Загрузил Юлия Владимировна

культура золотой орды

Реклама
КУЛЬТУРА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА.
Золотая Орда относилась к числу тех стран средневекового мира, где был достигнут один
из самых высоких уровней развития цивилизации, материальной и духовной культуры.
Централизованное государство, каким была Золотая Орда, многочисленные города,
широкие торговые связи с внешним миром создавали самые благоприятные условия для
развития культуры. Многие золотоордынские правители стремились привлечь ко двору
крупных ученых, богословов, поэтов, образованных людей из дальних стран, оказывали им
покровительство. Такими покровителями в государстве джучидов были ханы Берке,
Узбек
и
Джанибек.
Вот несколько свидетельств современников. Берке снискал себе уважение тем,
что 'распространил ислам между всем народом своим, стал строить мечети и училища
во всех своих владениях, приблизил к себе ученых и законоведов и сдружился с ними'. Узбек
построил в Сарае 'медресе для науки, (потому что) он очень предан науке и людям ее'.
Джанибек 'оказывал великое уважение ученым и всем, отличавшимся познаниями,
аскетическими делами и благочестием'. Кроме того, использовались возможности
завоеванных
и
подчиненных
Золотой
Орде
земель.
Городская культура Золотой Орды - это сплав традиций мастеров-ремесленников
различных стран, покоренных монголами. В ней есть черты китайского и среднеазиатского
искусства, элементы домостроительства, пышной восточной архитектурой. Ханские
дворцы и мечетей, медресе и мавзолеев, общественных бань и караван-сараев, других
величественных сооружений. Эти сооружения были поистине удивительны: украшенные
изразцами белого и голубого цветов, покрытыми стеклянной глазурью, и сусальным
золотом. Растительный и геометрический орнамент на них чередовался изящными
надписями, передававшими отрывки из Корана и восточной поэзии. Внутренние залы:
стены украшались мозаичными и майоликовыми панно с позолотой в чередовании с
арабесками, полы устилались также из изразцовых кирпичей различных оттенков.
Парадные залы дополнялись комнатами отдыха, ванными комнатами, а во дворе – садами,
где били фонтаны. Все это было и об этом надежно свидетельствуют археологические
материалы при дополнении сообщениями письменных источников.
Остатки материальной культуры свидетельствуют о поистине высоком уровне развития
ремесла и искусства в золотоордынских городах: строительства и архитектуры,
ювелирного искусства, черной и цветной металлургии, кожевенного, гончарного,
косторезного производства, стеклоделия, резьбы по камню и т.д. Обо всем этом
свидетельствует огромное число археологического материала.
Вот только несколько находок из развалин Сарая-Берке: остатки больших нарядных
масляных ламп и сосудов в виде графина или вазы из толстого, стекла приятного фона, с
художественно выполненной многокрасочной росписью синего, красного, белого, желтого,
фисташкового цветов, с растительным орнаментом и арабскими надписями, которые, по
мнению А.Ю.Якубовского, делались по индивидуальному заказу того или иного
высокопоставленного лица. бронзовый мангал для горячих угольев, служивший для
согревания рук и ног в холодные зимние вечера; большой золотой сосуд в форме глубокой
чаши с двумя вертикальными ручками в виде фантастических зверей с телом рыбы и
головой дракона; сабля самого Узбек-хана с золотой надписью на рукояти. Это всего
несколько наиболее 93 примечательных находок, не говоря уже о различных бронзовых
светильниках, железных боевых инкрустированных топорах, железном позолоченном
шлеме, серебряных и чугунных, также инкрустированных пайцзах с надписями на
арабской графике.
Инкрустация – слово латинское и означает украшение изделий узорами из металла, дерева,
керамики, перламутра и т.д. Эти узоры врезываются в поверхность изделия и отличаются
от него по цвету и материалу. В случае золотоордынского боевого топора – это
инкрустация серебром по железу.
Естественно, не все вещи, найденные в золотоордынских городах, являются продуктами
местного, татарскокипчакского (для XIII века частично и монгольского) производства.
Есть среди них и привозные, например, из среднеазиатских, булгарских и русских
городов,- даже из далеких Египта и Сирии. Но преобладающая масса находок – это
собственно золотоордынские, изготовленные своими мастерами. Как справедливо
отметили авторы большой монографии под названием «Золотая Орда и ее падение»,
опубликованной еще в 1950 году в издательстве Академии наук СССР, золотоордынское
искусство в период своего расцвета «имело своих мастеров, художников и свои
собственные школы». Высшего уровня развития достигла в Улусе Джучи мозаичная и
майоликовая монументальная архитектура, конечно, не без определённого влияния
мусульманского культового зодчества Средней Азии, Закавказья (Азербайджана) и
сельджукской Малой Азии. Величественные ханские дворцы, соборные мечети с
высокими минаретами и с прилегающими медресе, большие мавзолеи, многокомнатные
дворцы знати – и это далеко не полный перечень памятников XIII – XIV веков,
раскопанных археологами или частично дошедших до наших дней.
Найденные золотые и серебряные, богато орнаментированные сосуды (кубки, чаши,
кувшины), медальоны, ожерелья, браслеты, перстни и другие изящные вещи, в
изготовлении которых применяли гравировку, скань, зернь, филигрань и другие формы
высочайшей ювелирной техники, - свидетельствуют о высоком уровне развития
ювелирного искусства. Ручки золотых и серебряных сосудов нередко изображались в
форме дельфинов и драконов, характерных для восточной художественной философии. В
целом изделия золотых и серебряных дел мастеров золотоордынской Евразии отвечали
мировым стандартам ювелирного искусства развитого средневековья.
Керамика. Особенности татарского стиля:
- очень яркие цвета
- зона орнаментов стала больше (это прямой перевод, поэтому не думаю, что на русском
именно так звучит)
- рисунок (орнамент) покрывает всю поверхность керамического изделия
- картинки покрываются синей глазурью
Немалый интерес как предметы украшения и быта и как произведения искусства
представляют собой круглые металлические зеркала. Их обратные стороны имели
рельефные, так называемые зооморфные, украшения в виде изображений рыб и различных
животных, притом они нарисованы бегущими по кольцу. Помимо «звериного стиля», в
изготовлении зеркал успешно применялись геометрический и растительный узоры, среди
последних особенно лилии и тюльпаны. Золотоордынские зеркала, являясь продуктом
городского ремесленного производства, поставлялись и в степь.
То же самое можно сказать и о богато орнаментированных костяных накладках на колчаны
для стрел. Они, подобно зеркалам, в изобилии встречаются как в кочевнических
погребениях в южной степной зоне, так и в культурных слоях городов. В этих больших
пластинках много роскоши и средневекового великолепия. Для них обычно характерен так
называемый «жемчужный» орнамент, нередко в сочетании с изображениями 95 различных
животных, например, оленей, барсов, сказочных драконов; некоторые колчаны
покрывались даже золотой фольгой.
Керамика, помимо простой красноглиняной посуды, широкое распространение получила
изразцовая керамика с блестящей толстой поливой и подглазурными тонкими узорами в
виде различных цветов, сплетений геометрических фигур, птиц и зверей, других
изображений. Эти прекрасные пиалы в своем художественном оформлении отражают ту
же богатейшую философию искусства, которая представлена в майоликовой и мозаичной
архитектуре. В Золотой Орде, несмотря на определенные заимствования из Средней Азии,
Ирана и Закавказья, выработался свой яркий стиль высокохудожественной керамики (по
определению Г.А.Федорова-Давыдова). Этот стиль проявляется в технике изготовления
(гравировка), в особом виде росписи, объединяющем всю поверхность сосуда, в яркости
рисунка под глубокой глазурью, создающей эффект освещенности изнутри, в расширении
орнаментальных зон, в применении особо яркого цветового элемента и т. д. О том, что эта
керамика не была привозной, а изготовлялась в самих золотоордынских городах, надежно
свидетельствуют исследованные в обоих Сараях и некоторых других ремесленных центрах
мастерские по производству поливной изразцовой керамики с остатками полуфабрикатов,
заготовок, бракованных экземпляров.
В золотоордынских городах, возникших как центры ремесла и торговли, чеканились и
монеты. Это были в основном серебряные джучидские диргемы и, частично, особенно в
XIII веке, медные пулы. Центрами чекана монет являлись 32 города, среди них четыре на
территории бывшей Волжской Булгарии. Ходили в обороте и золотые динары потанских
султанов Индии XIV века. Монеты дошли до нас в виде кладов, зарытых в землю. К
сегодняшнему дню известно более 350 кладов монет или смешанных кладов монет и
вещей (ювелирных изделий), выявленных на обширной территории бывшей Золотой
Орды, частично в районах, приграничных с Северным Ираном и Восточной Румынией и,
конечно, на Руси, подчиненной Орде. Это большая цифра, если учесть, что основная часть
кладов состоит из нескольких сот тысяч, некоторые даже из нескольких десятков тысяч
монет. Кроме них известно более 300 нумизматических объектов под названием «находки»
– так они были зафиксированы еще в прошлом веке при их поступлении в различные
музеи, хотя значительное число этих находок состоит из десятков, порой даже из сотен
диргемов.
В 1954 году в Тетюшском районе Республики Татарстан был найден крупный клад из 20
золотых и более 20 тысяч серебряных монет. А вот в 1986 году в соседнем Апастовском
районе случайно были обнаружены два весьма ценных клада, один из которых состоял
более чем из 25 тысяч серебряных диргемов. К настоящему времени это самый большой
клад золотоордынских монет, чеканенных (определение Г.А.Федорова-Давыдова) в 80-х
годах XIV века от имени хана Тохтамыша в двух Сараях, а также в Азаке, Орде, Хорезме,
Крыму (Старом и Новом), Хад-житархане, Сарайчике, Маджаре. В целом же кратко
перечисленные выше виды материальной культуры и декоративноприкладного искусства
Золотой Орды XIII – XIV веков свидетельствуют о высоком уровне жизни и
художественно-эстетических запросах ее населения.
КУЛЬТУРА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА
Как известно из сообщений средневековых арабских и персидских историков, в 1312–1313
годах к власти в Золотой Орде пришел молодой и энергичный хан Узбек, который почти
сразу после своего воцарения сделал ислам официальной религией своего двора и затем
государства.
Элементы духовной культуры Золотой Орды своим происхождением связаны с
этнокультурным миром, предшествовавшим появлению данного государства. Этот мир
состоял из двух основных компонентов: местного тюркоязычного, главным образом
кипчакского, и пришлого центральноазиатского – также тюркского, татарского и, в
определенной степени, особенно в ранний период, еще и монгольского.
Религия – язычество.
Духовный мир центральноазиатских тюрок, в том числе и древних татар, а также их
западных соплеменников-кипчаков, получил наиболее яркое отражение в каменных
изваяниях людей. Раннетюркские статуи VI – VII веков на Алтае, в Монголии и
прилегающих областях изображали воина-мужчину, погибшего в бою с врагами. Его ваяли
в одежде, с поясными наборами, а также с оружием, в одной, и с сосудом – в другой руке.
Перед таким изваянием совершались культовые обряды. Погибший воин как бы
присутствовал на своих поминках с чашей в руке.
Западные, кипчакско-половецкие изваяния несколько отличаются от восточных,
раннетюркских. Они более реалистичны, немало уже и женских статуй (от них и название
«каменные бабы»). И те, и другие держат сосуд уже двумя руками в области живота. Надо
полагать, что подобный сосуд символизировал обилие, достаток, который должен был
сопутствовать человеку в потустороннем мире.
Исследователи считают, что кипчаки в своих изваяниях воплотили культ
героизированного предка. Этот культ связан с почитанием племенной, дофеодальной
аристократии. Монголы частью вытеснили, частью уничтожили эту местную верхушку и
сами заняли ее место. После монгольских завоеваний и образования Золотой Орды обычай
установления «каменных баб» в Дешт-и-Кипчак прекращается. Этому способствовало
также принятие ислама с его запретом языческих культов и изображения человека.
С другой стороны, принятие ислама дало большой импульс для развития городов и
городской культуры, послужило причиной распространения арабской письменности и
письменной литературы. В Золотой Орде получили широкое распространение
выдающиеся творения Фирдоуси и Рудаки (X век), ал-Ма-ари и Омара Хаияма (XI век),
Аттара и Низами (XII век), Руми и Саади (XIII век) и целого ряда других знаменитых
поэтов Востока. Почти все они, начиная с гениального Фирдоуси с его бессмертным «Шахнамэ», были персидскими или персидско-таджикскими поэтами (кроме арабского классика
ал-Маари и азербайджанца Низами, который однако также писал на персидском языке).
Сочинения великих мудрецов и поэтов Востока, прежде всего представителей персидскотаджикской поэзии, пользовались огромной популярностью среди татар как позднейших
времен, так и периода Золотой Орды. Более того, они вдохновляли татарских поэтов на
создание своей, собственно золотоордынской литературы, получившей высокое развитие
вXIV веке – в эпоху могущества Улуса Джучи. Именно в этот период были написаны такие
бесценные памятники средневековой татарской литературы, как поэмы «Гульстан»
(«Гульстан бит-тюрки») Саифа ас-Сараи, «Хосров и Ширин» Кутби, «Махаббат-намэ»
Харазми, «Джумджума-султан» Хисама Кятиба, «Кисса-и-Рабгузи» поэта Рабгузи,
прозаическое сочинение «Нахдж ал-фарадис» Махмуда ал-Булгари.
Некоторые из этих произведений, особенно «Хосров и Ширин» и «Гульстан», являются
творческими переводами одноименных поэм Низами и Саади. Однако поэмы Кутби и
Сараи были созданы как вольные переводы. Исследователи-литературоведы отмечают, что
писатели древности и средневековья любили писать свои произведения на основе
известных сюжетов. Это было своего рода поэтическим каноном того времени,
эстетической нормой тогдашнего мироощущения и поэтического мышления.
Если Низами написал «Хосров и Ширин» в 1181 году, то одноименная поэма Кутби
появилась через 160 лет – в 1342 году. История персидского шаха Хосрова и его жены
Ширин была широко распространена на Востоке еще до Низами – она имеется в «Шахнамэ» Фирдоуси и у других авторов. Хосров – это историческая личность, персидский шах
Хосрой II (Хосрой Парвиз, годы правления 590 – 627), который был внуком знаменитого
шаха Хосроя Ануширвана, женатого на дочери Истеми-кагана – одного из основателей
Тюркского каганата.
В центре поэмы Кутби – история любви Хосрова и Ширин и особенно безответной любви
Фархада к Ширин.
Во всей поэме чувствуется большое уважение к женщине. Вообще, женщина на Востоке, в
том числе и в Золотой Орде, пользовалась большим почетом. «В этом крае я увидел чудеса
по части великого почета, в каком у них (т.е. у татар) женщина. Они пользуются
большим уважением, чем мужчины», – писал Ибн-Баттута.
Творчество автора золотоордынского «Хосрова и Ширин» имело благодатное влияние как
на его современников (Харазми), так и на последующих татарских поэтов: Мухамедъяра
(XVI век), Утыз-Имяни (XVIII – XIX века), Тукая и Бабича (началоXX века).
Вершиной становления татарской литературы развитого средневековья, жемчужиной
литературного наследия Золотой Орды является творчество Саифа ас-Сараи. Поэт родился
в 1321 году в Поволжье, в Камышлах (нынешняя Самарская область), жил, учился и
занимался творческой деятельностью в Сарае (Новом Сарае), отсюда и нисба «ас-Сараи»,
т.е. сараец. В 80-х годах судьба забросила его в мамлюкский тогда Египет, где он и умер в
1396 году. Там же создал свои известные поэмы: в 1391 году «Гульстан бит-тюрки», в 1394
году «Сухайль и Гульдурсун». Самой знаменитой является первая из них, сокращенно
«Гульстан», написанная в качестве вольного перевода одноимённой поэмы персидского
автора XIII века Саади («Гульстан бит-тюрки» Сараи означает «Гульстан тюркский»). В
конце поэмы приводятся отрывки из произведений восьми тюркских, в основном
татарских, поэтов средневековья, начиная от Мавля Казыя и кончая известным нам
Харазми. После каждого такого стиха Сараи дает свой стихотворный ответ, таким образом,
поэма «Гульстан» с приложенными к ней стихами других авторов при комментариях
самого Саифа Сараи является своего рода поэтической энциклопедией Золотой Орды.
«Махаббат-намэ» («Книга любви», 1354) Харазми составлена в виде любовно-лирических
писем джигита к своей возлюбленной, поэтому она и воспринимается как ода
возвышенной любви. Поэма Рабгузи «Кисса-и-Рабгузи» («Сказание Рабгузи», 1311)
посвящена описанию жизни и деятельности пророков от Адама до Мухаммеда –
основателя ислама. Как бы продолжением этой темы является прозаическое сочинение
Махмуда ибн-Гали «Нахдж ал-фарадис» (1358), где рассказывается о жизни Мухаммеда и
четырех последовавших за ним халифов, описываются морально-этические нормы,
перечисляются положительные и отрицательные качества людей.
Все эти произведения свидетельствуют о высоком уровне развития письменной
литературы и в целом духовной жизни в этом государстве, являясь ценнейшими
памятниками средневековой восточной поэзии и философии.
Кроме художественной ценности эти произведения являются еще и ценнейшим
источником при изучении истории Золотой Орды и жизни ее населения. Многие термины
из социальной структуры государства, зафиксированные в этих произведениях, повторяют
и дополняют таковые из ханских ярлыков, с которыми мы уже ознакомились выше. Часто
встречаются также в этих произведениях названия музыкальных инструментов, пищи,
растений, домашних и диких животных, притом почти все они идентичны современным
татарским.
В поэме «Сухайль и Гульдурсун» имеется такое поэтическое сравнение: ее героиня, увидев
своего возлюбленного, повернулась к нему словно «Земля, вращающаяся вокруг Солнца».
Это гелиоцентрическое представление, как утверждает X.Ю.Миннегулов, таким образом,
еще до Коперника и Бруно, а на Востоке – до Улугбека, было уже известно в
золотоордынском обществе. О развитии в Сарае астрономии и геодезии свидетельствуют
обломки астролябии и квадрантов, обнаруженные там при археологических раскопках. В
столице государства жили и работали медики, богословы, зодчие, другие ученые, которые
являлись как местными, так и приглашенными со стороны. Именно об этом периоде
расцвета науки и культуры пишет Ибн-Арабшах: «Сарай сделался средоточием науки и
рудником благодатей, и в короткое время в нем набралась [такая] добрая и здоровая доля
ученых и знаменитостей, словесников и искусников, да всяких людей заслуженных, какой
подобная не набиралась ни в многолюдных частях Египта, ни в деревнях его».
Не только в Сарае, но и в других городах страны была создана широкая сеть различных
учебных заведений. Здесь преподавали видные богословы, ученые и писатели, в том числе
выходцы из известных центров мусульманского Востока. Так, в Болгаре долгое время
жили крупные религиозные деятели Ходжа Хасан ибн-Омар ал-Болгари, выходец из
Гянджи (Азербайджан), Абу Мохтар ибн-Махмуд ал-Казвини, беженец из Ирана, Госам
ибн-Малик ал-Маргиани из Ферганы и другие
Итак, говоря о культуре Улуса Джучи, можно назвать ее яркой городской и степной
средневековой культурой, культурой мозаичной и майоликовой архитектуры его
многолюдных городов, культурой персидских и татарских стихов, полных тонкой лирики
и глубокой философии, восточной мудрости и мусульманской ученой духовности,
культурой причудливых арабесок и изящной каллиграфии, древних каменных изваянии и
заменивших их монументальных культовых сооружений.
Наука, изучающая формы и размеры Земли и занимающаяся измерением земельных
площадей.
Скачать