каналы вертикальной социальной мобильности крестьян

Реклама
Кашаева Ю.А.,
ассистент кафедры истории
ПГТУ,
научный сотрудник
сектора редкой книги
Пермского областного
краеведческого музея
Каналы вертикальной социальной мобильности крестьянства
Российской империи пореформенного периода
Социальная мобильность – это переход индивидов из одних социальных групп и
слоев, социально-профессиональных групп в другие, изменение места, занимаемого
ими в социальной структуре общества. Социальная мобильность связана как с общими
тенденциями изменения социальной структуры, так и с личной активностью
индивидов. Различают вертикальную социальную мобильность – движение «вверх» или
«вниз» в системе социальных позиций, и горизонтальную социальную мобильность –
передвижение индивида на одном и том же социальном уровне.1
Нас будет интересовать только вертикальная социальная мобильность, т.е.
переход представителей крестьянства в более привилегированные сословия в
пореформенное время. Исходя из определения социальной мобильности приведенного
выше, можно рассматривать этот вопрос в двух аспектах: 1) условия в обществе,
созданные для ускорения или снижения социальной мобильности разных слоев; 2)
уровень активности отдельных индивидов. Можно сказать, что в России жизненный
успех отдельного человека зависел от социального положения, материальной
обеспеченности, службы, образования и случая.
Реформы 1860-70-х гг. оказали воздействие на все сферы жизни России во второй
половине XIX–начале XX вв. Реформы способствовали и разрушению сословного
строя государства. Постепенно начинает формироваться классовая структура общества,
возникают и получают толчок к развитию буржуазия и рабочий класс. В этот процесс
втягивается
и
крестьянство.
Возрастание
уровня
межсословной
социальной
мобильности, и как следствие, увеличение открытости сословий способствовали их
трансформации в классы.
Медков В.М. Социальная мобильность// Народонаселение. Энциклопедический словарь. М., 1994,
с.465.
1
В ходе реформ происходит изменение положения крестьянского сословия, хотя
также оно остается самым бесправным из всех социальных слоев. Как и прежде
способом повысить свой социальный статус для крестьян был переход в другое
сословие. В пореформенное время этот путь для бывших крепостных крестьян стал
более осуществимым.
Масштабы социальных перемещений крестьянства, их пути обсуждаются в
исторической науке достаточно давно. М.И. Туган-Барановский, известный русский
экономист, особенность социальных перемещений крестьянства пореформенного
времени видел в предпочтении со стороны крестьян ухода на фабрику, а не в торговлю
и предпринимательство, как было ранее.2
В советской историографии традиционно, начиная с В.И. Ленина, было принято
считать, что в пореформенное время крестьянство находилось на стадии значительного
расслоения: на зажиточных (кулаки), средних крестьян и бедняков. Значительная
горизонтальная мобильность приводила к тому, что беднейшие крестьянские слои были
вынуждены уходить в города, на заводы и фабрики, или наниматься к кулакам.
Исследования советского периода сосредотачивались вокруг более узкой проблемы –
формирование рабочего класса и разложение крестьянства.
Б.Н.Миронов придерживается иной точки зрения. По его мнению, крестьянство в
отличие от других сословий до самой революции 1917 г. оставалось в имущественном
и социальном отношениях довольно однородным и имело лишь зачатки так
называемого буржуазного расслоения. Социальная и имущественная гомогенность
крестьянства в значительной степени обусловливалась высокой мобильностью внутри
самого сословия, хотя в пореформенное время она обнаруживает тенденцию к
снижению.3
Б.И.Миронов
рассматривает
каналы
вертикальных
перемещений
крестьянского населения России на протяжении всего имперского периода.
Традиционными направлениями вертикальной социальной мобильности являлись:
военное сословие через рекрутство, в меньшей степени – в купцы и мещане, еще менее
доступные крестьянам духовенство и дворянство. Во второй половине XIX –начале XX
века крестьянство служило источником пополнения других сословий, хотя само
оставалось закрытым на входе. Число перемещений в крестьянство из других сословий
Туган-Барановский М. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Том 1. Историческое развитие
русской фабрики в XIX веке. Изд-е 7. М., 1938, с. 415.
3
Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.). Генезис личности,
демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб., 2000, т.1, с.128.
2
было ничтожно. В пореформенное время основные направления межсословных
перемещений остались прежними.
Реформы Александра II в плане социальной мобилизации имели двоякое влияние.
С 1775 г. доля крестьян стала непрерывно уменьшаться вплоть до 1913 г. (с 91 до
80.1%) за одним исключением. Между 1874 и 1897 гг. произошло кратковременное
увеличение доли крестьянства на 4.1% (с 81.8 до 85.9%), что объясняется введением
всеобщей воинской повинности. С этого времени сословная принадлежность крестьян,
призывавшихся на службу в армию, перестала изменяться, и по окончании службы они,
как правило, возвращались в деревни. Многие представители военного сословия стали
считаться крестьянами.4
Наиболее доступным и вполне привлекательным сословием для крестьян
оставалось купечество. Взаимодействие города и деревни в пореформенное время
усиливается.
В
ходе
проведения
всех
буржуазных
реформ
Александра
II
привилегированность купечества по отношению к крестьянству все же сохраняется.
По Манифесту 1775 г. купцы всех трех гильдий освобождались от подушной
подати (вместо которой они уплачивали промысловый налог), натуральной рекрутской
повинности, а первой и второй – от телесного наказания. Основным источниками
пополнения и воспроизводства купеческого сословия в первой половине XIX века
стали представители городского посада, главным образом – дельцы из числа крестьян,
основавшие самые известные российские торгово-промышленные династии нового
времени.
Ядро
крупной
промышленной
буржуазии
сложилось
именно
из
представителей крестьянства, в основном, в период первой трети XIX века. 5 В среде
российского купечества, занимавшегося как торговлей, так и промышленным делом,
удельный вес выходцев из крестьянского сословия был чрезвычайно высок.
В пореформенное время, по законам 1863г., на вступавших в состав купечества
по-прежнему распространялся ряд льгот. Так для лиц с ограниченными социальными
правами (крестьяне, мещане, лица иудейского вероисповедания) существенной
являлась такая привилегия, как право на свободу перемещения (так называемая
паспортная льгота). Менее существенными, но традиционно почетными были
следующие льготы – освобождение от рекрутской повинности и подушной подати.
Однако эти преимущества потеряли свой смысл с отменой в 1874 г. рекрутчины и в
Там же, т.1, с.132.
Данный вопрос разрабатывался М.И. Туган-Барановским в его труде «Русская фабрика в прошлом и
настоящем».
4
5
1887 г. подушного налога. И, наконец, действующее законодательство выделяло для
купцов
ряд
привилегий,
подчеркивающих
их
особое
положение
в
системе
иерархического общества. Так купцы первой гильдии пользовались правами визита к
императорскому двору, ношения шпаги или сабли и губернского мундира. Закон
декларировал, что первогильдейское купечество «составляет особый класс почетных
людей в государстве». Лица, выбиравшие сословные свидетельства высокого разряда
не менее 12 лет, могли получать «по уважении особых заслуг в распространении
торговли»
звания
коммерц-советников,
а
за
отличия
в
мануфактурной
промышленности – мануфактур-советников. Обладатели этих званий, равно как и
купцы, награжденные за свои заслуги орденом или находившиеся в первой гильдии не
менее 20 лет, имели право на получение высшего городского сословного звания
потомственного почетного гражданина.6
Стремление крестьян попасть в купеческое сословие объясняется не только его
более
привилегированным
положением.
Предприниматели
могли
получать
официальные чины за участие (главным образом финансовое, в виде пожертвований) в
деятельности
различных
сословно-представительных,
государственных
и
благотворительных организаций.
Перейти в другое сословие было легче зажиточным крестьянам, имеющим
дополнительный заработок помимо земледелия. Только крестьяне, добившиеся
максимально высоких позиций в своем слое могли рассчитывать на успех на более
высоких ступенях. Но первое поколение крестьян, перешедших в другой слой, попрежнему сохраняло крестьянскую психологию. Можно сказать, находилось в
маргинальном положении. Но и их потомки не забывали происхождения своего рода.
Существовала группа преуспевающих промышленников и торговцев из числа крестьян,
которая демонстративно не порывала юридически со своей средой, афишируя свое
мужицкое происхождение. Как отмечал В. Рябушинский, в Москве «про некоторых
говорили, что они очень гордились своим крестьянством, принципиально из него не
выходили и писались: «крестьянин такого-то села или деревни, такой-то, временно
московской первой гильдии купец». 7
Но не все крестьяне при получении возможности перехода покидало свое
сословие. В советской историографии получила освещение проблема вызревания
История предпринимательства в России. Книга вторая. Вторая половина XIX – начало XX века. М.,
2000, с. 214-215.
7
История предпринимательства в России. Книга вторая. Вторая половина XIX – начало XX века. М.,
2000, с. 215.
6
буржуазии в крестьянской среде. В основной своей части категория обуржуазившихся
жителей деревни, преодолевшая материальные и иные преграды на пути перехода в
более привилегированные сословия, не уходила в город. В купцах и мещанах, сельских
жителях П.Г.Рындзюнский видит часть крестьянской буржуазии – мелкой и крупной,
не порывавшей связи с деревней. По его мнению, их «присутствие в толще
крестьянской массы свидетельствует о проникновении буржуазного начала в деревню».
Обследование 1884 г. зафиксировало количество постоянно пребывающих в деревню
лиц, не состоявших в местном крестьянском обществе, в том числе купцов и мещан.
Наличие такой категории было отмечено почти во всех административных
подразделениях обследованных губерний.8
Исходя из исследований П.Г.Рындзюнского, можно выделить еще один канал
социальной мобильности крестьян пореформенного времени, хотя с приведенными
масштабами этого явления не всегда можно согласиться. Отходничество может
рассматривать как один из каналов перемещения крестьян в городское сословие, в его
низовые слои, или в нарождавшийся рабочий класс. Важнейшим источником роста
пролетарских кадров, по крайней мере, в количественном отношении, было
крестьянство. В деревне процесс «раскрестьянивания» в пореформенное время пошел с
небывалой до того быстротой и размахом. Уже в первые десятилетия после реформы
население
сельских
местностей
стали
широким
объектом
для
процесса
классообразования, именно деревня сделалась главным поставщиком кадров рабочих.
Хотя главным стимулом для ухода крестьян из родных деревень в поисках заработка
был недостаток земли, все же между показателями размера надела и величины отхода
не было прямой зависимости.9
Приведенные
выше
каналы
социальных
перемещений
крестьянства
в
пореформенный период можно рассматривать не только на общероссийском уровне, но
и на региональном, в конкретно-исторической ситуации. Представляется возможным
рассмотрение перехода крестьянства в купеческое сословие в Пермской губернии во
второй половине XIX века.
Одной из известных пермских фамилий являются Кропачевы. Крепостные
крестьяне Всеволожских уже в первой половине XIX века они нажили достаточно
крупный капитал, и что не менее важно закрепили преемственность капиталов в роду.
Дети продолжали дело родителей. Низкая плодородность почвы вынуждала заниматься
8
9
Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. 1850-1880 гг. М., 1978, с. 246-247.
Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. 1850-1880 гг. М., 1978, с. 266-268, 272.
подсобными промыслами, именно в предпринимательской сфере был составлен
капитал Кропачевых. Начинался он с кожевенных заведений. В дальнейшем круг
предпринимательской деятельности значительно расширился, добавились торговые,
транспортные и посреднические операции, комиссионерская деятельность.
Самым известным из чусовского рода Кропачевых был Павел Николаевич, чья
деятельность
была
чрезвычайно
обширна.
Помимо
значительных
капиталов,
повышению его социального статуса в крестьянской среде служили следующие
моменты.
На
окружающих
он
производил
впечатление
«благоверного,
благопристойного, очень верующего». П.Н. Кропачев был лучшим старостой
Верхнегородсковской церкви за все годы. Благодаря его деятельности в середине XIX
века в Верхне-Чусовских городках начинает развиваться начальное образование. Был
отзывчив на чужое горе (собирал деньги голодающим Самарской губернии, Боснии и
Герцеговины), чрезвычайно гостеприимен (все должностные лица останавливались у
него в доме, давал бесплатные квартиры учителям, фельдшерам). В среде
верхнечусовских крестьян он был самой значительной фигурой и пользовался
абсолютным авторитетом.
Важным обстоятельством было участие П.Н. Кропачева в делах своего
крестьянского общества. Он участвовал в волостных советах, на больших «мирских
сходках». Поддерживая правительственные реформы, содействовал их скорейшему
воплощению в своем обществе: 1861 г., мировые суды, воинская повинность, помогал
мировым посредникам. За свои заслуги в области предпринимательской деятельности и
благотворительности он получил значительное число наград, как светских, так и
духовных.
Сыновья Павла Николаевича продолжили его деятельность, с детства приобщаясь
к предпринимательству. Самым удачным был Александр Павлович, перешедший из
крестьянского сословия в купеческое достаточно стремительно. В 1862 году он был
приписан ко 2-ой гильдии пермского купечества. После переезда в Пермь, быстро
расширил предпринимательскую деятельность и перешел в 1-ую гильдию, а в 1867
году стал потомственным почетным гражданином (высшее городское сословное
звание). Как и его отец, Павел Николаевич, А.П.Кропачев занимался широким
спектром предпринимательской деятельности, участвовал в городском управлении,
занимался широкой благотворительностью, за что был награжден орденами. Выходец
из крепостного крестьянства смог занять самое высокое положение в купеческом
сословии.
Как
представляется,
в
значительной
степени
благодаря
родовой
преемственности капиталов, личным предпринимательским качествам и семейным
традициям.
Исследование социальных перемещений крестьян в пореформенное время
представляется необходимым для изучения проблем сельского хозяйства России. Что
толкало крестьян к выходу из своего сословия? Насколько крестьянство стремилось к
этому, какие препятствия было необходимо преодолеть? Кроме этого изучение
социальной мобильности всех слоев российского общества второй половины XIX–
начала XX века позволит приблизиться к решению вопроса о структуре российского
общества в данный период.
Скачать