Серебристый колокол Росс

Реклама
«Серебристый колокол России»
Лекция-концерт, посвященная творчеству
С.В. Рахманинова
Автор, ведущий – преп. Павлова Г.В.
МОУДОД ДМШ № 21
В 2003 г. исполнилось 130 лет со дня рождения С.В. Рахманинова, одного из самых
великих русских композиторов. Его имя, наряду с именем Чайковского, стало для всего
мира символом русской музыки. Рахманинов в своих произведениях практически не
использует народные песни как цитаты, но все-таки его музыка насквозь русская, она
воспевает русскую природу, она неотделима от православия, от особенностей восприятия
мира русским человеком с его необъятной душой, ведь тема Родины – главная в
творчестве композитора. В этой музыке так много человечности, тепла, сострадания,
всеобъемлющей любви, она будто очищает душу. Нередко, когда слушаешь Рахманинова,
глаза невольно наполняются слезами. Рассказывают, что даже С.И. Танеев (композитор,
учитель Рахманинова), слушая его II фортепианный концерт, прослезился, а он был
человеком весьма сдержанным в проявлении эмоций.
Сергей Васильевич Рахманинов родился и провел детство на Новгородской земле, на
Ильмень-озере, и там он полюбил эту величавую природу. Бабушка часто водила внука в
монастырь, где он слушал чудесное, церковное пение и колокольный звон, который
слышится во многих его произведениях. Позже, в связи с семейными обстоятельствами,
Рахманинов расстался с этими местами, жил на Тамбовщине. Поначалу степной пейзаж
ему казался однообразным, но потом он полюбил и эти бескрайние поля. После
революции 1917 г. Рахманинов, как и многие другие художники, не видя себе применения
в новой России, покидает ее, и до конца своих дней живет в США, но остается русским
человеком, русским художником. Вдали от родины композитор так тоскует, что в
творчестве его после эмиграции наступает почти девятилетний перерыв. Он старается
окружать себя русскими людьми, и практически не бывает в обществе, он отказывается
принять американское гражданство. Несмотря на эту отчужденность от американской
жизни, он имеет огромную популярность и как исполнитель, и как композитор. В отличие
от многих других русских художников, оказавшихся на Западе, он завален
предложениями о концертах. Он даже пользуется особыми привилегиями. Например,
знаменитая фирма Стенвей предоставляет ему свои инструменты для концертов и
сопровождающего специалиста по их обслуживанию в любую страну. Библиотека
конгресса США обращается к Рахманинову с просьбой об автографе какого-либо его
сочинения. Он много зарабатывает, даже шутливо называет себя миллионером, буржуем.
Но жизнь его – это тяжелый труд, он дает огромное количество концертов, а в
промежутках между ними - упражнения, занятия по несколько часов в день. Руки болят
так, что письма он диктует, писать сам не может. А заработанные деньги превращаются в
«посылки», которые он посылает в Россию нуждающимся в помощи друзьям, знакомым и
даже совершенно незнакомым людям, за которых перед ним ходатайствуют. Ведь 20 – 30е гг. были очень тяжелыми в материальном отношении для тех, кто остался в России.
Помощь от Рахманинова получает пол-Москвы; в этот список входят консерватория,
университет, филармоническое общество, сельскохозяйственный институт, школа
живописи, союз писателей, МХАТ и Малый театр, аналогичные учреждения в Питере,
Киеве, Саратове, Казани, Одессе, русские студенты в Америке и т. д., всех адресатов не
перечислишь. Такова была его сострадательная натура. Кстати любопытно, что фамилия
Рахманинов соответствует этой его благотворительной деятельности. Его предок 16 века,
от которого и пошла фамилия, имел прозвище Рахманин (Рахманный значит щедрый,
хлебосольный). Как видим, Рахманинов был не только великим композитором, но и
человеком настоящим – порядочным, доброжелательным, щедрым и сострадательным,
деликатным, но в то же время принципиальным, и до удивления строгим по отношению к
себе. Он – один из самых выдающихся исполнителей своего времени (вспомним, что он
закончил консерваторию с большой золотой медалью), пианист масштаба Листа и
Рубинштейна, тем не менее, он был всегда недоволен своей игрой. «Огонь, которым жжет
ваша игра – писал ему в письме Метнер – нужен не одним американцам, дайте же и нам
погреться возле него…», а Рахманинов жалуется, что пальцы его плохо работают, пишет:
«чем больше занимаюсь, тем больше вижу недостатков». Вообще по собственному
определению композитора, он был пессимистом, потому и неудачи переживал очень
болезненно. Яркий тому пример – провал первой симфонии, после которого композитор
потерял веру в себя и какое-то время не сочинял. Он был наделен чрезвычайно ранимой,
чувствительной душой, что собственно и позволяло ему сопереживать другим.
Пессимистические настроения в его душе и в музыке с возрастом усиливались («Светлые
тона мне даются плохо»), но поразительно, что и среди его ранних произведений есть
очень трагичные. Пьеса, которую мы сейчас услышим, называется «Элегия», она написана
19-летним молодым человеком, юношей, начинающим путь, который только что с
успехом окончил консерваторию. Это одна из пьес-фантазий, которые один критик
назвал шедеврами, но в них поражает не столько профессиональное мастерство
композитора, сколько его душевная зрелость, сила скорби, которая звучит в музыке.
Сколько надо пережить, чтобы писать такую музыку? Поначалу сдержанно, потом все
более экспрессивно изливается горестная, безнадежно-горестная мелодия. Но сердце не
может смириться с утратой, светлые воспоминания в душе героя оживают, заново
переживаются какие-то бурные события, но внезапная катастрофа разрушает последние
надежды – такой драматический накал подошел бы для крупного симфонического
произведения.
«Элегия».
Надо сказать, что и положительные эмоции переживаются Рахманиновым с такой же
силой и остротой. Трагическим образам в его творчестве противостоят образы
жизнеутверждающие, светлые, прекрасные, прославляющие жизнь, живительные,
весенние. Но и в таких произведениях почему-то чувствуешь подчас слезы на глазах – от
умиления, от полноты счастья, от сознания хрупкости всего прекрасного и доброго. И в
нашем концерте хочется противопоставить скорбной «Элегии» светлую пьесу «Апрель».
Это романс еще более юного композитора (18 лет), который был издан посмертно. Он
прозвучит в переложении для скрипки.
«Апрель».
Сама натура Рахманинова отмечена такими противоречиями: пессимизм –
жизнеутверждение, юмор. Он часто говорил о себе в письмах в шутливом тоне,
участвовал в домашних представлениях, розыгрышах. Ребенком он вообще был очень
шаловливым, а так как способности у него были уникальные, и давалось ему обучение
музыке очень легко, он много проказничал: обманывал бабушку, выдавая свои
импровизации за Бетховена или Шопена, исправлял колы по общеобразовательным
предметам – на 4. С детства у него были разнообразные интересы: он плавал, греб,
катался на коньках, позже увлекся верховой ездой, автомобилем!; в имении жены
занимался разведением сельскохозяйственных животных, сажал ветлы. И в музыке его
привязанности были разнообразны – Чайковский, Бородин, Мусоргский, церковная
православная музыка, но также пение цыган, американский джаз. Одно из его самых
популярных произведений - «Итальянская полька» - это легкая, озорная обработка
мелодии, которую он слышал в Италии, она ассоциируется с атмосферой домашних
праздников, веселья, смеха.
«Итальянская полька».
А теперь и вовсе легкомысленная музыка, которая возникла летом 1890 г., когда юный
семнадцатилетний Сергей Рахманинов отдыхал в Ивановке у родственников. Там было
много молодежи и среди них три сестры Скалон. Шутки и пикники чередовались с
задушевными разговорами, с катанием на лодках. И вот однажды на мелодию,
пришедшую в голову старшей сестре Скалон, он сочинил изящный вальс для фортепиано
в шесть рук, чтобы три сестры могли вместе музицировать.
Вальс в шесть рук.
Вообще это лето сыграло большую роль в жизни молодого композитора. Он был
увлечен младшей сестрой Скалон – 15 летней Верой, она тоже относилась к нему с
особым чувством. Но лето кончилось, им пришлось расстаться, и началась довольно
тяжелая жизнь, в которой наряду с упорной учебой был тяжелый педагогический труд за
гроши. Рахманинов вел полунищенское существование, но удручало его больше всего
мысль о том, что сестры Скалон, как дочери генерала, вращаются в высшем свете,
окружены «баронами», как пишет он в письме; ему кажется, что все они стали к нему
холоднее. Эти неопределенные, сложные отношения тянулись довольно долго, пока Вера
Скалон не вышла замуж, и хотя они доставили Рахманинову много переживаний, но
этими чувствами были вдохновлены многие его произведения этих лет. Например, романс
«Дитя как цветок ты прекрасна» - созерцательный и красочный, с ароматными
гармониями, он строится на контрасте прекрасного, девственно-чистого образа и
страстно-мучительного любования им.
«Дитя как цветок ты прекрасна».
В это же время создан романс «Сон» на слова Гейне. Это романс-афоризм, в котором
упоенное устремление сменяется горестным восклицанием. Содержание его типично для
Рахманинова.
«Сон».
Лето 1993 г. Рахманинов гостит под Харьковым у Лысиковых. Эта пожилая чета, с
которой он познакомился случайно, пригласила Рахманинова к себе, в имение
«Лебедино», и окружила его всяческой заботой, так, что «бедный странствующий
музыкант», как он себя называл, почувствовал себя пригретым. Рахманинов напоминал
Евдокии Никаноровне Лысиковой умершего сына. Этой доброй, сердечной женщине он
посвятил романс «Уж ты нива моя» (на слова А. Толстого), напоминающий русскую
песню с характерными для нее протяжностью и переменным метром. Начинается романс
как проникновенная жалоба, которая разрастается и как будто пытается объять все
людское горе-горючее. Написан романс с драматическим размахом, который сохранен и в
переложении для скрипки.
«Уж ты нива моя».
Тогда в Лебедине многое напоминало Рахманинову об Ивановском лете (Там тоже были
три барышни, но, увы, не те). Нередко вечером, под щелканье соловьев он уносился
мыслями туда, в 90-й год, и некоторые сочинения этого периода говорят об этих
воспоминаниях. Так, например, сюита для 2-х фортепиано, особенно ее I часть
«Баркарола». Эпиграф из Лермонтова, предпосланный баркароле явно говорит о том, что
композитор вспоминал катание на лодках в Иванове и свою первую любовь. «Студеная
вечерняя волна едва шумит под веслами гондолы… Вдали то грустный, то веселый
раздался звук обычной баркаролы: «Гондола по воде скользит, а время по любви летит;
опять сравняется вода, страсть не возникнет никогда»». Тихие всплески создают
прекрасный завораживающий фон, на котором звучит томительная лирико-драматическая
мелодия, и внимание наше раздваивается между мелодией и фоном. Заканчивается
«Баркарола» рахманиновской субдоминантой – лейтгармонией тоски и одиночества.
I сюита для 2-х фортепиано, I часть «Баркарола».
Творчество Рахманинова разнообразно по жанрам: оперы, симфонии, концерты, пьесы,
романсы, сонаты, даже балет (поставленный Фокиным на музыку «Рапсодии на тему
Паганини»). Им написано много хоровой музыки, в том числе духовной, хотя он не был
елейно-набожным человеком («Литургия», «Всенощная»). После блестящего окончания
консерватории, Рахманинов очень мало выступал как пианист, приходилось изыскивать
другой заработок. Он работал в Мариинском женском училище, и хотя эта работа не была
захватывающей, он живо интересовался успехами учащихся, бывал на музыкальных
вечерах, аккомпанировал хору. Так возникли шесть хоров для женских и детских голосов.
В письмах Рахманинов утверждал, что дети их не споют, но хор нашей школы, тем не
менее, споет один из этих хоров – «Славься» на слова Некрасова.
Хор «Славься» из шести хоров для женских и детских голосов.
Почти все, что звучало в нашем концерте – это ранние произведения композитора. А
сейчас вы услышите произведение, написанное намного позже, когда композитор достиг и
зрелости и славы. Это одно из самых популярных сочинений – романс «Вокализ»,
посвященный знаменитой певице Неждановой. Этот вокальный номер имел
исключительный успех, и тогда Рахманинов сделал ряд переложений для разных составов,
в том числе и для виолончели. В «Вокализе» явно ощущаются черты русской протяжной
песни, здесь мы видим характерный для Рахманинова тип мелодии, она содержит краткое
зерно, которое затем длительно распевается. Как и в «Элегии», с которой мы начинали
концерт, музыка имеет очень возвышенный патетический характер, но скорбь отягчена
уже многими утратами.
«Вокализ» в переложении для виолончели.
Еще один романс в русском духе. Это социально-заостренный романс о горькой судьбе
русской женщины-крестьянки, в котором драматическая напряженность сменяется в
конце безысходной печалью.
«Полюбила я на печаль свою».
Завершает концерт одно из самых ранних и популярных произведений композитора,
которое он сам всегда исполнял на бис. Это прелюдия до-диез минор, написанная с
эпическим размахом. В начале прелюдии мы слышим как бы удары тяжелого колокола,
которым отвечает скорбный голос. В средней части движение ускоряется, музыка
становится взволнованной, бурной, но в репризе, звучащей еще более мощно, слышится
мрачное торжество рока.
Прелюдия до-диез минор.
Скачать