Загрузил abeschas

Osobennosti tvorchestva Tomasa Khardi lektsia iz mudla

Реклама
Особенности творчества Томаса Харди
К настоящему времени Вы заработали баллов: 0 из 0 возможных.
Жизнь Томаса Харди
Томас Харди (Thomas Hardy)
(1840–1928)
Родился 2 июня 1840 в Аппер-Бокхэмптоне близ Дорчестера. Начальное образование
получил в Бокхэмптоне и Дорчестере, в возрасте шестнадцати лет был отдан в ученики к
местному архитектору и реставратору. В свободное время изучал латинских и греческих
классиков, подрабатывал скрипачом на танцах и свадьбах. В 1862 устроился в Лондоне
помощником архитектора А.Бломфилда.
Продолжая самостоятельные занятия, Харди много читал, посылал в газеты первые
стихотворные опыты; сохранилось очень малое их число. Вернувшись в Дорчестер, Харди
ради заработка обратился к прозе. В 1868–1869 он послал трем издателям роман Бедняк и
леди (The Poor Man and the Lady; частично сохранился в составе повести Неблагоразумие в
жизни наследницы – An Indiscretion in the Life of a Heiress, 1878; опубл. 1934) – яркую сатиру
на сельскую знать, ее нравы, политические и религиозные воззрения, какими их видел
студент из западных графств. Перенасыщенный, язвительный, роман был отвергнут. Следуя
совету Дж.Мередита, бывшего тогда литературным консультантом издательства «Чапман энд
Холл», Харди принялся за следующую книгу, с менее раздражающим содержанием и более
сложную по сюжету, – Отчаянные средства (Desperate Remedies), детективный роман,
опубликованный в 1871. За ним последовали идиллическая пастораль Под деревом
зеленым (Under the Greenwood Tree, 1872) и романтическое повествование Голубые глаза (A
Pair of Blue Eyes, 1873), действие которого разворачивается в открытых всем ветрам горных
районах северного Корнуолла. Здесь, делая наброски для реставрации местной церкви,
Харди влюбился в свояченицу пастора, Эмму Лавинию Гиффорд. Они обвенчались осенью
1874, за два месяца до выхода романа Вдали от обезумевшей толпы (Far from the Madding
Crowd), и поселились неподалеку от Лондона.
Харди окончательно оставил архитектуру. Последний роман, казалось, дал средства выявить
свои сильные стороны и обрести себя в литературе. В романе Рука Этельберты (The Hand
of Ethelberta, 1876) Харди обращается к кругам высшего света, однако критики рекомендуют
ему заняться разведением овец. С середины лета 1876 он живет в вересковом краю близ
Стерминстер-Ньютона, где создает роман Возвращение на родину (The Return of the Native,
1878), отразивший мрачное и трудное прошлое края. Следующие три романа Харди тоже
посвящены сельской Англии – Старший трубач драгунского полка(The Trumpet-Major,
1880), Равнодушная (A Laodicean, 1881), Двое на башне (Two on a Tower, 1882). В 1883 Харди
поселился в Дорчестере, а два года спустя переехал в Макс-Гейт – дом, построенный в
пригороде по его собственному проекту. Окрестности и богатая, идущая от римлян история
этих мест вдохновили его на написание романа Мэр Кэстербриджа (The Mayor of
Casterbridge, 1886). Следующий роман, В краю лесов (The Woodlanders), вышел в 1887.
Сложившееся мнение о Харди как о бесхитростном сказителе сельских историй было
поколеблено после выхода в свет Уэссекских рассказов (Wessex Tales, 1888), сборника из
пяти ранее напечатанных рассказов, два из которых, Три незнакомца (The Three Strangers)
и Сухая рука (The Withered Arm), предложили неожиданный поворот сатанинской темы. Но
самая острая полемика развернулась вокруг Тэсс из рода д"Эрбервиллей (Tess of the
d"Urbervilles, 1891). После выхолощенного журнального варианта отдельное издание
восстановленного текста доставило автору скандальную славу; правдивое изображение
«чистой женщины» казалось издевкой, опасной ересью. Два последующих сборника
рассказов, Группа благородных дам (A Group of Noble Dames, 1891) и Легкие насмешки
жизни (Life"s Little Ironies, 1894), не возбудили критических толков. Его последним
прозаическим произведением стал роман Любимая (The Well-Beloved, 1897), посвященный
теме светлой любви.
Харди неоднократно подчеркивал, что стихотворная форма является для него наиболее
естественной, в то время как проза была лишь «ремеслом», если не «поденщиной». После
сборника Уэссексские стихотворения (Wessex Poems, 1898), в который вошли созданные
еще в «прозаический» период стихотворения, он в течение трех десятилетий выпустил еще
семь неравноценных сборников, тематически разнообразных. Общее число стихотворений
составляет свыше 1000, причем многоликость их метрики и строфики (новая и традиционная,
неловкая и гладкая) исключает их однозначную оценку. Одни произведения (их множество)
выстроены искусно, другие портит их чрезмерная самобытность. Используя нерегулярные и
неточные рифмы, Харди столь же намеренно разрушал внешнюю красивость, как отвергал в
своих размышлениях шаблонные ответы на неразрешимые вопросы бытия.
Его Династы (The Dynasts), обширная эпическая драма из истории наполеоновских войн,
выходили частями: первая в 1904, вторая в 1906 и третья в 1908. Основанная на Артуровских
легендах Преславная трагедия королевы Корнуэльской(The Famous Tragedy of the Queen of
Cornwall) появилась в 1923.
Умер Харди в Дорчестере 11 января 1928.
"Романы характера и среды"
Составляя классификацию своих романов, Харди определяет семь из них («Под
деревом зелёным» (1872), «Вдали от обезумевшей толпы» (1874), «Возвращение на
родину» (1878), «Мэр Кэстербриджа» (1886), «В краю лесов» (1887), «Тэсс из рода
д’Эрбервиллей» (1891), «Джуд Незаметный» (1896)) как «романы характера и среды». Их
действие происходит в Уэссексе.
Уэссекс Томаса Гарди – вымышленная земля. Гарди совмещает реальные географические
названия и те события, которые происходят в вымышленном пространстве. Хронотоп
Уэссекса – мифологизированный, он противопоставлен урбанизированному Лондону конца
ХIХ в.
Впервые Харди употребляет это топонимическое обозначение в 1874 г. в романе «Вдали от
обезумевшей толпы», а объединяет уэссекские романы в единый цикл только в 1912 г., когда
начинает издаваться 24-томное собрание его сочинений.
Это древнее название показывает «историческую преемственность, связь между древними
временами и нашим веком». Харди настаивает, что изображённая им местность, является в
большей мере плодом писательской фантазии и даже своеобразным символом связи
прошлого с настоящим.
Из предисловия к роману «Возвращение на родину»:
«Под общим именем Эгдонской пустоши, которое мы придали сумрачному краю, где
разыгрывается действие романа, объединено не меньше десятка подобных же вересковых
пустошей, носящих разные названия; они действительно едины по
характеру и виду, хотя их первоначальное единство сейчас несколько замаскировано
вторжением полос и клиньев с разным успехом возделанной земли или лесных насаждений.
Приятно помечтать о том, что где-то на этом обширном пространстве, юго-западная
четверть которого здесь описана, находится и та вересковая степь, по которой некогда
блуждал легендарный король Уэссекса – Лир».
География Уэссекса очень напоминает карту графства Дорсет и его окрестностей, но прямого
соответствия между ними нет. Описание условий жизни в романах также не соответствует
тому, что реально происходило в английской деревне в 1840 – 1850-е годы. Харди словно
намеренно отказывается от отражения в своих романах современных им реальных
событий. Писателя интересует утрата традиций, забвение прошлого, а не вопросы
материального благополучия и реального состояния жизни фермеров. Сознательный отказ
от роли «летописца» Дорсетшира позволяет, с одной стороны, добиться некоторой
отстранённости от какого-либо конкретного исторического периода и придаёт романам
актуальность «на все времена», а с другой, – даёт возможность использовать
исторический материал там, где это необходимо, не ограничиваясь временны́ми
рамками.
Художественные особенности романов Харди:
1. Синтез исторического и символического начал (через соединение реального и
символического в Уэссексе).
2. Восприятие реальности как сна, несоответствие представлений персонажей о
действительности истинному положению вещей.
3. Конфликт мечты и реальности – центр романтической эстетики. В творчестве Харди
присутствуют некоторые характерные для романтизма темы: противопоставление
сельского пасторального мира миру города (Харди обращается к проблеме неумолимой
экспансии городской «машинной» цивилизации, итогом которой становится нарушение
идиллического уклада сельской жизни), и тема роковой любви, лишающей персонажей
способности внимать голосу разума, и стремление передать яркий национальный колорит
Уэссекса, и появление на страницах романов цельных личностей с несколько наивным
восприятием действительности.
4. Гармоничное сочетание в романе факта и вымысла, «чтобы, с одной стороны, сделать
произведение интересным, а с другой, – реалистичным (to give reality)».
5. Роль зрительных образов. Рассуждая о литературе, Харди постоянно использует
термины и характеристики, относящиеся к визуальной сфере восприятия (живописи,
архитектуре, скульптуре). Романы Харди изобилуют описаниями, которые можно назвать
живописными полотнами в прозе. Даже действие Харди чаще всего стремится передать как
зримую картину происходящего. Приёмы, которые он использует, характерны, скорее, для
живописи: Харди «работает» с перспективой, светом и тенью, обозначает передний и задний
планы.
6. Тип повествователя: традиционный для английской прозы XIX века «всеведущий»
повествователь. Он знает наперёд, что произойдёт с персонажами. Время от времени
повествователь с «я» переходит на «мы». Это повествователь, находящийся вне
изображаемой реальности, а не рассказчик, пребывающий внутри неё.
7. Система образов: «сцепление» персонажей по принципу контраста. В романе «Тэсс
из рода д’Эрбервиллей» Алек д’Эрбервилль противопоставлен Энджелу Клеру.
8. Харди творит целый мир, мифологическую систему, в которой находится место как
человеку, так и потусторонним силам. Он уделяет большое внимание архетипическим
понятиям, сильны у него мотивы рока, крови, наследственности, огня и
воды, земли, неба, солнца и луны, дороги.
Мир Уэссекса, и в этом, думается, сказалась любовь Харди к античной литературе и, в
частности, к греческой трагедии, трисоставен: его населяют простые сельские люди;
герои – сильные личности, главные персонажи романов; боги (боги земли, некой
непостижимой космической целесообразности). Все они подвластны судьбе, року. Причём
судьба трактуется как безликая и неумолимая сила, с которой невозможно ни бороться, ни
договориться. Такое понимание судьбы во многом близко шопенгауэровскому представлению
о первичной и ничем не обусловленной «мировой воле», играющей человеком прежде всего
через страсти (любовь).
Сцены из жизни деревенского люда занимают важное место в романах Харди. Они
одновременно создают определённый фон для основного действия и косвенно олицетворяют
ту систему ценностей, которая часто недоступна главным героям романов. Их можно
сравнить с хором античной трагедии. Они принимают все условия такой жизни: не стремятся
убежать от своей судьбы. Гармоничное сосуществование тружеников с природой
обезличивает их, превращая из индивидуальностей всего лишь в организмы. В этой
концепции проявляется влияние теории Чарльза Дарвина. Сельские жители в романах Харди
становятся знаком возобновляющегося природного цикла, символом вечного чередования
жизни и смерти.
Герои в романах Харди – люди мыслящие, пытающиеся найти своё место в жизни, изменить
свою судьбу. Такие стремления, по логике романов цикла, оказываются преступными, т.к. таят
в себе бунтарский дух, нежелание подчиняться «естественным» законам. Помимо
«нарушения» установлений Природы, многие персонажи Харди идут также и против
устоявшихся социальных законов и обычаев. Однако подобные порывы хардиевских героев
обречены на провал – законы социума, как и законы природы, не знают исключений.
В романах Харди трагедия воспринимается как столкновение стремлений и надежд
личности со средой. Такое понимание природы трагедии находит отражение в обобщающем
названии, которое Харди даёт своим трагическим романам («романы характера и среды»).
В романах цикла, таким образом, намечается двоемирие: внутренний мир персонажа как
бы противопоставляется миру реальному. Этот принцип лежит в основе творимой
Харди вселенной. Её двойственность проявляется через многочисленные и
характерные для большинства хардиевских романов противопоставления: города и
деревни, старого и нового уклада жизни, разума и чувств, света и тени, сна и
реальности, ценностей Севера и Юга.
Все эти противопоставления можно условно разделить на две большие группы. К первой
следует отнести те, которые так или иначе связаны с социально-экономическим аспектом
жизни, а ко второй – относящиеся к мифологически-архетипическому комплексу понятий.
Различные функции в романах принадлежат мужским и женским образам.
Женщины являются активными действующими лицами, проявляют несвойственные
«слабому» полу качества: решительность, смелость, независимость. Мужчинам свойственны
колебания, сомнения. Мужчина Уэссекса, таким образом, и на мистическом (ведущая роль
природы – женского начала), и на психологическом уровнях подчинен женщине. Ощущая эту
дисгармонию, он подсознательно стремится «восстановить справедливость», всячески
притесняя женщину и лишая её прав на социальном уровне. Гармонии двух начал так и не
наступает, конфликт переносится в повседневную жизнь, разрушая уважение и доверие
мужчин и женщин друг к другу. Особо показательным в этом отношении представляется
роман «Мэр Кэстербриджа», в котором Майкл Хенчард, желая освободиться от
морального «гнёта» женщин, решает физически избавиться от жены и малолетней дочери и
продаёт их первому встречному. Поступок Хенчарда становится символическим актом
социального освобождения от женщин.
В романе «Возвращение на родину» противопоставления света и тени, солнца и луны, огня и
воды, поддерживаются противопоставлением героев: «светлого» «человека будущего»
Клайма Ибрайта и «королевы ночи» Юстасии Вэй.
Уэссекский цикл романов демонстрирует эволюцию творческой манеры Харди: от
пасторальных зарисовок он постепенно переходит к всё более цельным по форме и
глубоким в отношении тематики и проблематики произведениям. Начальная стадия
этого перехода связана с написанием романа «Вдали от обезумевшей толпы». Если первый
роман цикла – «Под деревом зелёным» – можно назвать сельской идиллией (конфликт
старого и нового укладов жизни лишь намечается), то в романе «Вдали от обезумевшей
толпы» эта гармония мира, в принципе подразумеваемая, оказывается нарушенной. Харди
сохраняет некоторые приметы идиллии: действие романа разворачивается на лоне природы,
среди зелёных лугов и лесов, взаимоотношения персонажей напоминают буколические.
Однако наличие идеального фона не мешает заметить особую тональность романа: это уже
не полусказочная деревенская история «со счастливым концом». Харди вводит в роман
«Вдали от обезумевшей толпы» драматические и трагические эпизоды, уже чётко обозначает
конфликт между персонажами. В романе «Вдали от обезумевшей толпы» присутствуют
или намечаются многие из тех типов персонажей и сюжетных ходов, которые будут
использованы Харди в его более поздних произведениях. В романе появляется
несколько знаковых для Харди мотивов, которые он будет впоследствии развивать (кровь,
красный цвет, закат).
Роман "Тэсс из рода д’Эрбервиллей". Новеллы Томаса Харди
Роман «Тэсс из рода д’Эрбервиллей: Чистая женщина, правдиво
изображённая» вызвал наибольшие споры критиков. Основные темы романа: тема
наследственности, рода, крови, судьбы, случая, любви (страсти), борьбы духа и плоти,
взаимоотношения полов, столкновения индивидуума со средой. «Тэсс из рода
д’Эрбервиллей» отличается от предыдущих романов уэссекского цикла. Он имеет острую
социальную направленность. Общественные законы и обычаи осуждаются как жестокие и
ханжеские. Открытой критике подвергается христианство, превратившееся, как считает
Харди, в свод формальных правил, чуждых идее милосердия. В этом романе ярко проступают
натуралистские черты творчества Харди, а центральными становятся мотив крови, красного
цвета, рода, солнца (как олицетворения карающего мужского начала), образ птицы (как
символ беззащитности персонажа перед лицом обстоятельств).
1. Тема наследственности. В ироническом аспекте связана с отцом Тэсс – Джоном
Дарбейфилдом, который считает себя близким к старинному знатному роду д’Эрбервиллей и
гордится этим (например, говорит о предках д’Эрбервиллей: «кладбище, где мы лежим»).
С другой стороны, тема наследственности связана с образом Тэсс: подчеркивается разница
между ней и ее родителями, однако в ней также проявляется близость к земле, гармония с
природой, естественное начало (влечение к Алеку, рождение ребенка).
2. Противопоставление язычества и христианства.
Гарди осуждает христианскую религию, т.к. она не дает поддержки и помощи героям романа
(отказ крестить ребенка Тэсс – крестит его сама; милосердие и служение людям Энджела
Клера – он не стал священником, т.к. решил быть ближе к людям, помогать им, однако
отказывает в милосердии и прощении Тэсс, оставляя ее после свадьбы; обращение в веру
Алека делает Тэсс несчастной – он хочет искупить свою вину, причиняя ей еще большие
страдания). Любовь и рождение ребенка, с т.зр. христианства, - грех. Тэсс по природе близка
к язычеству, это подчеркнуто в сценах танцев, в слиянии с природой (прогулки с Энджелом),
ей свойственен пантеизм – одушевление природы. Кроме того, восприятие жизни человека
(любовь, рождение детей) – иное, Тэсс не чувствует себя грешницей, не совершает она
преступлений и с т.зр. природы (символика: под ногами Тэсс в лужах отражается солнце –
женщина приравнивается к природе, матери-земле вообще, воздается возвышенный образ).
3. Символика имен:
Энджел Клер – Ангел Светлый – однако его милосердие и прощение распространяется только
на других людей, близкие его не получают.
Ребенок Тэсс – Горе («Так ушло из жизни нежеланное Горе - этот незваный пришелец,
незаконнорожденный дар бесстыдной Природы, не уважающей социальных законов»)
Сестры – Хоуп (Надежда) и Модести (Скромность)
4. Символика.
Финал: Тэсс арестовывают после убийства Алека в храме ветров – Стоунхендже, Тэсс спит
на алтаре, где приносили жертвы богам. Она, ее жизнь принесены в жертву законам
общества, однако этот храм, храм природы, сама героиня воспринимает как дом.
Мертвые фазаны – символ «охоты» на Тэсс.
5. Концепция мира Харди: «Мир как подгнившее яблоко» (не идеален, несет страдания
героям).
Негативное восприятие критики было связано с подзаголовком романа: «Чистая женщина,
правдиво изображенная». Алек соблазняет Тэсс, с т.зр. общества она не может быть чистой,
однако в концепции природы, язычества – чиста.
Новеллы Харди
Т. Гарди отразил в своих новеллах основные тенденции развития английской малой прозы
последней трети XIX в. Т. Гарди соблюдает традиционную структуру сюжетосложения. В них
сохранена «трехчленная схема» классической новеллы – экспозиция, кульминация и
развязка. Такая особенность характерна для всех четырех сборников писателя («Уэссекские
рассказы» («Wessex Tales») (1888), «Группа благородных дам» («A Group of Noble Dames»)
(1891), «Маленькие насмешки жизни» («Life’s Little Ironies») (1894), «Переменившийся человек
и другие рассказы» («A Changed Man and Other Tales») (1913).
Сюжетами «Уэссекских рассказов» служат отдельные эпизоды из будничной жизни людей, в
которых значительное место занимают события семейно-бытового плана.
Многие литературоведы считают рассказ «Три незнакомца» своего рода введением к
«Уэссекским рассказам». В нём говорится о необычном случае, произошедшем в провинции,
происходящие с его героями, как средство стимулирования интереса читателя. Герои должен
сделать выбор: подчиниться законам общества и выдать преступника или прислушаться к
своим ощущениям и отпустить его?
«Сухая рука» имеет сходство с народной сказкой и готической новелле. В ней можно найти
ряд сверхъестественных элементов, характерных для английского фольклора. Готическую
природу рассказа подтверждают: появление злого привидения, «сглаз», обнаружение
молодой женщиной на своей руке красных пятен, имеющих сходство с отпечатками пальцев,
ужасное «лекарство», прописанное колдуном.
Сложность повествовательной структуры и неопределенная природа видения дают основания
читателю усомниться в том, что все происходящее объясняется исключительно
сверхъестественным. Несмотря на фантастичность происшествий, события рассказа
преподносятся в ходе исторических и социально-бытовых обстоятельств, которые окружают и
создают их.
Можно предположить, что сюжет новеллы обнаруживает связь с образцами эпохи
сентиментализма и предромантизма, представленной именами: К. Рив, С. Ли и Ш. Смит, а
также А. Радклиф. В новелле «Сухая рука» Т. Гарди предлагает свое понимание эстетики
сентиментальной «готической» прозы.
Далее
Особенности поэзии Томаса Харди
Исследователи отмечают новаторство поэтических произведений Гарди.
Оно проявилось во многих аспектах, и в первую очередь на языковом уровне его
произведений. В текст включаются диалектизмы и научные понятия. Строфика и ритмика
приближала его то к разговорной речи, то к философскому рассуждению в стихах. Гарди
предпочитал точные рифмы, однако нередко обращался и к свободному стиху. Строфика
Гарди чрезвычайно разнообразна. Ей свойственно чередование длинных и коротких строк,
повторов, рефренов, внутренняя рифма, аллитерация, неожиданные лексические сочетания,
возвращение к этимологии слова, игра его значениями.
Хотя творчество писателя во многом автобиографично, его лирического героя нельзя
отождествить с автором. Часто рассказ о событиях из жизни автора ведется от лица
вымышленного рассказчика, своего рода маски. Таким образом, Гарди удается совмещать
объективную, реалистическую основу лирического сюжета и субъективную, личную форму
изложения. Маска лирического героя служит, с одной стороны, преградой, а с другой стороны,
посредником между поэтом и читателем.
Харди пользуется традиционными жанровыми формами – сонет, баллада, виланель, песня,
но наполняет их новым содержанием.
Особенности поэтики Гарди имеют многочисленные литературные и нелитературные
источники. Биографы поэта пишут о его вовлеченности с раннего детства в музыкальную
стихию — отец и дед Гарди выступали в деревенском оркестре. Одним из наиболее сильных
впечатлений поэта в детстве была церковная музыка. К увлечению народной музыкой и
восхищению музыкой религиозной вскоре прибавилась любовь к итальянской опере и
классической музыке. Интерес и восприимчивость Гарди к мелодии, ритму, настроению
воплотились в его поэзии. Художественный мир поэта насыщен музыкой — она выступает как
тема, как фон действия, как жанровый и структурный принцип построения произведения.
Благодаря музыкальному слуху, Гарди прекрасно владел приемом аллитерации. Многим
стихотворениям Гарди давал жанровый подзаголовок «песня», заранее формируя
читательское восприятие; не случайно многие композиторы находили стихотворения Гарди
подходящими для переложения на музыку (к примеру, стихотворения «Когда я отправился в
Лайонесс» (When I Set Out for Lyonesse), «Схождение двоих» (The Convergence of the Twain),
«Жалоба Тесс» (Tess's Lament)).
Другим источников образов стала для Гарди архитектура. Форма некоторых стихотворений
выстроена настолько тщательно, что создает впечатление определяющей роли
архитектурного принципа в поэзии Гарди («Строки, написанные на темп симфонии ми-бемоль
Моцарта» Работа Гарди-архитектора была напрямую связана с рисованием. Известно, что
поэт обладал художественным талантом и даже иллюстрировал собственные произведения.
Классическая и современная живопись была предметом самостоятельного изучения Гарди во
время его пребывания в Лондоне.
Среди приемов, заимствованных им из живописи, нужно также отметить использование цвета,
детализацию, импрессионистическую манеру изображения предмета. Многие стихотворения
представляют собой попытку словесно остановить ускользающее мгновение, передать его
значение вопреки его краткости («Тень на камне» (The Shadow on the Stone)). Неповторимость
мгновения и впечатления от мгновения объясняют постоянное обращение поэта к одним и
тем же темам, сюжетам, сценам, которые каждый раз вызывают новую реакцию.
Особым новаторским приемом была «съемка», позволявшая не только охватить взглядом
широкую панораму действительности и обратить внимание читателя на отдельные детали с
помощью чередования крупного и мелкого плана, но также показать ситуацию в динамике ее
развития.
Визуальные и звуковые влияния повлекли за собой такие свойства поэзии Гарди, как
кинематографичность, музыкальность (развитие сюжета во времени, смена крупного и
мелкого плана, аллитерация, особое построение стихотворений, уникальное разнообразие
строфических образцов, ритма).
Ведущие темы поэзии:
- тема страданий человека, равнодушия мира;
- тема животных (акцент на изображении птиц – по мнению Гарди, самы ранимые существа);
- любовная тематика – непонимание между мужчиной и женщиной становится причиной
трагедии
- синкретичность времени. Любой предмет реальности, появляющийся в тексте стихотворения
играет роль посредника между настоящим моментом и моментом в прошлом. Как правило,
именно вещь становится толчком к написанию стихотворения и воскрешению давно забытого
эпизода жизни.
Итак, творчество Т.Харди – уникальное явление английской литературы к. XIX – н.ХХ в. В
эстетической системе автора представлен сплав романтической традиции, влияния
натурализма, доминанта реализма, что делает его произведения ярким примером тенденций
в искусстве рубежа веков.
Скачать