Загрузил mosodas542

Анализ Суицида

Реклама
Сер. 12. 2008. Вып. 3
ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
А. Е. Мальченкова
ИССЛЕДОВАНИЕ ДОКУМЕНТОВ ПРИ АНАЛИЗЕ СУИЦИДА
В социологии метод изучения документов является обычным приемом социологического исследования. При анализе суицидальной ситуации наиболее перспективным является
изучение материалов прокурорских расследований, в которых содержатся различные документы: предсмертные записки, письменные свидетельства родственников, соседей, знакомых,
официальные документы осмотра места происшествия. Особая ценность для исследования
подобных документов состоит в том, что предсмертная записка делается от первого лица
собственными словами суицидента, без перевода на язык, которым пользуется лицо, изучающее дело. Хотя использование предсмертных записок и требует особого умения, этот метод
уже доказал свою ценность не только для исследования суицида, но также и для практических
целей, связанных с профилактикой суицида. Следует признать, что значение этих документов
часто снижается из-за отсутствия дополнительных материалов, которые могли бы служить
для проверки правдивости записок и более надежного объяснения описанных в документах
событий и ситуаций.
Чтобы избежать ошибочного истолкования подобного рода материалов необходимо,
чтобы предсмертная записка была составной частью всего дела. Таким образом, изучение
каждого дела должно включать в себя, помимо предсмертной записки, свидетельства родственников, соседей, знакомых, результаты медицинских, психиатрических и психологических
исследований, официальные протоколы осмотра места происшествия самоубийства, описания взаимоотношений с родственниками, соседями и знакомыми и любые другие поддающиеся проверке материалы, которые могут пролить свет на личность и обстоятельства
жизни данного суицидента. Анализ такого рода дополнительных материалов позволяет более
правильно оценить и истолковать документы личного характера. Вполне вероятно, что при
отсутствии таких дополнительных материалов, любое истолкование предсмертной записки
будет в известной степени сомнительным.
Следует отметить, что действенность и ценность такого документа не зависит от его
объективности или правдивости. Не приходится ожидать, что суицидент обязательно будет
объективно описывать события своей жизни. Напротив, весьма желательно, чтобы его жизнеописание отражало личные взгляды, ибо именно личные факторы особенно важны для
изучения дела и выяснения причин суицида. Таким образом, анализ собственных объяснений
суицидента, его предрассудков и преувеличений имеет не меньшее значение, чем объективное
описание, при условии, конечно, что эти его «реакции» могут быть надлежащим образом
проверены и классифицированы. В. И. Томас формулирует это положение следующим образом: «Могут, конечно, возникнуть и действительно возникают сомнения в объективности
и правдивости этих записей, но даже записи, имеющие в высшей степени субъективный
характер, представляют ценность для изучения поведения. Документ, составленный субъектом, стремящимся компенсировать имеющийся у него комплекс неполноценности или
страдающим манией преследования, предельно далек от объективной действительности,
но точка зрения субъекта на данную ситуацию, его собственная оценка может оказаться наи© А. Е. Мальченкова, 2008
307
более важным элементом для толкования. Ибо его поведение в данный момент теснейшим
образом связано с тем, как он оценивает ситуацию, причем эта оценка может быть выражена
либо в терминах объективной реальности, либо в терминах субъективной оценки — «как
если бы» это было так. Очень часто именно резкое противоречие между тем, как представляет себе данную ситуацию субъект, и тем, как представляют ее себе остальные люди, создает
поведенческие трудности» 1.
На основании представленных рассуждений В. Томас сформулировал свою знаменитую теорему: «Если человек оценивает ситуацию как реальную, она становится реальной
по своим последствиям» 2.
Изучая предсмертные записки суицидентов, можно убедиться, что они содержат полезную информацию, определяющую по меньшей мере три аспекта суицидального поведения:
1) точку зрения самого суицидента; 2) социальные и культурные условия, на которые он реагировал; 3) последовательность событий и ситуаций, ранее имевших место в его жизни.
Точка зрения суицидента. Предсмертная записка имеет первостепенное значение
для уяснения субъективной установки, эмоций, интересов суицидента; другими словами,
этот документ показывает, как суицидент представляет себе свою роль во взаимоотношениях с другими лицами и как он оценивает условия, в которых жил. Именно в таком
личном документе проявляются свойственное суициденту чувство неполноценности или
неуверенности, его страхи и заботы, идеалы и философия жизни, возникающие у него антагонизмы и конфликты, предрассудки и попытки дать явлениям рациональное объяснение.
Говоря о значении подобных документов, Е. Берджес указывал, что в них, «как нигде более,
раскрывается внутренняя жизнь субъекта, происходящая в нем нравственная борьба, его
успехи и неудачи в стремлении стать хозяином своей судьбы в мире, так часто не соответствующим его надеждам и идеалам» 3.
Собственное объяснение суицидентов своей позиции перед смертью дает единственную возможность получить сведения об интерпретации им многих фактов, имеющих
отношение к внешним условиям, и о факторах интеллектуальной жизни субъекта, которые,
быть может, активно содействовали возникновению того, что является предметом нашего
изучения, а именно склонности к суицидальному поведению. В предсмертной записке реальное сознание, связанное с внутренней жизнью, воспоминаниями, выработкой идей, игрой
воображения и т. д., вместе с их эмоциональным фоном, раскрывается гораздо полнее, чем
это достигается при использовании других методов. Это материал, который имеет не только
теоретический интерес, но и является полезным в практическом аспекте — при решении
вопроса о том, что следует предпринять для профилактики суицида.
Определенная часть этих сведений скрыта настолько глубоко, что исследователю
приходится прилагать значительные усилия, чтобы преодолеть эмоциональные факторы
и выяснить истинную подоплеку ситуации.
Социальная среда суицидента. Вторым аспектом проблемы суицидального поведения, который может быть изучен с помощью предсмертной записки, являются окружающие суицидента социальная и культурная среда. Не вызывает сомнения, что суицидальное
поведение не может быть понято и объяснено вне тех культурных и социальных условий,
в которых оно имело место. Ознакомление с документами расследования дает возможность
получить сведения не только о существующих в жизненном мире суицидента традициях,
обычаях и моральных стандартах, о том, какими были установки его ближайшего окружения, но и о том, как эти культурные факторы включались в тенденции поведения суицидента. Предсмертная записка раскрывает также и более интимные, личные стороны жизни
308
суицидента — установки и поступки лиц, с которыми он находился в личном контакте.
В. И. Томас пишет по этому поводу: «Быть может, наибольшее значение такого рода документа состоит в том, что он делает возможным изучение установок других лиц как факторов,
влияющих на формирование поведения субъекта, поскольку самыми важными условиями
развития человеческой личности являются установки и ценности других людей» 4. В процессе изучения автором материалов прокурорских расследований по ряду случаев суицида
накоплен достаточный материал, который раскрывает оценку предсуицидальной ситуации
суицидентом.
Последовательность событий в жизни суицидента. Нет сомнения в том, что на характер поведения и на личность как таковую огромное влияние оказывают возникающие в жизни
субъекта ситуации и осознанные им события. Поэтому любое действие субъекта становится
понятным, только если его рассматривать в свете того, какое место оно занимает в последовательной цепи событий, возникавших в жизни субъекта. В. Томас пишет: «Создается такое
впечатление, что особенности поведения и весь их комплекс, как они представлены личностью,
являются следствием целого ряда оценок отдельных ситуаций с возникающими на их основе
реакциями, которые закрепляются в комплексе установок или тенденций психики. Очевидно,
конкретные общественные институты, начиная с семьи, формируют характер членов общества
почти так же, как ежедневное принятие пищи формирует их тело. Это, однако, одинаково
для всех. Что же касается уникальной установки субъекта и его уникальной личности, то они
тесно связаны с конкретными событиями именно его жизни и с критическим восприятием
этих событий им самим. Они-то и лежат в основе оценки им данной ситуации, порождая
определенные тенденции его психики и часто определяя все направление его жизни» 5.
Изучение жизни суицидентов по материалам расследований их самоубийств показало, что очень часто суицидальное поведение объясняется действием различных факторов,
влияние которых они испытывали в процессе всей своей жизни. Многие из этих дел дают
возможность описать достаточно длительный процесс формирования и закрепления склонности к суицидальному поведению. Поэтому необходимо, чтобы в описании факторов,
содействовавших в каком-либо конкретном случае возникновению суицидального поведения,
была воссоздана насколько возможно полная картина событий в той их последовательности,
в которой они происходили в жизни суицидента. И здесь опять-таки очень большое значение
имеет предсмертная записка. Подчеркивая значение подобного рода документов, В. Томас
пишет: «Отражающий поведение документ (изученные материалы дела, биография, психоаналитическое признание) дает картину непрерывного осмысливания жизненных ситуаций. Располагая записью подобного рода, мы можем проследить в их эволюции поведение,
посредством которого субъект реагировал на различные ситуации, появления характерных
особенностей личности, факторы, определяющие конкретные действия и формирование
линии поведения в жизни» 6.
Дав представление о том, с какого рода материалом мы знакомимся, читая предсмертную записку суицидента, необходимо кратко остановиться на том, как следует использовать
такой материал. Прежде всего, предсмертная записка суицидента представляет особую
ценность для диагностики отдельных случаев суицидального поведения и оказания воздействия на поведение лиц склонных к суициду. Выявление при помощи предсмертных записок установок и интимных сторон жизни субъекта не только дает возможность узнать, что
лежит в основе возникающих перед ним дилемм, но вместе с другими материалами по делу
создает предпосылки для выработки соответствующих мер воздействия на потенциальных
суицидентов.
309
Тщательное изучение предсмертных записок более чем двухсот суицидентов с достаточной очевидностью показало, что ознакомление с интимными, личными аспектами жизни
суицидента имеет огромное значение.
Сведения, полученные из материалов расследования, не только помогают провести предварительные исследования и ориентироваться в определенных проблемах
суицидологического анализа, но и представляют собой основу для построения гипотез
в отношении причинных факторов, содействующих развитию суицидального поведения.
Правильность этих гипотез может быть последовательно проверена путем сравнительного изучения других материалов расследования и предсмертных записок, полученных
по материалам различных дел, а также путем применения формальных методов статистического анализа.
Наиболее широкое научное применение в области общей социологии «личные» документы получили в проведенном В. Томасом и В. Знанецким исследовании культуры польских
крестьян в Европе и Америке. Это исследование в значительной мере основывалось на анализе
частных писем и автобиографических документов. Использование подобного рода материалов
сделало возможным анализ поведения польского крестьянина в его отношении к польской
крестьянской культуре в Европе и точное описание той личной дезорганизации, которая
постигла польских крестьян-иммигрантов в результате распада их культуры в больших городах Америки. Можно предположить, что «личный» документ имеет такое же значение для
изучения проблемы суицидального поведения, как и для изучения человеческого поведения
вообще, в связи с чем выводы В. Томаса и Ф. Знанецкого относительно научной ценности
подобного рода документов представляются особенно важными.
«Мы можем с полной уверенностью сказать, — пишут В. Томас и Ф. Знанецкий, — что
выполненные с максимально возможной полнотой жизнеописания представляют собой
самый совершенный тип социологического материала и что если социологическая наука
бывает вынуждена пользоваться какими-либо другими материалами, то только потому, что
в данный момент практически трудно получить такое количество автобиографий, которое
было бы достаточным, для того чтобы охватить весь комплекс социологических проблем,
а также потому, что для надлежащего анализа всех индивидуальных материалов, необходимых
для характеристики жизни какой-либо социальной группы, потребовалась бы гигантская
по своим масштабам работа» 7.
Некоторые исследователи, признавая важность личного документа для практических
целей, серьезно сомневаются в возможности использовать его для целей научного обобщения,
имея в виду его субъективный характер. Можно признать, что это обстоятельство является
несомненным недостатком, однако представляется совершенно очевидным тот факт, что
суицидальное поведение имеет много таких аспектов, которые в настоящее время не могут
быть обработаны с помощью методов формальной статистики. Если метод количественного анализа вполне применим к широкому кругу формальных аспектов суицидального
поведения, то для выявления латентных процессов, способствующих развитию склонности к суицидальному поведению, необходимо применить метод более глубокого, хотя, быть
может, и менее точного анализа. Возможно, что по мере дальнейшего усовершенствования
приемов исследования многие из аспектов суицидального поведения, которые в настоящее
время изучаются при помощи «личных» документов, смогут быть подвергнуты более объективному анализу.
Изучение суицидального поведения в Санкт-Петербурге в 2006–2007 гг. проводилось
на основе анализа материалов прокурорских расследований совершенных суицидов. При этом
310
использовались различные приемы. Непосредственная задача состояла в том, чтобы составить документ, освещающий все стороны этого сложного явления, и применить те методы,
которые требовались по обстоятельствам дела. Материалы прокурорского расследования
предоставлялись районными и городской прокуратурами и содержали следующие документы:
предсмертная записка суицидента (в том случае, если она была), протоколы места осмотра
заключения судмедэксперта, показания родственников, соседей, знакомых, сослуживцев.
На основе материалов фиксировались следующие характеристики: пол, возраст, род
занятий, образование, место проживания, место, число, месяц, время суток совершения самоубийства, способ самоубийства. Кроме этого, выяснялись следующие обстоятельства: состоял
ли суицидент на учете в медицинских учреждениях, имел ли судимости, имел ли алкогольную
или наркотическую зависимости, находился ли на излечении от этих зависимостей. Все эти
данные достаточно четко зафиксированы в материалах прокурорских расследований.
При анализе документов автору пришлось решать две методологические трудности.
Первая заключалась в необходимости распределения суицидентов по социальному положению с тем, чтобы определить их принадлежность к той или иной социально-статусной
группе. Социальное положение суицидентов устанавливалось на основе изучения места
работы, рода занятий, образования и некоторых других характеристик. Всего было выделено
шесть социально-статусных групп.
Вторая сложность возникала при формулировке причин суицида на основе оценки
суицидентами сложившейся жизненной ситуации. Объяснение причин ухода из жизни
суицидентом в предсмертной записке сложившейся ситуацией, которая определялась им как
безвыходная, анализ других документов позволили сгруппировать все причины по восьми
позициям.
Анализ причин суицида осуществлялся в разных социально-статусных, половозрастных, образовательных группах. Кроме того, выяснялись территориальные, темпоральные,
демографические и другие аспекты суицида.
При подведении итогов проведенного нами исследования первоочередной считалась
задача получения наиболее полной и точной картины суицидального поведения и, в первую
очередь, выяснения его причин и мотивов.
1
Thomas W. I., Thomas D. S. The Child in America. New York, 1928. P. 571–572.
Ibid. P. 571.
3
Burgess E. W. The Family and the Person // Burgess E. W. Personality and the Social Group. Chicago, 1929.
4
Thomas W. I., Thomas D. S. Op. cit. P. 571.
5
Thomas W. I. Personality in the Urban Environment. The Urban Community. Chicago, P. 39.
6
Thomas W. I., Thomas D. S. Op. cit. P. 571.
7
Thomas W.I., Znaniecki F. Primary-Group Organization // Thomas W.I., Znaniecki F. The Polish Peasasant
in Europe and America: Monograph of an immigrant group. Boston, 1918–1920. Vol. II. P. 1832.
2
Скачать