Загрузил volovo48

Б. Спеноза

Реклама
Учение о неотчуждаемых правах граждан и границах государственной власти
Баруха Спинозы. Особенности взглядов Б. Спинозы на естественное право, права
граждан и границы государственной власти, обоснование демократии.
Новый, рационалистический подход к проблемам общества, государства и права получил
свое дальнейшее развитие в творчестве великого голландского философа и политического
мыслителя Баруха (Бенедикта) Спинозы (1632—1677).
Под естественным правом Спиноза понимал необходимость, согласно которой
существуют и действуют природа и каждая её часть. «Закон, зависящий от естественной
необходимости, есть тот, который необходимо следует из самой природы или определения
вещи: закон же, зависящий от людского соизволения и называемый удачнее правом, есть тот,
который люди предписывают себе и другим, чтобы безопаснее и удобнее жить, или по другим
причинам».
При этом естественное право отождествлялось в учении Спинозы с «мощью», под
которой понималась способность любой части природы к самосохранению.
«Под законом обыкновенно понимается не что иное, как распоряжение, которое люди
могут и исполнить и отвергнуть на том именно основании, что он сдерживает человеческую
мощь в известных пределах, за которые она стремится перейти, и не приказывает чего-нибудь
сверх сил; поэтому закон, по-видимому, должно определить более узко, именно: что он есть
образ жизни, предписываемый человеком себе или другим ради какой-нибудь цели».
Спиноза различал следующие виды законов.
Во-первых, законы в зависимости от воли:
· законы природной необходимости: их санкционирование зависит от воли человека;
· право – законы, которые произвольно созданы человеческой волей.
Во-вторых, законы в зависимости от сферы волеизъявления:
· человеческий закон – регулирует образ жизни, который служит для охраны жизни
государства;
· природный божественный закон – неотчуждаемое право человека.
Его цель: высшее благо – познание Бога – разум и его усовершенствование. Разум
Спиноза называет природным светом. «Итак, суть божественного закона и его главное правило
заключаются в том, чтобы любить Бога как высшее благо».
Спиноза выделил основные черты, присущие природному божественному закону.
Во-первых, «он универсален, или общ всем людям: его ведь мы вывели из природы
человека вообще».
Во-вторых, «он не нуждается в вере в исторические рассказы.
В-третьих, «этот естественный божественный закон не нуждается в религиозных обрядах
то есть, в действиях, которые сами по себе безразличны и называются хорошими только в силу
установления или которые представляют какое-нибудь благо, необходимое для спасения, или,
если угодно, в действиях, смысл которых превосходит человеческое разумение».
В-четвёртых, «высшая награда за божественный закон есть сам закон, именно: познание
Бога и совершенно свободная, постоянная и от всего сердца любовь к нему; наказание же
состоит в лишении этого блага, в плотском рабстве или в душевном непостоянстве и колебании».
Под правом и установлением природы Спиноза подразумевает «не что иное, как правила
природы каждого индивидуума, сообразно с которыми мы мыслим каждого человека
1
естественно определенным к существованию и деятельности определенного рода. Право и
установление природы, под которым все рождаются и большая часть живет, запрещает только
то, чего никто не желает и чего никто не может.
Таким образом, можно сформулировать следующее:
· что не может быть запрещено, то должно быть допущено;
· чтобы закон был разумным, он должен быть принят большим количеством или
собранием людей;
· действия и законы природы исходят от Бога. Природа есть целостность, определенный
порядок, установленный Богом. Человек – часть природы, божественного мира, который
подчиняется общему порядку. Всё, что против природы, – это против Бога. Глупцы требуют
противоприродного чуда как доказательства божественного бытия, на самом же деле
проявление Бога – в том, что всё совершается так, как он задумал, согласно природе.
Взгляды Спинозы на государство сложились под сильным влиянием Гоббса и в полемике
с ним. Диаметральная противоположность программных положений при общности
методологических основ их концепций предопределила ряд разногласий в решении проблем
теории.
Рассматривая естественное, природное состояние человека, Спиноза отмечал, что
каждый индивид имеет верховное природное право на существование и деятельность согласно
своей природе. Верховное право определяется не здравым смыслом (природным
божественным законом), а желанием индивида и его мощью. В этом состоянии все равны –
разумные и неразумные, это состояние небезопасности и своеволия, в нем не существует ни
религии, ни закона. Естественное состояние – это «состояние борьбы всех против всех».
Спиноза – сторонник идеи общественного договора. Он утверждал, что люди пришли к
соглашению, что они коллективно владеют своим природным правом (или делегируют его
монарху). Коллективное право определяется на основании мощи и воли всех вместе, и тут все
руководствуются разумом.
Природное право не передаётся полностью, граница – природный божественный закон –
свобода мысли, суждения, слова каждого подданного. А нарушение прав, исходящих из
договора, возможно только между частными лицами, apriori невозможно подданным
перетерпеть нарушение своих прав от верховной власти, ибо ей по праву мощи все дозволено.
Свобода же – в том, чтобы жить, руководствуясь только разумом.
Каждый человек стремится к своей выгоде пользе. «Но большинство руководствуется
своим мнением, увлечением, а не разумом, движимо прихотями, не считается с будущим.
Поэтому ни одно общество не может существовать без власти и силы, а, следовательно, и без
законов, умеряющих и сдерживающих страсти и необузданные порывы людей».
Цель общества и государства: обеспечить это «счастье», не превращать разум человека в
автомат, а обеспечить, чтобы его душа и тело функционировали, не страшась опасности, а люди
свободно пользовались своим разумом. Цель государства достигается исполнением всех
законов. Цель государства – это свобода человека. Цель верховной власти – удержать человека
в границах разума, так как люди склонны руководствоваться страстями. «Цель всего общества и
государства состоит в спокойной и удобной жизни; государство же может существовать только
при законах, соблюдаемых каждым, потому что если бы все члены общества захотели не
признавать законов, то тем самым общество распалось бы и государство разрушилось бы».
2
Под верховной властью (и верховным правом, поскольку право — это сила, мощь,
власть) при этом, по существу, имеется в виду суверенитет государства.
Важная особенность спинозовской договорной теории государства состоит в том, что
«естественное право каждого... в гражданском состоянии не прекращается», поскольку как в
естественном, так и в гражданском состояниях человек действует по законам своей природы,
сообразуется со своей пользой, побуждается страхом или надеждой.
Главное различие между этими двумя состояниями заключается в том, что в гражданском
состоянии имеется договорно установленное высшее (суверенное) естественное право
государства, т. е. здесь появляется общее для всех право и общий уклад, общий гарант и
защитник безопасности, и все боятся одного и того же — верховной (суверенной) власти.
Верховная власть является тем общим духом государства, которым все должны
руководствоваться. Только она имеет право решать, что есть добро и что зло, что хорошо, что
дурно, что справедливо, что несправедливо, что следует делать и от чего надо воздерживаться
каждому в отдельности и всем вместе. В ведении верховной власти находятся издание,
толкование и отмена законов, вопросы правосудия и прочие государственные дела, избрание
должностных лиц, право войны и мира и т. д.
Последоговорное политическое, государственное право гражданина он характеризует
как «свободу каждого сохранять себя в своем состоянии, определяемую указами верховной
власти и защищаемую только ее авторитетом». Это политическое право — часть общего права;
и то и другое право, как и вообще всякое право (кроме Божественного, т. е. Богооткровенного,
права) в естественном и гражданском состояниях, являются по своей субстанции правом
естественным, правом-силой.
Права граждан (политическое право), следовательно, есть разрешенные в условиях
гражданского состояния естественные права индивида, т. е. дозволенная верховной властью
часть естественных прав. Осуществление же гражданином всех остальных (не дозволенных
государством) естественных прав представляет собой преступление.
В этой связи Спиноза касается и задач правосудия, которое в соответствии с
требованием общего права не вредить друг другу определяется им как твердость в воздаянии
каждому того, что ему следует на основании политического права.
Свобода индивида или государства определяется, по Спинозе, не пределами
дозволенного им своеволия, а степенью их разумности, поскольку свобода возможна лишь на
основе и в границах познанности естественных необходимостей.
В соответствии с таким пониманием свободы Спиноза отмечал, что наиболее свободно то
государство», законы которого основаны на здравом рассудке; в таком государстве каждый,
если он этого хочет, может быть свободным, т. е., не кривя душой, жить по указанию разума.
Конечная цель государства — освободить каждого от страха, обеспечить его
безопасность и возможность наилучшим образом удерживать свое естественное право на
существование и деятельность без вреда себе и другим. «Следовательно, — заключает он, —
цель государства в действительности есть свобода».
При рассмотрении вопроса о пределах полномочий государства в его
взаимоотношениях с подданными Спиноза отмечает, что высказанное им положение о полном
переносе естественных прав каждого на верховную власть и ее праве на все, хотя отчасти и
согласуется с действительностью, но «во многом неизбежно остается чисто теоретическим», ибо
невозможно перенести на другого всю свою мощь (свое право), не перестав быть человеком. И
3
никогда не будет существовать такая верховная власть, которая могла бы делать все так, как
хочет, не считаясь с законами человеческой природы. «Посему должно допустить, —
подчеркивал он, — что каждый сохраняет при себе из своего права многое, зависящее, таким
образом, только от его решения, но ни от чьего другого».
Пределы мощи и права государства определяются Спинозой следующим образом.
Во-первых, такой предел обусловлен тем, что сила (и право) государства состоит не в
возможностях творить произвол и насилие, а в осуществлении того, что здравый разум считает
полезным для всех людей, ибо именно «то государство будет наиболее мощным и наиболее
своенравным, которое зиждется на разуме и направляется им». Здесь, таким образом, пределы
власти (и, следовательно, начало сферы независимости подданных) определяются самой
природой права и мощи государства, разумно понятой необходимостью; государство свободно
в пределах необходимости, присущей его природе.
Во-вторых, предел права государства обусловлен природой самих подданных, которые
лишь в той мере признают это право государства, в какой они боятся его угроз или любят
гражданское состояние. «Отсюда, — заключает Спиноза, — следует, что все то, к выполнению
чего никто не может быть побужден ни наградами, ни угрозами, не относится к праву
государства». Так, вне сферы права государства (т. е. вне государственного вмешательства в
жизнь и дела людей) находятся способность суждения, истинное познание Бога и любовь к нему,
вопросы взаимной любви и ненависти людей, право человека не свидетельствовать против себя,
не убивать своих родителей, его право на попытку избежать смерти и т. д. Речь, по существу, идет
о тех естественных правах человека, которые, согласно Спинозе, вообще не могут быть (а не то
что не должны быть) отчуждены от индивида в пользу государства.
В-третьих, «к праву государства менее относится то, на что негодует большинство».
Поскольку «право государства определяется мощью народа», постольку надо считаться с
мнением народа, чтобы не дать повод к заговору с его стороны. Предел власти государства в
данном случае ставится, говоря современным языком, необходимостью учета общественного
мнения. Спиноза в принципе отвергал право подданных (по политическому праву) на
сопротивление властям, изменение, толкование или нарушение учредительных
(конституирующих государство) договоров и законов. Нарушение же их властями ведет к тому,
что общий страх большинства граждан превращается в негодование против властей,
«разрушается государство и прекращается договор, защищаемый поэтому по праву войны», а не
по политическому (государственному) праву. Иначе говоря, для подобной ситуации нарушения
государственными властями условий договора Спиноза признает естественное право народа на
восстание.
Спиноза был защитником свободы совести и веротерпимости. При рассмотрении
взаимоотношений государства и религии Спиноза подчеркивает, что верховной власти как по
божественному, так и по естественному праву принадлежит «верховное право постановлять
относительно религии все, что бы она ни порешила, и... все обязаны повиноваться ее решениям
и приказам относительно религии». Большое внимание в политико-правовом учении Спинозы
уделено проблеме форм государства, которую он освещает под углом зрения наилучшего
состояния различных форм верховной власти, т. е. степени обеспечения в них цели гражданского
состояния — мира и безопасности жизни. В зависимости от степени реализации этой цели
различные государства (различные по форме или различно устроенные внутри одной и той же
формы) в разной мере обладают «абсолютным правом государства».
4
Спиноза выделяет и освещает три формы государства (верховной власти) —
монархию, аристократию и демократию. Критически упоминаемая им тирания в числе форм
государства не фигурирует. Отвергает он и всякую иную верховную власть, установленную путем
завоевания и порабощения народа.
Под верховной властью, отмечал он, «я понимаю ту, которая устанавливается свободным
народом, а не ту, которая приобретается над народом по праву войны». При своих явных
симпатиях к демократическому государству Спиноза с учетом политических реалий своей
эпохи признает приемлемость и некоторые достоинства и таких форм (при их надлежащем
устройстве), как монархия и аристократия.
При освещении монархии Спиноза отмечает, что один человек не может обладать
высшим правом и всей мощью государства, поэтому монарх вверяет свое и общее благополучие
разного рода советникам и приближенным, так что в действительности монархическая форма
верховной власти оказывается аристократической, но не явной, а скрытой, а потому наихудшей.
Придавая большое значение наличию в монархии многочисленного совета, избираемого из всех
слоев и родов граждан на несколько лет самим государем, Спиноза подчеркивает, что
первейшая обязанность этого совета — защита основных законов государства, подача
рекомендаций о текущих делах, вытекающих из требований общего блага.
Аристократическая форма верховной власти, при которой власть находится у
определенного числа выбранных лиц (патрициев), по оценке Спинозы, предпочтительнее
монархии, поскольку она в большей мере обладает абсолютным правом государства и по этой
причине более приспособлена к сохранению свободы. При этой форме государства необходимо,
чтобы правящих (патрициев) было много. Число патрициев должно относиться к численности
народа, примерно, как один к пятидесяти. В условиях аристократии народ не имеет никакого
голоса, но поскольку он внушает страх власть имущим, то «сохраняет за собой некоторую
свободу, которая хотя и не имеет прямой опоры в законе, однако молчаливо отстаивается им и
оставляется за собою». Свое предпочтение Спиноза отдает федеративной форме
аристократической республики, в которой верховная власть сосредоточена во многих городах и,
следовательно, в этом случае делится между городами — членами федерации.
Как «всецело абсолютная форма верховной власти» характеризуется Спинозой
демократия. Отличие демократии от аристократии, согласно Спинозе, состоит в следующем:
если в аристократии правители (т. е. патриции) избираются советом (тоже патрициями), то в
демократии правители определяются самим законом. Так что может случиться, отмечает
Спиноза, что верховный совет в аристократии будет многочисленнее, чем верховный совет в
демократии, если в последней закон, определяющий круг правителей, будет содержать много
ограничений (возрастных, имущественных и иных цензов). Правящие в демократии, таким
образом, не выбираются (ни узким кругом правителей-выборщиков, как в аристократии, ни
народом в целом), но признаются таковыми и призываются к управлению государством прямо
основным законом этой формы правления, изначально установленным народом.
Наиболее широкой в трактовке Спинозы является та форма демократии, «где все без
исключения подчинены одним только отечественным законам и, кроме того, своеправны (sui
iuris) и живут безупречно, обладают правом голоса в верховном совете и правом поступления на
государственную службу». Это, согласно пояснениям Спинозы, означает, что из числа лиц,
допускаемых законом к управлению государством такой формы, исключаются иностранцы,
5
женщины, рабы, дети и несовершеннолетние, а также те, кто подвергся бесчестию (вследствие
преступления или позорного образа жизни).
Демократическое государство, по оценке Спинозы, «наиболее естественно и наиболее
приближается к свободе, которую природа предоставляет каждому, ибо в нем каждый
переносит свое естественное право не на другого, лишив себя на будущее права голоса, но на
большую часть всего общества, единицу которого он составляет». Поэтому все в демократии, как
прежде в естественном состоянии, пребывают равными.
В историю политической и правовой мысли Спиноза вошел как прогрессивный
мыслитель-гуманист, критик теологических политико-правовых идей, один из творцов светской
доктрины государства и права.
6
Скачать