О парадоксальности американской культуры и особенностях ее

Реклама
О парадоксальности американской культуры и особенностях ее влияния на
окружающий мир
Американская
культурно-социологическая
общность
вызывает
постоянный интерес исследователей-культурологов не только благодаря
своей исключительной сложности, но и тем фактом, что ей присуща, по
нашему мнению, некоторая парадоксальность. В нашей статье мы хотим
показать
характерную
именно
для
американской
цивилизации
противоречивость ее культуры, сочетающую в себе и единство многих
культур,
и
характерную
для
последних
десятилетий
тенденцию
к
глобализации и унификации культуры. Эта противоречивость, по всей
видимости, и должна стать предметом серьезного изучения для современного
исследователя.
Формированию особенностей американского общества послужили
чисто
исторические
причины.
Именно
национальная,
исторически
сложившаяся традиция послужила фактором, во многом определяющим
современное состояние американской мультикультурной среды. Ни одна
другая страна в мире не сталкивалась с таким постоянным и массовым
притоком эмигрантов и, как следствие этого, с проблемой сосуществования
представителей различных народов, культур, религиозных убеждений.
Согласно переписи 1990г., только 5% граждан США считают себя «просто
американцами», остальные относят себя к 215 этническим группам. По
данным последней переписи населения США1 (за 2000 год) в последние годы
за счет въезда обеспечивается свыше четверти всего прироста населения
Соединенных Штатов. Выходцы из стран Азии и Латинской Америки,
составляющие
большинство
современных
иммигрантов,
существенно
1
Использованы данные о переписи населения США в 200 году из статьи В.Н. Гарбузова, О.А.
Иванова, В.В. Трибраг «Американское общество на рубеже веков» / "США-Канада. Экономика-политикакультура", 2002, № 9, с.19-38.
меняют этнический состав американской нации, делая его все более и более
разнообразным. В 1990-2000 годы в США въехало 13 миллионов
иммигрантов из стран Латинской Америки, причем более половины из них
(53%) - выходцы из Мексики. Всего же в США, по данным переписи 2000
года, проживает 35,3 миллиона человек, которые отнесли себя к категории
"испаноязычные"
(латиноамериканцы).
Из
них
3,4
миллиона
по
происхождению являются пуэрториканцами, 1,2 миллиона - кубинцами, 0,8
миллиона - доминиканцами, 1,7 миллиона человек происходят из других
стран Центральной Америки, 1,4 миллиона - из стран Южной Америки, 6,1
миллиона человек имеют другое происхождение. Азиатское население США
выросло за 1990-е годы на 3,1 миллиона и составило в 2000 году 10,2
миллиона человек (3,6% общей численности населения страны). Самая
значительная этническая группа среди лиц азиатского происхождения китайцы (2,4 миллиона человек). Кроме них в США проживают 1,8 миллиона
филиппинцев, 1,7 миллиона индийцев, 1,1 миллиона вьетнамцев, 1 миллион
корейцев, 0,8 миллиона японцев, 1,3 миллиона других азиатов. 874 тысячи
человек (или 0,3% общей численности населения США) являются коренными
жителями Гавайев и других островов Тихого океана (в дальнейшем - "жители
тихоокеанских островов"). В 2000 году в США проживало 2,5 миллиона
(0,9%) индейцев и коренных жителей Аляски. Рост численности этой
демографической группы за десятилетие (1990-2000 годы) составил 516
тысяч человек (26%). По результатам переписи 2000 года, 36,4 миллиона
человек
(или
12,9%
всего
населения
США)
являются
"черными"
(афроамериканцами). И это данные только по расово-этническому составу
США, которые не отражают многочисленные внутрирасовые этнические
группы (достаточно вспомнить о волнах иммигрантов из Европы, носителей
сильных этнокультурных традиций ).
Исторически американское национальное сознание включало в себя
глубокую веру в исключительность происхождения и судеб развития страны.
Сложившаяся здесь культура была пропитана мыслью о том, что американцы
— новый народ, который, сформировавшись из тех, кто искал свободу в
Новом Свете и обрел ее, в последующие десятилетия был обязан выполнять
свое
миссионерское
предназначение.
Эта
пресловутая
американская
исключительность начиналась с давно забытой веры в исключительность
судьбы протестантской Англии и национализма английских джентри еще
XVI в. Такие культурные ориентации и психологические установки сказались
и на самом социокультурном климате первых британских колоний: в
Виржинии, где сложилось рабовладельческое общество с рыцарским этосом
"ничегонеделанья"
и
доминированием
англиканской
церкви
белых
англосаксов, и Новой Англии, где господствовал теократический режим
"избранных к спасению" белых английских кальвинистов-"харизматиков",
жестоко пресекавших всякое инакомыслие2.
Парадокс становления американского колониального общества заключался в том, что его истоками были этническая и религиозная
нетерпимость
и
национальный
эгоизм
(своеобразный
этноцентризм).
Особенно это было характерно для англичан ХVI-ХVII вв. Именно в
сознании англичанина противопоставление себя другим этническим группам
и
связь
подобного
дистанцирования
с
определенной
религиозной
деноминацией заняли центральное место. Английский национализм нашел
свое выражение и идейно-политическое обоснование в религиозной
Реформации: он реализовывался в широком социокультурном движении,
получившем название "пуританизм". Формально это движение, начавшись
еще в середине XVI в. с требования коренной реформы англиканской церкви,
ее очищения от остатков католицизма, стало общеанглийским и уже через
сто лет после своего появления идейно обосновывало укреплявшийся в
сознании британцев религиозно-националистический миф о ведущей роли
Англии, которую определил ей Бог в своем плане Реформации христианства.
См. С.И.Жук «Восприятие европейскими поселенцами колониального
/Американская цивилизация как исторический феномен. М.: Из-во «Наука»,2001. С.16-17
2
общества».
Опираясь на исследования С.И. Жука3, мы видим, что в подобном свете
представлялась англичанам и колонизация Нового Света. Пропагандистские
трактаты колонизации XVI в. объясняли, что Провидение Господне хранило
Северную Америку только для англичан как "избранной Богом нации"4.
Как же представляли себе будущую родину европейские поселенцы,
как воспринимали колонисты Новый Свет еще до своего прибытия в
колонию? Дошедшие до нас документы передают нам два основных образа
Америки XVII в.: 1) "сельско-торговой провинции", предназначенной для
процветания и укрепления метрополии, место, которое служит естественным
ее продолжением во времени и пространстве; 2) "нового Ханаана",
идеализированного, вне всякой временной и географической связи с
метрополией, образца христианского совершенства. Эти образы чаще всего
присутствуют и в колониальных проектах основателей первых британских
поселений в Америке. Как правило, в аргументации и риторике подобных
проектов эти образы присутствуют рядом: первый, как подтверждение
практичности
и полезности
заморских
владений
для
светских
дел
государства, а второй - как идеологическое обоснование ("Богоизбранность и
предначертанность свыше") этой самой полезности колоний не только для
государства, но и для "простых смертных"5.
Именно эти первые представления колонистов из Британии о своем
особом значении явились благодатной почвой для развития этно-культурной
теории англоконформизма (а именно, утверждение о превосходстве
белокожих
протестантов,
выходцев
из
Северо-Западной
Европы
–
сокращенно "ВАСП" (WASP – White Anglo-Saxon Protestants), до сих пор
играющей важную роль в некоторых социальных кругах Соединенных
Штатов.
С.И.Жук «Срединные колонии» Британской Америки и истоки современной цивилизации США//
Американская цивилизация как исторический феномен. М.: Из-во «Наука»,2001. С 31-32.
4
New American word/ Ed.D.Quinn. N.Y. 1979. Vol.3.P.72-73; A Documentary History of Religion in
America to the Civil War/ Ed. E. Gaustad. Grand Rapids (Munh.), 1993 (1st pr: 1982)P.53-54.
5
В 1633 г. в одном из памфлетов в поддержку создания католической колонии в Мэриленде
доказывались "польза и преимущества для Англии от торговли колониальными товарами" и роста местного
производства. При этом подчеркивалась польза от уникальной ситуации веротерпимости и уважения прав
разных христианских церквей, ситуации, которая сложилась в Новом Свете.
3
Следующим
фактором,
определяющим
развитие
американской
цивилизации, несомненно явилась Американская революция XVIII в. и, в
первую очередь, принятые в ее ходе великие документы — Декларация
независимости, Конституция и Билль о правах. В целом, идеи и принципы
Американской
революции,
зафиксированные
в
ее
законодательных
документах, выражали не только узкие интересы буржуазии и плантаторов,
как об этом в свое время много писали советские американисты, но прежде
всего общечеловеческие идеалы и правовые нормы6. Именно тогда и были
заложены рамки единой национальной культуры США, основанной на
ассимиляции эмигрантов, ценностях либерализма, на том, "что все люди
сотворены
равными
и
наделены
их
Творцом
определенными
неотчуждаемыми правами, к числу которых относится жизнь, свобода и
стремление к счастью".
Попытка реализации знаменитой формулы
«единства из множества» породила вторую культурологическую теорию,
характеризующую представления о культуре США, теорию "плавильного
котла" (melting pot, иными словами, слияние разнообразных этнических
групп в новое единое образование – американский народ). Некоторое время
данная
идеологическая
концепция
поддерживалась
социально-
экономическими процессами XX века – века, стремящегося к масштабности,
массовости, века экономического прогресса, века, родившего идеалы
демократии как «гражданской религии» (вспомним Ф.Рузвельта). В эти годы
в США складывается устойчивая прослойка благополучного белого
населения, наличие которой позволило Д. Беллу утверждать, что в США
наконец-то сложилось «национальное общество» с высокой концентрацией
политической и экономической власти7. Метафора «плавильного котла»
стала реальностью для белых американцев — к середине XX в. сложилась
синкретическая национальная культура, по сути своей являющаяся массовой
6
Болховитинов Н.Н. США: Проблемы истории и современная историография. М., 1У80. С. 102;
Он же. Белые пятна в изучении истории США // Общественные науки. 1989. .№ 2. С. 158-159.
7
История мировой культуры (мировых цивилизаций). 3-е доп. и перер. изд. — Ростов н/Д: изд-во
«Феникс», 2004. С. 446
и обеспечивающая культурное единство белых. Однако «плавильный котел»
предполагал сплавление англосаксов и различных иммигрантских групп, при
сохранении и преобладании англосаксонской доминанты.
Эта попытка достичь культурного единства разных этнических групп
американцев не привела к желаемому результату, так как в 60-70 гг. в ходе
борьбы за гражданские права они заявили об особом месте своих культур,
что начало подрывать с таким трудом созданное единство.
Идеи
американского плюрализма, до Второй мировой войны находившие свое
наиболее явное выражение в сфере управления и религии, на исходе
шестидесятых годов распространяются также на область культуры и
этнических отношений. Тогда дискриминируемое чернокожее население
поднялось на борьбу за свои права и достоинство под общими лозунгами:
"Черное – сила" и "Черное – это красиво". Их борьбу поддержали другие
этнические группы, каждая по-своему. В семидесятые годы умножились
проявления распространения культурного плюрализма: преподавание в
школе культурного наследия разных этнических групп, изучение этнических
дисциплин в университетах, поощрение изучения "второго языка". В
университетах в настоящее время популярен девиз "мультикультурности"
(multi-culturalism), под эгидой которого проводится кампания поддержки
этих цветных меньшинств. Предпосылкой формирования программы
"мультикультурализма" явилась «революция» гражданских прав, в рамках
которой был принят «Акт о гражданских правах» 1964 г., ослабивший в
целом англосаксонскую доминанту в США, а также «Иммиграционный Акт»
1965 г., открывший дорогу в США огромному притоку иммигрантов из стран
«третьего мира».
Представляется правильным рассматривать подъем этнического
самосознания в шестидесятые и семидесятые годы c двух точек зрения. С
одной стороны, это самосознание является аутентичным выражением опыта,
накопленного в ходе борьбы против дискриминации; оно формировалось, а
иногда и усиливалось в ходе этой борьбы. Но этническое самосознание могло
отражать и иной опыт – опыт, накопленный позднее, в дружественной
атмосфере плюрализма и волюнтаризма. И в самом деле, значение "WASP"
как
характеристики,
определяющей
"благородное"
происхождение,
постоянно снижается, в то время как другие этнические группы все меньше
стыдятся своих особенностей и своего наследия 8.
Таким
особенности,
образом,
тесно
мы
можем
связанные
с
констатировать
американской
две
характерные
демократией
–
это
индивидуализм и плюрализм9. Индивидуалистический фактор как идеология,
направленная на личностное развитие, предполагает, что жители США,
принадлежашие к другим культурам, будут следовать американскому образу
жизни, стараясь влиться в общую для всех слоев общества культурную среду.
Именно индивидуалистический фактор был доминантным ранее, когда США
провозглашали концепцию «плавильного котла» культур, ассимиляцию
культурной
идентичности
«американскую»
американцев
стремления
культуру.
народов,
Однако
плюралистический
различных
живущих
США,
существующий
фактор
культурных
в
сред
явился
в
в
в
единую
самосознании
катализатором
США
к
для
автономному
сосуществованию (что и стимулировало их деятельность). По данным Бюро
переписи населения США ожидается, что к 2050 году общее население
национальных и расовых меньшинств, не включающее в себя американцев
белой расы не латиноамериканского происхождения, составит 235,7
миллиона человек, или примерно 54 процента от общего населения США в
439 млн. человек. С учетом данной возможности развития событий,
приоритет культурного плюрализма подтверждается и на высшем уровне.
Так, президент США Барак Обама сказал: «Мы осознаем, что многообразие
См.: H. Glazer & DS.P. Moynihan, Beyond the Melting Pot,, Cambridge Mass. 1970, pp. vii-xcv, 1-85,
301-315. Об уменьшении влияния так называемых WASP см.:T. Caplow et al., Recent Social Trends in the
United States 1960-1990, Montreal 1991, pp. 562-564, и см. выше, прим. 22, и ниже, прим. 26.
9
Об индивидуализме см.: Y. Arieli, Individualism and Nationalism in American Ideology, Cambridge,
Mass. 1964; S.M. Lipset, The First New Nation, Garden City, New York, 1967; H. Kohn, American Nationalism,
New York 1961, pp. 49-97. О плюрализме см.: Липсет, там, сс. 180-192, 222-226; Кон, там, сс. 153-156; R.
Dahl, “American Hybrid”, A Preface to Democratic Theory, Chicago 1956, pp. 124-151; idem, Pluralistic
Democracy in the United States, Conflict and Consensus, Chicago 1967, pp. 22-24, 171-202, 433-456.
8
общества – это наша сила, а не слабость”10. Античный афоризм "Ex Pluribus
Unum" ("Из множества - единство") принят Конгрессом США как, в
частности, символ мультикультурной политики, нацеленной в последние
десятилетия
на
"интеграцию
без
ассимиляции".11
В
ходе
опроса,
проведенного в октябре 2008 года Антидиффамационной лигой Америки, 66
процентов
респондентов
ответили,
что
считают
рост
населения
“меньшинств” в Соединенных Штатах преимуществом для создания мощной
экономики, а в 1992 году подобных взглядов придерживались лишь 39
процентов опрошенных. В опубликованном в сентябре 2008 года докладе под
названием “Четыре десятилетия после доклада комиссии Кернера: что
изменилось, а что нет?” Рейнольдс Фарли, социолог Центра изучения
населения Мичиганского университета, детально описывает целый ряд
“глубоких изменений во взглядах и убеждениях белых американцев по
поводу
расового
происхождения”
и
в
качестве
примера
приводит
значительное увеличение количества смешанных браков. Таким образом,
существование многих культур в едином социокультурном пространстве не
только постулируется идеологически, но и принимается все большим числом
американцев.
По нашему мнению, именно богатый, никем не оспариваемый опыт
этнического и культурного разнообразия и стал основной причиной
возникновения знаменитой массовой культуры США. Мы знаем, что
основная функция культуры - это поддержание связи между прошлым и
будущим. Культурные артефакты, апеллируя к историческому наследию,
стремятся перенести свою идентичность в будущее. Обращение к прошлому
в данном случае способствует самоидентификации, самоутверждению,
“непотерянности” в общемировом историческом процессе. В этом контексте
Соединенные Штаты несут на себе печать обедненности относительно
других стран с гораздо более глубоким прошлым. Этнические представители
10
Расово-этническая принадлежность американцев: меняются ли взгляды? // www.america.gov.
Архив от 30 января 2009 года
11
Мальковская И.А. Глобализация и транскультурный вызов незападного мира/ М. 2005. С. 2
этих более культурно богатых стран сохраняют свои традиции и нормы,
поэтому Америка должна предложить им нечто надкультурное, что может
вписаться в контекст любой этнической среды, нивелируя различия между
различными этногруппами. Культура мейнстрима впитывает в себя все
системы ценностей, стремясь к легитимизации своего существования. США,
ввиду отсутствия этнокультурного единства, вынуждены иметь в качестве
национальной, по сути, массовую культуру. Ассимиляционные механизмы в
виде массовой культуры, языка, политической системы и системы
образования создают ту базовую социальную почву, на основе которой
цементируются этнокультурные различия, не противоречащие типическому,
вписывающемуся в рамки «американского образа жизни». Такая установка
достаточно успешно реализует себя, и не только внутри страны, поскольку
потребности, удовлетворяемые интернациональной массовой культурой, есть
у абсолютного большинства людей, и американская культура оказывает
большое влияние на другие культуры.
Таким образом, пирамидальная социальная структура, лежащая в
основе «единства многообразия», сменяется сетеобразной, со множеством
узлов из различной величины культур и субкультур, связанных между собой
фактом единого гражданства, фактом ощущения себя носителем какой-либо
культуры, но при этом - жителем США. Данная метафора напрямую связана
с www, World Wide Web, «всемирной паутиной», новым носителем новых
реалий современной жизни. И точно так же, как эта всемирная паутина
опутывает весь мир, распространяется и культурное влияние США. Этот
процесс принято обозначать термином «глобализация», вызывающим к себе
весьма неоднозначное отношение. Однако, говоря о возможном подавлении
Америкой своей массовой культурой всех культурных особенностей других
стран, зачастую забывают о том, что сама Америка вовсе не является
абсолютным носителем этой культуры, но лишь предлагает универсальный
язык межэтнического, межнационального общения. Большая часть массовой
культуры США носит поверхностный характер — в том смысле, что она не
оказывает серьезного влияния на взгляды, систему ценностей и поведение
населения. Мы можем одевать кроссовки Адидас, джинсы Ливайс, есть
гамбургеры,
пить
Колу,
смотреть
американское
кино,
пользоваться
ноутбуками - и при этом ходить в православную церковь и истово верить в
особое предназначение русского (немецкого, английского, французского)
народа.
Как отмечает Питер Бергер12, в мире существует целая сеть сообществ
честолюбивых молодых людей, занимающихся бизнесом и другими видами
деятельности, которые появились во многих странах словно бы ниоткуда —
своего рода «яппи-интернационал»13, члены которого бегло говорят поанглийски, соответствующим образом одеваются и ведут себя, работают и
развлекаются, а в какой-то степени и мыслят по-английски — и надеются,
что когда-нибудь и они будут участниками элитных саммитов. Однако нужно
быть осторожным, предполагая, что эта внешняя оболочка охватывает все
стороны их жизни. В отношении одних это, безусловно, так: к счастью или
на беду, они суть космополиты во всех отношениях. Другие же ухитряются
каким-то образом одновременно существовать в двух разных мирах: они
хотят не остаться в стороне от глобальной деловой культуры, а в личной
жизни ориентируются на совершенно иные культурные ценности. К какому
из двух вариантов относится та или иная группа — это всегда вопрос,
требующий эмпирического подхода.
Почти везде в современном мире наблюдается явление, названное
Джеймсом Уотсоном локализацией: глобальная культура принимается, но с
существенными местными видоизменениями. Распространение глобальных
воздействий может привести и к воскрешению местных культурных форм.
Так, проникновение с Запада в Индию и Японию ресторанов быстрого
питания привело к распространению закусочных, предлагающих блюда
12
Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире./ под ред. П.Бергера и
С. Хангтингтона. М. 2004.-С.11 - 14.
13
Яппи (уuррie) —- популярное сокращение от young urban professional (молодой городской
профессионал).
традиционной кухни, а вторжение западных стилей в Японию — к
появлению местных модельеров, ориентирующихся на чисто японскую
эстетику.
Под видом локализации скрывается еще одна разновидность реакции
на глобальную культуру, которая лучше всего характеризуется термином
«гибридизация». Это намеренные попытки синтеза иностранных и местных
культурных особенностей. Япония в эпоху Реставрации Мэйдзи являет собой
пример страны, которая вполне успешно реализовала феномен именно такого
рода. Есть и множество других примеров, самым ярким из которых является
формирование
современные
деловой
методы
культуры
ведения
китайцев,
бизнеса
с
сочетающей
традиционным
наиболее
китайским
персонализмом. Однако по мере того, как сам Китай будет интегрироваться в
систему глобальной экономики, могут появляться примеры гибридизации,
аналогичные популярному с недавнего времени понятию «конфуцианский
торговец». Случай со специалистами по программному обеспечению в
Бангалоре,
украшающими
гирляндами
свои
компьютеры
во
время
индуистских церемоний, — особенно яркий пример того же рода.
Точно так же мы можем говорить и о влиянии на США глобальных
мировых культур, и о восприятии этой страной их колоссального опыта и
потенциала. Мультфильмы манга и японская косметика, искусство икебаны и
оригами, использование альтернативных индийской, китайской, тибетской
медицины, школы восточных единоборств, стили минимализма в дизайне,
различные кухни, русские мотивы в дизайнерской одежде – все это США с
готовностью воспринимают, популяризируя тем самым
интерес ко всей
мировой культуре.
В настоящее время высказывается мнение, что для современности
особо значимы два процесса: стабильности/устойчивости (пространственной
заданности поликультурности) и коммуникации (динамических и временных
связей,
сообщений,
миграций
между
субъектами
поликультурных
пространств)14. Как нам кажется, США демонстрируют пример того, как
государство может успешно сочетать в себе два этих компонента. Задача
стабильности социокультурного общества обеспечивается национальными
культурами, а связь между ними обеспечивается за счет общей для всех
надкультуры,
являющейся
универсальным
кодом
культурологической
коммуникации. Это явно прослеживается на примере межнациональных
торговых корпораций, мультибрендов. Стремление глобализовать бренд,
учение, тот или иной вид обслуживания путем апелляции к универсальным
потребностям и универсальному праву не может быть реализовано без
соответствующей
их
модификации.
Элиты,
идущие
в
авангарде
глобализации, знают исторически сложившийся деспотизм американских и
западноевропейских организаций и стараются смягчить как их образ, так и
фактическую
их
деятельность,
представляющую
собой
«мягкий
империализм». Уравновесить моральную апелляцию к универсальным
правам и потребностям помогает, как правило, адаптация их брендов к
местным условиям и особенностям местной клиентуры. Именно здесь
авангард
глобализации
мультикультурализмом,
использует
—
лексику,
единственную,
предлагаемую
которая
оказывается
восприимчивой к местным культурам.
В этом плане очень показателен пример ресторана быстрого питания
Мак-Дональдса. В свое время, когда в Москве был открыт первый ресторан
на Тверской, для многих сотен людей, стоявших в гигантской очереди, это
был реальный символ загадочной Америки в «тертых» джинсах.
В
настоящее
время
концепция
этого
ресторана
радикально
изменилась. Описывая глобальную стратегию их компании, вице-президент
Мак-Дональдс
по
общественным
связям
использует
термин
«мультилокальный»: «Мы владеем и распоряжаемся более чем 80%
собственности сотрудничающих с нами предприятий, которые объединились
14
180.
Мальковская И.А. Знак коммуникации. Дискурсивные матрицы. М.: Эдиториал УРСС, 2004. С.
с нами или получили право пользоваться нашим брендом. У нас есть штат
сотрудников из местного населения, которые работают в наших ресторанах и
управляют ими. Они помогают нам разработать местный подход к
маркетингу, нашу рекламную политику в том числе и в том, что касается
изменений нашего основного меню, связанных со вкусами местного
населения и традициями местной культуры. Мы не создаем рекламу в какомто крупном агентстве, находящемся в Америке, Лондоне или Гонконге, с тем
чтобы потом отправить ее в 119 стран, сопроводив закадровым переводом.
Мы абсолютно убеждены в том, что этот бренд в Молдавии должен
изображаться как бренд молдавской компании, в Британии — как
английской, в Японии — японской»15.
Эта
мультилокальная
формула
используется
международными
неправительственными организациями и организациями евангелистов как
руководство к действию. Как объясняет вице-президент World Vision,
«бизнес неправительственной организации держится на доверии. Местное
население не будет нам доверять, если мы не станем локальными. Так что мы
должны быть локальными. Например, у нас имеется новозеландская
компания World Vision, тайваньская, британская и т.д. Однако если вы
ориентируетесь только на местные условия, вам не будут доверять спонсоры,
и вы не сможете собрать ресурсы, необходимые для выполнения вашей
миссии»16.
Разнообразие соответствует логике современной жизни. Любая
транснациональная организация в современном мире, которая хочет добиться
успеха, должна быть «глобальной по своей ориентации и локальной по
оформлению». И это относится не только к той части культуры, которая
определяется экономикой. Данной концепции культурной индивидуальности
при
всемирной
универсальной
«понятности»
соответствует
все,
произведенное в Америке. И это дает ощутимые плоды. Только в одном
15
16
Цит дана по Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире. С. 363.
Там же.
Нью-Йорке работает около 12 тысяч художников и скульпторов. Многие
важные направления в современном искусстве родились именно здесь. Из
ставших известными всему миру направлений можно назвать абстрактный
экспрессионизм и "живопись действия", т. е. хепенинги, появившиеся в НьюЙорке в 1959— 1960 гг., а также поп-арт, "минимальное искусство" и
фотореализм. С этими течениями связаны имена Клоуза, Дэвиса, де Кунинга,
Демута, Дайна, Эстеса, Хансона, Джонса, Клайна, Поллока, Раушенберга,
Розенквиста, Ротко, Сегала, Стеллы, Уорхола. Творчество всемирно
известных американских архитекторов
Эро Сааринена, А. М. Пен, Эли
Аттиа, Гельмута Яна оказало заметное влияние на современную архитектуру
Из десяти лучших симфонических оркестров в мире пять американских.
Таким образом, мы можем констатировать, что конвергенция
меняющихся общественных и личных ценностей с новой техникой и
энергоэкономическими
сдвигами
привели
к
созданию
динамичного
(калейдоскопического) мозаичного общества США. Для него характерны
дальнейшая децентрализация образа жизни, растущее многообразие стилей,
когда нормой становится не типичность, а разнообразие, прежде всего
культурное. Данный процесс может быть охарактеризован прежде всего как
постоянное заимствование и использование культурного многообразия,
воспроизводимого в различных аспектах. Плюрализм культур, который для
европейских
стран
стал
вынужденным
ответом
на
транскультуру
неевропейских народов17, для США был и остается естественным этапом
исторического развития. Представляется, что рассмотрение глобализации в
качестве проводника и своеобразного «универсализатора» для ретрансляции
иных культур является одной из наиболее интересных областей для
дальнейшего исследования.
17
См. Мальковская И.А. Глобализация и транскультурный вызов незападного мира/ М. 2005.
Левин З.И. Мусульмане-иммигранты на Западе // Мусульмане на Западе. М.: ИВАН, 2002; Ланда Р.Г.
Мусульманские диаспоры и исламский экстремизм в Великобритании // Мусульмане на Западе. М. 2002.
Скачать