасеевском остроге (15 человек
мужского пола), двух братьев Плетневых в М ордовской деревне (12 чело­
век мужского пола) и др.67 Важно подчеркнуть, что во всех этих семьях
возглавлявш ие пх братья были среднего и пожилого в о зр аста68.
Больш есемейные традиции, последовательно сохранявш иеся русскими
переселенцамп в Спбпри, несомненно имели влияние и на типологию жи­
лищ а, для которого были весьма характерны большие размеры ж илой пло­
щади 69. Данные 1719 г. о разм ерах семей у других категорий населения
Енисейского уезда подтверждают вывод о том, что большесемейные тра­
диции были специфичны прежде всего для местного крестьянства 70. Если
неуклонно возраставш ая у него средняя численность муж чин в семьях
в 1719 г. равнялась 4,9, то у посадских и служ илы х людей она достигала
2,9 в Енисейске и 3,8 в у е зд е 71.
65 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 619, лл. 544, 570; кн. 1419, лл. 36, 136, 158,
202, 209.
66 Там же, кн. 1614, лл. 213, 254, 470.
67 Там ж е, лл. 192, 329об, 339, 479, 536 и др.
68 Большесемейные традиции сохранились у старожильческого населения Ени­
сейского края вплоть до XX в. (А. Р. Ш н е й д е р . Население Приенисейского
края. Красноярск, 1928. стр. 12).
69 Об этом см. в главе 7.
70 О развитии больших семей в X V II—начале XVIII в. у крестьян на Илиме
и на Лене см.: В. Н. Ш е р с т о б о е в . Илимская пашня, т. 1. Иркутск, 1949,
стр. 266—268; Ф. Г. С а ф р о н о в . Русские крестьяне в Якутии (XVII — начала
XX вв.). Якутск, 1961, стр. 31.
! Сделанные нами такие ж е подсчеты по данным «табеля» Сибирской губер­
нии 1710 г. (М. К л о ч к о в . Население России при Петре Великом по переписям
того времени, т. 1. СПб.. 1911, стр. 62—69), относящимся к Енисейскому краю, т. е.
к Мангазепскому. Енисейскому и Красноярскому уездам, принципиально дали
те ж е результаты (у крестьян — 4,3, у посадских людей — 3,3, у служилы х лю­
дей — 3.5).
В опубликованной в 1961 г. нашей статье «Черты семейного строя
у русского населения Енисейского края X V II—нач. XVIII в.» («Сибирский этно­
графический сборник», III. стр. 23, 25) при указании средней численности лиц
мужск. пола была допущ ена неточность (у крестьян — 4.7; у посадских и служ и­
лых людей в уезде — 3.0).
138
Иное соотношение в составе семей было в среде промыслового населе­
ния М ангазейского уезда, где единственным занятием жителей были про­
мыслы — рыбные и пушные. Сколько-нибудь подробные данные об этом
сохранились только в переписной книге М ангазейского уезда 1720 г., не
полностью охватываю щ ей население у е з д а 72 (см. таблицу 21).
Таблица
21
С труктура сем ей постоянного населения М ангазейского у езд а (1720 г . ) *
С остав
семей
Супружеские пары без детей (сыновей) . . . .
Супружеские пары с детьми (сыновьями) . . .
В том числе и взрослыми ..............................
Взрослый брат с малолетними братьями . . .
Неразделенные семьи:
I. Отец — взрослые сыновья — внуки . »
II. Взрослы е женатые братья (с сы­
новьями и без них) ......................................
III. Взрослы е б р а т ь я ......................................
IV". Взрослы е братья, у одного указаны
дети ....................................................................
Всего
....................................................................
* Л и ц а , приняты е
к р е с т ь я н ).
за оди н оч ек , не уч иты вал ись
П осадские
лю ди
С луж илы е
лю ди
К р есть ян е
20 (22%)
58 (63,7%)
31
3 (3,3%)
32 (25%)
62 (48,4%)
31
1 (0,8%)
9 (69,2%)
2
4(4,4%)
7 (5,5%)
3 (23,1%)
21
5)
3 >6(6,6%) 12 1 26(20,3%)
lj
э!
91 (100%)
128 (100%)
(15 п о с а д с к и х ,
14 с л у ж и л ы х
1 (7,7%)
13 (100%)
л ю дей и двое
В отличие от Енисейского уезда М ангазейский уезд населяли преиму­
щественно семьи малые, а среди неразделенны х семей очень незначитель­
ное место заним али те из них, которые состояли из трех поколений. П ри­
чиной этого явлен и я были разделы, прослеживаемые даж е в переписной
книге. По переписной книге можно насчитать 11 случаев, когда по поводу
служилых людей и их родственников (отцов и детей, братьев) говорилось,
что они ж ивут не вместе, а лиш ь в одном д во р е73. По поводу посадских
людей Т уруханска и уезда, семьи которых разделились, писцы опреде­
ленно указы вали, что брат или сын такого-то живет в «особливом доме»
или в том ж е доме, но «в особливом тягле». Таких разделов посадских се­
мей в переписной книге можно отметить семь. Господствующий тип семей
и отмеченные семейные разделы нельзя признать случайными. Они объяс­
нялись спецификой местного хозяйства, промысловым бытом, в условиях
которого не было необходимости сохранять большие неразделенные семьи.
Приведенные данные, характеризую щ ие наиболее типические черты
семейного быта русского старожильческого населения Енисейского края
в X V II — начале X V III в., показываю т, что русские переселенцы, осевшие
на постоянное ж итье на берегах Енисея, прилагали немало энергии к вос­
становлению своих семей и были чуж ды тех «уродливых явлений»
в своем семейном быту, которые пытались приписать им некоторые
исследователи X IX —начала XX в.74 Распространение определенных
72 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 1621, лл. 127— 190.
73 В тех случаях, когда писцы фиксировали неразделенную семью, они без
оговорок перечисляли ее мужской состав.
74 По этому поводу можно привести также любопытный эпизод. В указанной
выше статье Н. Н. Оглоблин, стремясь доказать невзыскательность сибирских нра­
вов, ссылался на случай с нарымским воеводой И. А. Чаадаевым, который, при­
139
форм семей объяснялось хозяйственными занятиям и, специфичными для
тех дли иных социальных групп населения в отдельных районах края.
Уже к 80-м годам X V II в. основная часть осевших на постоянное ж и ­
тельство русских переселенцев обладала семьями, развитие которых было
определяющим моментом в дальнейшем росте местного н а с е л е н и я 75.
ехав на воеводство, сочетался четвертым браком с дочерью местного казачьего
головы Ю. Данплова, Найденные новые материалы свидетельствуют о том, что
когда высшие церковные власти этот брак расторгли, Ю. Данилов в челобитной,
посланной им в Москву в 1645 г., просил отправить дочь из Сибири к его роди­
телям в Шацкий уезд, так как после всего случившегося в Нарыме ее «не за кого»
было выдать замуж. Челобитная была удовлетворена (ЦГАДА, Сибирский приказ,
стб. 1683, ч. II, лл. 554—564).
75 Первоначально глава была опубликована в виде статьи «Черты семейного
строя у русского населения Енисейского края X V II—начала X VIII в.» («Сибир­
ский этнографический сборник», III, М.—Л., 1961).
Глава 6
ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ
В сибиреведческой литературе на протяжении последнего столетия
различными исследователями неоднократно затрагивался вопрос о проис­
хождении русского населения Сибири. Исследования об основных путях
переселения в Сибирь через Северное Поморье и Вятско-Камский бассейн,
получившие заверш ение в обстоятельной работе С. В. Б ахруш ина «Очерки
по истории колонизации Сибири в X V I и X V II вв.» (1927 г.) !, привели
к мысли, что основную массу переселенцев составляли промышленники
Поморья. Этот вывод, по-видимому, был сделан в связи с представлениями
о заинтересованности русских переселенцев в Сибири исключительно
в эксплуатации пуш ны х промыслов. Этой мысли придерж ивались такие
исследователи X IX —начала XX в., как П. А. Словцов, М. Ф. Кривошапкин, П. Н. Буцинский, П. М. Головачев, Н. И. Фирсов, Н. Н. Козьмин и
др.2 П оддерживал такую точку зрения в своих исследованиях и крупней­
ший советский специалист в области сибиреведения С. В. Бахруш ин, а
также некоторые другие современные исследователи 3.
За последнее время, особенно в связи с резко расш иривш ейся рабо­
той по изучению истории сельского хозяйства в Сибири X V II в., были
высказаны ины е мнения о происхождении притекавшего туда русского
населения. В. В. Покш иш евский на основании данных о происхождении
нескольких десятков ж ителей г. Я кутска счел возможным утверждать,
что в X V II в. «вся М осковская Русь в целом поставляла контингенты
поселенцев для Сибири» 4. В 1946 г. В. И. Ш унков после скрупулезной
обработки переписных книг западносибирских Камыш енской и Арамильской слобод, Колчеданского и Катайского острогов (1695 г.) и долматов- :
ских деревень (1669 г.) получил данные о происхождении 872 выходцев
«с Руси» и подтвердил установивш ийся вывод: «Совершенно несомненно,
и это давно указано в литературе, что основным районом выселения был
Север, поморские уезды». Несколько позднее В. И. Ш унков счел возмож­
1 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I. М., 1955, стр. 72 и след.
2 П. А. С л о в ц о в . Историческое обозрение Сибири. СПб., 1886, кн. 1, стр. 78—
79, 175; Й. Ф. К р и в о ш а п к и н . Енисейский округ и его жизнь. СПб., 1865, т. И,
стр. 123; П. Н. Б у ц и н с к и й . Заселение Сибири и быт ее первых насельников.
Харьков, 1889, стр. 231; О н ж е. К истории Сибири. Мангазея и Мангадейский
уезд (1601—1645). «Записки Харьковского университета», 1893, кн. 1, стр. 82, 83;
П. М. Г о л о в а ч е в . Очерк заселения Сибири в XVI и XVII столетиях. СПб., 1906,
стр. 42—43; Н. Н. Ф и р с о в . Чтения по истории Сибири, вып. 1. М., 1915, стр. И,
12; Н. II. К о з ь м и н Очерки прошлого и настоящего Сибири. СПб., 1910, стр. 232.
3 Р. М. К а б о . Города Западной Сибири. М., 1949, стр. 27, 28; В. В. В о р о б ь е в .
Города южной части Восточной Сибири. Иркутск, 1959, стр. 20.
4 В. В. П о к ш и ш е в с к и й . Заселение Сибири. Иркутск, 1951, стр. 55
141
ным расш ирить этот вывод. В «Очерках истории СССР, X V II в.» (1955 г.)
В. И. Ш унков писал: «Переписи сибирского населения второй половины
X V II в. показали, что в Сибирь переселялись крестьяне и из централь­
ных и из поволжских уездов, причем частновладельческие». В 1956 г.
в своей новой капитальной работе В. И. Ш унков вновь отметил: «Имев­
ш ееся в сибирской литературе мнение о поморском происхож дении си­
бирских поселенцев подлежит уточнению. Его можно, и то с некоторыми
оговорками, принять для Западной Сибири в отношении вольной колони­
зации». Далее, говоря об образовании крестьянского населения на Ени­
сее, В. И. Ш унков писал: «Районами, из которы х ш ла эта колонизация,
были уезды центральной Руси и западносибирские уезды» 5. В 1956 г.
А. А. Преображенский, исследуя состав населения Кунгурского края
в X V II — начале X V III в., использовав большой статистический мате­
риал, показал, что поморские уезды играли преобладающую роль в засе­
лении восточных районов наш ей страны в X V II—X V III вв.6
Определивш иеся разногласия и важ ность разбираемого вопроса за­
ставляю т вернуться к нему тем более, что сторонники поморского проис­
хож дения русских переселенцев не были единодушны в определении
отдельных районов Поморья, дававш их наибольш ее число переселенцев.
П. А. Словцов утверж дал, что «Сибирь обыскана, добыта, населена, об­
строена, образована все устю ж анами»; Н. Н. Козьмин в заселении всей
Сибири отводил основную роль ж ителям Архангельской, Вологодской,
частично В я т с к о й и Пермской губерний; М. Ф. К ривош апкин, говоря
о Енисейском крае, видел в первых переселенцах туда «русских и зырян
с р ек Печоры и Северной Двины»; П. Н. Буц ин ский в книге «Заселение
Сибири», основываясь на разрозненных м атериалах о Западной Сибири,
пы тался показать своеобразие этнического состава пришлого населения.
Население в городах он характеризовал как «пеструю толпу» русских и
западны х иноземцев (главным образом из числа военнопленны х). По его
мнению, посадские люди, крестьяне, а такж е служ илы е лю да были вы­
ходцами преимущ ественно из «северных губерний», а «гулящие» люди —
исключительно из этих ж е губерний. С. В. Б ахруш ин считал, что промыс­
ловое население М ангазейского уезда образовалось прежде всего за счет
выходцев из североморских уездов (пинеж ан, мезенцев, кеврольцев, холмогорцев) и уж е во вторую очередь — Устюжского и Сольвычегодского
уездов 7. Р. М. Кабо расш ирил вывод П. А. Словцова за счет Вятского и
Пермского краев; В. В. Воробьев в ж ителях городов Восточной Сибири
видит в основном выходцев из Поморья и Западного П риуралья и т. д.
Т аким образом, вопрос о происхождении русского населения Сибири
в целом вовсе не был решен, причем ни одно из приведенных мнений
не было подкреплено значительным фактическим материалом. Исключе­
ние составляю т указанны е выше подсчеты В. И. Ш ункова и А. А. Пре­
ображенского.
Исследование поставленного вопроса имеет тем большее значение, что
полученные результаты важ ны и для истории России X V II в. в целом и
для Спбирн, в частности. Переселение в Сибирь было одним из наиболее
сущ ественных потоков, свидетельствовавш их о движ ении населения
в России в XVIT в. Оно порождалась определенными социально-эконо­
мическими причинами; отлив населения из отдельных частей государства
мог иметь влияние на уровень разви ти я местных производительных сил.
Н аправления основных переселенческих потоков с течением времени
5 В. И. Ш у*н к о в . Очерки по истории колонизации Сибири в X V II—начале
XVIII в е к о в . М., 1946. стр. 46—51; О н ж е . Очерки по истории земледелия Си­
бири (XVTT век). М., 1956, стр. 115, 124, 397; «Очерки истории СССР, XVII в.» М.,
1955. стр. 863.
6 А. А. П р е о б р а ж е н с к и й . Очерки колонизации Западного Урала в X V II—
начале XVIII в. М.. 1956. стр. 59—63, 86—88.
7 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 300.
142
могли изм еняться. Известно, например, что если в середине X V II в. для
Кунгурского к р ая основное значение имело переселение из Восточного
Поморья (уезды Кайгородский, Чердынский, Соликамский) и Сольвычегодского уезда, то к началу X V III в. заметно возросла роль центральнопоморских уездов (Устюжского, Важского, Яренского, У стьянских воло­
стей) 8. Эти изменения, по-видимому, следует связы вать с переселенче­
скими потоками внутри самого Поморья. В частности, переписные книги
1678— 1679 гг. Соли Камской показывают, что притекавш ий туда на со­
ляные промыслы в поисках заработка люд состоял на 90% из уроженцев
других поморских уездов
Точно так ж е заселение вятских земель
в X V II в. шло за счет центральны х поморских уездов 10. Эти факты
усложняют исследование вопроса о происхождении русских переселенцев
в Сибирь, а меж ду тем от его реш ения зависят вопросы, связанны е с хо­
зяйственным освоением Сибири X V II в. и с материальной культурой на­
селения.
*
*
*
О происхождении русского населения, пришедшего и осевшего в X V II в.
в бассейне Енисея, наиболее богатые сведения содерж атся в документах
таможенного делопроизводства, в которых при сборе с промышленников
десятинной пош лины (десятой части) с добытых мехов, или при сборе
с промышленников и «гулящих» людей специального ежегодного денеж­
ного поголовного сбора, как правило, отмечалось происхождение пла­
тившего. П оскольку промыш ленниками и «вольными гулящ ими людьми»
объявляли себя при переселении в Сибирь все новоприходцы, то этот вид
источника нуж но признать основным, наиболее полно характеризую щ им
происхождение стихийных потоков вольнопереселенцев, сыгравших
основную роль в заселении Сибири. Из этих источников по Енисейску
были использованы тамож енные книги десятинного сбора за 1629/30 г.
(с декабря по июль) п , 1630/31 г. (с сентября по июль) 12 и 1648 г.
(январь—декабрь) 13, книги поголовного сбора за 1666/67 г. (с сентября
по июль) 14 и за 1690/91 г. (с сентября по февраль) 15, а по М ангазее
таможенная книга десятинного сбора за 1631 г. (с м ая п о' июль) 16.
К этому ж е виду источников по содержащ имся данным близки так на­
зываемые отпускные таможенные книги, в которых записывались имена
промышленников, уходивш их на промыслы. Из них использованы книги,
содержащие данны е о промышленниках, уш едш их на промыслы из Мангазеи в 1655— 1657 гг.17 Наконец, о происхождении уже осевших на по­
стоянное ж ительство поселенцев свидетельствуют переписная книга
1679 г. монастырских крестьян, вкладчиков и работников Енисейского
уезда 18 и дозорные книги 1685— 1687 и 1689—1691 гг. крестьян, посад­
ских и служ илы х людей, проживавш их такж е в Енисейском уезде 19.
Все эти материалы очевидно свидетельствуют о том, что давно
установивш ееся мнение о преимущественно поморском происхождении
русских переселенцев, во всяком случае в отношении Енисейского края,
8 А. А. П р е о б р а ж е н с к и й .
Очерки колонизации Западного У р ал а..,
стр. 59—61, 86—87.
9 Н. В. У с т ю г о в . Солеваренная промышленность Соли Камской в XVII веке.
М., 1957, стр. 147.
10 Т. А. Р я п у х и н а . Оброчные земли на Вятке в XVII в. Сб. «Русское госу­
дарство в XVII в.» М., 1961, стр. 42.
11 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 22, лл. 508—559.
12 Там ж е, кн. 32, ч. II, лл. 1200— 1276.
13 Там ж е, кн. 233, лл. 150—314.
14 Там ж е, кн. 505, лл. 187—270.
15 Там ж е, кн. 1003, лл. 394—405.
16 Там ж е, кн. 32, ч. I, лл. 529—724.
17 Там же, стб. 391, лл. 120—138, 154—173, 190—212.
18 Там же, кн. 403, лл. 1— 182.
19 Там ж е, кн. 942, лл. 1—236; кн. 1419, лл. 34—236.
143
Таблица
22
Из Поморья .
Из других
ластей
.
1666/67
г.
1679 г .
1689—
1691 гг.
1690/91
П ромы ш ленники и
«гулящ ие» Л ю ди
Енисейского у е з д а
уезда
1655—
1657 г г .
К рестьян е, п о са д ­
ские и с л у ж и л ы е
люди Е н и с е й с к о г о
уезд а
Е н и сей ск ого
г.
М онасты рские к р е ­
стьяне и р а б о т н и к и
Е нисейского у е з д а
П р о м ы ш л ен н и к и
п ер ес ел е н ц ев
1648
П р о м ы ш л ен н и к и
и «гулящ ие» л ю д и
Енисейского у е з д а
Районы вы хода
1631 г .
П р о м ы ш л ен н и к и
Е н и сей ск ого
уезда
1630/31 г .
П р о м ы ш л ен н и к и
М ан газей ск ого
уезда
1629/30
г.
П ромыш ленник и
М ан газей ск ого
уезд а
П роисхож дение русских п ер есел ен ц ев Енисейского и М ангазейского уезд о в ,
1629— 1691 гг.
г.
363
(72,9%)
429
(81,6%)
479
(58%)
7 9 ft
115
177
333
778
285
(74,6%) (84,2%) (79,8%) (81%) (76,9%) (91,7%)
19
(3,8%)
57
(10,8%)
42
(5%)
2
45
101
30
44
5
(1,3%) (11,7%) (4,5%) (1,4%) (19,6%) (8,3%)
116
(23,3%)
40
(7,6%)
305
(37%)
об­
.
.
Происхождение
неизвестно .
498
526
В с его учтено (100%)* (100%)*
35
154
25
8
(24 Д%) (4Д%) (15,7%) (17,6%) (3,5%)
976
230
142
363
826
382
864
(100%)* (100%)* (100%) (100%) (Ю0%) (100%) (100%
* В о в с е х че! гы рех слп/ч а я х к о л и 11 е с т в о лю де зй п р и н я ' го у с л о в н о н а ос н о в а н и и
«явок» о тдель-
ными промышленниками добытых ими мехов в таможню; иногда один и тот ж е промышленник
мог «заявлять» свою добычу по частям, и поэтому регистрировался несколько раз. Правда, такие
случаи были единичны.
безусловно, правильно (см. таблицу 22). С ознавая свое бессилие в борьбе
с побегами тяглы х людей, правительство на протяж ении всего X V II в.
требовало от сибирских властей записи в тягло таких беглецов на новом
их местожительстве, т. е. в Сибири. В этих у казах определенно подчер­
кивалось именно поморское происхождение беглецов 20.
О массовом бегстве в Сибирь посадских людей и крестьян из помор­
ских городов и уездов не раз писалось в оф ициальных документах.
В 1635 г. воевода В ерхотурья И. Ф. Е ропкин писал в Москву, что в Верхотурский уезд приходят многие крестьяне, бросившие тягл а в черных
волостях Устюга, Сольвычегодска, Я ренска, К айгородка, В ятки и других
городов21. По этому ж е поводу велась переписка меж ду Сибирским
приказом и воеводами Томска и Енисейска в 1647 г. В Москву в 1670 г.
о том ж е писали пз Устюга и Ч ер дыни, в 1683 г . — из В ерхотурья22
и т. д.
Основные пути в Сибирь через Урал, проходившие по рекам Печоре
и Каме с их притоками, были прежде всего связаны с Поморьем. По Пе­
чоре на Севере и через Верхотурье проходили все торговые караваны
из Поморья в Сибирь и обратно23. Д ля обслуж ивания этих путей и обес20 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 307, лл. 22—25.
21 Там ж е, стб. 656, ч. III, лл. 574—577.
22 Там же, стб. 292, лл. 6— 14; стб. 303, лл. 50—54, 81—83; В. И. Ш у н к о в .
Очерки по истории земледелия Сибири.., стр. 45, 46.
23 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 72 и след.; А. Ц. М е рз о н, Ю. А. Т и х о н о в . Рынок Устюга Великого в период складывания всерос­
сийского рынка (XVII век). М., 1960, стр. 238, 304—307, 650; И. С. М а к а р о в .
Пушной рынок Соли Вычегодской в XVII веке. «Исторические записки», т. 14,
1945, стр. 148—150.
144
яечения грузооборота требовалось огромное количество подвод, судов и
рабочей силы. Оживленное движение по этим путям, растянувш имся
на многие сотни верст и преходившим сплошь и рядом по районам
с крайне редким населением, открывало ш ирокие возможности для пере­
селения. Многие переселенцы попадали в Сибирь в качестве наемных
работников, транспортировавш их грузы, «докрученпиков» и т. п.24 Из цент­
ральны х уездов Европейской части России попасть в Сибирь было очень
сложно, тем более для бросивших тягло крестьян и посадских людей,
на пути которых по Волге до устья Камы стояли крупные администра­
тивные центры — Н иж ний Новгород, К азань и др.
П ризнание П оморья в целом основной базой, поставлявш ей в Енисей­
ский край русское население, еще не исчерпывает вопроса о происхож­
дении этого населения. Поморье, по своему административному делению
в X V II в. состоявш ее из 22 уездов и занимавш ее территорию всего
Европейского русского Севера, не было едино по этническому составу
населения — там ж или русские, коми, карелы. К лиматические и ланд­
ш афтные условия в различны х частях Поморья сильно сказы вались на
хозяйстве и его местных особенностях, благодаря которым зан яти я даже
этнически однородного населения отличались друг от друга. Поэтому
материалы, конкретно свидетельствующие о месте рож дения мангазейских и енисейских промышленников и крестьян, очень ценны и позво­
ляют сделать важ ны е выводы об определенной закономерности в движ е­
нии переселяю щ егося населения.
М атериалы таблицы 23 прежде всего говорят о том, что на протяж е­
нии всего X V II в. переселенцы в Енисейский край в подавляю щем боль­
шинстве были выходцами из Северного и Центрального Поморья. Среди
них преобладали ж ители Двинского, Кеврольского, Важского, Устю ж­
ского, Сольвычегодского и Яренского уездов, охватывавш их бассейны рек
Пинеги, всей Северной Двины и ее основных притоков — Ваги и Вы­
чегды с ее притоками Вымыо и Сысолой.
Несмотря на передвиж ения населения внутри самого Енисейского
края, на протяж ении всего X V II в. численное соотношение меж ду вы­
ходцами из различны х районов Поморья не претерпевало сущ ественных
перемен. Конечно, среди этого населения были выходцы и из централь­
ных областей России, возможно даж е частновладельческие крестьяне,
скрывавшие свое прошлое и объявлявш ие себя поморцами. Но неизмен­
ное в принципе соотношение меж ду выходцами из тех или иных районов
Поморья убеж дает в том, что население Енисейского края комплектова­
лось в X V II в. за счет одних и тех ж е переселенческих потоков.
С севера Поморья в Енисейский край более всего переселялись ж и­
тели Двинского и Кеврольского уездов. По сравнению с другими север­
ными уездами — Заонеж скими погостами, Кольским, М езенским, Пустозерским —: это были наиболее населенны е уезды, охватываю щие бассейны
низовий Северной Двины, Пинеги и берега Двинской губы. Выходцам
из этих районов, главным образом охотникам-промысловикам, был «за
обычай» «морской ход» на промыслы не только по Белому морю, но и
далеко на с е в е р — «на Грумант», на восток — в низовье Оби и т. п.
С М езени (из М езенского и северной части Яренского уездов), гораздо
менее заселенной, такж е наблю дался постоянный приток переселенцев,
хотя, конечно, не такой мощный. Переселение жителей из этих трех
уездов — Двинского, Кеврольского и Мезенского — на восток в Восточ­
ное Поморье (Соликамский уезд и др.) и в Сибирь, в частности в Енисей­
ский край, отчетливо сказалось уж е в 40-х годах. С 1639 по 1645 г.
только из Кеврольского и Мезенского уездов ушло около 1295 человек,
из них — более 46% переселилось в Сибирь. К 1678 г. население указан ­
ных трех уездов по сравнению с 20-ми годами уменьшилось более чем
24 И. С. М а к а р о в . Пушной рынок Соли Вычегодской.., стр. 161.
Ю
В. А . А л ек сан др ов
145
Таблица
23
Основные п ер есел енческ ие потоки в Енисейский край
М ан газей ск и й у е з д
Е нисейски й у езд
П р о и сх о ж д ен и е п ер еселен ц ев
А . П р о м ы ш л е н н и к и и « г у л я щ и ,,» №п*ч.т тттт
и Е н и с е й с к о г о у е з д о в , пришедш ъ.., » «
I.
Бассейн
низовий
Северной
Д в п н ы:
Двиняне (Двпнскпй уезд) ..................................
Колмогорцы (Колмогорские посады) . . . .
Емчане ............................................................
16
28
2
16
1
10
14
............................................................
46
14
17
126
164
26
8
4
1
29
165
Всего
II.
Б а ссей н
III.
............................................................
Б а ссей н
IV.
............................................................
Б а ссей н
10
13
6
12
33
64
15
—
—
—
—
—
—
—
—
1
1
1
—
—
—
—
—
193
12
33
67
15
51
24
5
6
28
13
—
—
3
8
3
—
—
-
5
1
—
—
53
24
13
15
31
13
13
—
4
2
2
2
—
—
—
—
—
—
—
1
—
—
—
—
—
Мезени:
Мезенцы (Мезенский у е з д ) ...................................
Удоретины (волость Усть-Ваш ская М езен­
ского уезда пли волость Удорская Ярен­
ского уезда) ............................................................
Из погоста Глотова слобода (Яренскпй
уезд) ..............................................................................
К улояне (с р. К улой. Мезенский нли Двин­
ский у е з д ы ) ............................................................
Всего
6
Пинеги:
Пннежане (Двпнскпй нлп Кеврольский уезды)
Из волости Ппнежской на В олоку (Двин­
ский у е з д ) .............................. • .............................
Кеврольцы (Кеврольский у е з д ) ......................
Немнюжане (Кеврольский т е з д ) ......................
Ч аколец (Кеврольский т е з д ) ..............................
Всего
1
12
2
Печоры:
П устозерцы (П устозерскпй у е з д ) ......................
Пз слободы У с т ь - И ж м а .......................................
Пз слободы У с -т ь -Ц п л ь м а ..................................
Всего
............................................................
17
6
—
—
1
—
И т о г о
................................................
281
237
42
58
112
34
В процентах ко всем учтенным людям . . .
В процентах ко всем людям, происхож де­
ние которых и з в е с т н о .......................................
34
27,4
53,9
28,6
146
8,4
11
И
11,5
9,4
11,9
13,6
9,4
Таблица
М а н га зей ск и й у езд
23 ( прод ол ж ени е )
Е нисейски й у езд
П р о и сх о ж д ен и е п ер еселен ц ев
Б . П р о м ы ш л е н н и к и и «гулящие» люд и Ма н г а з е й с к о г о
и Ени с е йс к о г о у е з д о в , п р и ш е д ш и е из Ц е н т р а л ь н о г о П о м о р ь я
I. Б а с с е й н
Сухоны:
Тотмичи (Тотемский у езд ) ...................................
Вологжане (Вологодский уезд) * ................. ....
6
15
—
6
................................................
6
21
55
—
4
4
1
Всего
II.
Б ассей н
С ев ер н ой
Устюжский уезд
4
15
3
3
—
7
19
6
157
1
—
—
27
—
2
—
39
2
1
1
211
2
—
—
94
—
—
1
—
—
—
—
fi 1
159
29
43
213
94
20
5
2
1
1
61
8
5
3
9
4
3
—
5
2
13
2
97
8
5
1
24
15
1
1
30
77
16
22
111
41
94
236
45
65
324
135
29
5
6
—
76
1
—
—
15
—
—
2
25
—
—
—
133
43
—
2
1
2
5
3
9
8
—
12
2
14
7
—
47
89
25
39
151
53
—
10
10
3
58
33
9
50
76
—
75
71
4
100
43
51
29
12
Двины:
У с т ю ж а н е ............................................................
Южаки (по р. Ю г у ) ...............................................
Из волости П е р м о г о р ь я ......................................
Из волости Ч е р е в к о в с к о й ..................................
Из волости Я гр ы ш ....................................................
Из волости Юрьев Н а в о л о к ..............................
Всего
7
. . . . ; .................................. ' .
Сольвычегодский уезд
Сольвычегодцы, усольцы
..................................
Из волости Л а л ь с к о й ...........................................
Из волости Л узская П е р м ц а ..............................
Из волости В и л е г о д с к о й .......................................
Комариченин (Алексинский стан) .................
Заборец (стан Баскачий) . . . .
• . . . . .
Всего
. . . . . .
...........................
Всего по бассейну Северной Двины
1
III. Б а с с е й н С е в е р н о й Д в и н ы и В а г и :
Важане (Важский у е з д ) .......................................
Подвинцы (Подвинская четверть) .................
Из волостей В ерхо- и Нижне-Тоимской . .
К о к ш а р ы .....................................................................
Устьянцы
Из Устьянских волостей ..........................
Из волости П е ж м а ......................................
Всего
............................................................
—
1
IV. Б а с с е й н В ы ч е г д ы , С ы с о л ы и Выми :
Я ренский уезд
Еренчане ........................................................................
В ы чегж ане.....................................................................
С ы с о л и ч и ....................................................................
* В о л о г о д с к и й у е з д , н е в х о д и в ш и й в со с т а в П о м о р ь я ,
аанны й с б а с с е й н о м р . С у х о н ы .
о т н е с е н к н е м у к а к о р г а н и ч е с к и св я
10*
147
Таблица
М ан газей ски й у езд
1 1690/91
г.
1666/67
г.
1630/31
й
1*
г.
г.
Е нисейски й у е зд
1629/30
1G31 г.
П р ои схож ден и е п ер еселен ц ев
23 ( п родолж ени е)
В ы м и ч п .........................................................................
20
15
103
97
11
—
В с е г о ............................................................
40
109
238
243
158
92
187
449
308
354
652
286
Итого
....................................................
В процентах ко всем учтенным людям . . .
В процентах ко всем людям, происхож де­
ние которых известно .......................................
lO Г—
ьЛ иО
со со
22,6
51,9
61,9
67,3
66,8
78,8
35,9
54,2
80,6
72,9
72,4
78,8
В . П р о м ы ш л е н н и к и и «гулящие» л ю д и Ма н г а з е й с к о г о
и Ени с е йс к ог о уездов, при ше д шие из З а п а д н о г о и Во с то ч н о г о П о м о р ь я ,
из це нтр ал ьн ых областе й Ро сс ии, а также с и б и р я к и
I. З а п а д н о е
Поморье:
2
2
—
2
—
9
—
—
—
—
2
«
6
9
3
3
2
1
2
—
—
—
4
1
8
—
—
—
—
1
1
—
—
—
2
2
10
—
2
—
3
1
5
—
4
8
22
10
15
8
4
1
—
6
—
—
—
—
—
2
—
—
—
6
1
9
1
1
—
—
—
—
—
—
—
1
—
—
—
2
—
—
—
3
—
1
3
—
1
1
9
20
3
13
Каргопольцы (Каргопольский уезд) . . . .
Из Чарондской округи ...........................................
Заонеж ане (Заонеж скпе п о г о ст ы )......................
Корела (Заонеж ские погосты) ..........................
Белозерцы (Белозерский уезд) * ......................
2
—
—
1
—
16
1
2
—
1.
1
—
—
2
В с е г о ............................................................
3
20
3
4
—
6
—
2
II. В о с т о ч н о е
Поморье:
Соли Камской (Пермская земля, Соликам­
ский уезд) ................................................................
Пермичи (Пермская земля)
..............................
Кайгородцы (Пермская земля, Кайгородский уезд) ................................................................
Сарапульцы (Пермская земля, Сарапульскпй у е з д ) ...............................................
Чердынцы (Пермская земля, Чердынский
уезд) .............................................................................
Вятчане (Вятская земля)
..................................
Всего
............................................................
III. П о в о л ж ь е
и северные
п р ит о ки Волги:
Угличане ....................................................................
П о ш е х о н ц ы ................................................................
Я р о сл а в ц ы ....................................................................
К о с т р о м и ч и ................................................................
Галичане ........................................................................
У н ж а к и ........................................................................
В е т л у ж а н е ....................................................................
Н и ж е г о р о д ц ы ............................................................
К а з а н ц ы ........................................................................
А с т р а х а н ц ы ................................................................
Всего
............................................................
* Б ел озер ск и й
п ри легаю щ и й .
148
уезд
не
2
—
—
—
—
входи л в состав
П ом орья,
—
1
1
но отн есен
—
—
—
—
—
—
—
к н ем у
—
7
3
—
—
—
—
—
1
1
2
10
к ак н еп оср едствен н о
Таблица
М анга зе й ­
ск и й у е з д
—
__
—
—
—
***
г.
г.
з
g ****
1690/91 г .
7 **
1666/67
1629/30
3*
1630/31
1655—
1657 гг .
V.
1631 г.
IV. П р о ч и е ............................................................
Е н и сей ск и й у е з д
г.
П р о и сх о ж д ен и е переселен ц ев
23 (окончание)
—
Сибирь:
В е р х о т у р ц ы ................................................................
Япанчинцы (туринцы) ...........................................
Тюменцы ....................................................................
Тобольцы ....................................................................
Б е р е зо в ц ы .....................................................................
Из Т а р ы .................................................................................................
Н а р ы м ц ы ............................................................................................
Томичи .................................................................................................
Мангазейцы и т у р у х а н ц ы ..................................
Енисейцы . . . • ...................................................
Красноярцы • ............................................................
Илимцы .........................................................................
Даурцы (селенгинцы и д р . ) ..............................
—
2
1
—
1
1
4
2
1
—
6
1
1
3
3
И
7
10
6
1
—
23
—
—
—
—
—
8
—
—
—
—
—
27
_
2
—
—
—
—
—
6
—
■
—
—
—
2
6
—
—
—
—
1
4
33
1
—
—
1
1
—
2
2
—
—
4
—
2
—
1
10
1
1
3
Всего
............................................................
23
72
19
51
18
19
Итого
............................................................
46
141
32
74
54
42
В процентах ко всем учтенным людям . . .
В процентах ко всем людям, происхож де­
ние которых и з в е с т н о ..................... • . . .
*
**
**•
****
5,6
16,3
6,4
14,1
5,5
11,8
8 ,8
17,0
8,4
15,2
6,5
11,8
Н о в го р о д ец , м оск ви ч, а р за м а сец .
Н овгородцы .
Н о в г о р о д ец , м оск в и ч , м уром ец .
С ем ь н о в г о р о д ц е в , с у з д а л е ц , м у р о м е ц .
на 13% (с 6647 дворов до 5731 двора) 25. То же наблюдалось и в Пустозерском уезде по Печоре. Немногочисленные жители уезда, заним ав­
шиеся главным образом рыболовством, морскими промыслами, отчасти
охотой и уходивш ие из своих слобод на весь летний сезон «по лешим
озерам и по речкам», уж е в первой половине X V II в. стали покидать
свой край и с семьями «разбредались кормитца в русские и сибирские
городы» 26.
Из Центрального Поморья, уездов Устюжского, Важского (с У стьин­
скими волостям и), Сольвычегодского, с большей части Яренского уезда
шел наиболее значительный в абсрлютных цифрах приток переселенцев
в Енисейский край. У казанны е уезды были наиболее населенными
во всем Поморье и по своей экономике наиболее развитыми. По данным
25 М. М. Б о г о с л о в с к и й .
Земское самоуправление на русском Севере
в XVII в., т. I. М., 1909, стр. 130; Прилож., стр. 64; П. И. И в а н о в . К истории
крестьянского землевладения на севере в XVII в. «Древности» — «Труды археогра­
фической комиссии Моск. археологического общества», т. I, вып. 3. М., 1899,
стб. 425, 429.
26 С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 78—81; А. И. А н ­
д р е е в . Колонизация Севера в XVI и XVII веках. «Очерки по истории колониза­
ции Севера», вып. 1. Пг., 1922, стр. 46.
149
1608— 1620 гг.. только в Устюжском, Сольвычегодском, Я ренском уездах
насчитывалось 13 442 двора и не менее ты сячи дворов в уездны х горо­
дах — Устюге Велпком, Сольвычегодске, Я ренске 27. Волости и станы , ле­
ж авш ие по берегам Северной Двины, Юга, Сухоны и Л узы , были райо­
нами развитого пашенного земледелия, производства технических куль­
тур — льна и конопли, развитого животноводства. По Л узе, на юге
Сольвычегодского уезда большое значение в хозяйстве местного коестьянства сохраняла охота. В волостях по Северной Двине была сосредоточена
м естная железодобываю щ ая промышленность. Н а ниж нем течении Су­
хоны вы делялся район товарного хмелеводства 28.
Своеобразным и в хозяйственном и в этническом отнош ении был
Я ренскпй уезд, систематически на протяж ении всего X V II в. дававший
н аряду с У стюжским уездом наибольшее количество переселенцев в Ени­
сейский край. По Вычегде было распространено земледелие, но, по-видпмому, менее развитое, чем в Устюжском уезде. Н аселение по Выми и
верхнему течению Сысолл занималось главны м образом охотой. Эти
районы оставались в X V II в. единственными в Европейской России, где
еще встречались соб ол и 2Э. По-видпмому, именно сысоличи и вымичи,
во множестве уходивш ие в Енисейский край, принесли туда технику
охоты за драгоценным зверьком.
В этническом отношении Я ренский уезд и входивш ая в состав Соль­
вычегодского уезда под названием «отписной сошки» Л узск ая Пермца
не были однородны. Земли, административно входивш ие в X V II в. в эти
уезды, ныне составляю т Коми-край. В нем ж или русские и коми, кото­
рые, по всей вероятности, составляли большинство местного населения.
Об интенсивности ухода населения из Сольвычегодского и Яренского уез­
дов, помимо данны х таблицы 23, ясно свидетельствую т такж е резуль­
таты переписей 1625, 1646 и 1678 гг. В Сольвычегодском уезде с 1625
по 1678 г. количество уездных дворов уменьш илось с 4150 до 3399, при­
чем в Л узской Пермце, уроженцы которой постоянно встречались в Ени­
сейском крае, к середине X V II в. население сократилось более чем напо­
ловину. В Яренском уезде переселение в Сибирь за период 1646— 1678 гг.
едва было компенсировано естественным приростом — 3292 двора
в 1646 г. и 3324 в 1678 г.30 Поэтому можно определенно считать, что на­
ряду с русским населением из П оморья в Енисейский край переселялось
большое количество и коми, которые в сибирских там ож енны х докумен­
тах отмечались как пжемцы. сысоличи, вымичи, лузяне, вилеж ане.
К сожалению , хозяйство П оморья — одной из важ нейш их областей
России X V II в. — до настоящ его времени недостаточно изучено и трудно
более конкретно представить особенности хозяйственной деятельности
населения в отдельных уездах, не говоря уж е о волостях. Тем н е менее
ясно, что в Енисейский край из Поморья приходили переселенцы с раз­
ными трудовыми навы ками, отраж авш ими их основные хозяйственные
зан яти я: земледельцы, выш едшие с посадов рем есленники — кузнецы,
кож евнпки, плотники, промысловики — охотники, ры баки и т. п.
Р езко бросается в глаза незначительность в Енисейском крае пересе­
ленцев из Западного Поморья — Заонеж ских погостов, Каргопольского
уезда, Чарондской окрути и примыкавш его к ним Белозерского уезда.
27 М. М. Б о г о с л о в с к и й. Земское сам оуправление.., Прилож., стр. 64—69.
28 А. Ц. М е р з о н, Ю. А. Т и х о н о в . Рынок Устюга В еликого.., стр. 203—205,
212—214, 649 и др.
29 «Очерки по истории Коми АССР», т. 1. Коми кн. изд., 1955, стр. 102—105;
С. В. Б а х р у ш и н . Научные труды, т. III, ч. I, стр. 140; А . . Ц. М е р з о и,
Ю. А. Т и х о н о в . Рынок Устюга Великого. ., стр. 240; И. С. М а к а р о в . Пушной
рынок Соли В ы чегодской.., стр. 154.
30 «Очерки по истории Коми АССР», т. 1, стр. 99— 102; М. М. Б о г о с л о в ­
с к и й . Земское сам оуправление.., Прилож., стр. 64.
150
Сравнительно малочисленны были такж е выходцы из Вологодского и Тотемского уездов. М ежду тем, эти уезды по численности населения не
уступали уездам Центрального Поморья. Заонеж ские погосты, располо­
женны е по восточному берегу Ладожского озера, по берегам Онежского
озера и рекам Выгу, Суме и Нюхче, впадающим в Онежскую губу, насчи­
тывали в 1646/47 г. 7284 двора. В Каргопольском уезде, расположенном
вокруг озера Л аче, по р. Онеге и ее притокам и по берегу Онежской
губы, в 1648 г. было 6325 дворов; в Чарондской округе, по озеру Воже,
по рекам, в него впадающим, и по южным притокам озера Л аче
в 1645/46 г. числился 2481 двор. В Тотемском уезде, по р. Сухоне и вер­
ховьям р. Ваги, в 1646 г. было 2255 дворов31. Д анны е таблицы 23 под­
тверждаю тся результатом «обыска», который был проведен в 1650 г.
в Енисейском уезде в связи с розысками уш едш их из Ш веции в Россию
карел. Во всем уезде не было обнаружено ни одного карел а и только
восемь человек, «разных чинов людей», назвали себя выходцами из Заонеж ья 32. Объяснение причин слабого участия Западного Поморья в про­
цессе образования населения Енисейского края не входит в задачу
настоящей работы, тем более, что движение населения П оморья в X V II в.
еще ж дет своего исследователя. Можно предположить, что направление
переселений из Поморья определялось старыми хозяйственными и эко­
номическими связям и между областями и установивш имися торговыми
путями. Во всяком случае в отношении Заонеж ских погостов и Каргопольского уезда, экономически слабо связанны х с Ц ентральным Помо­
рьем 33, это предположение имеет основание.
В литературе весьма основательно отмечалось не раз, что Восточное
Поморье (В ятская зем ля в составе Хлыновского, Орловского, Котельни­
ческого, Слободского, Ш естаковского уездов и П ермская зем ля в составе
Кайгородского, Чердынского и Соликамского уездов) в X V II в. интен­
сивно заселялось. Н. В. Устюгов убедительно показал, что Соликамский
уезд в это врем я на девять десятых заселялся выходцами из Поморья,
причем почти половину этих выходцев составляли жители ближайш их
к Соли К амской уездов, в том числе и восточно-поморских. Выходцев из
Северного и Западного Поморья там почти не б ы л о34. Успешно заселяв­
шееся Восточное Поморье в свою очередь активно участвовало в засе­
лении ближ айш их восточных областей У рала и Западной Сибири. В Кунгурском уезде, по переписи 1703— 1704 гг., более трети новоприходцев
было из уездов Восточного Поморья (34,5% ). В Западной Сибири,
но имеющимся данны м переписных книг Долматовских деревень (1669 г.)
и переписных книг Камышенской, Арамильской слобод, Колчеданского
и Катайского острогов (1695 г.), отмечается то же соотношение: 35%
всех новоприходцев — выходцы из Восточного П о м о р ья33. М ежду тем
этот переселенческий поток из Восточного Поморья на восток почти
не достигал в X V II в. берегов Енисея и в их заселении роль соликамцев,
кайгородцев, чердынцев и вятчан мало заметна.
Т ак ж е незначительно было переселение на Енисей из западносибир­
ских уездов. О выходцах из центральны х уездов Европейской России
склады вается впечатление, как о людях, попавш их в число енисейских
31 М. М. Б о г о с л о в с к и й . Земское сам оуправление.., Прилож., стр. 3, 10,
54, 59, 60, 64, 65.
32 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 387, лл. 75—83.
33 А, Ц. М е р з о н, Ю. А. Т и х о н о в . Рынок Устюга Великого.., стр. 224, 225,
239, 240 (см. карту), 636, 646.
34 М. М. Б о г о с л о в с к и й .
Земское сам оуправление..., стр. 129, 130;
Н. В. У с т ю г о в. Солеваренная промышленность Соли Камской в XVII в.,
стр. 144— 193; А. Ц. М е р з о н, Ю. А. Т и х о н о в . Рынок Устюга В еликого..,
стр. 499—501.
35 А. А. П р е о б р а ж е н с к и й .
Очерки колонизации Западного
Урала,
стр. 87; В. И. Ш у и к о в . Очерки по истории земледелия Сибири.., стр. 49—50.
151
промыш ленников в силу случайных обстоятельств. Некоторым исклю че­
нием из них можно считать ярославцев и галичан, постоянно связанны х
экономическими интересами с Устюгом, откуда они могли попадать уже
в Сибирь 36.
Слабое участие выходцев из Восточного Поморья в этом процессе по­
зволяет считать, что население из Поморья двигалось н а восток разли ч­
ными колонизационными потоками и в силу этого заселение отдельных
областей Сибири населением из Европейской части России имело свои
особенности. В М ангазейский уезд на соболиные и рыбные промыслы
приходили промыш ленники из Северного и Ц ентрального Поморья. Учи­
ты вая соотношение численности населения в этих двух областях Поморья,
следует считать, что относительно больший колонизационный поток шел
из северных уездов. Иное соотношение легко заметить в Енисейском
уезде. На протяж ении 60 лет (1630—1690 гг.) здесь неизменно преобла­
дали выходцы из Ц ентральною Поморья, составлявш ие 70—80% всех
приш ельцев, происхождение которых известно по таможенным докумен­
там. Выходцы из Северного Поморья играли в Енисейском уезде, без­
условно, второстепенную роль. Среди них единицами встречались уро­
ж енцы с Печоры и, по всей вероятности, из Кеврольского уезда.
Нет сомнения в том, что успех земледелия в Енисейском уезде
в X V II в. объяснялся постоянным притоком туда черносошных крестьянземлепаш цев из Устюжского и Сольвычегодского уездов. Немалую роль
в расш ирении енисейских паш ен сыграли и промысловики-охотники, ко­
торые ежегодно на зимний сезон «крутились» на промыслы, а летом в ка­
честве сельскохозяйственных работников зарабаты вали необходимые на
зиму «хлебные запасы» у местных земледельцев — крестьян, посадских
и служ илы х людей. П ромыш ленники и «гулящие» люди составляли не­
постоянное население сибирских уездов и, конечно, не все там остава­
лись, особенно в первые десятилетия заселения Енисейского края. Но
в процессе образования постоянного, главным образом земледельческого
населения Енисейского края, именно они были основным источником, за
счет которого росли различны е категории этого населения — и посадское,
и крестьянское, и служилое.
Таблица 24 показы вает, что постоянное население Енисейского
уезда, в частностп крестьянское, создавалось за счет описанных выше
колонизационных потоков.
Более сложно вы яснить социальное происхождение переселенцев. Как
правило, они не были склонны объявлять сибирским властям свое со­
циальное положение «на Руси». Им хорошо было известно, что переселе­
ние нетяглы х людей, хотя бы они и были членами семей посадских или
крестьянских тяглецов, разреш алось беспрепятственно. Поэтому бежав­
шие в Сибирь тяглецы, как правило, прежде всего объявляли себя или
промы ш ленниками пли «гулящими» людьми. Войдя в состав постоян­
ного населения, они предпочитали уклончиво объясняться по поводу
своего прошлого. Все крестьяне-новоприходцы во время переписи
1689— 1691 гг. поголовно объявили себя либо крестьянскими детьми, либо
детьми посадских людей. Конечно, поверить этим данным невозможно.
В 1679 г. при переписи крестьян, вкладчиков и работников Рождествен­
ского и Спасского монастырей Енисейского уезда опраш иваемые, н а­
деясь на заступничество монастырских властей в случае возникновения
каких-либо преследований, по-видимому, откровенно рассказали о своем
прошлом. Оказалось, что среди 53 монастырских крестьян и 53 (работ­
ников, приш едш их с «Руси», было 40 паш енны х крестьян и пять посад­
ских людей, бросивш их тягло. Остальные 61 человек были бывшими бо­
былями, служ илы ми людьми, половниками, дьячками, пономарями, чле36 С. В. Б а х р у ш и н. Научные труды, т. II. М., 1954, стр. 124; А.
з о н, Ю. А. Т и х о н о в . Рынок Устюга В еликого.., стр. 226, 227.
152
Ц. М е р-
Т а б л и ц а 24
П роисхож дение постоянного населения Енисейского у езд а
П рои схож ден и е
I.
М о н а с т ы р ск и е
крестьян е и
работники
(1679 г .)
Ц е н т р а л ь н о е
Помор !
К р естья н е,
посадск ие
лю ди, м она­
с т ы р ск и е
к р есть ян е
(1685—1687 г г .)
К р естьяне,
посадск ие и
сл уж и лы е
лю ди
(1689/90 г .)
е
1. Бассейн Сухоны:
Вологжане (Вологодский у е з д ) .....................
Тотмичи (Тотемский у е з д ) ..............................
Всего
........................................................
1
2
4
1
1*
1
6
2
22
41
10
2
2
3
1
9
4
1
22
40
55
61
20
1
—
24
2
3
29
5
1
21
29
35
10
10
8
3
12
14
10
1
8
23
3
1
37
35
—
* С сы льн ы й.
2. Бассейн Северной
Двины:
Устюжане (Устю жский у е з д ) ..........................
Сольвычегодцы, усольцы (Сольвычегодский уезд) . ...................... ....
Из волости Л а л ь с к о й ......................................
Из волости Л узская Пермца
. . . . . .
Из волости В и л е г о д с к о й ..................................
Из стана Пачеозерский .......................................
Всего
........................................................
3 9*
3. Бассейн Северной Двины—Ваги:
Бажане (Важский у е з д ) ...................................
Устьянцы (У стьянской в о л о с т и ),.................
Из волости П е ж м ы ...............................................
Всего
........................................................
4. Бассейн Вычегды, Сысолы и Выми (Яренский уезд):
Еренчане
.................................................................
В ы ч егж ан е............................................................ ....
С ы с о л и ч и ................................................................
В ы м и ч и ....................................................................
Всего
........................................................
31
Итого
Центральное Поморье . .
93 (79,5%)
II. С е в е р н о е
Двиняне (уездны е ж ители Двинского уезда)
Колмогорцы (ж ители Колмогорского посада)
Пинежане и кеврольцы (Двинский или Кеврольский у е з д ы ) ...................................................
Мезенцы (М езенский у е з д ) ..................................
Удоретины (М езенский или север Яренского
. уезда) .........................................................................
127 (58,8%)
133 (60%)
По м о р ь е
1
3
2
2
7
4
15
9
1
~
* И з н и х о д и н сс ы л ь н ы й .
1 5 3 --
Таблица
К рестьян е,
п осадск и е
лю ди, м она­
сты р ск и е
к р естья н е
(1 6 8 5 -1 6 8 7 гг.)
К р естья н е,
посадск ие и
служ илы е
лю ди
(1689/90 г .)
—
—
1
1
—
—
16(13,7%)
30(13,9%)
38 (17,1%)
—
1
i
—
3
1
—
1
—
3
—
—
2(1,7% )
5(2,3%)
3(1,3%)
--
3
1
1
3
1
1
1
1
4(3,4% )
5 (2,3%)
3(1,3%)
М онасты рски е
к р естьян е и
работники
(1679 г .)
П р ои схож ден и е
_
Пустозерцы (П устозерский у е з д ) .....................
Слобода Усть-И ж ма (П устозерский уезд) . .
С лобода Усть-Ц ильма (П устозерский уезд) .
Всего
........................................................
III. З а п а д н о е
В с е г о ........................................................
По мо р ь е
Соли Камской (П ермская зем ля, Соликам­
ский уезд) .................................................................
Кайгородцы (Пермская зем ля, К айгородский уезд) .................................................................
Б ятчане (Вятская з е м л я ) ..................................
Всего
........................................................
V. П о в о л ж ь е
и се ве рн ые
Угличане
.....................................................................
Я р о с л а в ц ы .....................................................................
Костромичи .................................................................
Юрьевцы
.....................................................................
Галичане .........................................................................
Всего
........................................................
VI. С и б и р ь ................................................................
VII. П р о ч и е ................................................................
Итого
по Енисейскому у езд у . .
2
По мо р ь е
Каргопольцы (Каргоиольский уезд) . . . .
Чарондской округ ....................................................
Б елозерцы (Б елозерский у е з д ) ..........................
К орела (Заонеж ские п о г о с т ы ) ..........................
IV. В о с т о ч н о е
24 (окончание)
п р и т о ки
—
—
—
—
1
1 (0,85%)
1 (0,85%) *
117(100%)
Волг и
2
1
1
1
1
—
1
—
—
—
6 (2,8%)
1 (0,5о/0)
16 (7,4%) ** 16 (7,2%) ***
28
27
(12,5%) **** (12,6%)*****
216 ******
(100%)
222 *******
(100%)
* П елы м ец.
* * Ч ет ы р е т о б о л ь ц а , п я т ь т ю м е н ц ев , тр и м а н г а з е й ц а и т у р у х а н ц а и д р .
* * * Д ев я ть тобол ь ц ев , дв а б ер езо в ц а , тю м ен ец , м а н г а зеец , и л и м ец , о ди н и з С ургута,
-один и з Я к у т и и .
**** в том ч и с л е д е в я т ь м о с к в и ч е й , т р о е к о м а р и ч е н , д в а м у р о м ц а , д в а н о в г о р о д ц а , д в а
и з Л итвы , м ордвин, к а за н ск и й татар и н , су зд а л ец , и з В л ад и м и р а , и з П е р ея сл а в л я Зал есск ого ,
в я зм п т п н , б е л г о р о д е ц , и з П у т и в л я , «ч ер к аш ен и н ». П о ч т и в с е с с ы л ь н ы е .
***** в т ом ч и с л е д е с я т ь м о с к в и ч е й , д в о е « ч ер к а с» и з Л у б е н , д в о е и з « п о л ь с к и х го р о д о в » ,
д в а с т а р о д у б п а , ч еты р е к о л о м н е т и н а , м у р о м е ц , с е в ч а н и н , м ц е н я н и н , с к о п и н е ц , с у з д а л е ц , п ер ее л а "
в е ц , п о л о т ч а в и н , и з М и х а й л о в с к о г о у е з д а ; п з н и х б е с с п о р н о сс ы л ь н ы х 18 ч е л о в е к .
* * * * * * В том ч и с л е 135 к р е с т ь я н , 28 у е з д н ы х п о с а д с к и х л ю д е й , 53 м о н а с т ы р с к и х к р е с т ь я -
нина.
******* в
том ч и с л е 162 к р е с т ь я н и н а , 53 у е з д н ы х п о с а д с к и х , с е м ь у е з д н ы х с л у ж и л ы х л ю д е й .
нами семей посадских и уездных тяглецов. Обстоятельные «сказки»
давали и уездные енисейские жители при составлении дозорной книги
в 1685— 1687 гг. (см. таблицу 25).
Т а б л и ц а 25
Социальное происхож дение ж ителей Енисейского уезд а
(1685— 1687 гг.)
Е нисей ск и X
С о ц и а л ь н о е п о л о ж е н и е «на Р у с и »
кр есть­
ян
Черносошные к р е с т ь я н е ......................................
П о л о в н и к и ................. ..................................................
Б о б ы л и .........................................................................
Посадские л ю д и .......................................................
Приборные служ илы е л ю д и ..............................
Монастырские вк ладч ики......................................
Дети черносошных к р е с т ь я н ..............................
» половников .......................................................
» б о б ы л е й ............................................................
» посадских л ю д е й ...........................................
» приборных служ илы х л ю д е й .................
» промышленных и «гулящих» людей . .
» монастырских вкладчиков ..........................
Дворовые л ю д и .......................................................
П р о ч и е ....................................................................
Всего
............................................
п осадск и х
лю дей
м она­
сты рск и х
к р естьян
35
1
1
4
8
1
58
3
2
4
—
—
—
1
4
5
—
1
1
—
13
—
1
4
—
—
—
—
3*
24
2
2
—
—
—
И
1
4
1
3
4
1
1
2*
122
28
56
_
* И з н и х о д и н — сы н сы н а б о я р с к о г о .
К ак видно, из имеющ ихся 206 «сказок», основную массу переселяв­
ш ихся составляли черносошные поморские крестьяне или члены их се­
мей. Исклю чение среди них могли составлять лиш ь выходцы из дворцо­
вых важ ских волостей, но и они у себя на родине ж или в условиях, по
существу не отличаю щ ихся от тех, в которых находились черносошные
крестьяне центральны х поморских уездов.
Служилое население Енисейского края, состоявшее из «приборных»
людей — стрельцов и казаков, как уж е выяснено, образовалось первона­
чально в результате присылки «на вечное житье» служ илы х людей
из Западной Сибири или набранных там ж е «вольных гулящ их людей».
Большинство переведенных служ илы х людей по своему происхождению
было из Поморья. Тобольск в X V II в. был не только центром Тобольского
разряда, в состав которого входило несколько сибирских уездов, но и
административным центром по управлению всей Сибирью. Поэтому
в Тобольске формировались пополнения для восточносибирских гарни­
зонов.
Специальный набор служ илы х людей для Тобольска был проведен
в 1630 г. в Поморье, где сын боярский Гр. Ш естаков в Тотьме, Соли Вы­
чегодской, а такж е на Вологде набрал «из вольных гулящ их людей»
485 ч ел о в е к й7. Крупное пополнение в сибирские гарнизоны поступило
в 1635 г., когда по специальному указу было велено переселить с семьями
в Тюмень 500 колмогорских стрельцов, в Тобольск — 70 стрельцов из
37 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 37, лл. 346, 354—357; стб. 49, лл. 117—119.
155
К аргополя п Устюга, на Т ару — 200 стрельцов с Вологды и 140 человек
с Н пж него Новгорода (в их числе «черкасы», «немчины», «литва») 38.
Известно, что крупны й набор на служ бу в самом Тобольске был про­
веден в 1639/40 г., когда было велено «в выбы лых тобольских служ илы х
людей место прибрать из вольных и гулящ их людей 154 человека к а за­
ков» 39. Тобольские власти не были заинтересованы в том, чтобы по­
полнять гарнизоны других городов за счет переселения из Тобольска
местных служ илы х людей, и обычно привлекали для этого переселенцев,
промышленнпков п «гулящих» людей.
В тех случаях, когда приказ К азанского дворца или Сибирский при­
каз, ведавш ие управлением Сибири, все ж е требовали переселения
именно тобольскнх служ илы х людей с семьями, то из числа «гулящих»
людей всегда находились желаю щ ие за соответствующ ее вознаграж де­
ние заменить переселяемых. Т ак было, например, в 1623 и 1634 гг., когда
в Енисейск поступплп не тобольские служ илы е люди, а главны м обра­
зом их «заемщики». Д аж е в 20-х годах, когда в Енисейский острог по­
сылались из западносибирских городов служ илы е люди — «годовальщпкп», они наним али вместо себя «заем щ и ков»40. В дальнейш ем вместо
выбывш их из строя, погибших служ илы х людей или при увеличении
численности гарнизонов воеводы М ангазеи, Енисейска, Красноярска
постоянно сами набирали на службу промы ш ленны х и «гулящих»
людей.
Помимо данны х, приведенных выше, о пропсхождении этих людей
можно судить по сохранивш имся челобитным, в которых мангазейские,
енисейские и красноярские служилы е люди просили разреш ения на ка­
зенных подводах вывезти с «Руси» свои семьи. У ж е говорилось, что за
1635— 1656 гг. известно 117 челобитных, поданны х по этому поводу. Как
правило, челобитчики отправлялись за семьями в Поморье — 36 человек
в Устюг и У стю жский уезд, 13 человек в Соль Вычегодскую и Сольвычегодскпй уезд, ш есть человек в Колмогоры и А рхангельск, три человека
в К еврольский уезд, ш есть человек в Я ренск и Я ренский уезд, остальные
в В аж ский уезд, в Каргополь, Тотьму, Белоозеро, Вологду, в Соль К ам­
скую, на В ятку н К аму. Только тринадцать человек вывозили свои семьи
не из Поморья, а из Москвы, К азани, С вияж ска, Романова, Ярославля,
У рж ума 41. В одной приказной справке 1636 г. определенно говорится,
что служплы е людп. на протяж ении 1620— 1630 гг. возбуж давш ие хода­
тайство в Москве о выдаче им казенны х подвод, предполагали перево­
зить своп семьи в Сибирь прежде всего из поморских городов 4\
К сожалению , в «пмянных» книгах, содерж ащ их перечень местных
служ илы х людей, далеко не всегда указы валось и х происхождение. По
именной книге 1637 г. из 372 енисейских служ илы х людей происхожде­
ние указан о только у 87 ч ел о век 43. Эти, правда очень неполные, данные
такж е говорят о преимущ ественно поморском происхождении служилы х
людей Енисейска. Из 87 человек лиш ь 19 происходило из Москвы, К а­
зани. Торопца, Н ижнего Новгорода, А страхани, Новосиля, Суздаля, К а­
шина. Свпяж ска. Галича, Вязьмы. В этой ж е связи следует отметить
любопытный штрих. Когда в 1641 г. возникло дело о побегах «новопри­
борных» служ илы х людей из К расноярска, то местные казаки опреде­
ленно подчеркнули, что беглецы, получив ж алованье и пищ али, напра­
вились на родину, причем именно в поморские города. Поэтому все вое­
38 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 60, лл. 508, 519; стб. 61, лл. 1, 13, 28, 35, 224,
287. 332. 343. 377. 431, 4 6 5 -4 7 8 ; стб. 83, лл. 607—608.
39 Там же. стб. 83. л. 482.
40 Там же. кн. 1. л. 252.
41 См. выше, стр. 124.
42 ЦГАДА. Сибирский приказ, стб. 53, л. 268
43 Там же. кн. 70. лл. 100— 118.
156
воды поморских уездов получили из Москвы грамоты с предписанием ло­
вить и высылать беглецов назад, в С ибирь44.
С ссыльными, при всей их незначительности в общей массе русских
переселенцев, в Енисейский край могли заноситься весьма разнообраз­
ные этнические традиции и элементы культуры. Помимо выходцев из
различны х русских областей, известное влияние могли оказать уро­
ж енцы западнорусских областей, украинцы («черкасы») из северных
областей У краины — из П утивля, Чугуева, а такж е из Белгорода, Ко­
роли, В алуек, Воронежа, К урска. Из более ю жных районов иногда попа­
дали в Енисейский край запорожские и кременчугские «черкасы». Часто
среди ссыльных были мордвины и черемисы. У ж е указывалось, что осно­
вание деревень Енисейского уезда Ч еркасской и Мордовской было свя­
зано с поселением ссыльных людей.
Сложный вопрос происхождения сибирского населения нельзя реш ать
ь целом для всей Сибири. Заселение и хозяйственное освоение разных
районов происходило по-разному. Эти особенности зависели и от этни­
ческого состава переселенцев, носителей определенных хозяйственных
навыков и традиций. Д ля X V II в., первого этапа хозяйственного освое­
ния Енисейского края, наиболее интенсивным был приток населения
главным образом из северных и центральны х поморских уездов. Дви­
гавш ееся различны ми колонизационными потоками, оно постепенно
составило основу старожильческого сибирского населения в местностях,
наиболее соответствовавш их по географическим и климатическим усло­
виям хозяйственному укладу, сложивш емуся у переселенцев на их ро­
дине. Именно этому населению и принадлеж ит подвиг первоначального
хозяйственного освоения края 43.
44 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 98, лл. 356—371, 433, 462.
45 Глава первоначально была опубликована в виде статьи «Происхождение
русского населения Енисейского края в XVII в.» («Сибирский этнографический
сборник», IV. М., 1962).
□TTU U U U U TJLI U UTJTXLl U LJ LX □T T C
Глава 7
РУССКОЕ ЖИЛИЩЕ И СЕЛЕНИЯ
0 происхождении переселенцев и о занесенны х ими этнических тра­
дициях, а такж е сю их приспособлении к местным природным условиям,
на основании чего можно судить и об интенсивности освоения края, инте­
ресные данные содерж атся в материале, характеризую щ ем один из
основных элементов народной материальной культуры — местное жи­
лищ е (тип п назначение отдельных ж илы х и хозяйственны х построек,
их планировка и техн и ка возведения, а такж е терм инология). О сибир­
ском ж плищ е X IX в. нетрудно судить по сохранивш имся описаниям
в специальной литературе; до настоящ его времени возможны полевые
этнографпческпе наблю дения над постройками того времени, а в редких
с л у ч а я х — даже середины X V III в. Облик ж е народного городского и
сельского ж илищ а 250—300-летней давности, периода первоначального
заселения русскими Спбирп, в частности Енисейского края, воссоздается
только по архивным данным, представляю щ им большую редкость; по
переписной книге монастырских деревень Енисейского уезда (1679 г.),
переписной кнпге постоялых дворов города Енисейска, составленной
в 1704 г., и отдельным частным документам (например, опись имуще­
ства, административная переписка по поводу пожаров, строительства
казенны х помещ ений ц п р .).
Менее полна по содерж ащ емуся м атериалу переписная книга 1679 г.
Переписчики, точно отмечая состав населения монастырских деревень
Енпсейского уезда, считали нужным описывать только некоторые дворы,
главным образом те. где ж или монастырские закладчики и работники.
Поэтому в кнпге имеется описание лиш ь 29 дворов, разбросанных по
20 деревням, усольям пли заимкам уезда. В этих дворах описаны 37 жи­
лых строений, а такж е разны е хозяйственные сооруж ения, но, как пра­
вило. без указан ия нх размеров, без описания видов отопления и вну­
тренней планпровкп ж илы х помещений. Отдельные описания сельских
дворов содерж атся и в дозорной кнпге Енпсейского уезда 1685—1687 гг.1
П ереписная книга постоялых дворов Енисейска 1704 г. была состав­
лена согласно указу П етра I. По этому указу местные власти во всем
государстве обязывались переписать у «всяких чинов людей» постоялые
дворы, где пускали па постой всяких «чинов проезж их людей», или сда­
вали в них «в наймы» избы, нодклеты, углы. Правительство предпола­
гало. оценив и выплатив владельцам стоимость таких дворов, «отписать»
пх в казну. Результат этой переписп сохранился только по Е н и сей ску2.
1 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 403; кн. 942.
2 Там же. кн. 1390. лл. 14—65. На эту переписную книгу обратил внимание
еще Н. Н. Оглоблпн. справедливо оценивший ее значение как единственной в своем
Эта книга содерж ит в большей или меньшей степени подробное описание
40 ж илы х строений с рядом хозяйственных построек (бань, колодцевг
хлевов, сенников), находивш ихся в 33 дворах. Ценность книги заклю ­
чается преж де всего в том, что в ней обозначены разм еры дворовых и
огородных участков, указаны типы домов, разм еры большинства жилых
и хозяйственны х строений и их частей, количество окон и их устройство,,
виды печного отопления, а такж е строительный материал. Н а основании
отдельных указан ий можно судить о положении домов но отношению
к улице, о технике строительства, о типах застройки усадеб. К сож але­
нию, почти совершенно отсутствуют в переписи данные о внутренней
планировке ж и л и щ а 3.
П оловину владельцев дворов — 17 человек — составляли посадские
люди, десять домовладельцев были рядовыми пешими казакам и, т. е.
наименее оплачиваемой категорией приборных служ илы х людей; два
двора принадлеж али казенны м («записным») плотникам, один — ка­
зачьему десятнику, и три двора — сыну боярскому и двум подьячим,
Нет оснований думать, что эти дворы, или во всяком случае большинство
их, специально строились как постоялые, и именно потому, как будет
показано ниж е, имели весьма значительную жилую площадь. П оказания
дворовладельцев создают впечатление, что к постоялому промыслу обра­
щались наименее обеспеченные или обедневшие яш тели, искавш ие даж е
незначительного заработка 4. Не случайно среди 33 дворовладельцев было
шесть вдов. Сдача углов в наем «всяким проезжим людям» приносила,
как показы вали дворовладельцы, доход всего лиш ь две деньги (одну ко­
пейку) с постояльца в неделю. Владельцы постоялых дворов показы вали,
что их постояльцы стали на постой в осенние месяцы 1704 г., т. е. тогда,
когда движение на торговых путях замирало до весны. Больш инство
постояльцев останавливалось на сравнительно короткое время, снимая
роде и очень любопытной преимущественно в бытовом отношении (Н. Н. О г л о бл и н . Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа, ч. I. М., 1895, стр. 79, 80,
3 1 2 -3 1 5 ).
3 Приведем для примера описание одного двора: «Двор енисейского пешей
службы казака Федора Булдакова на Воскресенской улице, идучи от Гостина
двора к Воскресенской церкви на левой стороне в межах, с одну сторону енисей­
ского посадского человека Данила Щукина. По другую сторону прежние квасные
избы порозжее место. С переднею сторону Воскресенская улица. Позади улица ж,
что подле острог. На том дворе хоромного строения горница на подклете мерою
трех сажен с аршином, у той горницы три окна колодные, да три ж окна волоко­
вые, двери у той горницы на крюках железных. В горнице печь кирпишная с тру­
бою выводною. Под тою горницею подклет, у того подклета окно колодное, три
окна волоковые. У того подклета дверь на крюках железных. У голбца дверь на
крюках ж е железны х. Позади передней горницы построена горница на подклете
мерою двух саж ен с аршином. У той горницы три окна колодные, окно волоко­
вое, дверь на крюках ж елезны х. У той ж е горницы в подклете окно колодное, три
окна волоковые, дверь на крюках железных. В подклете печь кирпишная с трубою
выводною кирпичною. Промеж горницею сени тесовые, а в сенях подволока, на
верху забрана тесом, мерою ж е сени длиинику трех сажен, поперег двух сажен.
Двери у сеней на ж елезны х крюках, в горничных ж е и в подклетных окнах окончины слюдные ш итухп и з железом. На том ж е дворе погреб с надпогребицею ме­
рою трех сажен, сверх напогребицы анбар. У напогребицы у верхнего анбара
двери на крюках ж елезны х, замок висячей. У анбара во дворе погребицы, хлев
скоцкой. На огороде колодез, баня старая двух саж ен ручных. Мерою земли под
тем хоромным строением длиннику двадцать одна сажен с полусаженыо, поперег
полсемы сажени, кругом двора огорожено заплотом, а огород частоколом. По­
крыты горницы и анбар и баня драньем, а на том дворе на постое торговых лю­
дей и с лавочными спдельцы двенатцать человек...» (ЦГАДА, Сибирский приказ,
кн. 1390, лл. 15об— 16, 21об—22).
4 В таком большом и оживленном городе, каким был в XVII в. Енисейск, ко­
нечно, строились и специально постоялые дворы. Вероятно, в конце 30-х годов
енисейский пушкарь Аксен Варламов поставил в городе «хоромы», обошедшиеся,
по его уверениям, в огромную сумму — 320 руб. По свидетельству домовладельца,
в помещения, не занятые его семьей, он «постоялыциков пускал, торговых и
промышленных людей и кортому у них пмал рублей по 20 и больше» (ЦГАДА,
Сибирский приказ, стб. 302, лл. 85—86).
сообща теплые подклеты или углы в избах. Только в четы рех дворах сда:
вались отдельные помещ ения целиком (избы, подклеты ). Владельцы
дворов обычно обеспечивали их дровами, освещ ением (лучиной) и са­
мыми необходимыми пищ евыми припасами — квасом, крупой, капустой,
солью. Стоимость всего этого вместе с оплатой за приготовление пищи
вклю чалась в плату за наем угла (1 алтын в неделю на человека).
Описываемые дворы находились в трех основных районах города:
семь дворов непосредственно в «городе», т. е. в пределах острога; 22 двора
на Н пж нем посаде, между острогом и берегом Енисея, и четы ре двора
такж е на посаде, но за М ельничной речкой, протекавш ей мимо острога
и Н ижнего посада и впадавш ей в Енисей. Таким образом, в переписи
представлены усадьбы, характерны е для различны х частей города.
Сопоставляя обе переписные книги — 1679 и 1704 гг., — можно
судить о типах местного жилищ а, об их особенностях, характерны х как
для городских, так и для сельских поселений. Ж илищ е рядовы х горожан
того времени, особенно в провинциальных щ родах, мало чем отличалось
от ж илищ а крестьян. В Сибири эта общность проявлялась более заметно,
чем в Ц ентральной России, хотя, конечно, городские и сельские дворы
имели свою специфику, в частности, в хозяйственны х постройках. Опре­
деление общих наиболее отчетливо проявлявш ихся особенностей в типо­
логии местного ж илищ а особенно важ но потому, что постройки, описан­
ные в обеих переписных книгах, могли быть возведены или первыми
русскими насельниками, или, в крайнем случае, вторым их поколением.
З н ан и я и опыт, использованные при строительстве жилищ , не могли вы­
работаться за короткий срок пребы вания русских переселенцев в Сибирп и, конечно, сложились значительно раньш е. П ереселенцы принесли
с родины традиционные представления о наиболее рациональны х строи­
тельных и конструктивны х приемах. На планировке городских кварта­
лов, на площ ади дворов и ж илы х помещ ений, господствующих типах
застройки и т. п. отразились специфические условия Сибири — обилие
леса, отсутствие земельной тесноты в только что возникш их городах,
суровый клихгат.
Площадь дворовых участков в Енисейске, к а к и в других городах, на­
ходилась в прямой зависимости от плотности заселения. В Енисейске,
только обстраивавш емся в течение X V II в., зем ельная теснота не ощу­
щ алась. Можно думать, что усадьба в 1000 м2 в городе была обычным
явлением. Только одна усадьба подьячего, принадлеж авш его к местной
административной верхуш ке, занпмала 3625 м2. И з 33 усадеб девять
занимали площ адь от 1000 до 1500 м2, пятнадцать — от 630 до 1000 м2
и шесть усадеб (из них четыре, вероятно, без огорода) — до 600 м2;
площ адь остальных не указана. В среднем площ адь дворовых усадеб
в городах Ц ентральной России была несколько меньше и не превышала
1000 м2. А. С. Л аппо-Данилевский, утверж давш ий, что величина дворо­
вых и огородных мест в различны х провинциальных городах Централь­
ной России X V II в. была очень разнообразна (Ш уя, К аш ира, Ста­
рица, С тарая Русса и др.), считал возможным их максимальный размер
считать в 2 0 0 2 саж еней (915 м2) 5. На юге, в городах, расположенных по
оборонительным линиям, приборным служ илы м людям под дворы и ого­
роды отводилось тогда ж е от 730 до 915 м2 (Р язан ь, Болховой, Козлов
и др.) 6. В Москве, как в более населенном городе, средняя плотность за­
селения зависела от местоположения квартала в городе. В окраинной
М ещ анской слободе в X V II в. дворовый надел в среднем равн ялся 445 м2,
а в Кисловской слободе, находивш ейся в центре города, — максимально
5 А. С. Л а п п о - Д а н и л е в с к и й . О величине дворовых и огородных мест
древнерусского города. «Записки Археологического общества», т. III. СПб., 1888,
стр. 3Q8, 314.
6 В. А. А л е к с а н д р о в . Стрелецкое войско на юге Русского государства
в XVII в. Рукопись кандидатской диссертации. М., 1947, стр. 87—97.
160
272,5 м2. П лощ адь дворового участка зависела и от социального поло­
ж ения домовладельца. На центральной Великой улице усадьба заж иточ­
ного человека достигала 900—1000 м2. 7 «В среднем тяглы й посадский
двор представлял собой участок приблизительно в 125 квадратны х саж е­
ней» (т. е. 567 м2), — писал о московских дворах X V II в. С. К. Богояв­
ленский 8.
Усадебные участки в Енисейске, как и в ремесленных кварталах дру­
гих русских городов X V II в., по форме представляли прямоугольник, вы­
ходящий наиболее короткой частью (поперечником) н а улицу, тогда как
длинная сторона заверш алась огородом. В переписной книге указано
наличие огородов в 25 усадьбах; только в одном случае огород распола­
гался напротив усадьбы через проезжую улицу. Ввиду того что опись
дворов проводилась не сплош ная (по кварталам ), а выборочно, трудно
судить о тождественности площ адей смежных участков и об устойчивом
соотношении длинника с поперечником в границах одного к в а р т а л а 9.
Тем не менее в отдельных районах города прослеживается определенная
общность. В «городе» из семи участков пять имели длинник от 37 до
41 м, один — 45,5 м и один — 55,5 м. Три участка из четы рех на посаде
за Мельничной речкой имели длинник в 32—34 м. На Н иж нем посаде
описываемые участки (21) были различной протяженности
(ш есть
участков от 36 до 43 м, шесть участков от 47 до 51 м, четыре участка
от 61 до 85 м, остальные менее 32 м ). Величина поперечника у всех этих
участков была крайне разнообразной — от 8,5 до 42,5 м. Дворовое про­
странство огораж ивалось заплотом с двустворчатыми воротами (что
было характерно для сибирских дворов и в дальн ей ш ем ), а огороды —
частоколом.
Несмотря на неполноту данных, записанны х в переписной книге Ени­
сейска, можно считать, что жилые помещ ения в городских дворах тор­
цовой стороной выходили на улицу, ибо в ряде случаев длина жилого
строения превосходила .размеры поперечника участка 10. К варталы Ени­
сейска иногда состояли из одной линии усадеб, так что ж илые строения
выходили на одну улицу, а огороды упирались в другую, параллельно
идущую. Во дворах, стоявш их вдоль берега реки, жилые строения ста­
вились, по-видимому, такж е торцом к реке.
Тип ж илы х построек в городских и уездных дворах^ Енисейского
уезда весьма показателен. Некоторые авторы, исследовавшие древнерус­
ское народное ж илищ е, подчеркивали, что трехкам ерная постройка
в X V II в. не была широко распространена. Г. Громов, анализировавш ий
альбом М ейерберга как источник по истории русского крестьянского
жилища Ц ентральной России, приш ел к выводу, что жилищ а, представ­
ленные в альбоме, в основном однокамерные и . II. и Б. Гольденберг,
говоря о Москве, утверж дали, что только «аристократия» ремесленпого
класса располагала трехкамерной избой (изба, сени, клеть), средний же
ремесленник довольствовался только избой и сенями или одной избой,
7 М. Г. Р а б и н о в и ч . Дом и усадьба в древней Москве. «Советская этногра­
фия», 1952, № 3, стр. 58—59; П. и Б. Г о л ь д е н б е р г . Планировка жилого квар­
тала Москвы X V II—XIX вв. М.—Л., 1935, стр. 49, 61, 62.
8 «История Москвы», т. I. М., 1952, стр. 504.
9 О подобной форме городских участков как явлении, характерном для город­
ской планировки того времени, см.: А. С. Л а п п о - Д а н и л е в с к и й . О величине
дворовых и огородных м е с т .., стр. 309.
10 Описываемая форма дворовых участков, их площадь, постановка дома по
отношению к улице сохранились в восточносибирских селах до настоящего вре­
мени. См.: Е. А. А щ е н к о в . Русское народное зодчество в Восточной Сибири. М.,
1953, стр. 38, 44; Н. Щ у к и н . Быт крестьянина Восточной Сибири. «Журнал ми­
нистерства внутренних дел» (далее — ЖМВД), 1859, № 2, отд. III, стр. 32;
Г. С т е п а н о в . Об Енисейской губернии. ЖМВД, 1835, август, стр. 436.
11 Г. Г р о м о в . Альбом Мейерберга как источник по истории русского кре­
стьянского жилища. «Советская этнография», 1955, № 1, стр. 164— 171.
И
В. А. А л ек сан дров
161
отапливаемой п о-ч ерн ом у12. Другие исследователи придерж ивались
иного мнения. С. К. Богоявленский писал, что «наиболее распространен­
ным тппом московских построек была так н азы ваем ая двойня, состояв­
ш ая из двух срубов и сеней между нпмп»; правда, он тут ж е оговари­
вался. что «жплпщ а бедняков обычно состояли из одной избы» 13.
П. И. Засурцев, на материалах Новгородской археологической экспеди­
ции последуя жнлпщ а, расположенные в Неревском конце Новгорода и
датируемые не позднее X V I в., приш ел к выводу, что н аряд у с широко
известными в Новгороде однокамерными постройками там существовали
двухкамерны е и в редких случаях даж е трехкамерны е (из 203 по­
с т р о е к — 28), прослеживаемые «при раскопках регулярно на протяжении
X —X V I вв.» В своей диссертации «Усадьбы и постройки древнего Нов­
города» П. И. Засурцев приш ел к выводу о преимущ ественном быто­
вании с X III в. в Новгороде однокамерных построек и трехкамеряы х
связей И.
В Енисейском уезде в X V II в. трехкамерное ж илищ е было распро­
странено в быту русского населения. П равда, зам ена клети вторым теп­
лы м помещ ением (горницей), наличие которого в первой половине
X IX в. считалось характерны м для сибирского старожильческого насе­
ления 15, в конце X V II в. только намечалась.
Б ольш ая часть ж илы х помещ ений в Енисейске представляла собой
трехкамерное строение — связь. Всего в 33 городских дворах находилось
40 отдельных ж илы х строений, из них — 29 трехкамерны х, восемь —
двухкамерны х и три — однокамерных. Трехкамерное ж илищ е преиму­
щ ественно (25 строений) состояло из одной теплой части (изба, гор­
н и ц а), сеней и клети. Только в четы рех трехкам ерны х ж илищ ах име­
лось по два теплы х п о м ещ ен и я16. Б ы вал и случаи, когда у одного домовла­
дельца на участке стояло по два трехкам ерны х строения. Двухкамерные
ж плпщ а в редких случаях были единственным ж илы м помещением на
одном дворе (всего п ять случаев). Однокамерные ж илищ а находились
н а участках, где стояли двух- и трехкамерны е жилищаВ отдельных случаях под постоянное ж илье были приспособлены,
помимо пзб и горниц, подклеты, что представляет собой довольно редкое
явление в быту русского населения. По-видимому, енисейские домовла­
дельцы, с одной стороны, таким путем стремились утеплить основную
часть жилого помещ ения, а с другой, — вы гадать лиш нюю годную для
круглогодичного ж и лья площ адь и сдать ее многочисленным приезжим.
Т акие отдельные помещ ения обычно сдавались в долгосрочный наем.
Т ак, во дворе посадского человека Я кова Тугунщ ика подклет сдавался
в годовой наем «прихожему человеку», серебрянику М аксиму Петухову
с семьей. Во дворе вдовы подьячего П расковьи Гусевой в подклете также
ж и л круглы й год енпсейский казак. В подклете ж ил с семьей и «енисей­
ский» ж итель М ихаил Закоурцев. Посадский человек Яков Красиков
отапливаемы й подклет сдавал на постой зимой «всяким приезжим
людям». Спрос на ж илье в переполненном всяким людом городе был на­
столько велик, ч ю под постоянное ж илье сдавались «баня ж илая», «осо­
бая скотская изба». В уезде трехкамерны е ж плы е строения распростра­
нены были несколько менее, чем в городе. В переписной книге мона­
12 П. и Б. Г о л ь д е н б е р г . Планировка жилого квартала Москвы.., стр. 49.
13 «История Москвы», т. I, стр. 506.
14 П. И. З а с у р ц е в . Постройки древнего Новгорода. «Материалы и исследо­
вания по археологии СССР», Д° 65. М., 1959, стр. 280—287; О н ж е . Усадьбы и по­
стройки древнего Новгорода. Автореферат диссертации на соискание ученой сте­
пени кандидата исторических наук. М., 1962, стр. 10, И .
15 Н. Щ у к и н. Быт крестьянина.., стр. 32; А. И. К и р и л л о в . Очерк Сибири.
ЖМВД, 1839, Дг 12. стр. 431; Г. С т е п а н о в . Об Енисейской губернии, стр. 436—
437.
16 В двух случаях две избы соединялись сенями, в одном случае две горницы
соединялись сенями и в последнем случае изба и горница соединялись сенями.
162
стырских деревень 1679 г. было отмечено в 29 дворах 37 жилых строе­
ний, из которых 12 строений представляли собой трехкамерное жилищ е
и 15 — двухкамерное. Одно из трехкамерны х ж илищ было построено
даже на отъезж ей паш не; использовалось оно под ж илье только во время
страды. В дозорной книге 1685—1687 гг. имеется дополнительное опи­
сание еще трех уездных монастырских дворов, в которых находилось
пять трехкамерны х, одно двухкамерное ж илищ е и «келья» с перерубом,
с сенями и клетью 17.
Д ругая характерн ая особенность русского ж илищ а в Енисейском
уезде заклю чалась в разм ерах (см. таблицу 26). По площ ади жилые
строения были весьма значительны. В среднем трехкамерное городское
строение-связь занимало в длину 18— 19 м. Точное указание длины всех
частей трехкамерного строения в переписной книге имеется только
в 15 случаях (одно строение достигало 20,9 м, восемь строений — 18—
19, два строения — 16— 17 и четыре строения — 13—14 м) !8.
Таблица
26.
П лощ адь жилых помещ ений в Енисейске (1704 г.)
О б щ ее к о л и ч е ст в о
О б щ ее к о л и ч е с т в о
Р азм ер в м 2
4,4 (2,1 X 2,1)
1 0 , 2 ( 3 , 2 X3 , 2 )
1 2 , 3 ( 3 , 5 X3 , 5 )
1 8 , 5 ( 4 , 3 X4 , 3 )
25 (5 X 5)
28,1 (5,3 X 5,3)
Т еп л ы е
пом ещ е­
н и я (из­
бы , г о р н и ­
цы , у т е п ­
лен н ы е
подклеты )
1
—
3
5
4
Р азм ер в м 2
С ени
К лети
2
—
1
3
—
1
—
—
3
—
3
32,5 (5,7 X 5,7)
38,4 (6,2 X 6,2)
41 (6,4 X 6,4)
50,4 (7,1 X 7,1)
7 2, 3 ( 8 , 5 X8 , 5 )
Т еп л ы е
п ом ещ е­
н и я (и з­
бы , г о р н и ­
цы , у т е п ­
л ен н ы е
подклеты )
5
1
21
4
—
С ени
К лети
—
4
—
1
—
2
—
—
При постройке городских хозяйственны х и ж илы х помещений, как
видно из приводимой таблицы, вы держ ивались определенные «типовые»
размеры. Из 44 теплы х помещ ений и утепленных подклетов, размеры
которых были отмечены в переписной книге, половина была размером
6,2 X 6,2 м или 6,4 X 6,4 м (т. е. 38,4—41 м2).
К ак указы валось выше, в переписной книге монастырских деревень
размеры сельских помещ ений указы вались очень редко. Тем не менее
можно полагать, что теплые помещ ения по площ ади не уступали город­
ским ж илы м помещ ениям, а может быть, и превосходили их. В одном
случае однокамерное жилищ е (изба) имело площ адь в 42,3 м2
(6,5 X 6,5), а в трех других случаях теплое помещение в двухкамерном
17 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 403, лл. 2об, Юоб, 13, 15об, 18об, 22, 24—33,
37, 45, 11боб, 143, 152об, 155об, 166; кн. 942, лл. 25, 37, 62об.
18 Те ж е измерения указывает Е. А. Ащепков, говоря о старых избах Восточ­
ной Сибири, сохранившихся поныне (Е. А. А щ е п к о в . Русское народное зодче­
ство.., стр. 82). Вычислять площадь жилых строений в целом и отдельных частей
их приходится с некоторой долей условности; в переписной книге указывалась
только длина одной стороны помещения (теплого, сеней, клети), причем иногда
длина сеней и клети давалась суммарно. По-видимому, речь шла о наиболее рас­
пространенных квадратных помещениях, так как в редких случаях, когда то или
иное помещение было явно удлиненной формы, указывались два измерения. Кроме
того, переписчики лишь в редких случаях указывали, какой вид сажени они имели
в виду, фиксируя то или иное измерение (казенную трехаршинную сажень или
маховую — «ручную» в 2,5 аршина); так как в переписной книге чаще встречается
указание на казенную, или печатную, сажень, то во всех спорных случаях опа и
принята нами за основную.
11*
163'
ж илищ е (изба—сени) и однокамерное ж илищ е (изба) достигали 72,3 м2
(8,5 X 8.5) i9. Такие помещения, особенно для того времени, нужно
считать, безусловно, большими. Срубы, открытые археологическими
раскопками в Новгороде, значительно меньш их размеров. Из 22 срубов
X V —XVI вв., стоявш их там на Великой улице и бывших, несомненно,
ж илыми помещ ениями (сохранились остатки печей и очагов), только
шесть занимали площ адь более 28 м2, из них только два — свыше 40 м2.20
Подобных материалов сколько-нибудь массового характера по другим
городам в настоящ ее время нет. Вероятно, в Москве ж илищ а рядовых
посадских людей были подобны новгородским. Так, во время раскопок
в Зарядье (1946— 1950 гг.) было вскрыто ж илищ е горож анина средней
заж иточности (середина X V II в .), состоявшее из трех рядом стоявших
срубов общей площадью в 40,6 м2 (4,4 X 4,55; 3,3 X 3,5; 3 X 3 ) 21. По опи­
санию 1646 г., во дворе тяглеца Больш ой Коню ш енной слободы Мины
М ихайлова «хоромы» состояли из поземной ж илой избы в 29,2 м2
(5,4 X 5,4), рубленых сеней в 42,3 м2 (6,5 Х б ,5) и рубленого же «пристениш ка». Дом гостиной сотни М ануила Федорова, стоявш ий в то же
время на Н икитской улице, был не на много больше. Он состоял из ело­
вой избы (6,5 X 6,5 м ), дощатых сеней и клети на «низком подклетце» 22.
В Енисейске в городских дворах общая площ адь теплы х помещений,
приходящ ихся на одно строение, достигала огромных размеров. Только
в трех дворах теплое жилое помещение по площ ади занимало меньше
30 м2 (24, 25, 28 м2). Нередко такие помещ ения достигали 100 м2, как
это было, например, во дворе пешего к а зак а Ф едора Булдакова (две
соединенные сенями горницы в 50,4 и 25 м2 на подклетах, из которых
одпн в 25 м2 был ж и лы м ), или у посадского человека П авла Орлова (две
избы по 41 м2, соединенные сеням и). В других дворах стояло по два и
даж е по три двух- и трехкамерны х строения. Посадский человек Лука
Котков имел во дворе избу с горницей (41 и 35,2 м2) и сенями и от­
дельно избу с сенями и клетыо, измерения которой не указаны , и т. д.
Обычно если во дворе стояло два или три отдельных ж илы х строения, то
в новом ж ила сем ья дворовладельца, а старые сдавались в наем.
Сени и клети (в отдельности) по площ ади были меньш е или равны
теплому жилому помещению, что представляло собой общее явление
в русском народном ж и л и щ е 23. Только в двух случаях в Енисейске сени
(и в одном случае клеть) превы ш али по своим разм ерам теплое поме­
щ ение 24. Вместе с сенями и клетям и ж илые строения в Енисейске зани­
мали очень большие площади. К сожалению , можно установить общую
площ адь только у пяти двухкамерны х и у семи трехкам ерны х построек.
Л иш ь одно «старое ветхое» двухкамерное строение, стоявш ее на дворе
посадского человека Н икифора Ч улош нпкова, имевшего на участке еще
и трехкамерную постройку, занимало площ адь в 22,9 м2. Другие двух­
камерны е постройки были в 37,8, 42,8, 43,5 и одно даж е в 82 м2. Пло­
щ адь трехкамерны х построек колебалась от 70 до 150 м2.
Трехкамерны е городские постройки в большей части возводились на
высоком подклете, что было характерно и для сибирского жилища
19 ЦГАДА. Сибирский приказ, кн. 403, лл. 143,
166;
кн. 942, л.25.
20 «Труды
Новгородской археологической экспедиции». — «Материалы и иссле­
дования по археологии СССР», № 55. М., 1956, стр. 50—58, 137 (подсчет наш. —
В. Л.).
21 М. Г. Р а б и н о в и ч . Дом и у са д ь б а .., стр.
67.
22 ЦГАДА,
Сибирский приказ, стб. 79, л. 541;
стб.
282, л. 69.
23 Е. Э. Б л о м к г. и с т. Крестьянские постройки русских, украинцев и бело­
русов (поселения, жилища и хозяйственные строения). «Восточнославянский этно­
графический сборник (Очерки народной материальной культуры русских, украин­
цев и белорусов в X IX —начале XX в.). Труды Ин-та этнографии нм. Н. Н. Миклу­
хо-Маклая. Новая серия», т. XXXI. М., 1956, стр. 62.
24 Дом
посадского
человека
Самойлы
Боброкова — изба
7,1 X 7,1, сени
8.5 X 8,5, клеть 5,3 X 5.3 м; дом сына боярского Алексея Чемесова — изба
5,3 X 5,3, сени 6.4 X 6,4. клеть 6,4 Хб,4 м.
164
в X IX в.25 Когда подклеты превращ ались в жилье, то вся постройка при­
обретала вид двухэтаж ного дома. Изредка первый этаж составляли сени
или клеть. По сохранивш емуся описанию 40-х годов таким же большим
было ж илищ е представителя енисейской служилой аристократии — из­
вестного казачьего головы П. Бекетова. В его дворе в Енисейске стояли
«хоромы» — горница на подклете и сени с подсеньем и крыльцом, повалуша «о трех ж итьях», на заднем дворе — изба на «замостье», сени и
клеть. Гут ж е на дворе стояло пять лавок, «сушило» и б а н я 26. В уезд­
ных дворах подклеты не описывались, но некоторые избы особо отмеча­
лись как поземные; поэтому можно предполагать, что большинство дру­
гих изб стояло на подклетах.
Комплекс хозяйственны х помещений в городских и уездны х дворах
имел некоторые отличия. В городских дворах хозяйственные постройки
описаны, по сравнению с жилыми помещениями, менее тщ ательно, и не
в каждом дворе отмечен полный комплекс хозяйственны х построек. Всего
в рассматриваемы х 33 дворах упомянуто 15 хлевов, две стаи конских,
13 сенников, восемь амбаров, 12 погребов, 21 баня, четыре колодца.
В городе, где площ адь дворов была все ж е ограничена, хозяйственные
постройки, преж де всего хлева и амбары, чащ е устраивались под ж и ­
лыми помещ ениями; девять хлевов было устроено под сенями и шесть
амбаров — под разны м и жилыми помещениями. Часто под клетями
устраивали погреба. Отдельно во дворах стояли сенники; в тех случаях,
когда хлева стояли во дворах отдельно, сенники устраивали над ними 27.
В описанны х в 1679 г. 29 уездных дворах отмечены 31 хлев, 12 стай
конских, девять поветей, два сенника, четыре сарая или сенника,
22 хлебных амбара, десять бань, семь погребов, девять овинов, суш ильня.
В этих крестьянских дворах хозяйственные постройки ставились от­
дельно от ж илых, во дворе или на улице. Все хлева были расположены
во дворе, и над ними устраивали повети; в одном случае над поветями
был выведен еще сарай. Подобная конструкция хозяйственны х построек
характерна для двухъярусного двора, где «поветь — это второй этаж,
в котором хранится сено и под которым находится скотный двор» 28.
В генетической связи с хозяйственными постройками севернорусского
двора находится «стая конская», широко распространенная в Енисейском
уезде в X V II в. Н а русском Севере стаей назы вали срубную конюшню,
которую ставили обычно в конце двора 29. Е. Э. Бломквиет отмечала, что
в Сибири нередко в прошлом для скота не делали особого помещ ения,
и он всю зиму находился на дворе под открытым небом; в других слу­
чаях устраивали в заднем дворе заплот (забор) со стороны господствую­
щих ветров и н а в е с 30. В X V II в. под «стаей конской» подразумевался
скорее всего загон для содерж ания лошадей, иногда крытый, над кото­
рым устраивали поветь. В переписной книге городских дворов по поводу
одной стаи указано, что она «забрана в заплот» (т. е. окруж ена бревен­
чатым забором). Две стаи в городских дворах были расположены позади
трехкамерных строений.
Во многих городских и уездных дворах стояла баня. В городе ее чаще
всего ставили на огороде, значительно реж е — на дворе; в уезде — почти
всегда на улице, перед двором. В большинстве случаев их площ адь рав­
нялась 18,5 или 27,5 м2 (4,3 X 4,3; 6,4 X 4,3); в отдельных случаях
в банях устраивали «передсенье». Почти при каждом крестьянском дворе
имелись хлебные амбары; иногда они были «о дву жирах» или «дву
25 Г. С т е п а н о в . Об Енисейской губернии, стр. 436—437.
26 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 136, лл. 222—225.
27 Позднее (в XIX в.)в сибирских дворах над хлевами обычно также устраи­
вали сеновалы (Н. Щ у к и н . Быт крестьянина.., стр. 35).
28 Е. Э. Б л о м к в и е т . Крестьянские постройки.., стр. 203.
29 Там ж е, стр. 168.
30 Там же, стр. 208, 209.
165
житьях» 31. За редкими исклю чениями их ставили на улице против двора.
Овины ставились на гумнах, погреба — во дворе или на улице; в одном
случае указан а кры ш ка (творило), но обычно над ними устраивали
надпогребицу.
Из других, не связанны х с дворовой застройкой хозяйственны х соору­
жений, по сохранивш имся описаниям, наиболее полно можно судить
о мельницах. Еще в 1625 г. в Енисейске и в уезде мельниц не было
вовсе, и местное — служилое и крестьянское — население пользовалось
ручными жерновами и варило из рж и кутью. С быстрым ростом пашни
в уезде, местное население начало строить водяные и ветряны е мель­
ницы. Я кутский воевода П. Головин, п роезж ая через Енисейск в 1640 г.,
отметил наличие там большого количества ветряны х мельниц. Вряд ли
это свидетельство верно, так как в дальнейш ем ветряны х мельниц в Ени­
сейске почти не б ы л о 32. По данным дозорной книги уездного населения
1689— 1691 гг. и по оф очны м мельничным книгам 1695 и 1698 гг., в Ени­
сейском уезде ветряны е мельницы встречались как исключение; в по­
давляю щ ей массе мельницы были водяные, главны м образом колесчатые.
Всего в Енисейском уезде в 1694/95 г. насчитывалось 116 мельниц, из
которых лиш ь четыре были ветряны е 33. К олесчаты е мельницы ставились
на речках и ручьях обычно одним дворовладельцем или тремя-четьщьмя
семействами. Д ля совместного пользования целыми деревнями мельницы
ставились редко. П ри постройке водяных мельниц русские переселенцы
использовали имевш ийся у них опыт. Любопытный эпизод произошел
в Енисейске в 1628 г. Присланный из Тобольска мельничный мастер, по
происхождению «литвин», начал ставить казенную мельницу «без кре­
постей, не по-русски, на сваях» и не укрепил плотину. Только что
построенную мельницу первой ж е «скопною» водой снесло «без остатка».
Тогда воевода Василий Аргамаков поручил ставить новую плотину и
«делать мельницу и колеса с русского обычая» «гулящему» человеку
Ф илату Ж ернокову. Она была благополучно сооруж ена и успешно рабо­
тала 34. В М ангазейском уезде местные ж ители для помола привозимого
зерна такж е пытались, по-видимому, ставить водяные мельницы в XVII
и в начале X V III в. Однако эти попытки не увенчались усп ехом 35. На­
ряду с небольшими мельницами отдельные местные ж ители в промысло­
вых целях ставили огромные сооружения. В 1649 г. в Енисейске вое­
вода воспользовался затруднительны м полож ением посадского человека
А ндрея Свечника и приобрел у него требовавш ую ремонта мельницу
на речке Зы рянке. Основное ее помещ ение «о трех ж итьях», где поме­
щ ались два жёрнова, достигало почти 170 м2. Отдельно стояла суш ильня
для зерна площ адью в 74 м2. В зимнее врем я эта мельница молола
в сутки до 100 четвертей (до 800 пудов) зерна, а летом — еще больше.
При ремонте большой плотины, на которой был устроен проезжий мост,
потребовалось только «в добавку» 25 ты сяч пудов камней. Владелец
мельницы доказы вал, что постройка ее обошлась ему в 945 руб. Местные
енисейские жители, привлеченные к .переоценке мельницы после казен­
ного ремонта, стоившего 320 руб., установили ее стоимость в 815 руб.36
О внутренней планировке ж илищ переписные книги не содержат
почти никаких данных. Почему-то переписчики аккуратно отмечали
31 ЦГАДА, Сибирский приказ, кн. 817, лл. 260—263; кн. 1419, л. 97, 189, 193
(По своей площади хлебные амбары были очень различны: от 4,8 м2 до 41,3 м2,
а. возможно, и более).
22 Там же, стб. 12. л. 8; стб. 75, л. 631.
33 Там ж е, кн. 1089, лл. 185— 196об; кн. 1229, лл. 209—219; кн. 1419, лл.35, 42об,
45. 53об, 57об, 68, 77, 86об, 89, 96, 105, 111, 121, 151об, 161,169,180об, 182об, 216об,
220, 222об. В дальнейшем в рассматриваемом районе употреблялись главным об­
разом водяные мельницы (Е. Э. Б л о м к в и е т . Крестьянские постройки.., стр. 335).
34 ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 12, лл. 506, 507.
35 Там же, кн. 367, лл. 708об, 711; кн. 1270, л. 139.
36 Там же, стб. 373, лл. 235—236; стб. 381, лл. 821—829, 840—845.
166
в городских дворах только одну деталь внутренней планировки — ка­
зёнку. По контексту — это отгороженная тесом часть (половина) рубле­
ных сеней или избы с дверью в перегородке. Один раз переписчики отме­
тили дверь у голбца; на основании этого можно считать, что спуск в под­
полье устраивали в избе, как это было позднее в северны х и сибирских
и зб а х 37.
Ж илы е и хозяйственны е постройки выводили, прим еняя срубную и
столбовую технику. Если судить по единственному упоминанию в пере­
писной книге городских дворов, срубы рубили «в угол» и, по-видимому,
иногда бревна обтесывали. Столбовая техника применялась при
постройке отдельно стоявш их сенников, а иногда и сеней. Сени или
прирубали к избе вместе с клетью, или ж е они были «забраны» тесом,
«драньем». Есть упоминания о том, что бревенчатые сени иногда делали
с «перерубом». Сени и клети по большей части не имели потолка; во
всяком случае наличие подволоки, обычно тесовой, специально оговари­
валось. Полы были «намощены» тесом. Все без исклю чения строения
покрывали дранью, а иногда еще и соломой38. Если судить по описанию
1667 г. новых острогов в Енисейске и в уезде, можно думать, что
употребление для разны х построек колотых бревен было явлением
обычным39.
В городских енисейских ж илищ ах обращ ает на себя внимание усо­
верш енствованная «система» отопления. Кирпичные печи, топивш иеся
по-белому, с кирпичными выводными трубами были не редкостью.
Правда, такие печи сущ