Загрузил Виолетта Дмитриева

Самоинтеграция личности в теории С.Л. Рубинштейна и интеграция всех противоположностей по К. Юнгу

Реклама
Введение
Личность – понятие, выработанное для отображения социальной природы
человека,
определения
его
как
носителя
индивидуального
начала,
самораскрывающегося в контекстах социальных отношений, общения и
предметной деятельности. Под «личностью» могут понимать или человеческого
индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности («лицо» – в
широком смысле слова), или устойчивую систему социально значимых черт,
характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности.
Структура личности представляет собой набор неизменных и стабильных
свойств, которые проявляются индивидуумами в самых разнообразных
ситуациях.
С.Л. Рубинштейн – знаменитый ученый, энциклопедист, исследователь,
занимавшийся вопросами философии и психологии. Исследовал психологию
мышления,
является
основоположником
методологического
фундамента
психологии, написал один из самых популярных учебников по психологии,
который стал настольной книгой для не одного поколения студентов.
Карл Густав Юнг – швейцарский психолог (1875–1961) – создатель
аналитической психологии, которая пыталась отойти от линии познания
человека, заданной Фрейдом. К. Юнг занимался широким кругом теоретических
вопросов психологии и ее практическим применением для оказания помощи
людям, а также для решения ряда общекультурных и политических проблем.
Юнг заявлял: «Моя жизнь пронизана одной идеей и сосредоточена на
одной цели, а именно: на проникновении в тайну личности. Все может быть
объяснено из этой центральной точки, и вся моя работа связана с этой темой».
Вклад Юнга в познание личности сводится к следующему. Он дал свой
вариант структуры личности, выстроил ставшую популярной личностную
типологию. Юнг, как большинство персонологов, полагал, что теория личности
должна строиться на принципе противоречия и конфликта, ибо напряжение,
3
создаваемое конфликтующими стихиями, есть суть самой жизни. Без
напряжения нет энергии и, следовательно, личности. По сравнению с теорией
Фрейда теория Юнга кажется более возвышенной, а его концепция
коллективного бессознательного привлекла внимание широкой аудитории. Юнг
также подчеркивал, что личность имеет активную природу и взаимодействует с
миром «здесь и сейчас», а не зависит только от прошлого.
В отличие от А. Адлера, позиция которого относительно легка для
понимания, теория Юнга таинственна и непонятна во многих отношениях.
Возможно, эта одна из самых необычных среди всех теорий личности.
В данной контрольной работе будут рассмотрены самоинтеграция
личности в теории С.Л. Рубинштейна и интеграция всех противоположностей по
К. Юнгу. Считаю, что эта тема наиболее актуальна в наши дни, когда на первый
план выходят личностные взаимоотношения и общение между людьми.
4
1 Самоинтеграция личности в теории С.Л. Рубинштейна
Традиция рассмотрения саморазвития как осознанного процесса связана с
идеей С.Л. Рубинштейна об осознанном самоопределении в ситуации, где
необходимо соотнести условия и требования через осознание ситуации того, что
дано и задано, субъект находит приемлемое решение противоречия сложившейся
ситуации .
Каждый новый уровень развития, согласно Рубинштейну, открывает все
более широкие возможности, а реализация этих возможностей в свою очередь
формирует новые структуры - таков философско-методологический смысл
соотношения структуры и функционирования. Рубинштейновская концепция
развития раскрывает не только его стадиальность, но и иерархичность.
Структуры высшего уровня видоизменяют способы функционирования
низшего, совмещаются с ними, что создает сложнейшую феноменологическую
картину, которую не мог объяснить, например, К. Бюлер, «вытягивая», по
выражению Рубинштейна, реально надстраивающиеся друг над другом стадии
развития в «одну прямую линию, разделенную на три строго ограниченных
отрезка» [2].
Разрабатывая идею иерархичности развития, Рубинштейн сумел раскрыть
не только роль высших более сложных стадий развития по отношению к
низшим, но и их качественное отличие. Развитие человека для Рубинштейна есть
становление, включающее принцип саморазвития и самосовершенствования.
Единство функционального и генетического аспектов, как его понимал
Рубинштейн, весьма актуально, поскольку и в современной психологии до сих
пор
распространены
методологические
принципы
психологии,
жестко
разграничивающей функционирование и развитие. В этом случае деятельность
человека начинает рассматриваться как нормативное (отвечающее заданным
техническим условиям) функционирование. При всей правомерности подобного
рассмотрения при определении конкретных профессиональных задач оно не
5
может быть перенесено на понимание психологического аспекта деятельности,
всегда предполагающего возможность и необходимость развития человека как
субъекта [1].
Идея развития как становления совпадает с категорией субъекта, его
саморазвития в результате активного изменения мира. Реализуя принцип
развития в психологии познания и деятельности человека, Рубинштейн
рассматривает стадиальность развития через понятия познания и поведения,
вполне отвечающие общему генетическому подходу.
Формы поведения и познания, складывающиеся последовательно на
разных стадиях как фиксированные и типичные для них, имеют разное
внутреннее
строение
и
определяют
совокупность
возможностей
во
взаимоотношении субъекта с миром. Именно несовпадение внутреннего
строения этих форм с процессом реального взаимодействия с миром ведет к
активизации функциональных возможностей субъекта, к поиску новых способов
их
соотношения
(но
не
так,
что
внутреннее
строение
определяет
функциональные возможности каждой из форм в отдельности). Рубинштейн
раскрывает внутреннее строение и психики, и сознания, и личности, и ее
деятельности, которым свойственны определенность, качественное отличие,
устойчивость
и
одновременно
способность
к
расширению
способа
функционирования и на этой основе к их перестройке. Единство форм или
строений основано именно на их различии, а не тождестве, в чем и скрыт
постоянный источник, бесконечная возможность их развития [3].
Такие стабильные формы, как характер и способности, Рубинштейн
исследует на уровне личности. И характер, и способности, и воля
рассматриваются не только в своих статических формах, но и в динамике,
которая является конкретным выражением процессуальности развития. И для
этих форм единство устойчивого и динамического раскрывается в генезисе.
Устойчивость,
определенность
фиксированность.0Устойчивость
функционировании,
которое
и
содержит
6
форм
стабильность
бесконечные
не
есть
проявляются
возможности
их
в
к
изменчивости. Характер проявляется в деятельности, в поведении, но в нем же и
формируется. Динамика формирования связана с возможностью возникновения
в каждой новой ситуации нового способа поведения, который из отдельного
поступка может затем превратиться в черту характера [2].
Таким образом, принцип развития во всей многогранности его понимания
пронизывает весь труд Рубинштейна.
Принцип единства сознания и деятельности тоже выступает во
множестве
аспектов,
выполняя
как
позитивные
(методологические,
теоретические, эмпирические), так и критические функции. Этот принцип задает
систему расчленения и интеграции психологических проблем. Через него дается
новое понимание предмета психологии и методологическое определение
природы психического: психика как единство отражения и отношения, познания
и переживания, гносеологического и онтологического. Через тот же принцип
раскрывается принадлежность сознания действующему субъекту, который
относится к миру благодаря наличию у него сознания. Определение
отражательной
природы
психического
стало
общепризнанным.
Однако
квалификация психики как переживания, как определенного онтологического
состояния не давалась ни до, ни после Рубинштейна. Существенность этого
аспекта становится особенно очевидной в контексте последующего развития
психологии: у некоторых авторов деятельность постепенно свелась к ее
идеальным формам. Особенно ярко эта тенденция проявляется в философии и
психологии, когда говорят о тождестве сознания и деятельности или, что то же,
об общности их строения [5].
Рубинштейновское определение психики как единства отражения и
отношения, знания и переживания, раскрывает соотношение в ней идеального и
реального, объективного и субъективного, т.е. представляет психику в системе
различных философско-методологических квалификаций. Определение сознания
как предметного и как субъектного, т.е. как выражающего отношение личности к
миру, трактовка сознания как высшего уровня организации психики, которому в
отличие от других уровней присущи идеальность, "предметное значение,
7
смысловое,
семантическое
детерминированного
содержание",
одновременно
понимание
общественным
сознания
бытием
как
индивида
и
общественным сознанием выявляют продуктивные противоречия его движения.
Генезис и диалектика трех отношений субъекта - к миру, к другим и самому себе
(эти отношения были выделены Рубинштейном как конституирующие еще в
1935 г. в «Основах психологии») - вскрывают основу самосознания и рефлексии
сознания индивида. Наконец, соотнесение сознания с нижележащими уровнями
психики позволяет понять его роль как их регулятора, а также как регулятора
целостной деятельности субъекта в его соотношении с миром [5].
Это положение о регуляторной функции сознания также является
отличительным признаком концепции Рубинштейна. Сознание может выступать
как регулятор деятельности только в силу его нетождественности последней, в
силу своей особой модальности: в сознании представлена вся объективная
действительность (во всяком случае свойственная сознанию идеальность
позволяет индивиду руководствоваться всем, что отдалено во времени и
пространстве, что составляет не лежащую на поверхности сущность бытия).
Именно потому, что в сознании дано все существующее в мире, все
отдаленное во времени и пространстве, все, с чем человек никогда не вступал и
не сможет вступить в непосредственный контакт, личность не замкнута в узком
мире своего «я» и оказывается способной выходить бесконечно далеко за
пределы этого «я». Она может задавать свою систему координат относительно
значимого для нее в этом мире и тем самым регулировать свои действия и
реализовать переживания. Идея о регуляторной роли сознания восходит к
марксистскому философскому пониманию его активности, с одной стороны, а с
другой - к естественно-научным представлениям о регуляторной роли психики.
Однако последнюю зависимость как принципиальную непрерывную
линию отечественной психологии Рубинштейн начал детально обосновывать
уже после выхода в свет второго издания «Основ общей психологии», т.е. с
середины 40-х гг.
8
Вначале - через принцип единства сознания и деятельности - Рубинштейн
ищет подход к объективному изучению личности, к тому, через что и как она
проявляется в деятельности. Этот подход был реализован в цикле исследований
проблем воспитания ребенка С. Л. Рубинштейном и его сотрудниками еще в 30-е
гг. в Ленинграде. Почти одновременно им намечается другое направление
исследований - путь активного формирования личности и ее сознания через
деятельность. Прослеживая связь сознания и деятельности, Рубинштейн
показывает, что сознание есть такой высший психический процесс, который
связан с регуляцией личностью складывающихся в деятельности отношений.
Сознание не просто высшее личностное образование, оно осуществляет
три взаимосвязанные функции: регуляцию психических процессов, регуляцию
отношений и регуляцию деятельности субъекта. Сознание, таким образом,
высшая способность действующего субъекта. Сознание выводит его в мир, а не
замыкает в себе, поскольку его цели детерминированы не только им самим, но и
обществом. Детерминация субъектом своей деятельности складывается и в
особом процессе - жизненном пути личности [2].
Принципиальным для Рубинштейна является вопрос о соотношении
сознания и самосознания: не сознание развивается из самосознания, личностного
«я», а самосознание возникает в ходе развития сознания личности, по мере того
как
она
становится
самостоятельно
действующим
субъектом.
Этапы
самосознания Рубинштейн рассматривает как этапы обособления, выделения
субъекта из непосредственных связей и отношений с окружающим миром и
овладения этими связями. Согласно Рубинштейну, сознание и самосознание - это
построение личностью через свои действия отношений с миром и одновременно
выражение своего отношения к миру посредством тех же действий. Из такого
понимания
соотношения
сознания
и
самосознания
С.Л.Рубинштейном
развивается его концепция поступка: «При этом человек осознает свою
самостоятельность, свое выделение в качестве самостоятельного субъекта из
окружения лишь через свои отношения с окружающими людьми, и он приходит
к самосознанию, к познанию собственного «я» через познание других
9
людей».0Самосознание в таком смысле есть не столько рефлексия своего «я»
сколько осознание своего способа жизни, своих отношений с миром и
людьми0[1].
На
пересечении
всех
приведенных
определений
сознания
-
гносеологического, социально-исторического, антропогенетического, собственно
психологического, социально-психологического (соотношение индивидуального
и коллективного сознания), наконец, ценностно-нравственного - и возникает его
объемная
интегральная
характеристика.
Она
образуется
именно
при
генетическом рассмотрении. Только рассмотрение сознания в развитии
позволяет
соотнести,
различив
исторический
(антропогенетический)
и
онтогенетический процессы развития сознания, показать единство и специфику
индивидуального и общественного сознаний, определить сознание как этап
развития личности ребенка, затем - как этап жизненного пути и нового качества в
становлении личности, как способ и новое качество жизни и соотнесения себя с
действительностью. Этап сознательного отношения к жизни есть новое качество
самого сознания, возникающее в связи с новым способом жизни личности [5].
Личность становится субъектом жизни не потому, что она обладает
сознанием, характером, способностями, а потому и в той мере, в какой она
использует свой интеллект, свои способности для решения жизненных задач,
подчиняет свои низшие потребности высшим, строит свою стратегию жизни.
Глубоко раскрыт С. Л. Рубинштейном генезис коммуникативных
функций сознания, проявляющихся в речи и осуществляющихся в ней:
«Благодаря речи сознание одного человека становится данностью для
другого»0[3]. Речь является формой существования мысли и выражением
отношения, т.е. в функциях речи также прослеживается единство знания и
отношения. Чрезвычайно важным является, по Рубинштейну, генезис тех
функций речи, которые связаны с потребностью ребенка понимать и со
стремлением
быть
понятым
другим.
Его
анализ
этой
потребности,
сопровождающийся убедительной критикой Ж. Пиаже, отчасти близок
бахтинской идее диалога. Однако принципиальная особенность позиции
10
Рубинштейна состоит в том, что в отличие от М. М. Бахтина, настаивавшего
вслед за родоначальником герменевтики Ф. Шлейермахером на значимости
интерсубъективности,
«сократической
беседы»,
Рубинштейн
исследует
интрасубъективный аспект этой потребности.
2 Интеграция всех противоположностей по К. Юнгу
Описания
противоположностей,
основывающиеся
на
самом
разнообразном опыте, и интеграция этих противоположностей в полном
осуществлении личности занимают в юнгианской психологии центральное
место. Едва ли найдется хоть одно произведение К. Г. Юнга, в котором он
подробно и неоднократно не говорил бы на эту тему. Так, к примеру, Юнг
изображает сознание и бессознательное как «противоположности», которые, с
одной стороны, дополняют и компенсируют друг друга, а с другой, противоречат
или даже идут наперекор друг другу. Любой человек, даже при самом
поверхностном обращении к самому себе, может обнаружить в своей личной
жизни такого рода противоположности и вызываемую ими напряженность. К
ним в особенности принадлежат наши неразвитые и отвергаемые нами
стороны0[6].
Эти злые и темные стороны, которые Юнг называет «тенью», должны
быть восприняты нами и интегрированы в целостность личности. Юнговское
понимание противоположностей приобретает все возрастающее значение в
междисциплинарном диалоге естествознания и гуманитарных наук. В то время
как одни продвигаются в постижении единой действительности по пути
взвешивания и измерения материи, другие производят подобные действия при
исследовании духовных феноменов. Для Юнга духовное, как и материальное,
являются полярными архетипами, которые пересекаются в области психического
и переплетаются в многослойных способах проявления психического (к примеру,
в наглядном и психодинамическом облике). В своих «Теоретических
11
размышлениях о сущности психического» и в других местах Юнг ссылается на
опыты с электромагнитными колебаниями. Видимый спектр этих колебаний
соответствовал бы душевной области (seelischer Bcreich), которая проникает
через инфракрасный рубеж в область физиологии (инстинкты), а переходя
ультрафиолет - в духовную область (архетипы). Согласно Юнгу, психика и
материя - два полярных аспекта одного и того же. Важным примером и образом
объединения противоположностей являются многочисленные формы парных
сочетаний. В области инстинктов это проявляется в сексуальности, а в духовной
и в спиритуальной сфере - как «единение души с Богом», как встреча с самостью
или космическим символом. «Противоположности являются неискоренимыми и
незаменимыми предварительными условиями всей психической жизни» [7].«Без
различения противоположностей не существует сознания» [6]. «Нет ни одной
человеческой трагедии, которая до известной степени не проистекала бы из
конфликта между эго и бессознательным» [4]. Какая бы установка ни
наличествовала в сознательном разуме и какая бы психологическая функция ни
доминировала, в бессознательном неизбежно гнездится противоположность.
Такое положение дел редко способствует кризису в первой половине
жизни. Но людям более старшего возраста, оказавшимся в тупике вследствие
односторонней сознательной установки и блокады энергии, необходимо вынести
на свет те психические содержания, которые были подавлены.« где нет
создаваемого противоположностями напряжения, там нет энергии; поэтому
должна быть найдена противоположная установка сознания Логической
противоположностью любви является ненависть, или, иначе говоря, Эросу
противостоит Фобос (страх); психологически это, однако, означает волю к
власти. Где господствует любовь, там отсутствует воля к власти, и где
преобладает власть, там отсутствует любовь. Одно есть Тень другого. Для того,
кто находится па позиции Эроса, компенсирующей противоположностью будет
воля к власти. Для того же, кто делает упор на власть, компенсацией является
Эрос. С точки зрения односторонней установки сознания Тень есть не имеющий
ценности и поэтому вытесненный сильным противодействием момент личности.
12
Но чтобы возникло напряженное соотношение противоположностей, без
которого невозможно дальнейшее движение, для этого то, что вытеснено,
должно быть осознано. Сознание располагается в определенном смысле сверху, а
тень - снизу, и так как высокое стремится к низкому и горячее - к холодному, то
каждое
сознание,
возможно,
не
догадываясь
об
этом,
ищет
свою
бессознательную противоположность, без которой оно осуждено на застой,
измельчание и закоснение. Лишь от противоположности зажигается жизнь» [4].
В свою очередь это активизирует процесс компенсации, ведущий к
иррациональному «третьему», трансцендентной функции. Из столкновения
противоположностей в бессознательном психическом всегда создается третье
начало, иррациональное по своей природе. Это начало сознательный разум никак
не предвосхищает и не понимает. Оно представляет себя в форме, которая не
соответствует ни определенному «да», ни определенному «нет».Потенциальное
обновление личности Юнг объяснял в физических терминах, как принцип или
закон энтропии, согласно которому в относительно закрытой системе может
осуществляться преобразование энергии, но оно возможно лишь вследствие
разницы в ее интенсивности. «Психологически данный процесс можно
наблюдать в действии в развитии длительной и относительно неизменной
установки. После ряда бурных колебаний противоположности вначале приходят
к некоторому равновесию, после чего постепенно начинает развиваться новая
установка,
окончательная
стабилизация
которой
зависит
от
величины
первоначальной разницы. Чем выше будет напряжение между парами
противоположностей, тем больше будет та энергия, которая исходит от них, и
меньше шанс последующих нарушений душевного равновесия, которые могут
возникнуть вследствие разногласий с материалом, прежде не входившим в
констелляцию» [6]. Некоторая степень напряжения между сознанием и
бессознательным неизбежна и необходима. Цель анализа поэтому заключается
не в том, чтобы исключить напряжение, а прежде всего в том, чтобы понять ту
роль, которую оно играет в саморегуляции психического. Так что вопрос о
13
полном перемирии даже и не ставится. Даже более или менее целостная
личность никогда не утратит болезненного чувства врожденной дисгармонии.
«Полное искупление грехов и освобождение от страданий этого мира
остается - и должно оставаться - иллюзией. Подобно тому как земная
жизнь0Христа
закончилась
не
в
самодовольном
блаженстве,
а
на
кресте»0[7].0Юнг также считал, что любой, кто пытается решать проблему
противоположностей на личностном уровне, вносит значительный вклад в дело
всеобщего мира. «Психологическое правило гласит: когда внутренняя ситуация
не осознается, она воспринимается как происходящая вовне, в обезличенном
образе судьбы. Иначе говоря, когда индивид остается неразделенным и не
осознает свою внутреннюю противоположность, сам мир должен волей-неволей
отыграть этот конфликт и ворваться в противоположную половину»
14
Заключение
В заключении можно сделать некий общий вывод. Итак, формирование
личности – это очень сложный процесс, длящийся всю нашу жизнь.
С.Л. Рубинштейн разделил особенности личности, заложенные в нас при
рождении, то есть которые обусловлены биологическим фактором развития
личности, другие, вырабатываемые в процессе нашей жизни.
Отойдя от теории Фрейда, Юнг обогатил наши представления о
содержании и структуре личности. Хотя его концепции о коллективном
бессознательном и архетипах трудны для понимания и не поддаются
эмпирической проверке, они продолжают пленять очень многих. Его понимание
бессознательного как богатого и жизненно необходимого источника мудрости
вызвало новую волну интереса к его теории у современного поколения студентов
и профессиональных психологов. К тому же Юнг одним из первых признал
позитивный вклад религиозного, духовного и даже мистического опыта в
развитие личности.
Многие современники К. Юнга восприняли его идеи в штыки. Теперь,
несколько десятилетий спустя, можно сказать, что определенный отбор среди
идей Юнга завершен. Многие постулаты признаны, некоторые отвергнуты, но
интерес к идеям автора теории “архетипов” сохраняется и по сей день. Нужно
отдать должное той стройной, убедительной и во многом справедливой теории,
которую создал Карл Юнг.
На мой взгляд, стать личностью – это значит, во-первых, занять
определенную жизненную, нравственную позицию; во-вторых, в достаточной
степени осознавать ее и нести за нее ответственность; в-третьих, утверждать ее
своими поступками, делами, всей своей жизнью. Ведь истоки личности, ее
ценность, наконец, добрая или дурная о ней слава в конечном итоге
определяются тем общественным, нравственным значением, которое она
действительно являет своей жизнью.
15
Список использованных источников
1 Аверин В. А. Психология личности. Психология личности. Учебное
пособие. Тематика: Психология личности — Учебники и учебные пособия.
Психология личности — Учебники и учебные пособия. ... Изд-во В. А.
Михайлова, 2011. - 190 с. : ил. - ISBN 5-8016-0240-2
2 Агафонов, А.В. Часть 2 : Педагогика : Психология и педагогика :
тексты лекций / А.В. Агафонов. – Москва : МГТУ ГА, 2016. – 40 с. : ил. –
ISBN 5-86311-497-5
3 Тихонов А.П., Опубликовано: Соционика, ментология и психология
личности, 2018, №6.
4 Психология человека в современном мире. Том 2 Проблема
сознания в трудах С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Л. С. Выготского.
Проблема
мышления
деятельности
и
в
отечественной
познавательных
процессов.
психологии.
Исследование
Творчество,
способности,
одаренность (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции,
посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15–16 октября
2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, И. А. Джидарьян, В. А.
Барабанщиков, В. В. Селиванов, Д. В. Ушаков. – М.: Изд- во «Институт
психологии РАН», 2009 – 404 с. ISBN 978-5-9270-0169-9
5 Концепции достижения превосходства в спорте : учеб. пособие / [В.
Р. Малкин, Л. Н. Рогалева, Я. А. Бредихина, Е. М. Гилязетдинова ; под общ.
ред. Л. Н. Рогалевой] ; М-во науки и высш. образования Рос. Федерации,
Урал. федер. ун-т. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2019. — 98 с. ISBN
978-5-7996-2673-0
6 Фрейд З. Разделение психической личности. - М.: АСТ-Пресс, 2014,
183с. [Электронный ресурс] : учебник для студентов высших педагогических
учебных заведений / З. Фрейд - Москва : КноРус, 2014. - 718 с. : ил.; 21 см.;
ISBN 978-5-406-02927-5
16
7 Юнг, Карл Густав (швейцарский психиатр ; 1875-1961). Архетип и
символ [Текст] : [научное издание] / Карл Густав Юнг ; [сост., вступ. ст.,
пер.: А. М. Руткевич ; пер., примеч.: В. В. Зеленский, В. М. Бакусев ; авт.
примеч. В. В. Бибихин] ; Рос. акад. наук, Ин-т философии. - Москва : Канон+
: Реабилитация, 2016. - 335 с. : портр. - (История психологии в памятниках). Примеч.: с. 305-334. - ISBN 978-5-88373-455-6 : Б. ц. 8 Ушаков И. Б.,
Богомолов А. В., Кукушкин Ю. А. Психофизиологические механизмы
формирования и развития функциональных состояний // Российский
физиологический журнал им. И. М. Сеченова.. 2014. Т. 100. No 10. С. 11301137.
17
Скачать