Л.Н. Соловьева Виртуализация как тенденция развития современного информационного общества

Реклама
Л.Н. Соловьева
Виртуализация как тенденция развития
современного информационного общества
На рубеже XX–XXI вв. произошли события, существенным образом трансформировавшие современную социокультурную реальность. Основой подобных социокультурных преобразований
является конструктивное вхождение в жизнь общества новейших
инфокоммуникативных технологий, массмедиа и формирование
информационного общества. Важным закономерным следствием
выхода человечества на новую ступень цивилизационного развития –
информационную – является формирование иных, принципиально
новых культурных форм. Одной из таких знаковых тенденций выступает виртуализация культуры, которую предрекали великие «пророки» информационного общества М. Маклюэн, Э. Тоффлер,
М. Кастельс и др. Однако многие специалисты сегодня не склонны
называть подобные изменения тенденцией, закономерностью,
определяя их скорее культурными атавизмами, которые со временем исчерпают себя и исчезнут. Тем не менее очевидно то, что эти
процессы характеризуют лишь начальный период становления информационного общества и в дальнейшем, вероятнее всего, приобретут статус закономерности. Вместе с тем уже сегодня на этой
почве возникает целый ряд мировоззренческих проблем, связанных
прежде всего с цивилизационными перспективами и духовным обновлением человечества, требующих детального анализа и всесторонней философской рефлексии.
С момента, когда компьютер из просто вычислительной машины, называемой практически забытой сегодня аббревиатурой ЭВМ,
превратился в многофункциональное устройство, которое может
одновременно выступать и профессиональным инструментом, и
средством обучения, и средством коммуникации и развлечения, он
стал вызывать неподдельный интерес у специалистов разных областей. Так, в частности, ученых-гуманитариев интересует не столько
сам компьютер, сколько среда, порождаемая им, ее влияние на человека. Виртуальная реальность, порожденная современными инфокоммуникативными и симуляционными технологиями, изменила
представление человека о таких фундаментальных категориях философии, как пространство, время, реальность. Существование
виртуальной реальности поставило под сомнение обоснованность,
эксклюзивность «обычного» времени и пространства, зародило в
человеке сомнение относительно объективной реальности и обусловило необходимость разграничения текста и реальности.
80 Виртуализация, будучи естественным следствием развития современного информационного общества, представляет собой возможность непосредственного взаимодействия с символическими
структурами. Так, изначально аудиовизуальные средства передачи
информации позволяли сделать восприятие, информирование и
коммуникацию независимыми от прямого присутствия на месте событий ценой отказа от возможности погрузиться в происходящее, за
исключением телефона. Благодаря современным инфокоммуникативным технологиям символическая и все более возрастающая
возможность распоряжения необозримым пространством и временем приобретает еще одну опцию: тексты, изображения, музыка и
информация, которые прежде лишь сохранялись, пересылались и
обрабатывались, теперь могут быть интегрированы в само действие. В научной литературе выделяются, по крайней мере, две основные формы виртуализации: в виде гипертекста, когда
линейный текстовый поток превращается в сеть, состоящую из различных текстовых отрывков, ссылок, в которой читатели с помощью
предложенных соединений могут составить собственный маршрут; и
в виде виртуальной реальности, основанной на технике измерений, при которой человек может не только видеть изображение, но и
проникать в него, воздействовать на него, не ощущая временных
барьеров.
При вхождении в условное пространство компьютерной реальности человек практически не имеет возможности отличать реальный мир от мира виртуального, так как последний обладает высокой
степенью достоверности. Иллюзорность виртуального мира по отношению к миру константному является относительной, достоверной лишь для внешнего наблюдателя, для виртуала же,
находящегося в внутри этого пространства, последнее обладает абсолютной реальностью и действительностью. Более того, сознание
благодаря конструктивной функции позволяет достраивать, структурировать внешний мир, делая его целостным и логичным и ограждая его от внешних деструктивных воздействий.
Перспективы виртуализации общества сводятся к тому, что социальные отношения между людьми приобретут в конечном итоге
форму отношений между образами, а представления об объективной социальной реальности окончательно разрушатся. Уже сегодня
стало возможным обходиться без живого общения, погружаясь в
виртуальное пространство – некую искусственно созданную симуляцию объективной материальной реальности, где знаки и информация, текст и гипертекст, симулякры становятся реальностью.
Реальность как таковая с живыми людьми и ситуациями перестает
быть единственным исходным объектом и предметом. Использование компьютерного моделирования и имитации позволяют субъекту
81 взаимодействовать с искусственным трехмерным визуальным и
другим сенсорным окружением.
В данном контексте справедливо заключение М. Кастельса,
определившего
современную
культуру
как
электроннокоммуникационную систему о том, что данная культура не порождает
виртуальную реальность, а конструирует «реальную виртуальность»,
т. е. максимально правдоподобно имитирует действительность в
прессе, на экранах телевизоров, мониторах компьютеров. Поэтому
люди зачастую склонны считать такое дигитальное воплощение действительности более истинным, чем то, что окружает их в повседневности. Пространство и время утрачивают статус незыблемых
констант человеческого бытия. Современный человек существует в
едином информационном пространстве, в перманентно меняющемся и обновляющемся потоке информационных сообщений, лишаясь
географического и государственного статуса: привязка к территории
и государственным границам больше не препятствие для коммуникации, утрачивая национально-историческую и социокультурную
уникальность. Время также теряет свое определяющее свойство –
направленность от прошлого к будущему – теперь в одном сообщении могут одновременно сосуществовать и прошлое, и настоящее, и
будущее. Современные массмедиа «усугубляют» восприятие времени. По мнению Дж. Ваттимо, именно медиа делают историю не
единой и универсальной, а симультанной, т. е. одновременной, ибо
позволяют расположить все события в плоскости одновременного
существования, составить из них некую синхронную мозаику, где
нет последовательного хода или потока событий, направления, стадий, этапов, эпох, трансформируя тем самым современность в
постсовременность.
Оказался прав М. Маклюэн, предрекавший отмену понятий пространства и времени в связи с распространением электронных технологий, не ошибался и М. Кастельс, утверждая, что фундаментом
новой культуры является пространство информационных потоков и
вневременное время. Действительно, уже сегодня реальны некоторые контуры будущей информационной цивилизации с доминирующей сетевой культурой, в виртуальном пространстве которой
сосуществуют и коммуницируют различные виртуальные сообщества, а также осуществляются разные виды человеческой деятельности. Так, сеть Интернет как виртуальное пространство
символической коммуникации, существующее параллельно с материальным миром и реальной коммуникацией, в настоящее время с
уверенностью можно назвать одним из маркеров грядущей сетевой
культуры, а виртуальная реальность выступает не столько конструктом параллельного мира, сколько альтернативной, более привлекательной, чем объективная реальность, сферой бытия, способствуя
82 принципиально иному онтологическому измерению человека – информационному, вызывая к жизни нестабильные, диффузные культурные идентичности и модели субъективности. Возникающие в
этой связи новые экзистенциальные проблемы требуют дальнейшего культурфилософского осмысления и научного исследования.
Л.Д. Филичева
Религиозно-философское общество
как феномен петербургской культуры
Серебряный век занимает совершенно особое место в культуре
Петербурга; это противоречивое время духовных и жизненных поисков, породившее целую вереницу личностей, значительно расширившее виды искусств и обогатившее философию. Основной
конфликт эпохи – противостояние природы и культуры, земного и
возвышенного, тьмы и света, порока и просветления. В начале ХХ в.
происходит разложение прежней культуры XVII−XIX вв., отрицание
привычных ценностей, меняются основы принятой жизни и общего
мировосприятия в целом. Возрождение, перелом, кризис, упадок,
разрушение – основные слова, которые были на слуху в Петербурге
начала XX в.
В это время сосуществовали самые различные и, как правило,
противоположные явления: с одной стороны, хаос, трагизм, катастрофа, с другой – небывалый творческий подъем, эстетический
всплеск, культурное возрождение, новые философские взгляды на
жизнь. Драматизм и трагизм, сложившиеся в социальной жизни людей, получали отражение в их сознании. Мысли об изменении и переосмыслении своего существования постоянно проявлялись в
творческих, философских исканиях интеллигенции Петербурга. Любое модернистское течение утверждало себя путем отказа от старых традиций и канонов жизни, которые со временем изживают
себя.
Судьбы многих людей, как и время, в которое они жили, были
весьма необычны. Поэты и художники, музыканты и актеры стремились вырваться за пределы ежедневной рутины, находя свой мир.
Их жизнь была насыщена и переполнена переживаниями. Личность
становилась неотделимой от творчества, жизнь превращалась в искусство, а искусство – в жизнь, полную эмоций и новых возможностей.
«Это была эпоха пробуждения в России самостоятельной философской мысли, расцвета поэзии и обострения эстетической чувствительности, религиозного беспокойства и искания, интереса к
мистике и оккультизму. Появились новые души, были открыты но83 
Похожие документы
Скачать