Загрузил Евгений Поликарпов

Доклад Шнитке (История отечественной музыки второй половины XX в)

Реклама
Доклад.
История зарубежной музыки второй половины XX в.
Альфред Гарриевич Шнитке
Гоголь-сюита
(Сюита из музыки к спектаклю Театра на Таганке «Ревизская
сказка»). Оркестровая редакция Г. Рождественского (1981г).
«Это удивительное сотрудничество
двух гениев, прошедшем
сквозь время и эпохи»
Михаил Казинник
Студента 4-го курса РГПУ им. Герцена
Поликарпова Евгения
Что такое ревизская сказка?
Это документы, которые были необходимы для того, чтобы учитывать
количество населения в Российской Империи, для чего проводилась ревизия,
имевшая перед собой цель - налогообложения населения подушно. Такие
документы были в ходу в 18-19 в. Ревизская сказка - это список населения
каждой губернии, с указанием имён, отчеств, фамилий, возрастов всех
жителей. Ревизия - это та же перепись населения. В сельской местности
ревизские сказки составляли старосты деревень и посёлков, а в городах этим
занимались представители городской управы. Всего за время существования
таких документов было проведено 10 ревизий. В ревизские сказки вписывали
лиц обоих полов - и мужчин, и женщин. Но в сводные таблицы включали
только мужчин, женщины туда не вписывались. Например, ревизские сказки
Оренбургской губернии позволяют узнать, какие люди жили в этой
местности с 1834 по 1919 годы. Сколько было дворов, какие сословия
проживали, какое количество было женщин, мужчин, детей, стариков.
Форма записи собранных сведений менялась трижды. Лица, внесённые
в данный документ, именовались ревизскими душами. Такие документы
также позволяют нам сейчас знать, какие населённые пункты входили в ту
или иную область. Например, ревизские сказки Тамбовской губернии гласят,
что в её состав входили такие сёла, как Олеменево, Аксельмеево, Новосёлки,
Инина Слобода; деревни Жданая, Николаевка, Лесные цветы и так далее.
Причём здесь Н. В. Гоголь?
Всем известно, что есть у Николая Васильевича произведение под
названием «Мёртвые души». Так вот, основано оно вовсе не на фантазии
автора, а на реальном историческом факте, имевшем место во время
проведения таких ревизий, о которых сказано выше. В промежутках между
проведениями переписи проходили уточнения. То есть, можно сказать,
проводились дополнительные ревизии. Они были призваны установить
наличие всех душ, вписанных в сказку во время предыдущей переписи. Если
по какой-либо причине человек отсутствовал (умер и так далее), то эти
данные фиксировались. По правилам, уточнения ревизских сказок относили
уже к последующей переписи. Отсутствующая душа считалась имеющейся в
наличии до следующей ревизии, даже если человек умер. Таким образом
государство повышало собираемость подушевого налога. Но для нечистых на
руку благодаря этому создались прекрасные условия для использования
этого правила в своих целях. Именно факт такого злоупотребления и отражён
в произведении Николая Васильевича Гоголя «Мёртвые души».
«Ревизская сказка» театра на Таганке
«Ревизская сказка» - спектакль, который был поставлен в 70-х годах 20
века Юрием Любимовым в Театре на Таганке, которым он руководил до
последних дней жизни и где являлся главным режиссёром-постановщиком.
Музыку к спектаклю написал композитор Альфред Шнитке, она носит
название «Гоголь-сюита». «Ревизская сказка» театра на Таганке ставит перед
собой цель - раскрыть зрителю внутренний мир Николая Васильевича
Гоголя, показать драму его души. Основной упор в спектакле сделан на
пластические решения. В спектакле звучат слова из произведения «Мертвые
души»: «Русь! Чего же ты хочешь от меня?.. И зачем все, что ни есть в тебе,
обратило на меня полные ожидания очи?» Таким образом, в спектакль
пробивается главный мотив судьбы самого Н. В. Гоголя, который задавал
вопрос о том, что значит «быть писателем» в нашей стране.
Постановка «Ревизская сказка» включает в себя отрывки из разных
произведений Николая Васильевича - это «Мёртвые души», «Шинель»,
«Записки
сумасшедшего»,
«Ревизор»,
«Портрет»,
«Нос»,
«Авторская
исповедь» и даже те гоголевские тексты, которые ранее никогда не
произносились со сцены. В спектакле используются вместе все средства
сценической выразительности, которые подчинены одному смыслу, актёры
используют особую манеру игры, благодаря чему постановка отвечает
главной идее В. Э. Мейерхольда - играть нужно не только саму пьесу, но и
«всего автора» целиком. Театр на Таганке по-своему представил зрителю
сюжет «Мертвых душ». «Ревизская сказка» - это такая постановка, которая
требует от зрителей, чтобы они откликнулись на остроту общественного
смысла. В спектакле персонажи показаны похожими на памятники, чем
отражают образ мертвенной неподвижности, которая была присуща
окружавшей Н.В. Гоголя жизни. Сейчас постановка "Ревизская сказка"
выведена из репертуара театра на Таганке.
Музыка к спектаклю
«Столкновение возвышенного и низменного в его сочинениях,
использование банального - все это, конечно, повлияло на меня в сильной
степени. Шлягер - хорошая маска всякой чертовщины, способ влезть в
душу». Так говорил о творчестве Н. В. Гоголя композитор Альфред Шнитке.
«Ревизская сказка» неслучайно была до такой степени наполнена музыкой.
Николай Васильевич был человеком очень музыкальным. Он придавал
огромное значение этому виду искусства. Писатель знал нотную грамоту. По
сюжетам его произведений были созданы оперы. Творение А. Шнитке
«Ревизская сказка» - это постановка, музыка в которой - неотъемлемая часть,
у неё здесь важная роль, благодаря ей создаётся на сцене театра необходимое
пространство и время действия.
Сюжетная линия в музыке
Сюита А. Шнитке, которая звучит во время «Ревизской сказки», состоит из
восьми частей:
1) «Увертюра».
2) «Детство Чичикова».
3) «Портрет».
4) «Шинель».
5) «Фердинанд VIII».
6) «Чиновники».
7) «Бал».
8) «Завещание».
Персонажи спектакля:
Главным действующим лицом спектакля «Ревизская сказка» стал сам
Николай Васильевич Гоголь. Остальные герои - это персонажи произведений
писателя:
1) Павел Иванович Чичиков.
2) Аксентий Иванович Поприщин.
3) Андрей Петрович Чертков.
4) Акакий Акакиевич Башмачкин.
5) Испанский король Фердинанд VIII.
6) Безымянный чиновник-балетоман, тело которого находится за
департаментским столом, а душа - в театре.
Музыка А. Шнитке
Говоря о Шнитке и Гоголе, следует отметить черты несомненной
общности поэтики этих авторов. Ситуация в музыкальном искусстве, в
которой формировался язык композитора, была сходна с ситуацией со
словесным языком в России первых десятилетий XIX века. Существовали
официальные, нормированные пласты - язык беллетристики, канцелярии,
богословской литературы и нелитературная жизнь народа. Подобно тому, как
Гоголь создает “свой” русский язык, играя составными стилистическими
слоями, Шнитке находит выход в методе полистилистики. В произведениях
Гоголя совершается непрерывное выпадение из литературных норм эпохи,
соотнесение с иными реальностями, отрицающее поверхностное смысловые
образования.
Музыкальный
язык
Шнитке
предполагает
свободное
взаимодействие со стилевыми пластами прошлых эпох, цитирование,
пересказ чужого нотного текста собственным музыкальным языком,
использование техники чужого стиля. Причем взаимодействие между
авторским текстом и моделируемыми стилевыми пластами определяет
качество стилевого диалога. В сфере гротескной образности происходит, как
правило,
смещение
ценностной
иерархии
моделируемых
стилей
своеобразная эстетизация банального и “банализация” возвышенного.
-
Так, в музыкальную ткань «Ревизской сказки» вплетаются цитаты
вступления из I ч. пятой симфонии Бетховена, главной партии увертюры к
опере «Волшебная флейта» Моцарта, «темы маленьких лебедей» из балета
Чайковского «Лебединое озеро». Благодаря изменениям, внесенным автором
в цитируемый материал, смысл его меняется вплоть до противоположного.
К примеру, героический пафос бетховенской темы судьбы нивелируется
гармонизацией с неожиданной диссонантностью и проведением мотива в
восходящем движении, имеющим семантику повисающего вопроса. Пятый
номер, названный «Чиновники», представляет собой фугу на тему
трансформированной цитаты из увертюры к «Волшебной флейте» Моцарта.
Характерно само обращение к серьезному жанру фуги как прием
романтической иронии (подобно берлиозовской фуге на тему песенки о
крысе из «Осуждения Фауста»). Цитируемая тема изложена в миноре вместо
мажора и перенесена в нижний регистр. Развитие мотива напоминает
“топтание” с поступенным подъемом, которое в образном отношении может
ассоциироваться с подъемом по бюрократической лестнице. Как гротескный
прием нарушения законов жанра после экспозиции фуги неожиданно
вклинивается тема «маленьких лебедей» также в измененном виде. В ней во
втором такте паузируется первая доля, что на слух воспринимается как
заикание или как звучание при соскальзывании иглы патефона на затертой
пластинке. Очевидно, что смысловая наполненность этой цитаты не связана с
ее звучанием в контексте балета. Благодаря своей чрезмерной популярности
«Танец
маленьких
лебедей»
воспринимается
скорее
как
символ
низкопробного музыкального вкуса, выражения эстетического идеала
определенной социальной сферы, к которой могли относиться гоголевские
чиновники. Встречается в этом произведении и прием цитирования техники
чужого стиля - II ч. «Детство Чичикова». Здесь налицо моделирование стиля
венского классицизма. Интересно, что выбор таких средств для данного
номера перекликается с принципом соотнесения прошлого и настоящего в
произведении Гоголя. «Характерно, что ничего существенного из того, что
хочет передать Гоголь не дается им в зоне воспоминаний. Прошлое
Чичикова, например, дано в далевой зоне и в ином речевом плане, чем его
поиски «мертвых душ», - здесь нет смеха» (1, с. 535). Еще один типичный
прием, характерный для музыкального гротеска, - это опора на бытовой жанр
в целом. В данной сюите третий номер «Портрет» написан в жанре вальса, а
номер шестой «Бал» - это парад танцевальных бытовизмов (вальс, мазурка,
полька). Причем, характер подачи этих жанров сводится к предельному
упрощению, к выдвижению на первый план сущностных жанровых
признаков и абстрагированию от всего побочного. Так, в третьем номере
сюиты стремление к показу самоценности ритма вальса приводит к тому, что
он постепенно освобождается от гармонической красочности и мелодической
выразительности. Остается только сама ритмоформула в кластерном
звучании. Для творчества Шнитке характерно использование жанров
популярной музыки для гротескного изображения негативной образной
сферы (например, танго из «Истории Доктора Фаустуса»). Однако в музыке
«Ревизской сказки» образы зла оказываются развенчаны вызываемым ими же
смехом. Как и у Гоголя, в произведении Шнитке достигается своего рода
«катарсис пошлости» (1, с. 536).
В звуковом пространстве культуры XX века сосуществуют в
непосредственной близости высокие образцы классического искусства и
популярные жанры, фольклорные пласты и рок-культура, киномузыка и
джаз. И так как А. Шнитке - композитор, стремящийся говорить на языке
своей эпохи, в его музыке органично сплетены “высокое” и “низкое”,
“банальное” и “изысканное”. И, следовательно, его художественному
мышлению присущ гротеск как особый взгляд на мир, позволяющий
охватить всю многоликость форм бытия и отразить противоречия и
парадоксы окружающей реальности.
Список литературы
1) Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура
средневековья и Ренессанса. - М., 1990.
2) Борев Ю. Эстетика. - М., 1975.
3) БСЭ/ гл. ред. А. М. Прохоров. - М., 1976.
4) Эстетика. Словарь. - М., 1989.
5) Радиопрограмма: Музыка, которая вернулась (Михаил Казинник) от
29.06.2016
Скачать