Краткие сообщения 130 Международные научные связи

Реклама
Международные научные связи
130
Краткие сообщения
Первый советско-американский симпозиум археологов.
Кембридж (Гарвардский университет), 9—13 ноября 1981 г. Ближний Восток и Центральная
Азия, как известно, сыграли значительную роль в сложении древнейших цивилизаций.
Поэтому понятен особый интерес исследователей к этим регионам Старого Света (куда
наряду с Восточным Средиземноморьем входят как неотъемлемые части советская Средняя
Азия и Кавказ). В результате многолетних работ советских и американских археологов
накоплен обширный материал по таким узловым проблемам древнейшей истории
человечества, как возникновение производящего хозяйства и раннеземледельческих культур
и формирование первых цивилизаций.
Советско-американский симпозиум был посвящен итогам работ по проблемам
социально-экономического и культурного развития населения Ближнего Востока и
Центральной Азии в период от VI до I тыс. до н. э. На симпозиуме было заслушано и
обсуждено восемь докладов советских ученых и 14 — американских. Все доклады можно
сгруппировать по нескольким узловым темам.
Первая из них—структура и эволюция раннеземледельческих поселений с момента их
возникновения до начала сложения городов и древнейших цивилизаций. Доклад У. И.
Исламова касался изучения неолитических истоков древних цивилизаций Средней Азии.
Особое внимание докладчик уделил характеристике памятников раннеземледельческой
культуры Южного Туркменистана в VI тыс. до н. э. В докладе Р. М. Мунчаева «Ближний
Восток и Кавказ в VI—III тыс. до н. э.» был дан обзор исследований раннеземледельческих
культур Закавказья, проанализированы связи последних с культурами Месопотамии. В
совместном докладе авторов настоящей статьи рассматривались результаты многолетних
работ советской археологической экспедиции в Ираке, которые позволили определить
основные этапы заселения равнин Северной Месопотамии, развития там земледельческих
поселков вплоть до времени появления «протогородов».
Особый интрес у американских коллег вызвали материалы исследований древней
ирригационной системы в Узбекистане и других Среднеазиатских республиках.
В докладах американских ученых в основном говорилось об археологическом изучении
территории Ирана. В научный оборот вводился новый большой материал, полученный при
раскопках 70-х годов. Исследование поселения Годин-тепе показало, что материалы его
четвертого культурного слоя непосредственно связаны с материалами раннебронзовой
культуры Закавказья (доклад И. Винтер). А. Загарел охарактеризовал развитие (от эпохи
палеолита до поздней бронзы) поселений в районе Бахтиарских гор. В. Самнер рассказал о
бытовых памятниках бассейна реки Кур, существовавших в период от VI до начала II тыс.
до н. э. Характеристика раннеземледельческих поселений в Палестине содержалась в
докладе А. Кемпински, на юге Афганистана — в докладе Д. Шеффера.
Вторая тема — древнейшие города и сложение раннегородских цивилизаций.
Анализируя процесс становления цивилизаций, В. М. Массой отметил, что во многих
теоретических построениях западных ученых либо полностью отрицается, либо принижается роль социально-экономических факторов в историческом процессе, и в связи с
этим уделил особое внимание тесной связи возникновения цивилизаций со становлением
классового общества и государства.
И. С. Масимов и Н. Н. Негматов, основываясь на материалах последних полевых
исследований, осветили некоторые вопросы сложения раннегородской цивилизации на юге
Туркменистана и в Таджикистане. Данные типологии и планиметрического анализа
поселений в дельте Мургаба (юго-восточная Туркмения) позволяют выделить несколько
групп памятников, концентрирующихся в замкнутые оазисы с характерной «иерархической
структурой» поселений, центром которых были крупные поселения городского типа.
Можно утверждать, что эти оазисы являются своего
Краткие сообщения
131
рода прототипом древнейших городов-государств в этом регионе. Существует несколько
очагов сложения крупных центров городского типа в Таджикистане, завершившегося к
середине I тыс. до н. э. Один из таких очагов локализуется в бассейне Зеравшана, а другой
— по среднему течению Сырдарьи. В. И. Гуляев на основе сравнительно-исторического
изучения древнейших городов Месопотамии и Мезоамери-ки, путей и закономерностей их
сложения сделал вывод, что на древнейшей стадии развития городов в обоих регионах
основной формой территориально-политической организации был город-государство
(«ном»). И в Месопотамии и в Мезоамерике это объединение представляло собой иерархию
различных общинных структур.
В докладе X. Вейса (США) был проанализирован интересный опыт сравнительной
характеристики экологического и исторического развития населения Южной и Северной
Месопотамии в период между 5000 и 1800 гг. до н. э. Автор пересмотрел традиционное
представление о контрасте, якобы существовавшем между уровнями развития древних
обществ Южного Двуречья и Северной Месопотамии и о заметном отставании последнего.
Он утверждал, что в Северном Двуречье в этот период имелись ранние городские центры,
не уступавшие по уровню своего развития поселениям городского типа в Южном Двуречье.
В докладе об одной из древнейших цивилизаций Индостана — хараппской культуре Г.
Поссел (США) указал на взаимодействие центральных областей этой цивилизации с ее
северной периферией, представленной оседло-земледельческими общинами.
Немало внимания на симпозиуме было уделено вопросам полевой исследовательской
методики. Ч. Редман (США) справедливо указал на необходимость долгосрочного
планирования исследований городских поселений и отметил особую важность правильного
выбора участка обследования, подчеркнув перспективность сплошного изучения
микрорайонов. Но далее им был сделан неожиданный вывод о том, что крупномасштабные
раскопки городов (которые будто бы ныне не оправдывают себя) должны быть заменены
сплошными исследованиями микроучастков. Следует сказать, что долгосрочное
планирование исследований давно уже вошло в практику работы советских археологов.
В докладе о детальном этнографическом изучении небольшой современной деревни в
иранском Курдистане К. Крамер (США) указала на возможность использования
наблюдений такого рода для ретроспективного анализа развития поселений ранних
земледельцев, структуры их хозяйства, быта, закономерностей роста и т. д. Такое
направление исследований было названо ею этноархеологией.
В рамках темы о соотношении материалов археологических памятников с данными
палеогеографии, геологии, палеобиологии и т. д. Л. Левин (Канада) проследил процесс
накопления аллювия в трех речных долинах области Керманшах (Западный Иран),
определил его стратиграфию и указал на определенную связь последней с изменениями в
расположении остатков древних поселений. Докладчик считает необходимым учет
отмеченных явлений в стратиграфических выводах археологов. Р. Медоу (США) изучил
большой фаунистический материал некоторых древнейших памятников Индии и Пакистана
и на этой основе охарактеризовал процесс доместикации (приручения) животных в
Индостане в VIII—III тыс. до н. э. Американскими учеными были сделаны еще два доклада,
целиком основанные на анализе письменных источников — аккадских и эламских
клинописных текстов. П. Стейнкеллер рассмотрел вопросы, связанные с исторической
географией Ирана в III тыс. до н. в., и уточнил местоположение древней эламской области
Мархаши. М. Столпер представил этюд по политической истории Элама; им, в частности,
была восстановлена последовательность правления царей династий Шимашки и ранних
Суккалмахс.
Органическим продолжением нынешнего сотрудничества советских и американских
археологов станет второй симпозиум, который предполагается провести в 1983 г. в
Самарканде.
Доктор исторических наук Н. Я. МЕРПЕРТ,
доктор исторических наук Р. М. МУНЧАЕВ
Скачать