История Английской литературы Михальская 2007

.3(3/*)
. П. Михальская
ИСТОРИЯ
АНГЛИЙСКОЙ
ЛИТЕРАТУРЫ
2-е издание
ACADEMA
УДК 82.09(075.8)
ББК 83.3(4Вел)я73
М693
Рецензенты:
доктор филологических наук, профессор кафедры
истории зарубежной литературы филологического факультета
Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова
Н.А. Соловьева',
кандидат филологических наук, доцент кафедры
зарубежной литературы Литературного института им. А.М.Горького
Е. А. Кешокова
М693
Михальская Н. П.
История английской литературы : учеб. для студ. филол.
и лингв, фак. высш. пед. учеб. заведений / Н. П. Михальская. —
2-е изд., стер. — М.: Издательский центр «Академия», 2007. —
480 с.
ISBN 978-5-7695-4544-3
В учебнике, посвященном истории развития английской литературы
от раннего Средневековья до начала XXI в., показаны важнейшие законо­
мерности литературного процесса, а также специфические черты творчества
наиболее значимых поэтов, драматургов, романистов, своеобразие инди­
видуального метода каждого из них.
Для студентов филологических и лингвистических факультетов выс­
ших педагогических учебных заведений. Может быть полезен преподава­
телям гуманитарных гимназий, лицеев, а также всем, кто интересуется
английской литературой.
УДК 82.09(075.8)
ББК 83.3(4Вел)я73
Оригинал-макет данного издания является собственностью
Издательского центра «Академия», и его воспроизведение любым способом
без согласия правообладателя запрещается
© Михальская Н.П., 2006
© Образовательно-издательский центр «Академия», 2006
ISBN 978-5-7695-4544-3 ' © Оформление. Издательский центр «Академия», 2006
ПРЕДИСЛОВИЕ
Настоящий учебник предназначен для студентов гуманитар­
ных факультетов педагогических университетов, а также для сту­
дентов, изучающих английскую литературу на факультетах иност­
ранных языков. В нем представлены основные явления истории
английской литературы от ее возникновения в эпоху раннего Сред­
невековья до современности. Прослеживается развитие одной из
богатейших литератур мира, давшей человечеству Дж.Чосера,
У.Шекспира, Д.Дефо, Дж.Свифта, Дж.Байрона, Ч.Диккенса,
Б. Шоу и многих других замечательных романистов, драматургов
и поэтов. Творчество каждого из них связано с определенной эпо­
хой, отражает особенности своего времени, передает мысли, чув­
ства и устремления современников. Но, становясь достоянием на­
циональной культуры, великие произведения искусства не утра­
чивают своего значения и для последующих эпох. Их ценность не­
преходяща, они стали всеобщим достоянием человечества.
Английская литература — составная часть мировой культуры.
Лучшие традиции английского искусства обогатили мировую ли­
тературу; произведения мастеров английской художественной про­
зы и поэзии, переведенные на многие языки, завоевали призна­
ние далеко за пределами Англии.
Знакомство русских читателей с У.Шекспиром и Д.Дефо,
Дж. Байроном и Ч.Диккенсом имеет свою историю. Их творче­
ство, как и наследие многих других английских писателей, из­
давна пользовалось в России признанием и любовью. В трагедиях
У. Шекспира играли крупнейшие актеры русского театра; об ан­
глийском реализме писал В. Г. Белинский, сопоставляя его с го­
голевским направлением в русской литературе; поэзия Дж. Бай­
рона привлекала А.С.Пушкина; романами Ч.Диккенса восхи­
щался Л.Н.Толстой. В свою очередь, русская литература, ее ге­
ниальные писатели Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский, А.П.Че­
хов оказали воздействие на творчество многих английских писа­
телей.
Литература Англии прошла большой и сложный путь разви­
тия, она связана с историей страны и ее народа, в ней переданы
особенности английского национального характера. Своеобразие
ее проявилось в средневековой поэзии, в поэмах Дж.Чосера,
в смелом полете мысли Т. Мора, в комедиях и трагедиях У. Шекс­
пира; оно сказалось в сатире Дж. Свифта, в комических эпопеях
3
Г.Филдинга, в бунтарском духе романтической поэзии Дж. Бай­
рона, в юморе Ч.Диккенса и парадоксах Б. Шоу.
В истории английской литературы выделяются следующие ос­
новные периоды: Средние века, эпоха Возрождения, XVII в., эпоха
Просвещения XVIII в., XIX в., рубеж XIX —XX вв., XX в. (пери­
оды 1910-1945 и 1945-2000 гг.).
В своих основных моментах периодизация английской литера­
туры соответствует периодизации литературного процесса других
европейских стран (Франции, Германии, Италии и др.). Однако
историческому развитию Англии свойственны некоторые особен­
ности, связанные с тем, что буржуазная революция произошла в
Англии в середине XVII в., т.е. намного раньше, чем во Франции.
Развитие капитализма протекало в Англии более быстрыми тем­
пами. Англия стала своего рода классической страной капитали­
стических отношений со всеми присущими им противоречиями,
что сказалось и на характере ее литературного развития.
Английская литература сложилась на территории Великобри­
тании. Ее истоки берут начало в устном народно-поэтическом твор­
честве племен, населявших Британские острова. Исконные жите­
ли этих земель — кельты — находились под римским владыче­
ством (I —V вв.), затем подверглись нападению англосаксов (V в.),
которые, в свою очередь, в XI в. были завоеваны потомками скан­
динавских викингов — норманнами. Язык англосаксонских пле­
мен подвергся кельтским, латинским и скандинавским влияниям.
Смешение различных этнических начал определило своеобразие
литературы раннего Средневековья.
Формирование английской нации и национального литератур­
ного языка произошло в XIV в. Утверждение литературного анг­
лийского языка связано с деятельностью Дж. Чосера, чье творче­
ство ознаменовало переход от эпохи Средних веков к Возрожде­
нию. «Кентерберийские рассказы» Дж. Чосера с присущим их ав­
тору мастерством изображения характеров, юмором, сатириче­
ским осмеянием общественных пороков способствовали станов­
лению национальной английской литературы.
В эпоху Возрождения английская литература характеризовалась
интенсивным развитием философской мысли, особенно ярко пред­
ставленной в трудах Ф.Бэкона, родоначальника английского ма­
териализма, и в романе Т. Мора «Утопия», положившего начало
утопическому роману нового времени.
Высокого уровня достигла ренессансная английская поэзия,
отличающаяся многообразием жанров. В творчестве поэтов-гума­
нистов Т.Уайета, Г.Сарри, Ф. Сидни и Э. Спенсера было поднято
на новую ступень искусство сонета, аллегорической и пастораль­
ной поэмы, элегии. Разработанная Ф. Сидни форма сонета была
воспринята У.Шекспиром, «спенсерова строфа» стала достояни­
ем поэзии романтиков — Дж. Байрона и П.Б.Шелли.
4
В обстановке национального подъема эпохи Возрождения пе­
реживали период расцвета английский театр и драматургия. Р. Грин,
Т. Кид, К. Марло подготовили драматургическое искусство
У.Шекспира, творения которого явились вершиной английской
поэзии и драматургии эпохи Возрождения.
У. Шекспир передал движение истории, переломный характер
и трагические противоречия своего времени, обратился к острей­
шим политическим проблемам, создал незабываемо яркие мно­
гогранные характеры героев. Проблема «человек и история» стала
основной в его творчестве. Наследие У. Шекспира — вечно живой
и неиссякаемый источник мыслей, сюжетов, образов для писате­
лей последующих поколений. Шекспировские традиции бессмертны.
Они во многом определили развитие драмы, лирики и романа
последующих эпох.
Важную роль в истории Англии и развитии литературы сыгра­
ла буржуазная революция XVII в. Гуманистические идеалы эпохи
Возрождения пришли в столкновение с антигуманной сущностью
буржуазных порядков, и все же они продолжали свою жизнь в
творчестве писателей XVII столетия. Средоточием социально-по­
литических, эстетических и этических идей этой бурной эпохи
явилось творчество Дж. Мильтона — крупнейшего общественного
деятеля, поэта и мыслителя XVII в. В его произведениях отрази­
лись события Английской буржуазной революции и настроения
народных масс. Поэзия Дж. Мильтона — связующее звено меж­
ду традициями Ренессанса и просветительской мыслью XVIII в.
Созданные им образы мятежных тираноборцев заложили осно­
вы новой традиции, продолженной английскими романтиками
XIX столетия — Дж. Байроном и П. Б. Шелли.
Поэмы и лирика Дж. Мильтона, стихотворения Дж. Донна, трак­
таты, религиозно-политические проповеди, первые опыты англий­
ской литературной критики, принадлежащие Дж. Драйдену, — все
это в своей совокупности составляет жанровую систему англий­
ской литературы XVII в.
XVIII век — это век Просвещения, век промышленного пере­
ворота, важных достижений в технике и науке. Просветительство
получило широкое распространение в странах Европы; оно было
передовым идейным движением, связанным с освободительной
борьбой, направленной на замену феодализма капиталистическими
формами отношений. Просветители верили в силу разума и под­
вергали критическому суду существующие порядки.
В Англии XVIII век стал периодом утверждения буржуазных
порядков. С этим связано своеобразие литературы данной эпохи.
Идеи и культура Просвещения зародились здесь раньше, чем на
континенте, а противоречия просветительской идеологии обозна­
чились сильнее, что объясняется проявившимся несоответствием
буржуазной действительности идеалу гармонического общества.
5
Литературные направления XVIII в. — классицизм (поэзия А. По­
упа), просветительский реализм (вершиной которого является
творчество Г.Филдинга), сентиментализм, сложившийся как ре­
акция на рационализм Просвещения (Дж.Томсон, Э. Юнг, Т. Грей,
О.Голдсмит, С.Ричардсон, Л.Стерн). Жанровые формы литера­
туры английского Просвещения многообразны: памфлет, очерк,
фарс, комедия, мещанская драма, «балладная опера», поэма, эле­
гия. Ведущий жанр — роман, представленный в его различных
модификациях в творчестве Д.Дефо, Дж.Свифта, С.Ричардсона,
Г.Филдинга, Т.Смоллета, О.Голдсмита, Л.Стерна.
Традиции просветительского романа продолжили свою жизнь
в творчестве английских критических реалистов XIX в. — Ч.Дик­
кенса и У.Теккерея; «Робинзон Крузо» Д.Дефо положил начало
развитию «робинзонад» в мировой литературе; психологизм
Л.Стерна стал школой мастерства для романистов последующих
поколений.
На рубеже XVIII — XIX вв. в английской литературе сформиро­
валось новое направление — романтизм. Особенности обществен­
но-политической жизни Англии обусловили более длительное,
чем в других европейских странах, существование романтическо­
го движения. Его начало связано с предромантизмом XVIII столе­
тия, завершающая стадия относится к концу XIX в. Расцвет ро­
мантизма, сложившегося как особое направление под воздействием
Французской буржуазной революции 1789—1794 гг., приходится
на конец XVIII — начало XIX в.
Своеобразие романтического направления определялось пере­
ходным характером эпохи, сменой феодального общества буржу­
азным, не принимаемым и осуждаемым романтиками. Романтизм
в Англии с особой силой отразил отчуждение личности, разо­
рванность сознания и психологии индивида, живущего в период
переходного и неустойчивого времени, исполненного трагических
противоречий, напряженной борьбы нового и старого. В романти­
ческом искусстве проявилось стремление к изображению лично­
сти как самоценной, живущей своим ярким внутренним миром.
Переходной и подготовительной стадией в становлении роман­
тизма как реакции на просветительство явился предромантизм,
представленный в Англии творчеством таких писателей и поэтов,
как У.Годвин, Т.Чаттертон, А.Рэдклиф, Г.Уолпол, У.Блейк. Ра­
ционалистической эстетике классицизма предромантики проти­
вопоставили эмоциональное начало, чувствительности сентимен­
талистов — таинственность и загадочность страстей; для них ха­
рактерен интерес к фольклору.
Формирование эстетических взглядов и принципов английских
романтиков обусловлено как особенностями современной им
реальности, так и характером их отношения к философско-эстетическим концепциям эпохи Просвещения. Оптимистические пред6
ставления просветителей, их вера в возможность общественного
совершенствования в соответствии с законами разума были кри­
тически пересмотрены романтиками. Решительной переоценке
подверглись воззрения просветителей на человеческую природу:
романтиков не удовлетворяло рационально-материалистическое
толкование человека и его бытия. Они акцентировали эмоцио­
нальное начало в человеке, не разум, а воображение, присущие
внутреннему миру человека противоречия, постоянные напряжен­
ные искания, мятежность духа, соединяющуюся с устремлен­
ностью к идеалу и чувством иронии, пониманием невозможности
его достижения.
В творчестве английских романтиков сказалась национальная
традиция фантастико-утопического, аллегорического и символи­
ческого изображения жизни, традиция особого драматического
раскрытия лирических тем. Сильны вместе с тем и просветитель­
ские идеи (у Дж. Байрона, В. Скотта).
Романтики были едины в своем стремлении проложить дорогу
новому искусству. Однако между писателями различной идейнополитической ориентации не прекращалась эстетическая полеми­
ка. Идейно-философские разногласия и расхождения явились при­
чиной возникновения нескольких течений внутри романтизма:
выделилась «озерная школа» («лейкисты»), к которой принадле­
жали У.Вордсворт, СТ.Колридж и Р.Саути и «лондонские ро­
мантики» — Дж. Ките, Ч.Лэм и У.Хэзлитт.
Крупнейшие писатели английского романтизма — Дж. Байрон,
П. Б. Шелли и создатель исторического романа В. Скотт, чье твор­
чество утвердило историзм, открытый в литературе романтиками.
Жанровая система романтизма характеризовалась многообразием
форм: лирические стихотворения, лироэпическая, сатирическая
и философская поэмы, романы в стихах и прозе.
Начиная с 1840-х годов как ведущее направление в английской
литературе утверждается реализм. Реализм осваивал достижения
культуры предшествующих эпох, развивал традиции просветитель­
ского реализма и романтизма; вместе с тем его развитие ознаме­
новалось становлением новой эстетики, новых принципов изоб­
ражения человека и действительности. Важнейшим объектом ху­
дожественного изображения стал человек в его связи с конкрет­
но-историческими условиями существования. Личность в реали­
стическом произведении показана в ее обусловленности социаль­
ной средой. Социальный детерминизм, ставший для критических
реалистов основополагающим принципом, сочетается с историз­
мом как определенной системой, содействующей раскрытию за­
кономерностей жизни.
В английском искусстве движение к установлению взаимосвязей
между личностью и обществом началось задолго до XIX столетия.
Однако лишь в XIX в. Ч.Диккенс и У.Теккерей, сестры Бронте и
7
Э. Гаскелл смогли показать своих героев органически включен­
ными в социальную структуру современной им Англии.
Во второй половине XIX в. в литературном процессе Англии
обозначились новые тенденции. В произведениях Дж. Элиот, а позд­
нее в творчестве Дж. Мередита, С.Батлера и Т. Гарди разраба­
тывались новые принципы создания характера, изображения
внутреннего мира человека. Сатирическая острота, публицистиче­
ская страстность сменились более пристальным вниманием к сфе­
ре духовной жизни героев, сквозь призму которой раскрывались
конфликты действительности. Особенности литературы этого пе­
риода проявились в процессе ее психологизации, в драматиза­
ции романа, усилении в нем трагического начала и горькой иро­
нии.
На рубеже XIX—XX вв. литературный процесс характеризо­
вался интенсивностью развития. Течение эстетизма представлено
творчеством О.Уайлда, «литература действия» — творчеством
Р.Киплинга, социалистический идеал провозглашал У.Моррис,
с неоромантизмом связано творчество Р.Л.Стивенсона, с нату­
рализмом — Дж. Гиссинга. Традиции реалистического романа про­
должали Дж. Голсуорси и А. Беннет; к научной фантастике обра­
тился Г.Уэллс, принципы «новой драмы» разрабатывал Б.Шоу.
В литературе XX в. шли поиски новых средств художественной
изобразительности и художественного языка писателями разных
поколений и различных эстетических взглядов. Мировые и коло­
ниальные войны, распад Британской империи определили миро­
восприятие и проблематику творчества романистов, поэтов и дра­
матургов. Расцвет английского модернизма связан с творчеством
Дж.Джойса, В.Вулф, Т.С.Элиота, Д.Г.Лоуренса. В первое деся­
тилетие XX в. начал свой путь в литературе Э.М.Форстер, про­
должали свою деятельность Г.Уэллс, Б.Шоу и Дж. Голсуорси.
В 1920—1930-е годы модернизм сформировался в определенную
художественную систему. Мифологизм, «поток сознания», нова­
торское использование категорий пространства и времени харак­
терны для «отца модернизма» Дж. Джойса, для импрессионисти­
ческой прозы В. Вулф. В 1920-е годы опубликованы роман «Улисс»
Дж.Джойса, поэмы Т.С.Элиота «Бесплодная'земля» и «Полые
люди», романы В.Вулф «Комната Джейкоба», «Миссис Деллоуэй»
и «На маяк». В эти же годы Дж. Голсуорси завершил «Сагу о Фор­
сайтах», Б.Шоу написал «Святую Иоанну», Э.М.Форстер выпу­
стил свой знаменитый роман «Поездка в Индию». 1930-е годы
отмечены политизацией литературы, обострением антифашист­
ской темы.
После Второй мировой войны вышла антиутопия Дж.Оруэлла
«1984», выступила плеяда «сердитых молодых писателей» (драма­
тург Дж.Осборн, романисты К.Эмис и Дж.Уэйн), с социальнофилософскими и социально-психологическими романами вошли
8
в литературу У. Голдинг и А. Мёрдок, широкую известность завое­
вали романы Г.Грина, Ч.П.Сноу, Дж.Фаулза.
В последней трети XX в. формируется постмодернизм как лите­
ратурное направление, передающее «ощущение духа эпохи» вто­
рой половины и конца XX в. Оно представлено в английской ли­
тературе творчеством П.Акройда, Дж. Барнса, Д.Лоджа, А. Кар­
тер. Для постмодернистов важно передать эмоциональное воспри­
ятие эпохи, ее атмосферу, свободное экспериментирование с при­
емами повествования. Им свойственны соединение фактов и вы­
мысла, смещение событий во времени, свободное использование
чужих текстов, имитация документов. Приемы постмодернизма
(«постмодернистский код»), игровое начало используют А. Байет, Г.Свифт, К.Эмис.
В жанровой системе современной английской литературы важ­
ное место принадлежит роману. В нем проявляются различные и
вместе с тем взаимосвязанные черты жанровой типологии (роман
эпический и драматический, панорамный и метафорический,
лирический и документальный, интенсивный и экстенсивный,
центростремительный и центробежный, объективный и субъек­
тивный). Тяготение к драматической и трагедийной структуре со­
четается и с сатирическим началом. Развивается форма эпическо­
го цикла. Крупнейшие английские романисты второй половины
XX в. — Г. Грин, И. Во, Ч. П. Сноу, У. Голдинг, А. Мёрдок, Дж. Фаулз. Среди драматургов широкую известность завоевали Дж. Осборн, Т.Стоппард, среди поэтов — Р. Грейвз, лауреат Нобелев­
ской премии Ш.Хини.
^es Средние века
Литература раннего Средневековья
Говоря о Средних веках, имеют в виду период между двумя
эпбхами: Античностью и Возрождением. Как определенное по­
нятие «Средневековье» (medieval — от лат. medium aevum) или
«Средние века» (the Middle Ages) возникло и утвердилось неза­
долго до XVIII в., когда и Античность, и эпоха Ренессанса, и
предшествующие ей века уже были в прошлом, став достоянием
истории.
Период раннего Средневековья охватывает V—XI вв. н.э. Его
начало связано с вторжением на территорию Британии в середи­
не V в. англосаксов и ютов — племен германского происхождения;
конец периода датируется 1066 г., когда произошла битва при
Гастингсе, завершившаяся завоеванием Британских островов нор­
маннами.
На протяжении этих шести веков были созданы наиболее ран­
ние из дошедших до нас литературных памятников. Они написа­
ны на англосаксонском языке, на основе которого развился анг­
лийский язык.
До прихода англосаксов Британские острова подвергались не­
однократным нашествиям племен с европейского континента. В VI в.
до н.э. в Британию вторглись кельты. В I в. н.э. Британия была заво­
евана римлянами. Владычество Римской империи продолжалось
вплоть до V в. Затем произошло вторжение англосаксов. Они от­
теснили кельтов в западные и северо-западные части острова и
обосновались в южных, центральных и восточных районах Брита­
нии.
Англосаксонские племена принесли на Британские острова свой
язык, свой быт и свою культуру, дальнейшее развитие которых
протекало в условиях разложения родового строя и становления
феодальных отношений.
Англы, саксы и юты образовали семь королевств (Кент, Сессекс, Эссекс, Уэссекс, Восточная Англия, Нортумбрия и Мерсия), каждое из которых стремилось господствовать над осталь­
ными. Укреплению государственного единства страны содейство­
вали процесс централизации власти и принятие христианства
(VI в.). Распад родового строя и становление феодализма сопро­
вождались классовой дифференциацией общества.
Отношения англосаксов с кельтами носили характер глубокой
национальной вражды. Последующая история Англии, как назва10
ли покоренную ими страну англосаксы, определила новые и бо­
лее сложные формы взаимодействия этих народностей и их куль­
тур. Кельтские сказания легли в основу средневековых рыцарских
романов о короле Артуре и рыцарях Круглого стола, они явились
источником, из которого черпали вдохновение и сюжеты своих
произведений поэты последующих веков. Сохранились памятники
рунической письменности англосаксов (надписи на мечах и пред­
метах домашнего обихода, надпись на высеченном из камня кре­
сте у деревни Рутвелл в Шотландии). Известно о существовании
песен, исполнявшихся во время свадебных и погребальных обря­
дов, в процессе труда, во время военных походов. Сказания, ле­
генды и песни передавались из рода в род. Их исполняли певцы,
имевшиеся в каждом племени. Различались певцы-поэты (скопы),
являвшиеся творцами исполняемых ими песен, и певцы-испол­
нители (глимены), которые пели песни, созданные другими.
И скопы, и глимены пользовались почетом и уважением; они были
хранителями народных преданий, искусными мастерами-профес­
сионалами.
Языческие жрецы запрещали записывать поэтические произ­
ведения; их запись стала осуществляться учеными монахами пос­
ле введения христианства. Записано было далеко не все; многие
записи не сохранились, почти все списки и рукописи неодно­
кратно изменялись: сказания языческих времен подвергались хри­
стианизации.
Датировка сохранившихся памятников представляет значитель­
ные трудности. Точные даты создания многих произведений не
установлены. Время возникновения памятника, его первоначаль­
ная запись и появление сохранившейся до настоящего времени
редакции не всегда совпадают; несколько веков могут отделять
возникновение произведения от той редакции, в которой оно ста­
новилось известным последующим поколениям.
Первые книги стали появляться уже в эпоху раннего Средне­
вековья, однако они писались от руки, их текст представлял со­
бой рукопись, авторство не было обозначено. Экземпляры первых
рукописей затем неоднократно переписывались, в них появля­
лись ошибки, произвольные изменения и дополнения. Книжные
листы изготовлялись из овечьей и телячьей кожи, что обходилось
дорого; ценился и нелегкий труд переписчика, продолжавшийся
подчас многие недели, а то и месяцы. Стоимость книг была очень
высока. Так, на изготовление экземпляра Библии требовались
шкуры двух сотен овец; студент на приобретение в личную соб­
ственность одной книги должен был затратить сумму, равную его
годовому бюджету1. Хранились книги в библиотеках при монасты1
См.: Sphere History of Literature in the English Language. Vol. I. The Middle Ages /
Ed. by W. F. Bolton. - L., 1970. - P. XI, XIII.
11
рях, соборах, в университетах. Известно, что много рукописных
книг погибло во время пожаров, многие были похищены. Цен­
нейшую библиотеку рукописей собрал известный коллекционер
XVII в. Роберт Коттон, но в 1731 г. эти книги почти полностью
погибли во время пожара. Случайно сохранилась уникальная ру­
копись поэмы «Беовульф».
Самое значительное из ныне известных произведений англо­
саксонской поэзии поэма «Беовульф» (Beowulf) дошла до нас в
списках X в., а возникновение этого памятника относится при­
мерно к VIII в. Рукопись поэмы хранится в Британском музее.
Первое английское издание поэмы было осуществлено в 1833 г.
«Беовульф» — средневековый героический эпос. Поэма возникла
на основе, старинных германских преданий, относящихся к язы­
ческим временам. Эти предания появились в среде германских
племен задолго до переселения англосаксов на территорию Бри­
тании. Действие поэмы происходит на берегах Балтийского моря,
ее сюжет восходит к германской мифологии. В поэме нет упомина­
ния Англии.
«Беовульф» включает две части и повествует о подвигах отваж­
ного геатского1 витязя Беовульфа, избавившего Данию от страш­
ного морского чудовища Гренделя. Вот уже в течение двенадцати
лет Хеорт («палата оленя») подвергается нападениям морского
чудовища Гренделя. На помощь королю Хротгару с четырнад­
цатью воинами плывет Беовульф. Прибыв в Данию, он пирует
вместе с друзьями в «палате оленя», а когда Хротгар и другие
датчане с наступлением ночи покидают Хеорт, Беовульф гото­
вится к битве с Гренделем. Он снимает с себя кольчугу и шлем,
отдает свои доспехи и «меч исполинский» на хранение слугам.
Беовульф хочет помериться с Гренделем силами в рукопашной
схватке.
Во мраке ночи «с туманных высот и с болот опускался к палате
сам Грендель». С грозным шумом сорвал он дверь с крепких пе­
тель, с неистовством набросился на одного из спящих воинов,
раздробил ему кости, порвал мышцы и высосал кровь. За первой
жертвой должна была последовать вторая, но тут Беовульф же­
лезной хваткой схватил чудовище. Никогда прежде не встречался
Грендель с такой силой и бесстрашием. Дрогнули стены Хеорта,
когда Беовульф вступил в бой с Гренделем, затрещали кости чу­
довища, его дикие вопли вызвали ужас датчан:
И чудище злое, что прежде так часто
Убийствами жажду злодейств утоляло,
Впервые узнало слабость и немощь,
Едва его стиснул боец Хигелака.
{Пер. М.Замаховского)
1
12
Геаты (гауты) — скандинавские племена, обитавшие на юге Швеции.
В бою Беовульф вырывает из плеча руку Гренделя. Истекая
кровью, великан-людоед уползает и скрывается в бездне болот.
На следующую ночь в Хеорт является мать Гренделя. Она уби­
вает и утаскивает одного из приближенных короля Хротгара. Бес­
страшный Беовульф следует за ней и погружается в море. В мор­
ской пучине он сражается с матерью Гренделя и убивает ее. Потом
он находит труп Гренделя, отрубает ему голову и как трофей при­
носит ее датчанам. Щедро награжденный Хротгаром Беовульф
возвращается на родину и рассказывает королю Хигелаку обо всем,
что с ним приключилось. Хигелак дарует ему землю, а когда сын
Хигелака Хеардред погибает в битве со шведами, Беовульф ста­
новится королем геатов.
Во второй части поэмы повествуется о том, как после пятиде­
сяти лет благополучного царствования Беовульф вступает в битву
с огнедышащим драконом, напавшим на его владения. Отважный
воин Вигелаф помогает престарелому королю одолеть дракона,
но нанесенные Беовульфу раны смертельны. Беовульф нарекает
Вигелафа своим преемником и умирает. Его хоронят с почетом,
опуская в могилу вместе с останками драгоценности из пещеры
дракона. Двенадцать самых храбрых воинов отдают последние по­
чести смелому и благородному витязю Беовульфу.
По своему составу поэма о Беовульфе — явление сложное. До­
шедшая до нас редакция свидетельствует о том, что положенные
в основу повествования сказочные мотивы были переработаны
впоследствии в соответствии с принципами героической эпопеи.
Мотивы сказаний времен раннего Средневековья (описания сра­
жений с морскими чудовищами и драконом, имеющие параллели
в народных сказках и исландских сагах) сочетаются в поэме с
элементами, свидетельствующими о более поздней переработке
их в духе христианской религии. Из текста поэмы исчезли имена
языческих богов, но упоминаются библейские имена (Авель, Ной)
и библейские предания (о потопе); Грендель назван потомком
Каина, а морские чудовища — исчадием ада; в уста Беовульфа
вложены наставления христианского характера. В поэме неодно­
кратно упоминается о вмешательстве бога в происходящие собы­
тия (Беовульф побеждает чудовище, потому что этого желает бог);
в первую часть поэмы включены строки о сотворении мира.
И все же дух поэмы находится в явном противоречии с позд­
нейшими наслоениями и вставками. Языческо-мифологическая
основа произведения очевидна. Насыщающая поэму фантастика
отражает мифологическое осмысление истории и взаимоотноше­
ния племен в период раннего Средневековья. Люди показаны в их
столкновении с грозными силами природы, представленными в
образах бурного моря, морских чудовищ, огнедышащего дракона.
Благочестие и богобоязненность отнюдь не являются определяю­
щими качествами героя, ему не свойствен аскетизм, в его харак13
тере - полнота прИМИТИВНОЙ5 н о ц е л ь Н ой личности. Беовульф
воплощает черты, дающие представление об идеале средневеко­
вого воина, о герое, в котором идеальное не отделено от земною.
В облике Беовульфа сказались народные представления о гер(>е,
укрощающем силы природы.
Построение поэмы усложнено тем, что история жизни и под­
вигов Беовульфа не всегда дана в определенной последовательно­
сти; многое из того, что рассказывается о Беовульфе, носит рет­
роспективный характер. Некоторые эпизоды не связаны с Беовульфом, но содержат сведения о жизни германских племен и
включают подробности из истории королевских семей геатов, дат­
чан, шведов и континентальных англов.
Своеобразны поэтическая речь и ритмический строй поэмы.
Широко используется прием параллелизма, характерный для эпи­
ческих памятников. Многократные повторения одного и того же
мотива акцентируют определенные эпизоды сюжета и углубляют
их внутренний смысл. Так, четыре раза говорится в поэме о похо­
де Хигелака. Многократно звучит тема родовой мести; повторение
этой темы подчеркивает мысль о том, что месть за погибшего
родича — долг воина. Прием повтора применяется и при подборе
эпитетов.
Язык поэмы поражает богатством метафорических названийхарактеристик. Море называется «дорогой китов» (whaleroad), «пло­
щадкой ветров» (playground of winds); меч обозначается как «свет
битвы» (light of battle); женщина названа «прядильщицей мира»
(peace-weaver), «украшением жилища» (dwelling-ornament).
Важная роль принадлежит отступлениям. Они выполняют раз­
личные функции: знакомят с предысторией героев, предсказыва­
ют их будущее, дополняют сюжет, уточняя отдельные эпизоды.
В поэме передан местный колорит: воспроизведены черты при­
роды Скандинавии и Англии. Особенности скандинавского пей­
зажа ощутимы в описаниях скалистого морского берега, крутых
утесов, пещер под скалами (эпизоды битвы Беовульфа с драко­
ном); когда речь идет о Гренделе, то говорится о том, что чудови­
ще обитает «на болотах, скрытых туманами», «в трясинах»,
«в глубинах болот и топей».
Поэма о Беовульфе написана аллитерационным стихом. Его
особенность состоит в наличии четырех ударений в стихе (по два
в каждом полустишии) и в повторении одинаковых звуков в на­
чале ряда слов, составляющих стих (строку); при этом ударение
падает на слоги, начинающиеся с одинаковых звуков (созвучие
совпадает с ударением). Обязательным для древнегерманского ал­
литерационного стиха считалось повторение предударного соглас­
ного звука в начале первого и второго полустишия:
Folk-princes fared then from far and from near,
Through long-stretching journeys to look at the wonder.
14
Подобные повторы играют организующую роль в стихе, явля­
ясь одним из видов начальной рифмы. Стих с конечной рифмой
пришел на смену аллитерационному стиху много позже.
Помимо «Беовульфа» сохранились образцы лирической англо­
саксонской поэзии. Это небольшие стихотворения: «Сетования
жены* (The Wife's Lament, примерно VIII в.), «Послание супруга»
(The Husband's Message), «Странник» (The Wanderer) и др. Эти стихи
вошли в рукописный Эксетерский кодекс (Exeter Book), относя­
щийся к середине XI в.; точная датировка стихотворений затрудне­
на. Стихотворения интересны и значительны силой переданных в
них чувств, богатством эмоций и переживаний. В этих произведени­
ях созданы яркие картины суровой северной природы, бушующего
моря, темного леса. В стихотворении «Сетования Деора» (Deor's
Lament, около VIII в.) рассказывается о судьбе средневекового
певца, о постигших его утратах и несчастьях. Горечь разочарова­
ния, глубокая меланхолия определяют его тональность.
С конца VI в. в связи с распространением католичества в Англии
развивается христианско-церковная литература на латинском язы­
ке. Ее центрами становятся монастыри Кента, Уэссекса и Нортумбрии, бывшие в Средние века очагами науки и просвещения.
С монастырями была связана деятельность таких представителей
христианской религиозной поэзии на англосаксонском языке, как
Кэдмон (Caedmon, VII в.) и Кюневульф (Cynewulf, VIII — начало
IX в.). Большое значение имела деятельность прозаика, ученого и
историка Беды, прозванного Достопочтенным (Bede Venerabilis,
673 — 735). Ему принадлежит создание «Церковной истории англий­
ского народа» (Historia Ecclesiastica Gentis Anglorum, 731), включаю­
щей ценные сведения из истории Англии, легенды и предания
англосаксов. Он является автором первых трудов филологического
характера: «Об орфографии» (De orphographia) и «Об искусстве
стихосложения» (De arte metrica). Беду называют «отцом английской
истории». Основоположником литературной прозы на англосаксон­
ском языке считают короля Уэссекса Альфреда (Alfred, 848 — 899).
Он известен как переводчик на англосаксонский язык латинских
трудов и как создатель ряда оригинальных произведений. Труды по
истории и вопросам законодательства, которые не являются худо­
жественными произведениями в прямом смысле этого слова, ока­
зали влияние на последующее развитие англосаксонской прозы.
Литература позднего Средневековья
Особенности развития английской литературы в период XI —
XIII вв. связаны с завоеванием страны норманнами.
Выходцы из Скандинавии, норманны задолго до вторжения в
Англию обосновались на северо-западе Франции, восприняв язык
15
и культуру этой страны. В 1066 г. под предводительством герцога
Вильгельма они вторглись в Британию и в битве при Гастингсе
одержали победу над англосаксонскими войсками, возглавляемыми
королем Гарольдом II. Гарольд был убит, королем Англии стрл
Вильгельм Завоеватель.
Норманнское завоевание положило начало новому периоду в
истории Англии. В условиях сложившегося феодального строя оно
способствовало распространению французского влияния на со­
циально-политическую и культурную жизнь страны. Покоренные
англосаксы притеснялись норманнскими феодалами, которых ко­
роль щедро наделял земельными владениями; норманны захвати­
ли и все высшие церковные должности. Народ оказался в крепост­
ной зависимости. Между феодалами шла непрекращающаяся борь­
ба: стремясь к расширению своих владений, они враждовали друг
с другом и выступали против усиления королевской власти.
Официальным языком в стране стал французский. На нем го­
ворила правящая верхушка; он употреблялся в парламенте, суде,
школах, на нем говорили те слои населения, которые пересели­
лись из Франции. Коренное население говорило на англосаксон­
ском языке, претерпевшем после норманнского завоевания значи­
тельные изменения. В церковных кругах пользовались латынью.
Трехъязычие сказалось на развитии литературы. Возникали ли­
тературные произведения на латинском, французском и англо­
саксонском языках. На латинском языке писались научные труды,
исторические хроники, антицерковные сатиры. Литература на
французском языке была представлена рыцарской поэзией. На
англосаксонском языке от этого периода сохранились произведе­
ния народно-поэтического творчества, а также ряд поэм, стихо­
творений и рыцарских романов, относящихся к XIII —XIV вв. Лишь
в XIV в. в связи с формированием английской нации английский
язык стал основным литературным языком.
Среди памятников литературы (XI —XII вв.) на латинском языке
важное место принадлежит трудам по истории Британии. Таковы
«Новейшая история» (Historia novorum) англосаксонского монаха
Эдмера Кентерберийского, «История английских королей» (Historia
regum Anglorum), написанная библиотекарем монастыря в Мальмсбери Уильямом Мальмсберийским, «История Англии» (Historia
Anglorum) Генриха Гентингдонского.
Особое значение для дальнейшего развития средневековой ли­
тературы имела «История бриттов» (Historia Britonum, 1132— 1137)
Гальфрида Монмаутского, содержащая наиболее раннюю обра­
ботку кельтских легенд о короле Артуре, которые несколько позд­
нее станут достоянием других европейских литератур. В много­
томной «Истории бриттов» впервые появляются образы короля
Артура, волшебника Мерлина, феи Морганы, королевы Джиневры и отважных рыцарей, которые займут столь важное место в
16
рыцарской поэзии на французском и английском языках. Отсюда
берут свое начало романы артуровского цикла. Здесь впервые двор
крроля бриттов изображен как центр доблестного рыцарства, воп­
лощающего идеалы благородства, а полулегендарный Артур по­
казан мудрым и могучим правителем. Гальфрид Монмаутский сде­
лал первую литературную обработку легенды о короле Лире и его
дочерях. В конце XII в. появился труд Гальфрида Англичанина о
правилах стихосложения (Nova poetria), представляющий интерес
как ранний образец трактата об основах поэтического искусства.
На латинском языке в XII —XIII вв. создаются также произве­
дения сатирического характера. К их числу относится пятитомное
сочинение Вальтера Мапа «О забавных разговорах придворных
(De nugis curialium). Будучи капелланом при дворе Генриха II,
Вальтер Man был прекрасно знаком с нравами и обычаями при­
дворных кругов. В форме анекдотов и забавных историй он расска­
зал о них в своей книге, включив в нее также пересказы произве­
дений фольклорного характера (легенды, саги, песни). Оставаясь
на протяжении долгого времени источником многих повествова*VN тельных сюжетов, произведение Мапа было не только развлекау\ тельным: оно содержало смелые сатирические выпады против свет­
ла ских и церковных кругов.
]^
Демократический характер имела антицерковная сатирическая
V 4 литература, образцы которой создавались в среде низшего
духоV* венства. Бродячие клирики и школяры — ваганты1 слагали воль. , нодумные стихи на латинском языке, подвергая осмеянию като\^\
лическую церковь, нравы ее служителей, и воспевали радости
v
жизни, прославляя вино и женщин. В среде вагантов сложилось
представление о некоем епископе Голии, любителе сладко поесть
и выпить, который и выдавался за автора этих гедонистических и
дерзких песен. Отдельные произведения голиардической поэзии
явились откровенной пародией на культовые церковные песни.
В произведениях этого рода латинский язык постепенно вытес­
нялся английским.
Важное место в литературе Англии в период XI — XIII вв. зани­
мают произведения на французском языке, который был представ­
лен норманнским диалектом старофранцузского языка. Одни из
них были завезены из Франции, другие создавались на террито­
рии Англии. Известностью пользовалось крупнейшее произведе­
ние французского народного героического эпоса «Песнь о Ролан­
де». Были распространены стихотворные хроники, содержащие
описания родословных норманнских герцогов.
В XII в. французская литература в Англии переживала период
расцвета. Ее представляли такие писатели, как Роберт Вас, Бенуа
де Сент-Мор, Роберт де Боррон, Мария Французская. Все они были
связаны с придворной средой и в своих произведениях стреми­
лись удовлетворить ее запросы и вкусы.
В стихотворных романах «Брут» (Brut) и «Роман о Ру» (RorrWn
de Rou) Р. Вас рассказывал историю норманнов. В «Романе о РУ»,
состоящем из четырех частей, он повествовал о завоевании Норман­
дии скандинавским викингом Ролло, о его последующем правле­
нии и его преемниках. Вас стремился быть точным в передаче истори­
ческих деталей. Он описывал сражения и битвы, воспевал подвиги
норманнов, завершившиеся завоеванием Англии. Вслед за Гальфридом Монмаутским Вас обращается к кельтским сказаниям, пе­
ресказывая легенду о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.
С рыцарской поэзией связано творчество поэтессы XII в. Ма­
рии Французской. Сюжеты своих произведений она черпала из
кельтского фольклора, разрабатывая их в форме поэтических но­
велл. В них рассказывается о любви славных рыцарей, о феях и
волшебниках. О любовных переживаниях Мария Французская пи­
сала задушевно и просто, передавая красоту и нежность челове­
ческих чувств; их глубина и естественность значат для нее много
больше, чем условность куртуазной1 формы их выражения. Сюже­
том одного из лучших поэтических произведений Марии Фран­
цузской — «Жимолость» (Chievrefueille) послужила легенда о любви
Тристана и Изольды.
Рыцарская поэзия возникла в европейских странах в среде фео­
дального дворянства; при дворах феодальных сеньоров. Ее роди­
ной был Прованс (юг Франции), достигший уже в XI в. больших
успехов в экономическом и культурном развитии. Провансальская
поэзия служила образцом для других народов. Она явилась выра­
жением новой, светской культуры, противопоставлявшей себя
аскетической религиозной морали. В рыцарской среде сложились
определенные нормы куртуазного (изысканного) поведения, со­
гласно которым рыцарь должен был быть бескорыстным и чест­
ным, благородным по отношению к слабым и беззащитным, пре­
клоняться перед «прекрасной дамой» и служить ей так же верно,
как вассал служит своему сеньору. Провансальские поэты — тру­
бадуры2 воспевали возвышенные чувства рыцарей; их поэзия свя­
зана с культом служения даме, с прославлением ее красоты и
изящества. Создаваемый поэтами идеальный образ рыцаря не со­
ответствовал реальной действительности: в нем было много ус­
ловного и надуманного. Однако проявившееся в лирике трубаду­
ров стремление передать мир интимных переживаний и чувств
было плодотворным для последующего развития поэзии.
Идеалы феодального общества получили свое отражение и в
рыцарском романе. На английском языке первые рыцарские рома1
2
18
К у р т у а з н ы й (от франц. courtois) — изысканно вежливый, любезный.
От прованс. trohar —находить, сочинять.
ны появились в XIII в. В конце XIV в. создан наиболее известный
английский рыцарский роман «Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь»
(Sir Gawain and the Green Knight). Героями этого поэтического
произведения являются рыцари, превыше всего ставящие свою
честь и рыцарское достоинство. Таков король Артур и его при­
ближенные, таков и появляющийся однажды при дворе Артура
таинственный Зеленый рыцарь. Нарушение слова трактуется как
недозволенное и недостойное рыцаря отступление от принятых
правил поведения. Основной конфликт повествования связан с
нарушением слова сэром Гавейном и его последующим глубо­
ким раскаянием.
Источником рыцарских романов о короле Артуре явились
кельтские легенды. Полулегендарный персонаж стал героем мно­
гих средневековых преданий. Образ короля Артура объединил
большой цикл рыцарских романов, трансформируясь и изменя­
ясь в различные исторические эпохи. На английском языке на
сюжет легенд о короле Артуре созданы романы «Артур» (Arthur),
«Артур и Мерлин» (Arthur and Merlin), «Ланселот Озерный»
(Launcelot of the Lake) и др. Предания о его подвигах были попу­
лярны не только в рыцарской, но и в народной среде. Существо­
вало поверье, что король Артур восстанет из гробницы и вернет­
ся на землю.
С легендами о короле Артуре и его славных рыцарях связаны
сюжеты многих французских и английских романов. В них расска­
зывается о том, как Артур завладел волшебным мечом и с его
помощью завоевал многие земли, о его женитьбе на прекрасной
Джиневре, о том, как за круглым столом в огромном пиршествен­
ном зале в его замке Камелот собирались рыцари, о его победах и
подвигах в битвах. Героями этих романов выступают и рыцари
короля Артура — сэр Ланселот Озерный, сэр Гавейн, рыцарь Персеваль. Наряду с рыцарями действуют волшебник Мерлин и фея
Моргана. Сказочный элемент придает особую занимательность
повествованию. В сюжеты романов вплетаются и мотивы религи­
озно-мистического характера, связанные с историей поисков чаши
святого Грааля, увидеть которую может лишь тот, кто являет со­
бой идеал нравственного совершенства.
Перекликаясь в сюжетном отношении с французскими рыцар­
скими романами, английские романы артуровского цикла имеют
свои особенности. Французским романам свойственна большая
изысканность; тема куртуазной любви занимает в них основное
место и разработана с особой тщательностью. В английских вари­
антах при разработке аналогичных сюжетов сохраняются эпиче­
ское и героическое начала, характерные для легенд, послуживших
источниками их создания; в гораздо большей степени передано
ощущение реальной жизни с ее жестокостью, грубыми нравами,
с ее драматизмом.
19
В 60-х годах XV в. Томас Мэлори (Thomas Malory, ок. 1417 —
1471) собрал, систематизировал и обработал романы артуровского цикла. Он пересказал их содержание в книге «Смерть Арту­
ра» (Morte d'Arthur, 1469), которая в 1485 г. была напечатана изда­
телем Кэкстоном и сразу же стала популярной. Книга Мэлори —
наиболее значительное произведение английской художественной
прозы XV в. Свободно обращаясь с источниками, сокращая длин­
ноты, умело комбинируя занимательные приключения, привно­
ся многое от себя, Мэлори великолепно передал дух куртуазных
рыцарских романов. Он увлекательно изложил историю жизни и
подвигов короля Артура и его рыцарей, объединяя в своей книге
то лучшее, что было свойственно и французским, и английским
рыцарским романам.
Легенды и романы артуровского цикла привлекали к себе вни­
мание многих писателей последующих эпох. К ним обращались
Э. Спенсер, Дж. Мильтон, Р.Саути, В. Скотт, А.Теннисон, У. Мор­
рис и др., интерпретируя сюжеты и образы произведений Сред­
невековья в соответствии со своими взглядами и требованиями
времени.
XIV век — период больших изменений и сдвигов в жизни Анг­
лии. В это время происходит процесс формирования английской
нации и ее языка. В истории литературы — это век У. Ленгленда и
Дж.Чосера, творчество которых отразило наиболее характерные
черты жизни и культуры того времени. Ленгленд всецело связан с
культурой Средневековья; Чосер — последний поэт Средних ве­
ков и предвестник эпохи Возрождения в Англии.
Оба поэта были современниками и свидетелями больших со­
циальных потрясений и бедствий в жизни их родины; особенно
значительными из них были Столетняя война с Францией (1337 —
1453), эпидемии чумы, прокатившиеся по стране и опустошив­
шие многие из ее районов, и крестьянское восстание 1381 г.
В XIV в. система феодализма начала расшатываться; в Англии
появились признаки новых буржуазных социальных явлений. Раз­
вивались города и росло их население, расширялись сферы торго­
вого влияния Англии, менялся облик деревни, усиливался кре­
постной гнет. Недовольство вылилось в крестьянские восстания.
Вспыхнув весной 1381 г., они быстро распространились по стране.
Вдохновленные обличительными проповедями Джона Болла, воз­
главляемые ремесленником Уотом Тайлером, крестьяне требова­
ли уничтожения привилегий феодалов, уравнения всех сословий
и прекращения злоупотреблений церковников. По всей стране
повторялись слова, прозвучавшие в проповедях Джона Болла,
прозванного «безумным священником»: «Когда Адам пахал, а Ева
пряла, кто был тогда дворянином?»
Вторая половина XIV в. прошла под знаком борьбы против рим­
ско-католической церкви; требование церковной реформы было
20
выражением протеста жителей городов и деревень против фео­
дальных порядков.
Религиозно-реформаторские идеи выдвигались в трактатах
Джона Уиклифа (John Wyclif, 1324— 1384). Деятельность Уиклифа
и его последователей — лоллардов была связана с обличением
римско-католической церкви. Уиклиф выступал против ряда ре­
лигиозных догматов, осуждал порочность католического духовен­
ства. Он утверждал право каждого самостоятельно толковать Биб­
лию. Его перевод Библии с латинского на английский язык (1382 —
1384) получил широкое распространение и имел важное значе­
ние для развития английского литературного языка.
XIV век — эпоха напряженной борьбы различных тенденций в
формирующейся национальной литературе Англии.
Обратившись к жанру средневековой дидактической аллегории,
Уильям Ленгленд в своем «Видении о Петре Пахаре» выразил
настроение народных масс в годы, предшествующие крестьян­
скому восстанию 1381 г. Откликом на это же восстание, но с ан­
тинародных позиций явилась поэма Джона Гауэра «Глас вопиюще­
го» (John Gower — Vox clamantis, 1382). В то самое время, когда
Дж. Чосер осваивал и развивал новые для английской литературы
поэтические жанры и формы, в Англии возрождался и культиви­
ровался интерес к рыцарской поэзии.
Английская литература обогащалась и в идейном, и в жанро­
вом отношении. Крупнейшие писатели XIV в. — У.Ленгленд,
Дж.Гауэр, Дж.Чосер, разрабатывая традиционные средневековые
сюжеты, насыщали их современным содержанием, создавали про­
изведения, овеянные дыханием напряженной и бурной жизни
своего времени. Аллегорическая поэма дидактического характера
и рыцарская поэма, баллады и мадригалы, послания и оды, трак­
таты и проповеди, поэмы-видения и венчающие творчество Дж.Чосера «Кентерберийские рассказы», вобравшие в себя все разнооб­
разие жанров того времени, — таково жанровое многообразие
английской литературы XIV в.
В большей степени, чем в предшествующие столетия, обнару­
живаются связи английской литературы XIV в. с культурой евро­
пейских стран, особенно Франции и Италии.
Принципиально важное значение имел процесс утверждения
национального английского языка. Если современник Дж. Чосера
Дж. Гауэр был поэтом трехъязычным и создавал свои произведе­
ния на французском, латинском и английском языках, то вели­
чайшее значение деятельности Дж. Чосера заключалось в утверж­
дении единого английского литературного языка, в основу кото­
рого был положен лондонский диалект.
Идейно-художественное богатство лучших творений английских
писателей XIV в. определило их значение для последующего раз­
вития национальной литературы Англии. Поэма У.Ленгленда
21
«Видение о Петре Пахаре» вдохновляла писателей и обществен­
ных деятелей в период Реформации и в годы Английской буржуаз­
ной революции XVII в. Следы ее влияния обнаруживаются в «По­
терянном рае» Дж. Мильтона; с поэмой У.Ленгленда перекли­
кается роман Дж. Беньяна «Путь паломника». Большой популяр­
ностью в XV и XVI вв. пользовалось творчество Дж. Гауэра. Его
поэма «Исповедь влюбленного» (Confessio amantis, 1390) стала ис­
точником, к которому в поисках сюжетов обращались многие
писатели (У.Шекспир при создании «Перикла», Б.Джонсон при
создании комедии «Вольпоне»). Что касается творчества Дж. Чосера, то его роль в развитии последующей английской литерату­
ры особенно велика. Из произведений Дж.Чосера заимствовали
сюжеты У.Шекспир и его современники; Дж.Чосером увлека­
лись крупнейший поэт английской революции XVII в. Дж. Миль­
тон, поэты-романтики Дж. Байрон и Дж. Ките, в конце XIX в. —
У. Моррис.
Феодальные междоусобицы надолго задержали развитие анг­
лийской литературы XV в. В литературной жизни периода Войны
Алой и Белой розы (1455—1485) преобладали богословские со­
чинения. Сравнительно высокого уровня достигла лишь народная
поэзия.
Народная поэзия — один из важнейших источников развития
литературы. Мотивы, сюжеты и образы народного творчества вошли
в литературу уже в раннюю пору ее существования. На основе
народного творчества развивалась и английская литература. Ее
обогащали традиции героического эпоса и народных песен; в ней
звучали бытовавшие в народной среде предания и легенды. С по­
явлением книжной литературы народная поэзия не прекратила
своего существования и не утратила значения. В ней отразились
мечты и чаяния народа, его протест против несправедливости.
Образцы народного творчества, созданные на территории Анг­
лии в период раннего Средневековья, сохранились в далеко не
полном виде, но памятники народной поэзии XIV—XV вв. пред­
ставлены широко. XIV и XV века — это эпоха расцвета англий­
ской и шотландской народной поэзии. Наиболее распространен­
ные жанры ее — песня и баллада.
Баллада — это сюжетная песня драматического содержания с
хоровым припевом. Баллады предназначались для хорового исполне­
ния, сопровождались аккомпанементом на музыкальных инстру­
ментах, драматической игрой и плясками. Баллада возникла в ре­
зультате коллективного народного творчества, личности певца она
не отражает, вопрос об индивидуальном авторстве не ставится.
Приемы построения баллады, ее ритмические особенности и
стилистические признаки являются весьма устойчивыми. Баллада
написана рифмованным стихом, делится на строфы, сопрово­
ждающиеся припевом (рефреном). Каждая строфа обычно состоит
22
из четырех строк; первая и третья строки не рифмуются и заклю­
чают в себе по четыре ударения; вторая и четвертая — рифмуются
и заключают по три ударения. Число неударных слогов в строке
может быть произвольным:
Иные поют о зеленой траве.
Другие — про белый лен.
А третьи поют про тебя, Робин Гуд,
Не ведая, где ты рожден.
(Пер. С.Маршака)
В балладах используются постоянные эпитеты, сравнения и
повторы. Характерны, например, такие постоянные эпитеты, как
«веселый зеленый лес», «серебряный гребень», «молочно-белый
конь», «верная подруга». Эпические повторы приобретают ха­
рактер устойчивых формул. Такие традиционные образы, как
смелый рыцарь, русоволосая девушка, молодой паж, переходят
из одной баллады в другую. Многие баллады начинаются тради­
ционными зачинами, содержащими обращение к слушателям.
Такова начальная строфа баллады о сражении при Дархеме:
Мы сядем теснее, и я спою
Тому, кто слышит меня,
О самом славном из всех боев,
Что Англия знала, друзья.
(Пер. А. Михальской)
В отличие от песни лирическое «я» рассказчика в балладе не
раскрывается. Баллада имеет повествовательный характер и не со­
держит комментариев, даваемых от лица повествователя. Опреде­
ленное настроение создается у слушателя драматизмом повество­
вания, насыщенностью и напряженностью действия, многозна­
чительностью повторов. Сама манера передачи событий имеет свои
особенности: при отсутствии описательного элемента внимание
сосредоточено на кульминационных моментах действия.
По своим сюжетам баллады делятся на исторические, легендар­
ные и бытовые. К историческим принадлежат баллады эпического
характера, посвященные таким событиям, как военные столкно­
вения англичан и шотландцев на пограничной полосе (border),
феодальные распри, англо-французские войны, бранные подви­
ги. Так, в балладе «Охота у Чивиотских холмов» (The Hunting of
Cheviot) рассказывается о столкновении шотландского графа Дуг­
ласа и английского лорда Перси.
Особой популярностью пользовались баллады о легендарном
Робин Гуде. В образе этого народного героя отразились соци­
альные симпатии простых людей Англии. Робин Гуд — вольный
крестьянин, йомен, живущий в «веселом зеленом лесу» вместе
со своей дружиной, состоящей из таких же, как и он, находя­
щихся вне закона (outlaws) разоренных крестьян и ремесленни23
ков. Защитник и друг угнетенных, Робин Гуд непримирим к бо­
гачам-феодалам.
Все награбленное он раздает беззащитным сиротам и вдовам:
Всю жизнь свою он ловок был,
Бесстрашен и умен,
Не видел свет еще таких
Разбойников, как он.
(Пер. Л. Михальской)
Великолепный стрелок из лука, насмешливый и отважный,
ловкий и сильный, благородный и честный, Робин Гуд — гроза
феодалов, ноттингемского шерифа, богатых рыцарей и торговцев.
Он готов служить своему королю, но не соглашается жить у него
во дворце, предпочитая вольную жизнь в Шервудском лесу. Здесь
«под щебет птиц лесных» он родился; по имени птицы его на­
звали Робин. С тех пор «веселый зеленый лес» навсегда стал его
родным домом. Описанию этого леса и идиллической жизни «под
деревом в лесу зеленом» в балладах уделено много внимания. В этих
картинах отразились мечты народа о свободе и независимости.
Робин Гуд неразлучен со своими друзьями — огромным сила­
чом, прозванным Маленьким Джоном, бесшабашным весельча­
ком-монахом братом Туком, своей возлюбленной Марианной.
Баллады о подвигах Робин Гуда составили циклы, «своды»:
«Малая песнь о деяниях Робин Гуда» (The Little Geste of Robin
Hood) и более прздний цикл «Деяния Робин Гуда» (A Geste of
Robin Hood). Эти «своды» печатались на протяжении XV—XVI вв.
В них обнаружилась тенденция к слиянию отдельных баллад в эпи­
чески цельное произведение. Однако помимо «сводов» существо­
вало множество самостоятельных баллад и песен о Робин Гуде.
Большую группу составляют баллады лирико-драматического
характера. В них рассказывается о любви и ненависти, о семейной
вражде и ревности. Стихия чувств, глубина переживаний создают
атмосферу драматической напряженности. Сила страстей и непо­
средственность их проявления порождают остроту ситуаций. Та­
ковы баллады «Две сестры» (The Two Sisters), «Чайлд Уотерс»
(Child Waters), «Леди Изабел» (Lady Isabel), «Трагедия Дугласов»
(The Douglas Tragedy), «Жестокий брат» (The Cruel Brother) и др.
Средневековые баллады привлекали внимание многих писателей
последующих эпох и оказали большое влияние на развитие анг­
лийской литературы. Мотивы и тексты народных баллад исполь­
зованы У.Шекспиром (о лесных разбойниках в «Двух веронцах»,
песнь Дездемоны — «Песнь об иве» — в «Отелло», песнь Офелии —
«Баллада о Валентиновом дне» — в «Гамлете»).
Особый интерес возник к балладам в эпоху предромантизма.
В XVIII в. началась запись и систематизация памятников англий­
ского и шотландского фольклора. Особенно полно его образцы
24
представлены в сборниках, составленных В. Скоттом («Песни шот­
ландской границы» — Minstrelsy of the Scottish Border, 1802— 1803)
и Ф.Чайлдом («Английские и шотландские баллады» — The English
and Scottish Popular Ballads, 1882— 1898). В 1765 г. был издан сбор­
ник Т. Перси «Памятники древней английской поэзии» (Reliques
of Ancient English Poetry). К балладам обращались в своем творче­
стве поэты-романтики (СТ.Колридж, Р.Саути); тема Робин Гуда
разработана В. Скоттом («Айвенго»). Форму баллады использова­
ли поэты разных литературных направлений — А.Теннисон, А.Суинберн, У.Моррис, Р.Киплинг.
Английские и шотландские народные баллады привлекали
внимание русских поэтов и переводчиков. К балладной традиции
обращался В.А.Жуковский. Баллады переводили А.С.Пушкин
(«Ворон к ворону летит»), А.К.Толстой («Эдвард»), М.Л.Михай­
лов («Вилли и Маргарет», «Два ворона»), а также Н.С.Гумилев и
Вс.А. Рождественский. Большой цикл произведений английской
и шотландской народной поэзии переведен С.Я.Маршаком.
Уильям Ленгленд
(William Langland, ок. 1 3 3 0 —ок. 1400)
Уильям Ленгленд известен как автор аллегорической поэмы
«Видение о Петре Пахаре» (The Vision of Piers the Plowman, 1362) —
крупнейшего памятника морально-дидактической поэзии XIV в.
Она написана на среднеанглийском языке аллитерационным сти­
хом. Произведение Ленгленда органически связано с обществен­
ным движением его времени; рожденное бурной эпохой борьбы,
оно ставит насущные проблемы социального и этического харак­
тера, отражает страдания, надежды и чаяния английского кресть­
янства, его идеалы и убеждения. Именно поэтому «Видение о Петре
Пахаре» было столь популярно в народной среде. Выросшая на
почве крестьянской жизни, поэма Ленгленда стала фактом нацио­
нального сознания.
Об авторе поэмы известно немногое. Крестьянин по происхож­
дению, он получил церковное образование, жил в бедности, дер­
жался независимо. По его собственным словам, он был «слишком
высок, чтобы низко нагибаться». Ленгленд обличал современные
ему общественные порядки и выступал как проповедник нового
уклада жизни.
Поэма Ленгленда принадлежит к весьма распространенному в
Средние века жанру «видений». Действительность в «видениях»
представала в форме сна. Аллегорический характер поэмы позво­
ляет автору говорить об отвлеченных понятиях, обращаясь к вполне
конкретным образам, воплощать свои представления о правде,
справедливости, совести, о зле и мудрости в образах живых лю­
дей, наделенных такими характерными особенностями, которые
25
свойственны определенным социальным слоям общества. Однако
действующими лицами поэмы являются не только персонифици­
рованные абстракции; ее центральный герой — Петр Пахарь, иска­
тель правды и справедливости, — образ, рожденный самой дей­
ствительностью, наделенный вполне конкретными приметами
английского землепашца XIV столетия. Имя Петра Пахаря стало
на долгие годы нарицательным, ассоциирующимся с представле­
нием о человеке-труженике.
Поэма состоит из двух частей и включает одиннадцать «виде­
ний», которым предпослан пролог. В первой части рассказывается
о паломничестве людей в поисках Правды, во второй выступают
аллегорические персонажи, каждый из которых повествует о сво­
ей жизни.
В «Прологе» автор рассказывает о привидевшемся ему однажды
сне. Майским днем, облачившись в грубую одежду пустынника,
он «пошел бродить по широкому свету, чтобы послушать о его
чудесах». Устав от ходьбы, он прилег отдохнуть на склоне одного
из Мальвернских холмов и увидел сон: «Прекрасное поле, пол­
ное народа». Здесь были люди бедные и богатые, работающие и
странствующие. «Одни ходили за плугом, редко предаваясь ве­
селью; насаждая и сея, они несли очень тяжелую работу и добыва­
ли то, что расточители прожорливо истребляли». С одной стороны
поля возвышалась искусно построенная башня, а в глубокой до­
лине виднелась мрачная тюрьма. Нарисованная картина — аллего­
рия жизни. «Поле, полное народа» — человечество; возвышающа­
яся над полем башня — обитель Правды, мрачная тюрьма — оби­
талище зла. Аллегррический образ, созданный Ленглендом, про­
изводит сильное впечатление благодаря тому, что он наполнен
вполне конкретным содержанием. Речь идет не только о человече­
стве вообще, но и о людях вполне конкретной эпохи, об их жизни
со всеми особенностями ее уклада. На поле собрались люди, пред­
ставляющие все слои общества: здесь и пахари, и купцы, и рыца­
ри, и священники; есть тут монахи и нищие, бродяги и отшель­
ники, епископы и паломники. Говоря о каждом из них, поэт на­
ходит меткие слова, яркие и точные сравнения.
В первом «видении» речь идет о прекрасной женщине, одетой в
простые полотняные одежды. Это — Святая церковь; она вступает
в беседу с поэтом и говорит ему о том, что самым ценным сокро­
вищем на земле является Правда. Помощники Правды — Любовь
и Совесть. Соперницами и врагами этих светлых сил выступают в
поэме Ложь, Лесть, Коварство и Мзда. Мзда появляется во вто­
ром видении, «наряженная в меха, самые красивые на земле, увен­
чанная короной, лучше которой нет и у короля»; ее пальцы уни­
заны кольцами. Она способна пленить всякого, кто ее увидит.
Далее следует описание свадьбы Мзды и Обмана, на которую
собралось множество людей: судебные заседатели и приставы,
26
торговые маклеры и шерифы, адвокаты, закупщики провианта,
продавцы съестных припасов. Читается дарственная грамота, в
самом тексте которой Ленгленд очень точно передает «канцеляр­
ский» стиль своей эпохи. Согласно этой грамоте Обман и Мзда по­
лучают право презирать бедность, клеветать, хвастать, лжесвиде­
тельствовать, злословить, браниться и нарушать десять заповедей.
Однако их свадьба не состоялась. Против нее выступает Теоло­
гия, и король предлагает Мзде выйти замуж за рыцаря Совесть,
который решительно возражает против этого. Появляется еще це­
лый ряд аллегорических фигур — Мир, Мудрость, Разум, Не­
правда.
Поэтическое мастерство Ленгленда с особой силой проявилось
в сцене исповеди семи смертных грехов: Гордости, Невоздержан­
ности, Зависти, Гнева, Жадности, Чревоугодия и Лености. Каж­
дая из этих фигур олицетворяет определенный порок и является
перед читателем в образе живого человека, облик которого очер­
чен ярко и убедительно. Вот, например, Зависть — бледная, слов­
но разбитая параличом, со впалыми щеками и раздувшимся от
гнева телом, кусающая губы и сжимающая кулаки.
Объединяющим является эпизод, посвященный поискам Прав­
ды. На поиски Правды по призыву Разума устремляются люди,
собравшиеся на поле. Но пути к ней они не знают, и никто не
может указать его, кроме простого землепашца Петра Пахаря.
Совесть и Здравый смысл открыли ему дорогу к жилищу Правды.
В поэме раскрывается мудрая в своей простоте мысль: лишь тот,
кто трудится, знает верный путь в жизни.
Аллегорическая условность в поэме Ленгленда, как и во многих
других произведениях средневекового искусства на поздней стадии
его развития, воплощена в поражающих своей реальностью обра­
зах. Отвлеченные понятия преломляются в жизненно правдивых,
вполне конкретных чертах. Символика образа не только не исключает
наглядности, но и органически сливается с ней. В своем исследова­
нии «Видение о Петре Пахаре» академик М.П.Алексеев связывает
эти особенности метода Ленгленда со средневековым мышлением.
Специфика мышления человека Средневековья — в «потребности
приписывать всякой абстрактной идее предметное бытие»1.
Д ж е ф ф р и Чосер
(Geoffrey Chaucer, 1 3 4 0 — 1 4 0 0 )
Поэтом, открывшим новые горизонты для дальнейшего разви­
тия английской литературы, был Джеффри Чосер. Творчество
Чосера, которого «считают отцом английского языка и основопо­
ложником реализма» (А.М.Горький), ознаменовало в истории
1
А л е к с е е в М.П. Из истории английской литературы. — М. ; Л., 1960. —
С. 16.
27
литературы Англии переход от эпохи Средневековья к Возрожде­
нию: оно несет в себе идеи гуманизма и вольномыслия, характер­
ные для приближающейся эпохи Возрождения, предвестником
которой этот писатель и выступил в английской литературе. Вос­
принимая традиции средневекового искусства, Чосер пересмат­
ривал и видоизменял их в соответствии со свойственным ему
широким взглядом на мир и человека. Для него был неприемлем
средневековый схематизм. Он утверждал за человеком право на
земное счастье, восхищался его умом и энергией, славил его на­
ходчивость и жизнелюбие. Для Чосера характерно чувство жизни в
любых формах ее проявления, постоянное стремление к жизнен­
ной правде. В связи с творческой эволюцией Чосера есть основа­
ния говорить о процессе формирования английского реализма.
Для Чосера каноны средневековой поэзии узки. Отходя от ал­
литерационного стиха, он разработал основы английского силла­
бо-тонического стихосложения. Чосеру было тесно в пределах су­
ществующих жанровых форм (аллегорическая и дидактическая поэма-«видение»), и, используя опыт современных ему итальянских
и французских писателей, он обогатил английскую литературу
новыми жанрами, внося в их разработку много самостоятельного
и оригинального (психологический роман в стихах, стихотворная
новелла, ода).
Чосер заложил основы сатирической традиции в литературе
Англии. Градации его смеха различны: от безобидной шутки и
лукавой насмешки до дерзких выпадов и" смелого обличения, от
остроумного намека до грубого комизма. Чосер умел быть изыс­
канно-галантным и прямолинейно откровенным. Знание жизни
позволило ему говорить о людях всю правду, изображать их поро­
ки и добродетели, высокие порывы и низкие помыслы.
Всеми своими корнями творчество Чосера было связано с нацио­
нальной жизнью Англии. Этим и объясняется то, что он писал
только по-английски, на лондонском диалекте, хотя превосходно
знал латинский, французский и итальянский языки. Чосер внес
крупный вклад в становление английского литературного языка.
Биография поэта помогает понять многое в его творчестве. Чо­
сер родился в Лондоне, в семье богатого виноторговца. В детстве
был определен ко двору на должность пажа. Он оказался в атмо­
сфере французского языка и французской культуры. Молодым че­
ловеком Чосер принял участие в двух походах на Францию. В пер­
вом из них (1359) он попал в плен к французам. Вернувшись в
Лондон, продолжил службу при дворе в качестве камердинера и
оруженосца.
Чосер увлекался литературой. В круг его чтения входили Верги­
лий, Гораций, Ювенал и Овидий, которого он особенно любил.
Он был знаком с латинскими сочинениями средневековых авто­
ров и читал современных французских поэтов. Начиная с 1370 г.
28
Чосер выполнял дипломатические поручения во Франции и Ита­
лии. Он окунулся в атмосферу жизни и культуры наиболее разви­
тых европейских стран того времени. В Италии Чосер побывал дваж­
ды. Произведения Данте, Боккаччо и Петрарки были ему хорошо
известны; их воздействие на творчество английского поэта оказа­
лось существенным.
Вернувшись на родину, Чосер получил должность таможенно­
го контролера в лондонском порту. Период 1374— 1386 гг. — са­
мый значительный в его творчестве. Работу таможенного надсмотр­
щика он сочетал с занятиями литературой. Периоды временного
благополучия сменялись в жизни Чосера неудачами и материаль­
ными неурядицами. Он знал богатство и бедность; был знаком с
жизнью не только королевского двора, но и обитателей бедных
подворий. Чосер занимал высокие должности, но придворные
интриги или неожиданная смерть влиятельного покровителя ли­
шали его и места, и жалованья. Он был судьей и членом парла­
мента, смотрителем королевских поместий и надсмотрщиком «ва­
лов, канав, сточных труб и мостов вдоль Темзы».
Погребен Чосер в Вестминстерском аббатстве. Его могила ста­
ла первой в созданном там впоследствии «Уголке поэтов».
Поэтическое наследие Чосера обширно и многообразно. Оно
включает произведения, тесно связанные с литературными тра­
дициями Средних веков. Чосеру принадлежит перевод на англий­
ский язык французского аллегорического «Романа о Розе» (The
Romaunt of the Rose) Гийома де Лорриса; в форме столь распро­
страненного в Средние века «видения» написаны его поэмы: «Кни­
га о герцогине» (The Book of the Duchesse, 1369), «Дом славы» (The
House of Fame, 1379— 1384), «Птичий парламент» (The Parlament
of Fowles, 1377— 1382). Содержание этих поэм связано с придвор­
ной жизнью. «Легенда о славных женщинах» (The Legend of Good
Women, 1385) повествует об истории несчастной любви знаме­
нитых женщин древности — Клеопатры, Дидоны, Ариадны и др.
Особенность этих произведений в том, что аллегории и символы
не затемняют в них реальной жизни.
Источником для создания поэмы «Троил и Хризеида» (Troilus and
Criseyde, 1372—1384) Чосеру послужила поэма Боккаччо «Филострато». Обратившись к форме романа в стихах, Чосер рассказывает
о любви сына Приама Троила к Хризеиде и об измене Хризеиды.
Развитие чувства передано во всей его сложности. Герои Чосера —
живые люди, а не условные фигуры, облаченные в античные оде­
яния; они думают и чувствуют так, как это было свойственно
современникам Чосера — англичанам XIV в. В этой поэме прояви­
лось присущее Чосеру мастерство создания характеров.
К творчеству Джованни Боккаччо Чосер обращался неодно­
кратно. Из произведений Боккаччо («Декамерон», поэма «Тезеида») он заимствовал сюжеты и образы и для своих «Кентерберий29
ских рассказов». Однако при сравнении Чосера с Боккаччо обнару­
живается существенное различие: в новеллах Боккаччо главное —
фабула, действие, а у Чосера основное заключается в характери­
стике персонажа. Боккаччо закладывает основы повествователь­
ного искусства эпохи Возрождения; творчество Чосера несет в
себе зачатки драматургического искусства.
Основным произведением Чосера, которое составило целую
эпоху в истории английской литературы и обозначило поворот­
ный момент в ее развитии, явились «Кентерберийские рассказы»
(The Canterbury Tales, 1387— 1400). Работать над ними Чосер на­
чал в середине 1380-х годов, но завершить свой замысел не успел.
Однако и в существующем виде книга обладает внутренней цель­
ностью. Чосер создал широкую и яркую картину современной ему
Англии, представив ее в галерее живых и полнокровных образов.
Книга открывается «Общим прологом», в котором обрисован
облик каждого из действующих лиц. Весенним днем в харчевне
«Табард» в Соуерке собрались паломники, отправляющиеся на
поклонение гробу святого Томаса Бекета в Кентербери. Это люди
из разных мест Англии, принадлежащие к разным сословиям. Здесь
рыцарь, монах, юрист, купец, студент, повар, мельник, капел­
лан, ткачиха из Бата и многие другие. В «Общем прологе» раскры­
вается композиционный принцип, используемый Чосером. Хозя­
ин харчевни Гарри Бейли предлагает богомольцам рассказывать
занимательные истории, чтобы скоротать путь в Кентербери и
обратно. Из этих рассказов, каждый из которых представляет со­
бой завершенную поэтическую новеллу, и состоит книга Чосера.
В данном случае Чосер использует композиционный принцип «Де­
камерона» Боккаччо, утвердившего в европейской литературе
прием сюжетного обрамления книги новелл. Однако нельзя не
заметить, что «Кентерберийским рассказам» свойственно более
органичное взаимодействие «рамочного повествования» с содер­
жанием рассказываемых паломниками новелл.
Большая часть новелл написана пятистопным ямбом и парнорифмованным двустишием с чередованием мужских и женских
рифм. Чосер первый применил этот стих в Англии, заимствовав
его из французской поэзии.
Галерея образов открывается портретом рыцаря, чей камзол
поизносился в многочисленных походах, «потерт кольчугой, про­
бит и залатан»; рыцарь воевал с сарацинами и язычниками, хо­
дил на Литву, брал Александрию. Здесь же рядом кряжистый,
бритоголовый йомен с лицом, опаленным солнцем и холодным
ветром; монах, любящий «охоту и богомолье — только не рабо­
ту»; он весь оплыл жиром, «проворные глаза запухли». Здесь ку­
пец, рассуждающий о том, «как получать и сберегать доходы»,
студент из Оксфорда, «обтрепанный, убогий, худой, измучен­
ный плохой дорогой».
30
Несколькими штрихами Чосер обрисовывает внешний вид каж­
дого из паломников, его костюм и повадки. Уже по этим лаконич­
ным замечаниям можно представить людей вполне определенной
эпохи, определенного социального слоя общества.
Чосер не жалеет красок при описании своих героев; вот порт­
рет мельника:
Лопатой борода его росла.
И рыжая, что лисий мех была.
А на носу из самой середины
На бородавке вырос пук щетины
Такого цвета, как в ушах свиньи;
Чернели ноздри, будто полыньи;
Дыханьем грудь натужно раздувалась,
И пасть, как устье печки, разевалась.
(Пер. И.Кашкина)
Весьма разнообразные по своему характеру новеллы сливаются
в единое поэтическое целое; возникает яркая, реалистически прав­
дивая картина английской действительности.
Эпоха раскрывается в облике представляющих ее людей, во
всем множестве деталей и подробностей бытового характера, в
беглых, но точных портретных характеристиках.
«Кентерберийские рассказы» передают атмосферу переломной
эпохи, современником которой был Чосер. Феодальный строй
изживал себя. Потрясения, пережитые Англией на протяжении
XIV в., заставляли задумываться над их причинами. В речах героев
Чосера звучат упоминания о насилии и произволе, о беззаконии
и корыстолюбии. Монахи-сборщики, приставы церковного суда и
викарии занимаются вымогательством. В рассказе пристава упоми­
нается о «венценосных гневливцах». Тираны и императоры в рас­
сказе эконома сравниваются с разбойниками. В проповеди «Бед­
ного священника» звучит призыв не забывать о том, что «господа
происходят из того же семени, что и рабы их... Та же смерть уно­
сит и раба, и господина». Эти слова перекликаются с проповедя­
ми Джона Болла и передают настроения народа. В этом отноше­
нии «Кентерберийские рассказы» близки «Видению о Петре Па­
харе» Ленгленда. Чосер отразил более высокий уровень самосо­
знания средневекового простолюдина. Если в поэме Ленгленда на­
дежды на торжество справедливости связаны с упованием на ми­
лость божью, то Чосер верил в земного человека и в «Кентерберийских рассказах» раскрыл богатство его натуры, прокладывая
своим творчеством путь к литературе эпохи Возрождения.
Эпоха Возрождения
В истории европейских стран переходная эпоха от Средневеко­
вья к Новому времени, к начальному периоду развития капита­
листических отношений
получила название эпоха Возрождения
или Ренессанса1. Это была эра великих научных открытий, обра­
зования национальных государств, развития городов, расцвета всех
видов искусств — литературы, живописи, музыки, архитектуры,
многих смелых морских путешествий и географических открытий.
В это время расширяются представления о мире, преодолевается
узость средневековых взглядов и происходит обращение к антич­
ности, возрождение ее культурных ценностей. Ученые и писатели
эпохи Возрождения воспринимали мыслителей и поэтов класси­
ческой древности как своих учителей. Античность с богатствами
ее культуры вдохновляла, была мерилом высоты духа и художе­
ственного совершенства, но не вытесняла из поля зрения деяте­
лей эпохи Возрождения проблемы современной им жизни.
Самым главным в культуре Возрождения был интерес к чело­
веку, вера в силу его мысли и воли, в его творческие возможно­
сти. Человек считался высшей ценностью. Деятели эпохи Возрож­
дения называли себя гуманистами, стремились содействовать бла­
годенствию людей. Духовная и телесная красота человека вопло­
щена на полотнах великих живописцев, в творениях скульпторов.
Таковы «Сикстинская мадонна» Рафаэля и «Джоконда» Леонардо
да Винчи, величественные богини и вместе с тем реальные жен­
щины на картинах Рубенса. Гуманисты эпохи Возрождения были
личностями многогранными, наделенными разными талантами.
Рафаэль известен не только как художник, но и как архитектор.
Леонардо да Винчи был художником, архитектором и скульпто­
ром.
Если в Италии начало эпохи Возрождения датируется XIV в.,
то в Англии Возрождение началось позднее, охватило конец XV—
XVI в., при этом процесс его развития происходил более интен­
сивно, чему содействовали идеи и деятельность европейских гу­
манистов (итальянцев Фр. Петрарки и Дж. Боккаччо, французов
Фр. Рабле, М.Монтеня и др.). Феодальная раздробленность была
уничтожена в связи с укреплением королевской власти и ликви­
дацией зависимости от папского Рима. В период правления короРенессанс
32
(от франц. Renaissanse) — Возрождение.
левы Елизаветы (1558— 1603) быстрыми темпами развивалась эко­
номика. Англия стала могущественной морской державой, раз­
громив испанский флот — «Непобедимую армаду».
Однако нарождавшиеся буржуазные порядки и укрепление зе­
мельного дворянства не улучшили, но осложнили положение кре­
стьян: начался процесс обезземеливания крестьян, огораживания
общинных земель, превращения их в пастбища и использования
для разведения овец, так как торговля шерстью приносила выго­
ду. Огораживание земель приводило к обнищанию крестьян, к
вынужденному переселению их в города или превращению в без­
домных бродяг. Недовольство народных масс вызывало восстания.
Одним из них было крупное крестьянское восстание 1549 г. под
руководством Роберта Кета.
С критикой социального положения в Англии выступил Томас
Mop (Thomas More, 1478—1535) — крупный политический дея­
тель во времена правления короля Генриха VIII. В 1516 г. вышла
написанная на латинском языке и переведенная на английский
язык в 1551 г. книга Мора «Утопия», положившая начало жанру
утопического романа в европейской литературе; ее полное назва­
ние — «Золотая книга, столь же полезная, как и приятная, о
наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии*»
(A fruteful and pleasant work of the best state of publiue weale, and of
the newe yle called Utopia). Книга построена в форме диалога меж­
ду автором, от лица которого ведется повествование, и вымыш­
ленным героем Гитлодеем, о котором говорится как о человеке,
много повидавшем во время совершенных им путешествий. В «Уто­
пии» критикуются порядки, установленные в Англии, им проти­
вопоставляется устройство жизни обитателей острова Утопия. Осуж­
дая частную собственность, Мор выступает сторонником коллек­
тивной собственности на землю, сторонником общественного
труда, установления равенства и устранения противоречий между
физическим и умственным трудом.
Ранний этап развития ренессансной культуры в Англии отме­
чен верой в свободное развитие человека, в его безграничные воз­
можности. В XVI в. период расцвета переживали английская по­
эзия, драматургия и театр. Величайшим поэтом и драматургом
эпохи Возрождения стал Уильям Шекспир, чье творчество завое­
вало мировую известность. Ему предшествовала плеяда англий­
ских поэтов и драматургов. Не случайно именно в это время веду­
щую роль в литературе играли лирические жанры, среди которых
одно из первых мест принадлежало сонету. Лирическая поэзия рас­
крывала внутренний мир человека, богатство его переживаний,
многообразие чувств, силу страстей; в ней передавалась глубина
философских раздумий о жизни, неутомимая работа мысли. В лиУ т о п и я (от лат. eutopos) — несуществующее место.
33
тературе позднего Возрождения, когда обнаружилась неразреши­
мость противоречий между личностью и тираническим режимом
абсолютистского государства, на первый план выдвинулись дра­
матические жанры, и прежде всего трагедия, с особой силой пе­
редающая глубину общественных коллизий эпохи, преломившихся
в судьбах людей.
В первой половине XVI в. значительный вклад в развитие анг­
лийской поэзии был внесен поэтами-гуманистами Томасом Уайетом (Thomas Wyatt, 1503— 1542) и Генри Говардом Сарри (Henry
Howard Surrey, 1517—1547). Они явились провозвестниками ренессансных веяний и реформаторами ритмической и метрической
структуры английской поэзии. Благодаря их творчеству англий­
ская поэзия поднялась на более высокий уровень, чем в предше­
ствующие эпохи, хотя и до XVI в. в английской литературе пре­
имущество принадлежало поэтическим жанрам. Уайет и Сарри обо­
гатили средства поэтического языка, что содействовало непо­
средственному выражению чувств. В творчестве каждого из них пер­
вое место принадлежит сонету.
Ввел форму сонета в английскую поэзию Т. Уайет. Он увлекал­
ся поэзией Фр. Петрарки, с которой познакомился во время сво­
ей поездки в Италию. Начав с переводов сонетов Фр. Петрарки на
английский язык, он и сам стал писать сонеты.
Жанр сонета имеет свои особенности. Сонет состоит из четыр­
надцати строк. Они делятся на четыре строфы: два четверостишия
(катрены) и два трехстишия (терцеты). Именно таково строение
сонетов Фр. Петрарки. В его сонетах первая строка катрена рифмуется
с третьей, вторая — с четвертой. Есть и второй вариант рифмовки:
первая строка с четвертой, вторая — с третьей. Обозначим это сле­
дующим образом: первый вариант рифмовки — abab abab, второй
вариант — abba abba. В терцетах тоже два варианта рифмовки: пер­
вый вариант — cdc dcd, второй — cde cde. Таково построение
итальянского сонета.
Приведем русский перевод текста одного из сонетов Фр. Пет­
рарки из цикла «На смерть мадонны Лауры»:
Где дивный лик? Увы! Где нежный взгляд?
Где легкие и стройные движенья?
Где речь, перед которой спесь — в смятенье,
А лиходей — раскаянию рад?
Где сладостнейший смех, скрывавший яд?
Грозящий смертью каждое мгновенье?
Где властный дух, чье иго — во спасенье,
Хоть поздно людям вынес он свой клад?
Дышу, горю по-прежнему лишь вами,
Затем, что вам служил я; если ж вас
Со мною нет, — то нет и злей страданья!
34
Я жил еще надеждой и мечтами,
Когда живой светильник мой угас
И ветер разметал мои признанья.
(Пер. Л.Эфроса)
В сонетах Уайета передано богатство человеческих чувств, их
многообразие, а часто и противоречивость. Так, например, в со­
нете «Описание противоречивых чувств влюбленного» (Description
of the Contrarious Passions in a Lover) передаются чувства радости,
веселья и вместе с тем — печали и отчаяния, которые переживает
лирический герой.
Г. Г. Сарри изменил форму итальянского сонета и порядок риф­
мовки строк: его сонеты состоят из трех катренов и завершающе­
го сонета двустишия. Рифмовка такова: abab cdcd efef gg. Введен­
ная Сарри форма сонета была использована У. Шекспиром и ста­
ла называться «английский сонет», а также «сонет шекспиров­
ского типа». Вот 130-й сонет У. Шекспира:
Ее глаза на звезды не похожи,
(а)
Нельзя уста кораллами назвать,
(Ь)
Не белоснежна плеч открытых кожа,
(а)
И черной проволокой вьется прядь.
(Ь)
С дамасской розой, алой или белой,
(с)
Нельзя сравнить оттенок этих щек.
(d)
А тело пахнет так, как пахнет тело,
(с)
Не как фиалки нежной лепесток.
(d)
Ты не найдешь в ней совершенных линий, (е)
Особенного света на челе.
(0
Не знаю я, как шествуют богини,
(е)
Но милая ступает по земле.
(0
Но все ж она уступит тем едва ли,
(g)
Кого в сравненьях пышных оболгали.
(g)
{Пер. С.Маршака)
Фр. Петрарка воспевал в своих сонетах Лауру; главная героиня
сонетов Сарри — Джеральдина (сборник «Описание и восхваление
его возлюбленной Джеральдины» — Description and Praise of His
Love Geraldine).
Известны сделанные Сарри переводы античных поэтов (поэма
Овидия «Энеида»). Сарри перевел «Энеиду» белым стихом, введя
тем самым белый стих в английскую поэзию. Это нововведение Сарри
было использовано К. Марло и У. Шекспиром в их трагедиях.
Крупные английские поэты второй половины XVI в. — Филип
Сидни (Philip Sidney, 1554—1586) и Эдмунд Спенсер (Edmund
Spenser, 1552— 1599). Оба они жили во времена У.Шекспира, но
их поэтические произведения появились несколько ранее сонетов
Шекспира. Цикл сонетов Сидни был опубликован в 1581 г. Он
35
назывался «Астрофея и Стелла» (Astrophel and Stella). В своих со­
нетах, отличающихся тонкостью передачи переживаемых лири­
ческим героем чувств, Сидни поведал о своей любви к Пенелопе
Девре, называемой в его стихах Стеллой. О значении поэзии Сид­
ни писал в трактате «Защита поэзии» (The Defence of Poesie, 1583).
Здесь же Сидни высказал свои суждения и о роли трагедии,
в которой изображение ужасного способно не только доставить
удовольствие, но и содействовать преодолению чувств страха и
отчаяния. В этом Сидни следовал за Аристотелем, писавшим в
«Поэтике» о катарсисе, т.е. о чувстве очищения, доставляемого
трагедией. К форме трактата Сидни обратился для выражения своих
эстетических взглядов, чему следовали английские поэты после­
дующих эпох (например, поэт XIX в. П. Б. Шелли, выступивший с
трактатом «Защита поэзии»). Сидни опирался не только на тради­
ции Фр. Петрарки, но и на творчество французских поэтов П. Ронсара (1524-1585) и Ж.Дю Белле (1522-1560).
Автором сонетов (цикл Amoretti), пасторальной поэмы «Ка­
лендарь пастуха» (Shepherd's Calender, 1579) и аллегорической
поэмы «Королева фей» (The Faerie Queen, 1596) был поэт Эдмунд
Спенсер (1552—1599), испытавший влияние как итальянской
(Фр. Петрарка), так и французской (Ж.Дю Белле) поэзии. Для
его стихов характерны изящество формы, темы любви и природы.
В поэме «Королева фей» звучат мотивы средневековых рыцарских
романов о короле Артуре и рыцарях Круглого стола, прославля­
ются их доблесть и добродетели. В образе королевы фей Глорианы
поэт воспевает королеву Елизавету. Сказочный мир фей и волшеб­
ников включает детали и приметы, характерные для современной
поэту действительности. Великолепны описания природы, а так­
же и поэтические повествования о рыцарских деяниях, о битвах с
драконами, с могучим чудовищем, победу над которыми одер­
живают герои-рыцари. Поэма Спенсера написана строфами, со­
стоящими из девяти строк; рифмовка каждой строфы такова:
ababbcbcc. Впоследствии к этой стихотворной форме, получившей
название «спенсерова строфа», обращались многие английские
поэты (в эпоху романтизма — Дж. Байрон, П. Б. Шелли, Дж. Ките).
Английские поэты-гуманисты XVI в. были членами литератур­
ного сообщества «Ареопаг». Благодаря их деятельности англий­
ская поэзия достигла больших высот.
В эпоху Возрождения период расцвета переживали английская
драматургия и театр. Крупнейшими драматургами-предшествен­
никами У.Шекспира, составившими группу, называвшуюся «уни­
верситетскими умами», были Роберт Грин (Robert Greene, 1558 —
1592), Томас Кид (Thomas Kyd, 1558—1594) и Кристофер Марло
(Christopher Marlowe, 1564—1593).
Роберт Грин писал памфлеты, пьесы и перекликающиеся со
средневековыми рыцарскими романами повести, для которых ха36
рактерны фантастические мотивы и образы. Сюжет его повести
(«Пандосто» — Pandosto, 1588) У.Шекспир обработал в своей
пьесе «Зимняя сказка». Самая известная из шести пьес Грина,
опубликованная после его смерти анонимно, — «Приятная коме­
дия о Джордже Грине, Векфильдском полевом стороже» (A pleasant
conceyed comedie of George Greene, the Pinner of Wakefield, 1599).
В этой пьесе с особой силой проявился демократизм Грина. Герой
пьесы — простой крестьянин (йомен), другом которого становится
легендарный Робин Гуд, совершает подвиг, принимая участие в
подавлении мятежа поднявшихся против короля феодалов. Грин
действует во имя интересов родины, но он отказывается принять
от короля рыцарское звание, гордясь тем, что он йомен. В пьесе
звучат слова полевого сторожа: «Ведь больше чести, коль свершает
подвиг простец, чем человек в высоком сане». Джордж Грин не
принимает королевскую награду за проявленную им доблесть. Важ­
ное значение имеют народные сцены в пьесе, передающие настрое­
ния крестьян и атмосферу эпохи.
Как автор «Испанской трагедии» (The Spanish Tragedy, 1589) в
историю английской литературы вошел Томас Кид. В отличие от
пьес Р.Грина, пронизанных лиризмом и завершающихся благо­
получной развязкой, трагедия Кида передает жестокость нравов,
наполнена сценами убийств и кровавой мести.
Кида считают автором несохранившейся пьесы «Гамлет», из­
вестной во времена У. Шекспира.
Непосредственным предшественником У. Шекспира был Кри­
стофер Марло, обратившийся в своих исторических хрониках и
трагедиях к проблемам национальной истории, завоевательным
войнам, деспотизму и борьбе с тиранами. Значение Марло — в
создании философско-психологической трагедии, написанной бе­
лым стихом, передающей глубину и сложность переживаний, по­
буждений и чувств героев. Самые известные произведения Мар­
ло — трагедии «Тамерлан Великий» (Tamburlaine the Great, 1587 —
1588), «Мальтийский еврей» (The Famous Tragedy of the Jew of Malta,
1590), близкая по своей форме к исторической хронике пьеса
«Эдуард II» (The Troublesome Reigne and Lamentable Death of Ed­
ward the Second, 1592), а также драма «Трагическая история док­
тора Фауста» (The Tragical History Dr. Faustus, 1589), написанная
на основе народной легенды о неутомимом в своем стремлении к
знанию Фаусте. Эта драма стала одним из источников «Фауста»
И.В.Гёте.
Значительна проблематика произведений Марло. Проблеме
борьбы за власть посвящена трагедия «Тамерлан Великий». Ее ге­
рой — известный в истории завоеватель Тимур, живший в XIV в.
Характер сильной личности раскрывается Марло с мастерством.
Скифский пастух, достигший могущества благодаря уму, силе воли
и смелости, предстает как титаническая фигура. Тамерлан ведет
37
войны, одержимый стремлением завоевать всю Азию, а затем и
весь мир. Он сметает на своем пути все препятствия, убивает каж­
дого, не желающего покоряться его воле. Одной из жертв Тамер­
лана становится его сын; жертвы его жестокости — тысячи людей.
Он руководствуется в своих действиях принципом: «Коль я погиб­
ну, пусть погибнет мир!» Завоевывая все новые и новые земли,
Тамерлан проявляет себя как тиран и деспот. Ему противостоят
истинные герои, люди, вступающие в битвы ради защиты роди­
ны, осуждающие завоевателя и тирана. Сам Тамерлан, ослеплен­
ный своими победами, мнит себя богом; окружающие считают
его чудовищем. Марло развивает идею о том, что для натуры, ли­
шенной благородства, безбрежность свободы пагубна.
Актуальность темы войны диктовалась современной драматур­
гу действительностью: Англия вела войну с Испанией.
Проблемы власти и форм правления решаются К. Марло и в
других его пьесах. Его интересует вопрос о том, какими путями
сильная личность добивается власти, чем руководствуется поли­
тик в своей деятельности. В трактовке этих проблем Марло прини­
мает во внимание идеи итальянского мыслителя Никколо Маки­
авелли, автора трактата «Государь» (1532), хорошо известного по­
литикам периода Возрождения. Исследуя механизм правления силь­
ного политика, Макиавелли писал о том, что правитель во всем
руководствуется своими индивидуалистическими интересами, но
отнюдь не моральными принципами. Понятие «макиавеллизм»
стало восприниматься как оправдание аморализма стремящейся к
власти сильной личности. В пьесах Марло макиавеллизм осуждает­
ся. В трагедии «Эдуард II» действует лорд Мортимер, поднимаю­
щий баронов на борьбу с королем Эдуардом. Его цель — стать
регентом при молодом наследнике короля и тем самым прибли­
зиться к власти. Мортимер становится любовником королевы, что
также помогает ему в продвижении к желанной цели. И все же
планы Мортимера не осуществляются. Пришедший к власти мо­
лодой король обладает сильным характером и не желает иметь
рядом с собой убийцу отца. Мортимера казнят, королеву Изабел­
лу заточают в Тауэр. Образ Ричарда III в одноименной историче­
ской хронике У.Шекспира во многом близоксозданному К.Мар­
ло образу Мортимера.
Литературное наследие предшественников во многом подгото­
вило творчество самого великого драматурга Англии У. Шекспира.
Уильям Шекспир
(William Shakespeare, 1 5 6 4 — 1 6 1 6 )
Шекспир живет в веках как драматург и поэт. В его произведе­
ниях отражены величие и трагизм эпохи, сила страстей, страда­
ния и радости людей, их доблесть и мужество, пороки и слабости,
38
надежды и их крушение. Шекспир был человеком эпохи Возрож­
дения и остался великим поэтом на все времена. Как человека
Ренессанса его характеризуют свободомыслие, вера в свои силы и
разум, стремление к созидательной творческой деятельности,
новые взгляды на человека и общество. Уильям Шекспир обла­
дал, по словам А.И.Герцена, «глубиной понимания жизни, дей­
ствительно, беспредельной».
Шекспир принадлежал к числу тех писателей, которые «были
одарены так богато природою, что умели как бы по инстинкту
приблизиться к естественным понятиям и стремлениям, которые
только еще искали современные им философы с помощью стро­
гой науки. Мало того: истины, которые философы только пред­
угадывали в теории, гениальные писатели умели схватывать в жиз­
ни и изображать в действии.
Таким образом, служа полнейшими представителями высшей
ступени человеческого сознания в определенную эпоху и с этой
высоты обозревая жизнь людей и природы, рисуя ее перед нами,
они возвышались над служебною ролью литературы и станови­
лись в ряд исторических деятелей, способствовавших человече­
ству в яснейшем сознании его живых сил и естественных наклон­
ностей. Таков был Шекспир»1.
Шекспир жил на рубеже XVI —XVII вв. «...Не случайно Шекс­
пир явился в Англии, — писал В.Г.Белинский, — а не в другом
каком государстве: нигде элементы государственной жизни не были
в такой борьбе между собою, как в Англии»2. Нигде сложные про­
тиворечия и контрасты жизни не проявились так рано и очевидно.
На всем протяжении XV—XVI вв. в Англии велась борьба за власть,
не прекращаясь и в период правления Елизаветы.
У. Шекспир был гениальной личностью, но высказывались суж­
дения, согласно которым он не мог быть автором произведений,
подписанных его именем, поскольку поверить, что один чело­
век, к тому же простого происхождения и без достаточного обра­
зования, мог создать столь глубокие по содержанию и великолеп­
ные в художественном отношении сонеты и пьесы, трудно. Выска­
зывались мнения, что создателем их могли быть другие лица, жив­
шие во времена Шекспира: английский философ Фрэнсис Бэкон
или же люди высокого звания и блестящего образования, как гра­
фы Рэтленд, Дерби, Оксфорд. Среди возможных авторов пьес,
приписываемых Шекспиру, называлось также имя Кристофера
Марло. В нашей стране подобные взгляды поддерживались
В.М.фриче и И.А.Аксеновым, который считал, что Шекспир
сам не писал, а лишь редактировал пьесы. В современной Англии,
1
Д о б р о л ю б о в Н.А. Избранные философские произведения. — М., 1948. —
Т. 2 . - С . 458-459.
2
Б е л и н с к и й В. Г. Полное собрание сочинений : в 13 т. — М., 1954. —
Т. 5. - С. 496.
39
как и в других странах, подобные утверждения признаются несо­
стоятельными1.
О произведениях Шекспира написано множество работ, но о
жизни его известно мало, что и открывает путь к всевозможным
домыслам.
У.Шекспир родился 23 апреля 1564 г. и умер 23 апреля 1616 г.
Место рождения и смерти великого драматурга — город Стрэд­
форд на реке Эйвон, в самом сердце Англии, среди лесов и долин
Уорвикшира. Его предки занимались хлебопашеством, а отец —
Джон Шекспир — торговлей; он преуспел в своем деле, завоевал
уважение сограждан, избирался в городской совет, а затем стал
помощником шерифа, высокого должностного лица в графствах
Англии. Помощники шерифа были высшими должностными ли­
цами в городах графства.
У.Шекспир обучался в грамматической школе Стрэдфорда,
считавшейся лучшим учебным заведением того времени. Здесь он
изучал латынь и греческий язык, литературу и историю. Некото­
рое время он и сам был младшим учителем в местной школе.
В восемнадцать лет он женился на дочери фермера Анне Хетуэй;
у них было трое детей — две дочери и сын Гамнет, умерший в
детстве. В 1687 г. Шекспир покинул Стрэдфорд и отправился в
Лондон. Он играл на сцене, но как актер успеха не имел. С 1593 г.
Шекспир работал в театре Бербеджа: играл небольшие роли, был
режиссером, писал пьесы для театра. Его рукописи становились
театральной собственностью. Известно, что выходили «пиратские
издания», текст которых представлял собой подделки под пьесы
Шекспира, и тогда Уильяму приходилось под натиском близких
друзей публиковать подлинный текст, хотя при жизни из всего
написанного им Шекспир опубликовал лишь половину (18 пьес
из 37 и сонеты).
Рукописи пьес, хранившиеся в театре «Глобус», сгорели во
время пожара в 1613 г. В 1623 г. (уже после смерти Шекспира) его
друзья-актеры опубликовали в одном томе сонеты и прижизнен­
ные издания пьес Шекспира (историки литературы это издание
1623 г. называют «фолио» — по формату сложенного пополам ти­
пографского листа; прижизненные издания назывались «кварто»:
четверть печатного листа).
В самом конце 1590-х годов Шекспир стал совладельцем театра
«Глобус». Его пьесы пользовались любовью зрителей, у него име­
лось много друзей среди людей разных сословий. Он был знаком с
актерами, драматургами, художниками, поэтами, был принят в
1
В 1997 г. в России была опубликована книга И. М. Гилилова «Игра об Уиль­
яме Шекспире», в которой вновь опровергается авторство Шекспира. Концеп­
ция И. М. Гилилова подверглась обстоятельной критике и не признана обосно­
ванной в книге Н.И.Балашова.
40
кругу знатных по происхождению и прекрасно образованных моло­
дых людей. Шекспир изучал французский и итальянский языки,
много читал. Его интересовали труды по истории, философии,
естественным наукам. Он размышлял над загадками и законами
бытия, природы и общества, над вечными вопросами о смысле
жизни, о добре и зле, о власти и путях ее достижения, о любви,
о преступлении и возмездии. Идеи великих умов прошлого были
созвучны Шекспиру в плане общегуманистических исканий, но,
обращаясь к нравственным и политическим проблемам, он трак­
товал их по-своему, исходя из своих наблюдений над современ­
ностью. Он обращался к истории, ища ответы на вопросы своего
времени.
Живя в Лондоне, Шекспир не забывал Стрэдфорд и свою се­
мью. Когда у него появились деньги, он купил большой дом в
родном городе и выхлопотал для отца дворянское звание. Был
заказан семейный герб с изображением щита, пересеченного ко­
пьем, на котором сидел сокол, держащий другое копье. Это изоб­
ражение соответствовало значению фамилии — Шекспир; по-анг­
лийски — «потрясающий копьем».
После смерти королевы Елизаветы (1603) положение анг­
лийских театров изменилось: каждый театр стал находиться в
услужении того или иного знатного лица. Театр «Глобус» и его
актеры стали «слугами короля». Тем самым и Шекспир стано­
вился драматургом придворного театра. В 1612 г. Шекспир поки­
нул Лондон и вернулся в Стрэдфорд. Он завещал похоронить
себя на родине. Прах Уильяма Шекспира покоится в приходской
церкви Стрэдфорда. На могиле — памятник: высеченная из кам­
ня фигура Шекспира по пояс. В одной руке — перо, другой он
поддерживает лист, на котором пишет. На могильном камне над­
пись:
Добрый друг, ради Иисуса берегись
Тревожить погребенный здесь прах:
Благословен будет пощадивший эти камни
И проклят тот, кто тревожит эти кости.
Великие писатели Англии погребены в Вестминстерском собо­
ре, в «Уголке поэтов», в Лондоне. Прах величайшего поэта Шекс­
пира покоится на берегах Эйвона.
Литературное наследие Шекспира включает 154 сонета, две
поэмы («Венера и Адонис» и «Лукреция»), исторические хрони­
ки, комедии и трагедии (всего 37 пьес). Творческий путь Шекспи­
ра делится на три периода.
В первый период (1590-е годы) написаны сонеты и поэмы,
исторические хроники (кроме хроники «Генрих VIII», созданной
в 1613 г.), многие комедии и три трагедии — «Ромео и Джульет­
та», «Тит Андроник» и «Юлий Цезарь».
41
Во второй период (1601 — 1608) были созданы великие траге­
дии Шекспира: «Гамлет», «Отелло», «Король Лир» и «Макбет», а
также «Антоний и Клеопатра», «Кориолан», «Тимон Афинский».
В это время написаны комедии «Троил и Крессида», «Мера за
меру», однако в них в отличие от светлых и жизнерадостных ко­
медий первого периода проявляются трагический отблеск и сати­
рическое начало.
В третий период (1608— 1612) созданы трагикомедии «Перикл»,
«Цимбелин», «Зимняя сказка», «Буря»; их характерная особен­
ность — аллегоризм и фантастика.
П е р в ы й п е р и о д т в о р ч е с т в а . Сонеты Шекспира. Соне­
ты Шекспира — вершина английской лирической поэзии эпохи
Возрождения. По своей философской глубине и драматизму чувств
они занимают выдающееся место в мировой поэзии.
Точная датировка каждого сонета не известна, но установле­
но, что все они написаны в 1592—1598 гг. и опубликованы от­
дельной книгой в 1609 г.
Английский поэт-романтик У. Вордсворт считал, что сонеты
Шекспира — это ключ, которым он раскрыл свое сердце. Однако
считать сонеты достоверным источником сведений о жизни Шек­
спира вряд ли возможно. Их значение в другом: в них раскрыты
духовное богатство и красота человека Ренессанса, величие и тра­
гизм его существования. Этому посвящен 146-й сонет. В нем воспе­
вается человек, который благодаря своим духовным поискам и
неустанному творческому горению способен обрести бессмертие.
Таким человеком и является лирический герой Шекспира. Его
образом объединены все 154 сонета. Лирический герой воспевает
свою преданную дружбу с замечательным юношей и свою пыл­
кую любовь к «смуглой леди» (the Dark Lady of Sonnets). Рассмат­
риваемые в их совокупности, сонеты Шекспира представляют
собой цикл, структура которого определена характером и дина­
микой чувств лирического героя. Сто двадцать шесть сонетов (с 1-го
по 126-й) посвящены прекрасному юноше, прославлению его
достоинств; двадцать шесть (со 127-го по 152-й) адресованы «смуг­
лой леди», любовь к которой приносит герою радость и мучения.
В двух последних сонетах (в 153-м и 154-м) говорится о всепобеж­
дающей силе любви.
Сонеты были созданы в те же годы, когда были написаны
комедии, исторические хроники и ранние трагедии; они связа­
ны с драматургией Шекспира. В них выражена идея торжества
жизни и любви, превратности чувств, передана лирическая сти­
хия, столь характерная для комедий; в сонетах проявился свой­
ственный трагедиям и историческим хроникам гуманистический
интерес к личности, этический пафос; в них ставятся философ­
ские проблемы бытия, звучат глубокодраматические, а подчас и
трагические мотивы, возникает образ мира, в котором доверие
42
и благородство приходят в столкновение с жестокостью и ко­
рыстью. Поэт размышляет над неблагополучием в жизни обще­
ства и неустроенностью мира. В идейно-художественной системе
сонетов преломляются проблемы эпохи. Лирический герой жи­
вет напряженной внутренней жизнью, его переживания сложны
и многогранны, мир его чувств богат, но он не замыкается на
себе. Душа его открыта жизни. Несправедливости противопостав­
ляются непреходящие ценности — дружба, любовь, искусство.
Сонеты Шекспира — это поэтический комментарий эпохи. Рас­
сказывая о жизни сердца, поэт осуждает лицемерие и жесто­
кость общества.
Среди сонетов, развивающих важные общественные идеи, вы­
деляется 66-й сонет. Это гневное обличение коварства и подло­
сти, торжествующего зла и несправедливости. В лапидарных фра­
зах названы язвы, разъедающие общество, в котором «мается бед­
няк» и «шутя живется богачу», где «наглость лезет в свет и честь
девичья катится ко дну», где «мысли замкнут рот, и разум сносит
глупости хулу». Картина зла открывается перед героем, и он при­
зывает смерть: «Измучась всем, я умереть хочу». Эта мысль, выра­
женная в первой, ключевой строке сонета, обосновывается даль­
нейшим перечислением пороков, отравляющих жизнь человека.
Драматизм переживаний передан в самом строении фраз, пред­
ставляющих собой антитезу, воспроизводящую реальные проти­
воречия: «видеть мощь у немощи в плену», «доброта прислужива­
ет злу», «прямодушие простотой слывет».
Лирический трагизм сонетов получит развитие в трагедиях
Шекспира. Так, 66-й сонет в миниатюре представляет собой тра­
гическую ситуацию, которая будет развернута в «Гамлете».
127-й сонет предвосхищает трагическую тему «Отелло»:
Когда-то не считался черный цвет
Красивым даже в женщине прекрасной.
Красавиц смуглых ныне полон свет —
К чему же унижать красу напрасно?
{Пер. А. Финкеля)
В сонете утверждается мысль о том, что прекрасно все есте­
ственное.
Многообразные связи душевного мира лирического героя с
различными сторонами общественного бытия подчеркнуты в со­
нетах метафорическими образами, основанными на политических,
экономических, юридических, военных понятиях. Различные фор­
мы проявления любви сопоставляются с социально-политиче­
скими отношениями. Так, в 26-м сонете появляются понятия вас­
сальной зависимости (vassalage) и посольских обязанностей
(ambassage). Герой сравнивает себя с верным королю вассалом, а
свое письмо — с посольским посланием:
43
Покорный данник, верный королю,
Я, движимый почтительной любовью,
К тебе посольство письменное шлю,
Лишенное красот и острословья.
{Пер. С.Маршака)
В 46-м сонете встречаются юридические понятия и соот­
ветствующие им термины: «ответчик отвергает иск» (the defen­
dant doth that plea deny). В 10-м сонете возникает образ, навеян­
ный понятиями экономики: любовь сопоставляется с арендой
(the lease of my true love). Во 2-м сонете используется военная
терминология: движение времени сопоставляется с осадой, по­
являющиеся в старости морщины — с глубоко прорытыми тран­
шеями.
Во всех сонетах звучит тема любви. Ее вариации поражают бо­
гатством. Любовь пробуждает в герое способность особенно остро
и сильно чувствовать, воспринимать жизнь во всей ее полноте.
Любовь — источник силы и счастья. Она воспевается в сонетах как
величайший дар жизни:
С твоей любовью, с памятью о ней
Всех королей на свете я сильней.
(Сонет 29. Пер. С. Маршака)
Любовь многолика. Она дарит не только радость и силу: «лю­
бовь хитра, нужны ей слез ручьи»; она может быть жестокой и
коварной:
Любовь — недуг. Моя душа больна
Томительной, неутомимой жаждой.
Того же яда требует она,
Который отравил ее однажды.
(Сонет 147. Пер. С.Маршака)
В сонетах передано богатство чувств, переживаемых влюблен­
ным: радость, надежда, восторг, восхищение, страсть, отчаяние,
грусть, боль, тоска, ревность и вновь надежда, счастье и ликова­
ние.
Важное место в сонетах принадлежит теме времени, смены
поколений, неотвратимости старости. Обращаясь к другу, лири­
ческий герой советует ему жениться и иметь детей. Жизнь, про­
долженная в детях, победит смерть. Нельзя ограничивать жизнь
только своей судьбой, нельзя присваивать себе то, что природа
«дает тебе для передачи». Природа требует обновления, ничто не
может и не должно стоять на месте. Грядущее заключено в сегод­
няшнем дне, о будущем следует думать в настоящем: «Пускай с
годами стынущая кровь в наследнике твоем пылает вновь!» (Со­
нет 2. Пер. С. Маршака).
44
И все же движение времени неотвратимо, оно сметает на сво­
ем пути все преграды и, неся обновление, приближает смерть.
Эта тема звучит в 64-м сонете:
Мы видели, как времени рука
Срывает все, во что рядится время,
И сносят башню гордую века
И рушит медь тысячелетий бремя.
{Пер. С.Маршака)
Силе времени противопоставлено бессмертие искусства. Оно
переживает века, сохраняет память о людях, воспетых поэтом, и
образ самого поэта:
Замшелый мрамор царственных могил
Исчезнет раньше этих веских слов,
В которых я твой образ сохранил.
К ним не пристанет пыль и грязь веков.
Пусть опрокинет статуи война,
Мятеж развеет каменщиков труд,
Но врезанные в память письмена
Бегущие столетья не сотрут.
(Сонет 55. Пер. С. Маршака)
Свое бессмертие человек обретает в творчестве. Поэт продол­
жает жить в стихах. Об этом — 74-й сонет Шекспира:
Когда меня отправят под арест
Без выкупа, залога и отсрочки,
Не глыба камня, не могильный крест —
Мне памятником будут эти строчки.
{Пер. С.Маршака)
В сонетах Шекспира утверждается эстетический идеал их твор­
ца. Красота и истина для него неразделимы.
«В любви и слове — правда мой завет» {21-й сонет). В этих сло­
вах выражено кредо поэта. Шекспир противопоставляет себя тем,
кто приукрашивает жизнь, изображает возлюбленную неземным
существом. Для Шекспира красота — в самой действительности:
Не соревнуюсь я с творцами од,
Которые раскрашенным богиням
В подарок преподносят небосвод
Со всей землей и океаном синим.
(Сонет 21. Пер. С. Маршака)
В знаменитом 130-м сонете создан портрет «смуглой леди».
Шекспир отказывается от манерных сравнений и «украшенья
строф», он стремится к иному: к созданию образа реальной жен­
щины и достигает желаемого:
45
Ее глаза на звезды не похожи,
Нельзя уста кораллами назвать,
Не белоснежна плеч открытых кожа,
И черной проволокой вьется прядь.
С дамасской розой, алой или белой,
Нельзя сравнить оттенок этих щек.
А тело пахнет так, как пахнет тело,
Не как фиалки нежный лепесток.
{Пер. С. Маршака)
Народная основа поэтической образности Шекспира прояв­
ляется в будничных сценах. Так, в 143-м сонете тема разлуки с
любимой передана в нарочито приземленном плане (хозяйка,
гоняющаяся за убегающим петухом, сопоставляется с поэтом,
оставленным возлюбленной, что не мешает завершить сонет сло­
вами: «Скорей мечту крылатую лови и возвратись к покинутой
любви»).
Образный строй и звучание стихов Шекспира близки музыке;
поэтический образ родствен также образу живописному. Шекспир
опирается на открытый художниками Ренессанса закон перспек­
тивы. 24-й сонет начинается словами:
Мой глаз гравером стал и образ твой
Запечатлел в груди моей правдиво.
С тех пор служу я рамою живой,
А лучшее в искусстве — перспектива.
(Пер. С.Маршака)
Присущее творцу сонетов чувство перспективы было способом
выражения многомерности реальной жизни, человеческой инди­
видуальности и динамики бытия. В сонетах Шекспира, во всем его
творчестве раскрывается непреходящая ценность человеческой
индивидуальности и жизни в ее непрестанном развитии.
На русский язык сонеты Шекспира переводили многие поэты:
И.А. Мамуна, В. Г. Бенедиктов, К. И.Фофанов, Т.Л. Щепкина-Куперник, В.Я.Брюсов, Б.Л.Пастернак, О.Б.Румер, А.И.Федоров,
В. Э. Орел и др. Во всей полноте цикл шекспировских сонетов пе­
ревели: Н.В.Гербель (1880), М.И.Чайковский (1914), С.Я.Мар­
шак (1948), А.М.Финкель (1976).
Исторические хроники Шекспира. В исторических хрониках
Шекспир обратился к изображению событий национальной исто­
рии и созданию образов реальных лиц, что отвечает особенно­
стям данного жанра.
Шекспиром созданы десять исторических хроник:
«Генрих VI. Часть первая» (The First part of King Henry VI, 1590 —
1592);
«Генрих VI. Часть вторая» (The Second part of King Henry VI,
1590-1592);
46
«Генрих VI. Часть третья» (The Third part of King Henry VI, 1590 —
1592);
«Ричард III» (The Tragedy of King Richard III, 1592- 1593);
«Ричард II» (The Tragedy of King Richard II, 1 5 9 5 - 1597);
«Король Иоанн» (The Life and Death of King John, 1595— 1597);
«Генрих IV. Часть первая» (The First part of King Henry IV, 1597 —
1598);
«Генрих IV. Часть вторая» (The Second part of King Henry IV,
1597-1598);
«Генрих V» (The Life of King Henry V, 1598- 1599);
«Генрих VIII» (The Famous History of the Life of King Henry
VIII, 1612-1613).
В исторических хрониках изображены острые конфликты и тра­
гические противоречия в жизни человека и общества. События
национальной истории и реальные персонажи не исключают ху­
дожественного домысла. Обращение Шекспира к форме хроники
было обусловлено стремлением через прошлое лучше понять и
глубже раскрыть противоречия современной ему английской дей­
ствительности.
Тема народного возмущения прозвучала в хронике «Генрих IV»,
где изображено народное восстание 1450 г. под руководством Джона
Кэда. В первой и второй частях хроники «Генрих IV» важная роль
принадлежит образу принца Гарри, который станет в будущем
королем Генрихом V. Шекспир изображает его как беспечно весе­
лящегося беспутного малого, совершающего всевозможные про­
делки в обществе своего приятеля Фальстафа. Гарри беспечен, но
нравственно чист. Представляя принца Гарри прекрасным юно­
шей, Шекспир идеализирует его, что объясняется верой драма­
турга в прогрессивность абсолютной монархии. В образе Гарри
Шекспир воплотил свои представления о достойном правителе
государства. Гарри смел и отважен в бою, общителен и добр,
серьезно раздумывает о том, как следует управлять страной; он
весел и жизнелюбив. Люди любят принца Гарри, он близок им.
Не менее значителен и комический по своему характеру образ
приятеля принца — воина Фальстафа. Образ Фальстафа органи­
чески вписан в трагический художественный мир шекспировских
хроник и представляет комедийный мир драматургии Шекспира.
В исторических хрониках «Генрих IV» и «Генрих V» реалисти­
чески изображен так называемый «фальстафовский фон», созда­
на правдивая картина жизни народа, низших слоев общества,
возникают образы крестьян и солдат, образы слуг и торговцев.
Принц Гарри и Фальстаф общаются с простым людом на город­
ских улицах и площадях, в кабаках, где царит веселье и ведутся
беседы на важные темы, обсуждаются проблемы, волновавшие и
современников Шекспира. Образ Фальстафа появляется и в неко­
торых комедиях Шекспира.
47
Проблема власти не утрачивала своего значения в шекспиров­
скую эпоху. В хрониках исторические события и поступки действу­
ющих лиц Шекспир трактует в соответствии со своим понимани­
ем происходящего, в соответствии со взглядами и этическими
принципами человека эпохи Возрождения, хотя сюжеты хроник,
как и трагедий, он заимствовал из хорошо известных ему «Хро­
ник Англии, Шотландии и Ирландии» Р.Холиншеда.
Война Алой и Белой розы, во время которой шла борьба меж­
ду феодальными кланами Йорков и Ланкастеров, изображена в
трилогии о Генрихе VI. Здесь Шекспир защищает идею сильной
королевской власти, способной покончить с феодальными вой­
нами. Генрих VI не проявляет себя как сильный правитель. Он
даже готов сам отказаться от короны. В финале трилогии о Генри­
хе VI появляется фигура Ричарда Глостера, который становится
королем Ричардом III и главным героем исторической хроники
Шекспира «Ричард III».
Ричард — антипод Генриха VI. Он — тиран и деспот, пришед­
ший к власти путем злодеяний. Он дерзок, жесток и честолюбив.
Его титаническая сила служит злу, его тираническая форма прав­
ления, основанная на принципах макиавеллизма, осуждается
Шекспиром. Суть личности Ричарда как человека и как политика
раскрыта с большой впечатляющей силой. Ричард жесток и лице­
мерен, умен и хитер; он лишен совести и руководствуется в своих
поступках личными интересами и выгодой. Говоря о благе ближ­
них, клянясь в любви, он умеет воздействовать на людей, сам
прекрасно сознает свое коварство и лицемерие, разрабатывает план
интриг и злодеяний. Все действия Ричарда обоснованы автором
психологически. Ричард добивается желаемого, становится коро­
лем, но в конечном счете терпит крах и как человек, и как поли­
тик. Путь преступлений не помог ему укрепить и сохранить власть.
Перед смертью он осуждает себя за совершенные преступления,
понимает, что это и стало причиной его одиночества. Войска
Ричарда отступают под натиском сил Ричмонда, сам он убит в
схватке с противником. Вот выдержки из последнего монолога
Ричарда III:
О совесть робкая, как мучишь ты!
Я клятвы нарушал — как много раз!
Я счет убийствам страшным потерял.
Грехи мои — чернее нет грехов —
В суде толпятся и кричат: «Виновен!»
Отчаянье! Никто меня не любит.
Никто, когда умру, не пожалеет.
Как им жалеть, когда в самом себе
К себе я жалости не нахожу?
Казалось мне, все души мной убитых
48
Сошлись в шатер и каждый звал на утро
Возмездие на голову мою.
{Пер. А.Радловой)
Характеру Ричарда присуща титаническая сила. В. Г. Белинский
писал о созданном Шекспиром образе: «Трагическое лицо непре­
менно должно возбуждать к себе участие. Сам Ричард III — это
чудовище злодейства, возбуждает к себе участие исполинскою
мощью духа»1.
В хронике «Ричард III» звучит тема краха индивидуализма, ги­
бели человеческой личности, наделенной неисчерпаемыми сила­
ми и большими возможностями. «"Ричард III", — писал исследо­
ватель творчества Шекспира А.А.Смирнов, — по жанру — пере­
ход от хроники к трагедии. Образ Ричарда — подготовка образов
Яго, Эдмунда, Макбета, как и сама пьеса во многих отношениях —
подготовка будущих "великих трагедий" Шекспира»2.
Трагедии Шекспира. «Ромео и Джульетта» (Romeo and Juliet,
1595) — самая ранняя, созданная в первый период творчества
Шекспира трагедия, которая отличается светлым и в целом опти­
мистическим колоритом, сближающим ее с сонетами Шекспира.
«Ромео и Джульетту» называют иногда «сонетной трагедией». Две
основные темы этой трагедии — тема любви и тема вражды. Кон­
фликт порожден столкновением отживающих свой век феодаль­
ных предрассудков с утверждающимися гуманистическими прин­
ципами эпохи Ренессанса. Родовая вражда семейств Монтекки и
Капулетти становится причиной гибели их детей — любящих друг
друга Ромео и Джульетты. Распря между семьями уносит жизнь и
других молодых людей — Тибальта и Меркуцио. Ни герцог, ни
горожане не могут остановить эту вражду. Ценой жизни Ромео и
Джульетты заплачено за достигнутое после их смерти прими­
рение.
Сюжет трагедии перекликается с мифом о Пираме и Фисбе,
использованном поэтом античности Овидием в «Метаморфозах».
Шекспиру была известна и появившаяся в 1562 г. поэма англича­
нина Артура Брука «Ромео и Джульетта», в которой рассказыва­
лось о гибели влюбленных. Опираясь на знакомые сюжеты, Шекс­
пир создал свое оригинальное по глубине идеи и художествен­
ному мастерству произведение. Он воспел искренность, силу и
чистоту любви, свободной от отживших свой век предрассудков.
«Пафос шекспировской драмы "Ромео и Джульетта", — писал
В.Г.Белинский, — составляет идея любви, и потому пламенны­
ми волнами, сверкающими ярким светом звезд, льются из уст
1
Б е л и н с к и й В. Г. Полное собрание сочинений : в 13 т. — М., 1955. —
Т. 7. - С. 534.
2
С м и р н о в А.А. Ричард III / / Шекспир У. Полное собрание сочинений :
в 8 т . - М . , 1957.-Т. 1 . - С . 612.
49
любовников восторженные патетические речи... Это пафос любви,
потому что в лирических монологах Ромео и Джульетты видно не
только любование друг другом, но и торжественное, гордое, ис­
полненное упоения признание любви как божественного чувства»1.
Трагедия завершается утверждением красоты и силы любви,
побеждающей вражду. Любовь к Джульетте осветила жизнь Ромео,
сделала его мужественным, смелым и сильным. В любви к Ромео
заключен весь смысл жизни Джульетты. Для нее любовь стала
подвигом, дала ей силу бросить вызов законам кровной мести,
вековой распре и вражде двух семей. Образы Ромео и Джульетты
А.С.Пушкин назвал «очаровательными созданиями шекспиров­
ской грации».
К раннему периоду творчества Шекспира принадлежит траге­
дия «Юлий Цезарь» (Julius Caesar, 1599), при создании которой
был использован труд Плутарха «Сравнительные жизнеописания».
В «Юлии Цезаре» Шекспир вновь обратился к проблеме власти и
фигуре политического деятеля, к соотношению его взглядов и его
деятельности. В эпоху Шекспира, когда абсолютистская власть
сменяла самовластие феодалов, обращение к истории Рима вре­
мен перехода от республиканского правления к режиму едино­
властия было актуальным. Шекспир развивал в своей трагедии
идею о том, что сила единовластного правления — это требова­
ние времени и отвечает интересам целостности государства. На­
род не поддерживает Брута, стремившегося убедить граждан
в преимуществе республиканского правления. В трагедии «Юлий
Цезарь» именно народ и является главной действующей силой.
В ключевой сцене спора республиканцев и цезарианцев народ ста­
новится на сторону цезарианца Марка Антония.
Комедии Шекспира. В первый период творчества наряду с соне­
тами, историческими хрониками и трагедиями Шекспир создал
целый ряд комедий, герои которых, преодолевая возникающие
на их жизненном пути сложности, с присущим им оптимизмом
строят свое счастье, чем утверждается вера в человека и его воз­
можности. Созданы следующие комедии: «Комедия ошибок» (The
Comedy of Errors, 1591), «Укрощение строптивой» (The Taming of
the Shrew, 1594), «Два веронца» (The Two Gerltlemen of Verona,
1594— 1595), «Бесплодные усилия любви» (Love's Labour Lost, 1595),
«Сон в летнюю ночь» (A Midsummer Night's Dream, 1594— 1595),
«Венецианский купец» (The Merchant of Venice, 1595), «Виндзорские насмешницы» (The Merry Wives of Windsor, 1597), «Много
шума из ничего» (Much Ado about Nothing, 1598— 1599), «Как вам
это понравится» (As You Like It, 1599— 1600), «Двенадцатая ночь,
или Что угодно» (Twelfth Night; or What You Will, 1600). Лириче­
ские, фарсовые и драматические начала сливаются в комедиях,
Белинский
50
В. Г. Полное собрание сочинений : в 13 т. — Т. 7. — С. 313.
а подчас звучат и трагические ноты, но во всех случаях верх одер­
живают комедийность и лиризм. В комедиях Шекспира созданы
яркие запоминающиеся характеры (Катарина и Петруччо в «Укро­
щении строптивой»; Шейлок в «Венецианском купце» и др.).
В «Комедии ошибок» использованы сюжетные мотивы пьесы
древнеримского комедиографа Тита Макция Плавта, писавшего
на рубеже III —II вв. до н.э. Комедии Плавта отличаются искря­
щимся весельем, народным юмором, обилием комических ситуа­
ций, остроумием и яркостью народной речи; в развитии сюжета
комедий Плавта — множество запутанных ситуаций, герои попада­
ют в смешное положение, из которого им не без труда и ловкости
приходится выбираться, преодолевая недоразумения, ошибки,
путаницу, на которых и основан комизм ситуаций. Так построена
комедия Плавта «Менехмы» («Близнецы»), положенная в основу
шекспировской «Комедии ошибок», в которой тоже представле­
на история двух пар близнецов — Антифолов и Дромио.
Герои комедий Шекспира энергичны и веселы, находчивы и
остроумны. Молодые люди — влюбленные, борющиеся за свою
любовь и счастье, а вокруг них множество самых разнообразных
персонажей — людей простого происхождения и дворянского зва­
ния. Тема любви и верной дружбы определяет лирическое звуча­
ние шекспировских комедий, исполненных чувства радости и
полноты жизни.
Идея торжества жизни и любви раскрывается в комедии «Сон
в летнюю ночь», события которой происходят в волшебном лесу.
Поэтический мир этой комедии — в причудливом смешении зем­
ного, реального со сказочным, фантастическим. Любовь юных ге­
роев, Гермии и Лизандра, — чистое, светлое чувство. Оно побежда­
ет, несмотря на все препятствия. Наряду с людьми в этой коме­
дии действуют лесные эльфы, их царь Оберон и царица эльфов
Титания. Рядом с ними — удивительное существо, веселый и шалов­
ливый Пук — лесной дух, известный своими шутливыми проделка­
ми. Сказочные существа помогают героям в их борьбе за счастье.
Мир поэтических чувств и веселье сосуществуют в комедиях
Шекспира, но появляются драматические конфликты и даже тра­
гические мотивы. Так, в «Венецианском купце» на фоне веселой
карнавальной обстановки Венеции происходит острое столкнове­
ние между миром радости, доверия и благородства и миром жес­
токости, алчности, корысти и обмана. В пьесе противопоставлены
те, кто больше всего ценит самоотверженную дружбу, — Анто­
ния, Порция, Бассанио, и те, кто подчиняет все человеческие
отношения собственническим интересам. Антонио занимает деньги
у ростовщика Шейлока, чтобы помочь своему другу Бассанио,
влюбленному в Порцию. Но Антонио не смог вернуть деньги во­
время и потому предстает перед судом. Жестокий Шейлок требует
согласно векселю за неуплату долга фунт мяса самого Антонио.
51
Порция, переодетая адвокатом, выступает на суде в защиту Антонио. В конечном счете молодые люди одерживают верх над ростов­
щиком. «Отнимая у меня деньги, вы отнимаете у меня жизнь», —
восклицает Шейлок в сцене суда. И казалось бы, что добро вос­
торжествовало над злом, над Шейлоком, для которого деньги
действительно значат очень много. Но вспомним, что и для Антонио, и для Бассанио торговые операции, деловая хватка, интере­
сы выгоды отнюдь не безразличны, они руководствуются ими.
Деньги значат многое и для Порции, и для Джессики.
Однако если Шейлок одержим идеей обогащения и влюблен в
деньги, то для других, и в том числе для Джессики, которая,
покидая родительский дом с Лоренцо, не забывает захватить с
собой фамильные драгоценности, деньги — только средство для
привычного существования. Образ Шейлока представлен в коме­
дии не только как воплощение зла, к преклонению перед ними
личность Шейлока не сводится.
Характер Шейлока сложен и многогранен, что было отмечено
и подчеркнуто А.С.Пушкиным: «Шейлок скуп, сметлив, мстите­
лен, чадолюбив, остроумен». Шейлок показан как жестокий и
мстительный ростовщик, но в то же время и как человек, страда­
ющий от своего униженного положения в обществе, в котором во
времена Шекспира расовые предрассудки давали себя знать с боль­
шой силой. Известно, что с конца XIII до середины XVII в. веру­
ющие евреи были лишены права жительства в Англии. В пьесе
Шекспира Шейлок показан и как безжалостный ростовщик, и
как человек, имеющий право жить в Венеции, как и все венеци­
анцы. С чувством человеческого достоинства Шейлок говорит о
том, что люди равны от природы, несмотря на различие нацио­
нальностей; природа людей едина независимо от их религии.
В своем знаменитом монологе (акт III, сцена I), сравнивая иудея
и христианина, Шейлок вопрошает: «Разве не та же самая пища
насыщает его, разве не то же самое оружие ранит его, разве он не
подвержен тем же самым недугам, разве не те же лекарства исце­
ляют его, разве не согревают и не студят его те же лето и зима,
как и христианина? Если нас уколоть, разве у нас не идет кровь?
Если нас пощекотать — разве мы не смеемся? Если нас отравить —
разве мы не умираем? А если нас оскорбляют — разве мы не
хотим мстить? Если мы во всем похожи на вас, то мы хотим похо­
дить и в этом». И здесь же речь идет о сходстве рук, ног, глаз,
органов тела. Шейлок спрашивает и о том, какое же право имел
Антонио позорить ростовщика, которому он нанес убытки, изде­
ваться над его барышами и поносить его народ, «какая у него
была для этого причина»? «Шейлок говорит в лицо своим про­
тивникам горькие истины, выраженные Шекспиром в такой про­
зрачной и убедительной форме, что сам поэт не мог не чувство­
вать их правдивости.*Самая яркая из них — речь Шейлока, обра52
щенная к дожу (акт IV, сцена I), о рабах, которых венецианцы не
хотят "из милости" отпустить на волю. Шейлок претендует лишь
на свое денежное имущество, дож — на живых людей. Не только
в своем знаменитом монологе, но и в ряде других мест душевно
сложный, хищный и ужасный, но всегда зоркий и разумный, а
иногда человечный Шейлок служит рупором мыслей Шекспира»1.
Общий светлый фон венецианской жизни, созданный в этой ко­
медии, ее заключительный пятый акт, в котором торжествует
любовь и победа над злом, счастливый конец — все это и позво­
лило считать пьесу «Венецианский купец» комедией.
Комедия «Двенадцатая ночь, или Что угодно» написана на
сюжет одной из новелл итальянского писателя XVI в. Однако сю­
жет этой новеллы во многом переосмыслен Шекспиром, введены
новые герои и комедийные ситуации. Название «Двенадцатая ночь»
дано потому, что исполнялась эта комедия в двенадцатую ночь
после Рождества, когда завершалось веселье рождественских празд­
ников. По этому поводу и была написана Шекспиром его пьеса.
Место действия комедии — экзотическая страна Иллирия, рас­
положенная на восточном побережье Адриатического моря. Пра­
витель Иллирии герцог Орсино живет в чарующем мире любви и
музыки. Высшей ценностью в жизни он считает любовь. Сам он
влюблен в Оливию, но она не отвечает на его чувство. Оливия
живет затворницей, скорбя о погибшем брате.
Во владениях герцога оказывается спасшаяся после корабле­
крушения Виола. Переодевшись мужчиной, Виола под именем
Цезарио поступает на службу к герцогу Орсино. Виола-Цезарио
влюбляется в Орсино, но она самоотверженно выполняет просьбу
герцога пойти к Оливии и рассказать ей о его любви. Настойчи­
вость Цезарио, добившегося приема в доме Оливии, его красно­
речие очаровывают затворницу. Оливия влюбляется в Цезарио,
признается в своей страсти к нему и говорит о любви:
Любовь всегда прекрасна и желанна,
Особенно — когда она нежданна.
{Пер. Э. Липецкой)
В Иллирии оказывается по воле судьбы исчезнувший во время
кораблекрушения брат Виолы Себастьян, очень похожий на сест­
ру. Встретившая Себастьяна Оливия принимает его за Цезарио.
Когда тайна раскрывается, происходят счастливые свадьбы: Ор­
сино женится на Виоле, Себастьян становится мужем Оливии.
История романтической любви этих молодых героев перепле­
тается с приключениями еще одной пары: служанка Оливии,
Мария, девушка остроумная и бойкая, женит на себе престарело1
С м и р н о в А.А. «Венецианский купец» / / Шекспир У. Полное собрание
сочинений : в 8 т. - М, 1957. - Т. 3. - С. 542.
53
го прожигателя жизни сэра Тоби Белча. Мир поэтических чувств и
неудержимое буйное веселье жизни со всеми ее превратностями и
радостями составляют единое целое в комедии Шекспира. Смешно
выглядит на этом радостном фоне спесивый ханжа Мальволио, в
образе которого Шекспир осмеял пуритан, добивавшихся закры­
тия театров и протестовавших против театральных представлений.
Мрачный Мальволио выступает в пьесе врагом веселья и радости.
Важное место принадлежит в комедии образу шута Фесте. Осо­
бенность Фесте состоит в том, что его юмор печален, он говорит
о быстротечности жизни и счастья, о неизбежности смерти. Одна­
ко и он насмехается над лишенным чувства юмора Мальволио —
врагом веселья и радости. Вместе с компанией балагура Тоби Бел­
ча Фесте издевается над скучными, пресными поучениями Маль­
волио. Крылатой стала в Англии фраза, с которой Тоби Белч об­
ращается к Мальволио: «Думаешь, если ты такой уж святой, так
на свете не будет больше ни пирогов, ни хмельного пива?»
В комедии «Двенадцатая ночь» светлое веселье торжествует над
мрачным ханжеством, бескорыстные чувства одерживают верх над
сословными предрассудками. Основой комедийных ситуаций ста­
новятся случайные стечения обстоятельств, круто меняющих судь­
бы людей. Утверждается мысль о том, что, несмотря на капризы
судьбы, человек должен сам бороться за свое счастье.
Комедия «Двенадцатая ночь, или Что угодно» стала итогом
шекспировской комедиографии раннего периода его творчества.
В т о р о й п е р и о д т в о р ч е с т в а . Великие трагедии. Ко вре­
мени создания своих великих трагедий «Гамлет», «Отелло», «Ко­
роль Лир» «Макбет» Шекспир утратил веру в идеального монарха.
Он размышлял над неустроенностью мира, над трагедией лично­
сти, живущей в переходную эпоху, когда «распалась связь вре­
мен» и «время вышло из суставов». В чем состоял этот переход?
Мир елизаветинской Англии уходил в прошлое. На смену ему
приходил мир циничных хищников, пробивающих себе путь пре­
ступлениями, не считаясь с моралью. Время неотвратимо двига­
лось. Не случайно еще в одной из своих исторических хроник («Ген­
рих IV») Шекспир уже прямо писал: «Попристальней всмотри­
тесь в вещи... И вы увидите, что не король, а время наносило вам
обиды». Остановить движение времени невозможно. Не могут это­
го и герои шекспировских трагедий. Не может Гамлет вправить
«вышедшее из суставов время»; обладая воинской доблестью, не
может достигнуть желанной власти Макбет; в мире корысти и же­
стокости щедрость короля Лира приносит ему страдания; в мире
коварного Яго обман одерживает верх над доверчивостью Отелло.
Трагедия Шекспира «Гамлет» (Hamlet, Prince of Denmark, 1601)
была создана в 1601 г. Но легенда о датском принце, ставшая ис­
точником ее сюжета, была известна задолго до этого. Она была
записана еще в XIII в. В легенде рассказывалось о принце Гамлете,
54
который отомстил своему дяде за смерть отца. В борьбе с ковар­
ным родственником Гамлету пришлось прикинуться сумасшед­
шим. Этим он спас себе жизнь, так как «безумный принц» не
казался убийце, ставшему королем, опасным соперником. Траги­
ческая ситуация в легенде отсутствовала.
Иначе представлен принц Гамлет и его судьба в пьесе Шекс­
пира. Ее герой — личность сложная, глубоко мыслящая, стремя­
щаяся понять жизнь людей.
Датский принц Гамлет, обучавшийся в Виттенбергском уни­
верситете, прибывает на родину, где после смерти короля, его
отца, многое изменилось. Теперь здесь правит брат умершего ко­
роля — Клавдий. Гамлет тяжело переживает утрату, страдая также
от того, что его мать — королева Гертруда — быстро забыла умер­
шего мужа и стала женой Клавдия. С гневом и болью говорит об
этом Гамлет:
...Бренность, ты
Зовешься: женщина! — и башмаков
Не износив, в которых шла за гробом,
Как Ниобея, вся в слезах, она —
О Боже, зверь, лишенный разуменья,
Скучал бы дольше! — замужем за дядей,
Который на отца похож не боле,
Чем я на Геркулеса. Через месяц!
Еще и соль ее бесчестных слез
На покрасневших веках не исчезла,
Как вышла замуж...
(Акт I, сцена 2. Здесь и далее пер. М.Лозинского)
Уже в начале трагедии обозначен конфликт между гуманистом
Гамлетом и аморальным миром Клавдия, столь не похожего на
того человека, каким был умерший король. Гамлет говорит о нем:
Он человек был, человек во всем;
Ему подобных мне уже не встретить.
Гамлет узнает о преступлении Клавдия. Ему становится извест­
но и о том, что Клавдий поручил своему ближайшему вельможе
Полонию и придворным Розенкранцу и Гильденстерну следить за
всеми действиями Гамлета. Любящую Гамлета Офелию Полоний и
ее брат Лаэрт убеждают отказаться от мысли стать женой принца.
Преступления, ложь, лицемерие, царящие в Эльсиноре, Гам­
лет воспринимает как состояние всего мира:
Каким докучным, тусклым и ненужным
Мне кажется все, что ни есть на свете!
О, мерзость! Это буйный сад, плодящий
Одно лишь семя; дикое и злое
В нем властвует...
Разочарование Гамлета глубоко, постигшее его горе безмерно.
Он укоряет себя в бездействии и презирает за то, что не знает,
как поступить: «Тупой и малодушный дурень, мямлю... И ничего
сказать не в силах... Или я трус?».
В третьем акте звучит знаменитый монолог Гамлета «Быть или
не быть...», в котором он размышляет, что ему делать при виде
бездны зла — смириться иль бороться? Этот вопрос становится
основным для Гамлета и ключевым в трагедии:
Быть или не быть — таков вопрос;
Что благородней — духом покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы
Иль, ополчась на море смут, сразить их
Противоборством?..
(Акт III, сцена 1)
Такой вопрос задавали себе многие люди разных эпох. Это —
«вечный вопрос», и ответ на него ищут многие. Каждое новое
поколение отвечает на него по-своему.
Шекспировский Гамлет не может и не хочет покориться злу.
Он готов бороться против несправедливости, хотя сознает, что
погибнет в этой борьбе. Он хочет бороться, но сомневается в дей­
ственности тех способов борьбы, которые может использовать.
Сомневаясь, он медлит; размышляя, бездействует: «Так трусами
нас делает раздумье». У Гамлета возникает мысль о самоубийстве
как способе покончить «с тоской и тысячью природных мук». Од­
нако он понимает, что самоубийство — не выход, оно не уничто­
жит зло, хотя и мириться со злом невыносимо. Гамлет медлит и
потому, что хочет окончательно убедиться сам и убедить других в
виновности Клавдия. Для этого он и готовит вместе с актерами
сцену «мышеловки», которая поможет изобличить Клавдия в со­
вершенном им преступлении. Гамлет не слабый человек, а его
меланхолия — не созерцательная грусть, но глубокая скорбь, по­
рожденная разочарованием в окружающем. О тех, кто рядом с
ним в Эльсиноре, Гамлет говорит: «Из людей меня не радует ни
один». Но это не значит, что он отказывается от своих идеалов. Его
идеалом является прекрасная человеческая личность: «Что за ма­
стерское создание — человек! — утверждает Гамлет. — Как благо­
роден разумом! Как беспределен в своих способностях, обличьях
и движениях! Как точен и чудесен в действии! Как он похож на
ангела глубоким постижением! Как он похож на некоего бога!
Краса вселенной! Венец всего живущего!» (акт II, сцена 2). В иде­
але Гамлета проявляется его гуманизм. Гамлет верит в Человека и
восхищается им. Воплощение своего идеала он видит в умершем
отце и в своем друге Горацио.
Многие события в «Гамлете» определяются притворным без­
умием принца. Роль безумца ему приходится играть, чтобы дей56
ствовать в безумном мире Клавдия. В этой роли ему легче говорить
правду о происходящем в Эльсиноре. И вместе с тем безумие со­
ответствует переживаемому Гамлетом душевному разладу.
Судьба главного героя трагедии представлена на фоне судеб
других персонажей. Убийство отца Гамлета и связанные с этим
переживания оттеняются историями Фортинбраса, Офелии и Ла­
эрта, отцы которых тоже убиты. Перекликаясь с главной, побоч­
ные сюжетные линии углубляют художественное обобщение, ха­
рактеризуя состояние общества в целом.
Важную роль в развитии сюжета играют трагические случайно­
сти. В финале трагедии их особенно много: участники поединка
случайно меняются рапирами, бокал с отравленным напитком
нечаянно попадает не тому, кому предназначался. Трагический
исход приближается с неизбежностью. Неразумность происходя­
щего спутывает все планы и ведет к неотвратимости «случайных
игр, негаданных убийств».
Как героическая личность Гамлет проявляет себя в финальной
сцене. Ценой своей гибели он утверждает истину. Гамлет готов к
этому. Теперь для него «готовность — это все». Перед смертью Гам­
лет просит Горацио открыть миру причину трагических событий,
поведать правду о принце датском:
Я умираю;
Могучий яд затмил мой дух; из Англии
Вестей мне не узнать. Но предрекаю:
Избрание падет на Фортинбраса;
Мой голос умирающий — ему;
Так ты ему скажи и всех событий
Открой причину. Дальше — тишина.
(Акт V, сцена 2)
В тексте трагедии выражены близкие самому Шекспиру мысли
об искусстве и его задачах. В разговоре с актерами Гамлет говорит
об искусстве как отражении жизни, считая его задачей «держать
как бы зеркало перед природой; являть добродетели ее же черты,
спеси — ее же облик, а всякому веку и сословию — его подобие и
отпечаток».
Гамлет — один из «вечных образов» мировой литературы.
К трагедии Шекспира обращались во все века и образ ее героя
истолковывали по-разному. В романе И. В. Гёте «Годы учения Виль­
гельма Мейстера» (1796) в характере героя Шекспира подчерки­
валась прежде всего слабость воли. В 1838 г. В. Г. Белинский в статье
«"Гамлет", драма Шекспира, Мочалов в роли Гамлета» главным
считал не слабость воли шекспировского героя, а противоречие
между его идеалами и действительностью, между его мечтами о
жизни и самой жизнью. И здесь же Белинский писал: «Гамлет!
Понимаете ли вы значение этого слова? — оно велико и глубоко:
57
это жизнь человеческая, это человек, это вы, это я, это каждый
из нас».
И.С.Тургенев в статье «Гамлет и Дон-Кихот» (1860) опреде­
лил Гамлета как эгоиста и скептика, во всем сомневающегося,
ни во что не верящего, а потому не способного действовать. Тур­
генев противопоставил Гамлету Дон-Кихота, в котором «нет и
следа эгоизма, он весь самопожертвование», весь «проникнут пре­
данностью идеалу», для которого готов жертвовать жизнью. Вмес­
те с тем Тургенев здесь же отметил, что героев Шекспира и Сер­
вантеса сближает непримиримость со злом.
Десятки томов могла бы составить сценическая история «Гам­
лета». При жизни Шекспира роль датского принца впервые была
сыграна на сцене театра Ричардом Бербеджем; в XVIII в. в ней
блистал актер Дэвид Гаррик, а также Джон Филипп Кембл, а в
XIX в. — актеры Эдмунд Кин и Уильям Чарлз Макреди. Лучшим
английским Гамлетом XX в. признан Джон Гилгуд, игравший эту
роль с 1930 г., а в кино — Лоренс Оливье, снятый в 1947 г.
в одноименном фильме. На русской сцене в роли Гамлета в XIX в.
прославились П. С. Мочалов (в Москве) и В. А. Каратыгин (в Петер­
бурге), а в XX в. на сцене Московского художественного театра —
В.И.Качалов, на киноэкране — И.М.Смоктуновский.
Трагедия «Король Лир» (King Lear, 1606) — это трагедия чело­
веческого достоинства в несправедливом обществе. Сила страда­
ний главного героя превосходит переживания героев предшеству­
ющих произведений Шекспира. Конфликт между личностью и
обществом раскрывается здесь в новом аспекте, отличаясь своей
широтой, охватывая все сферы человеческого существования. «Ко­
роль Лир» — трагедия не только семейная и социальная, в ней
речь идет не только о существующих в обществе порядках, но и
о месте человека в царстве природы, живущей по неподвластным
человеку законам.
«Король Лир» — трагедия социально-философская и психоло­
гическая, передающая многообразие переживаний и чувств чело­
века на жизненном пути. По широте обобщений это творение
Шекспира может быть сопоставлено с мифом, заключающим в
себе картину мира, его модель.
Создавая свою трагедию, Шекспир обращался ко многим ис­
точникам. Существовали сказания, легендарные предания о коро­
ле Лире и его дочерях. Легенда о короле Британии Леире была
включена Ральфом Холиншедом в «Хроники Англии, Шотлан­
дии и Ирландии» (1577). Мотивы, связанные с историей короля
Лира и графа Глостера, звучали в английской поэзии («Короле­
ва фей» Э. Спенсера, 1590; «Аркадия» Ф.Сидни, 1590). В 1594 г. на
лондонской сцене была представлена пьеса неизвестного авто­
ра, героями которой были король Лир и три его дочери. В печати
эта пьеса появилась.позднее под названием «Подлинная хрони58
ка об истории короля Лира и его трех дочерей — Гонериллы,
Реганы и Корделлы». В этой пьесе все события завершались бла­
гополучно.
По яркости поэтического воображения, выразительности язы­
ка, богатству образности художественный мир трагедии Шекспи­
ра превосходит источники.
События трагедии «Король Лир» Шекспира происходят, когда
на смену миру старой рыцарской чести, представленному в пьесе
Лиром, Глостером, Кентом, приходит мир хищничества и коры­
столюбия, воплощенный в образах Гонерильи, Реганы, Эдмунда,
Корнуолла. Между этими мирами идет борьба. О разрушении об­
щественных устоев прямо говорит Глостер: «Любовь остывает,
слабеет дружба, везде братоубийственная рознь. В городах мятежи,
в деревнях раздоры, во дворцах измены, и рушится семейная связь
между родителями и детьми... Наше лучшее время миновало. Оже­
сточение, предательство, гибельные беспорядки будут сопровож­
дать нас до могилы» (здесь и далее пер. Б. Пастернака).
Предвестниками беспорядков шекспировские герои считают
зловещие явления в природе. О «недавних затмениях, солнечном
и лунном, не предвещающих ничего хорошего», говорит Глостер.
С его словами перекликаются слова Эдмунда: «О, эти затмения —
предвестия будущих раздоров... предсказания, которые я прочел,
к несчастию, сбываются. Извращаются отношения между детьми
и родителями, наступает мор, дороговизна, всеобщая вражда. Го­
сударство раздирают междоусобицы, народ угрожает королю и
знати, возникает подозрительность, друзья отправляются в из­
гнание, армия разваливается, супруги изменяют друг другу». В этих
словах, характеризующих состояние общества в переходную эпо­
ху, передана ситуация, переживаемая современной Шекспиру
Англией, хотя сюжет трагедии во многих его моментах заимство­
ван драматургом из источников далекого прошлого. Переживае­
мая Лиром трагедия заключает в себе нечто универсальное.
В начале пьесы Лир предстает как правитель, обладающий
властью и распоряжающийся судьбами людей. Из дальнейшего ста­
новится очевидным, что могущество Лира заключается не в коро­
левском сане, а в том, что он владеет богатством, землями. Когда
же он разделил свои владения между дочерьми, оставив за собой
лишь королевский сан, он утратил власть и могущество. Все изме­
нилось. Без прежних богатств и владений король оказался на по­
ложении нищего. Регана и Гонерилья лишь на словах клялись в
своей любви к отцу. Собственническое начало одержало верх над
родственными отношениями, разрушило их. Отец больше им не
нужен. Они обе отвернулись от него. Лиру предстоит пройти через
многие испытания и страдания.
Кульминация событий передана в сцене в степи, во время бури,
происходящей в природе и бушующей в душе Лира. Страдания
59
помогли ему многое понять и обрести мудрость. Он познает участь
бедняков, ему открываются такие стороны жизни людей, кото­
рые он прежде не знал. Король прозревает и становится челове­
ком. Безумие Лира, в которое его ввергли страдания, становится
прозрением, Встреча в степи во время бури с бездомным горе­
мыкой Бедным Томом (с сыном Глостера Эдгаром, скрываю­
щимся от преследований своего брата Эдмунда) на многое
открывает глаза старому Лиру. При раскате грома, блеске мол­
ний звучат слова Лира:
Бездомные, нагие горемыки,
Где вы сейчас? Чем отразите вы
Удары этой лютой непогоды,
В лохмотьях, с непокрытой головой
И тощим брюхом? Как я мало думал
Об этом прежде! Вот тебе урок,
Богач надменный! Стань на место бедных,
Почувствуй то, что чувствуют они,
И дай им часть от своего избытка
В знак высшей справедливости небес.
Лир взывает к силам природы, к стихиям, к «богам, гремящим
в высоте», к вихрям, ливням и грому; он призывает их наказать
тех, кто совершает злодейства:
Дуй, ветер! Дуй, пока не лопнут щеки!
Лей дождь, как из ведра, и затопи
Верхушки флюгеров и колоколен!
Вы, стрелы молний, быстрые, как мысль,
Деревья расщепляющие, жгите
Мою седую голову! Ты, гром,
В лепешку сплюсни выпуклость вселенной
И в прах разбей прообразы вещей
И семена людей неблагодарных!
Откройте тайники своих сердец,
Гнездилища порока, и просите
Помилованья свыше!..
Лир обрушивается на общество, в котором господствует про­
извол. Неправедного судью он называет вором, лицемерного по­
литика — негодяем.
Власть рисуется ему в образе пса, преследующего нищего.
О детях, предающих родителей, Лир говорит: «Наполовину — как
бы Божьи твари, наполовину же — потомки ада, кентавры, се­
рый пламень преисподней». Он обличает царящее в мире зло, не­
справедливость, корысть и жестокость.
Об эволюции характера Лира писал Н.А.Добролюбов: «В Лире
действительно сильная натура, и общее раболепство перед ним
60
только развивает ее односторонним образом — не на великие дела
любви и общей пользы, а единственно на удовлетворение соб­
ственных, личных прихотей... Смотря на него, мы сначала чув­
ствуем ненависть к этому беспутному деспоту, но, следя за разви­
тием драмы, все более примиряемся с ним как с человеком и
оканчиваем тем, что исполняемся негодованием и жгучей злобой
уже не к нему, а за него и за целый мир — к тому дикому, нече­
ловеческому положению, которое может доводить до такого бес­
путства даже людей, подобных Лиру»1.
Рядом с Лиром, сохраняя преданность ему, остаются только
благородный граф Кент и шут, чей образ значителен в трагедии.
Шут высказывает суждения в форме шуток и острот, но высказы­
вания шута раскрывают сущность явлений и характер отношений
между людьми. Шут изрекает горькие истины, и Лир не случайно
называет его «горьким шутом». «У кого есть дом, куда сунуть голо­
ву, тот, бесспорно, с головой на плечах», — говорит шут. И еще:
«Полоумный вот кто: кто верит в кротость волка, в честность кон­
ского барышника».
Шут изрекает:
Отец в лохмотьях на детей
Наводит слепоту.
Богач-отец всегда милей
И на ином счету.
Судьба продажна и низка
И презирает бедняка.
Так приговаривает шут, прикидываясь дурачком, но сохраняя
в отличие от других придворных верность Лиру.
Судьба Лира оттенена в трагедии историей Глостера, которому
приходится переживать неблагодарность со стороны своего по­
бочного сына Эдмунда. Эта параллель усиливает звучание темы
предательства отцов детьми в антигуманном мире.
В образе Корделии воплощен гуманистический идеал Шекспи­
ра. Корделия искренна, правдива, говорит то, что чувствует. Ей
чуждо лицемерие сестер. Именно Корделия, отвергнутая Лиром
младшая дочь, от которой он не услышал льстивых речей, похо­
жих на то, что говорили Регана и Гонерилья, любит отца и спе­
шит ему на помощь. Прекрасная Корделия погибает. Умирает Лир.
Оба они — жертвы жестокого мира, которому перед смертью шлет
проклятия обезумевший от горя Лир: «Пропадите! Убийцы, под­
лецы! Я б спас ее, а вот теперь она ушла навеки».
И все же свет прорезает тьму. Злодеи получают в финале воз­
мездие. Их губит разжигаемая ими самими вражда. Верх одержива­
ют не те, кто олицетворяет мир зла и несправедливости, а Эдгар
1
Д о б р о л ю б о в Н.А. Собрание сочинений : в 3 т. — М., 1952. — Т. 2. —
С. 198.
61
и готовый установить порядок в государстве герцог Альбанский,
словами которого завершается трагедия:
Какой тоской душа ни сражена,
Быть стойким заставляют времена.
Последуем примеру этой тени
И в долголетье и в долготерпенье.
Намечена перспектива душевного просветления — вера в буду­
щее, основанная на приобретенном жизненном опыте, приводя­
щем к катарсису.
На родине Шекспира роль короля Лира играли многие знаме­
нитые актеры-трагики. В XVIII в. — Д. Гаррик и Дж.Ф.Кембл,
в XIX — Э. Кин и У. Ч. Макреди, в XX в. — Д. Гилгуд. Тема отца,
преданного своими дочерьми, звучит в романе О.Бальзака «Отец
Горио», в повести И.С.Тургенева «Степной король Лир».
«Король Лир» признан одним из образцов драматического искус­
ства. Однако с прямо противоположной оценкой трагедии Шекс­
пира выступил в поздний период своего творчества Л.Н.Толстой.
В статье «О Шекспире и о драме» (1903) он писал о своем «полном
несогласии с этим всеобщим поклонением» Шекспиру и, рассма­
тривая «Короля Лира», дал этой трагедии весьма критическую
оценку. «...Несогласие мое с установившимся о Шекспире мнени­
ем, — писал Л.Н.Толстой, — не есть последствие случайного
настроения, а есть результат многократных, в продолжение мно­
гих лет упорных попыток согласования своего взгляда с установив­
шимися на Шекспира взглядами всех образованных людей христиан­
ского мира». По мнению Л. Н.Толстого, драмы Шекспира не соот­
ветствуют «законам, установленным теми самыми критиками,
которые восхваляют Шекспира». Л. Н.Толстой считал, что действу­
ющие лица трагедии хотя и поставлены в противоречие с окружа­
ющим миром и борются с ним, «но борьба их не вытекает из есте­
ственного хода событий и из характеров лиц» и «совершенно произ­
вольно устанавливается автором и потому не может производить
на читателей той иллюзии, которая составляет главное условие ис­
кусства. Лиру нет никакой надобности и повода отрекаться от власти.
И также нет никакого основания, прожив всю жизнь с дочерьми,
верить речам старших и не верить правдивой речи младшей;
а между тем на этом построена вся трагичность его положения».
Другое, в чем упрекал Л.Н.Толстой Шекспира, — «то, что все
лица, как этой, так и других драм Шекспира, живут, думают,
говорят и поступают совершенно несоответственно времени и месту.
Действие "Короля Лира" происходит за 800 лет до рождения Хри­
стова, а между тем действующие лица находятся в условиях, воз­
можных только в Средние века».
И наконец, третье, в чем Л. Н.Толстой был не согласен с Шекс­
пиром, — это то, что у него «отсутствует главное, если не един62
ственное средство изображения характеров, — язык», т.е. то, «что­
бы каждое лицо говорило своим, свойственным его характеру,
языком. У Шекспира этого нет, — утверждал Л.Н.Толстой, хотя
пьесу английского драматурга он читал в подлиннике, прекрасно
зная родной язык автора "Короля Лира". — Все лица Шекспира
говорят не своим, а всегда одним и тем же шекспировским, вы­
чурным, неестественным языком, которым не только не могли
говорить изображаемые действующие лица, но никогда и нигде
не могли говорить никакие живые люди».
Совсем иным было восприятие Шекспира Ф.М.Достоевским,
считавшим создателя великих'трагедий одним из самых любимых
своих писателей. Известна запись, сделанная Достоевским в од­
ной из его записных тетрадей: «Шекспир — это пророк, послан­
ный богом, чтобы возвестить нам тайну о человеке, души челове­
ческой»1.
Тайна бессмертия творений Шекспира — в обращении к веч­
ным вопросам, волнующим людей во все времена. Говоря о про­
шлом и современной ему эпохе, выявляя связь между ними, Шекс­
пир намечал перспективу и в будущее; Достоевский прав, назы­
вая его пророком.
Трагедии «Отелло» и «Макбет», как и другие свои великие траге­
дии, Шекспир создавал, когда сложившиеся в стране конкретноисторические условия (первые результаты буржуазного прогресса
и усиление феодальной реакции) не позволяли реализовать гума­
нистические идеи в их полноте. Условия эпохи приходили в стол­
кновение с идеалами гуманизма, мечта о свободе человеческой
личности не могла быть реализована. Такая несовместимость по­
рождала трагический характер возникающих жизненных ситуаций
и трагические конфликты в шекспировской драматургии.
В трагедии «Отелло» (Othello, the Moor of Venice, 1604), сюжет
которой перекликается с новеллой итальянца Джеральди Чинтио
«Венецианский Мавр», вошедшей в его сборник «Сто рассказов»
(1566), а затем в несколько обработанном виде повторенный в
одной из английских пьес анонимного автора, Шекспир поведал
об истории любви чернокожего мавра Отелло и его жены Дезде­
моны и об истории их гибели на широком фоне жизни венециан­
ского общества и убедительно раскрыл причины трагической судь­
бы своих героев. В пьесе действуют представители государственной
власти (дож Венеции, сенаторы — Барбанцио, Грациано, Людовико) и военной среды (Яго, Кассио, Монтано), а также моряки,
чиновники, частные лица, музыканты, шут, слуги; точно опре­
делено положение Отелло: родовитый мавр на венецианской служ­
бе; назван предшественник Отелло по управлению Кипром —
1
Цит. по: Ф р и д л е н д е р
1979.-С. 131.
Г.М. Достоевский и мировая литература. — М.,
63
Монтано. На этом фоне судьбы Отелло и Дездемоны получают
социально-психологическое истолкование. Их любовь, основан­
ная на взаимопонимании и доверии, является смелым вызовом
укоренившимся взглядам и порядкам. Отелло — личность яркая.
Он стал венецианским полководцем, генералом благодаря своей
доблести. Ему пришлось многое пережить, преодолеть многие труд­
ности и многие страдания на своем жизненном пути. Но он сохра­
нил силу чувств и чистоту своих помыслов, доверие к людям и
веру в их порядочность. В образе Отелло воплощен идеал прекрас­
ного человека.
Прекрасна и Дездемона. Смелость, отвага сочетаются в ней
с нежностью и глубиной чувства к Отелло, который называет ее
своим «прекрасным воином». Дездемона во всем доверяет Отелло и
не считает его ревнивцем. «Отелло — умница и не похож на пошля­
ков-ревнивцев», — говорит Дездемона. Но все складывается так,
что Отелло становится жертвой интриг коварного Яго, доверие
к Дездемоне оказывается подорванным, что лишает его доверия
и к остальным людям, и ко всему миру. Он стремится восстановить
нарушенную в мире справедливость. Отелло не перестает нежно
любить Дездемону, но он хочет устранить ложь и сделать мир попрежнему прекрасным, каким он казался ему прежде. А. С. Пушкин
писал: «Отелло от природы не ревнив — напротив: он доверчив».
Хитрый и злобный Яго нарушил его доверие к Дездемоне, Отелло
поверил в его лживые наветы. Он не сознавал, что Яго обманывал
его, не сознавал потому, что верил людям. Яго — антипод Отелло.
Он действует в своих эгоистических целях во всем и всегда; для
него личные интересы превыше всего. «Набей потуже кошелек» —
вот из чего он исходит. Благородство Отелло противостоит цинизму
и лицемерию Яго, и в этом — источник зависти и ненависти Яго к
Отелло. Образ Яго — воплощение буржуазного эгоцентризма, об­
раз Отелло — воплощение идеалов гуманизма. Мир, в котором пре­
бывал Отелло, превращен в хаос, разрушен коварством Яго. Сво­
бодная ренессансная личность, чье доверие к окружающему поко­
леблено, оказалась уязвима. Прав Лоренцо, говоря: «Такой когдато доблестный Отелло, который стал игрушкой подлеца». А сам
Отелло перед самоубийством говорит о себе: «О, я глупец!»
Созданная на основе «Хроник Англии, Шотландии и Ирлан­
дии» Холиншеда трагедия «Макбет» (Macbeth, 1606) посвящена
проблеме трагического положения личности в условиях тирани­
ческого режима в государстве. Образ главного героя показан в раз­
витии, раскрывается превращение Макбета в тирана и убийцу,
процесс усиления его честолюбивых стремлений и происходящая
в его душе борьба между совестью и преступными намерениями,
претворяемыми в действия. Происходит перерождение личности:
из мужественного героя-воина, одерживающего победы над вра­
гами Шотландии, каким он предстает в первом акте, Макбет пре64
вращается в убийцу и тирана. Одно преступление влечет за собой
следующее:
Я так уже увяз в кровавой тине,
Что легче будет мне вперед шагать,
Чем по трясине возвращаться вспять.
В мозгу мой страшный план еще родится,
А уж рука свершить его стремится.
(Здесь и далее пер. Ю. Корнеева)
Против деспотизма Макбета поднимаются все окружающие,
он остается в одиночестве, ему кажется, что сама природа восста­
ет против него. По существу он сам обрекает себя на смерть. Леди
Макбет, которая не менее честолюбива, чем ее супруг, поддер­
живает Макбета в его желании стать королем Шотландии и стано­
вится соучастницей его убийства Дункана. Вначале леди Макбет
кажется, что, смыв кровь с рук, она скроет преступление. Но про­
тив этого восстает человеческая природа женщины, и леди Мак­
бет сходит с ума. В этой трагедии большую роль играет сверхъесте­
ственное (видения, ведьмы, предзнаменования, предчувствия).
События развиваются убыстренным темпом, на фоне бури, обычно
в ночное время. Появление ведьм — лишь один из мотивов, он не
определяет происходящего. Однако уже в прологе подчеркивается
главная мысль, развиваемая в трагедии, — о добрых и злых нача­
лах в жизни и в человеке; сливаясь воедино, голоса трех ведьм под
раскаты грома возвещают: «Грань меж добром и злом, сотрись,
сквозь пар гнилой помчимся ввысь». Борьба темных и светлых на­
чал происходит в душе Макбета. Он наделен всем, но честолюбие
разжигает его желания иметь все больше и больше. И все же чес­
толюбие не составляет существа его натуры. «В его натуре было
главным свободное проявление своей человеческой мощи. Обсто­
ятельства, однако, привели к тому, что он столкнулся с противо­
речием — достоинства человека не сочетаются с равноценным
общественным положением»1. Но Макбет считает, что по своим
личным достоинствам он имеет право добиваться большего, чем
имеет, и получать желаемое.
В акте V трагедии в двух монологах Макбета раскрываются про­
тиворечивые начала его натуры. Силы характера Макбет не ли­
шился, но вместе с тем он понимает, что своими действиями
обрек себя на полное одиночество:
Немало пожил я: уже усеян
Земной мой путь листвой сухой и желтой,
Но спутников, столь нужных нам под старость, —
Друзей, любви, почета и вниманья —
1
С м и р н о в А.А. «Макбет» / / Шекспир У. Полное собрание сочинений :
в 8 т. - М., 1957. - Т. 7. - С. 768.
65
Не вижу я; зато вокруг проклятья,
Негромкие, но страшные и лесть,
Которую хотело б, да не смеет
Отвергнуть сердце бедное...
В то же время, идя на поединок с Макдуфом, в котором ему
суждено погибнуть, он хочет по-прежнему быть первым в коро­
левстве; Макбет говорит:
Нет, я не сдамся,
Не стану прах лобзать у ног Малькольма,
Чтоб чернь меня с проклятьями травила!
До смерти я свой бранный щит не брошу.
Макдуф, начнем, и пусть нас меч рассудит.
Малькольм и Макдуф ненавидят Макбета, который убил их
ближайших родственников и отнял владения. Теперь они хотят
восстановить справедливость. Макдуф побеждает врага. За свои
кровавые злодейства Макбет наказан.
Т р е т и й п е р и о д т в о р ч е с т в а . Шекспир оставался верен
идеалам гуманизма, хотя иллюзий относительно гуманизма ново­
го капиталистического уклада у него уже не было. Не найдя воп­
лощения в жизни, идеалы гуманизма в творческой фантазии Шекс­
пира обрели форму мечты о будущем, о прекрасном новом мире.
Эта мечта при отсутствии возможности реализации ее в действи­
тельности воплощалась в форме фантастических элементов, пас­
торальных сцен и аллегорий, характерных для творчества Шекс­
пира последнего периода.
«Перикл», «Цимбелин», «Зимняя сказка», «Буря» представля­
ют новое эстетическое качество. В них сливаются жанровые черты
трагикомедии, пасторальной драмы и аллегории. В драмах треть­
его периода Шекспир обращается к смешению фантастики с ре­
альностью, к фольклорным мотивам, к сказочным сюжетам и
утопическим ситуациям, к развертывающимся на фоне природы
живописным сценам. В поздних трагикомедиях Шекспира господ­
ствуют лирико-героическое начало, романтика исключительных
событий. Этим пьесам свойственна тема противопоставления об­
щества и природы, жестоких придворных нравов и идиллической
сельской жизни. Однако разрыв с обществом является здесь фор­
мой морально-этической критики этого общества, а не призывом
бежать из него. Не случайно герои возвращаются в общество, что­
бы продолжать борьбу со злом.
В духе народной поэзии написана трагикомедия «Зимняя сказка» (The Winter's Tale, 1610—1611). В этом произведении обсужда­
ется деспотизм королей и поэтизируется доброта сельских жите­
лей. Вся пьеса построена на резком контрасте между тиранией
королевского двора и человечностью крестьян-пастухов. Сицилий66
ский король Леонт, пользующийся неограниченной властью, ре­
шил жестоко расправиться с женой Гермионой, ревнуя ее к бо­
гемскому королю Поликсену. Он устраивает суд над безвинной
Гермионой, желая уничтожить ее вместе с ребенком. Гермиона
скрывается у Паулины, резко осуждающей деспотизм Леонта. Утра­
та, дочь Леонта и Гермионы, находит приют в Богемии у старого
пастуха, который становится ее названым отцом. Утрату полюбил
сын короля Поликсена принц Флоризель. Пренебрегая сословны­
ми различиями, Флоризель хочет жениться на Утрате. Когда По­
ликсен отказывается дать согласие на этот брак, Флоризель и Ут­
рата покидают Богемию. Идеал равенства людей утверждается в
словах Утраты о том, что над лачугой и дворцом одно и то же
солнце светит в небе.
Добро в этой пьесе торжествует на злом. Леонт в конце концов
понимает свою вину и вновь обретает счастье с Гермионой.
Большое значение в философском содержании пьесы имеет
образ хора — Времени. В прологе к акту IV, комментируя судьбы
героев пьесы, Время высказывает идею развития, мысль о не­
прекращающихся переменах в жизни общества. Время устанав­
ливает перспективу развивающихся событий, ставит печальную
историю Гермионы на определенное место в общем потоке ис­
тории. С точки зрения вечных законов развития трагические со­
бытия — это лишь отдельные моменты, которые преодолевают­
ся, уходят в прошлое, становятся легендой. В масштабе истори­
ческого времени добро неизбежно одерживает победу. В «Зимней
сказке» Шекспир высказал свою веру в прекрасное будущее че­
ловечества.
Мечты Шекспира о справедливом обществе выражены в фан­
тастическом сюжете трагикомедии «Буря» (The Tempest, 1611).
Высадившийся на острове после кораблекрушения Гонзало меч­
тает устроить здесь все иначе, чем в Неаполитанском королевстве.
Он хочет упразднить чиновников и судей, уничтожить бедность и
богатство, отменить наследственные права и огораживание земель.
Таким образом, Гонзало стремится к искоренению того зла, ко­
торое господствует в несправедливом обществе. Однако Гонзало
высказывает и наивные пожелания: отменить торговлю, науку и
труд и жить только тем, что дает сама природа. В монологе Гонза­
ло ощутимо влияние идей «Утопии» Томаса Мора.
Утопические мечты Гонзало противостоят реальному обществу,
где совершаются злодеяния. Двенадцать лет назад в Милане власть
захватил Антонио, изгнав законного герцога, своего брата Просперо. Просперо вместе с дочерью Мирандой оказываются на остро­
ве, населенном фантастическими существами. Однако и здесь ца­
рит зло. Уродливый дикарь Калибан, чудовище, рожденное ведь­
мой, воспользовавшись доверием Просперо, сделавшего для него
много доброго, задумал обесчестить Миранду. Волшебник Проспе67
ро побеждает Калибана, воплощающего власть темных инстинк­
тов, и вершит добрые дела с помощью доброго духа воздуха Ариеля.
В пьесе раскрывается конфликт между добром и злом. Образ
ученого-гуманиста Просперо — воплощение доброго разума и его
благотворного воздействия на людей. Мудрый Просперо преобра­
жает людей, делая их разумными и прекрасными.
Просперо всемогущ на острове, ему подвластны духи гор,
ручьев, озер, лесов, но он хочет вернуться на родину, в Италию,
и снова окунуться в бурную жизнь общества, бороться против зла.
Шекспир выразил в «Буре» любовь к человечеству, восхище­
ние красотой человека, веру в наступление прекрасного нового
мира. Поэт-гуманист возлагает надежду на разум грядущих поко­
лений, которые создадут счастливую жизнь.
Шекспир запечатлел в своих творениях переломный характер
эпохи, драматическую борьбу между старым и новым. В его произ­
ведениях отразилось движение истории в ее трагических противо­
речиях. Трагедия Шекспира опирается на сюжетный материал
истории и легенд. Но на этом легендарном и историческом мате­
риале Шекспир выдвигал острые современные проблемы.
XVII век
Литература Английской буржуазной революции
Особенности английской литературы XVII в. определяются со­
бытиями буржуазной революции, которая произошла в Англии в
1640— 1660-е годы, т.е. намного раньше, чем в других странах.
Крушение надежд гуманистов Возрождения — характерное яв­
ление английской действительности XVII столетия. Гуманистиче­
ские утопии XVI в. пришли в столкновение с несправедливым и
антигуманным общественным строем. И все же даже в этих слож­
ных условиях великие гуманистические традиции английской лите­
ратуры, испытавшей острый кризис, не прерывались. Они про­
должали жить в творчестве крупнейших писателей XVII в., свя­
завших свою жизнь и деятельность с революцией, Дж. Мильтона,
Дж. Уинстэнли, Дж. Беньяна.
XVII век в истории Англии — это период обострения классовых
противоречий, приведших к революционному взрыву в 1640-е годы,
период гражданских войн, завершившихся созданием в 1649 г. бур­
жуазной республики. Правительство республики возглавил Оливер
Кромвель. Существование республики оказалось непродолжитель­
ным. В 1660 г., вскоре после смерти Кромвеля, была реставрирова­
на монархия Стюартов, а в 1688—1689 гг. в связи с ее кризисом
произошел государственный переворот, так называемая «славная
революция», поставившая у власти Вильгельма III Оранского. Этот
переворот явился компромиссом буржуазии с дворянством.
Английская буржуазная революция имела международное зна­
чение.
Утверждение новых социальных и экономических отношений,
смена феодальной собственности буржуазной, обострение клас­
совой борьбы, рост освободительного народного движения и уже
дающие себя знать противоречия складывающегося буржуазного
общества — все это, отражаясь в литературе, определило полити­
ческую остроту творчества английских писателей XVII в., отра­
зивших в своих произведениях судьбу и опыт народа в перелом­
ный период английской истории.
Творчество Бенджамина (Бена) Джонсона (Benjamin Johnson,
1573—1637) явилось своеобразным итогом в истории английского
Ренессанса и подготовкой к классицизму XVII в. В английскую
литературу Джонсон вошел как создатель комедии нравов. Он
обогатил литературную теорию своими суждениями о юморе,
высказанными в пьесах «Всяк в своем нраве» (Every Man in His
69
Humour, 1598) и «Всяк вне своего нрава» (Every Man out of His
Humour, 1599). В комедии «Варфоломеевская ярмарка» (The Bar­
tholomew Fair, 1614) представлена в миниатюре современная дра­
матургу Англия. Ярмарка становится символом продажности, об­
мана и лжи буржуазного общества. В этом отношении комедия
Джонсона предвосхищает «Ярмарку тщеславия» У.Теккерея.
Настроения народных масс, и в первую очередь беднейшего
крестьянства, выражены в публицистике Джерарда Уинстэнли
(Gerrard Winstanley, 1609 —ок. 1652), который был связан с дви­
жением диггеров1 — крайне левого течения в Английской буржу­
азной революции XVII в. В его трактатах — «Декларация бедного
угнетенного люда Англии», «Знамя, поднятое истинными левелле­
рами2» и др. — звучит голос английских крестьян — угнетенных,
лишенных земли и прав, обманутых властями и преследуемых
судьями. Уинстэнли выступал против буржуазии и «нового дво­
рянства» (джентри), показывая враждебность их интересов стрем­
лениям народа; он восстал против власти денег, корыстолюбия и
стяжательства.
Патриотическая борьба протекала в Англии XVII столетия под
религиозными лозунгами. Идеологией английской буржуазии была
пуританская религия, или кальвинизм.
Пуритане3 выступали за создание «новой церкви», опираясь на
учение французского проповедника Жана Кальвина. Кальвини­
сты были противниками феодальной монархии и сторонниками
буржуазной республики. Борьба пуритан против монархии и офи­
циальной церкви вырастала в широкое революционное движе­
ние, пуританство превращалось в мощную политическую силу,
объединяя недовольных существующими порядками в стране.
Пуританство оказало большое влияние на английскую куль­
туру и литературу. Это проявилось и в особенностях языка, на
котором написаны художественные и публицистические произве­
дения того времени, и в своеобразии созданных писателями сю­
жетов и образов, несущих на себе печать воздействия библейских
легенд и библейского строя речи. «Язык, страсти и иллюзии, за­
имствованные из Ветхого Завета», обнаруживаются и в поэмах
Джона Мильтона, и в аллегорических повествованиях Джона
Беньяна, и в трактатах Джерарда Уинстэнли. Однако обращение к
библейским формам и образам имеет в английской литературе и
более давнюю традицию. Религиозный характер носили крестьян1
От англ. diggers — копатели.
Л е в е л л е р ы (от англ. levellers — уравнители) — радиальная политическая
партия в Англии в XVIII в.
1
П у р и т а н е (от лат. purus — чистый) — приверженцы «очищенной» рели­
гии, которые стремились очистить богослужение от следов католической обряд­
ности. В быту пуритане — противники всяких излишеств, сторонники сурового
воспитания, строгого соблюдения нравственных норм.
2
70
ские движения в период Средних веков. Во времена восстания Уота
Тайлера это отчетливо проявилось в проповедях Джона Уиклифа
и Джона Болла. Революционные события XVII в. перекликаются с
народными движениями XIV столетия.
Связь социально-политической борьбы с религиозной была
характерной особенностью английской действительности XVII в.
Это определило своеобразие литературы того времени. Если в эпоху
Возрождения в Англии драматургия и театр переживали пору сво­
его расцвета, то в XVII в. они подверглись гонениям со стороны
пуритан. Создание пьес и их исполнение на сцене было объявлено
греховным занятием; посещение театра решительно осуждалось и
считалось делом зловредным и пагубным. С приходом пуритан к
власти театральные представления в Англии были запрещены
(1642 г.). Основное место в литературе стало принадлежать произ­
ведениям прозаическим, с сильно выраженным публицистиче­
ским началом, а также поэтическим жанрам с нравственно-эти­
ческой и философской проблематикой.
Широкое распространение в английской литературе получило
аллегорическое изображение действительности. Аллегорию как
способ изображения применяли и поэты (Дж.Драйден), и проза­
ики (Дж. Беньян). Аллегории в условной форме передавали карти­
ны жизни английского общества и характер отношений между
людьми.
Джон Донн
(John Donne, 1572 — 1631)
Кризис ренессансного мировоззрения и усиливающееся влия­
ние религии на художественное творчество проявились с особой
остротой в творчестве выдающегося поэта Джона Донна и в твор­
честве поэтов возглавляемой им литературной школы — «метафи­
зической поэзии» (Джордж Герберт, Эндрю Марвелл, Ричард
Крэшо, Генри Воэн).
Название этой школы возникло в связи с тем, что в произве­
дениях ее представителей на смену ренессансному полнокровно­
му, непосредственному, жизнелюбивому изображению бытия
приходит интеллектуальное, философское размышление над про­
блемами жизни, смерти, бессмертия. Творчество Джона Донна
явилось ярким художественным выражением драматического пе­
рехода от гуманизма эпохи Возрождения к теологической кон­
цепции мира, к религиозному мироощущению XVII в., от ре­
нессансного реализма к барокко.
Гуманистическое мировоззрение сказалось в поэзии Донна 90-х
годов XVI в. С искренней любовью к человеку и с удивительным
изяществом поэт изображал страстные чувства и желания плоти
в стихотворных циклах «Песни и сонеты» (Songs and Sonnets),
71
«Элегии» (Elegies), дерзко и смело обличал социальные пороки в
«Сатирах» (Satires, 1593—1608). Но в начале XVII в. мироощу­
щение Донна стало иным: он трагически воспринимал глубокие
противоречия действительности, появилась мысль о тщете зем­
ных усилий человека, о его ничтожестве; поэзия обратившегося
к англокатолицизму Донна становится религиозной в своей ос­
нове. В поэме «Странствования души» (The Progress of the Soul,
1601), в «Благочестивых сонетах» (Holy Sonnets, 1609—1611),
в цикле «Годовщины» (The Anniversaries, 1612) и в прозаических
проповедях (Sermons) Донн мучительно размышлял о душе че­
ловека, обращаясь к идее метемпсихоза, к мыслям о бессмертии.
В этих произведениях проявились характерные черты барокко:
резкие контрасты эмоций, исступленная страстность, мистиче­
ские настроения, философичность размышлений, аллегоризм,
смешение конкретных явлений с абстрактными понятиями из раз­
ных областей знания, схоластическая сложность, риторичность
стиля.
Проступали и новые особенности в форме стиха Донна: большая
свобода стихотворной речи нашла выражение в использовании
различных строф в пределах одного произведения, в нарушении
строгого метрического ритма, в возникновении разностопного
стиха, в обретении многообразия в переходах и оттенках звучания
стихотворения в целом.
Ощущение перемен, утрата душевной гармонии, поиск точки
опоры с большой силой переданы в поэзии Джона Донна. В «Пер­
вой годовщине» Донн создал картину современного ему мира:
Все — из частиц, а целого не стало,
Лукавство меж людьми возобладало,
Распались связи, преданы забвенью
Отец и сын, власть и повиновенье.
И каждый думает: «Я — Феникс-птица»,
От всех других желая отвратиться...
(Пер. Д. Щедрое ицкого)
Человек со всей сложностью его внутреннего мира, богатством
чувств предстает в поэзии Донна не защищенным от ударов судь­
бы. Свою опору он может найти в самом себе, в нравственном
самосовершенствовании. В стихах Донна возникает образ мира, где
нет правды и добра, где царит Хаос:
Да, города похожи на гробницы:
Там можно жизни запросто лишиться,
Дворцы — театры, где игрой судьбы
Одни — монархи, прочие рабы.
Ну а деревни — скучные пустыни,
Где не было добра, да нет и ныне.
(Пер. Б. Томашевского)
72
Выход из этого мира-тюрьмы поэт видит в напряженной внут­
ренней жизни:
Ты сам — свой дом, живи в себе самом,
Не заживайся в городе одном,
Улитка, проползая под травою,
Повсюду тащит домик свой с собою.
Бери с нее пример судьбы благой:
Будь сам дворцом, иль станет мир тюрьмой!
(Пер. Б.Томашевского)
В 1615 г. Джон Донн принял сан священника и в последние
годы жизни отошел от поэзии.
Джон Мильтон
(John Milton, 1 6 0 8 — 1 6 7 4 )
Джон Мильтон, крупнейший английский поэт XVII в., с боль­
шой художественной силой отразил события Английской буржу­
азной революции и настроения народных масс. Как поэт, публи­
цист и мыслитель Мильтон сформировался под воздействием куль­
туры эпохи Возрождения и бурной общественно-политической
борьбы своего времени.
Мильтон родился в семье лондонского нотариуса и получил
пуританское воспитание. Он обучался в школе при соборе св. Пав­
ла в Лондоне, а затем в Кембриджском университете, где сбли­
зился с кругами антимонархически настроенной молодежи.
В 1632 г., будучи уже магистром, Мильтон отправился во Фран­
цию, а затем в Италию, но с 1640 г. он снова жил в Англии, где
включился в напряженную общественно-политическую борьбу на
стороне индепендентов1. В разгар войны Мильтон выступал убеж­
денным противником монархии. К этому времени он уже был при­
знанный поэт и публицист, активный сторонник республикан­
ского строя и враг феодальной реакции. В 1650-е годы, при Кром­
веле, Мильтон выполнял работу консультанта и латинского сек­
ретаря Государственного Совета. Его обязанности были столь ве­
лики и ответственны, занятия общественной деятельностью и
литературой столь напряженны, что это требовало всех его сил и
времени. В результате усиленных занятий писатель ослеп, но это
не сломило его энергии. Реставрация монархии обернулась для
Мильтона тяжелыми последствиями: он был приговорен к смерт­
ной казни как один из наиболее активных сторонников республи­
ки. Ему удалось избежать смерти, но наложенная на него контри1
И н д е п е н д е н т ы (от англ. independent — независимый) — представите­
ли возникшего в Англии в XVI в. религиозного движения, требовавшие незави­
симости церковных общин.
73
буция лишила его средств к существованию. Последние годы жиз­
ни Мильтон провел в уединении, полностью отдавшись творче­
ству.
Личностью «великого писателя Мильтона» восхищался А.С.Пуш­
кин. В статье «О Мильтоне и Шатобриановом переводе "Потерян­
ного рая"» Пушкин говорит о Мильтоне как о человеке, который
«в бедности, в гонении и в слепоте сохранил непреклонность ду­
ши...»1.
В личности Мильтона слились воедино поэт, мыслитель и по­
литический деятель. Его произведениям свойственны дух борьбы
и протеста, политическая острота; поэт обращался к тирано­
борческим мотивам, создал образы мятежных и мужественных
героев. По своим масштабам и многогранности личность Миль­
тона сродни его предшественникам — деятелям эпохи Возрож­
дения. В XVII в. он выступил продолжателем гуманистических
традиций культуры Ренессанса и писателем, близким к просве­
тительским идеям. Человек фундаментальной образованности, он
впитал достижения философской и научной мысли своего вре­
мени и прославился среди современников как один из крупней­
ших поэтов и ученых. Ему принадлежат произведения различных
жанров, написанные на нескольких языках. Мильтон является
автором философских, исторических и политических трактатов,
лирических стихотворений, сонетов, поэм и драматических про­
изведений. Связанный с пуританскими кругами, Мильтон, как
и другие деятели Английской буржуазной революции, восполь­
зовался в своем творчестве библейскими мотивами и образами,
придав им глубоко современное и политически острое звучание.
Периодизация творчества Мильтона связана с важнейшими
этапами в истории Англии его времени.
Первый, ранний период творчества Мильтона начинается в
конце 1620-х годов и завершается в 1640 г., когда, вернувшись из
Италии, Мильтон включается в политическую борьбу.
Второй период относится к 1640— 1660-м годам. Это годы не­
посредственной подготовки и проведения буржуазной революции
и установления республики.
Третий период приходится на 1660-е —начало 1670-х годов и
совпадает с эпохой реставрации монархии.
П е р в ы й п е р и о д т в о р ч е с т в а Мильтона относится к го­
дам его учения в Кембридже и жизни в Хортоне. Особенность твор­
чества молодого Мильтона составляет сочетание ренессансных мо­
тивов с пуританской дидактикой. В 1630 г. написано стихотворение
«Шекспиру» (On Shakespeare), раскрывающее отношение Миль­
тона к его великому предшественнику. Он славит Шекспира и его
1
74
Пушкин-критик. — М", 1978. — С. 523.
творчество; отмечает связь, существующую между поэтами Воз­
рождения и писателями XVII в.:
...Из драгоценных книг
Твой дух глубоко в сердце к нам проник.
(Пер. С. Н. Протасьева)
Стихотворение «Шекспиру» — одно из свидетельств близости
Мильтона ренессансному гуманизму; в нем звучит мысль о том,
что для поэтов последующих поколений творчество Шекспира
остается недосягаемым образцом.
В 1632— 1634 гг. написаны стихотворения «L'Allegro» («Жизнера­
достный») и «II Penseroso» («Задумчивый»), органически связан­
ные друг с другом и составляющие лирический диптих. Они объеди­
нены образом героя-юноши, наделенного некоторыми чертами,
присущими самому автору. В противоположность поэтам-«метафизикам» Мильтон стремится к утверждению идеала цельной и гар­
моничной личности, сочетающей силу разума с глубиной чувств.
Не случайно в «L'Allegro» вновь звучат слова, обращенные к Шек­
спиру. Каждая из частей диптиха представляет собой поэтическую
картину одного дня из жизни героя. Жизнерадостному юноше из
стихотворения «L'Allegro» присуще светлое мировосприятие. Его
чарует красота природы, восхищает прелесть лугов и лесов, он
радуется пению птиц и с удовольствием наблюдает за полевыми
работами. Но и жизнь в городе ему столь же приятна, и с не мень­
шей радостью он погружается в чтение Шекспира. В «II Penseroso»
этот же юноша показан в состоянии глубокой меланхолии. Впол­
не соответствует его настроениям пейзаж: вечерние сумерки, сме­
няющиеся мраком ночи, и хмурое дождливое утро.
В т о р о й п е р и о д в ж и з н и и т в о р ч е с т в е Мильтона
начался в 1640-е годы, когда он включился в борьбу за республику.
Лирические жанры пасторально-элегической поэзии сменились
боевой публицистикой. Основные жанры 1640—1650-х годов —
памфлет и трактат. В них складывался отточенный афористиче­
ский стиль Мильтона — крупнейшего публициста революцион­
ного пуританства.
Один за другим появлялись памфлеты Мильтона «Ареопагити­
ка» (Areopagitica, 1644), «О воспитании» (On Education, 1644),
«Иконоборец» (Eikonoklastes, 1649), «Защита английского народа»
(Pro Populo Anglicano Defensio, 1650), «Вторая защита» (Defensio
Secunda, 1654). Мильтон выступал убежденным противником мо­
нархизма и сторонником буржуазной республики. В «Ареопагитике» вырисовывается образ гражданина республики, каким пред­
ставляет его себе Мильтон. Это прежде всего человек-борец, сме­
ло отстаивающий свои убеждения.
В своей политической деятельности Мильтон исходил из твер­
дого убеждения в том, что источником власти является народ,
75
который имеет полное право устанавливать необходимую с его
точки зрения форму правления. В трактате «Иконоборец» Миль­
тон обосновывает казнь короля как акт вполне справедливый. Он
доказывает, что Карл I предавал интересы Англии и ее народа,
а потому народ имел полное право подвергнуть его самому суро­
вому наказанию.
Гражданские идеалы Мильтона определяли и его отношение
к Кромвелю. Поддерживая его как борца за республику и главу
республиканского правительства, Мильтон призывал Кромвеля
не злоупотреблять личной властью. В «Защите английского наро­
да» и в сонете «Лорду-генералу Кромвелю» (То the Lord General
Cromwell, 1652) Мильтон прославлял его как противника мо­
нархизма и поборника свободы. Но уже тогда Мильтон предуп­
реждал, сколь тяжелыми последствиями для республики может
обернуться стремление к личной диктатуре. После провозглаше­
ния Кромвеля лордом-протектором Мильтон больше не писал
о нем, понимая, что диктатура Кромвеля нарушала республи­
канские принципы правления и содействовала крушению рес­
публики.
Взгляды Мильтона не были лишены серьезных противоречий
и ограниченности. Это проявилось в свойственном ему преувели­
чении роли английской нации среди других европейских наций,
в непонимании реакционного характера проводимой Кромвелем
захватнической политики в Ирландии, в попытках примирить
науку и религию. Однако и заблуждаясь, Мильтон оставался неиз­
менно честным и глубоко преданным делу республики поэтом
и публицистом.
Крушение республики и реставрацию королевской власти Миль­
тон пережил тяжело. По указу короля были цреданы сожжению
его памфлеты «Иконоборец» и «Защита английского народа». Же­
стоким гонениям подвергся и он сам. И все же Мильтон продол­
жал свою литературную деятельность, и тема революции, тема
борьбы с монархической властью оставалась ведущей в его произ­
ведениях.
П о с л е д н и й , т р е т и й , п е р и о д т в о р ч е с т в а совпал с
Реставрацией. Мильтоном были созданы крупнейшие произведе­
ния: поэмы «Потерянный рай» и «Возвращенный рай», драмати­
ческая поэма «Самсон-борец». Эти поэмы воскрешают мятежный
дух революционного крыла английского пуританства. Обращаясь
к библейским сюжетам и образам, Мильтон придал им остропо­
литическое, современное звучание.
Поэма «Потерянный рай» (Paradise Lost, 1667) — это эпос пу­
ританской революции, прозвучавший смелым вызовом реакции:
в восстании мятежного Сатаны против могущества Бога отражен
острый конфликт современной поэту эпохи. Это обстоятельство
дало основание В.Г.Белинскому назвать поэму Мильтона «апо76
феозой восстания против авторитета»1. В. Г. Белинский вполне спра­
ведливо отметил и присущие поэме противоречия. Пуританские
взгляды Мильтона вступили в противоречие с его убеждениями
революционера. Религиозные взгляды требовали подчинения «бо­
жественной воле», убеждения революционера звали на борьбу
с деспотизмом.
Весьма характерно, что основным героем поэмы становится не
Бог, который «один царит, как деспот, в небесах», а восстающий
против него Сатана, предпочитающий оказаться в аду, «чем быть
слугою в небе». Свободолюбие Сатаны противопоставлено деспо­
тизму небесного владыки. Лишаясь блаженства небесной жизни,
Сатана обретает свободу, и это для него дороже всего. В изображе­
нии Бога и Сатаны Мильтон расставил все акценты таким обра­
зом, что, как заметил Шелли, «не дал своему богу никакого нрав­
ственного превосходства над своим дьяволом».
Поэма «Потерянный рай» написана белым стихом и состоит из
двенадцати книг (частей). В ней рассказывается о поражении мя­
тежных ангелов, поднявшихся под предводительством Сатаны
против Бога, об их изгнании с небес в преисподнюю. Здесь, на
берегу горящего пламенем озера, Сатана собирает свои неисчис­
лимые полчища. В его дворце — Пандемониуме — происходит со­
вет военачальников. Сатана призывает своих соратников двинуть­
ся на завоевание неба.
Сатана проникает в рай и решает погубить сотворенных Богом
Адама и Еву, Обернувшись птицей, сидящей на ветвях «древа жиз­
ни», он узнает о том, что под угрозой смерти людям запрещено
вкушать плоды от «древа познания добра и зла». Сатана искушает
Еву. И хотя архангел Рафаил рассказывает Адаму и Еве о ковар­
стве Сатаны, она преступает запрет. Вслед за ней плод с «древа
познания» вкушает и Адам. Теперь они вместе должны понести
всю тяжесть наказания: их ждет изгнание из рая. Как и все смерт­
ные, они должны познать жизнь, состоящую из повседневного
труда, кровопролитных войн, многих бедствий и радостей. На­
встречу этой жизни, утратив райское блаженство, идут Адам
и Ева.
В образах Адама и Евы воплощены представления Мильтона об
идеальных мужчине и женщине. В их изображении Мильтон выхо­
дит за пределы пуританских представлений о добродетели. Его Адам
и Ева напоминают образы, созданные гуманистами Возрождения.
Адам — воплощение силы, мужества и красоты, Ева — воплоще­
ние женского совершенства и обаяния. Им свойственно стремле­
ние к знанию, к жизни, исполненной любви и деятельности.
1
Белинский
Т. 1 0 . - С . 305.
В.Г. Полное собрание сочинений : в 13 т. — М., 1956. —
77
Исследователи справедливо отмечают свойственное автору «По­
терянного рая» стремление к синтезу эпоса, драмы и лирики1. Эпи­
ческие картины истории, драматическое изображение судьбы Ада­
ма и Евы, страстные лирические монологи, сливаясь в едином русле,
составляют специфику поэтического стиля «Потерянного рая».
Поэма «Возвращенный рай» (Paradise Regained, 1671) написана
уже в иной тональности и отражает переживаемые поэтом в кон­
це 1660-х годов настроения разочарования, вызванные примире­
нием народа с реставрацией монархии. Утратив веру в свободолю­
бие народа, писатель возлагает надежды на самоотверженность
стойкой одинокой личности, способной противостоять силам зла
и несправедливости и своим примером побудить народ к действию.
В «Возвращенном рае» идеалом стойкости представлен Хрис­
тос, отдающий себя служению народу. Основная тема поэмы —
искупление «греха», которое может быть достигнуто борьбой с
искушениями. Сатана оказывается посрамленным стойкостью Хри­
ста. Этой поэме не свойствен дух активного протеста и действен­
ной борьбы, пронизывающий «Потерянный рай».
Творческий путь Мильтона завершается драматической поэмой
«Самсон-борец» (Samson Agonistes, 1671), в которой вновь про­
звучал призыв к действию и мести. Герой поэмы — библейский
герой Самсон, преданный своей женой Далилой и оказавшийся в
плену у филистимлян. Ослепленный врагами, одинокий в стане
недругов, безоружный, Самсон оказывается несломленным и всту­
пает в смертельную схватку с противником. Ценой своей жизни
он готов приблизить победу народа над притеснителями. В образе
Самсона, поднимающегося, «чтоб укротить властителей земли и
свергнуть иго произвола», воплотились неукротимый дух и энер­
гия Мильтона-борца, его ненависть к режиму Реставрации.
«Самсон-борец» имеет подзаголовок «драматическая поэма»
(A Dramatic Poem). Мильтон предпослал этому произведению пре­
дисловие, озаглавленное: «О том роде драматических поэм, кото­
рые зовутся трагедиями» (Of That Sort of Dramatic Poem Called
Tragedy), тем самым определяя жанр «Самсона-борца» как траге­
дию. Для этого имеются основания. Интерес к театру и драме у
Мильтона был всегда. Мильтон не разделял отрицательного отноше­
ния пуритан к театральным представлениям, но состояние совре­
менной ему английской драмы его не удовлетворяло. Особенно
решительно выступал Мильтон против драматургии и театра эпо­
хи Реставрации, имевших подчеркнуто развлекательный характер.
Сам Мильтон представлял себе задачи драматического искусства
иначе.
В своем понимании трагедии Мильтон опирался на Аристотеля.
Подлинной трагедией он считает произведение «серьезное, нрав1
78
См.: С а м а р и н
P.M.- Творчество Джона Мильтона. — М., 1964.
ственное и полезное», вызывающее сострадание и страх. Своими
учителями он называл Эсхила, Софокла и Еврипида и, создавая
свою трагедию, ориентировался на классические образцы древ­
негреческого искусства. Он ввел хор, комментирующий происхо­
дящее, и установил единство времени: длительность событий не
превышает двадцати четырех часов. Строго выдержаны единства
места и действия. Обращение к античности, ориентация на по­
этику Аристотеля, установление определенной нормативности,
классическая стройность стиля свидетельствовали о сближении
творчества Мильтона с искусством классицизма, который возни­
кает в Англии в 70 —80-е годы XVII в.
Нельзя обойти вниманием и еще один труд Мильтона: в 1682 г.
в Лондоне уже посмертно вышла его книга «Краткая история
Московии и других стран, лежащих на Восток от России до само­
го Китая» (A brief history of Moscovia and of other lessknowm Contries
lying eastward of Russia as far as Cathay). Работать над этой книгой
Мильтон начал еще в 1650-е годы, когда он был консультантом и
латинским секретарем Государственного Совета при Оливере
Кромвеле и когда английское правительство прилагало усилия для
возобновления отношений с Москвой. Именно тогда одно из по­
сланий Кромвеля к царю Алексею Михайловичу весной 1657 г.
было написано на латыни Мильтоном. В деятельности Мильтона
обращение к Московии и к изучению трудов путешественниковмореплавателей, писавших о России ранее, было связано с ши­
роким кругом его интересов в сфере географии, истории, культу­
ры, политики, с его участием в общественной жизни современ­
ной ему Англии. В книге Мильтона говорится об обычаях и жиз­
ненном укладе русских: будучи республиканцем, он весьма кри­
тически отзывался о власти царя-самодержца и с восхищением
писал о русских солдатах, подчеркивал их храбрость, выносли­
вость, стойкость, умение достойно нести свою службу.
Интерес к России проявился и в поэзии Мильтона. В 10-й и
11-й песнях поэмы «Потерянный рай», где создана монументаль­
ная картина мира, среди перечисляемых стран, городов и наро­
дов возникает образ Москвы, называются реки Обь и Печора,
упоминаются полярные ветры, засыпанные снегами Астраханс­
кие степи. В 11-й песне поэмы говорится о том, как архангел
Михаил ведет изгнанного из рая Адама на вершину холма и пока­
зывает ему земной мир:
С вершины этой открывался вид
Земного полушария и взор
До самых дальних проникал границ.
...Потом
Свободно взоры Праотец простер
До Агры и Лагора — городов
79
Великого Могола; дальше, вниз,
К златому Херсонесу; и туда,
Где в Экбатане жил Персидский Царь,
А позже в Исфагане правил Шах;
К Москве — державе русского царя,
И к Византии, где сидел Султан...
(Пер. Лрк. Шервинского)
Контекст, в котором называется столица русского государства,
масштабен и проникнут экзотичным восточным колоритом. На­
зываются столицы азиатских государств и в их ряду — Москва на
пути в Византию.
Весь комплекс природно-географических реалий в поэме
Мильтона связан с тем, что особенно интересовало его, англича­
нина, в Московии, с чем ассоциировались его представления об
этой стране, — путь в Китай через обширные пространства суро­
вых сибирских земель, прорезанных мощными реками и овевае­
мых полярными ветрами, покрытые снегами степи, тяжелые льды.
Творчество Мильтона явилось выражением прогрессивных иде­
алов своего времени. В истории английской литературы образ миль­
тоновского Сатаны предваряет появление образов мятежных бор­
цов, созданных романтиками Дж.Байроном и П.Б.Шелли.
Литература периода Реставрации
Период Реставрации (1660—1688) начался после смерти в 1658 г.
лорда-протектора Оливера Кромвеля и с восстановлением коро­
левской власти: королем стал Карл II Стюарт, сын казненного
Карла I. Эпоха Реставрации, по существу, развивала экономиче­
ские преимущества, предоставленные буржуазии революцией. Дво­
рянская аристократия выступала против суровых и благочестивых
пуритан, против грубых интересов буржуазии, но при этом сама
аристократия уже приобщилась к буржуазным доходам.
Реакцией на строгость пуританских норм поведения явилось
восстановление театральной жизни. Запреты, наложенные пури­
танами на театральные представления и разного рода увеселения,
были сняты. Театры были вновь открыты, однако они значитель­
но отличались от английского театра XVI — начала XVII в. и своим
внешним оформлением, и характером пьес. На сцене использова­
лись богатые декорации и пышные костюмы.
В эту эпоху развивается «комедия Реставрации»; особым успе­
хом пользовались комедии Уильяма Уичерли (William Wycherley,
1640—1716) и Уильяма Конгрива (William Congreve, 1670—1729).
В основу «комедии Реставрации» легло новое антибуржуазное
умонастроение — «свободомыслие» и «остроумие» (wit), которые
80
означали насмешливое отношение к тупости и лицемерию бур­
жуазии. Герои-остроумцы из комедий «Джентльмен — учитель
танцев» (The Gentleman Dancing Master, 1672), «Деревенская жена»
(The Country Wife, 1675) Уичерли, «Любовь за любовь» (Love for
Love, 1695), «Пути света» (The Way of the World, 1700) Конгрива
осмеивают жадность буржуазии, глупость и жестокость пуритан,
осуждают буржуазный брак по расчету. «Остроумие» в этих коме­
диях проявляется в иронии, сарказме диалогов, в сюжетных ситу­
ациях, связанных со смешными эскападами персонажей.
В этих комедиях правдиво изображаются нравы Лондона, фри­
вольные похождения светских кутил, веселые проделки повес,
скептические позы джентльменов. Мастерство комедийной инт­
риги, блеск юмористических диалогов, острота в обрисовке пер­
сонажей — все эти особенности «комедии Реставрации» впослед­
ствии войдут в историю английской комедии как ее характерные
черты и найдут свое продолжение в пьесах Оскара Уайлда, Бер­
нарда Шоу, Сомерсета Моэма.
Общественные противоречия определили характер и содержа­
ние литературной жизни Англии последней трети XVII в. Тради­
ции литературы времен революции продолжали развиваться в твор­
честве писателя и проповедника идей пуританства Джона Беньяна. Реакцией на пуританскую литературу явилась сатирическая
поэзия Самюэла Батлера.
Джон Беньян (John Bunyan, 1628—1688) — крупнейший анг­
лийский прозаик XVII в., связанный с демократическими слоями
пуританства. Он родился в семье крестьянина, принимал участие
в гражданской войне, находясь сначала в армии короля, а затем
перейдя на сторону индепендентов. Оставив военную службу,
Беньян стал бродячим лудильщиком. В 1650-е годы он стал извес­
тен как деятельный проповедник-пуританин, член одной из ан­
тицерковных сект.
Наиболее значительные произведения Беньяна — аллегориче­
ская повесть «Путь паломника» (The Pilgrim's Progress, 1678) и
повесть «Жизнь и смерть мистера Бэдмена» (The Life and Death of
Mr. Badman, 1680). Обе повести были созданы в годы Реставра­
ции, когда писатель подвергался гонениям и двенадцать лет про­
был в тюрьме, куда был заключен за отказ прекратить свою дея­
тельность проповедника.
В «Пути паломника» в соответствии с представлениями пури­
тан Беньян изображает человеческую жизнь как поиски высшей
правды. Обрести ее можно только на небесах. Но достигнуть «Не­
бесного Града» суждено лишь тому, кто преодолеет стоящие на
его пути искушения и трудности. Смысл жизни Беньян видит в
духовном совершенствовании: оно открывает райские врата и по­
могает каждому обрести «свой дом». Аллегорический характер про­
изведения Беньян подчеркивает в стихотворном предисловии:
81
А было так: описывая бремя
И жизнь святых в евангельское время,
К высокой славе трудный путь и горе,
Вдруг оказался я во власти аллегорий.
{Пер. А. Михальской)
Герой повести Христиан отправляется на поиски «Небесного
Града». На пути ему приходится преодолевать множество опасно­
стей. С трудом он минует Топь Уныния, где «тысячами погибали
путешественники с обозами, груженными добрыми намерения­
ми»; его хотят совратить с «верного пути евангельского учения»;
ему приходится нести на спине непомерно тяжкое бремя грехов;
на его пути возникают гора «Затруднение», дороги «Опасность» и
«Погибель»; в долине Смертной Тени он видит двух великанов —
Язычество и Папство. Первый великан уже мертв, а второй —
«дряхлый старик, кусающий ногти от сознания своего бессилия».
Наконец вместе со своим спутником Верным Христиан приходит
в город, где попадает на Ярмарку тщеславия (Vanity Fair). Здесь
все продается и все покупается — дома, почести, титулы и зва­
ния, царства и удовольствия. Здесь можно покупать и людей —
богатых жен и мужей, детей и слуг. Здесь продаются людские души
и драгоценности. Но паломникам нужна только истина. Посетите­
ли Ярмарки сначала смеются над ними, а потом бросают их в
клетку и хотят предать казни. Начинается суд, где свидетелями
выступают Зависть и Ябедничество, а присяжными — Лживый и
Беспощадный. Спутник Христиана погибает, а сам он достигает
«Небесного Града». В завершающем повесть обращении к читате­
лю Беньян просит не принимать созданную им аллегорию бук­
вально, но «самому выбрать из нее суть идеи».
Повесть Беньяна написана в традиционной форме видения.
Многое сближает ее с «Видением о Петре Пахаре» Ленгленда.
Вместе с тем «Путь паломника» предваряет сюжеты и образы про­
изведений XVIII и XIX вв. Обличение праздности и тщеславия
аристократов, стяжательства торгашей-буржуа, обобщающий об­
раз Ярмарки тщеславия, которой противостоят народные пред­
ставления о справедливой и честной жизни, — все это будет вос­
принято и развито в реалистической литературе йоследующих эпох.
А. С. Пушкин переложил в стихи начало «Пути паломника» (сти­
хотворение «Странник»).
«Жизнь и смерть мистера Бэдмена» является образцом социаль­
но-бытовой повести. Она строится в форме диалога мистера Уайзмена («мудрого человека») и мистера Аттентив («внимательно
слушающего») и содержит историю буржуа-стяжателя по имени
Бэдмен («плохой человек»). Вся его жизнь — цепь преступлений.
В юности он промотал отцовское наследство. Ради денег женился
на богатой невесте, не испытывая к ней никакого расположения.
Путем ловких махинаций Бэдмен нажил громадное состояние и
82
приобрел вес и влияние в обществе. В образе Бэдмена обобщены
характерные черты буржуазного дельца и лицемера.
В годы Реставрации произведения Беньяна, выражавшие пури­
танские идеалы гражданственности и обличающие установивши­
еся в стране порядки, имели сильное политическое звучание и
пользовались большой популярностью.
К л а с с и ц и з м в литературе периода Реставрации представ­
лен творчеством Джона Драйдена (John Dryden, 1631 — 1700).
В отличие от других европейских литератур XVII в. классицизм
в английской литературе не стал вполне сложившимся направле­
нием. В Англии для его развития не было тех необходимых предпо­
сылок, какие имелись, например, во Франции, где эстетика и
литература классицизма представлены такими блестящими име­
нами, как Н. Буало, П. Корнель, Ж. Б. Расин и Ж. Б. Мольер. Объяс­
няется это тем обстоятельством, что развитие и подъем класси­
цизма во Франции совпали с эпохой расцвета абсолютной монар­
хии, являвшейся в то время объединяющим началом общества.
Исторический путь развития Англии был иным. Реставрация Стю­
артов, сменивших буржуазную республику, не создала благопри­
ятной почвы для расцвета классицизма.
Эстетика классицизма связана с культом античности и разума,
со стремлением к упорядоченности и нормативности. Если в про­
изведениях эпохи Возрождения герои представали во всем много­
образии, богатстве и величии заключенных в них сил и страстей,
то эстетика классицизма предписывала подчинение эмоций рас­
судку, чувств — долгу. Борьба чувств и долга становилась основой
конфликта произведений. Изображение характера отличалось однолинейностью. Обнаруживалось тяготение к созданию обобщен­
ных образов. Обязательным было соблюдение трех единств — дей­
ствия, места и времени.
В Англии теоретиком классицизма выступил Драйден, которо­
го считают и основоположником английской литературной кри­
тики. Принципы эстетики классицизма получили свое художествен­
ное воплощение в его поэзии и драматургии.
Свой путь в литературе Драйден начал в годы республики. Из­
вестность получила его ода на смерть Кромвеля (Heroic Stanzas on
the Death of Cromwell, 1659). Однако сразу же после реставрации
монархии он в своих политических сатирах и одах стал прослав­
лять Стюартов, защищать монархию и вскоре сделался придвор­
ным поэтом и историографом. Драйден отличался нестойкостью
своих политических взглядов и религиозных убеждений. Начав с
осуждения католицизма, он затем принял католическую веру и в
поэме «Лань и пантера» (The Hind and the Panther, 1687) высту­
пил с прославлением римско-католической церкви.
Среди поэтических произведений Драйдена интересно стихотво­
рение «Чудесный год» (Annus Mirabilis; The Year of Wonders, 1666),
83
в котором рассказывается о событиях, пережитых Лондоном
в 1666 г. (пожар и чума).
Важное место в его творчестве принадлежит драматургии,
в области которой он следовал образцам французского класси­
цизма (П. Корнель, Ж. Б. Расин), продолжая одновременно и тра­
диции поздней елизаветинской драмы (Б.Джонсон, Фр. Бомонт и
Дж.Флетчер). По образцу французской драматургии некоторые из
своих произведений он написал «героическим стихом», для кото­
рого характерны пятистопный ямб и парная рифма.
Драйден обращался к форме комедии, писал музыкальные дра­
мы и героические трагедии. В последних, однако, героический
пафос подменялся риторикой. Сюжеты его произведений основа­
ны на истории кровавых преступлений и характеризуются инте­
ресом к экзотике («Индийский император, или Завоевание Мекси­
ки испанцами» — The Indian Emperor, or The Conquest of Mexico
by the Spaniards, 1665). Необычайные события Драйден стремился
передать, обращаясь к канонам классицизма. В комедиях Драйдена
отражены нравы эпохи Реставрации («Дикий волокита» — The Wild
Gallant, 1663). Среди трагедий Драйдена наибольшей известно­
стью пользуются «Тайная любовь, или Королева-девственница»
(Secret Love, or The Maiden Queen, 1667), «Дон Себастьян» (Don
Sebastian, 1690).
В «Опыте о драматической поэме» (Of Dramatic Poesie, An Essay,
1668) и «Опыте о героических пьесах» (Of Heroic Plays, An Essay,
1672) Драйден изложил свои взгляды на литературу и задачи дра­
матургии, определив в качестве явлений, на которые он ориенти­
руется, французский классицизм и творчество У.Шекспира.
Драйден считал, что утвердившееся во французской драме тре­
бование трех единств должно сочетаться со свойственной англий­
ской драматургии свободой в отношении к изображаемому, а тео­
рия «юмора» Б.Джонсона — с рифмованным стихом П.Корнеля.
Об У. Шекспире Драйден пишет как о писателе, у которого «из
всех современных и древних писателей, быть может, была самая
всеобъемлющая и понимающая душа. Все явления природы были
открыты ему, и он изображал их без усилия и с успехом».
Созданные Драйденом-критиком литературные портреты (Шек­
спира, Бена Джонсона, Бомонта и Флетчера, Спенсера и Миль­
тона) отличаются глубоким проникновением в существо их твор­
чества.
Драйдена по праву называют «отцом английской критики».
В истории европейского общества XVIII век известен как эпоха
Просвещения.
Идеология и культура эпохи Просвещения развивались в усло­
виях освободительного движения, содержание которого опреде­
лялось исторической необходимостью уничтожения феодализма
и замены его капиталистическими формами отношений. Это была
переходная эпоха, завершившаяся Французской буржуазной ре­
волюцией 1789—1794 гг., обозначившей крушение феодализма и
начало нового этапа в истории европейского общества.
Просветители верили в силы и возможности человеческого
разума и выносили на его суд государственные порядки и идеоло­
гию феодализма. Просветители преувеличивали значение идей,
считая, что идеи могут изменить мир. В понимании социальной
действительности и законов общественного развития они остава­
лись идеалистами. Им был свойствен исторический оптимизм,
будущее буржуазного общества рисовалось им в идеализирован­
ном свете. От подлинного историзма такие представления были
далеки. Просветительский идеал гармонически развитого обще­
ства, вера в то, что подобная гармония возможна в результате
уничтожения феодализма и его пережитков, не совпадали с ре­
альными путями и формами капиталистического прогресса. Ут­
верждавшийся буржуазный порядок опровергал иллюзии о воз­
можности благоденствия для всех.
Противоречия между просветительскими идеалами и реальны­
ми путями общественного развития ощущались многими мысли­
телями и писателями XVIII в. Это проявилось в той критике и
сатирическом осмеянии существующих порядков, которые свой­
ственны произведениям Дж.Свифта и Г.Филдинга, Д.Дидро и
Вольтера, Г.Э.Лессинга и И.В.Гёте. Это сказалось и в развивае­
мой просветителями концепции человека.
Вопрос о человеке, о «человеческой природе» находился в цен­
тре внимания просветителей. К нему обращались философы и ис­
торики, писатели и политики. Просветители утверждали мысль о
природной доброте человека, отвергали учение церкви о его врож­
денной греховности и порочности. Они считали, что пагубное вли­
яние на природу человека оказывают неразумные условия жизни.
По своим естественным свойствам человек прекрасен, однако его
развитие зависит от воспитания и той среды, в которой ему при85
ходится жить. Просветительский идеал прекрасной от природы
человеческой личности приходил в столкновение с реальными
нормами буржуазного существования. Гуманизм просветителей,
оптимистическая вера в безграничные возможности человека сбли­
жают их с деятелями эпохи Возрождения.
К культуре Ренессанса просветители близки широтой своих
интересов и фундаментальностью знаний. Просветители известны
как выдающиеся ученые, философы, писатели и общественные
деятели. Таковы Ш.Монтескье, Д.Дидро, Вольтер, Ж.Ж.Руссо —
во Франции, Фр. Шиллер и И.В.Гёте — в Германии, Дж.Свифт,
Г.Филдинг, Дж.Локк — в Англии.
Просветительская идеология определила содержание и направ­
ление развития различных отраслей знания и видов искусства
XVIII в. — философии, социологии, политики, педагогики, лите­
ратуры, живописи и эстетики. Это был век интенсивного разви­
тия науки и техники, век промышленного переворота, значитель­
ных успехов в области естествознания и астрономии.
Характерной особенностью развития философской мысли
XVIII в. было взаимодействие между материализмом и идеализмом.
На рубеже XVII и XVIII вв. англичанин Дж.Локк и немец Г. В.Лей­
бниц представляли два основных направления в философии —
материалистическое (Локк) и идеалистическое (Лейбниц). Мате­
риалистическая философия достигла в эпоху Просвещения боль­
ших успехов (Локк, Гольбах, Гельвеций, Дидро). Однако на дан­
ном этапе материализм был метафизическим, механическим.
Джон Локк (John Locke, 1632— 1704) в своих трудах «Трактат
о правлении» (1690), «Опыт о человеческом разуме» (1690) источ­
ником познания признавал опыт, складывающийся на основе
ощущений. Ощущения, чувства наряду с разумом Локк считал
критерием для оценки явлений. От рождения человек не наделен
ни пороками, ни добродетелями. Определяющее значение для
формирования его личности имеет последующий жизненный опыт.
Локк был деистом и отрицал церковные догматы, считал необхо­
димым согласовать разум с верой.
Основные литературные направления эпохи Просвещения —
классицизм, просветительский реализм, сентиментализм, предромантизм.
Особенности просветительской литературы связаны со стоящи­
ми перед ней задачами освоения новых форм общественной жиз­
ни и их воздействия на человека. Характерное и яркое явление
литературной жизни эпохи — просветительский реализм.
Просветительский реализм XVIII в., подготовленный развити­
ем искусства предшествующих веков, прежде всего эпохой Воз­
рождения, является существенным этапом в истории мировой
литературы. Стремление к воспроизведению объективной жизнен­
ной правды сочеталось в нем с постоянным и пристальным вни86
манием к проблеме «человеческой природы» в ее обусловленно­
сти обстоятельствами, средой, воспитанием.
В творчестве просветителей отчетливо проявляются две основ­
ные тенденции: обращение к формам условно-философского обоб­
щения явлений действительности и к формам реально-бытовым.
Тяготение к всеобъемлющей масштабности сочетается с интере­
сом к повседневной жизни с ее мельчайшими подробностями,
обращение к гиперболе — с детализацией. Произведения Дж. Свиф­
та, Вольтера, Д.Дидро характеризуются универсальными фило­
софскими обобщениями; в романах С. Ричардсона и Г.Филдинга,
в драмах Г. Э. Лессинга выявляется интерес к реально-бытовой сто­
роне жизни в ее обыденных формах. Обе эти тенденции подчине­
ны единой задаче исследования и правдивого изображения жизни.
В некоторых произведениях просветительской литературы оба эти
плана совмещаются, и гротескно-гиперболические приемы изоб­
ражения объединяются с воспроизведением подробностей реальнобытового характера (произведения Д.Дидро, Г.Филдинга, Г.Э.Лес­
синга).
Свойственные просветительскому реализму критицизм, пафос
обличения несовершенства и неразумности существующих поряд­
ков, сатирическое изображение прозы жизни, столь не соответ­
ствующей представлениям о подлинном назначении человека,
соединяются с утверждением просветительских идеалов, с поло­
жительной программой устройства общества.
Важное значение имело обращение просветителей к созданию
образа положительного героя. В нем воплотилась их вера в возмож­
ности человека, представление о здоровых началах человеческой
природы, исторический оптимизм. В качестве положительного ге­
роя выступает «естественный человек», действующий в соответ­
ствии с велениями разума согласно своей природе. Образы поло­
жительных героев просветительской литературы не лишены изве­
стного схематизма, определенной «заданности». Их структуре свой­
ственна двуплановость, присущая стилю просветительского ис­
кусства. В образе Робинзона Крузо, например, обнаруживаются
черты, характерные для «человека вообще», заключающие в себе
начала «всеобщности», и вместе с тем это вполне конкретное
воплощение черт буржуа определенной эпохи. Для просветитель­
ского реализма характерен интерес к рядовому человеку в его по­
вседневной жизни.
В литературе английского Просвещения преобладают прозаи­
ческие жанры. Ведущее место занимает роман, представленный
такими основными разновидностями, как роман приключенче­
ский, философско-сатирический, семейно-бытовой, социальнопсихологический.
Если в области романа XVIII в. в Англии выдвинулась целая
плеяда блестящих имен, то среди драматургов наибольшая извест87
ность вплоть до настоящего времени принадлежит лишь Р. Шери­
дану — автору знаменитой сатирической комедии «Школа зло­
словия», появившейся в период позднего Просвещения. И все же
драматургическая традиция не прерывалась, хотя английский те­
атр XVIII в. не достигал того взлета, который он переживал в
эпоху Возрождения. Запреты пуритан в XVII в., закон о театраль­
ной цензуре 1737 г. сдерживали возможности его развития.
Драматургия классицизма не получила развития на англий­
ской почве. Образцом жанра трагедии классицизма является лишь
«Катон» (Cato, 1713) Дж.Аддисона. Английская буржуазная дей­
ствительность не была подходящей почвой для высокого жанра
трагедии. Гораздо более широкое распространение получила нра­
воучительная (или «слезливая») комедия и буржуазная (или «ме­
щанская») драма. Героями этих произведений выступали не доб­
лестные римляне, а обычные буржуа, облаченные не в величе­
ственные тоги, а в весьма прозаические костюмы купцов, ювели­
ров, лавочников. Патетические монологи в стихах сменились нра­
воучительными рассуждениями трезвых буржуа, призывающих к
бережливости и деловитости. Наивысшей доблестью почиталась
верность буржуазным добродетелям. И в «слезливой» комедии, и в
буржуазной драме сильна была дидактическая струя.
С именем Джорджа Лилло (George Lillo, 1693—1739) связано
возникновение «мещанской» драмы в Англии, распространившейся
затем во Франции (Д.Дидро) и в Германии (Г.Э.Лессинг). Лилло
прославлял буржуа, его образ жизни и мораль.
Лилло был состоятельным лондонским ювелиром и занятия
драматургией совмещал с коммерческой деятельностью. Из вось­
ми произведений, написанных им, особой известностью пользо­
вались два: «Лондонский купец, или История Джорджа Барнвела»
(The London Merchant, or the History of George Barnwell, 1731) и
«Роковое любопытство» (Fatal Curiosity, 1736).
Основные принципы буржуазной, или «мещанской», драмы
реализованы в «Лондонском купце». По замыслу Лилло эта пьеса
должна была стать трагедией. В предисловии к «Лондонскому куп­
цу» Лилло изложил свои взгляды на современную трагедию, слу­
жившие программой его деятельности. Лилло считал, что насту­
пило время, когда героем трагедии должен стать буржуа, а пред­
метом ее изображения — буржуазный быт. Он выступал против
взгляда на трагедию как жанр, изображающий людей высокого
происхождения. Произведение Лилло не является трагедией в насто­
ящем смысле этого слова. Создание трагедии на той ограниченной
основе, которую он избрал, было невозможным. Предпринятая
драматургом демократизация жанра в практике его собственного
творчества обернулась узостью. Его герои не могли стать героями
трагедии. Диапазон их переживаний и чувств соответствовал фор­
ме, получившей название «мещанская» драма.
88
В «Лондонском купце» в драматической форме рассказана по­
учительная история молодого человека Джорджа Барнвела, при­
казчика в торговой конторе купца Торогуда. Дочь Торогуда Мария
любит Барнвела, но он страстно влюблен в куртизанку Милвуд.
Ради Милвуд, которая требует от него денег, Барнвел совершает
преступление: он убивает своего богатого дядюшку, чтобы унасле­
довать его состояние. Барнвела и Милвуд приговаривают к казни.
Свои представления о положительных началах жизни Лилло
воплощает в образах Торогуда и его второго приказчика Трумена;
оба они выступают в пьесе выразителями буржуазных идеалов.
Фамилии, которыми их наделяет Лилло, подчеркивают свойствен­
ную им добропорядочность («Торогуд» — «Хороший во всех отно­
шениях»; «Трумен» — «Истинный человек»). Лондонский купец
Торогуд произносит назидательные речи, осуждая Барнвела и
поучая Трумена. Предавшийся пагубной страсти и преступивший
закон, Барнвел жестоко наказан. Добродетельный Трумен полу­
чает в жены Марию и становится компаньоном Торогуда.
Распространенным жанром в английской драматургии XVIII в.
была «балладная опера», на возникновение которой во многом
повлияла популярная в Англии итальянская опера. Пьесы этого
рода писались прозой, но включали в себя песни, дуэты и арии,
исполнявшиеся на мотивы популярных песен и баллад. По своему
характеру «балладные оперы» чаще всего являлись пародиями;
некоторые из них содержали элементы социально-политической
сатиры и были откликом на злободневные события.
Лучшая «балладная опера» XVIII в. — «Опера нищих» (The
Beggar's Opera, 1728) — написана Джоном Геем (John Gay, 1685 —
1732). Поэт, баснописец и драматург, Гей завоевал известность
как автор комедий с ярко выраженными элементами бурлеска.
Изображая в «Опере нищих» уголовный мир, Гей создает сатиру
на представителей закона и правящую верхушку Англии; форму
«балладной оперы» он использует для обличения преступности
буржуазного мира. Идея «Оперы нищих» была подсказана Гею
Дж. Свифтом. Замысел Дж. Свифта о создании «ньюгетской пас­
торали» Гей развернул в остроумное и яркое драматическое пред­
ставление, насыщенное музыкальными номерами и пародиями.
Герои пьесы — воры, скупщики краденого, уголовники, дамы
легкого поведения, нищие. Сюжет связан с историей любви Пол­
ли, дочери скупщика краденых вещей Пичума, к бандиту Макхиту. Тайно от отца Полли выходит замуж за Макхита. Узнав об этом,
Пичум решает избавиться от нежелательного зятя, с которым он
не хочет делиться своим состоянием. Пичум доносит на Макхита
властям, и тот оказывается в застенках тюрьмы Ньюгет. Здесь он
подвергается любовным домогательствам со стороны дочери ше­
рифа Люси, на которой Макхит обещал жениться и которую по­
кинул ради Полли.
89
Исполняемые действующими лицами песенки, их реплики со­
держат прямые выпады против царящей в обществе продажно­
сти, обличают сговор воров и преступников с блюстителями по­
рядка. Макхит уверен, что взятка поможет освободиться ему из
тюрьмы; скупщик краденого Пичум сравнивает себя с министром.
В финале пьесы Нищий говорит: «Во всей пьесе вы можете заме­
тить такое сходство нравов, царящих и в высшей, и в низшей
сферах жизни, что трудно определить, кто у кого учится модным
порокам, — светские джентльмены у джентльменов с большой
дороги или джентльмены с большой дороги у светских джентль­
менов... В низах общества гнездится столько же пороков, сколько
и в верхах, но бедных за эти пороки наказывают». Гей показал,
что нравы высшего света ничем не отличаются от нравов подон­
ков общества.
Обличительный замысел Гея и форма его пьесы в XX в. были
использованы немецким драматургом Бертольтом Брехтом в его
«Трехгрошовой опере».
Крупнейшим мастером просветительской сатирической коме­
дии был Шеридан, известный не только как драматург, но и как
прогрессивный общественный деятель.
Ричард Бринсли Шеридан (Richard Brinsley Sheridan, 1751 —
1816) родился в столице Ирландии Дублине. Его отец был акте­
ром, мать — писательницей. Шеридан окончил привилегирован­
ную школу в Харроу и получил юридическое образование. В юно­
сти он играл на сцене и писал стихи. Его женой стала талантливая
певица Элиза Линли.
В 1775 г. в театре Ковент-Гарден была поставлена первая коме­
дия Шеридана «Соперники» (The Rivals), за которой последовали
«Дуэнья» (The Duenna, 1775), «День святого Патрика» (St. Patrick's
Day, 1775), «Поездка в Скарборо» (A Trip to Scarborough, 1777),
«Школа злословия» (The School for Scandal, 1777) и «Критик»
(The Critic, 1779). В 1799 г. Шеридан написал мелодраму «Пизарро»
(Pizarro).
В 1780 г. Шеридан был избран в парламент. С этого времени он
посвятил себя политической деятельности, представляя в палате
общин левое крыло партии вигов. Он занимал' пост казначея ад­
миралтейства. Шеридан был выдающимся оратором своего време­
ни; его речи по праву считаются образцом ораторского искусства.
Они посвящены актуальным проблемам эпохи и выражают де­
мократические устремления писателя.
Особенность Шеридана как одного из писателей эпохи Про­
свещения заключается в том, что, создавая блестящие образцы
определенного литературного жанра, он разрабатывал и вопросы
теории этого жанра. Г.Филдинг и Л.Стерн делали это в области
романа, Шеридан — в области комедии. Специальных трактатов
по теории комедии Шеридан не писал. Свои взгляды на задачи и
90
принципы ее создания он развивал непосредственно в своих про­
изведениях (в прологах и эпилогах к комедиям, в комедии «Кри­
тик»). В прологе к «Соперникам» как необходимые условия истин­
ной комедии отмечены «смех, скрывающий сатиру», «лукавая и
вольная фантазия» и «острота слов». Большое значение Шеридан
придавал мастерству построения интриги и созданию характеров.
Лучшее произведение Шеридана — комедия «Школа злосло­
вия», являющаяся сатирой на нравы светского общества и облича­
ющая лицемерие как основной порок буржуазной Англии. Моло­
дая жена сэра Питера Тизла леди Тизл, попав после замужества в
Лондон, ведет пустую жизнь светских кругов и испытывает на себе
ее развращающее влияние. Общаясь с великосветскими сплетника­
ми — леди Снируэл, миссис Кэндор, мистером Снейком, леди
Тизл оказывается втянутой в круговорот интриг. Уроки, преподан­
ные в «школе злословия», не проходят бесследно. Над репутацией
и семейным благополучием супругов Тизл нависает угроза.
Важную линию пьесы составляет история братьев Джозефа и
Чарлза Сэрфес1. Противопоставляя их друг другу, Шеридан пре­
дупреждает об опасности поверхностных суждений о человеке, а
также о несоответствии сущности многих людей той маске, под
которой они скрывают свое настоящее лицо. Легкомысленный
повеса Чарлз вызывает осуждение завсегдатаев салона леди Сни­
руэл. Он проматывает свое состояние и делает долги. Джозеф бе­
режлив и добродетелен, скромен и рассудителен. Однако подлин­
ный характер братьев раскрывается в их отношении к старому
сэру Оливеру Сэрфесу — их дядюшке. И Чарлз, и Джозеф многим
обязаны сэру Оливеру. Но если первый искренне привязан к ста­
рику и хранит о нем добрую память, то второй проявляет небла­
годарность. Наследником своего состояния Оливер делает Чарлза.
Лицемерный Джозеф разоблачен и посрамлен.
Шеридан использует в своей драматургии комедийные эффек­
ты: переодевания, случайности, появление героев под вымышлен­
ными именами. Однако эти приемы подчинены основной задаче —
сатирическому обличению пороков общества. Мастерство построе­
ния интриги сочетается в пьесах Шеридана с мастерством созда­
ния характеров. Сущность характера каждого из действующих лиц
раскрывается постепенно. В этом смысле можно говорить о прин­
ципе динамичности, применяемом драматургом. Шеридан инди­
видуализирует речь героев. Он наделяет их «значащими» именами:
Sneerwell — насмешница, Snake — змея, Malaprop — невпопад и т.д.
Сатирическая комедия нравов Шеридана явилась важным эта­
пом в развитии драматургии Англии.
Своеобразие литературы английского Просвещения связано с
тем, что буржуазная революция произошла в Англии в XVII в.,
От англ. surface — поверхность.
91
т.е. намного раньше, чем в странах европейского континента. Раз­
витие просветительской литературы в Англии происходило, та­
ким образом, в эпоху, которая не предшествовала буржуазной
революции, не подготавливала ее, а следовала за ней.
На протяжении XVIII в. в Англии продолжалось завершение
преобразований, начатых в XVII столетии. Для Англии XVIII век
был периодом утверждения буржуазных порядков. После «слав­
ной революции», завершившейся компромиссом между дворян­
ством и буржуазией, королевская власть существовала в стране
лишь номинально. Феодально-абсолютистский строй полностью
изжил себя. Практически власть принадлежала парламенту, где
были представлены виги и тори, выражавшие интересы господ­
ствующих классов — буржуазии и дворянства. Обе эти партии были
солидарны в своей антинародной политике и борьбе против осво­
бодительных движений и в самой Англии, и в ее колониях.
Выборы в парламент нередко проходили в атмосфере корруп­
ции. Комедия выборов в английский парламент и сопровождаю­
щая их политическая борьба подверглись сатирическому осмея­
нию в произведениях Дж. Свифта, Г. Филдинга, Т. Смоллета и дру­
гих писателей.
В XVIII в. существенные сдвиги происходили в экономической
жизни Англии. Экономика страны переживала подъем. Свидетель­
ством этого явился промышленный переворот. Из земледельче­
ской страны Англия быстрыми темпами превращалась в промыш­
ленную. Увеличивается число крупных промышленных центров;
возрастает городское население; начинает формироваться проле­
тариат. Обогащение буржуазии сопровождается обнищанием на­
родных масс.
Расширяются колониальные владения, возрастает могущество
Британской империи; ведутся захватнические войны, осуществ­
ляется насильственное подчинение новых территорий. Необходи­
мость расширения сферы торговых операций, поисков рынков
сбыта сопровождается активизацией колониальной политики.
Помимо Ирландии и Шотландии Англия подчинила себе Индию,
Северную Америку, Вест-Индские острова. Тема колониальных
войн и осуждение захватнической политики правящих кругов Ве­
ликобритании прозвучали в литературе. Об этом с гневом и воз­
мущением писали Дж. Свифт и Р. Шеридан.
Ситуация, сложившаяся в стране в XVIII в., способствовала
тому, что идеология и культура Просвещения зародились именно
здесь, получив свое дальнейшее развитие во Франции и других
странах европейского континента. Однако в самой Англии проти­
воречия просветительской идеологии и ее ограниченность про­
явились с наибольшей силой и остротой, что объяснялось оче­
видным несоответствием идеала гармонического общества реаль­
ным условиям буржуазной действительности.
92
Развиваясь в условиях буржуазного строя, Просвещение в Анг­
лии было в целом более умеренным, чем во Франции и Германии.
Однако английское Просвещение выдвинуло целую плеяду заме­
чательных писателей, выступивших со смелыми обличениями и
критикой не только пережитков феодализма, но и пороков буржу­
азного общества, религиозного ханжества и лицемерия (Дж. Свифт,
Г.Филдинг, Т.Смоллет, Р.Шеридан и др.). Более умеренными по
своим взглядам были Р.Стиль, Дж.Аддисон и С.Ричардсон, со­
четавшие реалистическую трезвость с религиозным морализатор­
ством.
Противоречивыми были и философские основы просветитель­
ской идеологии в Англии. Двойственность и противоречивость свой­
ственны мыслителю XVII в. Томасу Гоббсу (Thomas Hobbes, 1588 —
1679). Придерживаясь материалистического направления в фило­
софии, Гоббс выступил проповедником эгоистической буржуаз­
ной морали в области этики. Он защищал право каждого бороться
за свое личное благополучие, руководствуясь убеждением в том,
что «человек человеку — волк». Гоббс рассматривал общество как
совокупность отдельных индивидов, каждый из которых действу­
ет в соответствии со своими эгоистическими стремлениями и лич­
ной выгодой. Мысли Гоббса оказали определенное воздействие на
развитие буржуазной морали и этики.
Противоречия английского Просвещения отразились в споре
между А.Шефтсбери и Б.Мандевилем. Выступив в начале XVIII в.
со своими философскими трактатами, они начали тот спор о при­
роде человека, который будет продолжен в трудах просветителей.
Ученик и последователь Локка Энтони Шефтсбери (Anthony
Ashley Cooper, Earl of Shaftesbury, 1671 — 1713) объединил в 1711 г.
свои сочинения под общим названием «Характеристика людей,
нравов, мнений, времен» (Characteristicks of Men, Manners, Opinions,
Times). В них он развивал мысль о природной гармонии. Ему был
свойствен оптимизм во взгляде на человека и существующее ми­
роустройство. Шефтсбери утверждал, что в каждом человеке зало­
жено стремление к добру, красоте и истине. Добродетель он при­
знавал врожденным свойством человека и полагал, что добро и
красота неразрывно связаны, а зло является следствием заблуж­
дения и легко устранимо.
По своим эстетическим взглядам Шефтсбери был связан с клас­
сицизмом. Он признавал разум единственным критерием при оцен­
ке явлений и основой красоты считал врожденное стремление
человека к порядку и пропорции. Искусство античности являлось
для него идеалом. Проповедуя культ разума, Шефтсбери отдал
известную дань сенсуализму1. Учение Шефтсбери о разумности и
1
С е н с у а л и з м — философская концепция, рассматривающая чувства че­
ловека в качестве единственного источника знаний.
гармоничности всего существующего явилось вкладом в эстетику
английского классицизма и оказало значительное влияние на раз­
витие просветительской идеологии.
Иной точки зрения на человека и общество придерживался
Бернард Мандевиль (Bernard Mandeville, 1670—1733). В отличие от
Шефтсбери Мандевиль не идеализировал буржуазное общество,
но, называя вещи своими именами, принимал его таким, каково
оно есть. Основой общественной гармонии, которую он отнюдь
не отрицал, Мандевиль признавал не добродетели, а пороки, счи­
тая, что именно они стимулируют рост благосостояния и процве­
тания общества. Его знаменитая «Басня о пчелах, или Пороки част­
ных лиц — блага для общества» (The Fable of the Bees: or Private
Vices, Public Benefits, 1714) сыграла важную роль в развитии фи­
лософской мысли и литературы в Англии благодаря откровенно­
сти в изображении буржуазных нравов.
Трактаты Шефтсбери и Мандевиля обозначили две линии в
развитии английского Просвещения. Шефтсбери выразил пред­
ставления просветителей о гармоническом обществе и совершен­
ном человеке, Мандевиль изобразил эгоистические стимулы дея­
тельности буржуа.
Английская литература эпохи Просвещения прошла в своем
развитии три основных периода: период раннего, зрелого и позд­
него Просвещения.
Литература раннего Просвещения
Первый период в развитии литературы английского Просве­
щения охватывает эпоху от «славной революции» 1688—1689 гг.
до 30-х годов XVIII в. Основным литературным направлением это­
го периода является классицизм, представленный поэзией А. Поупа
и ранним творчеством Р.Стиля и Дж.Аддисона; наиболее характер­
ные жанры — драма, поэма и эссе (очерк). Писатели, связанные с
классицизмом, обращались к сюжетам, формам и образам антич­
ного искусства, используя их для изображения событий современной
им действительности. Так возникли трагедия Дж.Аддисона «Катон», сатиры А. Поупа, написанные под влиянием Горация.
Произведениями, которые стали широко известны, были ро­
маны Д.Дефо. Живой отклик получили у читателей также нра­
воописательные очерки Р.Стиля и Дж.Аддисона. Журналистская
деятельность Р.Стиля и Дж.Аддисона, творчество Д.Дефо и
Дж. Свифта знаменовали собой начало развития просветительского
реализма.
Для авторов раннего Просвещения характерен оптимистиче­
ский взгляд на перспективы буржуазного прогресса. Исключение
94
составляет Дж. Свифт; его сатира — гневное обличение противо­
речий и недугов собственнического общества.
В литературе раннего Просвещения классицизм представлен
творчеством Александра Поупа (Alexander Pope, 1688— 1744). На­
чав литературную деятельность с переводов античных авторов
(Овидия, Феокрита, Вергилия), Поуп в 1709 г. опубликовал свои
«Пасторали» (Pastorals), написанные как подражание древним.
В 1711 г. вышел его знаменитый «Опыт о критике» (An Essay On
Criticism), явившийся манифестом просветительского классициз­
ма в Англии. В этом произведении Поуп излагал свои эстетиче­
ские принципы, перекликаясь с «Искусством поэзии» теоретика
французского классицизма Н. Буало и обнаруживая связь со взгля­
дами Э. Шефтсбери.
Поуп — сторонник нормативной эстетики, строгих правил,
которым должны следовать поэты. Задачу искусства Поуп видел в
том, чтобы подчинять стихию природы законам разума. Вслед за
Э. Шефтсбери как единственно разумное начало он стремился ут­
вердить гармонию. Он призывал поэтов подражать природе, но
природе «упорядоченной». В его собственных произведениях при­
рода предстает приукрашенной, изображенной в соответствии с
рационалистическими принципами его эстетики («Пасторали»,
поэма «Виндзорский лес» — Windsor Forest, 1713). Обращаясь к
природе, Поуп стремился ощутить и передать порядок в разнооб­
разии. Образцом поэзии для Александра Поупа являлось античное
искусство. В нем он видел идеал естественности и гармонии. Однако
и в отношении к древним проявилось свойственное Поупу непри­
ятие «отступлений» от обязательных, с его точки зрения, законов
поэтического искусства и от классицистского представления о кра­
соте. Преклоняясь перед Гомером и считая его поэмы воплощени­
ем самой природы, Поуп тем не менее в своих переводах на анг­
лийский «Илиады» и «Одиссеи» исключил из них многие сцены,
допустил ряд переделок, считая необходимым «улучшить» Гомера
в соответствии с требованиями эстетики классицизма.
Весьма характерно и отношение Поупа к У. Шекспиру. При­
знавая гениальность Шекспира, считая невозможным оценивать
его «по правилам Аристотеля», Поуп в предпринятом им издании
произведений Шекспира (1721) исключил целые страницы, счи­
тая их «неприличными» и «вульгарными».
Не допускал Поуп смешения различного рода жанров, строго
определяя границы каждого из них. И все же его эстетика разре­
шала некоторые отклонения от норм классицизма. Поуп ценил
способность поэта воздействовать на воображение читателя и для
подлинно талантливого поэта считал возможным отступление от
правил («Опыт о критике»). Непоследовательность классицизма
самого Поупа проявилась в его лирическом «Послании Элоизы к
Абеляру» (Epistle of Eloisa to Abelard, 1717).
95
В философско-дидактической поэме «Опыт о человеке» (An Essay
on Man, 1732—1734) Поуп, вслед за Э. Шефтсбери развивал мысль
о гармоничности, разумности и справедливости всего существую­
щего. Но вместе с тем и в своих «Опытах о морали» (Moral Essays,
1731 — 1735), и в своих сатирах Поуп критиковал общественные
пороки и современные ему нравы.
В поэме «Похищение локона» (The Rape of the Lock, 1712,
2-й вариант — 1714) Поуп осмеял нравы светских кругов Лондона.
В остроумной форме, с не лишенным язвительности юмором Поуп
изобразил аристократическую среду, сочетая описание бытовых
подробностей с изящной условностью. В основе сюжета — анекдо­
тический случай из жизни лондонского «света»: поклонник кра­
савицы Белинды похищает ее локон. Пародируя форму эпической
поэмы, Поуп рассказывает о всех перипетиях, связанных с этим
скандальным происшествием. Комический эффект основан на
несоответствии возвышенного тона повествования ничтожности
описанных событий.
В более позднем творчестве Поупа критика общественных по­
роков усиливалась и углублялась, изящная ирония сменилась са­
тирой. Обличительный смысл имеют его сатирические поэмы «Дунcuada}» (The Dunciad, an Heroic Poem, 1728) и «Новая Дунсиада»
(The New Dunciad, 1742). Высмеивая невежд и тупиц в науке и
литературе, Поуп противопоставлял невежеству свет Разума.
Не случайно Поуп посвятил «Дунсиаду» Дж. Свифту. Произведе­
ния Поупа вызвали интерес и симпатии Дж. Байрона, развившего
традиции просветительской сатиры.
Для развития художественной прозы и становления просвети­
тельского реализма в Англии большое значение имела журналист­
ская деятельность Джозефа Аддисона (Joseph Addison, 1672 — 1719)
и Ричарда Стиля (Richard Steele, 1672—1729).
Издававшиеся ими сатирико-нравоучительные журналы «Бол­
тун» (The Tattler, 1709—1711), «Зритель» (The Spectator, 1711 —
1712), «Опекун» (The Guardian, 1713), «Англичанин» (The English­
man, 1713—1714) и другие сыграли важную роль в истории евро­
пейской периодики. Вместе с тем публиковавшиеся в журналах
Стиля и Аддисона очерки и по тематике, и по своим жанровым
особенностям предвосхитили и во многом подготовили появле­
ние английского реалистического романа. Опубликованный на
страницах «Англичанина» (1713, № 26) очерк «История Алексан­
дра Селькирка» (An Account of the Wonderful Adventures of Alexander
Selkirk, a Castaway Sailor) был использован Д.Дефо при создании
«Робинзона Крузо»; написанные в эпистолярной форме романы
С.Ричардсона восходят к очеркам-письмам, воспроизводящим
нравы буржуазных семей; образы героев Г. Филдинга (пастор
От англ. dunce — тупица, болван, остолоп.
Адаме) сродни чудаковатому сэру Роджеру, о приключениях ко­
торого рассказывается на страницах «Зрителя». С тематикой и ти­
пажами ряда очерков Стиля и Аддисона перекликаются и произ­
ведения реалистов XIX в. (Ч.Диккенса, У.Теккерея).
Очерки Стиля и Аддисона вызывали интерес у широких кругов
читателей. Они написаны живым языком, содержат юмористи­
ческие зарисовки быта и нравов средних буржуа, знакомят с за­
всегдатаями лондонских кофеен, с посетителями биржи и театра.
По своим взглядам и Стиль, и Аддисон были убежденными
сторонниками порядков, установленных в Англии после комп­
ромисса 1688 г. Их консерватизм сочетался с убеждением в том,
что частный интерес буржуа вполне согласуется с добродетелью,
что английская конституция способствует всеобщему благоден­
ствию. Умеренность взглядов не могла стать основой для не­
примиримой сатиры. Нравоописательные очерки Аддисона и
Стиля содержали лишь элементы сатиры, неизменно смягчен­
ной добродушным юмором. Для своего времени нравоописатель­
ные очерки Аддисона и Стиля были явлением новаторским. В них
развивались злободневные бытовые темы, осмеивались плуты и
обманщики, невежды и бездельники, ставились проблемы вос­
питания и смысла человеческой жизни. Помимо нравоописатель­
ных очерков в «Зрителе» печатались статьи литературно-крити­
ческого характера, сыгравшие роль в развитии эстетической
мысли и литературной критики. Особое значение имеют статьи
Аддисона о Дж. Мильтоне, в которых подчеркивается эпический
размах поэмы «Потерянный рай», сила и значительность создан­
ных поэтом образов, и статьи о художественных достоинствах
народной поэзии.
Даниель Дефо
(Daniel Defoe, 1 6 6 0 — 1 7 3 1 )
Основоположником европейского реалистического романа
Нового времени считается Даниель Дефо. Творчество Дефо со­
ставляет целую эпоху в развитии английской прозы. Являясь пер­
вой ступенью в истории просветительского романа, оно подгото­
вило и социальный реалистический роман XIX столетия. Тради­
ции Дефо-романиста развивали не только Г.Филдинг, Т. Смоллет, но и Ч.Диккенс.
Дефо явился зачинателем таких разновидностей жанра рома­
на, как роман приключенческий, биографический, роман воспи­
тания, психологический, исторический, роман-путешествие. В его
собственном творчестве все эти формы предстают еще в недоста­
точно расчлененном виде, но именно Дефо с присущей ему ши­
ротой и смелостью приступил к их разработке, наметив важней­
шие линии в развитии романного жанра.
97
В своей концепции человека Дефо исходил из просветитель­
ского представления о его доброй природе, которая подвержена
воздействию окружающей среды и жизненных обстоятельств. Ро­
ман Дефо развивался как роман социальный.
Важная роль принадлежит Дефо и в развитии английской жур­
налистики. Сын своего бурного и напряженного времени — эпо­
хи становления буржуазного общества — Дефо находился в гуще
тогдашней политической, идейной и религиозной борьбы. Его
многогранная и энергичная натура сочетала в себе черты буржу­
азного дельца и политика, яркого публициста и талантливого
писателя.
Даниель Дефо родился в семье торговца мясом и свечного фаб­
риканта, жившего в Лондоне. Дефо был отдан на обучение в пу­
ританскую духовную академию, но религиозным проповедником
не стал. Его влекла жизнь со всеми ее превратностями, рискован­
ными коммерческими операциями; несколько раз он был вынуж­
ден объявлять себя банкротом, скрываться от кредиторов и поли­
ции. Однако интересы Дефо не ограничивались буржуазным пред­
принимательством. Его кипучая энергия проявилась в политиче­
ской и публицистической деятельности. В 1685 г. он принял участие
в возглавляемом герцогом Монмутом восстании против короля
Якова II, стремившегося восстановить католичество и абсолют­
ную монархию. После поражения восстания Дефо вынужден был
долго скрываться, чтобы избежать сурового наказания. «Славную
революцию» 1688 г. он встретил сочувственно и поддерживал по­
литику Вильгельма III Оранского.
Дефо размышлял над способами наилучшей организации жиз­
ни общества. Он выступал с многочисленными проектами усо­
вершенствования и изменения существующих порядков. Об этом
он писал в своих трактатах и памфлетах. Дефо волновало многое:
просвещение соотечественников и особенно вопросы женского
образования; проблема сословных привилегий и судьба обездо­
ленных природой людей — слепых, глухих и умалишенных; он
писал о возможных путях обогащения и затрагивал вопросы эти­
ки коммерсанта; смело выступал против господствующей англи­
канской церкви, высмеивая основные положения ее вероучения
и отвергая церковные догматы. Многие памфлеты Дефо не были
подписаны его именем, и все же авторство обычно становилось
известным. Народ приветствовал сочинения Дефо, а сам автор не
один раз подвергался аресту и отбывал очередное тюремное за­
ключение.
Начало литературной деятельности Дефо относится к 1697 г.,
когда вышел его первый памфлет «Опыт о проектах» (An Essay
upon Projects). В нем Дефо выступил с предложениями об органи­
зации банковского кредита и страховых компаний, об улучшении
путей сообщения; развивал мысль о создании академии, которая
98
занималась бы вопросами норм литературного языка; писал о на­
сущной необходимости женского образования. В памфлете «Хо­
датайство бедняка» (A Poor Man's Plea, 1698) Дефо поднял го­
лос против несправедливости законов, карающих бедняков и за­
щищающих богачей: «Паутина наших законов такова, что попа­
дают в нее маленькие мухи, а большие пробиваются сквозь нее».
Демократический характер имела и стихотворная сатира « Чисто­
кровный англичанин» (The True-Born Englishman. A Satyr, 1701),
высмеивающая аристократическую спесь дворян и утверждающая
право человека гордиться не своим происхождением, а личной
доблестью, не знатными предками, а достойными поступками.
За резкую сатиру Дефо был приговорен к тюремному заключе­
нию и выставлению у позорного столба. Еще до свершения этой
гражданской казни в народе начал распространяться «Гимн по­
зорному столбу» (A Hymn to the Pillory, 1703), написанный Дефо
в Ньюгетской тюрьме. «Гимн» был написан в форме народной
песни, и в день, когда Дефо стоял у позорного столба, собравша­
яся на площади толпа распевала ее, приветствуя автора. Вскоре,
однако, взлет демократических симпатий и открытого сочувствия
народу сменяется у Дефо устойчивой умеренностью взглядов.
А. А. Елистратова справедливо отмечает: «Дефо не стал поэтомтрибуном, и гражданско-политическая струя глохнет в его твор­
честве»1. Но социально-обличительный характер его реалистиче­
ских романов вполне очевиден.
В 1719 г., когда Дефо было 59 лет, появилась первая часть
«Робинзона Крузо» (The Life and Strange Surprising Adventures of
Robinson Crusoe), сделавшая его имя бессмертным. Вторая часть
романа вышла в 1720 г., третья — в 1721 г. Дефо выдал роман за
подлинные мемуары самого Робинзона. Именно так эта книга и
была воспринята современниками.
Толчком, а во многом и основой для создания романа послу­
жил очерк Р. Стиля «История Александра Селькирка», опублико­
ванный в 1713 г. в журнале «Англичанин». В нем рассказывалось о
действительном происшествии: матрос Селькирк вступил в ссору
с капитаном корабля и был высажен на остров Хуан Фернандес,
где провел в полном одиночестве четыре года и четыре месяца.
Этот факт трансформировался в творчестве Дефо в развернутое
повествование, привлекающее не только своей занимательно­
стью, но и философским смыслом. «Робинзон Крузо» оказал влия­
ние на развитие литературы, философии и политической эконо­
мии XVIII в. Его идеи и образы преломились в творчестве Вольте­
ра («Кандид»), Ж.Ж.Руссо и И.В.Гёте («Фауст»). Просветитель­
ская концепция человека, обращение к теме труда, заниматель1
Елистратова
1966.-С. 111.
А.А. Английский роман эпохи Просвещения. — М.,
99
ность и простота повествования, его художественное обаяние —
все это привлекает к роману Дефо людей разного возраста и раз­
ных интересов.
Особую идейно-художественную ценность имеет первая часть
романа, посвященная описанию жизни героя на необитаемом
острове. Рассказывая во всех подробностях о двадцати восьми го­
дах, проведенных Робинзоном вдали от общества, Дефо впервые
в литературе развивает тему созидательного труда. Именно труд
помог Робинзону остаться человеком. Оказавшись в полном оди­
ночестве, наедине с природой, герой Дефо с присущей ему не­
утомимостью и деловитостью трудится над изготовлением пред­
метов домашнего обихода, сооружает лодку, выращивает и соби­
рает свой первый урожай. Преодолевая массу трудностей, он овла­
девает различными ремеслами.
В Робинзоне воплощены просветительские представления о
«естественном человеке» в его взаимоотношениях с природой.
Однако Робинзон — это не только человек «вообще», который
действует согласно своей «природе» и велению разума; Робин­
зон — это и вполне типичный буржуа, сложившийся под влияни­
ем определенных общественных отношений. И если лучшие чер­
ты, свойственные Робинзону-человеку, смогли проявиться вдали
от людей, в условиях необитаемого острова, то они не смогли по­
давить в нем истинного буржуа. Во всем сказываются его деловая
сметка и здравый смысл. Его религиозность и набожность сочета­
ются с практицизмом дельца. Любое дело он начинает с чтения
молитвы; как истинный пуританин он не расстается с Библией, но
вместе с тем он мелочно расчетлив и во всем руководствуется прежде
всего интересами выгоды. Предаваясь моральным рассуждениям,
герой «с полным беспристрастием, словно кредитор», все сопо­
ставляет и взвешивает. В дневнике Робинзон подводит «баланс» по­
ложительных и отрицательных сторон своего положения.
Характер Робинзона раскрывается и в его общении с Пятни­
цей. В этом молодом дикаре, спасенном им от смерти, Робинзон
хочет прежде всего видеть своего покорного слугу, раба. Не слу­
чайно первое слово, которое он учит его произносить, — «госпо­
дин». Робинзону необходим послушный и безропотный помощ­
ник, и его радуют «смиренная благодарность», «бесконечная пре­
данность и покорность» Пятницы. Узнав Пятницу ближе, Робин­
зон понимает, что по живости своего ума и по «душевным спо­
собностям» юноша не уступает ему. Пятница не только услужив,
но и умен и восприимчив; он понимает все, чему его обучают.
Благодаря Пятнице, к которому Робинзон искренне привязался,
жизнь на острове стала «приятной и легкой». Как истинный пури­
танин Робинзон стремится приобщить Пятницу к религии. Одна­
ко казуистические вопросы, которые тот задает ему, нередко ста­
вят Робинзона в тупик.
100
Дефо сам писал об аллегорическом смысле своего романа. Дей­
ствительно, описания приключений Робинзона содержат боль­
шой обобщающий и иносказательный смысл. В романе воплоти­
лись представления Дефо о человеческой жизни и истории чело­
вечества, основные этапы которой Робинзон проходит за время
жизни на острове (оказавшись один на один с природой, он за­
нимается охотой и рыболовством, потом разводит скот, обраба­
тывает землю и, наконец, обретает в лице Пятницы раба и позже
превращает остров в колонию).
Неверным было бы утверждать и то, что жизнь Робинзона на
острове началась с первоначальной ступени развития производ­
ства. В своем героическом единоборстве с природой Робинзон не
совсем одинок. Ему удалось достать с разбитого корабля инстру­
менты, оружие, порох, бумагу, чернила. Во всех этих предметах
воплощен труд многих тысяч людей, и, таким образом, челове­
ческое общество незримо присутствует в хижине Робинзона. Без
его поддержки он не смог бы, несмотря на всю свою энергию,
создать необходимые для жизни условия.
Необыкновенную историю Робинзона Дефо сумел рассказать
с удивительной художественной выразительностью. Повествова­
ние ведется от первого лица в живой и непосредственной форме.
Простота и безыскусность рассказа обладают большой силой убе­
дительности. Достигается это благодаря реалистической достовер­
ности описаний. С необычайной тщательностью воспроизводит
Дефо мельчайшие подробности жизни своего героя, и каждая из
них приобретает глубокий смысл. Дефо — мастер описаний. Он
создает яркие картины южной природы, умеет передать своеоб­
разие каждого времени года. Великолепны его описания моря.
Вторая и третья части «Робинзона Крузо» по глубине содержа­
ния и по художественному уровню значительно уступают первой.
В них речь идет о жизни и деятельности Робинзона после того,
как он покинул остров, — о его торговых путешествиях в Индию,
Китай и Сибирь, об организации им колонии поселенцев на том
острове, где он прежде жил в одиночестве. Робинзону приходится
преодолевать многие препятствия, однако теперь речь идет уже не
столько о приключениях, сколько о деловых авантюрах и спеку­
ляциях, и сам герой изображен как буржуазный делец. Третья часть
романа содержит дидактические рассуждения буржуа Робинзона
о жизни.
Последовавшие за «Робинзоном Крузо» произведения Дефо
составляют несколько групп: приключенческие романы, продол­
жающие традиции европейского плутовского романа («Молль
Флендерс» — The Fortunes and Misfortunes of the Famous Moll Flan­
ders, 1722; «Полковник Джек» — Colonel Jacque, 1722; «Роксана» —
Lady Roxana, 1724); морские приключенческие романы («Капи­
тан Синглътон» — Captain Singleton, 1720); исторические романы
101
на ранней стадии их развития («Дневник чумного года» — A Journal
of the Plague Year, 1722; «Мемуары кавалера» — Memoirs of
a Cavalier, 1720). Романы Дефо написаны в форме мемуаров или
автобиографий. В них рассказывается история жизни героя и ста­
новления его личности. Дефо убедительно раскрывает воздействие
условий и обстоятельств жизни на формирование человека. Он
показывает своих героев в столкновении с жестоким и бездуш­
ным миром. Как правило, это люди, лишенные прочных обще­
ственных связей, — сироты, подкидыши, пираты, вынужден­
ные действовать в соответствии с бесчеловечными законами бур­
жуазного мира или становиться их жертвами. Каждый ведет борьбу
в одиночку, рассчитывая на свои собственные силы, на свою
ловкость, находчивость и сообразительность. Люди не гнуша­
ются никакими средствами ради достижения благополучия.
«Истинно благородный» полковник Джек, который в детстве был
беспризорным бродяжкой и воришкой, претерпев всевозмож­
ные превратности судьбы, становится работорговцем. Принятая
при дворе блистательная Роксана имеет за плечами темное про­
шлое: ради карьеры она делается негласной сообщницей убий­
ства собственной дочери. Подробно описывая жизнь своих геро­
ев, Дефо показывает, что преступления порождаются преступ­
ным обществом.
Особый интерес представляет роман «Молль Флендерс», его
полное название — «Радости и горести знаменитой Молль Флен­
дерс, которая родилась в Ньюгетской тюрьме и в течение шести
десятков лет своей разнообразной жизни (не считая детского воз­
раста) была двенадцать лет содержанкой, пять раз замужем (из
них один раз за своим братом), двенадцать лет воровкой, восемь
лет ссыльной в Виргинии, но под конец разбогатела, стала жить
честно и умерла в раскаянии. Написано по ее собственным замет­
кам».
События романа происходят в Англии, в самой гуще буржуаз­
ной действительности со всеми ее противоречиями и социальны­
ми контрастами. Героиня романа — дочь каторжника, увидевшая
свет в Ньюгетской тюрьме и воспитанная в приюте; ей знакомы
жизнь в трущобах и повседневная борьба за существование. Молль
Флендерс умна, энергична, красива. Но жизненные обстоятель­
ства способствуют ее превращению в воровку и авантюристку.
В «Робинзоне Крузо» Дефо рассказал историю борьбы человека с
природой. В «Молль Флендерс» он поведал о судьбе одинокой жен­
щины в буржуазном обществе. На путь порока ее толкают нищета,
голод и жестокость окружающих ее людей. Судьба героини Дефо
определена социальными условиями ее жизни.
В историю литературы Дефо вошел как создатель просветитель­
ского реалистического романа, в котором проявляется тенденция
к большим социальным обобщениям. Он писал для широких кру102
гов читателей и содействовал демократизации литературы. Его
бессмертный «Робинзон Крузо» стоит в одном ряду с крупней­
шими произведениями мировой литературы.
Джонатан Свифт
(Jonathan Swift, 1667 — 1745)
Великая сатирическая традиция английской литературы связа­
на с творчеством Свифта. Уже на раннем этапе Просвещения Свифт
выступил с критикой не только пережитков феодализма, но и
складывающихся буржуазных отношений. Его негодующая сатира
бичевала пороки современного ему мира, разрушая оптимисти­
ческие надежды просветителей на будущий прогресс.
Крупнейший сатирик XVIII в. Свифт обращался к темам боль­
шого социально-политического звучания; его творчеству присущ
ярко выраженный гражданский пафос. Свифт критиковал внут­
реннюю политику Англии, парламентскую систему, колониаль­
ные и захватнические войны, выступал против религиозных пред­
рассудков и невежества. Свифт не принимал своекорыстного
«частного интереса» и «благоразумия» буржуа; подвергая их жес­
токому осмеянию, он противопоставлял им понятия обществен­
ного долга и ответственности перед народом.
Обращаясь к конкретным проблемам действительности, Свифт
трактовал их в философском плане. Социальная острота и злобо­
дневность его произведений сочетаются со стремлением к боль­
шим обобщениям. Сатира Свифта имеет философско-политический характер.
Свифт — мастер аллегории. В этом отношении он продолжал
одну из важнейших традиций английской литературы (У.Ленгленд, Дж. Беньян). Используя аллегорический способ изображе­
ния, т.е. описывая одно явление под видом другого, Свифт исхо­
дил из действительности. Создаваемые им фантастические обра­
зы, описанные им удивительные приключения и путешествия
имеют под собой вполне реальную основу. Свифт говорил об обыч­
ном, используя необычные формы и образы. Его излюбленный
жанр — памфлет.
Джонатан Свифт родился в Дублине, и большая часть его жиз­
ни связана с Ирландией. Его отец был пастором, и сам Свифт
получил богословское образование в университете Дублина. Од­
нако ни богословие, ни карьера священника его не прельщали.
В течение ряда лет он зарабатывал себе на жизнь, выполняя обя­
занности домашнего секретаря у знатного вельможи Темпля, и
жил в его поместье Мур-Парк в Англии.
Литературная деятельность Свифта началась в 1690 г. Его пер­
вые памфлеты — «Битва книг» и «Сказка бочки» — были опубли­
кованы в 1704 г. В «Битве книг» (The Battle of the Books) Свифт
103
высказал свои взгляды на задачи литературы. Долг писателя он
видел в том, чтобы приносить пользу людям и обогащать их иде­
ями. В иносказательной форме эта мысль выражена во вставном
эпизоде о пауке и пчеле. Паук, забившись в темный угол, плетет
свою паутину вдали от людей и света. Пчела разрывает паутину и
устремляется к цветам и свету. Она добывает сладкий мед, необ­
ходимый людям.
Всеобщее признание принес Свифту памфлет «Сказка бочки»
(A Tale of a Tub), явившийся смелой сатирой на церковь и ее дог­
маты. Название памфлета имеет двойной смысл. Выражение «сказ­
ка бочки» означает «запутанную историю», «бабушкины сказки»,
«бестолковщину». Усложненная структура произведения, предва­
ряемого несколькими предисловиями и содержащего большое ко­
личество отступлений на всевозможные темы, дает основание для
такого названия. Сам Свифт истолковывал смысл названия этого
памфлета таким образом: «...У моряков существует обычай при
встрече с китом бросать в море пустую бочку, чтобы этой забавой
отвлечь его внимание от корабля». Развивая эту мысль в «Преди­
словии» к памфлету, Свифт обратил внимание на то, что корабль
может быть понят как «эмблема государства». Из содержания пам­
флета становится очевидным, что «бочка», которая должна от­
влечь внимание от «корабля-государства», — это религия. Втяги­
вая народ в споры о религии и тем самым отвлекая его внимание
от более важных проблем, государство действует в интересах са­
мосохранения.
Ядро памфлета составляет сатира на церковь и ее догматы. Она
развернута в притче о трех братьях, каждый из которых олицетво­
ряет одну из форм религии: Петр — католичество, Мартин —
лютеранство (англиканская церковь), Джек — кальвинизм (пури­
танство). Жизнеописание братьев носит аллегорический характер.
Умирая, отец (христианство) оставляет в наследство своим
сыновьям по кафтану и завещает носить их бережно и содержать в
чистоте. Он просит детей соблюдать эти наставления в точности,
предупреждая, что все их «будущее благополучие зависит от это­
го». И еще он завещает, чтобы они «по-братски и по-дружески
жили вместе в одном доме». В течение первых семи лет братья
свято соблюдали отцовское завещание и были счастливы. Но по­
том, стремясь приобщиться к светской жизни и завоевать благо­
склонность дам — герцогини Корыстолюбие, мадемуазель Често­
любие и графини Гордость, — братья нарушили заветы отца.
В завещании запрещалось «прибавлять к кафтанам или убавлять от
них хотя бы нитку». Но, боясь отстать от моды, братья украсили
свои очень просто сшитые кафтаны аксельбантами.
Петр объявил, что поскольку он старший из братьев, то имен­
но он и является единственным наследником отца. Он приказал
величать себя «господин Петр», затем — «отец Петр» и даже «ми104
лостивый государь Петр». Требуя к себе почтения, он занимался
выгодными спекуляциями: покупал и перепродавал земельные
участки. Он стал известен своими изобретениями: радикальным
средством от глистов (отпущение грехов), учреждением «шептальни» (исповедальни), открытием «универсального рассола» (свя­
тая вода). Петр баснословно разбогател, но потерял рассудок. Он
дошел до того, что стал ходить в трех «высоких шляпах, напялен­
ных одна на другую» (имеется в виду папская тиара); когда с ним
здоровались, протягивал свою ногу в ожидании поцелуя (тоже
намек на папу римского).
Вскоре братья перессорились и после «великого разрыва» (цер­
ковная реформация в XVI в.) так и не помирились. Мартин и
Джек, оба страдавшие от тирании Петра, решили «реформиро­
вать свою одежду по отцовским предписаниям». Мартин проявил
в данном случае осмотрительность и умеренность: он отрывал
шнурки и бахрому, стараясь не повредить кафтан. Зато Джек,
«разъярившись и воспламенившись», разорвал весь свой кафтан
сверху донизу. Не слушая увещаний Мартина, призывавшего ру­
ководствоваться не злобой на Петра, а отцовским завещанием,
Джек рвал и кромсал свой кафтан. Неистовство Джека не имело
предела, и, так же как и Петр, он утратил рассудок: приходил в
бешенство при звуках музыки, питал лютое отвращение к живо­
писи, ходил по улицам с закрытыми глазами. Свифт беспощаден
в своем осуждении католицизма и крайностей пуританства. И если
о лютеранстве он пишет более сдержанно, то лишь потому, что его
вынуждает к этому сан священника англиканской церкви.
В многочисленных сатирических отступлениях Свифт помимо
религии касался и других сторон жизни Англии. В «Отступлении
касательно происхождения, пользы и успехов безумия в челове­
ческом обществе» он сравнивал порядки в современном ему об­
ществе с порядками в Бедламе (дом для умалишенных). В «Отступ­
лении касательно критиков» Свифт обрушивался на продажных
критиков, сопоставляя их с ослами.
При всем своем стремлении к универсальности сатира Свифта
имеет свои истоки в реальных фактах. Свифт не стремился к рас­
суждениям отвлеченного характера. Сатирический образ у Свифта
имеет в своей основе определенный конкретный факт, а во мно­
гих случаях — документ, становящийся объектом осмеяния или
пародии. Эти особенности сатиры Свифта, проявившись в «Сказ­
ке бочки», с еще большей определенностью дадут себя знать в его
ирландских памфлетах.
В 1700 г. Свифт поселился в ирландской деревушке Ларакор и
приступил к обязанностям приходского священника. Жизнь в сель­
ской глуши давала возможность увидеть страдания и нужды наро­
да Ирландии. Тема народа вошла в творчество Свифта, определив
силу его гражданского звучания. Живя в Ларакоре, Свифт не по105
рывал связей с Лондоном. Он не только живо интересовался по­
литической жизнью страны, но и принимал в ней самое непо­
средственное участие, завоевывая признание как блестящий сати­
рик и памфлетист. Разящее перо Свифта делало его опасным про­
тивником. Оно заставляло трепетать королей и министров и вызы­
вало восторг и поддержку народа.
В 1714 г. Свифту было предложено место декана собора в Дуб­
лине. По существу, это означало ссылку.
В обстановке национально-освободительного движения ирланд­
ского народа складывались и укреплялись республиканско-демократические взгляды писателя. Свое выражение они получили в
памфлетах «Письма суконщика» (1724), «Скромное предложение
о детях бедняков» (1729) и в знаменитом романе «.Путешествия
Гулливера» (1726).
«Письма суконщика» (The Drapier's Letters) написаны в связи с
распространением в Ирландии неполноценной медной монеты,
право на чеканку которой приобрел английский купец Вуд, раз­
богатевший на ограблении ирландцев. Этот конкретный случай
послужил Свифту поводом для обличения колониальной полити­
ки Англии. Памфлет написан простым языком, от лица дублин­
ского торговца сукном. Суконщик выражает интересы всей пора­
бощенной Ирландии. В его письмах звучит голос народа. И в своих
обличениях, и в своем призыве к действию суконщик выступает
как истинный патриот. Его обращения к соотечественникам ис­
полнены гражданского пафоса. Он упрекает их в инертности, до­
казывает необоснованность притязаний англичан, объясняет смысл
происходящих в стране событий и предупреждает о последствиях.
Суконщик предстает в своих письмах человеком решительным и
мужественным, умным и язвительным. Благодаря памфлету Свифта
Вуд был лишен патента на чеканку монеты. Декан собора св. Пат­
рика стал подлинным героем Ирландии. В 1726 г., когда Свифт
возвращался из Англии, страна встречала его колокольным зво­
ном. Народ взял Свифта под свою защиту, ограждая его от воз­
можных репрессий.
И все же ликовать и праздновать победу особых оснований у
писателя не было. Положение Ирландии, по существу, не изме­
нилось. Сатира Свифта становилась все более мрачной. Усилива­
лись настроения отчаяния, отражая не только остроту гнева писа­
теля, но и глубину его душевной боли. Создаваемые им гротеск­
ные образы приобретали зловещий характер.
В памфлете «Скромное предложение о детях бедняков», полное
название которого — «Скромное предложение, имеющее целью не
допустить, чтобы дети бедняков в Ирландии были в тягость сво­
им родителям или своей родине, и, напротив, сделать их полез­
ными для общества» (A Modest Proposal for Preventing the Children
of Poor People from being a Burthen to Their Parents or the Country
106
and for Making Them Beneficial to the Public), Свифт, обращаясь к
приему пародии, нарочито бесстрастным тоном излагает чудо­
вищное по своему характеру «предложение»: детей бедняков сле­
дует откармливать на убой; таким способом можно предотвратить
нищету. Это бесчеловечное и абсурдное «предложение» — паро­
дия на всякого рода проекты и реформы, которые вызывают не­
нависть Свифта к их сочинителям и его боль за бедняков. Иссле­
дователь творчества Свифта И.А.Дубашинский справедливо от­
мечает, что образ негодующего и скорбящего автора противосто­
ит образу прожектера-повествователя1.
В 1726 г. вышли знаменитые «Путешествия в разные отдален­
ные страны мира Лемюэля Гулливера, вначале хирурга, а затем
капитана нескольких кораблей» (Travels into Several Remote Nations
of the World, by Lemuel Gulliver, first a Surgeon and then a Captain of
several Ships). Над этой книгой Свифт работал в общей сложности
примерно десять лет, она отразила эволюцию взглядов писателя и
великолепие его сатирического мастерства, сделала его имя бес­
смертным. В литературе эпохи Просвещения «Путешествиям Гул­
ливера» принадлежит важное место. Свифт положил начало ради­
кально-демократической линии в развитии просветительского
искусства. Он не принадлежал к числу сторонников классового
компромисса буржуазии и дворянства, не верил в благотворность
буржуазного прогресса, решительно обличал пороки и противо­
речия буржуазного общества и не разделял оптимизма Дж.Аддисона, Р.Стиля, Д.Дефо и С.Ричардсона.
Жанровую природу «Путешествий Гулливера» можно опреде­
лить и как памфлет, и как роман. Памфлетная основа «Путеше­
ствий» проявляется в публицистичности и конкретности обличе­
ний, в открытой подчиненности всей структуры произведения и
созданных в нем образов подчеркнуто тенденциозному авторско­
му замыслу. Но вместе с тем произведение Свифта несет в себе и
признаки романного жанра. Образ Гулливера, связывая воедино
все части произведения, становится его центром. В отношении
Гулливера к окружающему миру намечаются определенные сдви­
ги и изменения. Можно говорить о тенденции сюжета произведе­
ния к саморазвитию. «Путешествия Гулливера» — это сатириче­
ский философско-политический роман на ранней стадии развития
просветительской литературы в Англии, когда жанр романа нахо­
дился в процессе становления. Специфическая особенность свифтовского романа — наличие в нем ярко выраженного публици­
стического начала, сближающего его с памфлетом.
Роман состоит из четырех частей, в каждой из которых расска­
зывается о пребывании Гулливера в различных странах. Роман
Свифта строится как роман путешествий приключенческо-фан1
См.: Д у б а ш и н с к и й
И.А. Памфлеты Свифта. — Рига, 1968.
107
тастического характера. Приключенческое начало повествования,
фантастические ситуации и образы делают его особенно интерес­
ным для детей. Однако каждый из эпизодов романа помимо зани­
мательности заключает в себе и гораздо более глубокий смысл.
Путешествия Гулливера — это история обогащения представле­
ний человека о мире. В романе поставлен вопрос и об относитель­
ности человеческих знаний.
В первой части романа, рассказывая о Лилипутии, Свифт са­
тирически изображает современную ему Англию. Порядки, зако­
ны и обычаи Лилипутии — карикатура на монархический строй,
парламентские партии и церковные разногласия. Император ки­
чится перед своими подданными тем, что он чуть выше их ростом.
Это ничтожное преимущество позволяет ему чувствовать себя по­
велителем вселенной. Главный секретарь по тайным делам при­
знается Гулливеру, что государственный организм Лилипутии
«разъедают две страшные язвы: внутренние раздоры партий и уг­
роза нашествия внешнего могущественного врага». Из дальнейше­
го выясняется, что враждующие партии (Свифт имеет в виду ви­
гов и тори) отличаются друг от друга лишь высотой каблуков на
башмаках. В Лилипутии происходят постоянные смуты, вызван­
ные несогласиями по вопросу о том, с какого конца — тупого
или острого — следует разбивать вареное яйцо. Свифт говорит и
о системе назначения на государственные должности: кандида­
ты на ответственные посты избираются в зависимости от их уме­
ния балансировать на канате и выполнять акробатические уп­
ражнения.
Если в Лилипутии Гулливер всех поражает своими размерами
и получает прозвище «Человек-Гора», то во второй части романа
среди великанов Бробдингнега он кажется «ничтожным насеко­
мым». Свифт изображает Бробдингнег как идеальную монархию,
а ее короля как просвещенного и мудрого монарха. Король Броб­
дингнега осуждает войны. В своей стране он стремится установить
порядок, основанный на принципах разума и высокой нравствен­
ности.
Блестящей сатирой на науку, оторванную от жизни и потому
ненужную людям, является третья часть книги, связанная с пре­
быванием Гулливера в Лапуте. Гулливер посещает Великую Ака­
демию и становится свидетелем многих научных «открытий»: один
ученый восемь лет разрабатывал проект извлечения солнечной
энергии из огурцов с целью применения ее в случае холодного
лета; другой занимался пережиганием льда в порох; третий от­
крыл способ пахать землю при помощи свиней и за счет этого
избавиться от расхода на плуги, скот и рабочих; и т.д. Все эти
прожектеры, обосновавшиеся на летающем острове, плохо пред­
ставляют себе происходящее на земле. Свифт был далек от неве­
рия в возможности человеческого разума, но он имел основания
108
решительно осуждать и высмеивать лженауку, оборачивающуюся
глупостью.
Четвертая часть романа — «Путешествие в страну гуигнгнмов» содержит гневное обличение бесчеловечности буржуазного
общества, отвратительным порождением которого являются зве­
роподобные существа йеху, и картину жизни патриархальной об­
щины добродетельных лошадей гуигнгнмов, противопоставляе­
мых йеху. И внешний облик, и внутренняя сущность йеху отвра­
тительны. Эти похожие и на обезьян, и на людей существа хитры,
злобны, вероломны и мстительны. «Они сильны и дерзки, но вместе
с тем трусливы, что делает их наглыми, низкими и жестокими».
Они жадны и сластолюбивы, неопрятны и уродливы, драчливы и
безнравственны. Больше всего они ценят цветные и блестящие
камешки, которые отнимают друг у друга и закапывают в землю.
Из-за них йеху готовы убивать и проливать кровь.
Вернувшись в Англию, Гулливер обнаруживает у своих сооте­
чественников черты, свойственные йеху. Наблюдения над извра­
щениями человеческой природы вызывают у писателя глубокий
пессимизм. Противопоставляя йеху гуигнгнмов и называя их с гру­
стной улыбкой «совершенством природы», Свифт понимает и
присущую им ограниченность, и невозможность возрождения
патриархальных устоев жизни. В связи с этим создаваемая в его
романе картина является, по существу, безысходной. Свифт не
видел выхода из противоречий буржуазного общества. Но он все­
гда был непримирим к несправедливости и оставался ревностным
защитником свободы.
Творчество Свифта — важный этап в развитии просветитель­
ского реализма. Как мастер смеха в различных формах его проявле­
ния — от испепеляющей сатиры до язвительной иронии — Свифт
занял видное место в мировой литературе.
Литература зрелого Просвещения
Период зрелого Просвещения в Англии относится к 40 —60-м
годам XVIII в. Если на раннем этапе развития просветительской
литературы наиболее распространенными жанрами были памф­
лет и очерк, то на следующем этапе ведущее место принадлежало
роману.
Середина XVIII в. — это эпоха расцвета английского просвети­
тельского романа, представленного творчеством С.Ричардсона,
Г.Филдинга и Т.Смоллета. В их произведениях просветительский
реализм достиг своего расцвета.
Начало зрелого Просвещения связано с творчеством С. Ричард­
сона, явившегося создателем семейно-бытового психологическо109
го романа. Вершина просветительского реализма — произведения
Г.Филдинга. Г.Филдинг выступил как теоретик романа и автор
социально-бытовых романов, которые сам он определил как «ко­
мические эпопеи».
Поздний этап в развитии зрелого Просвещения связан с твор­
чеством Т. Смоллета, в котором обозначилось начало кризиса про­
светительского оптимизма, свойственного Г.Филдингу. Романыжизнеописания Т. Смоллета начали видоизменяться, поскольку
автор стремился представить панораму общественно-политической
жизни и нравов.
Самюэл Ричардсон
(Samuel Richardson, 1689—1761)
Если в творчестве Д.Дефо и Дж.Свифта основное место зани­
мали приключенческий роман и роман путешествий, то Самюэл
Ричардсон создал семейно-бытовой психологический роман, в
котором изображалась повседневная жизнь буржуазной семьи. Ге­
рои Д.Дефо и Дж.Свифта представали перед читателями в не­
обычайных обстоятельствах и неожиданных ситуациях. Ричардсон
изображал людей в будничной обстановке семьи и дома. Не слу­
чайно в романе «Кларисса» приведены слова Ювенала, которые
могли бы стать эпиграфом ко всему творчеству Ричардсона: «Если
ты хочешь познать нравы человеческого рода, тебе довольно и
одного дома». При всей умеренности взглядов Ричардсона, про­
славлявшего буржуазные добродетели, в его романах раскрыва­
ются жестокость и бесчеловечность существующих нравов. В ряду
английских просветителей Ричардсон первый придал описанию
частной жизни глубокий драматизм.
Ричардсон был первым романистом Англии, который попы­
тался проникнуть в мир мыслей и чувств своих героев. Его интере­
совали их нравы и этические представления. Этим объясняется
возникновение формы эпистолярного романа. Пространные и об­
стоятельные письма героев позволяют судить об их психологии,
присущих им индивидуальных особенностях восприятия окружа­
ющего. Письма передают эмоциональную напряженность рассказ­
чика, мир его чувств.
В произведениях Ричардсона уже появляются черты сентимен­
тализма, однако в отличие от представителей сентиментализма
в английской литературе Ричардсон не противопоставляет чув­
ства разуму: страсть его героев рассудочна. Романы Ричардсона
имеют ярко выраженный нравоучительный характер; в них все­
гда присутствует морализаторская тенденция, соответствующая
буржуазно-пуританским представлениям. Реализм Ричардсона в
изображении быта, нравов и чувств сочетается с узостью и ог­
раниченностью его понятий о характере человеческих добродете110
лей, которые для него неразрывно связаны с буржуазными по­
рядками.
Самюэл Ричардсон был сыном столяра. Семнадцати лет он
приехал из Дербишира в Лондон, где поступил в ученики к ти­
пографу. В течение ряда лет он работал наборщиком; затем после
смерти хозяина, на дочери которого он женился, Ричардсон
унаследовал дело и стал владельцем типографии. Писать Ричард­
сон начал поздно. Свой первый роман он создал в пятьдесят лет.
Роман «Памелау или Вознагражденная добродетель» (Pamela,
or Virtue Rewarded) начал публиковаться в 1740 г. (т. 1 и 2) и был
завершен в 1741 г. (т. 3 и 4). Сюжет романа составляет история
Памелы Эндрюс, молодой девушки, находящейся в услужении у
госпожи Б. После смерти своей хозяйки и покровительницы Па­
мела подвергается преследованиям ее сына мистера Б. Однако
Памела находит в себе силы устоять против соблазнов. Она отка­
зывается от подарков, не верит обещаниям, ее не прельщает бо­
гатство. «Я честна, хоть и бедна», — пишет она в одном из своих
писем. Сквайр Б. не останавливается перед клеветой, угрозами. Он
увозит Памелу в свое поместье, угрожая ей позором, но убежда­
ется в невозможности совратить Памелу. Его увлечение переходит
в любовь, и он предлагает Памеле стать его женой. Добродетель
Памелы торжествует.
Во второй части романа Памела изображена хозяйкой помес­
тья, проявляющей необыкновенную рассудительность, практи­
цизм и благоразумие. Ричардсон заставляет свою героиню пус­
каться в пространные рассуждения по вопросам морали, семей­
ного этикета, ведения хозяйства. В образе Памелы писатель отра­
зил свои представления об идеальном человеке. Прославление
добродетелей Памелы выливается в апологию буржуазно-пури­
танской морали.
Успех романа был огромный, вместе с тем уже современники
отметили присущие этому роману слабости. «Памела» вызвала к
жизни массу пародий. В принципиальную полемику с Ричардсо­
ном вступил Г.Филдинг, откликнувшийся на «Памелу» пародией
«Приключения Джозефа Эндрюса и его друга мистера Абраама
Адамса» (1742).
Вершиной реализма Ричардсона является его роман «Кларисса,
или История молодой леди, охватывающая важнейшие вопросы
частной жизни и показывающая, в особенности, бедствия, про­
истекающие из дурного поведения как родителей, так и детей в
отношении к браку» (Clarissa, or the History of a Young Lady, etc.,
1747_1748).
В истории английской литературы «Кларисса» — первый траге­
дийный роман. Изображенная в нем ситуация трагична. Конфликт
основан на столкновении честной и гордой натуры Клариссы со
злом, воплощенным не только в образе преследующего ее Ловла111
са, но и в окружающем обществе. Девушка из буржуазной семьи
Кларисса Гарлоу бежит из родительского дома с молодым дворя­
нином Ловласом, которого она любит и которому доверяет. На
этот шаг Кларисса решилась потому, что родители, равнодушные
к ее чувствам, принуждают ее к браку с богачом Сомсом. Брат и
сестры возненавидели Клариссу из-за полученного ею от деда
наследства. Деньги явились причиной семейных раздоров. «Любовь
к деньгам — корень всякого зла», — пишет Кларисса своей под­
руге Анне Гоу. Ловлас, принадлежащий к обедневшей дворянской
семье, не имеет богатства и потому не является в глазах родных
Клариссы подходящим для нее женихом.
Доверившись Ловласу, Кларисса оказалась жертвой его эгоиз­
ма, самолюбия и гордыни. Ловлас совершает над ней насилие. Своей
жестокостью он мстит семье Гарлоу, не пожелавшей видеть его
мужем Клариссы. Однако отношение Ловласа к Клариссе сложно;
постепенно разбираясь в своих чувствах, он понял, что любит ее.
Стремясь загладить свою жестокость, он хочет жениться на ней.
Но Кларисса отвергает его предложение. Пережитые мучения под­
рывают ее силы, и она умирает. Ловлас, терзаемый угрызениями
совести, уезжает в Италию. Вскоре он погибает на дуэли от руки
двоюродного брата Клариссы.
Развязка романа лишена компромисса, присущего сюжету «Па­
мелы». Гибель Клариссы оказывается неизбежной, подготовлен­
ной всей цепью предшествующих событий. До конца она сохраня­
ет свою независимость; физически сломленная, она одерживает
моральную победу над Ловласом. «В основе моральной стойкости
Клариссы — не только пуританская ненависть к греху, но и про­
никнутое просветительским гуманизмом уважение к нравствен­
ным правам и свободе личности»1.
Характеры двух центральных героев романа многогранны. Бур­
жуазно-пуританская ограниченность Клариссы сочетается с под­
линным величием в отстаивании своего человеческого достоин­
ства. Эгоизм, жестокость и развращенность Ловласа не заслоняют
присущего ему обаяния. Не случайно, несмотря на все совершае­
мые им преступления, он вызывал симпатию у читателей.
Сила воздействия романа Ричардсона на его современников
была велика. Это связано с присущей писателю способностью ув­
лечь читателя эмоциональностью повествования, мастерством
передачи чувств.
Последний роман Ричардсона — «История сэра Чарльза Грандисона» (The History of Sir Charles Grandison, 1754) во всем усту­
пает не только роману «Кларисса», но и «Памеле». В нем прояви­
лись слабые стороны взглядов и художественной манеры писателя.
Ограниченность Грандисона, рассудительность, удерживающую
1
112
Е л и с т р а т о в а А.А. Английский роман эпохи Просвещения. — С. 202.
его от подлинных страстей, религиозность и набожность Ричард­
сон стремится представить образцом добродетели. Этот роман не
пользовался успехом, выпавшим на долю «Памелы» и особенно
«Клариссы». Наполняющие его нравоучения скучны, повествова­
ние чрезмерно растянуто. Недаром А.С.Пушкин сказал о нем:
«И бесподобный Грандисон, который нам наводит сон».
Начиная с конца XVIII в. романы Ричардсона стали известны в
России. Об увлечении ими в дворянской среде писал в «Евгении
Онегине» А.С.Пушкин.
Генри Филдинг
(Henry Fielding, 1707 — 1754)
Просветительский реализм зрелого периода представлен в Анг­
лии творчеством Генри Филдинга. Романист, драматург, созда­
тель английской политической комедии, блестящий публицист,
Филдинг выступил и как первый теоретик романа. Его творчество
явилось вершиной английского просветительского реализма.
По своим взглядам Филдинг принадлежал к радикально-кри­
тическому, антипуританскому направлению в английском Про­
свещении. Мировоззрение Филдинга материалистично и проник­
нуто жизнерадостным свободомыслием; ему свойственны жизне­
утверждающий гуманизм и светлый взгляд на человеческую при­
роду. Преклоняясь перед разумом, он с полным доверием отно­
сился и к чувственной природе человека, отстаивая мысль о его
праве на всю полноту земного счастья. Гуманизм и свободомыс­
лие Филдинга, его полнокровный реализм роднят его с великими
писателями эпохи Возрождения — У.Шекспиром, Фр.Рабле и
М.Сервантесом: последнего он называл своим учителем.
Филдинг обогатил английскую литературу новой проблемати­
кой и художественным мастерством ее раскрытия. Острота его кри­
тической мысли проявилась в политической и социальной сати­
ре; жадный и неуемный интерес к любым сторонам жизни отра­
зился на всем творчестве писателя.
В английской литературе Филдинг был первым, кто соединил
плутовской приключенческий роман с семейно-бытовым, или,
как определял это он сам, — «эпос большой дороги» с «эпосом
частной жизни».
Крупнейшим вкладом Филдинга в национальную и мировую
литературу стали его романы, среди которых первое место принадле­
жит «комическим эпопеям» — «Истории приключений Джозефа
Эндрюса» и «Истории Тома Джонса, найденыша». В них с наиболь­
шей полнотой воплотилось стремление писателя к разностороннему
изображению жизни, эпически широкому размаху повествования.
Генри Филдинг родился в обедневшей аристократической се­
мье, получил классическое образование в привилегированной
113
школе в Итоне. В 1728 г. он поступил в Лейденский университет в
Голландии, но не окончил его из-за необходимости самостоя­
тельно зарабатывать на жизнь. Вернувшись в Англию, он стал про­
фессиональным драматургом.
Начало литературной деятельности Филдинга связано с теат­
ром. За период с 1728 по 1737 г. он написал более двадцати коме­
дий и фарсов. Комедия «Любовь в различных масках» (Love in Several
Masques, 1728) была поставлена на сцене театра Дрюри-Лейн в
Лондоне. Ее тема — обличение корыстолюбия и притворства в
любви. Лицемерие и в последующих произведениях Филдинга вы­
ступит в качестве основного объекта критики, а притворство он
будет трактовать в своей теории романа как основной источник
комического.
Филдинг-драматург писал комедии нравов, содержащие ост­
рую социальную сатиру {«Политик из кофейни, или Судья в ловуш­
ке» — The Coffee-House Politician, 1730; «Старыеразвратники» —
The Old Debauchees, 1732; и др.); политические комедии {«Дон
Кихот в Англии» — Don Quixote in England, 1734; «Пасквин, драма­
тическая сатира на современность» — Pasquin, a Dramatick Satire
on the Times, 1736; «Исторический календарь за 1736 год» — The
Historical Register for the Year 1736, 1737); фарсы {«Авторский
фарс, или Лондонские развлечения» — The Author's Farce and the
Pleasures of the Town, 1730; «Трагедия трагедий, или Жизнь и смерть
Великого Мальчика-с-пальчик» — The Tragedy of Tragedies, or the
Life and Death of Tom Thumb the Great, 1731; и др.); «балладные
оперы» в форме комедий с сильно выраженным фарсовым и па­
родийным началом и вставными музыкальными номерами {«Опе­
ра Граб-стрит» — The Grub-Street Opera, 1731; «Горничная-инт­
риганка» — The Intriguing Chambermaid, 1733; и др.), а также пье­
сы, тяготеющие по своему характеру к реалистическим драмам
{«Ковентгарденская трагедия» — The Covent Garden Tragedy, 1732).
Филдинг создал острозлободневную социально-политическую
комедию. Писатель вел борьбу с правительством Уолпола, обли­
чал несправедливость английского законодательства, продажность
политических деятелей, систему подкупов, всяческие мошенни­
чества; он осмеивал нравы и низменные вкусы людей, развра­
щенных богатством.
Особой силы его сатира достигла в политических комедиях «Дон
Кихот в Англии» и «Пасквин». Эти пьесы направлены против об­
щественно-политической системы Англии. По силе содержащего­
ся в них сатирического обличения и гражданскому пафосу они
близки произведениям Свифта. Знаменательно появление в твор­
честве Филдинга образа славного рыцаря Дон Кихота Ламанчского. Из эпохи Возрождения Филдинг переносит его в Англию
XVIII в., из Испании — в захудалую гостиницу провинциального
городка. Дон Кихоту приходится столкнуться с дикими нравами,
114
невежеством, предрассудками. Он становится свидетелем и неволь­
ным участником предвыборной кампании и связанной с ней си­
стемы подкупов. Хозяин гостиницы и местные сквайры принима­
ют Дон Кихота за помешанного, но именно он судит о происхо­
дящем с точки зрения разума и гуманности. В уста Дон Кихота
Филдинг вкладывает свои суждения о порядках, установленных в
Англии. Дон Кихот говорит о бедственном положении неимущих
и о безнаказанности богачей.
Опыт драматурга обогатил Филдинга-романиста, и как рома­
нист он занял место в одном ряду с крупнейшими писателями
мира. Значение творчества Филдинга заключалось в его новатор­
ских поисках в области романного жанра. В этом плане его под­
линные открытия были связаны с отталкиванием от С.Ричард­
сона и полемикой с ним, с разработкой теории романа и созда­
нием «комических эпопей», в которых позитивная программа
воплотилась в высокохудожественных и значительных образах.
Основные положения теории Филдинга выдвинуты в предисло­
вии к «Джозефу Эндрюсу» и в 18 главах, предваряющих 18 час­
тей «Тома Джонса».
Создаваемые им романы Филдинг определял как «комические
эпопеи в прозе». Он отмечал, что до него произведения такого
рода еще никто не пытался писать на английском языке. В чем же
заключается их специфика? Комический роман Филдинг сравни­
вал с комедийной эпической поэмой, написанной в прозе. Этот
вид романа отличается от комедии «тем же, чем серьезная эпи­
ческая поэма от трагедии: действию его свойственна большая дли­
тельность и больший охват; круг событий, описанных в нем, много
шире, а действующие лица более разнообразны». Комический ро­
ман отличается не только от драматических и поэтических жан­
ров, но и от серьезного романа. Если в серьезном романе фабула и
действие возвышенны и торжественны, то в комическом романе
они легки и забавны. «Отличается комический роман и действую­
щими лицами, так как выводит особ низших сословий и, следо­
вательно, описывает более низменные нравы, тогда как серьез­
ный роман показывает нам все самое высокое». Филдинг подчер­
кивал, что в комическом романе внимание обращено не на возвы­
шенное, а на смешное. Источник смешного он видел в притвор­
стве; притворство проистекает от тщеславия и лицемерия. «Из рас­
познавания притворства и возникает смешное». Особенно силен
эффект от распознавания лицемерия. По отношению к лицеме­
рию Филдинг беспощаден. И если обычно его смех звучит весело
и сочувственно, то при описании лицемерия он достигает высот
сатиры. В данном случае Филдинг следовал великим сатирикам —
Аристофану, Фр. Рабле, М. Сервантесу, Ж. Б. Мольеру, Дж. Свифту.
В английской литературе именно Филдинг ввел в плутовской ро­
ман сатиру.
115
Важнейшим положением филдинговской теории является ут­
верждение о связи романа с жизнью. Авторы комических рома­
нов «всегда должны строго придерживаться природы, от прав­
дивого подражания которой и будет проистекать все удоволь­
ствие, какое мы можем таким образом доставить разумному чи­
тателю». В первой главе «Тома Джонса» Филдинг прямо пишет о
том, что предметом его изображения является человеческая при­
рода. Романист следует жизни и черпает комическое в самой
жизни, и потому в создаваемых им характерах, в передаваемых
чувствах все должно быть естественным. Филдинг предостерегает
от смешения комического романа с бурлеском; бурлеск допус­
кает очевидные преувеличения и нарушение пропорций: «То,
что карикатура в живописи, то бурлеск в словесности». Филдинговские образы лишены карикатурных черт. Они естественны в
своей жизненности, несмотря на имеющиеся в их обрисовке
крайности. Филдинг не увлекался изображением уродливого, а
представлял в своих романах обычную повседневную жизнь, он
редко шаржировал и даже при обрисовке отрицательных персо­
нажей сознательно стремился избегать гротеска. Исследование че­
ловеческой природы привело его к выводу о том, что совершен­
но плохих людей не существует: нельзя считать кого-либо пло­
хим лишь на том основании, что он недостаточно хорош. Фил­
динг полагал, что в жизни, как и на сцене, «один и тот же чело­
век играет то злодея, то героя; и тот, кто вызывает в нас восхи­
щение сегодня, может быть, завтра станет предметом нашего
презрения».
Важной задачей романиста Филдинг считал создание характе­
ров. Путь к ее решению он видел не в копировании природы, а в
выражении ее существа. В связи с этим принципиальное значение
имеют его рассуждения о различиях между «историками» и «био­
графами» («Джозеф Эндрюс», кн. III, гл. 1). Филдинг пишет о двух
типах писателей с разным подходом к изображению действитель­
ности. «Историки» довольствуются «списыванием с природы». Они
видят свою основную задачу в «описании стран и городов, с чем
при посредстве географических карт они справляются довольно
хорошо, так что в этом на них можно положиться». Но подлин­
ную правду жизни, изображение человеческих характеров и по­
ступков можно найти не у «историков», которых Филдинг имену­
ет «топографами», а у «биографов», к числу которых он причис­
ляет и себя как романиста. Подчеркивая свое стремление к широ­
ким обобщениям на основе сделанных им наблюдений над жизнью
и человеческой природой, он отмечал: «Я описываю не людей, а
нравы, не индивидуума, а вид».
Большое внимание уделял Филдинг вопросам композиции ро­
мана. Он защищал принцип единства действия и драматический
способ его развития, говорил о необходимости соединять в одном
116
романе смешное и серьезное, возвышенное и низкое, обычное и
чудесное. Выдвигал Филдинг и проблему протяженности времени
в жизни и в романе. Задача романиста заключается в том, чтобы
обстоятельно воспроизводить лишь те периоды и моменты в жиз­
ни героев, которые наполнены значительными событиями. Эти
значимые отрезки времени, сколь бы ни были они кратки, долж­
ны быть описаны подробно; но романист имеет полное право
опускать целые месяцы и даже годы, если они не содержат ничего
достойного внимания.
Филдинг сравнивал мир со сценой театра, происходящее в
жизни — со спектаклем, а себя самого — с драматургом и поста­
новщиком, который управляет актерами и следит за реакцией
зрителей. Как романист Филдинг во многом опирался на свой опыт
драматурга и режиссера. Драматическое начало выражено в его
романах очень сильно. Оно проявилось в живости действия, в ос­
троте и напряженности ситуаций; Филдинг показал, что, подоб­
но драме, роман изображает сильные человеческие страсти. Он
рассматривал жизнь как «великую драму, похожую почти во всех
своих подробностях на театральные представления». В XIX в. это
сравнение было широко развернуто в «Ярмарке тщеславия» У. Теккерея. Филдинг охотно использовал прием обращения к читателю
и авторские отступления. Именно он ввел в роман повествование
от лица автора-рассказчика. До Филдинга повествование в романе
велось от первого лица (Д.Дефо, Дж.Свифт, С.Ричардсон). Тео­
рия реалистического романа Филдинга воплощена в его произве­
дениях.
Первой «комической эпопеей в прозе» явился роман «Джо­
зеф Эндрюс» (The History of the Adventures of Joseph Andrews and
His Friend Mr. Abraham Adams, 1742), ставший вместе с тем и
первым опытом создания «романа большой дороги». Как «коми­
ческая эпопея» «Джозеф Эндрюс» воплотил стремление Фил­
динга к созданию широкой картины жизни различных слоев со­
временного ему общества; как «роман большой дороги» это про­
изведение изображает героев не в узких пределах семьи и дома, а
выводит их в самом прямом смысле этого слова на дороги Анг­
лии, заставляя пережить многие приключения и трудности, по­
знакомиться с различными людьми и испытать свои силы в стол­
кновении с жизнью.
Тема «большой дороги» связана с характерной для английско­
го романа темой путешествий. Однако в отличие от Д.Дефо и
Дж. Свифта Филдинг изображает путешествия своих героев не в
далекие страны; он ведет их по Англии, знакомя с повседневной
жизнью и нравами обыкновенных людей. Местом действия стано­
вятся постоялые дворы и захудалые гостиницы, помещичьи усадь­
бы и тюрьмы, придорожные деревенские харчевни. В этом отно­
шении роман Филдинга продолжает традиции плутовского (или
117
пикарескного1) романа, родиной которого была Испания. В Анг­
лии до Филдинга он представлен произведением Т. Нэша «Зло­
счастный путешественник, или Жизнь Джека Уилтона» (1594) и
«Молль Флендерс» Д.Дефо.
Важным источником романа Филдинга был «Дон Кихот»
М.Сервантеса. Подзаголовок «Джозефа Эндрюса» таков: «Напи­
сано в подражание манере М.Сервантеса, автора "Дон Кихота"».
Гуманизм М.Сервантеса, разящая сила его насмешки, тема стол­
кновения честного и наивного человека с пороками общества и
самый образ благородного, но непрактичного человека, испол­
ненная глубокой иронии манера повествования — все это прело­
милось в романе Филдинга, определив и своеобразие образов, и
особенности стиля повествования.
Поводом к появлению «Джозефа Эндрюса» стал роман С. Ри­
чардсона «Памела». Не приемля идейно-эстетических позиций
Ричардсона, Филдинг написал на его роман пародию. Но «Джо­
зеф Эндрюс» перерос рамки пародии и вошел в историю англий­
ской литературы как вполне самостоятельное произведение, пер­
вый «роман большой дороги». Роман строится как история при­
ключений Джозефа Эндрюса — родного брата Памелы. Он с дет­
ских лет находится в услужении в богатом поместье. После смерти
владельца усадьбы — сэра Томаса — его вдова леди Буби покуша­
ется на добродетель приглянувшегося ей молодого слуги. Но Джо­
зеф стойко сопротивляется ее ухаживаниям. В этом единоборстве
с пороком надежной опорой для него становится пример Памелы.
Разгневанная леди Буби отдаляет от себя Джозефа. Эта пародий­
ная ситуация является завязкой романа.
Однако суть полемики с Ричардсоном заключалась не в коми­
ческом обыгрывании отдельных ситуаций и приемов. Филдинг вы­
ступил с решительным осуждением притворства и тщеславия,
с критикой социальных противоречий. Не случайно в конце рома­
на появляется Памела, ставшая женой мистера Буби2 и воплощаю­
щая ненавистные для Филдинга ханжество, лицемерную добропо­
рядочность и сословную спесь. Если ричардсоновская Памела прояв­
ляет стойкую добродетель и вознаграждается богатством и положени­
ем в обществе, то филдинговский Джозеф оказывается изгнанным
из дома леди Буби; он сталкивается с жизненными трудностями,
но проявляет себя смелым, отзывчивым и подлинно благородным
человеком. Филдинг противопоставляет истинную человечность сво­
его героя лицемерной добродетельности Памелы.
Пикарескный роман до Филдинга строился по принципу чере­
дования глав, каждая из которых могла бы быть самостоятельной
1
П и к а р е с к н ы й (от исп. picaro — плут) — плутовской.
Имя сквайра Б., фигурировавшего в романе С.Ричардсона, Филдинг рас­
шифровывает как «Буби», что означает «олух».
2
118
новеллой, воспроизводящей то или иное приключение героя или
его встречу с определенным лицом, эпизодически появляющим­
ся на страницах романа. Это был роман событийный, роман ситу­
аций. В отличие от него, не утрачивая динамичности действия,
подчеркивая драматический характер его развития, роман Филдинга является уже в значительной степени романом характеров.
В «Джозефе Эндрюсе» самое яркое проявление филдинговского
мастерства создания характера — образ пастора Адамса. В нем воп­
лотились демократические симпатии писателя. В истории англий­
ского романа с образа Адамса началась галерея образов чудаков в
произведениях Смоллета, Голдсмита, Диккенса.
«Джозеф Эндрюс» положил начало построению романа как
истории жизни и приключений молодого человека, вступающего
в жизнь и показанного в столкновении с нею. Этот принцип ста­
нет основным у романистов XVIII —XIX вв. В творчестве самого
Филдинга он получил дальнейшее развитие в «Истории Тома
Джонса, найденыша» (The History of Tom Jones, a Foundling, 1749).
«Том ДЖОНС» — лучшее произведение Филдинга, вершина про­
светительского реалистического романа в Англии. Воспроизведен­
ная в «Томе Джонсе» картина современной писателю социальной
действительности правдива и многогранна. Место действия в ро­
мане — деревня и город, помещичьи усадьбы и столичные сало­
ны, придорожные гостиницы и ярмарки, тюрьмы и жилища бед­
няков. В романе изображены люди различных социальных слоев:
дворяне, крупные и мелкие буржуа, служители церкви, бездом­
ные бродяги, судейские чиновники. Выдвинутый в «Джозефе Эн­
дрюсе» принцип панорамности получил в «Томе Джонсе» свое
блестящее развитие. Роман строится как история жизни главного
героя Тома Джонса (со дня его рождения до исполнения ему
21 года). С образом Тома Джонса Филдинг связывает свои пред­
ставления об истинной «человеческой природе». В нем отразились
свойственный Филдингу в период создания этого романа опти­
мизм и вера в здоровые начала, заключенные в человеке и в жизни.
Том Джонс — подкидыш, выросший в доме помещика Олверти, который воспитал его вместе со своим племянником Блайфилом. Том умен, смел, общителен, внешне привлекателен. Он чес­
тен и добр, отзывчив и прямодушен. Он не похож на хитрого и
лицемерного Блайфила, умело скрывающего свою подлинную
сущность за внешней скромностью и показной набожностью.
С годами неприязнь Блайфила к Тому и дух соперничества между
ними возрастают. Нищий и безродный подкидыш становится со­
перником Блайфила и в любви. Коварные происки Блайфила, его
клевета приводят к изгнанию Тома из дома Олверти. Начинаются
скитания героя. Как и Джозеф Эндрюс, Том претерпевает всевоз­
можные злоключения на своем пути в Лондон. Его ждут тяжелые
испытания. Тома хотят насильно завербовать в матросы; он попа119
дает в тюрьму; ему лишь случайно удается избежать виселицы.
В конце концов он соединяется с любимой им Софьей Вестерн и
женится на ней.
Образом Тома Джонса Филдинг продолжил свою полемику с
Ричардсоном. Он отказался от идеализации героя и односторон­
него представления о добродетели. Он не боится показать челове­
ка, руководствующегося в своем поведении не религиозными дог­
мами, а порывами чувств и страстей. Том Джонс — человек тем­
пераментный, глубоко и сильно чувствующий. Он может заблуж­
даться и совершать ошибки, но он всегда естествен.
Человечность Тома раскрывается при сопоставлении его с Блайфилом. С помощью этих двух контрастных характеров Филдинг
стремится раскрыть противоречивость мира. Контраст лежит так­
же в основе действия многих эпизодов романа; по принципу кон­
траста строятся и описания.
Для Филдинга неприемлем сатирический гротеск, применен­
ный Дж. Свифтом при изображении йеху, как неприемлема и ричардсоновская идеализация буржуазной добропорядочности. Он
верит, что в людях «живут добрые и благожелательные чувства,
побуждающие их способствовать счастию других»; что «люди час­
то совершают зло, не будучи в глубине души дурными и развра­
щенными». Просветительский реализм Филдинга связан с его ве­
рой в организующую и направляющую роль разума.
Филдинг понимал социальный характер существующей в бур­
жуазном обществе несправедливости и народных бедствий.
В одном из своих последних памфлетов, опубликованных авто­
ром без заглавия в 1752 г. (в переводе — «Письма из Бедлама») он
определил деньги и социальные различия как основные препят­
ствия для достижения людьми счастья. В последние годы жизни
писателя его оптимизм и доверие к «человеческой природе» оказа­
лись поколебленными. Об этом свидетельствуют его памфлет «Со­
временный словарь» (1752) и последний роман «Амелия» (Amelia,
1752). В конце своего творческого пути он уже вряд ли смог бы
причислить себя к писателям лишь «комедийного склада».
Тобайас Джордж Смоллет
(Tobias George Smollett, 1721 — 1771)
Хотя хронологически появление основных произведений Смоллета почти совпадает с выходом в свет романов Г.Филдинга, в
плане историко-литературном творчество Смоллета знаменова­
ло переход к новому этапу в развитии просветительского романа
в Англии. Смоллет стал выразителем новых тенденций, связан­
ных с утратой присущих Г.Филдингу оптимизма, веры в Приро­
ду и Разум; его творчество связано с поздним этапом зрелого
120
Просвещения в Англии. Последний роман Смоллета — «Путеше­
ствия Хамфри Клинкера» перекликается с творчеством сенти­
менталистов.
По присущей ему силе сатирического обличения и политиче­
ской остроте Смоллет близок Свифту. Традицию авантюрно-плу­
товского романа, утвердившуюся в английской литературе с по­
явлением произведений Д.Дефо, он обогатил воспринятой им у
Дж. Свифта сатирической беспощадностью. Вместе с тем творче­
ство Смоллета было бы невозможно без реалистических полотен
Г.Филдинга. Однако от филдинговских «комических эпопей» ро­
маны Смоллета отличаются и присущей им атмосферой мрачно­
сти, и проявляющейся во всем их строе дисгармоничностью, и
ярко выраженной склонностью к гротескно-карикатурным прин­
ципам изображения, которые отвергались Г.Филдингом.
Пафос творчества Смоллета основан на опровержении фило­
софии оптимизма. Социальная действительность Англии середи­
ны XVIII в. и собственный жизненный опыт писателя давали для
этого достаточные основания. Творчество Смоллета носит ярко
выраженный обличительный характер. Вместе с тем в нем про­
является тенденция рассматривать пороки буржуазного мира и
буржуазного индивида как проявление «природного зла». Возни­
кает известное противоречие: с одной стороны, Смоллет всем
ходом действия своих романов, построенных в форме «приклю­
чений» героев, обосновывает формирование их характеров под
воздействием всевозможных жизненных испытаний; но, с дру­
гой стороны, не давая глубоких психологических мотивировок
поведения и обнаруживая склонность к изображению опреде­
ленной алогичности жизни и необъяснимости многих челове­
ческих поступков, он тяготеет к утверждению мысли об искон­
ной порочности людей и жизни вообще. Ощущение дисгармо­
ничности мира, алогичности происходящего и присущая Смоллету беспощадность суждений составляют характерные особен­
ности его творчества.
Родиной Смоллета была Шотландия. Он родился в Думбартоне в семье бедного шотландского дворянина. Окончив школу,
Смоллет уехал в Глазго, где стал учеником аптекаря и обучался
на медицинском факультете университета. Но интересы его с
ранней юности были связаны с литературой. В историю литера­
туры Смоллет вошел как автор ряда романов, среди которых
наибольшую известность завоевали: «Приключения Родерика
Рэндома», «Приключения Перегрина Пикля» и «Путешествие
Хамфри Клинкера», а также публицистическая сатира «История
и приключения атома» (The History and Adventures of an Atom,
1769).
Смоллет строил свои произведения в форме жизнеописаний
героев, истории их «приключений», в процессе которых они по121
знают жизнь и людей. Смоллет обращался к свободной компози­
ции; главы-эпизоды его романов не связаны строгим сюжетным
единством, многие из них могли бы поменяться местами. Но в
своей совокупности они подчинены единой задаче — раскрыть
«плутовство и эгоизм человечества». Свою программу Смоллет изло­
жил в предисловии к «Родерику Рэндому». Он хотел вызвать
у читателя чувство возмущения и негодования низменными и по­
рочными нравами общества; хотел писать о таких злоключениях
героев, которые вызовут не смех, а сострадание; он стремился к
правдоподобию в раскрытии «себялюбия, зависти, злобы и под­
лого равнодушия человечества».
Роман «Приключения Родерика Рэндома» (The Adventures of
Roderick Random, 1748) написан от первого лица. Герой — моло­
дой человек Родерик Рэндом — рассказывает о своей жизни.
В детстве Рэндом не видел тепла и ласки. Он рано лишился роди­
телей, страдал от унижений и обид. Нужда заставляет его браться
за любую работу: он становится помощником лекаря на военном
корабле, слугой, солдатом французской армии. Родерик сталки­
вается с проявлениями крайней жестокости, безграничного себя­
любия, безысходного отчаяния. Капитан военного корабля Оукем
бесчеловечно расправляется с больными матросами; вербовщики
обманом и силой завлекают доверчивых бедняков на борт кораб­
ля; в трущобах Лондона обречена на гибель брошенная и обману­
тая своим возлюбленным мисс Уильяме; в тюремных застенках
томятся люди, которых голод толкнул на воровство. Через все круги
этого ада проходит и Родерик Рэндом. Смоллет не идеализирует
своего героя. Он показывает, как обстоятельства жизни делают
его черствым, расчетливым, изворотливым. Смоллет смело ставит
тему утраты иллюзий. Вера в то, что «каждый человек обладает
естественным правом быть свободным», сменяется убеждением:
«Англия — худшая страна во всем мире для пребывания в ней
достойного человека».
Роман «Приключения Перегрина Пикляъ (The Adventures of
Peregrine Pickle, 1751) углубляет тему эгоизма, определяющего
поведение людей. Перегрин Пикль в отличие от Родерика Рэндо­
ма принадлежит к обеспеченным слоям общества. Богатый на­
следник, он не знает особых забот. Ему не приходится сталки­
ваться с нуждой и бесправием. Деньги открывают перед ним две­
ри в общество. Но богатство и уродует его. Живя в среде людей,
руководствующихся принципами эгоистической морали, ставя­
щих свои частные интересы выше всего, преклоняющихся перед
богатством и знатностью, Пикль становится воплощением эго­
изма, корыстолюбия, тщеславия. Он презирает тех, кто занима­
ет в обществе скромное положение, и угодничает перед людьми
влиятельными. Он не способен на верную дружбу и большую
любовь. Беспутный образ жизни разоряет его. Бедственное поло122
жение заставляет его переоценить свое прежнее отношение к
людям, которые были его искренними друзьями. Встреча с не­
когда отвергнутой им Эмилией вознаграждает его за перенесен­
ные испытания.
Своеобразие характера Пикля заключается в соединении двух
начал: природных свойств и качеств, приобретенных под влияни­
ем условий жизни. Уже от рождения Пикль наделен многими от­
талкивающими чертами. Он зол и жесток, обладает врожденной
склонностью мучить людей. Потребность издеваться над окружаю­
щими заложена в его природе. Однако в процессе развития дей­
ствия романа Смоллет переключается на реалистически обосно­
ванную мотивировку поведения героев. Перегрин Пикль — «дос­
тойный» сын и своей семьи, и общества, формирующих его по
своему образу и подобию.
Характерная особенность Смоллета, давшая основание назы­
вать его юмор жестоким и страшным, состоит в гротескно-сати­
рическом изображении необъяснимо странных свойств и чуда­
честв, составляющих основу характеров многих его героев. По­
нятие юмора как основы характера берет свое начало в англий­
ской литературе в творчестве Бена Джонсона. Смоллет развивает
эту традицию, проявляя особую склонность к гротеску и кари­
катуре. Мать Пикля наделена маниакальной ненавистью к соб­
ственному сыну; бесконечны чудачества коммодора Траньона,
лейтенанта Хатчуея и бывшего боцмана Тома Пайпса. Фигура
Траньона особенно характерна. Создавая его образ, Смоллет ис­
пользует гротеск как один из таких видов сатирического изобра­
жения, который допускает деформацию пропорций, совмеще­
ние резких контрастов и очевидное преобладание элементов ка­
рикатуры.
Смоллет обогащает авантюрно-плутовской роман сценами,
воспроизводящими общественную жизнь Англии. Роман-жизне­
описание обнаруживает тенденцию к перерастанию в панораму
общественно-политической жизни и нравов.
Последний роман Смоллета — «Путешествие Хамфри Клинке­
ра» (The Expedition of Humphrey Clinker, 1771) интересен как
переходное явление от просветительского реализма к сентимен­
тализму. Основное внимание в нем уделено не приключениям, а
переживаниям героев, миру их чувств. В связи с этим закономерно
обращение писателя к эпистолярной форме. Повествуя о путеше­
ствии чудаковатого Мэтью Брэмбля по курортным местам Анг­
лии и Шотландии, Смоллет делает основной акцент на восприя­
тии героем и его спутниками всего увиденного. Одни и те же со­
бытия по-разному преломляются в сознании Брэмбля, его сестры
и их племянников. Эта многоцветная гамма чувств и составляет
своеобразие повествования, основная тональность которого оп­
ределяется мягким юмором.
123
Литература позднего Просвещения
Период позднего Просвещения в Англии приходится на 60 —
80-е годы XVIII в. Характерные явления в литературе этого време­
ни — сентиментализм и предромантизм.
Зарождение с е н т и м е н т а л и з м а (от англ. sentiment — чув­
ство) относится к 30 —40-м годам XVIII в. Его ранние ростки
проявились в поэзии Джеймса Томсона и Эдуарда Юнга. В 1750-е
годы широкую известность завоевали стихотворения Томаса
Грея. В 1760— 1770-е годы сентиментализм, представленный твор­
чеством Оливера Голдсмита и Лоренса Стерна, оформился в ли­
тературное направление. Название «сентиментализм» укрепилось
после появления в 1768 г. романа Стерна «Сентиментальное пу­
тешествие».
Сентиментализм явился реакцией на рационализм Просвеще­
ния. Сентименталисты противопоставляли разуму выдвигаемый ими
культ чувства. Подобная реакция в различных формах ее проявле­
ния обоснована конкретно-историческими условиями развития
капитализма не только в Англии, но и в других странах Западной
Европы. Однако родиной сентиментализма стала именно Англия.
Это объясняется тем, что в Англии противоречия капитализма
проявились острее и раньше, чем где бы то ни было.
Последствия Английской буржуазной революции и промыш­
ленного переворота обнаружили несостоятельность просветитель­
ских иллюзий относительно буржуазного общества. Сама жизнь,
бедственное положение народных масс, повсеместное обнища­
ние крестьянства опровергали оптимистические надежды просве­
тителей на буржуазный строй как наиболее разумный, устойчи­
вый и совершенный. Таковы были социальные предпосылки воз­
никновения сентиментализма.
Сентименталисты выступили с критикой буржуазных поряд­
ков. В этом отношении сентиментализм был шагом вперед в раз­
витии просветительской идеологии. Критикуя буржуазные отно­
шения, сентименталисты, как и все просветители, выступали и
против пережитков феодализма. Однако их критика отличалась
очевидной ограниченностью и противоречивостью, что прояви­
лось в патриархально-утопическом характере их идеалов. В силу
этого сентиментальная критика капитализма не могла быть под­
линно действенной. Культ чувства и сострадания оказывался явно
недостаточным в столкновении с социальным злом. Но при всем
этом сентименталистам были свойственны демократизм, глубо­
кое и искреннее сочувствие простому человеку, интерес к его
внутреннему миру, к его переживаниям.
Своими философскими корнями сентиментализм связан с
субъективным идеализмом. В XVIII в. в Англии это философское
124
направление было наиболее полно представлено трудами Беркли
и Юма. В начале XVIII в. в «Трактате о началах человеческого зна­
ния» ирландский епископ Джордж Беркли выступил с отрицани­
ем существования материи и единственной воспринимаемой че­
ловеком реальностью объявил ощущения («идеи»). Кризис про­
светительской веры в возможности человеческого разума отра­
зился и в труде Дэвида Юма «Исследование о человеческом разу­
ме». Исследуя структуру и природу человеческого познания, Юм
развил мысль о том, что в процессе восприятия самым сильным и
значимым является первичное ощущение.
Английский сентиментализм во многом близок теориям Берк­
ли и Юма. Субъективизм, неверие в возможность познания мира,
недоверие к разуму и противопоставление ему чувства, интерес к
ощущениям и самому процессу восприятия — все это свойствен­
но и поэзии, и художественной прозе сентиментализма.
Настроения и ориентация писателей-сентименталистов не были
едиными. Одни из них, горячо сочувствуя бедствиям народа, живо
откликались на запросы реальной действительности и выступали
с резкой критикой существующих порядков (О. Голдсмит, Т. Грей,
Дж.Крабб, Л.Стерн); другие искали в религии и мистике воз­
можность уйти от жизни с ее противоречиями и насущными тре­
бованиями (Э. Юнг).
Поэтика сентиментализма складывалась как реакция на нор­
мативность эстетики классицизма и рассудочность просветитель­
ского реализма. Сентименталисты стремились воздействовать на
эмоции читателей. Они рисовали идиллические картины сельской
жизни, восторгались красотой природы, оплакивая ее гибель под
воздействием цивилизации. Они стремились к простоте и непо­
средственности выражения чувств; заставляли читателя сопере­
живать героям и сочувствовать им.
В романе английского сентиментализма (прежде всего в творче­
стве Стерна) человек изображен в его противоречивости и слож­
ности; его «природа» лишена той определенности и преобладаю­
щей «господствующей страсти», которые декларировались Драйденом и другими писателями классицизма. Сентименталисты не стре­
мятся к изображению общего, к изображению «вида»; их интересу­
ет неповторимое, конкретное, частное во всей его прихотливой и
неожиданной сложности. В передаче чувств сентименталисты с вни­
манием относятся к их переходам, к их движению. В связи с этим
важное значение приобретают оттенки слов и интонация, помога­
ющие передать многогранность чувства. Произведениям сентимен­
талистов свойственна лирическая проникновенность.
В литературе раннего сентиментализма (30 —50-е годы XVIII в.)
основное место принадлежит лирическим жанрам. Основные темы
сентиментальной лирической поэзии — природа и смерть. Сенти­
менталисты воспевают уединение на лоне природы, тишину ле125
сов и полей, кладбищенский сумрак и молчание могил. Лириче­
ский герой их произведений — углубленный в свои думы отшель­
ник, предпочитающий одиночество и меланхолические размыш­
ления о бренности бытия и суетности жизни. Недовольство бур­
жуазной действительностью выливается не в решительный про­
тест, а в неприятие жизни, ведет не к действию, а к созерцанию.
Наиболее излюбленным жанром становится элегия; ода утрачива­
ет в творчестве сентименталистов присущую ей гражданственность
звучания; поэма наполняется религиозно-дидактическим содер­
жанием. Поэт сосредоточен на изображении своего внутреннего
мира и интимных переживаний.
Одним из наиболее ранних образцов сентиментальной поэзии
в Англии явилась поэма Джеймса Томсона (James Thomson, 1700 —
1748) «Времена года» (The Seasons, 1726—1730). Это описатель­
но-дидактическое произведение состоит из четырех частей. Уже
само обращение к природе имело принципиальное значение: оно
было воспринято как одна из важнейших деклараций сентимента­
лизма, хотя Томсон идет лишь по пути описания картин приро­
ды, не создавая лирически окрашенного пейзажа и не передавая
сложной гаммы чувств лирического героя. В этом отношении Томсон еще не порывает полностью с классицизмом. Он рисует обоб­
щенные картины лета, зимы, весны и осени, фиксируя наиболее
характерные приметы каждого времени года. Однако именно Томсон обратил внимание на красоту лесов и полей, поражающих
богатством цветовых оттенков, на безбрежный простор равнин и
чарующую прелесть лугов. В его поэме прозвучал призыв:
Уйти в себя от праздных толп людских,
Чтобы парить над суетностью мира,
И попирать порок своей пятою...
...И слиться с тишиной в безгласной роще.
{Пер. М.В.Талова)
На фоне природы в идиллически-приукрашенном виде изоб­
ражается в поэме жизнь крестьян. Картины природы чередуются с
сентиментально-слащавыми описаниями сельских работ и весе­
лых празднеств поселян. Суровые условия жизни, тяжелый труд
крестьян, социальные противоречия не получили отражения во
«Временах года». Поэма завершается гимном творцу, создавшему
гармонию вселенной и направляющему «таинственный кругово­
рот» времени. Поэма написана белым стихом. Эта свободная мет­
рическая форма получила широкое распространение в поэзии сен­
тиментализма.
Если у Томсона религиозные мотивы имеют пантеистическую
окраску и поэт воспевает слияние с природой как возможность
обретения «божественной гармонии», то в творчестве Эдуарда Юнга
(Edward Young, 1683—1765) преобладают пессимистические на126
строения и религиозно-мистические мотивы. Ранняя поэзия Юнга
связана с искусством классицизма. Как вполне оригинальный поэт
он выступил на склоне лет, завоевав известность своей религиоз­
но-дидактической поэмой «Жалоба, или Ночные думы о жизни,
смерти и бессмертии» (The Complaint, or Night Thoughts on Life,
Death and Immortality, 1745). Поэма состоит из девяти песен. Ее
содержание составляют размышления о бренности человеческой
жизни и защита идеи бессмертия души. Мысль о бессмертии, по
мнению Юнга, — единственное утешение для человека, удел ко­
торого на земле — страдания.
Эдуард Юнг — один из создателей «кладбищенской поэзии».
Юнг воспевает кладбищенскую тишину и уединение среди могил;
лежащие в склепах мертвецы, освобожденные «от оков реальной
жизни», представляются ему счастливцами по сравнению с обре­
ченными на страдания живыми людьми. Поэт блуждает по клад­
бищу, находя утешение в «безмолвье мертвом» и «глубоком мра­
ке». Поэма написана с большим эмоциональным пафосом.
Значительной фигурой раннего сентиментализма является То­
мас Грей (Thomas Gray, 1716—1771). Произведением, принесшим
Грею широкую известность, была его «Элегия, написанная на сель­
ском кладбище» (An Elegy Written in a Country Churchyard, 1751),
являющаяся наиболее ярким образцом сентиментальной «клад­
бищенской поэзии». В отличие от Юнга у Грея художественные
средства и образы служат выражению не столько религиозно-ми­
стических настроений, сколько демократических симпатий и взгля­
дов. Рассуждения о бренности жизни не имеют у него самодовле­
ющего значения. Они сочетаются с прославлением красоты тру­
довой жизни крестьян. Простых тружеников Грей противопостав­
ляет богатым и знатным, чья жизнь основана на лжи, преступле­
ниях, лицемерии и жестокости.
«Элегия» начинается описанием спускающегося на землю ноч­
ного сумрака. Поэт бродит по сельскому кладбищу, всматриваясь
в надписи на могильных плитах. Основную часть «Элегии» со­
ставляют размышления поэта о судьбах усопших. Он вспоминает
об их жизни, наполненной каждодневным трудом («как часто их
серпы златую ниву жали, и плуг их побеждал упорные поля»), и
скромных радостях и осуждает «наперсников фортуны», кото­
рые презирают бедняков. В «Элегии» развивается мысль о том,
что тяжелые условия жизни и невозможность приобщиться к
знаниям не позволили простым людям проявить заложенные в
них способности. Из тех, кто покоится под скромными надгро­
биями сельского кладбища, могли бы выйти великие ученые,
полководцы и поэты.
В «Элегии» создан лирический образ поэта; Грей запечатлел в
нем свойственные сентименталистам представления о подлинно
поэтической натуре. Поэт изображен как человек, «чувствитель127
ный душою» и «кроткий сердцем», погруженный в меланхоли­
ческую задумчивость, любящий уединение на лоне природы.
«Элегия» Грея получлла широкое распространение за предела­
ми Англии и вызвала много подражаний. Русский читатель позна­
комился с ней в 1801 г. в переводе В.А.Жуковского.
Дальнейшее развитие английской сентиментальной поэзии от­
носится к периоду 1760—1770-х годов. На этом этапе она пред­
ставлена творчеством Оливера Голдсмита (Oliver Goldsmith, 1728 —
1774), Уильяма Каупера (William Cowper, 1731 — 1800), Джорджа
Крабба (George Crabb, 1754—1832) и характеризуется углублени­
ем в ней темы социальных противоречий действительности. Сен­
тиментальные иллюзии и идиллическое изображение сельской
жизни хотя и не изжиты полностью, но сменяются правдивыми
картинами реального бытия. Характерным в этом отношении яв­
ляется творчество Голдсмита.
Оливер Голдсмит родился в Ирландии в семье священника. Он
учился в колледже св. Троицы в Дублине, слушал лекции в уни­
верситетах Эдинбурга, Лондона и Лейдена. Голдсмит занимался
медициной, юриспруденцией и филологией, но из-за материаль­
ной нужды университетского курса не закончил. Его литературная
деятельность началась в конце 1750-х годов, когда он работал в
типографии С. Ричардсона в Лондоне.
Как писатель Голдсмит проявил себя во многих жанрах. Он начал
с издания сатирического еженедельника «Пчела» (The Bee, 1758),
писал статьи для журнала «Ежемесячное обозрение» и других пе­
риодических изданий. Голдсмит написал две комедии: «Добро­
душный» (The Good-Natur'd Man, 1768) и «Она унижается, что­
бы победить, или Ночь ошибок» (She Stoops to Conquer, or the
Mistakes of a Night, 1773). Его перу принадлежит ряд биографий и
«Исследование о состоянии словесных наук в Европе» (An Enquiry
into the Present State of Polite Learning in Europe, 1759). В историю
английской литературы Голдсмит вошел как автор поэм «Путе­
шественник» (The Traveller, or a Prospect of Society, 1764), «Поки­
нутая деревня» (The Deserted Village, 1770) и романа «Векфильдский священник» (The Vicar of Wakefield, 1766).
Поэма «Покинутая деревня», продолжая линию сентименталь­
ной поэзии середины XVIII в., обогащает ее социальной темой.
Голдсмит обращается к насущной проблеме эпохи. Разорение ан­
глийских деревень заставило многих крестьян покинуть родные
места и в поисках заработка отправиться в город. Об одной из
таких покинутых и опустевших деревень, названной в поэме Обурн,
и рассказывает Голдсмит. Прошлое Обурна описано в идилличе­
ских тонах. Воспоминания о мирном благополучии прошедших лет
поэт связывает с воспоминаниями о днях своего детства. Возника­
ет характерный для сентиментальной поэзии пейзаж: тихие тени­
стые дубравы, журчание ручья, крытые соломой хижины, дере128
вянная скамья под ветвями старого развесистого дуба, церковь на
холме, крылатые мельницы. Полевые работы чередуются с весе­
лыми сельскими праздниками, когда водят хороводы, соревну­
ются в стрельбе из лука, смеются и шутят. Но все это исчезло:
...Где вы, луга, цветущий рай?
Где игры поселян, весельем оживленных?
Где счастье? Где любовь? Исчезло все — их нет!..
{Пер. В.Л.Жуковского)
Поля стали добычей запустенья, дома разрушены, «в пустыню
обращен природы пышный сад!» Мертвая тишина опустевших мест
прерывается лишь пронзительным криком цапли и печальным
стоном чибиса. С глубокой скорбью поэт пишет о судьбах тех, кто
«отчужден от родины своей» и скитается на чужбине. Он с гневом
говорит о корыстолюбивых хищниках, которые «под грудами бо­
гатства своего» погребли счастье и скромное благополучие жите­
лей Обурна.
Обличения Голдсмита имеют большую силу обобщения. Уже
не только Обурн, но и образ всей сельской Англии возникает в
его поэме. Однако критику буржуазной цивилизации Голдсмит
ведет с позиций сентиментализма. Скорбя о прошлом «благосло­
венного Обурна», он идеализирует его.
Крупнейшее произведение Голдсмита — роман «Векфильдский священник». Голдсмит продолжает традиции просветитель­
ского романа, но он представляет их на новом этапе развития
английской литературы — в период сентиментализма. Голдсмитом
учтен опыт Филдинга и Смоллета, однако его «Векфильдский свя­
щенник» соединяет черты просветительского реализма с сенти­
ментальной идиллией; критика социальной несправедливости со­
четается с идеализацией патриархальной жизни; острота жизнен­
ных конфликтов, не выливаясь в сатирические обличения, смяг­
чается иронией.
В «Векфильдском священнике» семейно-бытовая тема перепле­
тается с социальной. Вышедший на несколько лет раньше «Поки­
нутой деревни» роман Голдсмита представляет собой более раз­
вернутую и конкретизированную в художественных образах вари­
ацию той же темы бедственного положения сельской Англии. На
этот раз эта тема раскрывается в истории злоключений семьи сель­
ского пастора Примроза, ставшего жертвой произвола сквайра
Торнхилла.
Жизнь с ее противоречиями и несправедливостью врывается в
мирное идиллическое существование наивных и честных людей и
разрушает его. Пастор Примроз — олицетворение подлинной че­
ловечности, доброты, трудолюбия и бескорыстия. Он показан как
благородный, доверчивый и простодушный чудак, имеющий твер­
дые моральные принципы, но оказывающийся беспомощным при
129
столкновении с обманом и злом. Многие годы жизнь его семьи не
омрачалась никакими невзгодами. Но, неосмотрительно доверив
свое состояние купцу, который обанкротился, Примроз разорил­
ся. Семье пришлось покинуть обжитой дом и переселиться на но­
вое место. Приходит бедность, но Примроз не унывает и при­
зывает детей смириться и в скромной доле обрести душевный
покой.
Названия многих глав романа имеют декларативно-дидакти­
ческий характер. Как поучение звучит, например, название чет­
вертой главы: «Даже при самом скромном достатке возможно
счастье, ибо оно заложено в нас самих и не зависит от внешних
обстоятельств». Дальнейшее развитие событий опровергает это
прекраснодушное утверждение. Название двадцать восьмой главы
романа звучит уже следующим образом: «В этой жизни счастье
зависит не столько от добродетели, сколько от умения жить». Жизнь
заставляет героев убедиться в том, что провидение не считает нуж­
ным заботиться о справедливом распределении земных благ. И все
же финал романа благополучен: зло наказано, добродетель тор­
жествует.
Однако в романе Голдсмита проявилась не только ограничен­
ность сентиментализма. В нем отражены демократические взгляды
писателя, искренне сочувствующего тяжелому положению про­
стого народа. Нельзя не отметить и того обстоятельства, что автор
романа, глубоко симпатизируя своему герою, не сливается с ним
полностью. Это подтверждается характером иронии Голдсмита,
позволяющей обнаружить очевидные слабости Примроза.
***
Во второй половине XVIII в. обострились противоречия в раз­
витии капитализма в Англии. В общественной мысли начинают
возникать сомнения во всесилии просветительского культа разума.
Кризис просветительской философии обозначился в Англии
раньше, чем в других странах. Новые тенденции в общественной
и культурной жизни стимулировали развитие нового литератур­
ного течения — п р е д р о м а н т и з м а (илипреромантизма). Предромантизм явился переходной и подготовительной стадией в ста­
новлении романтизма как реакции на просветительство.
В предромантизме появляются черты, отличающие его от клас­
сицизма и сентиментализма. Рационалистической эстетике клас­
сицизма противостоит поэтизация эмоционального начала. Одна­
ко изображение чувств здесь уже иное, чем в литературе сенти­
ментализма. Предромантизм предпочитает таинственность и зага­
дочность страстей чувствительности сентименталистов. Уход от
современной цивилизации на лоно природы также выражается
по-иному. В сентиментализме естественная жизнь раскрывается в
130
обыденных формах современного быта; в предромантизме — это
перемещение в чужие страны или далекое прошлое, в Средневе­
ковье, и оно раскрывается в живописных формах, в необычных
готических очертаниях. В литературе предромантизма исключитель­
ные приключения героев развертываются на фоне развалин сред­
невекового замка, диких утесов и т.п. Характерной чертой пред­
романтизма является интерес к фольклору, обращение к сканди­
навским и кельтским легендам, к памятникам национальной анг­
лийской культуры. Во второй половине XVIII в. был опубликован
ряд сборников старинных народных песен, подготовленных к из­
данию Дж. Макферсоном, Т. Перси и др.
Большой известностью пользуются «Сочинения Оссиана, сына
Фингала» (The Works of Ossian, the Son of Fingal, 1765). Поэмы
Оссиана были переработкой кельтского эпоса, осуществленной в
духе предромантизма Джеймсом Макферсоном (James Macpherson,
1736—1796). Макферсон перенес место действия в Шотландию.
Герои поэм — доблестный воин Фингал и его сын бард Оссиан —
живут в королевстве Морвэн, в замке Сельма, среди суровой
шотландской природы. Шумят горные потоки, завывает ветер,
спускаются сумерки, светит луна. Таков общий колорит пейзаж­
ных описаний поэм. Песни Оссиана проникнуты грустным на­
строением, лирическое начало преобладает в них над эпическим.
Уже современники сомневались в подлинности песен Оссиа­
на, изданных Макферсоном; тем не менее эти песни пользова­
лись успехом и оказали воздействие на творчество романтиков.
Песнями Оссиана увлекались Дж. Байрон и И. В. Гёте. В России ин­
терес к ним проявили Г.Р.Державин, Н.М.Карамзин, В.А.Озе­
ров, В.А.Жуковский, А.С.Пушкин.
Стилизацией в духе средневековья было творчество видного
поэта предромантизма Томаса Чаттертона (Thomas Chatterton,
1752—1770), покончившего жизнь самоубийством, когда ему было
18 лет. Чаттертон воссоздавал в своих стихах жизнь Бристоля XV в.
Стихи были написаны на средневековом английском языке и при­
писаны вымышленному автору Томасу Роули. В балладе «Бристоль­
ская трагедия» (Bristowe Tragedie: or The Dethe of Syr Charles Bawdin,
1772) Чаттертон воспевает мужество Чарлза Бовдина, осужденно­
го королем Эдуардом на смерть. Накануне казни Чарлз Бовдин про­
износит слова, обличающие деспотизм короля Эдуарда:
Недолго царствовать тебе,
Страною управлять:
Нет, тираническую власть
Край будет проклинать.
(Пер. М. В. Талова)
Судьба Томаса Чаттертона стала в глазах романтиков симво­
лом трагической участи поэта в современном обществе. Ему
131
посвятили свои стихи У. Вордсворт, С Т . Колридж, Дж. Ките;
французский писатель Альфред де Виньи написал драму «Чаттертон» (1835).
Предромантизм создал готический роман, который называют
также «черным романом» или «романом ужасов». Авторами го­
тических романов были Горэс Уолпол, Клара Рив, Анна Рэдк­
лиф, Уильям Бекфорд, Мэтью Грегори Льюис. Для готического
романа характерны средневековая тема, атмосфера ужасов и тайн,
мелодраматический сюжет, фантастические мотивы, экзотиче­
ский пейзаж. Героями готического романа становятся чудовищ­
ные злодеи и благородные рыцари. События в нем совершаются
по воле роковых, сверхъестественных сил. Человек оказывается
жертвой коварных интриг и преступных действий, повсюду его
подстерегает смерть. Значительное место в готическом романе за­
нимает изображение извращенных страстей (братоубийство,
кровосмешение).
Первым готическим романом в английской литературе был
«Замок Отранто» (The Castle of Otranto, 1764) Горэса Уолпола
(Horace Walpole, 1717— 1797). Действие романа происходит в Ита­
лии, в замке Отранто, в котором живет князь Манфред. В про­
шлом предки Манфреда захватили замок, убив его законного вла­
дельца Альфонсо Доброго. Сюжет романа представляет собой воз­
мездие сверхъестественных сил. Обитавший в замке призрак Аль­
фонсо Доброго вырастает до огромных размеров; стены замка не
выдерживают и разваливаются. Призрак отдает княжество и замок
бедному жителю этих мест Теодору, оказавшемуся истинным на­
следником Отранто.
В романе Анны Рэдклиф (Ann Radcliffe, 1764— 1823) «Удольфские тайны» (The Mysteries of Udolpho, 1794) рассказывается о
роковом стечении обстоятельств в жизни человека, о власти над
ним загадочной судьбы. Напряженная интрига развертывается на
экзотическом фоне Франции и Италии эпохи Возрождения. Ро­
ман строится на контрасте между ужасами замка Удольфо и идил­
лией жизни на лоне природы. Персонажи резко делятся на злоде­
ев и добродетельных людей. В облике романтического злодея вы­
ступает мрачный кондотьер Монтони, воплощением чистоты и
добра является Эмили Сент-Обер. Роман А. Рэдклиф выделяется
среди готических романов других авторов тем, что конфликт в
нем разрешается торжеством добродетели.
Уильям Бекфорд (William Beckford, 1760—1844) создал повесть
«Ватек» (Vathek, 1786). Место действия этого произведения —
арабский Восток. Демонические силы, зло, существующее в мире,
сокрушают дерзновенный разум человека, извращают его чувства.
Восточная экзотика, эпикурейство, гротескно-трагический коло­
рит — все эти черты повести Бекфорда окажут воздействие на
творчество писателей-романтиков.
132
В романе Мэтью Грегори Льюиса (Matthew Gregory Lewis, 1775—
1818) «Монах» (The Monk, 1795—1796) на первом плане — опи­
сание роковых страстей, связанных с противоестественными вле­
чениями. Монах Амброзио впадает в грех и совершает преступле­
ния. Рок преследует его, и он гибнет, запутавшись в дьявольских
кознях.
Готический роман подготовил развитие романтического фи­
лософского романа Уильяма Годвина «Приключения Калеба Уиль­
ямов» (Adventures of Caleb Williams, 1794), «Мандевиль» (Mandeville,
1817); Мэри Шелли (дочери Годвина и жены Шелли) «Франкен­
штейн, или Современный Прометет (Frankenstein, or the Modern
Prometheus, 1818); Чарлза Мэтьюрина «Мельмот-скиталец»
(Melmoth the Wanderer, 1820). Для романтического романа харак­
терен трагический конфликт одинокой личности с обществом.
В начале XIX в. наряду с расцветом романтической поэзии и
возникновением романтического философского романа развива­
ется также нравоописательный реалистический роман, продол­
жающий некоторые традиции просветительской литературы. Это
романы Мэри Эджуорт «Замок Рекрент» (Castle Rackrent, 1800),
«Белинда» (Belinda, 1801) и Джейн Остин «Чувство и чувстви­
тельность» (Sense and Sensibility, 1811), «Гордость и предубежде­
ние» (Pride and Prejudice, 1813). В семейно-нравственном романе
ставятся проблемы любви, брака, морали, затрагиваются имуще­
ственные отношения героев1.
Лоренс Стерн
(Laurence Sterne, 1 7 1 3 — 1 7 6 8 )
Творчество Лоренса Стерна венчает и завершает развитие анг­
лийского сентиментализма и подготавливает почву для романтиз­
ма и критического реализма XIX в.
Рамки сентиментализма были тесны Стерну. Глубокий интерес
к миру чувств сочетается у него с разрушительной иронией. Язви­
тельно-сатирический смех приходит в столкновение со свойствен­
ной сентиментализму чувствительностью. С полным основанием
Стерна называют создателем сентиментально-юмористического
романа. Стерн выступал против рационалистического стремления
изучать и изображать «человека вообще», против отвлеченных рас­
суждений и твердо установленных правил. Стерн не доверял идее
разумности мира и человека. Он во всем сомневался, все подвер­
гал анализу. Предметом своего анализа он делал человеческую
натуру, объектом изображения — сложный мир человеческих
чувств и эмоций. С не меньшим энтузиазмом углублялся Стерн в
1
См.: В е л ь с к и й А.А. Английский роман 1800—1810-х годов. — Пермь,
1968.
133
самоанализ. Субъективно-лирическое начало занимает в его рома­
нах важное место. Наблюдения и исследования Стерна в конеч­
ном счете ведут к мысли о неразумности и пошлости буржуазного
бытия.
Лоренс Стерн был сыном офицера. После окончания Кемб­
риджского университета он принял духовный сан и стал свя­
щенником в небольшой деревушке близ Йорка. Здесь он прожил
более двадцати лет и переехал в Лондон, уже завоевав литера­
турное признание. Непродолжительное участие в политической
жизни на стороне партии вигов убедило Стерна в беспринцип­
ности действий парламентариев и породило в нем неприязнь к
борьбе парламентских группировок. В начале 1760-х годов Стерн
совершил путешествие по Франции и Италии. Во Франции он
познакомился с Д.Дидро, П.Гольбахом и другими энциклопе­
дистами.
Литературное наследие Стерна невелико. Оно включает два
романа, каждый из которых не является полностью законченным.
Первый роман — «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентль­
мена» (The Life and Opinions of Tristram Shandy, Gentleman, 1760—
1767), второй — «Сентиментальное путешествие по Франции и
Италии» (A Sentimental Journey Through France and Italy, 1768).
«Тристрам Шенди» — произведение необычное, «чрезвычайно
своеобразное и во многих отношениях экстравагантное»1. Понять
его своеобразие можно, учитывая то обстоятельство, что Стерн
создавал не просто роман, а роман-пародию на произведения своих
предшественников.
Стерн дает своему роману традиционное для XVIII в. назва­
ние — «Жизнь и мнения Тристрама Шенди», подчеркивая этим
самым свое намерение рассказать о жизни героя, чье имя он со­
гласно традиции включает в название произведения. Однако сло­
во «мнения», заменившее обычное для названий романов Филдинга слово «приключения», позволяет уже с самого начала по­
нять, что интересы автора связаны не столько с внешними собы­
тиями жизни героя, сколько с его восприятием этих событий и
его мнениями о них. Из дальнейшего становится очевидно, что
собственно о жизни героя в романе не говорится: на протяжении
первых книг рассказывается о предыстории его появления на свет,
а к концу повествования ему исполняется только пять лет. Но вме­
сте с тем образ Тристрама Шенди присутствует в романе. Правда,
ничего определенного о его характере, круге интересов и зна­
комств, его занятиях сказать нельзя. Представление о Тристраме
Шенди можно составить лишь из отдельных намеков, деталей,
содержащихся в многочисленных отступлениях, беглых и часто
противоречивых замечаний.
К е т т л А. Введение в историю английского романа. — М., 1966. — С. 97.
134
Композиция стерновского произведения также является от­
кровенным вызовом общепринятым принципам построения ро­
мана XVIII в. Стерн нарушает обычные формы повествования.
Например, посвящение, которое принято предпосылать произ­
ведению, он помещает в середине романа; нарушает последова­
тельность в нумерации глав; внезапно прерывая повествование,
оставляет пустыми некоторые страницы; нарушается и последо­
вательность в изложении событий. Писатель увлекается отступ­
лениями и с присущей ему иронией замечает: «Словом, произ­
ведение мое отступательное, но и поступательное в одно и то же
время». Этот «отступательно-поступательный» принцип выдер­
жан до конца.
В «Тристраме Шенди» изображены члены семейства Шенди и
передана атмосфера жизни в имении Шенди-Холл. На первый план
выступают фигуры братьев Вальтера и Тоби Шенди — отца и дяди
Тристрама. Рядом с ними — жена Вальтера, капрал Трим, пастор
Йорик, доктор Слоп, Тристрам, от лица которого ведется пове­
ствование, и, конечно, сам автор — Лоренс Стерн, чье присут­
ствие ощущается на каждой странице романа.
Семейная тема в английской литературе уже освещалась в ро­
манах Ричардсона. Стерн все это переосмысливает и переоценива­
ет, не допуская ни малейшей идеализации. Под его пером буржу­
азное существование предстает как фарс. «Тристрам Шенди» —
пародия на семейно-бытовой роман.
Провинциальный сквайр Вальтер Шенди, разбогатевший на
торговле, предстает перед нами как личность во всех отношениях
незначительная. Он всецело погружен в мелочные расчеты и се­
мейные дрязги, он самовлюблен и эгоистичен. Иронический ком­
ментарий писателя беспощадно разрушает мнимое величие Валь­
тера Шенди, обнаруживая его суетность и тщеславие.
Самым «стерновским» героем является дядя Тоби. Его образ
противостоит образу Вальтера Шенди. Дядя Тоби — герой чув­
ствующий. Он отзывчив и добр, прост и искренен. И хотя его жизнь
столь же пуста, как и существование Вальтера Шенди, Стерн пишет
о нем с мягким юмором. Ему импонируют доброе сердце и от­
зывчивая душа этого милого и странного чудака. Если Вальтер
Шенди кичится своей мнимой ученостью, то дядя Тоби предает­
ся игре. Он тешит старость игрой в войну. На поляне сооружаются
военные крепости, ведется их осада. В пылу «сражений» дядя Тоби
ощущает себя героем. Военное дело — его «конек» (hobby-horse).
Теме «конька» в романе Стерна принадлежит очень важное место
точно так же, как и образам чудаков. Именно в чудачествах во
всей полноте и проявляется человеческая натура: «Когда человек
отдает себя во власть господствующей над ним страсти, или, дру­
гими словами, когда его конек закусывает удила, — прощай тогда
трезвый рассудок и осмотрительность!» Стерн убежден, что, не
135
зная склонностей человека, его «конька», нельзя представить себе
его характер.
«Конек», или «господствующая страсть», определяет поведе­
ние многих героев Стерна. «Конек» — это способ уйти от унылого
однообразия повседневности, от трезвой расчетливости буржуа,
от его удручающего практицизма. Эту способность отдаться како­
му-либо необычному увлечению Стерн определяет словом «шендизм».
Главное действующее лицо романа — сам автор. Его образ сло­
жен и динамичен. Личность автора определяет тональность пове­
ствования. Автор не только иронизирует над героями своего рома­
на, но и беседует с «проницательными» читателями и смеется над
ними. Субъективно-лирическое начало в произведении Стерна
играет важную роль; так будет впоследствии и у романтиков.
Роман «Сентиментальное путешествие» продолжает магистраль­
ную линию творческих исканий Стерна. Уже в самом его названии
сформулирована художественная
программа писателя. Путешествие
пастора Йорика по Франции1 — это путешествие «сентименталь­
ное», и потому было бы напрасным искать в его описании точные
факты или определенные события. Стерн передает движение ду­
шевной жизни своего героя — натуры восприимчивой и чувстви­
тельной. «О, милая чувствительность! — восклицает Стерн. — Не­
исчерпаемый источник всего драгоценного в наших радостях и
всего возвышенного в наших горестях!» Основная сфера интере­
сов Стерна-романиста — изображение мира чувств. Первостепен­
ное значение приобретает то, каким образом воспринимает Йо­
рик увиденное, какие ассоциации рождает у него та или иная
встреча, то или иное впечатление.
Образ пастора Йорика, перешедший из романа «Тристрам
Шенди», становится в «Сентиментальном путешествии» основ­
ным, сливаясь с образом автора. Имя Йорика появляется в произ­
ведениях Стерна не случайно, оно имеет определенную литера­
турную традицию: это имя умершего шута из трагедии У.Шекс­
пира «Гамлет». Йорик обладает даром едкой насмешки, и вместе с
тем он — шут, развлекающий людей. Натура Йорика противоре­
чива, переживаемые им чувства многообразны. Стерн прослежи­
вает, как гордость взаимодействует с осторожностью, как лице­
мерие прикрывает скупость, как любопытство одерживает верх
над осмотрительностью и эгоизм торжествует над всем остальным.
Любое чувство, зарождающееся и развивающееся в душе Йорика,
для Стерна значительно. И вместе с тем подобный подход влечет
за собой проявляющееся в романе стремление низвести подлинно
большое и важное на уровень незначительного. Субъективизм ста­
новится основным принципом в подходе к явлениям.
Роман не завершен. Итальянские эпизоды Стерн написать не успел.
136
На основании романа Стерна нельзя составить впечатление о
жизни Франции, ее достопримечательностях, ее природе. Для «сенти­
ментального путешественника» Йорика важны прежде всего его
ощущения. И потому рассуждения Йорика об узниках, заключенных
в Бастилии, и его монолог о рабстве и свободе занимают ничуть не
больше места, чем его замечания по любому другому вопросу.
В то же время на страницах романа встречаются выпады в адрес
французских аристократов, намеки на несправедливость обще­
ственного строя Франции. Демократизм Стерна проявился в обра­
зах простых людей Франции — лакея Ла Флера, бедного крестья­
нина, молодой девушки Марии, потерявшей рассудок от любви.
Творчество Стерна отразило характерные особенности сенти­
ментализма на позднем этапе его развития — отрицание разумно­
сти буржуазных форм жизни, противопоставление им мира чувств
и скептицизм в восприятии окружающего.
Джейн Остин
(Jane Austen, 1775 — 1817)
Творчество Джейн Остин связано с традициями позднего анг­
лийского Просвещения (О. Голдсмит, Л.Стерн). Ее романы, в ко­
торых отразились присущие писательнице понимание человече­
ских отношений и «глубокий такт, с которым она рисует характе­
ры» (В.Скотт), отличались от романтических произведений ее
времени. Им не была присуща атмосфера необычного, экзотиче­
ского, таинственного, их тонкий психологизм, как показало даль­
нейшее литературное развитие, предвещал прозу будущих деся­
тилетий XIX столетия. И не случайно поэтому, что подлинное
открытие Остин состоялось гораздо позднее того времени, когда
были написаны и изданы ее книги. Но вместе с тем Остин была
дочерью своей эпохи, поклонницей Дж. Байрона, и дух романти­
ческих порывов и бунтарства был свойствен ей, проявился в том­
лении духа ее героинь, неудовлетворенных своим уделом, в посе­
щающей их меланхолии, в присущей им остроте ума и иронии.
Сходными свойствами была наделена и сама писательница.
Достоверных сведений о жизни Остин сохранилось немного.
Оставшиеся после нее бумаги, письменные свидетельства ее не­
долгой жизни, были сожжены сестрой, однако то, что стало до­
стоянием потомков, позволило интересовавшемуся ее творчеством
С. Моэму заметить: «У мисс Остин был острый язычок и редкост­
ное чувство юмора... Джейн безошибочно угадывала в людях глу­
пость, претензии, аффективность и неискренность, и к ее чести
нужно сказать, что все это веселило ее, а не вызывало досаду».
Остин писала о самом обычном, о той жизни и тех людях, кото­
рые окружали ее. «В то время в Англии были сотни семей, — пи­
сал С.Моэм, — живших такой тихой, однообразной и пристой137
ной жизнью; не чудо ли, что в одной из них ни с того ни с сего
появилась высокоодаренная писательница?»
Отец Остин получил образование в Оксфорде, стал священ­
ником, имел приход в Хэмпшире. Мать ее принадлежала к знат­
ному дворянскому роду. В семье было восемь детей: шесть братьев
и две сестры. Они обе не вышли замуж, жили в родительском
доме до конца своих дней, но живо интересовались происходя­
щим в большом мире, узнавая новости от братьев, знакомых,
родственников. Оживленно велась переписка, читались газеты,
происходили встречи с очевидцами важных событий. Джейн Ос­
тин лишь несколько раз была в Лондоне, вся ее жизнь прошла в
Стивентоне, Бате, куда, уйдя от дел, переселился глава семьи, и
Уинчестере. Постоянными спутниками Остин были книги. Она
начала писать в четырнадцать лет, и ее первым литературным опы­
том стал роман-пародия, в котором осмеивались имевшие широ­
кое распространение чувствительные романы в письмах. Ирони­
ческие интонации звучат во всех книгах Остин.
Все романы Остин публиковались в период 1811 — 1818 гг., че­
тыре из них увидели свет при ее жизни, два вышли посмертно.
К числу ранних относят «Чувство и чувствительность» (Sense
and Sensibility), «Гордость и предубеждение» (Pride and Predjudiсе), «Нортенгерское аббатство» (Northanger Abbey); к более позд­
ним — «Мэнсфилд-парк» (Mansfield Park), «Эмма» (Emma) и «До­
воды рассудка» (Persuasion). Последней прижизненной публика­
цией был роман «Эмма», в 1818 г. вышли «Нортенгерское аббат­
ство» и «Доводы рассудка». Совершенствование художественного
мастерства писательницы проявилось в углублении психологизма.
Каждый роман состоит из картин семейной жизни людей «сред­
него класса» английского общества. Продолжая традиции Ричард­
сона, Филдинга, Стерна, Остин развивает формы нравоописа­
тельного романа, преломляя в повседневных ситуациях явления
общественной значимости (мораль, воспитание, денежные про­
блемы, пороки и добродетели). Остин создает галерею социальных
типов, используя сатирические средства изображения, не питая
иллюзий относительно своих героев. У нее зоркий глаз, тонкая
наблюдательность, мастерство рассказчика.
Основная тема «Нортенгерского аббатства» — приобщение к
реальности вступающей в жизнь молодой девушки Кэтрин Морланд. Литературные увлечения слишком долго мешали ей видеть
жизнь в ее истинном свете. Она зачитывается «романами ужаса»,
«Удольфскими тайнами» Рэдклиф. Чувство реального пробужда­
ется в Кэтрин во время ее пребывания в Бате под влиянием умно­
го и понимающего ее Генри Тилни. Ее любовь к Генри Тилни
помогает ей обрести себя.
«Нортенгерское аббатство» — один из вариантов «романа вос­
питания». Кэтрин проходит школу «воспитания чувств». Сюжет138
ная линия романа проста, рассказ о событиях ведется в их вре­
менной последовательности: детство героини, поездка в Бат, по­
сещение Нортенгерского аббатства, возвращение домой. Но те­
перь Кэтрин становится уже иной. Особый интерес представляют
не события, а то, каким образом ведется повествование, тот иро­
нический комментарий, который дается от лица автора по поводу
происходящего. Искренность чувств, порядочность, стремление к
знаниям, разумное отношение к жизни утверждаются как основ­
ные ценности бытия. Свои представления о прекрасном Остин
связывает с достойным и добрым.
К зрелому периоду творчества Остин принадлежит роман «Мэнсфилд-парк», опубликованный в 1814 г. Мастерство художествен­
ной изобразительности романистки проявилось здесь с блеском.
Остин передает «игру чувств», переливы настроений, она захва­
чена сложностью взаимоотношений людей. Жизнь обитателей анг­
лийского поместья становится источником, питающим ее твор­
ческое воображение. Картина жизни небольшой группы людей
заключает в себе не только интересные наблюдения, но и опреде­
ленные обобщения о морали и нравах провинциальной среды,
критику эгоизма и своекорыстия. Цепь нелепых поступков и дей­
ствий, совершаемых персонажами, напоминает бесконечно кру­
тящуюся карусель. Между людьми нет понимания и единства. «Каж­
дый из них, далеко не всем удовлетворенный и не ото всего полу­
чающий радость, требует чего-то, чего у него нет, и тем самым
дает остальным повод к неудовольствию».
Как жить? Как внести разумное начало в хаос всеобщего не­
согласия? Этот вопрос встает во всех романах Остин. В «Мэнсфилдпарке» он становится главным. Среди героев никто не может на
него ответить. Рассказывая историю Фанни Прайс, на этот вопрос
отвечает сама писательница. С образом Фанни Прайс связана глав­
ная тема — тема прозрения. Само присутствие Фанни среди обита­
телей Мэнсфилд-парка, ее доброта, бескорыстие, стойкость выяв­
ляют пороки и слабости окружающих: себялюбие и жадность мис­
сис Норрис, хитрость Мэри Крофорд, заблуждения Эдмунда, ту­
пость Рашуота, наглость Генри. История Фанни, обстоятельства ее
жизни, страдания, ею пережитые, помогают ей, относящейся ко
всему разумно, обрести себя и найти свое счастье. К нравственному
прозрению приходит Эдмунд, перерождается Том Бертрам. «Он
изведал страдания и научился думать», — пишет Остин о Томе.
Эти слова имеют отношение и к другим героям романа.
Романы Остин — связующее звено между творчеством рома­
нистов эпохи Просвещения и романистов XIX столетия. Как явле­
ние переходное романы Остин обнаруживают тенденцию к осве­
щению не столько движения героя в пространстве и во времени,
сколько интерес к его характеру, к взаимоотношениям его с окру­
жающими, к фиксации настроений и чувств. Тема нравственного
139
прозрения, поиска моральных ориентиров и этических ценностей
продолжена Остин в романах «Эмма» и «Доводы рассудка».
Среди английских писателей XIX в. Остин высоко оценил
В. Скотт, в XX в. ее почитателями стали В. Вулф, С. Моэм, Г. К. Че­
стертон, Дж.Пристли, Э.М.Форстер, Р.Олдингтон. Отмечались
ее простота и естественность, «особая законченность и совершен­
ство» (В. Вулф).
Уильям Годвин
(William Godwin, 1 7 5 6 — 1 8 3 6 )
Уильям Годвин вошел в английскую литературу как выдаю­
щийся мыслитель, предшественник утопического социализма, как
публицист и романист, как крупнейший представитель предромантизма, в творчестве которого обозначился переход от просве­
тительского реализма к романтизму.
Перемены в английской действительности конца XVIII в., вли­
яние идей Американской и Французской буржуазных революций
обусловили значительные сдвиги в мировоззрении Годвина.
Он начал свою деятельность как кальвинистский проповедник,
но потом стал атеистом. В 1783 г. Годвин опубликовал «Историю
жизни Уильяма Питта, графа Чатама» (The History of the Life of
William Pitt Earl Chatham). В этой книге Годвин анализирует дея­
тельность парламента, высказывает свое отношение к политиче­
ским проблемам, уделяя особое внимание проблеме военной. Осуж­
дая любое насилие человека над человеком, Годвин выступает
против войны. «Война всегда должна рассматриваться людьми как
бедствие человечества», — пишет Годвин.
Свободолюбивые идеи Годвина близки идеям Томаса Пейна и
Мэри Уолстонкрафт. Участник Войны за независимость в Север­
ной Америке, Томас Пейн в 1790 г. вернулся в Лондон, где опуб­
ликовал трактат «Права человека» (The Rights of Man, 1791 — 1792).
Мэри Уолстонкрафт, жена Годвина, была автором книги «Права
женщины» (A Vindication of the Rights of Women, 1792).
Годвин хорошо знал труды французских просветителей — Гель­
веция и Руссо. Знакомство с идеями французских мыслителей ук­
репило Годвина в занимаемых им позициях; он говорил, что в тру­
дах французских просветителей нашел широкую систему полити­
ческих идей, которая вселяла надежду на революцию. Но когда в
1789 г. началась Французская буржуазная революция, Годвин отри­
цательно отнесся к революционному насилию. Он мечтал о таких
политических переменах, которые исходят от великодушия людей.
Годвин с большим сочувствием относился к деятельности «анг­
лийских якобинцев», входящих в «Лондонское корреспондент­
ское общество». Не являясь членом этого общества, Годвин смело
поднял голос протеста против преследований «якобинцев», об140
виняемых в государственной измене. Он выступил с двумя памф­
летами, в которых обвинял королевский суд в несправедливости
и жестокости по отношению к арестованным «якобинцам» —
Джерралду и Хорну Туку Телуоллу. Благодаря выступлениям Год­
вина обвиняемые были оправданны.
В 1793 г. Годвин создал социально-философский трактат «Иссле­
дование о политической справедливости» (An Enquiry concerning the
Principles of Political Justice). Будучи республиканцем по убеждени­
ям, Годвин отрицал монархический режим, подвергал критике
современное ему общественное устройство, отвергал принцип част­
ной собственности, обосновывал идею равенства и свободы. В своих
социальных идеях Годвин пошел дальше французских просветите­
лей, став предшественником утопического социализма Роберта
Оуэна. Предпосылки его социальной прозорливости коренились в
более резко определившихся социальных противоречиях Англии.
В вопросе о преобразовании общества Годвин полагался не на
революционное насилие, а на силу общественного мнения, на
воспитание, убеждение и пример. Годвин-просветитель убежден
во всемогуществе разума; он верит в то, что с помощью истинно­
го знания человечество избавится от тирании, монархии, наси­
лия, частной собственности и установит справедливые отноше­
ния между людьми.
В 1794 г. Годвин опубликовал роман «Вещи как они есть, или
Приключения Калеба Уильямса» (Things as They Are, or the Adventures
of Caleb Williams). Основная идея романа восходит к содержанию
трактата «Политическая справедливость». Годвин говорит о кор­
рупции, охватившей все английское общество. Однако в романе
писатель в определенной мере отходит от идей «Политической
справедливости»: не находит места идея отрицания государства, в
концовке романа чувствуются примирительные настроения.
Повествование ведется от лица главного героя Калеба Уильямса. Калеб — бедняк, сын фермера, находящийся в услужении у
аристократа Фокленда. Он догадывается о том, что его хозяин со­
вершил преступление, убил помещика Тиррела, с которым враж­
довал. Из чувства справедливости Калеб хочет добиться призна­
ния Фокленда в преступлении. Калеб добивается, наконец, вызо­
ва Фокленда в суд, где тот признается в совершенном преступле­
нии. Но это признание ускорило смерть Фокленда, и Калеб со­
мневается в правильности своего поступка.
В романе есть другая сюжетная линия, связанная с первой. По­
мещик Тиррел преследовал непокорного фермера-арендатора
Хоукинса и его сына и добился их разорения. В убийстве Тиррела
обвиняют Хоукинсов. Фокленд мог бы спасти этих людей, но он
не хочет выдавать самого себя. Таким образом, Фокленд, считав­
ший себя просвещенным и гуманным человеком, обрекает не­
винных людей на смертную казнь.
141
Простой человек — крестьянин Калеб Уильяме показан писа­
телем с большим сочувствием. Калеб — не только мыслящий че­
ловек, он способен на смелые выступления против деспотизма.
Однако этот народный персонаж представлен в романе одиноким
романтическим бунтарем.
Сюжетостроение в романе Годвина определяется как традици­
ей реалистического романа Г.Филдинга и С.Ричардсона, так и
традицией готического романа. Приключенческая фабула реалис­
тического романа XVIII в. сочетается с мотивом разгадки тайны,
свойственным готическому роману. Новизна построения романа
заключается в том, что писатель отказался от любовной темы как
основы сюжета. Интрига романа связана с главной темой осужде­
ния преступных действий. Тема преступления и наказания в «Калебе Уильямсе» восходит к готическому роману. Однако у Годвина
она приобретает достоверность.
Годвин стремился рассказать о «вещах, как они есть», дать «об­
щую картину тех видов домашнего и негласного деспотизма, при
помощи которых человек губит человека». Жестокость и неспра­
ведливость общественного устройства подвергаются острой кри­
тике и в лирических отступлениях, и в сценах тюремной жизни.
Правовой аспект в критике общественных порядков в Англии
подкрепляется ссылками на юридические документы. Идея непри­
миримости интересов верхов и низов общества, мысль о неспра­
ведливости всего общественного устройства, основанного на част­
ной собственности, делают роман «Калеб Уильяме» наиболее
значительным по своему социальному содержанию среди всех
произведений второй половины XVIII в. В романе «Калеб Уиль­
яме» возникают некоторые черты социального романа, которые
получат дальнейшее развитие и утверждение в критическом реа­
лизме XIX в. Годвин видит зависимость поведения человека от
общественного уклада. Проявление зла в людях он объясняет вли­
янием на человеческий характер «развратной пустыни человече­
ского общества».
Роман «Калеб Уильяме» высоко оценил Н.Г.Чернышевский:
«Я хотел идти по такой карьере, как Годвин. Чтобы испытать свои
силы, Годвин вздумал написать роман без любви. Это замечатель­
ный роман. Он читается с таким интересом, как и самые
роскош­
ные произведения Жоржа Занда. Это "Калеб Уильяме"»1. Н. Г. Чер­
нышевский говорил о Годвине как о человеке «очень сильного
ума, великого2 литературного таланта и вполне радикального об­
раза мыслей» .
1
Ч е р н ы ш е в с к и й Н.Г. Полное собрание сочинений : в 15 т. — М., 1949. —
Т. 1 2 . - С . 683.
2
Там же. - М., 1951. -г- Т. 10. - С. 738.
142
Роберт Берне
(Robert Burns, 1759 — 1796)
Жизнь и творчество великого шотландского поэта Роберта Бернса неотделимы от крестьянского труда и быта. Берне вышел из
крестьянской среды и никогда не расставался с трудом землепаш­
ца. Его творчество — это наиболее полное выражение народности
в литературе XVIII в.
Берне был человеком передовых взглядов. Он воспринял идеи
просветительской философии, отстаивал идеалы свободы и ра­
венства, сочувствовал французской буржуазной революции.
Поэзия Бёрнса связана с творческими исканиями в литературе
предромантизма. Однако ее значение выходит за рамки предромантизма. В какой-то мере в ряде стихов Бёрнса сказывается вли­
яние сентиментализма; намечаются также характерные черты ро­
мантической литературы. Поэзия Бёрнса развивает принципы про­
светительского реализма, соединяя их с фольклорной традицией.
Роберт Берне — народный поэт; он писал для народа. В лако­
ничной и простой форме поэт передал большие чувства и глубо­
кие мысли; в его поэзии раскрылись душа народа, достоинство
труженика, его мечта о свободной и счастливой жизни. Герои сти­
хотворений Бёрнса — простые люди: пахарь, кузнец, угольщик,
пастух, солдат. Его герой добр и отважен, он нежно относится к
возлюбленной и смело идет сражаться за свободу.
Стихотворное наследие Бёрнса отличается жанровым много­
образием. Поэт создавал дружеские послания, застольные песни,
гражданские стихи, сатирические поэмы, эпиграммы, любовные
песни. Его стихи основывались на фольклорных жанрах песни,
баллады, предания. Их музыкальный ритм воспроизводит ритми­
ку народных плясок и народных песен. Стихи Бёрнса написаны
как на английском языке, так и на шотландском диалекте.
Берне достиг славы при жизни, сразу же после выхода в свет
своего первого сборника «Стихотворения, написанные преимуще­
ственно на шотландском диалекте» (Poems Written Chiefly in the
Scottish Dialect, 1786); однако известность не принесла поэту ни­
какого материального благополучия: он всю жизнь жил в нужде и
умер в бедности.
Лирические песни Бёрнса отличаются жизнелюбием, прослав­
лением любви, дружбы, счастья. Лучшие нравственные качества,
утверждаемые поэтом, неотделимы от любви к родине, к ее по­
лям и лесам, к ее людям. Берне восхищается красотой девушкикрестьянки в стихотворении «Босая девушка»1 (О Mally's Meek,
Mally's Sweet). Простая девушка для поэта милее всех красавиц на
1
Русский перевод названий стихотворений Бёрнса дается по кн.: Роберт Берне
в переводах С.Маршака. — М., 1959.
143
свете. Цвет ее кожи сравнивается с белизной лебедя (swan-white
neck); глаза — со звездами в небе (and her two eyes, like stars in
skies). Частный случай становится поводом для больших обобще­
ний. В стихотворении «Полевой мыши, гнездо которой разорено моим
плугом» (То a Mouse, On Turning Her up in Her Nest with the Plough,
1786) поэт, выражая сочувствие всему живому, в то же время
думает прежде всего о судьбе обездоленного крестьянства.
Берне верит в нравственные силы народа. О неистребимости
народного духа, о бессмертии народа написано стихотворениеаллегория «Джон Ячменное Зерно» (John Barleycorn, 1776).
Глубокой мысли исполнены стихи о природе. В стихотворении
«Горной маргаритке, которую я примял своим плугом» (То а
Mountain Daisy on Turning One Down with the Plough, 1786) образ
горной маргаритки становится символом человеческой жизни.
Стихотворение написано в духе народной песни, которая строит­
ся на параллелизме «природа и человек». Тот же принцип лежит в
основе многих стихотворений Бёрнса.
Лирика Бёрнса патриотична. Горячим чувством любви к родной
Шотландии проникнуто стихотворение «В горах мое сердце» (My
Heart's in the Highlands, 1790). В стихотворении «Брюс — шотланд­
цам» (Scots, wha hae wi'Wallace Bled. Bruce's Address to His Army,
1794) Берне воспевает героику патриотической борьбы. Стихо­
творение стало, по существу, национальным гимном шотландцев.
Оно отличается духом свободолюбия и тираноборчества. Берне
славит подвиг героев прошлого — Брюса и Уоллеса, боровшихся
за национальную независимость Шотландии. Обращаясь к герои­
ческому прошлому с целью дать пример доблести для своих со­
временников, Берне предваряет тематику, характерную для ро­
мантизма.
Роберт Берне создавал и сатирические произведения, проник­
нутые стихией народного смеха. Многие стихи Бёрнса основаны
на противопоставлении богатства и бедности. Те, кто стоят у вла­
сти и стремятся к наживе, духовно бедны. Простой люд, крестья­
не, стократ богаче в своей духовной жизни, чем лорды, живущие
в роскоши и безделье. Стрелы сатиры Бёрнса направлены в самого
короля и его премьера Уильяма Питта. В стихотворении «Сон» (The
Dream, 1786) поэт говорит о том, что король не так умен, чтобы
возглавить нацию. Поэт выражает возмущение жестокими налога­
ми, от которых страдает народ, хищениями, в которых повинны
те, кто стоит у власти.
Поэзия Бёрнса отличается народным юмором. В поэме-кантате
«Веселые нищие» (The Jolly Beggars, 1785) юмор подчас обретает
сатирическую остроту. Насмешливая песня клоуна метит и в чи­
новника, и в священника:
Я — клоун бродячий, жонглер, акробат,
Умею плясать на канате.
144
Но в Лондоне есть у меня, говорят,
Счастливый соперник в палате!
А наш проповедник! Какую подчас
С амвона он корчит гримасу!
Клянусь вам, он хлеб отбивает у нас,
Хотя облачается в рясу.
{Пер. С.Маршака)
Берне решительно выступает против общественного неравен­
ства, против рабства. Его стихи, посвященные теме социальной
несправедливости и бесправного положения народа, имеют рево­
люционно-демократический характер. В стихотворении «Песнярабанегра» (The Slave's Lament) говорится о нефе, увезенном из Се­
негала в Америку, где он под ударами бича выполняет невыноси­
мую работу. Негр томится в рабстве и постоянно думает о родном
Сенегале. Стихотворение звучит как глубокий вздох или протяж­
ный стон. Это впечатление достигается чередованием длинных и
коротких стихотворных строк, внутренней рифмой (Torn from that
lovely shore and must never see it more...), повторяющимся воскли­
цанием (And, Alas!) в начале равномерно чередующихся строк и
повторяющимся заключительным «О!» в конце тех же строк, а
также повторением одних и тех же слов (weary, weary, Virginiaginia).
Глубоким социальным содержанием отличается сатирическая
поэма «Две собаки» (The Two Dogs, 1787). Сатирическое изобли­
чение современного общества дано здесь в аллегорической форме
диалога двух псов: Цезаря, который служит у лорда, и Люата,
живущего у пахаря. Собаки рассказывают о том, как живут их хо­
зяева. Возникает яркая обличительная картина общественного не­
равенства.
В песне «Честная бедность» (Is there, for Honest Poverty, 1775)
поэт говорит о социальном неравенстве в обществе. Одни укрыва­
ются тряпьем, а другие одеты в шелка; одни трудятся, а другие
получают награды. Поэт утверждает идею человеческого достоин­
ства. Реалистическая сатира стихотворения дополняется романти­
ческой мечтой о будущем обществе:
Настанет день, и час пробьет,
Когда уму и чести
На всей земле придет черед
Стоять на первом месте.
При всем при том,
При всем при том
Могу вам предсказать я,
Что будет день,
Когда кругом
Все люди станут братья!
(Пер. С.Маршака)
145
Откликом на Французскую буржуазную революцию, которую
приветствовал Берне, является стихотворение «Дерево свободы»
(The Tree of Liberty, опубл. в 1838 г.). Берне воспевает свободу,
провозглашенную революцией. Поэт радуется падению Бастилии,
на месте которой выросло дерево свободы. В стихотворении выра­
жена надежда на то, что свобода восторжествует в будущем на
всей земле.
На русский язык стихи Роберта Бёрнса переводили И.И.Коз­
лов, М.Л.Михайлов, Т.Л.Щепкина-Куперник, Э.Г.Багрицкий,
С.Я.Маршак. Лучшими являются переводы С.Я.Маршака, кото­
рый, по словам А.Т.Твардовского, «сделал Бёрнса русским, ос­
тавив его шотландцем».
XIX век
Р о м а н т и з м (франц. romantisme, англ. romanticism, нем.
romantic) — литературное направление, возникшее в европей­
ских и американской культурах на рубеже XVIII —XIX вв., нака­
нуне и во время Французской революции 1789— 1794 гг., в эпоху
перехода от феодального строя к буржуазному.
В Англии родоначальником романтизма выступил Уильям Блейк.
Свой расцвет романтизм переживал в первой трети XIX столетия
(У.Вордсворт, СТ.Колридж, Дж.Байрон, П.Б.Шелли). Роман­
тические традиции были характерны и для литературы последую­
щих десятилетий, когда романтизм взаимодействовал с реализ­
мом (Ч.Диккенс). В американской литературе романтизм оставал­
ся ведущим направлением до конца XIX в.
Термин «романтизм» имеет продолжительную историю. Слово
«романтический» впервые встречается в источниках XVII в.1 и
обозначает «воображаемый» и «фантастический». Восходит это
слово к средневековому употреблению слов «романс» (лириче­
ская и героическая испанская песня) и «роман» (эпическая поэма
о рыцарях). В XVII в. романтическим называли таинственное и не­
обычное. Позднее в литературоведении слово «романтизм» стало
означать определенный тип и стиль творчества, для которого ха­
рактерны повышенная эмоциональность, внимание к экзотиче­
скому и фантастическому, использование таких художественных
средств, которые передают динамическую многоаспектность дей­
ствительности, богатство и противоречивость человеческих чувств,
переживаний, страстей. При историко-теоретическом исследова­
нии литературных явлений термин «романтизм» используется для
определения литературного направления и художественного ме­
тода, т.е. системы принципов отбора и особенностей воспроизве­
дения действительности.
На первом плане в произведениях романтизма — самоценная
человеческая личность, живущая своим индивидуальным внут­
ренним миром, противостоящая жестокости, подчас уродливо­
сти критикуемой романтиками современной им действительнос­
ти. В романтической литературе отразился процесс отчуждения лич­
ности в буржуазном обществе. Индивид творит в своем сознании
1
См. : Б у д а г о в
С. 224-239.
Р.А. История слов в истории общества. — М, 1971. —
147
собственный неповторимый субъективный мир. Стремление к иде­
алу приходит к осознанию противоречий между должным и су­
щим. Позиция неприятия общества, в котором лозунги Француз­
ской революции о свободе, равенстве и братстве не были реали­
зованы, характерна для романтического направления в литерату­
ре в целом. В одном из писем к Дж. Байрону П. Б. Шелли писал о
том, что Французская революция может быть названа «основным
содержанием» современной им эпохи, хотя революция «не осчаст­
ливила человечество». Однако нельзя не признать, что она содей­
ствовала утверждению в творчестве писателей идеи о том, что
главное в искусстве — идеал нравственной свободы, раскован­
ность эмоций и чувств.
В каждой стране романтизм имеет свои особенности, но, не­
смотря на различие национальных вариантов, как литературное
направление он имеет общие черты, проявившиеся в творчестве
писателей разных стран. Вера просветителей в силу разума, кото­
рый поможет создать достойное человека общество, была поко­
леблена. Представления об упорядоченной модели мира, где все
возможно предусмотреть, предугадать и по принятым правилам
выстроить, не осуществились. Возникло ощущение постоянной
изменяемости всего, что окружает человека. Раскрылись новые
свойства самой личности — сила воображения и фантазии, сво­
бодолюбие и независимость суждений, стремление воплотить свои
представления о мире и самом себе в многообразных формах. Сво­
боду личности писатели-романтики противопоставляли культу
денег, будучи убежденными в превосходстве духовного над мате­
риальным. Прозе реальности противостоит в их произведениях мир
необычный, далекий от обыденной жизни. Таков, например, мир
сказок и рассказов немецкого романтика Гофмана («Щелкунчик
и мышиный король», «Золотой горшок»). Контрастность создава­
емых им миров обозначается термином «двоемирие».
Своеобразен герой романтических произведений. Он во мно­
гом близок своему создателю. Романтический герой не понят окру­
жающими, он бежит от общества, его влекут иные края и стра­
ны, дикая природа, он наделен силой страстей и глубиной чувств.
Романтический герой «Чайльд-Гарольда» Байрона — личность
противоречивая и мятущаяся, готовая восстать против зла и вме­
сте с тем не преодолевшая присущий ей эгоизм.
Для писателей романтизма характерен интерес к произведени­
ям устного народного творчества. Они черпали вдохновение в ле­
гендах, преданиях, балладах и сказках. Вальтер Скотт собирал
произведения фольклора, в которых запечатлена история Шот­
ландии, особенности быта и образа жизни шотландцев. Сказания
и песни североамериканских индейцев положены в основу поэмы
Генри Лонгфелло «Песнь о Гайавате». В Германии братья Яков и
Вильгельм Гримм собирали немецкие народные сказки. Интерес
148
к прошлому органически связан в творчестве писателей-романти­
ков с процессом формирования в литературе принципов историз­
ма. Создателем исторического романа считается английский писа­
тель Вальтер Скотт. Романтики решительно выступали против рег­
ламентирующего подхода к искусству, против строгих правил,
утвердившихся в литературе классицизма. Они защищали свободу
художника. В эстетике романтизма развивалась идея И. Канта о том,
что гений творит свой мир, ибо он стоит выше существующих
рационалистических норм.
Крупнейшие поэты английского романтизма — Дж. Байрон и
П.Б.Шелли, романист В.Скотт. В поэзии английского романтиз­
ма выделяют течения «лейкистов» (поэты «озерной школы» —
У. Вордсворт, С. Т. Колридж, Р. Саути) и лондонских романтиков
(Дж.Ките, Ч.Лэм, У.Хэзлитт, Л.Хент).
«Озерная школа» — так называли группу поэтов, которые во
многом реформировали английскую поэзию. Все они жили на
севере Англии, в Кемберленде, в краю озер. Их называли «лейкистами» (от англ. lake — озеро). Название «озерная школа» впервые
встречается в «Эдинбургском обозрении» в 1802 г. «Лейкистов»
объединили бунтарские настроения, свойственные каждому из них
в начальный период творчества. Все они приветствовали Фран­
цузскую буржуазную революцию и затем все разочаровались в ее
результатах. Отвергнув идеалы Просвещения, «лейкисты» содей­
ствовали развитию романтической поэзии в Англии. В их поэзии
проявились интерес и любовь к простому человеку, чувство при­
роды и созерцательная мечтательность. Не избежали влияния
«лейкистов» полемизировавшие с ними Байрон и Шелли. Воздей­
ствие на Байрона оказал пантеизм Вордсворта; изображение при­
роды в стихах Вордсворта импонировало Шелли, который и па­
родировал его поэму «Питер Белл» (Peter Bell, 1819), и с уваже­
нием писал о нем в сонете «К Вордсворту» (То Wordsworth, 1816).
В английском романтизме сильны просветительские идеи, диалектичность художественного освоения реальности; понятие о
прекрасном связано с нравственным идеалом, красота раскрывает­
ся в правде и правда — в красоте. Основные жанры английской
романтической литературы — лирическое стихотворение, лироэпическая и философско-символическая поэма, исторический роман.
***
В 1840—1870-е годы ведущая роль в литературном процессе
принадлежала роману, однако этот период был отмечен появле­
нием целой плеяды значительных поэтов. Викторианская поэзия
во многом следовала предшествующей романтической традиции.
Это проявилось в идеализации прошлого, в возрождении сюже­
тов и образов литературы Античности и Средневековья, старин149
ных преданий и легенд, среди которых наиболее привлекатель­
ным для поэтов оказывался артуровский цикл, в использовании
архаизированного языка, в разработке жанров баллады и песни.
Одним из ведущих стал жанр сонета; вторая половина века —
период появления сонетных циклов. Возрождался интерес к по­
эзии Дж. Донна, чем может быть объяснено и обращение к жанру
драматического монолога. Среди поэтов предшествующего перио­
да, повлиявших на викторианскую поэзию, могут быть названы
Дж.Ките, П.Б.Шелли, У.Блейк, подлинное «открытие» которо­
го произошло в середине XIX в. У. Вордсворт, вплоть до своей
смерти (1850) занимавший пост поэта-лауреата, остался автори­
тетной фигурой среди викторианцев, однако утверждаемый им
идеал природы как нравственного наставника и друга, «moral guide»
(в поэме «Тинтернское аббатство») под влиянием естественно­
научных открытий порой подвергался существенной трансформа­
ции, уступая место природе-чудовищу, «Nature red in tooth and
claw» («In Memoriam» А.Теннисона), а сама идея гармонии чело­
века с природой представлялась абсурдной (сонет А.Арнольда
«Проповеднику, который утверждал, что мы должны "жить в ладу
с Природой"»). Для новой эпохи неприемлем был и тезис Вордсворта о поэзии как «стихийном излиянии сильных чувств»: тре­
буя от поэта искренности в выражении чувств, викторианцы счи­
тали при этом откровенное выражение чувств в искусстве недопу­
стимым, накладывая на поэзию моральные запреты.
Как и проза, викторианская поэзия стала откликом на изме­
нившиеся представления о мире, на философские и этические
искания эпохи. Викторианцы воспринимали поэта то как проро­
ка, провидца, постигающего истину (таким предстает поэт в «Лек­
циях о героях» Т. Карлейля), то как наставника, проповедника,
осуществляющего воспитательную функцию искусства.
Эта дилемма занимала Роберта Браунинга (Robert Browning,
1812—1889) в эго эссе «О поэте объективном и субъективном,
о целях последнего, о Шелли, человеке и поэте» (On the Poet Objective
and Subjective, on the Latter's Aim; on Shelley, the Man and the
Poet, 1851). По Браунингу, разница в двух типах художников оп­
ределяется характером их воздействия на читателя. Поэт «объек­
тивный» — творец, «fashioner», устремленный к внешнему миру,
создающий жизненные образы, обретающие независимое суще­
ствование. Таков Шекспир. «Субъективный» поэт-провидец,
«seer», постигающий истину в конкретных проявлениях мира.
Таков Шелли. Обращенная к жизни, обладающая в силу этого
реальностью, объективная поэзия существует дольше субъектив­
ной. Свой идеал Браунинг видел в единстве двух начал, сочетая
в своем творчестве философскую глубину, тонкость психологи­
ческих характеристик с жизненной конкретностью образов, среды
и обстоятельств.
150
Браунинга отличала восприимчивость к проблемам эпохи. В 30—
40-е годы XIX в., в период становления собственного мастерства,
поэт полемизировал с концепцией героического Карлейля, дока­
зывавшего, что движущей силой истории является сильная лич­
ность, подчиняющая своей воле волю других людей, возвышаю­
щаяся над «толпой». В ранних поэмах «Парацелы» (Paracelsus, 1835),
«Сорделло» (Sordello, 1840) Браунинг доказывал, что подлин­
ный герой не отделим от других людей, он должен служить их
интересам. В противовес утилитаристам, полагавшим высшим нрав­
ственным критерием принцип пользы, оправдывавшим любые
средства для достижения эгоистических целей, Браунинг утверж­
дал, что героизм проявляется в действии, самом подвиге, а не в
его конечном результате. Героями поэта становятся ученый-фило­
лог, за всю жизнь исследовавший лишь «суть трех предлогов», но
сумевший заразить своим научным энтузиазмом учеников («По­
хороны грамматика» — A Grammarian's Funeral), Роланд, кото­
рый, преодолев множество препятствий, движимый лишь чув­
ством долга, доходит до Черного Замка, забыв о конечной цели
своего пути («Роланд до Замка Черного дошел» — Child Roland to
the Dark Tower Came).
В сборниках «Драматическая лирика» (Dramatic Lyrics, 1842),
«Драматическая романтика и лирика» (Dramatic Romances and
Lyrics, 1845), «Мужчины и женщины» (Men and Women, 1855)
Браунинг сочетал лирику и драму, проявляя себя мастером лири­
ческого монолога. Поэт создавал ситуацию, в которой герой про­
износит монолог, адресованный собеседнику. Прием переноса,
использование риторических фигур, вводных слов, междометий
придают монологу эффект разговорной речи. Молчание собесед­
ника у Браунинга психологически оправданно. Так, в «Моей по­
следней герцогине» (My Last Duchess-Ferrara) герцог Феррары,
стоя перед портретом покойной жены, рассказывает о ней дове­
ренному лицу графа, с дочерью которого он намеревается всту­
пить в брак. Реакция собеседника, очевидно, потрясенного тем,
что деспотизм и сословная гордость герцога стали фактической
причиной смерти молодой жизнерадостной женщины, проявля­
ется в его поспешном уходе, реакция говорящего — в монологе.
Застигнутый в ночной час стражей, ренессансный художник рас­
сказывает о своей жизни и искусстве, завораживая свой речью
слушателей («Фра Липло Липпи» — Fra Lippo Lippi). Епископ на
смертном одре обращается к сыновьям («Епископ заказывает себе
гробницу в церкви святой Пракседы» — The Bishop Orders His Tomb
at saint Praxed's Church). Из монологов состоит и самая объемная
драматическая поэма Браунинга «Кольцо и книга» (The Ring and
the Book, 1869), основанная на историческом факте (убийство в
XVII в. в Риме графом Гвидо жены и ее родителей). Одно и то же
событие предстает в поэме в освещении разных лиц. В лирических
151
монологах Браунинг проявляет себя знатоком человеческой души.
На глазах читателя разворачивается драматическая ситуация, в речи
говорящего обнажаются самые сокровенные его помыслы.
Человеческий характер интересовал Браунинга в историче­
ской и национальной обусловленности. Увлеченный разными ви­
дами искусства, поэт постигал психологию творческой личности,
поэта, художника, музыканта («На взгляд современника» — How
It Strikes a Contemporary, «Андреи делъ Сарто» — Andrea del Sarto,
«Фра Липпо Липни» — Fra Lippo Lippi, «Аббат Фоглер» — Abbot
Vogler).
Заметную роль в литературном процессе играла жена Браунин­
га Элизабет Барретт-Браунинг (Elisabeth Barrett-Browning, 1806—
1861). Ее талант обнаружился еще в детские годы: в 1820 г. отец
Элизабет опубликовал в частном издательстве ее поэму «Ма­
рафонская битва» (The Battle of Marathon). В раннем творчестве
Барретт интерес к истории, героям, мифологии Античности со­
четается с увлеченностью Средневековьем, религиозными моти­
вами. В ее поэзии звучат меланхолические ноты; поэтессу увлекает
тема смерти, угасания, что связано с обстоятельствами ее жизни:
из-за тяжелой травмы позвоночника она была обречена на за­
творничество. Тон ее поэзии стал иным благодаря знакомству с
Браунингом, женой которого Барретт стала в 1846 г. История их
взаимоотношений легла в основу цикла «Сонеты с португальско­
го» (Sonnets from the Portugeese, 1850), написанного в соответ­
ствии с итальянской схемой сонета. Обратившись к традициям
средневековой и ренессансной лирики, прежде всего Данте и
Петрарки, Барретт-Браунинг смело поломала куртуазный канон.
Если поэты прошлого воспевали Прекрасную даму как образец
недосягаемого совершенства, то в «Сонетах с португальского»
воплощением идеала стал возлюбленный лирической героини.
«Сонеты с португальского» — своего рода лирический дневник
Барретт-Браунинг, их главной темой является любовь, побежда­
ющая смерть.
В творчестве Барретт-Браунинг проникновенный лиризм соче­
тается с вниманием к проблемам эпохи: детского труда («Плач
детей» — The Cry of the Children), освободительного движения в
Италии («Окна дома Гвиди» — Casa Guidi Windows, 1851), «Сти­
хотворения перед Конгрессом» — Poems Before Congress, 1860),
положения женщины в обществе (роман в стихах «Аврора Ли» —
Aurora Leigh, 1856, написанный под влиянием Жорж Санд).
Альфред Теннисон (Alfred Tennyson, 1809—1892) вступил в лите­
ратуру в конце 1820-х годов. В его юношеском творчестве ощутимо
влияние Байрона и Шелли, а также поэтов сентиментализма.
В поэзии он видел средство духовного средоточия высшей муд­
рости, доступной лишь посвященным («Геспериды» — The
Hesperides), считал поэта посредником между Богом и людьми
152
(«Поэт» — The Poet, «Душа поэта» — The Poet's Mind, «Тимбу­
кту» — Timbuctoo). Однако он пришел к выводу о невозможности
изоляции поэта от общества. Героиня его поэмы «Дворец Искус­
ства» (The Palace of Art, сборник «Стихотворения» — Poems, 1832),
оказавшись во дворце, наполненном прекрасными произведе­
ниями искусства, где она может проводить жизнь в наслаждении
поэзией, музыкой, живописью, покидает чудесный дворец ради
жизни в долине среди людей. Широкую известность Теннисону
принесла поэма «In Memoriam»1 (1850), посвященная памяти его
университетского друга А.Хеллема, написанная катренами, че­
тырехстопным ямбом с кольцевой рифмовкой. Личная скорбь
поэта сменяется раздумьями о взаимодействии природы, чело­
века и Бога, о бессмертии души. Произведение стало откликом
на изменившиеся вследствие естественно-научных открытий пред­
ставления о вселенной. Чеканный ритм поэмы, ее обращенность
к актуальной для эпохи проблеме утраты веры обеспечили ей
успех.
В 1850 г. после смерти Вордсворта Теннисон был избран по­
этом-лауреатом, однако эта должность, побуждавшая его откли­
каться на официальные события британской политики, в отличие
от Саути, не ослабляла интереса к его творчеству. Секрет его по­
пулярности среди самых разных читателей заключался в сочув­
ствии к простым людям, в стремлении рассказать об их жизни.
После публикации поэмы «Епох Арденн» (Enoch Arden, 1864),
посвященной судьбе рыбака, пожертвовавшего собственным
счастьем ради жены, Теннисон получил в критике прозвище Поэта
для народа («Poet of the people»), чем он очень гордился.
К наиболее известным сочинениям Теннисона относятся «Ко­
ролевские идиллии» (The Idylls of the King, 1859—1889). Написан­
ные в русле общей увлеченности средневековьем, возрождения
артуровских легенд, поэмы цикла стали выражением озабоченно­
сти поэта проблемой разобщенности людей, бездуховности эпо­
хи, утраты нравственных ценностей.
Идеалом Теннисона была личность, осознающая свою ответ­
ственность перед обществом, жертвующая собой во имя долга.
Такова его Годива, соглашающаяся на издевательское условие
своего деспотичного супруга-графа, обещающего отменить налог
лишь при условии, если она обнаженная проедет по городу вер­
хом на коне, мужественно спасающая людей от нищеты и обрета­
ющая бессмертие в их памяти («Годива» — Godiva).
Алджернон Чарлз Суинберн (Algernon Charles Swinburne, 1837 —
1909) выступил с протестом против ханжеской викторианской
морали, против требований связи искусства с верой и нравствен­
ным началом. Современников шокировали и кощунственные вы1
In Memoriam (лат.) — в память.
153
пады ранней трагедии «Аталанта в Калидоне» (Atalanta in Calydon,
1865), и откровенный аморализм, любование пороком и смертью
во многих произведениях первого выпуска «Стихотворений и баллад» (Poems and Ballads, 1866), написанного под влиянием «Цве­
тов зла» Ш.Бодлера. В «Стихотворениях и балладах» проявилось
мастерство стилизации поэта, обратившегося к жанрам прошло­
го: балладе, канцоне, рондо, гимну.
В сборнике Суинберн выразил свою мечту о возврате античной
гармонии личности, пантеистического мироощущения. Отвергая
идею загробной жизни, он доказывал, что после смерти человек
растворяется в природной стихии, становится частью цикличе­
ского вращения {«Триумф времени» — The Triumph of Time, «Сад
Прозерпины» — The Garden of Proserpine). Стремлением поэта к
возрождению мироощущения эпохи эллинизма обусловлен и ха­
рактер его интерпретации сюжетов артуровского цикла в поэмах
«Тристрам Лионский» (Tristram of Lyoness, 1882) и «Повесть о
Балене» (The Tale of Balen, 1896), написанных в полемике с мора­
лизирующей тенденцией артуровских поэм Теннисона.
В произведениях 1860—1870-х годов — «Песнь об Италии»
(A Song of Italy, 1867), «Песни перед рассветом» (Songs Before
Sunrise, 1871) — поэт обращается к политическим проблемам,
прославляя героев освободительного движения в Италии.
Стихотворения Суинберна отличались метафоричностью язы­
ка, особой музыкальностью, длинные ряды перечислений и срав­
нений выдавали его увлеченность поэзией У.Уитмена. Экспери­
менты в области формы, призывы к независимости искусства от
морали, проповедь откровенного гедонизма создали Суинберну
репутацию одного из основоположников эстетизма.
В викторианской поэзии обнаруживается связь с романтизмом,
в ней намечены и тенденции литературы рубежа XIX —XX вв.
В истории английской культуры второй половины XIX в. влия­
тельным направлением был прерафаэлитизм. Члены «Братства
прерафаэлитов» решительно выступили против идейного и эсте­
тического консерватизма классической школы, против устарев­
ших канонов академической живописи. Идеал прекрасного пре­
рафаэлиты искали в прошлом, ибо в современной буржуазной
действительности видели лишь безобразное, особенно после по­
ражения революции 1848 г. В поисках идеала простоты и безыскус­
ное™ прерафаэлиты обратились к итальянской живописи Сред­
невековья и раннего Возрождения, т.е. к искусству художников,
творивших до последователей Рафаэля. Отсюда и название направ­
ления — прерафаэлитизм. Прерафаэлиты выразили протест про­
тив «красивого», но не правдивого искусства последователей Ра­
фаэля, превративших принципы великого художника в обяза­
тельный штамп. Прерафаэлиты творили в русле искусства XIX в.,
у них появилось несколько ироническое отношение к детски не154
посредственному, религиозному и мистическому восприятию
бытия у художников прошлого. Новое в искусстве прерафаэлитов
сказалось в том, что они стремились постичь тайны жизни, глу­
бины человеческого духа; они обратились к ярким сюжетным мо­
тивам, к символическим образам. Им свойственна романтическая
игра воображения, отвергающая все холодное, рассудочное в ис­
кусстве.
Своеобразие творчества представителей этого направления со­
стоит в том, что они стремились к синтезу искусств и их талант
раскрылся и в живописи, и в литературе. Уже в первом номере
прерафаэлитского журнала «Джерм» (The Germ — «Росток», 1850)
был провозглашен принцип единства искусств. Тесная связь между
живописью и поэзией особенно рельефно обнаружилась в творче­
стве Данте Габриэля Россетти (Dante Gabriel Rossetti, 1828— 1882).
Характерными поэтическими жанрами в творчестве Д. Г. Россет­
ти были баллада («Посох и сума* — The Staff and Scrip, 1851),
сонет (цикл сонетов «Дом жизни» — The House of Life, 1870,
1881), драматический монолог в стихах («Дженни» — Jenny, 1849)
и песня. Все эти жанры взаимосвязаны и как бы переходят один
в другой, ибо всем им свойственны романтическая приподня­
тость, мечтательность в образе лирического героя, интенсивность
эмоций, сильные страсти и глубокие раздумья о бытии. Система
поэтических жанров в творчестве Д. Г. Россетти основана также
на всепроникающем живописном принципе. Его картины созда­
вались по литературным мотивам, а стихи включали в себя живо­
писное, «визуальное» начало. Прерафаэлитская живописность за­
метна и в стихах сестры Д. Г. Россетти Кристины Россетти (Christina
Rossetti, 1830— 1894) «Деньрождения» (A Birthday), «Покой» (Rest),
«Помни» (Remember) и др.
***
Как ведущее направление реализм утвердился в английской
литературе в 30 —40-е годы XIX в. Своего расцвета он достиг во
второй половине 1840-х годов.
В 1830— 1840-е годы начинают творить такие замечательные ро­
манисты, как Ч.Диккенс, У.Теккерей, сестры Бронте, Э.Гаскелл.
В истории Англии 30—40-е годы XIX в. — это период напря­
женной социальной и идеологической борьбы.
Политическая атмосфера в стране особенно накалилась в 1846—
1847 гг., т.е. в канун европейских революций 1848 г. Во второй
половине 1840-х годов в литературу вступила плеяда чартистских1
поэтов и публицистов. Стихи поэтов-чартистов звали к классовой
1
Ч а р т и з м (от англ. charter — хартия) — первое массовое рабочее движе­
ние в Великобритании в 1830—1850-е годы.
155
борьбе, к международной солидарности рабочих; они отличались
социальной глубиной и политической страстностью. Новаторство
чартистской поэзии проявилось в создании образа пролетарияборца, сознающего свои классовые интересы.
Никто вам не поможет,
Спасенье в вас самих — вперед! —
с этими словами поэт Эрнест Джонс обращался в одном из своих
стихотворений к рабочим.
Широкую известность получили стихи сочувствующих чартиз­
му поэтов, писавших о бесчеловечной эксплуатации детского и
женского труда на ткацких фабриках. К их числу относятся знаме­
нитый «Плач детей» (The Cry of the Children, 1843) Э.БарреттБраунинг1 и «Песнь о рубашке» (The Song of the Shirt, 1844) Тома­
са Гуда. Т. Гуд изобразил непосильный труд швеи, проводящей
всю жизнь за машиной. И лексика, и звучание строк передают
ритм безостановочно стучащей машины:
Работай! Работай! Работай,
Пока не сожмет головы, как в тисках!
Работай! Работай! Работай,
Пока не померкнет в глазах!
Работай! Работай! Работай!
От боя до боя часов!
Работай! Работай! Работай!
Как каторжник в тьме рудников.
(Пер. М.Л. Михайлова)
В 1840-е годы были созданы лучшие произведения английского
критического реализма. Именно в это время выходят романы «Домби и сын» Ч.Диккенса, «Ярмарка тщеславия» У.Теккерея, «Джен
Эйр» и «Шерли» Ш.Бронте, «Мэри Бартон» Э.Гаскелл.
Жанр романа прочно завоевывал популярность. Ч.Диккенс и
У.Теккерей, сестры Бронте и Э.Гаскелл помогли своим совре­
менникам задуматься над коренными проблемами эпохи, раскрыли
перед ними глубину социальных противоречий. Не «старая добрая
Англия», а страна, раздираемая противоречиями, была изобра­
жена в их книгах. Собственно, это была не одна Англия, а две —
Англия богатых и Англия бедных.
Широко раздвинулись социальные и вместе с тем географи­
ческие рамки романа: трущобы Лондона и английская провин­
ция, небольшие фабричные города и крупные индустриальные
центры. Появились и новые герои. Это не просто люди из народа,
а люди, глубоко задумывающиеся над жизнью, тонко чувствую­
щие, горячо реагирующие на окружающее и активно действую1
На основе «Плача детей» Э. Барретт-Браунинг было написано одноименное
стихотворение А. Н. Некрасова.
156
щие (Джон Бартон в романе «Мэри Бартон» Элизабет Гаскел,
герои романов Шарлотты и Эмили Бронте).
Формы английского реалистического романа XIX в., впитав­
шего достижения просветительского романа, открытия романти­
ков, опыт создания исторического романа В. Скотта, многооб­
разны. Эпическая многоплановая масштабность в изображении об­
щества сочетается с углубляющимся мастерством изображения
человеческой личности в ее обусловленности обстоятельствами и
ее взаимодействии с окружающим. Возросло мастерство психоло­
гического анализа.
После 1848 г. начался новый период в истории критического
реализма и одного из его ведущих жанров — романа. В 1850— 1860-е
годы, последовавшие за революционным подъемом и подавлени­
ем европейских революций 1848 г., Англия вступила в новую фазу
развития. Одержав победу над рабочим движением, буржуазия
укрепила свои позиции. Англия завоевала ведущее положение на
международной арене в промышленности и торговле.
Однако насаждавшиеся апологетической литературой представ­
ления о «процветании» справедливы лишь по отношению к бур­
жуазии, укрепившей свои позиции и интенсивно обогащающей­
ся. Положение народных масс противоречило официальной вер­
сии о «всеобщем процветании». В Англии этих лет не затихала клас­
совая борьба.
В 50—60-е годы XIX в. заметным явлением реалистической ли­
тературы в Англии стало творчество Энтони Троллопа (Anthony
Trollope, 1815—1882). В его обширном литературном наследии вид­
ное место занимает цикл романов «Барсетширские хроники»
(Barsetshire Chronicle, 1855—1867), состоящий из книг: «Смот­
ритель» (The Warden, 1855), «Барчестерские башни» (Barchester
Towers, 1857), «Доктор Торн» (Dr. Thorne, 1858), «Фремлейский
приход» (Framley Parsonage, 1861), «Домик в Оллингтоне» (The
Small House at Allington, 1864) и «Последняя хроника Барсета»
(The Last Chronicle of Barset, 1867). Для Троллопа характерно осо­
бое внимание к обыденной жизни, к широкому панорамному изоб­
ражению провинциальной Англии, к социальной характеристике
таких слоев английского общества, как духовенство и дворянство.
Троллоп продолжил традиции Теккерея, однако в его творчестве
сатирическое начало играло меньшую роль.
Английский роман второй половины XIX в. приобрел новые
черты и особенности. Это проявилось в заметном усилении драма­
тического и лирического начал, в более пристальном внимании к
интеллектуальной и духовной жизни героев, к их психологии;
с особым интересом романисты этого периода относятся к разра­
ботке этического аспекта общественной проблематики. Это сказа­
лось в творчестве Дж. Элиот, а позднее — в романах Дж. Мередита
и С. Батлера.
157
Уильям Блейк
(William Blake, 1 7 5 7 — 1 8 2 7 )
Уильяма Блейка считают первым по времени поэтом англий­
ского романтизма. В современном литературоведении Блейк опре­
деляется как философский поэт, в творчестве которого проявил­
ся интерес к окружающему его миру с присущими ему социальны­
ми контрастами и диалектической неоднозначностью, что питало
творческую фантазию художника. Конкретность видения сочета­
ется в поэзии Блейка с богатством воображения, с присущим ему
талантом провидения будущего.
Блейк был современником таких значительных событий исто­
рии, как две великие революции — Американская 1776 г. и Фран­
цузская 1789— 1794 гг., а также наполеоновских войн, волнений в
Ирландии, рабочих волнений в Англии, выступлений луддитов1,
в защиту которых была произнесена знаменитая парламентская
речь молодого Байрона. Все это получило отклик в поэзии Блейка.
Хотя внешне его жизнь не была наполнена яркими событиями,
он всегда жил напряженной творческой жизнью, в создаваемом
им художественном мире, богатство которого стало раскрываться
английским читателям во всей полноте начиная лишь с середины
XIX в. При жизни его знали как гравера и художника, стихи Блей­
ка были опубликованы лишь посмертно. Он не стремился к ус­
пеху, не был связан с литературными спорами своего времени,
не придерживался установленных в искусстве норм, создавая свою
поэтическую реальность.
В истории английской литературы творчество Блейка является
связующим звеном между поэзией Мильтона и поэзией англий­
ского романтизма первой трети XIX в. В утверждении права челове­
ка на счастье проявилась связь творчества Блейка с просветитель­
ской литературой. Блейк признавал и силу воздействия идей на
сознание человека, но ему чужд прямолинейно-рационалистиче­
ский подход к действительности, в чем проявилось новое, роман­
тическое начало. Блейк — поэт переходной эпохи, в создаваемых
им символических образах, в его стихах и пророческих поэмах
выражены идея неизбежности перемен, симпатия к Французской
революции и настроения народа в эпоху бурных исторических
событий рубежа XVIII —XIX вв. Поэзия Блейка содержит фило­
софские обобщения, в ней звучит призыв к активному отноше­
нию к жизни, ей присущи сила страстей и чувств, защита спра­
ведливости и свободы.
1
Л удд иты — разрушители станков, участники массовых движений в Анг­
лии, вызванных уменьшением рабочих мест на фабриках в связи с появлением
станков. Лудд — имя легендарного подмастерья, который первым разрушил ра­
бочий станок.
158
«Гений не может быть скован, — утверждал Блейк. — Он мо­
жет быть разгневан или взбешен».
Блейк с детства познал социальную отверженность, жил в бед­
ности, а подчас и в нищете. Он родился в Лондоне, в семье чу­
лочника Джеймса Блейка. Ему были хорошо знакомы трущобы
Лондона, где прошли его детские годы в среде полуголодных,
подобно ему самому, сверстников. В десять лет Уильям Блейк на­
чал посещать школу рисования, художественные способности
проявились у него в самые ранние годы. Здесь он стал учеником
известного гравера Джеймса Бэзайра, а по завершении школы
сам начал работать гравером у издателей и книготорговцев. Не­
сколько рисунков Блейка в 1780 г. были приняты на выставку в
Королевской академии. Блейк иллюстрировал и свои стихи, по­
эмы. В 1796 г. он получил заказ на иллюстрации «Ночных мыслей»
Эдуарда Юнга, позднее иллюстрировал «Потерянный рай» Джо­
на Мильтона (1807—1808), «Кентерберийские рассказы» Джеф­
фри Чосера (1810), «Божественную комедию» Данте (1825— 1826)
и др. Этим Блейк зарабатывал себе на жизнь. Но были периоды,
когда заказы не поступали и средств на существование не было.
На помощь приходили друзья и почитатели таланта художника.
После женитьбы на дочери зеленщика Кэтрин Софии Ваучер,
которая стала его надежным другом и опорой в жизни, Блейк
вместе с гравером Джеймсом Паркером открыл свою собствен­
ную печатню, но из-за грозящего банкротства вскоре пришлось
ее продать. Некоторые стихи Блейка издавались в других печатнях.
Так, в 1783 г. вышел (единственный при жизни Блейка) сборник
«Поэтические наброски» (Poetical Sketches), а рукопись поэмы
«Французская революция», набранная в типографии в 1791 г.,
была рассыпана в связи с гонениями на вольнодумцев и друзей
революционной Франции.
Во всей полноте биографию Блейка передать невозможно, так
как достоверных сведений о некоторых периодах его жизни не
сохранилось.
Известно, что в 1809 г. состоялась выставка работ Блейка а га­
лантерейной лавке его брата Джеймса. «Темным периодом» био­
графии поэта называют 1811 — 1817 гг.
В 1788 г. Блейк познакомился с трудами шведского теологамистика Э.Сведенборга, писавшего о «потустороннем» мире, что
оказало влияние на английского поэта, склонного с детства к
мистическим видениям. Это влияние проявляется в «пророческих
поэмах» Блейка.
На протяжении жизни Блейк почти не покидал Лондона, если
не считать некоторого времени (1800—1803), проведенного по
приглашению друга Хейли в его поместье в Сассексе. Вернувшись
в Лондон, Блейк оставался в нем безвыездно до самой смерти.
Существование в безысходной нужде он предпочел жизни в чу159
жом богатом доме. Уильям Блейк скончался летом 1827 г. и был
похоронен на средства фонда общественного призрения в безы­
мянной могиле для нищих.
Талант Блейка, его роль и место в истории английской литера­
туры получили высокую оценку позднее. «Открытие» Блейка на­
чалось с признания его в 60-е годы XIX в. прерафаэлитами (Россетти и др.).
Особенно хорошо известны стихотворные сборники Блейка
«Поэтические наброски» (Poetical Scetches, 1783), «Песни невин­
ности» (Songs of Innocence, 1789), «Песни опыта» (Songs of
Experience, 1794), а также его «пророческие книги» — поэмы «Брако­
сочетания Рая и Ада» (The Marriage of Heven and Hell, 1790),
«Французская революция» (The French Revolution, 1791), «Амери­
ка» (America, 1793), «Европа» (Europe, 1794). «Пророческие кни­
ги» Блейка — это своеобразная мистическая «философия исто­
рии». Поэзия Блейка и его взгляды на искусство оказали влияние
на творчество прерафаэлитов, как считают литературоведы Анг­
лии. В современную нам эпоху творчество Блейка воспринимает­
ся как «необходимое звено, соединившее духовные и художествен­
ные традиции самых ранних эпох европейской истории с пробле­
матикой, близкой культуре нашего времени»1.
В «Поэтических набросках» воспеваются природа в разные вре­
мена года (стихотворения «Квесне», «Клету», «Косени», «Кзиме»),
радость и счастье молодости («Песня», «Игра в жмурки») и вмес­
те с тем сюда включена баллада «Король Гвин» (Gwin King), в
которой звучат тираноборческие мотивы, развивается тема на­
родного восстания против тирании короля:
Не кормит нищая земля
Больных детей и жен.
Долой тирана-короля,
Пускай покинет трон.
Оставил земледелец плуг,
Рабочий — молоток,
Сменил свирель свою пастух
На боевой рожок.
(Пер. С.Я.Маршака)
В финале баллады говорится о поражении и гибели Гвина: «Ис­
чезло воинство его. Кто мог, живым ушел. А кто остался, на того
косматый сел орел».
«Песни невинности» и «Песни опыта» были созданы во время
Французской буржуазной революции. Блейк создавал их как еди­
ный цикл. В стихах этих сборников изображены два контрастных
состояния человеческой души, движение от детства к зрелости,
1
160
З в е р е в A.M. Величие Блейка// Блейк У. Стихи. — М., 1982. — С. 16.
от неведения к познанию жизни, от поэтического и светлого вос­
приятия окружающего ребенком к восприятию мира человеком,
обогащенным жизненным опытом. Герои первого сборника — дети,
и стихи исполнены счастья и радости. Поэт фиксирует состояния
«радости сердца». Одно из стихотворений рисует переживаемые
ребенком мгновения радости, а героя своего называет «дитя радо­
сти». Радость дарует сама жизнь, поэт наделен способностью пони­
мать и чувствовать это, и он стремится передать «радость сердца
своего». Проникновенно и трогательно стихотворение «Ягненок»:
Милый! Чьей рукой
Сделан ты — такой?
Кто на свет тебя послал,
Кто траву тебе постлал,
Кто привел тебя к ручью,
Шерстку выдумал твою...
Милый! Чьей рукой
Сделан ты — такой?
(Пер. В. Л. Топорова)
Эти вопросы задает ребенок, смотрящий на ягненка, сопо­
ставляя его с собой. От лица детей сложены и другие стихи этого
сборника. Радость приносит детям слияние с природой («Смею­
щаяся песнь»):
В час, когда листва шелестит, смеясь,
И смеется ключ, меж камней змеясь,
И смеемся, даль взбудоражив мы,
И со смехом шлют нам ответ холмы,
И смеется рожь и хмельной ячмень,
И кузнечик рад хохотать весь день,
И вдали звенит, словно гомон птиц,
«Ха-ха-ха! Ха-ха!» — звонкий смех девиц,
А в тени ветвей стол накрыт для всех,
И смеясь трещит меж зубов орех, —
В этот час приди, не боясь греха,
Посмеяться всласть: «Хо-хо-хо! Ха-ха!»
(Пер. С.Я.Маршака)
Радостное восприятие жизни передано и в других стихотворе­
ниях сборника («Вечерняя песня» и др.). Поэт любуется детьми, их
вид доставляет ему радость: «Они проходят по два в ряд — сама
Невинность с ними! Они идут, лаская взгляд одёжками цветны­
ми» («Святой четверг». Пер. В.Л.Топорова). В «Маленьком трубо­
чисте», где речь идет о тяжелом труде маленьких чистильщиков
труб, которым приходится в черных дымоходах «копоть скрести и
тяжелую сажу в ведерках нести», передана радость окончания тру161
дового дня; дети выходят на волю, выходят все — Дик, Джо, Нед
и Том,
Ну а там уж — и радость, и песни, и смех,
И весеннее солнце, и речка для всех.
{Пер. В.Л.Топорова)
Однако подчас настроение радости сменяется чувством трево­
ги. В «Песне дикого цветка» цветочек поет: «Проснулся я светел,
но свет меня горькой обидою встретил» (Пер. С.Я.Маршака).
В «Песнях опыта» светлый колорит «Песен невинности» сменя­
ется иным мироощущением, переданы чувства горечи и скорби.
Здесь вновь появляются стихотворения «Святой четверг» и «Ма­
ленький трубочист», но тональность их звучания иная. В первом
звучит плач голодных детей, и мир, окружающий их, описан иначе:
Что за нищая страна!
Круглый год стоит зима,
Целый день — ночная тьма,
Нива тощая черна.
(Пер. В.Л.Топорова)
В стихотворении «Маленький трубочист» говорится о поруган­
ном детстве ребенка:
Малыш чумазый, — в метель, в мороз, —
На гребне крыши ослеп от слез.
Весь день на небе — да не в раю.
В раю — священник, король и бог.
(Пер. В.Л.Топорова)
В «Песнях опыта» утверждается невозможность радости в краю,
где рядом с богатством царит нищета. Обобщенным образом ца­
рящего в мире зла является образ тигра (стихотворение «Тигр»).
Это многозначный образ-символ, получивший многочисленные
толкования. Большинство современных комментаторов склоняют­
ся к интерпретации, предложенной С.Дэмоном (S. Demon): явля­
ясь антитезой стихотворению «Ягненок» из сборника «Песни не­
винности», олицетворяя силу разрушения, Тигр символизирует и
очистительную энергию, необходимую для сокрушения заблуж­
дения и зла мира.
«Пророческие книги» Блейка (Prophetic Books) состоят из ряда
лирико-философских поэм. Речь в них идет о судьбах мира и чело­
вечества. Эти поэмы стали итогом творчества Блейка, в них отра­
зились его политические взгляды, напряженные поиски и обрете­
ния ответов на волновавшие его проблемы усовершенствования
мироустройства и судеб человечества. Поэмы «Французская рево­
люция», «Америка» и «Европа» составляют трилогию, отразив­
шую искания Блейка в эпоху бурных перемен, происходивших на
162
рубеже XVIII —XIX вв., в современную поэту эпоху. Блейк писал
о значении Французской революции, обличал корыстолюбие бо­
гачей и мракобесие церковников, выражал свою веру в будущую
гармонию бытия, в свободу труда и творчества. Он был по­
следователен в своей критике деспотизма и в отрицании его как
формы правления, говорил о божественном достоинстве челове­
ка и видел цель поэта в неустанной «интеллектуальной битве» за
освобождение человека от оков какого бы то ни было рабства.
«Пророческие книги» Блейка по своему содержанию и поэти­
ке в контексте английской литературы — первые революционноромантические поэмы. Опираясь на античные и библейские мифы,
на народные предания и легенды, Блейк творил свою модель мира,
свою мифологию. Он создавал социально-утопические поэмы, сво­
бодно истолковывал и переосмысливал библейские мотивы, рас­
крывал противоречия современной ему реальной действительно­
сти, выражал свою мечту о гармонии мира будущего, в котором
восторжествуют гармония и свобода. Приобретенный жизненный
опыт не сделал его пессимистом, но утвердил его веру в силу и
возможности человека. В творимом им художественном мире по­
лярные начала бытия придают развитию жизни непрекращающую­
ся динамику. Мысль о динамике бытия, о неизбежной смене ночи
грядущим утром отчетливо выражена в поэме «Америка». Блейк
развивает идею о том, что движение рождается и стимулируется
противоположностями: «Влечение и Отвращение, Мысль и Дей­
ствие, Любовь и Ненависть необходимы для бытия человека». Блейк
писал о возможности преображения мира, его творческая фанта­
зия содействовала этому. С помощью воображения, которым он был
наделен от природы, Блейк открывал в малом всеобщее и беско­
нечное. Он преуспел в этом, умея
В одном мгновенье видеть вечность,
Огромный мир — в зерне песка,
В единой горсти — бесконечность
И небо — в чашечке цветка.
(Пер. С.Маршака)
Блейк избегал конкретных картин и индивидуальных образов,
обращался к символике, фантастике, пророческим видениям,
передавал контрастность жизни, предопределяя новые тенденции
ее развития.
Уильям Вордсворт
(William Wordsworth, 1 7 7 0 — 1 8 5 0 )
Творчество Уильяма Вордсворта, представителя старшего по­
коления английских романтиков, одного из поэтов-«лейкистов»,
составляет целую эпоху в истории английской литературы.
163
Уильям Вордсворт родился в графстве Кемберленд, в городке
Кокермаут, в семье юриста. Окончив грамматическую школу, по­
ступил в Кембриджский университет. Уже после первой сессии он
возглавил список лучших студентов. Вначале он был увлечен ма­
тематикой, но вскоре посвятил себя изучению литературы.
В своем идейно-творческом развитии Вордсворт прошел путь,
характерный для писателей-романтиков его поколения. В 1790-е
годы он заинтересовался идеями Французской революции, под­
держивал идеалы радикально настроенных современников. Ворд­
сворт долго жил в Париже, был свидетелем происходящих во
Франции событий, а затем — крушения надежд на создание спра­
ведливого и гуманного общества. Буржуазный мир города не соот­
ветствовал его идеалам, он противопоставлял ему мир природы,
отдавая предпочтение сельскому быту земледельцев, чья жизнь и
повседневный труд протекали в общении с природой.
С 1795 г. Вордсворт познакомился с Колриджем и, получив не­
большое наследство, смог всецело посвятить себя литературному
творчеству. Тогда же произошло его знакомство с Саути. Тем са­
мым было положено начало существованию школы «лейкистов».
В 1798 г. вышло первое издание поэтического сборника «Лириче­
ские баллады» (Lyrical Ballads) Вордсворта и Колриджа. Второе
расширенное издание «Лирических баллад» появилось в 1800 г.
Написанное для него Вордсвортом «Предисловие» явилось художест­
венным манифестом английского романтизма1.
Позднее, в своей «Литературной биографии» Колридж писал
о замысле сборника «Лирические баллады» и о том, какие задачи
стояли перед каждым из его создателей:
«В первый год, когда мы стали соседями с мистером Вордсвортом,
беседы наши часто касались двух кардинальных пунктов поэзии, ее спо­
собности пробуждать сочувствие читателя путем верного следования прав­
де жизни и способности придавать ей интерес новизны изменчивыми
красками воображения... Эта идея и породила план "Лирических бал­
лад", в которых, как мы уговорились, я должен был направить мои уси­
лия на лица и характеры сверхъестественные или, по крайней мере,
романтические... Мистер Вордсворт, со своей стороны, поставил целью
придать прелесть новизны повседневному и возбудить чувства, анало­
гичные восприятию сверхъестественного, пробуждая сознание от летар­
гии обыденности и направляя его на восприятие красоты и чудес мира,
лежащего перед нами...».
В основном в сборник вошли стихотворения Вордсворта. Из про­
изведений Колриджа вошло «Сказание о старом Мореходе».
1
См.: Предисловие к «Лирическим балладам» / / Литературные манифесты
западноевропейских романтиков. — М., 1980. Далее «Предисловие» цитируется
по этому изданию.
164
В «Предисловии» к «Лирическим балладам» Вордсворт писал
о том, в чем состоит новизна вошедших в этот сборник стихов:
в обращении к новым темам и новому языку; одна из главных
задач — приблизить поэзию к природе, «отобрать случаи и ситуа­
ции из повседневной жизни и пересказать или описать их, постоян­
но пользуясь, насколько это возможно, обыденным языком, и в
то же время расцветить их красками воображения, благодаря чему
обычные вещи представали бы в необычном виде; наконец — и
это главное — сделать эти случаи и ситуации интересными, выя­
вив в них с правдивостью, но не нарочито, основополагающие
законы нашей природы...». Вордсворт считал, что воображение
превосходит рационализм просветителей, поскольку поэт пере­
дает то, что рождается в его душе, уподобляясь пророку, соеди­
няющему мир духа с реальностью. Поэт — это человек, «наделен­
ный, по сравнению с другими людьми, более тонкой чувстви­
тельностью, большей способностью к восторгу и нежности, об­
ладающий большими знаниями человеческой природы и более
отзывчивой душой». Поэт — посредник между человеком и при­
родой.
Поэзия в понимании Вордсворта — «дух и квинтэссенция по­
знания»; она содействует постижению действительности, смысла
бытия.
Вордсворт отнюдь не считал поэта затворником, отгородившим
себя от действительности, от происходящих событий; поэт заим­
ствует свои темы и образы из жизни, он ведет разговор с людьми,
а потому совсем не случайно употребляемое Вордсвортом поня­
тие, когда речь идет о поэте, «человек, говорящий с людьми».
В поэтическом творчестве осуществляется слияние чувства и ра­
зума, интеллекта и эмоциональности. Поэт умеет в обыденном
увидеть возвышенное, в простом — удивительное. Необходимые
условия поэзии — наблюдение, чувствительность, размышление,
воображение, фантазия, оценка, даваемая на основе глубокого
осмысления описываемого.
В стихах Вордсворта большое место уделено теме бедственного
положения сельских тружеников. Эта тема подчас приобретает
драматическое звучание, связанное с распадом прежних устоев
жизни мелких земледельцев, патриархальных семейных отноше­
ний, бедственным существованием обездоленных крестьян. Эта
тема отчетливо звучит в стихотворениях «Последняя из стада» (The
Last of the Flock, 1798), где речь идет о крушении крестьянского
хозяйства, главе которого нечем кормить голодных детей, «Братья» (The Brothers, 1800), «Майкл» (Michael, 1800). Тем не менее
сельскую жизнь Вордсворт противопоставляет городской и под­
линную человечность видит в сельских тружениках; пасторальное
прошлое получает неизменный отклик в его душе, ностальгиче­
ские чувства характерны для его субъективных переживаний.
165
Героями многих поэтических произведений Вордсворта явля­
ются дети, поскольку именно детскому сознанию свойственны
воображение, чувствительность и непосредственность выражения
своих переживаний. Мир детства органически связан с природ­
ным миром. Вордсворт считал, что в детстве человек близок к
божественному началу.
Мечты, стремления, чувства, горести ребенка проникновенно
переданы в стихотворениях Вордсворта «Нас семеро» (We are
Seven), «Мечты бедной Сьюзен» (Poor Susan's Dreams) и ряде
других. Эти стихи пользуются широкой известностью, многие кри­
тики считают их ключевыми в творчестве поэта. Маленькая кресть­
янская девочка Сьюзен, оказавшись в большом городе, мечтает
вернуться в родные места. Она тоскует, услышав пение птички,
вспоминает родной дом, реку, поля, горы. Все это проносится в
ее видении, но Сьюзен не суждено вернуться домой.
В стихотворении «Нас семеро» автор рассказывает о своей встре­
че с девочкой, которая убежденно говорит о том, что в семье их
семеро, хотя она знает о смерти двух из пяти детей. Однако для
нее они по-прежнему живы; для нее не существует границы меж­
ду миром ее души и реальностью. Живы все — родители и пятеро
детей. Доводы собеседника ни в чем не убеждают ребенка:
«Вас только пять». — О, барин,
нет!
Сочти — нас семь теперь.
«Да нет уж двух: они в земле,
А души в небесах!»
Но был ли прок в моих словах?
Все девочка твердила мне:
— О нет, нас семь, нас семь!
(Пер. И.Козлова)
В поэме «Майкл» рассказывается о судьбе человека, который,
разорившись, отправил своего единственного сына в город на
заработки и тем самым потерял его и остался в полном одиноче­
стве. Город развращает молодого человека, губит его душу; сын
забывает об отце, уезжает за океан, а старый Майкл остается без
всякой поддержки. Утрата сына — величайшее горе для отца.
Что же помогает, по мнению Вордсворта, легче нести бремя
жизни в жестоком и непонятном мире? Ответ всегда однозначен —
созерцание природы и близость к ней. О возвышенном восприя­
тии природы и слиянии лирического героя с природой Вордсворт
пишет в одном из самых известных своих стихотворений «Стро­
ки, написанные близ Тинтернского аббатства» (Lines Composed a
Few Miles Above Tintern Abbey, 1798). Здесь проявилось романти­
ческое отношение автора к природе; особое внимание уделено не
пейзажу как таковому, а той реакции, которая возникает в душе
166
созерцающего этот пейзаж лирического героя. Поэт слышит в
природе музыку человечности, природа становится для него ис­
точником переживаний и размышлений. И вместе с тем природа
осознается как сила, возвышающая и облагораживающая душу
человека, помогающая ему выжить в прозаическом мире. Сти­
хотворение написано белым стихом в возвышенном и торжествен­
ном стиле.
Начиная с 1800 г. в творчестве Вордсворта наметился кризис.
В «Оде к долгу» (Ode to Duty, 1805) поэт признается в своей мечте
о покое, о желании уединиться, подчинившись власти долга. Од­
нако в полной мере этого не происходит. В 1802— 1807 гг. он со­
здал «Сонеты, посвященные свободе» (Sonnets Dedicated to Liberty),
в которых проявилось его неприятие несправедливости. Так, в со­
нете «Лондон, 1802 год» (London, 1802) Вордсворт противопоста­
вил идеалы и героизм Мильтона жизни Англии начала XIX в.,
в сонете «Туссену Лувертюру» (То Toussaint L'Ouverture, 1807) со­
здал образ руководителя восставших негров, ведущих борьбу за
свою свободу. В сонете «Написано в Лондоне, в сентябре 1802 года»
(Written in London, September 1802) поэт говорит о своем угне­
тенном состоянии, причина которого — сознание нравственного
неблагополучия современной ему Англии, где почитается богат­
ство, процветает алчность, исчезли красота добрых деяний и воз­
вышенные идеалы.
Нельзя не отметить и очевидный переход Вордсворта в поздний
период творчества с позиций политического радикализма на кон­
сервативные позиции. Об этом свидетельствуют его «Сонеты, по­
священные свободе и порядку» (Sonnets Dedicated to Liberty and
Order), создававшиеся в 1831 — 1845 гг., «Сонеты о смертной каз­
ни» (Sonnets upon the Punishment of Death, 1839—1840).
Вордсвортом написаны поэмы «Прогулка» (The Excursion, 1814)
и «Прелюдия, или Становление поэтического сознания» (The Prelude,
or Growth of a Poet's Mind, 1805, опубл. в 1850). Обе они должны
были войти в задуманную, но не осуществленную Вордсвортом
философскую поэму «Отшельник» (The Recluse). «Прелюдия» по­
священа Колриджу и по своей форме близка к стихотворному по­
сланию. В этой поэме Вордсворт рассказывает своему другу о себе,
о своей жизни, начиная с детства. Однако поэма не является авто­
биографией автора, ряд событий вымышлены Вордсвортом, как
установили исследователи его творчества и его биографы. Инте­
рес представляет тема развития сознания человека, его восприя­
тие происходящего. «Вордсворт был и первым поэтом, который
пытался воспроизвести работу человеческого сознания так же под­
робно и объективно, как позднее это стала делать психология. Не
случайно у поэмы появляется подзаголовок "Становление созна­
ния поэта". Вордсворту удается очень убедительно показать, как
совершенно разрозненные внешние события связываются в со167
знании в одно целое, как из мозаики впечатлений складывается
личность поэта, его неповторимое видение мира. Поэт сумел пе­
редать в "Прелюдии" работу столь глубинных пластов человече­
ского сознания, что в чем-то предвосхитил
открытия психоанализа
в области подсознательного»1.
После смерти Саути Вордсворта избрали поэтом-лауреатом. Он
стал придворным поэтом, стремился занять позицию «эгоцент­
рической возвышенности» и покоя, оправдывая существующие
порядки в Англии.
В историю литературы Вордсворт вошел как певец природы,
исконно природных начал бытия. Это было точно отмечено
А.С.Пушкиным:
...Вдали от суетного света
Природы он рисует идеал.
В заметке «О поэтическом слоге» (1828) А.С.Пушкин писал:
«В зрелой словесности приходит время, когда умы, наскуча одно­
образными произведениями искусства, офаниченным кругом языка
условного, избранного, обращаются к свежим вымыслам народ­
ным и странному просторечию, сначала презренному. ...Так ныне
Wordsworth, Coleridge увлекли за собою мнения многих... Произве­
дения английских поэтов... исполнены глубоких чувств и поэтиче­
ских мыслей, выраженных языком честного простолюдина»2.
Самюэл Тейлор Колридж
(Samuel Taylor Coleridge, 1772 — 1834)
В поэзии Колриджа преобладает фантастическое начало, таин­
ственное и загадочное, страшное, подчас сверхъестественное.
Колридж известен не только как поэт, представитель школы «лейкистов», но и как теоретик романтического искусства; он высту­
пал со множеством статей в периодической печати и сам издавал
журнал «Друг» в период 1809— 1810 гг., был блестящим лектором,
читавшим циклы лекций о Шекспире, об английской поэзии эпохи
Средних веков и Возрождения, по истории философии и пробле­
мам политики.
Колридж родился в местечке Оттери, в Девоншире, в семье
священника. Здесь в грамматической школе он получил начальное
образование. Его отец умер, оставив своих многочисленных детей
сиротами, когда Сэмюэл Тейлор едва достиг восьмилетнего возра­
ста. Память об отце будущий поэт сохранил навсегда, как свиде­
тельствует его переписка с друзьями. В одном из писем он вспоми1
Га н и н В. Н. Вордсворт / / Зарубежные писатели : библиографический сло­
варь/под ред. Н.П.Михальской. — М, 1997. — Т. 1. — С. 146.
2
Пушкин А.С. Полное собрание сочинений : в 10 т. — М.; Л., 1949. —
Т. V I I . - С . 80-81.
168
нает о том, как отец рассказывал ему о планетах и звездах, о строе­
нии вселенной, что произвело на чувствительного ребенка неизгла­
димое впечатление: «Я слушал его с восхищением, но без малей­
шей примеси удивления или недоверия. Рано начав зачитываться
сказками о феях и джинах и т.п., я привык к Необъятному»1.
Колридж вспоминал и о том, что он стал мечтателем уже к
шести годам. Его любимая книга в детстве — сказки «Тысяча и
одна ночь»; будущему поэту были свойственны сильно развитое
воображение и чувствительность.
После смерти отца и окончания школы Колридж учился в учеб­
ном заведении при Госпитале Христа в Лондоне (1782—1791). Это
была благотворительная школа со строжайшей дисциплиной, где
учеников готовили к службе во флоте или к духовному званию.
Колридж проявил неповиновение, прямо заявив о своем нежела­
нии стать церковнослужителем и более того — о своем неверии в
Бога. Как показали последующие годы, Колридж никогда не был
вероотступником, но бунтарские настроения были характерны для
него в молодости. В школьные годы он с увлечением читал Воль­
тера, Платона и философов-мистиков.
Важную роль в становлении мировосприятия и взглядов Колриджа сыграли события, связанные с Французской революцией.
В написанной в 1789 г. оде «Разрушение Бастилии» (Destruction of
the Bastille) выражены свободолюбивые настроения молодого по­
эта. Взятие Бастилии сравнивается с бурей, которая сносит пре­
грады на пути к свободе: «Тирании приходит конец, свобода
разорвала цепи рабства». Эти слова лирического героя выражают
настроения автора.
Последнее десятилетие XVIII в., 1790-е годы насыщены важ­
ными событиями в творческой жизни Колриджа. В эти годы он
учился в Кембридже, но курса не кончил; служил в армии; по­
знакомился с Вордсвортом; женился, у него родился сын; опуб­
ликовал ряд стихотворений и свое главное произведение «Сказа­
ние о старом Мореходе» в сборнике «Лирические баллады»; по­
бывал в Германии, где изучал философию Канта, Фихте, Шел­
линга; совершил вместе с Вордсвортом путешествия по Уэльсу и
Шотландии. В это десятилетие написаны его стихотворения «Мо­
нодия на смерть Чаттертона» (Monody on the Death of Chatterton,
1790), «Ворон» (The Raven, 1797), «Парламентские колебания»
(Parliamentary Oscillators, 1798), военная эклога «Огонь, Голод и
Резня» (Fire, Famine and Slaughter, 1798). В этих стихах обличается
несправедливость общественных порядков, приводящая к гибели
одаренных молодых людей, в судьбе которых поэт видит много
общего со своей собственной. «Монодия на смерть Чаттертона»
1
Цит. по: Е л и с т р а т о в а А.А. Поэмы и лирика Колриджа// Колридж СТ.
Стихи.-М., 1 9 7 4 . - С . 208.
169
повествует о трагической гибели восемнадцатилетнего английского
поэта Чаттертона; в аллегорическом стихотворении «Ворон» воз­
никает тема возмездия за совершенное зло, которая станет основ­
ной в «Сказании о Старом Мореходе»; в стихотворениях «Парла­
ментские колебания», «Огонь, Голод и Резня» поэт критикует и
создает сатиру на правящую верхушку страны — на парламент и
премьер-министра Питта, осуждает войну. Если в античной, а за­
тем и в европейской литературе эклога — это жанр буколической
поэзии, то в военной эклоге Колриджа создана отнюдь не идил­
лическая картина, а образ жесткой действительности, где по ука­
заниям некоего правителя, чье имя прямо не названо, но упомя­
нуто, что оно состоит из «четырех букв» (т.е. премьер-министр
Питт), распоряжаются судьбами людей такие темные силы, как
Голод, Огонь и Резня. Все они предстают в облике жутких ведьм —
Ведьма-Голод, Ведьма-Огонь и Ведьма-Резня. Они и ведут диалог.
Ведьма-Огонь говорит:
Я в Ирландии была!
Нивы и кусты я жгла,
И тускнел закат в огне!
Я шагала по стране.
У хижин в зареве огней
Стреляли в голых бунтарей,
Огонь трещал, багрово-рыж,
И низвергались балки крыш
На злобных, немощных старух,
Чьи вопли мне ласкали слух.
{Пер. В.В.Рогова)
Ведьма-Голод и Ведьма-Резня спрашивают: «Кто так велел?»
Ведьма-Огонь отвечает: «Все он! Все он! Четверкой букв он за­
клеймен».
В 1790-е годы Колридж разрабатывал план создания в Америке
общины «Пантисократия» — сообщества свободных и равноправ­
ных людей, не знающих деспотизма, отчаяния и горя, где востор­
жествует справедливость. Эта утопическая мечта была основана на
увлечении молодого Колриджа идеями его современников-писа­
телей — Уильяма Годвина (трактат «Рассуждение о политической
справедливости» — Enquiry Concerning Political Justice, 1791) и
Томаса Пейна (памфлеты «Здравый смысл» — Common Sense, 1776
и «Права человека» — The Rights of Man, 1791). Годвин и Пейн
отличались радикализмом политических взглядов. Годвин проекти­
ровал создание общества, в котором плоды совместных трудов его
членов будут делиться между всеми по их потребностям; Пейн —
участник Войны за независимость в Северной Америке и в револю­
ционных событиях во Франции — отстаивал право народа на рево­
люционное восстание и выступал против рабства.
170
Само слово «пантисократия» означает «власть всех». Однако
проект создания общества, разработанный Колриджем, не мог
быть осуществлен. Утопической идее пантисократии Колридж
посвятил сонеты «Пантисократия» (Pantisocracy, 1794) и «О воз­
можности установления пантисократии в Америке» (On the
Prospect of Establishing of Pantisocracy in America, 1794). В 1795 г.
написан сонет «Уильяму Годвину, автору "Политической справед­
ливости"» (То William Godwin Author of «Political Justice»).
Изменение взглядов Колриджа на Французскую революцию
произошло после установления якобинской диктатуры. Увлечение
революционными идеями сменилось отказом от прежних убежде­
ний, утратой веры в политическую свободу, установленную госу­
дарством, и противопоставлением ей свободы индивидуальной —
свободы в душе человека, на которую только и можно положить­
ся. Об этом Колридж писал в оде «Франция» (France, 1798).
В 1798 г. было завершено самое известное произведение Колрид­
жа — поэма «Сказание о Старом Мореходе»1 (The Rime of the Ancient
Mariner), написанное в форме романтической баллады, сюжет ко­
торой содержит сверхъестественный элемент, а общий колорит
отличается мрачной фантастикой, атмосферой ужаса и страха.
Повествование представляет собой рассказ Старого Морехода
о том, что пришлось ему пережить. Он рассказывает об этом мо­
лодому человеку, направлявшемуся на свадебный пир. Старый
Мореход настолько переполнен своими переживаниями, что си­
лой воли удерживает слушателя, хотя уже звучит свадебный марш
и торжество началось. Молодой человек «как зачарованный сто­
ит перед Старым Моряком». Звучит рассказ о том, как корабль,
на котором когда-то Моряк отправился в плавание, был отне­
сен бурей от экватора к Южному полюсу. Выйти на правильный
курс кораблю помог появившийся внезапно альбатрос. Эта мор­
ская птица с могучими крыльями как будто бы обладала особой
волшебной силой, направившей корабль по нужному пути и тем
самым спасла всю команду от гибели. Но Моряк убил альбатро­
са, и за этим последовало возмездие. За совершенный грех —
убийство «птицы добрых предвестий» — неизбежно должна об­
рушиться кара:
Когда убийство я свершил,
Был взор друзей суров:
Мол, проклят тот, кто птицу бьет,
Владычицу ветров,
О, как нам быть, как воскресить
Владычицу ветров?
(Здесь и далее пер. В. В.Левика)
1
Так озаглавлена поэма в переводе В. В.Левика. В более раннем переводе
Н.С.Гумилева — «Поэма о Старом Моряке».
171
Начинается процесс возмездия: морской штиль не позволяет
кораблю плыть, «и мнится море стало гнить... ползли, росли,
сплетясь в клубки, слипались в комья слизняки на слизистой воде»;
некий Дух преследует матросов, является им во сне и наяву. Мат­
росы, обвиняя во всем Моряка, привязывают ему на шею убито­
го альбатроса вместо креста. Погибают все члены команды, и Моряк
остается в полном одиночестве. Это мучает его, он понимает, что
погубил своих товарищей. В его душе пробудилась любовь к погуб­
ленному им живому существу, и за это Духи даруют ему проще­
ние. По их велению корабль направляется к родным берегам, од­
нако полностью с Моряка наказание не снимается: теперь он бу­
дет всю жизнь кочевать и рассказывать всем свою историю, пото­
му что в ней звучит предостережение каждому. Тема путешествия,
морского плавания раскрывается поэтом неоднозначно: Старый
Моряк плывет не только к южным широтам, он совершает путе­
шествие в глубины своего «я». Убийство альбатроса — это разру­
шение связи между человеком и природой, той естественной свя­
зи, которая должна быть неразрывной. Разрушив гармонию бы­
тия, Старый Моряк расплачивается за это своим отчуждением от
людей:
Один, один, всегда один,
Один и день и ночь.
В финале поэмы Моряк напутствует своего слушателя:
Молитвы до творца дойдут,
Молитвы сердцу мир дадут,
Когда ты любишь всякий люд
И всякое зверье...
И любишь все, что сотворил
И Возлюбил Господь.
На молодого человека рассказ Моряка произвел впечатление:
он продолжил свой путь «и все ж другим — умней, грустней —
проснулся поутру».
«Сказание о Старом Мореходе» написано четырехстопным ям­
бом. Строфика строк различна, четверостишия сменяются стро­
фами в пять, шесть и девять строк, различна и рифмовка. В поэме
весьма много туманных и неясных мест. Рассказ Старого Морехо­
да подчас фантастичен, и Колридж дает комментарии на полях.
Незаконченными остались поэмы «Кристабель» (Cristabel,
1797— 1800, опубл. в 1816) и «Кубла Хан, или Видение во сне» (Kubla
Khan, or A Vision in a Dream, 1798). Обе они отличаются фрагмен­
тарностью. События первой из них происходят в средневековом
замке, но говорить о событиях не приходится, потому что они
только намечены. Однако уже в завязке говорится об одиночестве
Кристабели — дочери старого барона Леолайна. Становится изве172
стно, что в замок под видом гостьи проникает злая колдунья,
чары которой не позволяют Кристабели сообщить об этом отцу.
«Кубла Хан» — это поэтический фрагмент, в котором намечена
тема о природе поэтической фантазии и понятии преходящего и
вечного в искусстве.
Эстетические взгляды Колриджа раскрываются в его «Литера­
турной биографии» (Biography Literaria, 1817), в лекциях о Шек­
спире и английской поэзии, в отдельных статьях и заметках. Важ­
ную роль в эстетике Колриджа играла доктрина1 воображения.
Колридж утверждал, что с помощью воображения художник тво­
рит произведение искусства, и процесс этого творения подобен
созиданию в природе, слиянию материи и формы в единое це­
лое, а потому произведение искусства, подобно явлению приро­
ды, живет по своим собственным законам. В «Литературной био­
графии» Колридж пишет:
«Я разграничиваю Воображение на первичное и вторичное. Первич­
ное Воображение является животворной силой и важнейшим органом
человеческого Восприятия, повторением в сознании смертного процес­
са созидания, происходящего в бессмертном "я существую".
Вторичное Воображение, представляющееся мне эхом первого, не­
разрывно связано с осмысленной волей, оставаясь, однако, в своих про­
явлениях тождественным первичному и отличаясь от него только сте­
пенью и образом действия. Разлагая, распыляя, рассеивая, оно пересо­
здает мир; даже в том случае, когда это кажется невозможным, оно до
конца стремится к обобщению и совершенству.
Воображение прежде всего жизнедеятельно, тогда как все предметы
(будучи всего-навсего предметами) прежде всего неподвижны и мерт­
вы»2.
Воображение Колридж называл «душой поэтического гения,
которая присутствует везде и во всем и творит из всего многооб­
разия одно прекрасное и исполненное смысла целое»3.
Шекспир, как писал Колридж, обладал «всеми качествами
истинного поэта: глубоким чувством и безошибочным чутьем ко
всему прекрасному, страстной любовью к природе и ко всему ес­
тественному». Он утверждал, что поэзия Шекспира содействует
улучшению человеческой природы, открывая бесконечные перс­
пективы для ее совершенствования.
В самом начале XIX в. Колридж отдалился от общественной
борьбы и ушел в свой внутренний мир, предпочитая славе спо­
койствие (ода «Спокойствие» — Ode to Tranquillity, 1801). Ему вну­
шает ужас кровопролитие, он презирает обман. В 1802 г. написана
' Д о к т р и н а (от лат. doctrina — учение) — учение, научная теория.
К о л р и д ж СТ. Из «Литературной биографии» / / Литературные манифе­
сты западноевропейских романтиков. — М., 1980 — С. 279.
3
Там же. - С. 285.
2
173
ода «Уныние» (Dejection), в которой душа человека противопо­
ставляется внешнему миру:
Да, безнадежный труд — искать вовне
Ту жизнь и ту любовь, чьи корни — в глубине.
{Пер. В.В.Рогова)
В своих поздних статьях Колридж выступал с апологией мо­
нархии и церкви. И уже в «Литературной биографии» заявил, что
«умственная трусость» стала для него препятствием для подлин­
ного творчества.
Первый русский перевод из Колриджа (фрагмент из поэмы
«Кристабель», сделанный поэтом И.Козловым) был опубликован
в 1823 г. в «Сыне отечества»; «Сказание о Старом Мореходе» в
переводе Ф.Б.Миллера появилось в «Библиотеке для чтения»
в 1861 г. Впоследствии это произведение переводили неодно­
кратно (Н.В.Гербель и Н.Л.Пушкарев в 1870-е годы, Н.С.Гуми­
лев в 1919 г., В.В.Левик в 1970-е годы).
Роберт Саути
(Robert Southey, 1 7 7 4 — 1 8 4 3 )
Поэт и критик Роберт Саути, представляющий вместе с Вордсвортом и Колриджем старшее поколение английских романти­
ков («лейкистов»), родился в семье бристольского торговца ману­
фактурными изделиями. Большую часть детских лет он провел под
опекой свой тетки Элизабет Тейлор, характер которой отличался
эксцентричностью, что проявлялось в ее подчас странных поступ­
ках, но о племяннике она заботилась, пристрастила его к чтению
и передала свой интерес к театру и любовь к драматургии Шекс­
пира. Роберт Саути учился в привилегированной школе, и уже в
школьные годы проявился его мятежный нрав. Он смело протес­
товал против строгих порядков и жестоких наказаний. Затем он
поступил в Оксфордский университет. Здесь были написаны его
поэма «Жанна д'Арк» (Joan of Arc, 1792, опубл. в 1796) и драма о
крестьянском восстании «Уот Тайлер» (Wat Tylor, впервые опубл.
в 1817). В этих ранних произведениях проявилась солидарность
молодого Саути с революционными идеями сторонников Фран­
цузской революции.
Важным событием в жизни Саути стали его встреча и знаком­
ство с Колриджем, перешедшие в творческое содружество. Их
встреча произошла в 1794 г., и они начали работу над пьесой
«Падение Робеспьера» (The Fall of Robespierre, 1794), трудились
над проектом создания «пантисократии», ориентируясь на идеи
Годвина. Однако весьма быстро энтузиазм и революционные по­
рывы Саути убывали. Отказ от радикальных настроений проявил­
ся уже в «Падении Робеспьера».
174
Самые значительные произведения Саути более поздних лет,
вошедшие в историю английской романтической поэзии, — его
баллады на средневековые темы, в основе которых — народные
легенды и сказания. В этих балладах созданы сверхъестественные
ситуации и образы. На русский язык многие из них переведены
В.А.Жуковским1. Таковы баллады «Доника» (Donica, 1797), «Суд
Божий над епископом» (God's Judgement on a Bishop, 1799), «Адельстан» (в оригинале — Rudiger, 1813), «Баллада, в которой описы­
вается, как старушка ехала на черном коне вдвоем и кто сидел
впереди» (A Ballad, Shewing how an Old Woman rode double, and
who rode before her, 1814), «Варвик» (в оригинале — Lord William,
1814). Балладе «Доника» предшествует предисловие Саути:
«В Финляндии есть замок под названием Нью Рок, окруженный ка­
налом неслыханной глубины, вода в нем черная, рыба весьма неприят­
на на вкус. У воды часто видят призраков, они предвещают смерть либо
коменданта крепости, либо кого-нибудь из старших офицеров. Чаще все­
го призрак появляется в виде сладкоголосого арфиста, играющего и рез­
вящегося над водой»2.
В этой балладе рассказывается о том, как после смерти Доники
ее телом завладел дьявол и выдавал умершую за живую. Но, узрев
труп Доники, чудо-творец уничтожил дьявольские чары и «мрач­
ный бес, в нее вселенный адом, ужасно взвыл и улетел».
Из авторского предисловия к балладе «Суд Божий над еписко­
пом» становится известно, что события, о которых идет речь,
происходили во время голода в X в. в Германии. Во время этого
великого бедствия, охватившего страну, архиепископ Майнца
Гаттон «собрал великое множество народу в своем амбаре и, как
самый безжалостный, презренный и проклятый трус, сжег сии
невинные души, кои надеялись получить от него утешение и об­
легчение своей участи. Причина, по коей прелат свершил столь
отвратительное святотатство, заключалось в том, что он полагал,
будто голод пройдет скорее, если очистить мир от сих никому не
нужных бродяг, кои потребляют хлеба больше, чем сами того стоят.
Посему он сказал, что бродяги эти подобны мышам, пригодным
лишь на то, чтобы истреблять хлеб. Но Всемогущий, вечный за­
ступник бедных не захотел, чтобы сие омерзительное тиранство
долго оставалось без возмездия»3. Возмездие совершают полчища
мышей: они врываются в башню, где прячется епископ, и сжира­
ют его. Суд правый свершился:
1
См.: Зарубежная поэзия в переводах В.А.Жуковского. — М , 1985. — Т. 1.
Это предисловие осталось непереведенным Жуковским. Здесь оно цит. по:
Зарубежная поэзия в переводах В.А.Жуковского : в 2 т. / коммент. К. Н.Атаровой
и О.М.Савельевой. - М., 1 9 8 5 . - Т . 1 . - С . 594.
3
Там же. - С. 594.
2
175
Зубы об камни они навострили,
Грешнику в кости их жадно впустили,
Весь по суставам раздернут был он...
Так был наказан епископ Гаттон.
/
В балладе о старушке, ехавшей с кем-то вдвоем на черном
коне, выясняется, что вторым всадником был сатана. Он не на­
зван прямо в балладе, о нем говорится «он». Рассказывается, как
сатана после смерти старушки врывается в церковь, где стоял
гроб с ее телом; труп старушки, немало грешившей за свою
жизнь, восстает из гроба, и сатана увлекает его за собой,
«и быстротечно конь полетел, взвивая дым и прах, и слух об ней
пропал навечно»:
Никто не зрел, как с нею мчался он...
Лишь страшный след нашли на прахе;
Лишь, внемля крик, всю ночь сквозь тяжкий сон
Младенцы вздрагивали в страхе.
В балладах Саути традиции народного творчества слились с тра­
дициями характерного для конца XVIII в. распространенного в
английской литературе жанра готического романа, романа «ужаса
и тайн». Фантастический сюжет, развитие действия в необычной
обстановке и нагнетание атмосферы ужаса характерны для баллад
Саути.
Эволюция Саути к религиозному смирению и усилению мис­
тического начала отразилась в поэмах «Талаба-разрушитель»
(Thalaba the Destroyer, 1801), «Мэдок» (Madoc, 1805), «Проклятие
Кехамы» (The Curse of Kehama, 1810), «Видение суда» (A Vision
of Judgement, 1821). Джордж Гордон Байрон в сатире «Англий­
ские барды и шотландские обозреватели» (1809) осмеял стихи
Саути. Байрон называл Саути предателем за его поддержку поли­
тики тори. Однако правительственными кругами настроения Сау­
ти были одобрены. В 1813 г. Саути получил звание поэта-лауреата.
Джордж Гордон Байрон
(George Gordon Byron, 1 7 8 8 — 1 8 2 4 )
Байрон — значительная, сложная и очень яркая фигура в лите­
ратуре английского и всего европейского романтизма. Его поэзия
получила отклик в мировой литературе. Мятежные страсти произ­
ведений Байрона отразили мятежные страсти народа; Байрон пи­
сал: «Из могучих страстей рождается народ». Одних современни­
ков привлекали, а других пугали и отталкивали мятежный дух,
свободолюбие Байрона, его смелый разрыв со светским обще­
ством, к которому он принадлежал по рождению, участие в осво­
бодительной борьбе народов европейских стран. Личность и по176
эзия Байрона стали воплощением особенностей современной ему
эпохи. Пророчески звучат строки из его поэмы «Паломничество
^айльд- Гарольда»:
Зато я жил, и жил я не напрасно!
Хоть, может быть, под бурею невзгод
Борьбою сломлен, рано я погасну,
Но нечто есть во мне, что не умрет,
Чего ни смерть, ни времени полет,
Ни клевета врагов не уничтожит,
Что в эхе многократном оживет.
{Пер. В.Левина)
Байрон мечтал о свободе человечества; борьба с тиранией —
пафос его жизни и творчества. Разделяя просветительские идеа­
лы, что проявилось в преклонении перед разумом, Байрон пи­
сал о неразумности современной ему действительности. Он при­
нимал классицистическую ясность и строгость, но был склонен
к изображению сложных, подчас неясных чувств и порывов. Не­
умирающее стремление к борьбе сочетается в стихах поэта с ин­
дивидуалистическими настроениями, мечта о свободе — с миро­
вой скорбью. Байрон прославляет торжество свободы, но не пре­
одолевает присущего ему скепсиса по отношению к происходя­
щим событиям.
Творчество Байрона развивалось в русле романтизма. В произ­
ведениях романтиков на первом плане — самоценная человече­
ская личность, противостоящая критикуемой романтиками совре­
менной им действительности, в которой провозглашенные Фран­
цузской революцией лозунги свободы, равенства и братства не
были реализованы. В одном из писем к Байрону П. Б. Шелли писал
о том, что Французская революция может быть названа «основ­
ным содержанием» современной им эпохи, хотя она «не осчаст­
ливила человечество». Но нельзя не признать, что она содейство­
вала утверждению в искусстве идеала свободы и раскрытию таких
свойств личности, как свободолюбие и независимость суждений,
силы воображения и фантазии, столь характерных и для поэтовромантиков, и для романтических героев. Свободу личности по­
эты-романтики противопоставляли культу денег, утверждая пре­
восходство духовного над материальным.
Большое воздействие на целое поколение молодежи оказал
«байронический герой» — мятущийся, разочарованный, одино­
кий, ищущий самоутверждения в индивидуальном действии. «Ми­
ровая скорбь» героев Байрона получила название «байронизм».
Однако образ лирического героя не всегда сливается с образом
самого поэта и не всегда во всем близок ему. Байрон велик свобо­
долюбивым пафосом своих произведений, их высоким граждан­
ским чувством, силой высказанного в них протеста. В стихотворе177
нии «К морю» А.С.Пушкин сравнивает Байрона с неукротимой
морской стихией:
Он был, о море, твой певец.
Твой образ был на нем означен,
Он духом создан был твоим:
Как ты, могуч, глубок и мрачен,
Как ты, ничем не укротим.
Джордж Гордон Байрон родился в Лондоне, принадлежал к
старинному знатному роду, о котором упоминалось в английских
летописях. Его отец, капитан Байрон, был сыном адмирала, мать
происходила из богатой шотландской семьи. Детство и юность поэта
прошли в Шотландии. От своего деда Байрон унаследовал титул
лорда и поместье Ньюстед в графстве Нотингем. Будущий поэт
получил домашнее воспитание. Врожденная хромота не помешала
ему стать прекрасным пловцом, наездником и боксером. В тринад­
цать лет он был отдан в школу Харроу, где учились дети из при­
вилегированных семей. Уже в школьные годы он писал стихи,
мечтал о карьере политического деятеля и совершенствовал свое
ораторское искусство, считая, что оратор по своему обществен­
ному значению выше поэта. Став студентом Кембриджского уни­
верситета, Байрон погрузился в изучение трудов историков и
философов, творчества современных ему писателей, переводил
стихи поэтов античности.
В творчестве Байрона выделяют три периода. Первый охватыва­
ет десятилетие с 1806 по 1816 г. В 1816 г. поэт покинул Англию,
куда больше ему не суждено было вернуться. Причиной отъезда
стали травля поэта со стороны светского аристократического об­
щества и разрыв с женой Анабелой Мильбэнк. Поэт оказался на
положении политического изгнанника. Он поселился в Швейца­
рии. Второй, швейцарский период творчества Байрона — 1816 —
1817 гг. Затем он переезжает в Венецию. С 1817 г. начинается тре­
тий, итальянский период.
Умер Байрон 19 апреля 1824 г. в городе Миссолунги, в Греции,
где он стал участником национально-освободительного движения
греческого народа. Смерть поэта была отмечена национальным
трауром в стране, свободу которой он защищал. Похороны про­
шли с воинскими почестями. На гроб поэта были возложены меч,
шлем и лавровый венок. В Греции захоронено сердце поэта, тело
же его было погребено в Англии, невдалеке от Ньюстеда. Надпись
на могиле поэта гласит: «Здесь покоятся останки Джорджа Гор­
дона Ноэля Байрона, автора "Паломничества Чайльд-Гарольда",
он умер в Миссолунгах, в Западной Греции, 19 апреля 1824 года,
при героической попытке вернуть этой стране ее древнюю свобо­
ду и славу». Греция всегда была для Байрона страной доблести,
искусства и свободы..
178
П е р в ы й п е р и о д т в о р ч е с т в а . В ранней лирике Байрона
звучат тема природы и тема разрыва с обществом, лицемерию и
жестокости которого противопоставлены красота и величие при­
роды. «Жить меж рабов — мне нет охоты, их руки пожимать —
мне стыд!» — это ключевые слова в его юношеских стихах. Одино­
чество для поэта милее «общения с людской толпой». Его влечет
дикая и прекрасная в своем величии природа — горы, водопады,
бурные реки. В стихотворении «К музе вымысла» (1807) поэт пи­
шет, что эпоха «волшебных мечтаний» для него уже в прошлом,
реальность вытеснила иллюзию; теперь превыше всего он ценит
истину:
Страну волшебную мечтаний
На царство истины сменил!
{Пер. В.Брюсова)
В первое десятилетие творчества Байрон анонимно опублико­
вал поэтические сборники «Летучие наброски» (Fugitive Pieces,
1806) и «Стихотворения на разные случаи» (Poems on a Variosis
Occasions, 1807). Уже в этих ранних стихах прозвучали его главные
темы: воспевание природы («Лакин-и-Гар», «Хочу я быть ребен­
ком вольным»), прославление свободы и борьбы за нее («Отры­
вок»). В первый же период издан сборник стихов «Часы досуга»
(Hours of Idleness, 1807), по поводу которого в журнале «Эдин­
бургское обозрение» была опубликована резко критическая ста­
тья. Байрон ответил на эту критику сатирой «Английские барды и
шотландские обозреватели» (English Bards and Scotch Reviewers,
1809), обрушившись с саркастическими нападками на современ­
ную ему английскую литературу, некоторые из которых, как он
сам впоследствии и признал, не были справедливыми (например,
критика баллад и романов Вальтера Скотта). Байрон вступил в
полемику с «лейкистами», критиковал их за отход от изображе­
ния жизненной правды и увлечение мистикой. В поэтической са­
тире Байрона проявились его гражданская страстность, мастер­
ство метких характеристик. В авторском предисловии, предваряю­
щем «Английских бардов и шотландских обозревателей», Байрон
пишет: «Меня нельзя устрашить руганью и запугать критиками...
Произведения писателя — общественное достояние: кто покупает
книгу, имеет право судить о ней и печатно высказывать свое мне­
ние, если ему угодно; поэтому авторы, упомянутые мною, могут
ответить мне тем же. Я полагаю, что они с большим успехом су­
меют осудить мои писания, чем исправить свои собственные. Но
моя цель не в том, чтобы доказать, что и я могу хорошо писать, а
в том, чтобы, если возможно, научить других писать лучше»1. За1
Б а й р о н Д.Г. Английские барды и шотландские обозреватели. Предисло­
вие //Литературные манифесты западноевропейских романтиков. — М., 1980. —
С. 300.
179
вершается «Предисловие» словами: «Что касается эдинбургских
критиков, то эту гидру смог бы одолеть только Геркулес; поэто­
му, если бы автору размозжить хотя бы одну из голов змеи, пус­
кай бы при этом
сильно пострадала его рука, он был бы вполне
удовлетворен»1.
Поэтический текст байроновской сатиры начинается словами:
Что ж, должен я лишь слушать и молчать?
Из трусости молчать я не желаю!
Пусть критики клевещут и бранят,
Глупцам я посвящу сатиры яд.
{Пер. С.Ильина)
В 1812 г. были созданы две первые песни «Паломничества ЧайльдГарольда», а в 1813—1816 гг. появились восточные поэмы: «Гяур»
(The Giaour, 1813), «Абидосская невеста» (The Bride of Abydos, 1813),
«Корсар» (The Corsair, 1814), «JIapa» (Lara, 1814), «Осада Корин­
фа» (The Siege of Corinth, 1816), «Паризина» (Parisina, 1816).
В 1812 г. Байрон выступил в палате лордов парламента с двумя
политическими речами. Одна была произнесена в защиту лудди­
тов; другая — в защиту интересов ирландского народа. Все это,
вместе взятое, и прежде всего «Паломничество Чайльд-Гарольда»,
сделало Байрона знаменитым.
«Паломничество Чайльд-Гарольда» (The Childe Harald's Pilgri­
mage) — лироэпическая поэма, написанная в форме поэтическо­
го путевого дневника. В ней соединяются два начала: лирические
размышления героя сливаются с переживаниями поэта-повество­
вателя; изображаемые события обретают эпический размах. В по­
эме широко отражены впечатления автора о посещении Испа­
нии, Албании, Греции. Здесь появляется новый герой романти­
ческой литературы — рефлектирующий герой-мечтатель, анали­
зирующий свои впечатления и переживания. Звучит тема исканий
молодого человека, ставшая характерной для литературы XIX в.
Чайльд-Гарольд отправляется в путешествие, порывая с лицемер­
ным обществом, с привычным укладом жизни; он ищет умиро­
творения бушующих в его душе страстей в единении с природой,
в новых впечатлениях. Чайльд-Гарольду присуще мироощущение
человека, живущего при смутном состоянии мира. Этим порожде­
на его тоска. Он созерцает то новое, что открывается ему во время
странствий. Некоторыми чертами герой поэмы близок автору. Од­
нако очевидна разница между ними. Сам Байрон отрицал сход­
ство между собой и своим героем. Он с иронией относился к позе
разочарованного и пассивного скитальца.
1
Б а й р о н Д.Г. Английские барды и шотландские обозреватели. Предисло­
вие //Литературные манифесты западноевропейских романтиков. — М., 1980. —
С. 301.
180
Байрон назвал свою поэму романтической, но писал и о про­
блемах животрепещущих, о событиях исторически значимых. Граж­
данский пафос поэмы связан с образом автора, с обращением к
масштабным событиям современной поэту эпохи. Гражданская тема
звучит в связи с изображением борьбы испанских и греческих
патриотов. Возникает образ восставшего народа. Автор — на сто­
роне борцов за свободу. Основная идея поэмы — апофеоз народ­
ного возмущения против тирании, закономерность протеста масс.
Через всю поэму проходит образ Времени, связанный с идеей
справедливости; звучат авторские философские размышления о
сущности исторического развития.
Постепенно авторский голос начинает звучать все сильнее в
поэме. В третьей и четвертой песнях образ героя вытесняется обра­
зом автора. Эти песни строятся как раздумья автора о жизни; поэт
выражает свое отношение к современности. В поэме находят выра­
жение сложные идейные искания самого автора. Состояние мира
представляется трагически непостижимым, и вместе с тем он
верит в конечное торжество свободы. Автор обращается к мысли о
роковой силе, карающей людей, но не склоняется перед роком.
Настроения тоски, «мировой скорби» преодолеваются уверен­
ностью в торжество справедливости. Звучит призыв: «К оружию,
испанцы! Мщенье, мщенье!» Байрон восхищен отвагой испан­
ского народа, он разделяет подъем патриотических чувств греков.
Испанцы героически сопротивляются натиску наполеоновских
войск, греки — многовековому турецкому господству. Автор сла­
вит Грецию, над чьей землей «прошли врага знамена», «но жив
твой вечный дух средь пепла и камней». Байрон пишет о судьбе
Италии, необходимости борьбы за свободу ее народа, создает
метафорический образ «дерево свободы». Реакция стремится под­
рубить дерево свободы, но свобода восторжествует.
И все-таки твой дух, Свобода, жив.
Твой стяг под ветром плещет непокорно,
И, даже бури грохот заглушив,
Пускай, хрипя, гремит твоя валторна.
Ты — мощный дуб, дающий лист упорно,
Он топором надрублен, но цветет.
И вольностью посеянные зерна
Лелеет Север, и настанет год,
Когда они дадут уже не горький плод.
(Пер. В.Левика)
Поэма написана в свободной форме и имеет фрагментарную
композицию: рассказ о событиях включает лирические отступле­
ния, в форме старинной баллады написан текст исполняемой
Чайльд-Гарольдом песни. Лиризм, публицистика, медитации, че­
редуясь, определяют звучание стихов. Поэма написана спенсеро181
вой строфой, состоящей из девяти строк. Восемь из них написаны
пятистопным ямбом, девятая — шестистопным, что в переводах
сохраняется не всегда. Строфы часто завершаются афоризмами,
в которых выражены идеи поэмы. Лиризм, сливающийся с граж­
данственностью, драматизм в изображении борьбы, гневная са­
тира народны в своей основе.
Впечатления, полученные при восприятии «восточного» коло­
рита, отражены в восточных поэмах Байрона. Действие этих поэм
происходит в основном в Греции, рассказ о событиях прерывает­
ся лирическими отступлениями, композиция поэм фрагментар­
на, что сближает их с «Паломничеством Чайльд-Гарольда», как и
главная проблема — проблема личности и общества.
Романтический герой восточных поэм — личность исключи­
тельная, находящаяся в непримиримом столкновении с обще­
ством, обретающая смысл жизни в борьбе против деспотизма и в
любви к преданной женщине. Герой поэмы активен, но эгоцент­
ричен, и все его действия подчинены личным интересам. Однако
в восточных поэмах, что отчетливо проявилось в «Осаде Корин­
фа», отношение автора к индивидуализму героя меняется: преда­
ющий интересы своего народа Альп противопоставлен патриоту
Минотти, разделяющему интересы и стремления народа. События
восточных поэм завершаются трагически.
К первому периоду творчества относятся байроновские стихи
«наполеоновского» цикла. Личность Наполеона оценивается в них
отнюдь не однозначно. Эта оценка связана с той позицией, кото­
рую занимал Наполеон в различные периоды своей деятельности.
Сочувствие сменяется осуждением Наполеона, который после
совершенного им государственного переворота (18 брюмера; но­
ябрь 1799 г.) сосредоточил в своих руках политическую власть,
а затем стал диктатором (после провозглашения его в 1804 г. им­
ператором). В «Оде с французского» (Ode from the French, 1816)
о Наполеоне прямо говорится как о тиране:
Кто из тиранов этих мог
Поработить наш вольный стан,
Пока французов не завлек
В силки свой собственный тиран,
Пока тщеславием томим,
Герой не стал царем простым?
Тогда он пал — так все падут,
Кто сети для людей плетут.
(Пер. В.Луговского)
Обращаясь в своей лирике к библейским мотивам (цикл «Ев­
рейские мелодии» — Hebrew Melodies, 1815), Байрон связывает
лирическую тему с темой борьбы за свободу. В стихах этого цикла
{«Видение Валтасара» — Vision of Belshazar, «Поражение Сенна182
хериба» — The Pestruction of Sennacherib) звучит тема возмездия
тиранам за их злодеяния и прославляется подвиг, совершенный
во имя родины.
В т о р о й п е р и о д т в о р ч е с т в а . В швейцарский период на­
строение поэта-изгнанника, тема скорбного одиночества отраже­
ны в стихотворениях «Сон» (The Dream, 1816), «Тьма»
(Darkness, 1816), в драматической поэме «Манфред» (Manfred, 1817).
В Швейцарии Байрон встретился с Шелли, с которым они стали
друзьями. В этот же период написаны стихотворения «Прометей»
(Prometeus* 1816) и поэма «Шильонский узник». Известный из
греческой мифологии и трагедии Эсхила образ героя-титана Про­
метея, обреченного Громовержцем Зевсом на страшные муки за
помощь, оказываемую людям, — один из ключевых в поэзии Бай­
рона. Прометей стремился «несчастьям положить конец». За это он
оказался прикованным к скале в безлюдной пустыне, где подвер­
гался страшным мучениям. Но Прометей не смирился перед тира­
нией Громовержца, превозмогая страдания; его героизм проявил­
ся в том, что он смог «и смерть в победу обращать». Идея бессмер­
тия героя утверждается в финале стихотворения:
Но не изменится душа,
Бессмертной твердостью дыша,
И чувство, что умеет вдруг
В глубинах самых горьких мук
Себе награду обретать,
Торжествовать и презирать,
И смерть в Победу обращать.
(Пер. В.Луговского)
Трагична по своему содержанию поэма «Шильонский узник»
(The Prisoner of Chillon, 1816), передающая драматизм современ­
ной поэме эпохи. Отзываясь о русском переводе этой поэмы, сде­
ланном В.А.Жуковским, В.Г.Белинский писал: «...наш русский
певец тихой скорби и унылого молчания обрел в душе своей креп­
кое и могучее слово для выражения страшных, подземных мук
отчаяния, начертанных молниеносною кистию титанического
поэта Англии! ...Каждый стих в переводе "Шильонского узника"
дышит страшною энергиею...»1. Эта поэма была написана за не­
сколько дней под впечатлением посещения Шильонского замка,
в котором Байрон побывал вместе с Шелли. В подземелье этого
замка в XVI в. (1530—1536 гг.) был заключен швейцарский гума­
нист, участник борьбы жителей Женевы против герцога Савойского. Его имя — Франсуа Бонивар, который и стал героем байроновской поэмы. Стремясь к исторической достоверности, Байрон
познакомился с рядом документов о жизни Бонивара, написал
Б е л и н с к и й В. Г. Полное собрание сочинений. — Т. 7. — С. 209.
183
пояснительное «Предисловие» к поэме, а несколько позднее «Со­
нет к Шильону».
Образ республиканца Бонивара — трагическая фигура борца,
оказавшегося заточенным в неволе. В «Сонете» поэт восславил сво­
боду и тех, кто служит идеалу свободы. Среди них — Бонивар;
в «Предисловии» приводятся факты из жизни «Шильонского уз­
ника»:
«Франсуа де Бонивар, сын Луи де Бонивара, родом из Сейселя и
владелец Люна, родился в 1496 году. Он учился в Турине; в 1510 году
Жан Эмме де Бонивар, его дядя, предал ему приорат Сан-Виктор, при­
легающий к стенам Женевы и дававший крупные бенефиции... Этот ве­
ликий человек, перед которым преклоняются все, кого трогает герой­
ская доблесть, будет возбуждать еще более живое чувство благодарности
в сердцах женевцев, любящих Женеву. Бонивар был всегда одним из ее
твердых столпов: чтобы упрочить свободу нашей республики, он часто
ставит на карту свою свободу: он забыл о своем спокойствии, отказался
от своих богатств; он сделал все, что мог, для того, чтобы упрочить
счастье страны, которую почтил своим избранием... Бонивар был еще
молод, когда открыто выступил защитником Женевы против герцога
Савойского и епископа... В 1530 году в горах Юры на него напали воры,
ограбили его и препроводили к герцогу Савойскому. Последний заточил
его в Шильонский замок, где Бонивар пробыл, не будучи ни разу под­
вергнут допросу, до 1536 года, когда его освободили из тюрьмы Берн­
ские войска, завладевшие всем кантоном... Бонивар продолжал служить
на пользу своих сограждан: позднее, после того, как он помог Женеве
стать свободной, ему также хотелось сделать ее веротерпимой... он дос­
тиг своей цели мягкостью; для того чтобы успешно проповедовать хрис­
тианство, нужно действовать любовью и кротостью»1.
Мятежная личность — в центре внимания в философско-символической поэме «Манфред». Герой, изображенный на фоне ве­
личественной природы, размышляет над своей жизнью, стремит­
ся понять ее смысл и понять судьбу человечества. Однако он с
презрением относится к людям, его любовь оказывается губитель­
ной, его эгоизм становится причиной гибели любящей его Астарты, его эгоцентризм — непреодолимая причина его безысходного
одиночества. И сколь бы ни был могуч интеллект Манфреда, сколь
бы ни была сильна его воля, Манфред не может преодолеть свои
страдания одинокого человека и погибает.
Сам Байрон называл «Манфред» поэмой в диалогах или дра­
мой, написанной белым стихом. В одном из своих писем 1817 г. он
так характеризует эту поэму:
«В ней три акта и по своему характеру она необузданна, метафизична
и необъяснима. Почти все действующие лица, за исключением двух или
трех, — духи земли, воздуха и вод. Действие происходит в Альпах, герой
1
184
Байрон Д.Г. Собрание сочинений : в4т. — М., 1981. — Т. 3. — С. 172— 173.
нечто вроде волшебника, страдающий от необычных угрызений сове­
сти, причина которых наполовину остается невыясненной. Он блуждает,
вызывая этих духов, они являются к нему, но пользы от них ему нет.
В конце концов, он идет в само обиталище Главного Зла, чтобы вызвать
некий призрак, который, явившись, дает ему двойственный и неутеши­
тельный ответ. В третьем акте служители находят его умирающим в баш­
не, где он занимался своим искусством»1.
Байрон считал, что «Манфред» «совершенно непригоден для
сцены». Тем не менее эта драма была поставлена в театре КовентГарден в Лондоне в 1834 г., а позднее в других театрах Англии.
Музыка к этой драме Байрона написана Р.Шуманом (1850);
в 1885 г. была создана симфония П.И.Чайковского «Манфред».
В духе народной песни в 1816 г. написана «Песня для луддитов»
(The Song for the Luddites), прозвучавшая как отклик на выступ­
ления английских рабочих. Образ разрушителя ткацких станков
взят поэтом из фольклора.
Как за морем кровью свободу свою
Ребята купили дешевой ценой,
Так будем и мы: или сгинем в бою,
Иль к вольному все перейдем мы житью,
А всех королей, кроме Лудда, — долой!
(Пер. Н.Холодковского)
Образ народного героя Лудда дорог поэту тем, что «древо свобо­
ды Лудд насадил».
В рабочем фольклоре образ Лудда был связан с образом защит­
ника простых людей Робин Гуда. Опубликована «Песня для лудди­
тов» была после смерти ее автора, в 1830 г. Образы реальных лично­
стей, внесших большой вклад в национальную английскую культу­
ру, созданы в стихотворениях, посвященных английскому драма­
тургу Ричарду Шеридану («Монодия на смерть Шеридана» — Monody
on the Death of Sheridan, 1816) и ирландскому поэту Томасу Муру
(«Томасу Муру» — То Thomas Moore, июль 1817, опубл. в 1821).
Т р е т и й п е р и о д т в о р ч е с т в а . В обстановке усиливающе­
гося движения карбонариев — борцов за освобождение Италии от
французской оккупации и за конституционный строй — начался
итальянский период творчества Байрона (с октября 1817).
Байрон принял участие в национально-освободительном дви­
жении карбонариев. В Италии он завершил свою поэму «Палом­
ничество Чайльд-Гарольда» (1817), здесь под впечатлениями
итальянской действительности написаны поэмы «Жалоба Тассо»
(The Lament of Tasso, 1817) и «Пророчество Данте» (The Prophecy
of Dante, 1819). В Италии созданы исторические трагедии «Марино
1
Цит. по: Байрон Д. Г. Собрание сочинений : в 4 т. / Прим. Р. Усмановой. —
М., 1981.-Т. 4 . - С . 478.
185
Фальеро, дож Венеции» (Marino no Faliero: Doge of Venice, 1820),
«Двое Фоскари» (The Two Foscari, 1821), мистерия «Каин» (Cain,
1821), сатирические поэмы «Видение суда» (The Vision of Judgement,
1821), «Ирландская аватара» (The Irish Avatar, 1821), «Бронзовый
век» (The Age of Bronze, 1823), поэма «Остров, или Христиан и
его товарищи» (The Island, 1823), велась работа над самым круп­
ным произведением в наследии Байрона — эпической поэмой «Дон
Жуан» (Don Juan, 1818-1823).
Обращаясь к историческим фигурам, Байрон воплощал в их
образах свой идеал современного героя, что получило отчетливое
выражение в «Жалобе Тассо» и «Пророчестве Данте». Эти поэмы
написаны в форме монолога героев, размышляющих о своей тра­
гической судьбе, и вместе с тем в них звучит мысль о необходи­
мости борьбы за свободу родины.
В исторических трагедиях развивается идея неизбежности взры­
ва народного возмущения, вызванного существующей неспра­
ведливостью. Так, в приложении к трагедии «Двое Фоскари»
Байрон писал: «...Я повторяю, что революция неизбежна». В тра­
гедии «Марино Фальеро, дож Венеции» звучит мысль о необхо­
димости карбонариев, слишком долго остававшихся тайным об­
ществом заговорщиков, усиливать связи с народом. Отсутствие
этих связей и привело дожа Венеции Марино Фальеро к траги­
ческой гибели.
Лирико-драматический характер имеет мистерия «Каин» — одно
из крупнейших произведений итальянского периода творчества
Байрона. Начиная со Средневековья мистериями называли такие
драматические жанры, в которых инсценировались сюжеты из
Библии. На основе библейской легенды о братоубийце Каине на­
писана и мистерия Байрона, особенность которой состоит в том,
что традиционные образы и темы получили в ней современное
осмысление, а главное внимание уделено не столько драматиче­
ским событиям, сколько философским размышлениям о пробле­
мах, имеющих масштабный и обобщенный характер. Переосмыс­
лен и библейский образ Каина: если в Библии — это символ зла,
то у Байрона Каин — воплощение человечности, он — герой и
бунтарь, способный на возвышенную любовь, на борьбу с не­
справедливостью во имя добра и истины. Каин противостоит в
мистерии Люциферу, не верящему в добро и полагающемуся толь­
ко на разум. Активность Люцифера оборачивается злом, а Каин
отвергает покорность Адама, Евы, Авеля. Он не мирится со злом,
отстаивая право на протест и борьбу. Гибель Каина трагична, но
героична, поскольку ею утверждается торжество высокого нрав­
ственного идеала. Звучащая и развиваемая в мистерии Байрона
тема антагонистических начал как неизбежного закона бытия и
конечного торжества этической идеи отражает взгляды и позиции
самого автора.
186
Поэма написана пятистопным белым стихом, к которому об­
ращались Шекспир и Мильтон. Принципиальное переосмысле­
ние Байроном одного из библейских сюжетов не было одобрено
католической церковью. «Каин» был включен в список запрещен­
ных книг. Поэмы Байрона 1820-х годов «Видение суда», «Ирланд­
ская аватара» и «Бронзовый век» написаны в форме сатирикополитических памфлетов, в которых подвергнуты критике режи­
мы и антинародные порядки европейских государств. В поэме «Ви­
дение суда», являющейся пародией на одноименную поэму Ро­
берта Саути, в которой поэт-лауреат прославляет скончавшегося
английского короля Георга III, Байрон пишет о несчастиях и бед­
ствиях, связанных с правлением этого монарха, осмеивая и само­
го Саути. В поэме «Ирландская аватара» Байрон клеймит ирланд­
цев, их раболепие и забвение национальной чести. Особой остро­
той критики отличается «Бронзовый век». Здесь речь идет о реак­
ционной политике Священного союза, на конгрессе которого в
1822 г. было принято решение подавлять революционные движе­
ния во всех странах Европы. Передана удушающая атмосфера «брон­
зового века», мешающая свободно дышать народам. В поэме «Брон­
зовый век» поэт резко критикует русского царя Александра I:
Великий друг всех истинных свобод,
Он только их народам не дает.
Как мило он о мире держит речь,
Как греков в рабство хочет он завлечь!
Как Польше он вернул на сейм права,
Ее свободу придушив сперва!
Как он испанцев (лишь для пользы их)
Готов лечить рукой полков своих!
Освободи рабов, сломай свой кнут:
Пути насилья к славе не ведут!
(Пер. В.Луговского)
В той же поэме «Бронзовый век» Байрон восхваляет русский
народ, не склонившийся перед Бонапартом. Байрон пишет о по­
жаре Москвы и героизме простых людей в войне 1812 года с фран­
цузами:
Москва! Для всех захватчиков предел!
Тщеславный Карл в нее войти хотел,
А Бонапарт вошел — и что ж? Она
Горит, со всех сторон подожжена.
Солдат, фитиль схватив, огню помог,
Мужик сует в огонь соломы клок,
Запасы предает огню купец,
Аристократ сжигает свой дворец.
Москва! Москва! Пред пламенем твоим
187
Померк вулканов озаренный дым,
Поблек Везувий, чей священный пыл
С давнишних пор к себе зевак манил;
Сравнится с ним огонь грядущих дней,
Что истребит престолы всех царей!
{Пер. В.Луговского)
Над эпической поэмой «Дон Жуан» Байрон работал в послед­
ние годы жизни, но завершить ее не успел (создано 16 песен,
начата 17-я). Смерть остановила работу.
Трагический исход судеб героев созданных Байроном восточ­
ных поэм, мистерий и исторических трагедий побудил его к по­
иску героя нового типа, не повторяющего во всем образы ро­
мантических героев предшествующих произведений. Поиски и об­
ретение героя, непохожего на прежних, осуществлены в «Дон
Жуане». Слова «Ищу героя!» прозвучали в самом начале этой
поэмы. Нельзя не согласиться с суждением литературоведа
И.О.Шайтанова: «...в "Дон Жуане" новая, более объективная
оценка современного человека достигается тем, что его личность
соотнесена с подлинно историческим материалом, сегодняш­
ним и отдаленным от сегодняшнего дня десятилетиями или ве­
ками. Понять действительность — значит увидеть ее в развитии —
вывод, венчающий путь романтической мысли и уводящий за
пределы романтизма»1. Впрочем, ощущение узости прежних твор­
ческих рамок было присуще и самому Байрону. И не только ему,
но и наиболее проницательным его современникам, и прежде
всего Гёте, который отметил попытки Байрона преодолеть при­
сущую ему «романтическую однозначность», несмотря на стрем­
ление к безграничному2. Преодоление этой «однозначности» на­
чалось в драматургии Байрона и было успешно продолжено в
«Дон Жуане».
Не только новизна героя, но и новизна жанровой формы «Дон
Жуана» очевидна. Байрон называет свою поэму эпической и под­
черкивает ее отличие от прежних поэм:
Есть у меня отличие одно
От всех, писавших до меня поэмы,
Но мне заслугой кажется оно.
Ошибки предков замечаем все мы
И это доказать не мудрено:
Они уж слишком украшают тему,
За вымыслом блуждая вкривь и вкось,
А мне вот быть правдивым удалось!
(Здесь и далее пер. Т. Гнедич)
1
История зарубежной литературы XIX века / под ред. Н.П.Михальской. —
М., 1 9 9 1 . - С . 8 7 - 8 8 .
2
См.: Э к к е р м а н И*П. Разговоры с Гёте. — М., 1934.
188
Имеются основания называть поэму «Дон Жуан» лироэпической поэмой. Но точнее называть ее, как поэму «Евгений Оне­
гин» А.С.Пушкина, романом в стихах. При этом нельзя забывать,
что сам А.С.Пушкин отрицал сходство своего романа с байроновским. В письме к А. А. Бестужеву от 24 марта 1824 г. он писал:
«Ты сравниваешь первую главу ("Евгения Онегина". — Н.М.) с
"Дон Жуаном". Никто более меня не уважает "Дон Жуана" (пер­
вые пять песен, других не читал), но в нем нет ничего общего с
"Онегиным". Ты говоришь о сатире англичанина Байрона и срав­
ниваешь ее с моею, и требуешь от меня таковой же! Нет, душа
моя, многого хочешь. Где у меня сатира? О ней и помину нет в
"Евгении Онегине"»1. Однако А. С. Пушкин говорит о сатире, а не
о жанре. Но существенные изменения творческой манеры Байро­
на как автора «Дон Жуана» А. С. Пушкиным были отмечены. «Его
поэзия видимо изменилась», — пишет А.С.Пушкин, познако­
мившись с первыми песнями «Дон Жуана», летом 1824 г. в письме
к П. А. Вяземскому2. А.С. Пушкин отметил и «удивительное шекс­
пировское разнообразие, проявившееся в "Дон Жуане"». Это мно­
гоплановое произведение, содержащее и сатирическое осмеяние
порядков и нравов, и философские размышления, и лирические
отступления. Эпическое начало, широкий размах изображения
событий и становления личности героя присущи этой поэме. Бай­
рон сам подчеркивает это:
Я все теперь подробно описал:
Любовь, и шторм, и битвы. Как известно,
Эпической поэму я назвал,
И разрешил задачу я чудесно.
Образ автора и образ героя уже не сливаются воедино, как это
происходило в «Чайльд-Гарольде». Жизненная история Дон Жуа­
на не похожа на паломничество романтического героя ранней
лироэпической поэмы Байрона. Дон Жуан показан в процессе ста­
новления его личности*начиная с поры детства, представлен в об­
стоятельствах частной жизни, но при этом автор последовательно
стремится «в явленьях частных общее найти». Четко обрисован ха­
рактер матери Дон Жуана — донны Инессы — первой воспита­
тельницы своего сына. Набирают силы новые реалистические тен­
денции в освещении происходящего, что отмечается и самим по­
этом:
И превращает правды хладный блеск
Минувших дней романтики в бурлеск.
Романтизм «Дон Жуана» проявляется во всепроникающем ли­
рическом чувстве, в страстности монологической речи, во все1
2
Пушкин А.С. Мысли о литературе. — М., 1988. — С. 429.
Там же. - С . 419.
189
объемлющем характере иронии и резкости парадоксальных анти­
тез. Можно отметить в поэме Байрона традицию комического эпоса
Г.Филдинга — создателя знаменитых комических эпопей эпохи
Просвещения «История Джозефа Эндрюса» и «История Тома
Джонса, найденыша».
Особенность поэмы Байрона — в слиянии лиризма и сатиры,
что с полным основанием позволяло ему называть «Дон Жуана»
«эпической сатирой». Это сатира на современное поэту общество,
хотя время действия отнесено в XVIII в. Байрон намеревался за­
вершить историю жизни своего героя на баррикадах во время
Французской революции.
В основу сюжета поэмы положены приключения Дон Жуана.
Предки Дон Жуана восходят к аристократии XVII в. и к «галант­
ному» XVIII в. Он родился в Испании, в Севилье. Его мать, чьи
совершенства описаны иронически, отличалась ученостью и вос­
питывала своего сына «отменно добродетельным»; отец был увле­
чен любовными похождениями, «не любил речей мудреных и
людей ученых». Дон Жуана обучали мертвым языкам и мудреным
наукам, но он сумел сохранить живость характера и непосред­
ственность восприятия. Любовная интрига с замужней дамой за­
ставила юного героя покинуть родину, отправиться в чужие края.
Благодаря своему мужеству Дон Жуан остался живым после ко­
раблекрушения. Он попадает на остров, где влюбляется в пре­
красную Гайдэ, дочь пирата Ламбро. Счастливая любовь оказалась
недолгой: по приказу отца Гайдэ Дон Жуана продают в рабство
туркам. Гайдэ умирает, не перенеся горя разлуки с любимым.
С образом жестокого пирата Ламбро в поэму входит тема жестоко­
сти мира, враждебного гармонии естественных человеческих чувств.
На невольничьем рынке Дон Жуана покупает султанша Гюльбея,
возжелавшая сделать его своим любовником. Дон Жуан отвергает
ее любовь:
Любовь — удел свободных! Подчинить
Султанской власти чувство не могу я!
Вместе с британцем Джонсоном Дон Жуан бежит из Констан­
тинополя и оказывается в лагере Суворова, войска которого гото­
вятся к взятию Измаила. Проявив отвагу во время штурма и взя­
тия крепости, Дон Жуан направляется Суворовым в Петербург,
чтобы сообщить Екатерине II о взятии Измаила русскими войска­
ми. Императрица делает его своим фаворитом, но очень скоро
отправляет с секретным поручением в Англию.
Русские эпизоды играют важную роль в поэме и представляют
особый интерес для русского читателя. Байрон создает целую га­
лерею русских персонажей (Суворов, Кутузов, Екатерина II, князь
Потемкин и др.), яркие сцены военной и придворной жизни, в
которую силами обстоятельств вовлекается Дон Жуан; он пишет
190
о героизме и мудрости русских полководцев, о несокрушимой силе
российских войск.
Образ Суворова многоаспектен, но главное в том, что Суво­
ров — истинный герой, его присутствие — всегда залог победы:
Суворов появлялся здесь и там,
Смеясь, бранясь, муштруя, проверяя.
(Признаться вам — Суворова я сам
Без колебаний чудом называю!)
То прост, то горд, то ласков, то упрям.
То шуткою, то верой ободряя,
То бог, то арлекин, то Марс, то Мом,
Он гением блистал в бою любом.
Фельдмаршал самолично тренирует полки, сам учит солдат
перебираться через ров, взбираться по канатной лестнице. Этот
«чудаковатый и вертлявый старик» способен всех увлечь за собой,
вдохновить на победу:
О нем острили в штабе иногда,
А он в ответ брал с ходу города.
Суворов «видел слез и крови много, и к ремеслу ужасному
привык», «он был велик, а потому суров». Но этот видавший виды
воин отзывчив и добр:
Страданье слабых трогает героя,
А что герой Суворов, — я не скрою.
Но вот Измаил взят, и фельдмаршал предстает в ореоле побе­
дителя:
Суворов в этот день превосходил
Тимура и, пожалуй, Чингиз-хана:
Он созерцал горящий Измаил
И слушал вопли вражеского стана.
Восхищаясь военным гением Суворова, смелостью «весельча­
ка Кутузова», Байрон не находит оправдания для тех, кто «каж­
дый век и каждый год... военной славой потчуют народ». В поэме
звучит проклятие тиранам, утверждающим свою славу «мильонами убитых на войне». К их числу Байрон относит и Екатерину II.
Образ государыни и придворные сцены созданы в обличительном
сатирическом ключе.
Вот Дон Жуан является к императорскому двору с посланием
от Суворова. Екатерине приятно узнать, что враг разбит и кре­
пость взята, но она не думает о принесенных жертвах, о тысячах
убитых солдат:
Но те, кому даются власть и слава,
О жертвах сокрушаться не хотят
И кровь не насыщает их гордыню,
Как влага — Аравийскую пустыню.
191
Портрет Екатерины, описания придворных нравов испол­
нены сарказма. Байрон не стесняется в выражениях, говоря о
столь неуемной в своих страстях великой монархине, ему не по
душе льстивые речи, произносимые в адрес Екатерины и ее
империи:
...Жаль признаться в том,
Что и Вольтер хвалой ее венчает.
По мне же самодержец автократ
Не варвар, а похуже во сто крат.
Я варварство сегодняшнего дня
Не воспою временщику в угоду.
Мне хочется увидеть поскорей
Свободный мир — без черни и царей.
Мечта о свободе воодушевляет Байрона. Ради ее реализации он
и подвергает суду все, что ей противостоит. И не одну Россий­
скую империю он судит за установленную в ней форму правления.
С не менее язвительной иронией, переходящей в гневную сатиру,
пишет он и о своей родине, опровергая представление об Англии
как «острове свободы», называя Британию страной надменных
лавочников. Он говорит, что народы других стран считают Брита­
нию злой и враждебной силой:
За то, что всем, кто видел в ней оплот,
Она, как друг коварный, изменила
И, перестав к свободе призывать,
Теперь и мысль готова заковать.
Она — тюремщик наций. Я ничуть
Ее свободе призрачной не верю;
Не велика свобода — повернуть
Железный ключ в замке тяжелой двери.
В 12-й песне «Дон Жуана» возникает собирательный образ ску­
пого, символизирующий власть капитала. Обогащение — вот выс­
ший принцип сильных мира сего. В сатирическом плане описан
высший свет Лондона, созданы портреты лордов и светских львиц.
Так описан прием в замке лорда Генри Амондевилла, куда Дон
Жуан приглашен хозяином. О лорде Амондевилле говорится:
«В нем внутренних достоинств было мало, / / Хоть внешностью
он многих превзошел». На приеме в его замке царит скука: «Мы
стали стадом, каждый это знает: / / Толпа скучна...» О политиче­
ских взглядах лорда и его умении лавировать, ловко избирая
выгодную для себя ситуацию, сказано лаконично и с презре­
нием:
Горячий друг свободы и не менее
Горячий друг правительства, умел
Он среднего придерживаться мнения...
192
На первом плане в «Дон Жуане» два центральных персонажа:
герой и автор. Сюжетная линия воспроизводит активно действую­
щего героя; философские медитации и лирические отступления
отражают позицию автора. В данном случае соотношение героя и
автора повторяет структуру «Паломничества Чайльд-Гарольда».
С позиций автора осмысляются и трактуются важные нравствен­
ные и социально-политические проблемы. В лирических отступле­
ниях выражена вера в благотворные результаты духовной жизни
человечества, о котором в поэме говорится как о «властелине при­
роды».
Раскрываются противоречия цивилизации XIX в.: с одной сто­
роны, развитие науки и техники, с другой — войны и гибель
людей («и Ватерлоо, и слава, и увечья»). Байрон с присущей ему
прозорливостью говорит и об экономических причинах происхо­
дящего, видя их в том, что политика определяется властью денег,
а миром правят банкиры. Он называет в связи с этим имена Рот­
шильда и Беринга. Поэт утверждает: «Но только революция, на­
верно, / / Избавит старый мир от всякой скверны». Говорится о
нарастании революционных настроений:
...Да, пора настала;
Народ почуял силу, посему
Быть Иовом не хочется ему.
Он хмурится, бранится, проклинает
И камешки швыряет, как Давид,
В лицо врага — потом топор хватает
И все кругом безжалостно крушит;
Тогда-то бой великий закипает...
Поэт остается верен своим идеалам борьбы против деспотиз­
ма: «И вечно буду я войну вести / / Словами, а случится, и дела­
ми!
Мне не по пути / / С тиранами».
«Дон Жуан» написан октавами, в повествовании звучат раз­
личные тональности, переданные многообразные эмоции. Ведет­
ся разговор с современниками, звучащий свободно, раскованно,
одна интонация сменяется другой, многообразны ритмические
вариации. Как и в «Чайльд-Гарольде», каждая октава заканчива­
ется двустишием, афористически передающим основную мысль.
Например: «Но весь остаток дней моих и сил / / Я битве с деспо­
тизмом посвятил».
Поэзия Байрона была высоко оценена в России. О нем писали
А.С.Пушкин («К морю»), В.К.Кюхельбекер («Смерть Байрона»),
переводили В.А.Жуковский, М.Ю.Лермонтов, А.Н.Плещеев,
К.Ф.Бальмонт, С.Я.Маршак, Б.Л.Пастернак, В.В.Левик,
Н.И.Гнедич, Г.А.Шенгели, В.А.Луговской и др. В.Г.Белинский
так сказал о значении Байрона: «Байрон писал о Европе и для
Европы... Это личность, столь колоссальная, гордая и непре193
клонная, стремилась не столько к изображению современного че­
ловечества, сколько к суду над его прошедшею и настоящею историею»1.
Перси Биши Шелли
(Percy Bysshe Shelley, 1 7 9 2 — 1 8 2 2 )
Современником, а во многом и единомышленником Байрона
был Перси Биши Шелли, твердо веривший в действенную силу
искусства и утверждавший, что поэты являются «законодателями
мира». Шелли был бы убежденным бунтарем и атеистом, для ко­
торого источником духовной веры стали природа и красота, а
главной темой творчества — непреклонная борьба с несправедли­
востью и насилием:
...Дух Мильтона явился мне сейчас, —
И лютню снял с густого древа жизни.
И громом сладкозвучия потряс
Людишек, презирающих людей,
И кровью обагренные престолы,
И тюрьмы, и кумирни, и форты...
(«Дух Мильтона». Пер. К.Чемена)
Специфика атмосферы художественного мира поэзии Шелли —
в непоколебимой вере в конечное торжество свободы, в победе
света над тьмой: «Пришла Зима, зато Весна в пути!» Искусство
Шелли обладает жизнеутверждающей силой. Оно завоевало миро­
вое признание.
По происхождению Шелли принадлежал к старинному аристо­
кратическому роду. Его дедом был баронет Биши Шелли, член
парламента, владелец богатого поместья, солидного состояния.
Поместьем в графстве Сассекс владел и отец поэта, убежденный
монархист и добропорядочный прихожанин англиканской церкви.
Раннее детство Шелли прошло в поместье Фильд-Плейс, в
графстве Сассекс. И уже в эти годы проявились присущие ему
фантазия, сила воображения, умение сочинять увлекательные
истории, мастерство рассказчика. Начальное образование он по­
лучил в частном пансионе, затем поступил в Итонский колледж,
за которым последовал Оксфордский университет. Таким образом,
Перси Биши Шелли повторил обычный для отпрысков богатых
аристократических семей путь. Однако уже в колледже со всей
очевидностью проявился присущий подростку дух бунтарства. Он
воспротивился установленным в колледже жестким порядкам,
порке розгами, пребыванию в темном и холодном карцере. Он
взбунтовался, не желая следовать установленным традициям, сноБ е л и н с к и й В.Г.- Полное собрание сочинений. — Т. 7. — С. 440.
194
сить оскорбления. Каждая несправедливость вызывала с его сто­
роны бурную реакцию. К тому же и перспектива будущей полити­
ческой деятельности, к которой его должны были подготовить в
Итоне, Шелли не привлекала. Но занимался он много, проявив
большие способности к восприятию гуманитарных наук.
В колледже Шелли начал писать стихи; он много читал, изучал
труды древних и современных ученых. Событием в его юношеские
годы стала встреча с таким преподавателем и воспитателем, ка­
ким оказался преподававший в колледже естественные науки ми­
стер Линд. Уроки и беседы с этим учителем очень многое дали
Шелли и расширили круг его интересов. Линд рассказывал Шел­
ли и о событиях Французской революции, и о Томасе Пейне; он
познакомил своего ученика с сочинением Пейна «Политическая
справедливость», направил его внимание на труды просветите­
лей — Вольтера, Руссо, Гельвеция, Дидро.
Немалую роль в эти годы сыграло знакомство Шелли с атеистиче­
скими воззрениями Гельвеция, с его основными трудами «Об уме»
и «О человеке». В университетской среде Оксфорда Шелли при­
мкнул к студентам и преподавателям радикальных взглядов. Вместе
со своим другом студентом Хоггом он открыто выражал свое со­
чувствие борющимся за независимость от Англии ирландцам.
В Оксфорде Шелли издал свой первый сборник стихов с вы­
зывающим названием «Записки цареубийцы», а затем распро­
странил анонимную брошюру, подготовленную совместно с Хог­
гом, — «Исповедь Атеизма». Авторство было раскрыто, Шелли и
Хогг были исключены из университета. Отец Перси был возму­
щен поведением сына и публичным признанием его безбожия; он
проклял сына, отказал ему в материальной помощи. Шелли по­
кинул родной дом. Поддержка пришла со стороны одного из род­
ственников, что помогло продержаться девятнадцатилетнему юно­
ше. Разрыв с родителями обострила и нежелательная для них же­
нитьба Шелли на Гарриет Вестбрук, мужем которой он стал из
сострадания к ней, избавив ее от тирании со стороны отца трак­
тирщика. Брак аристократа и девицы из простонародья оскорблял
родных поэта.
Некоторое время Шелли жил в Лондоне, затем вместе с же­
ной в Эдинбурге, потом в одном из промышленных городов Нот­
тингема, что позволило ему более широко познакомиться с усло­
виями жизни людей в Британии. Живя в Ноттингеме, Шелли пи­
сал: «Я все больше ненавижу существующий порядок во всех его
проявлениях. Я задыхаюсь от негодования, когда думаю о сереб­
ре, о роскоши, о балах и о королях. Я видел картины нищеты,
работники умирают от голода»1.
1
Цит. по: К о л е с н и к о в Б.И. Перси Биши Шелли / / Шелли П.Б.Лирика. —
М., 1 9 5 7 . - С . 11-12.
195
В начале 1812 г. Шелли отправился в Ирландию с мыслью об
участии в национально-освободительной борьбе ирландцев про­
тив гнета Англии. Тема Ирландии и ее борющегося народа заняла
важное место в поэзии молодого Шелли. Он прославлял подвиг
ирландцев й Роберта Эммерта, одного из руководителей движе­
ния ирландцев за независимость, твердо веря в светлое будущее
Ирландии:
Ирландия, придет твоя весна,
Несчастная зеленая страна,
В полях пустынных рожь зашелестит,
В ней свежий ветер моря зашумит.
(«Ирландия». Пер. Б. Колесникова)
Шелли пророчит бессмертие в веках Роберту Эммерту:
...Твой покоен сон.
Хвала врагов не осквернит твой прах.
Ты будешь солнцем славы вознесен, —
Враги поблекнут в пламенных лучах.
(«На могилу Роберта Эммерта».
Пер. С.Богуславского)
В истории английской поэзии Шелли, как и Байрон, продол­
жил традиции Мильтона, которому он посвятил строки стихо­
творения «Дух Мильтона» (Milton); «Дух Мильтона явился мне сей­
час, — и лютню снял с густого древа жизни...» (пер. К.Чемена).
Важным этапом в творческой эволюции Шелли стала его по­
эма «Королева Маб» (Queen Mab, 1813), в которой отразились
философские, политические и морально-этические воззрения ав­
тора, сложившиеся под влиянием идей У. Годвина и Т. Пейна. Глав­
ные темы этой поэмы Шелли определил так: «Прошлое, Настоя­
щее и Будущее — вот величественные и всеобъемлющие темы этой
поэмы». Стремление к универсальному охвату бытия характерно
не только для «Королевы Маб», но и для последующих поэм Шелли.
В «Королеве Маб» общество представлено как панорама истории
человечества, картинам природы приданы космические масшта­
бы, а сюжет поэмы — это не столько чередование событий, сколько
размышления автора об историческом прогрессе. Все — в динами­
ке, постоянном изменении.
В начале поэмы появляется королева Маб, она похищает душу
спящей Ианты, образ которой символизирует все человечество.
Увлекая Ианту в звездные миры, Королева Маб знакомит ее с
жестокостью мира прошлого и настоящего и позволяет ей увидеть
совершенно иное будущее. Фантастика — лишь прием, позволяю­
щий автору говорить не о звездных мирах, а о явлениях реальной
современной действительности. Представлена картина буржуазного
мира с его неравенством, культом денег, преклонением перед
196
богатством. В этих условиях продажными оказываются истинные
ценности, ценой золота измеряется любовь, утрачивается вера,
гибнут народные таланты. Наемные убийцы и государственные
деятели наживаются на войнах. Даже Бог представлен как тиран,
карающий недовольных отправлением в ад. Против человечества
направлены и земные, и небесные силы. Познать сущность зла
людям сможет помочь, как считает Шелли, только разум. Разум
народов должен проснуться и утвердить справедливость. Развива­
ется мысль о том, что человек должен действовать, неустанно
действовать во имя перемен. Люди не должны жить по привычке,
автор зовет их к борьбе. Изображение будущего резко контрасти­
рует с картинами настоящего и прошлого. Даже холодный климат
сменится теплым, пустыни перестанут быть обезвоженными, а
люди будущего станут свободными и счастливыми.
Поэма «Королева Маб» написана в ораторском стиле, автор
обращается к читателю, звучат риторические вопросы и воскли­
цания, поэтический язык Шелли метафоричен.
Тема революции, которая может произойти в каждой стране,
звучит в поэме «Восстание Ислама» (The Revolt of Islam, 1818).
Цель поэта — создать обобщенную картину восстания. Названо
место действия — Константинополь, но к изображению локаль­
ного колорита Шелли не стремится. Главные герои — Лаон, Ситна и народ. Перед читателем разворачивается величественное ви­
дение, основа которого — реальность XIX в., для которого массо­
вые народные движения протеста столь характерны. Шелли и сам
был свидетелем выступлений луддитов в Англии и борцов за не­
зависимость в Ирландии.
Помимо поэм Шелли выпустил ряд антиправительственных
памфлетов, получивших широкую известность в стране. После
смерти своей первой жены, Гарриет, решением суда Шелли был
лишен права воспитывать своих детей, права отцовства, так как
он был атеистом. Боясь, что его разлучат с сыном и от второй
жены, Мэри Годвин, Шелли покинул Англию. Вместе с семьей
он переехал в Италию, где произошла его новая встреча с Байро­
ном. Шелли побывал в Венеции, Риме, Флоренции, Неаполе; он
следил за происходящими в стране событиями, но в связи с бо­
лезнью (туберкулез) уже не мог принять участие в политической
жизни. Образы Байрона и самого себя Шелли создал в поэме
«Юлиан и Маддало» (Julian and Maddalo, 1818). Это не биографи­
ческие образы в прямом плане, но некоторые черты в образе
Маддало напоминают Байрона, Юлиан близок Шелли.
В Италии была создана самая известная поэма Шелли «Осво­
божденный Прометей» (Prometheus Unbound, a Lyrical Drama, 1820).
Миф о Прометее, ставший основой трагедии Эсхила «Прометей
прикованный», Шелли истолковал в духе исторического опти­
мизма и написал о Прометее Освобожденном. Поэт определял
197
созданный им образ как «образ высшего совершенства нравствен­
ных и интеллектуальных сил». Об этом Шелли сказал в авторском
предисловии к драматической поэме, изображая Прометея не
дрогнувшим перед противником, сосредоточив внимание на его
героической стойкости и мужестве, прославляя торжество побе­
дителя. Иными словами, идеал прекрасного выражен у Шелли в
преодолении трагического. Герой не погибает, он приближает свет­
лое будущее. На помощь ему приходит природа. Прометей находит
в себе силы встать выше своего несчастья («Владычествую над
своим несчастьем», — говорит герой Шелли), одерживая тем са­
мым победу над Юпитером.
Прометей не смиряется перед божеством и тогда, когда Мер­
курий, сын Юпитера, уговаривает Прометея смириться. Герой
знает, что в жестокости Юпитера — его слабость. О нежелании
признать власть бога Прометей прямо говорит в монологе, откры­
вающем поэму.
Из второго акта становится известно, что Прометея поддержи­
вала его любовь к Азии. В третьем акте появляется Демогоргон, Дух
перемен и преобразований. Он мчится на колеснице, направляется
к трону Юпитера и провозглашает конец правления и тирании
Юпитера: «Оставь свой трон... Для тирании неба нет возврата, и
нет уже преемника тебе».
В заключительном акте созданы картины светлого будущего.
Расцветают духовные и нравственные силы человечества. Жизнь
без тирании — такой и представлял себе будущее Шелли. Для до­
стижения этого необходима борьба. Могущество человека сравни­
вается в заключении поэмы с могучей силой солнца.
Действие «Освобожденного Прометея» происходит в масшта­
бах вселенной. События сопровождаются пением хора. Комменти­
руя происходящее, хор концентрирует внимание на идее борьбы
и возмездия. Самое главное в поэме не событийная, сюжетная
линия, а борьба противоположных принципов, добра и зла, че­
ловечности и деспотизма, представленных в символической фор­
ме. Во всех случаях эти поэтические символы передают мысли пе­
реживания современников поэта и воспринимаются как нравствен­
но-философские принципы. Следует отметить, что и персонажи
поэмы не являются полнокровными характерами; в гораздо боль­
шей степени они являются воплощениями определенных прин­
ципов. Как правило, они одноплановы и лишены жизненной мно­
гогранности.
Одноплановость образов проявилась не только в поэмах, но и
в трагедии «Ченчи» (The Cenci, 1819), в которой представлена
история гибели семьи римского графа. Эта история была хорошо
известна в Италии по итальянской хронике, в которой зафикси­
рованы факты XVI в. о семействе Ченчи. В трагедии Шелли глава
семьи граф Ченчи проявляет в отношении к своим родным без198
мерное властолюбие и во всем стремится доказать свое могуще­
ство. Он ненавидит сыновей за то, что они являются его наслед­
никами, а его отношение к дочери оскорбляет ее девичье досто­
инство. Беатриче убивает деспота-отца, за что ее казнят после жес­
токих пыток. Папская курия жестоко расправилась с Беатриче,
смело выступившей против тирании внутри семьи.
Образ Беатриче — в центре внимания автора. Подчеркивается
ее нравственное превосходство над теми, кто подвергает ее му­
чениям. Обличается католическое духовенство, преклонение слу­
жителей церкви перед властью золота, осуждается иезуитская
жестокость церковников (прелат Орсино, Кардинал). Им проти­
востоит героиня пьесы, способная вести мужественную борьбу
за свое человеческое, женское достоинство. Но в этой борьбе
Беатриче одинока, у нее нет союзников. Монолог Беатриче,
в котором она размышляет о жизни и смерти, напоминает мо­
нологи Гамлета.
В «Ченчи» ощутимо шекспировское влияние, поскольку для
Шелли «Король Лир» и «Макбет» всегда были образцом драма­
тургического мастерства.
Интересны суждения о жанре трагедии, высказанные Шелли
в его предисловии к «Ченчи». Здесь он писал о народности траге­
дии, о том, что содержание трагедии должно иметь «нацио­
нальный и всеобщий интерес», для того чтобы вызвать сочув­
ствие людей, и здесь образцами жанра трагедии он называет про­
изведения Шекспира и древнегреческого трагика Софокла (тра­
гедии об Эдипе).
В развернутом виде эстетическая программа Шелли изложена в
его трактате «Защита поэзии» (A Defence of Poetry, 1821, опубл. в
1840). Здесь Шелли полемизирует с мнением своего друга Т. Л. Пикока, высказанным в статье «Четыре века поэзии» (The Four Ages
of Poetry, 1820).
Если Пикок считал, что с развитием цивилизации поэзия утра­
чивает свое значение и уже не является средством воздействия
на формирование общественного сознания и ее эстетическое
воздействие снижается, то Шелли решительно возражал против
этого, отстаивая всемогущество поэзии и считая, что она дает
«бессмертие всему, что есть в мире лучшего и наиболее прекрас­
ного». Для поэзии, считает Шелли, характерен прежде всего син­
тез, ее цель — выявление общих законов, сфера поэзии — вооб­
ражение, а сама поэзия — «воплощение воображения». Истоки
поэзии — в глубине веков, в самой природе языка. Сопоставляя
поэзию с наукой, Шелли отдает предпочтение поэзии; различие
между поэтом и ученым он видит в том, что поэт не только
творит новое, но и открывает «вечные соответствия сущего через
образы, причастные к жизни истины», поэзия дает «бессмертие
всему, что есть в мире лучшего и наиболее прекрасного».
199
Идеал прекрасного выражен в стихотворении Шелли «Гимн
интеллектуальной красоте» (Hymn to Intellectual Beauty, 1816),
лирический герой которого клянется в том, что он всегда будет
верен духу интеллектуальной красоты, являющейся для него смыс­
лом бытия.
Но Шелли не был провозвестником теории «искусства для ис­
кусства», каким его пытались представить читателям, как и по­
эта-романтика Джона Китса, в нашем литературоведении 1930-х
годов. Темы и образы, метафорическая образность, символика,
глубина содержания поэзии Шелли многоаспектны, что прояви­
лось во всей полноте и в поздние годы его творчества. Он писал
политические стихи и воспевал природу, создавал лирические
стихотворения и сатирические поэмы, обращался к теме судьбы
поэта в современном ему обществе и прославлял искусство. В 1819 г.
была создана его «Песнь людям Англии» (Song to the Men of Eng­
land), в которой, обращаясь к народу своей страны, он стремился
убедить его в том, что пора прекратить власть тех, «кто оставил
вам труды, а себе берет плоды»:
Англичане, почему
Покорились вы ярму?
Отчего простой народ
Ткет и пашет на господ?
(Пер. С.Маршака)
Близкая идея революционного обновления выражена и в «Оде
к Западному Ветру» (Ode to the West Wind, 1819), написанной в
форме обращения лирического героя к Западному Ветру, кото­
рый сметает на своем пути старое, расчищая путь новому. Избран­
ная символика здесь очевидна: герой един с могучей силой Ветра,
предвещающего бурю:
Развей кругом притворный мой покой
И временную мыслей мертвечину.
Вздуй, как заклятьем, этою строкой
Золу из непогасшего камина.
Дай до людей мне слово донести,
Как ты заносишь семена в долину.
И сам раскатом трубным возвести:
Пришла Зима, зато Весна в пути!
(Пер. Б.Пастернака)
Неизбежное торжество радости и свободы рождает поэтиче­
скую атмосферу стихотворения «Облако» (The Cloud, 1820). Мета­
форический образ облака означает благотворное для человека
изменение, движение к переменам. Одно из стихотворений 1821 г.
так и называется «Изменчивость» (Mutability), поскольку, как и
200
его лирические герои, Шелли воспринимает жизнь в ее постоян­
ной динамике, в движении к переменам, в развитии к высокому
идеалу.
Политические стихи Шелли в их единстве — это гимн свободе.
Таково звучание «Оды к защитникам свободы» (Ode to the Asserters,
1819), «Оды к свободе» (Ode to Liberty, 1820), «Оды к Неаполю»
(Ode to Napels, 1820). С гневной страстью обличения написано
стихотворение «Англия в 1819 году» (England in 1819), в котором
создан образ страны, где «свобода мертва, но близок день свобо­
ды торжества». Как всегда, утверждается неизбежность торжества
свободы:
Король — слепой, безумный враг свободы,
Увенчанный короной старый плут,
Ублюдки-принцы — все одной породы:
В чаду зловонном заживо гниют.
Пиявки — вот правители народа!
Впились в него и кровь его сосут.
Народ — в плену у голода, под гнетом
Насилья сытых, дышащий едва.
Войска — убийцы. Где ж закон? Дает он
Лишь золоту безмерные права.
Религия? — Здесь молятся банкнотам.
Парламент? — Человека нет давно там!
Вот — Англия!.. Свобода в ней мертва,
Но близок день свободы торжества!
(Пер. С. Богуславского)
Многие стихи Шелли посвящены теме природы и любви: «Эпипсихидион» (Epipsychidion, 1821), «К Джейн. Воспоминание» (То
Jane: The Recollection, 1822), «К жаворонку» (То a Skylark, 1820) и
др. В стихотворении «К жаворонку» искусство сравнивается с пес­
ней вольной птицы, а в элегической поэме «Адонаис» (Adonais,
1821) звучит скорбный плач о трагедии гибели художника в несво­
бодном обществе. Эта поэма была написана на смерть Джона Китса.
В ней утверждается мысль о бессмертии истинного таланта.
Джон Ките
(John Keats, 1795—1821)
Джон Ките прожил всего двадцать пять лет, но то, что было
создано им, вошло в историю английской поэзии и стало извест­
но за пределами Англии. Ките — мастер сонетной формы стиха и
жанра оды. Он увлекался поэзией эпохи Возрождения, и тради­
ции ренессансной литературы проявились в его творчестве. Осо­
бенно много значило для Китса наследие Спенсера и Шекспира.
Из своих современников он близок Шелли преклонением перед
201
Красотой и стремлением к идеалу Прекрасного. Сам Ките так
определил специфику эволюции своего творчества: «поступатель­
ное движение воображения к истине». Социальные и эстетиче­
ские взгляды Китса позволяют отнести его к течению лондонских
романтиков (У.Хэзлитт, Ч.Лэм, Л.Хент)1, выступавших с крити­
кой буржуазных порядков. Они предлагали радикальные рефор­
мы, но сомневались в эффективности политических способов борь­
бы, революционных переворотов. Таковы были взгляды Хэзлитта,
разделявшиеся Китсом. Лондонские романтики во многом следо­
вали за «лейкистами», но критиковали их за консервативные взгля­
ды. Хэзлитт, Лэм и Хент занимали срединное положение между
героикой радикализма Байрона и Шелли, с одной стороны, и
«лейкистами» — с другой. Эта позиция характерна и для Китса.
Всех лондонских романтиков объединяло участие в журнале «Икзэминер» (The Examiner, 1808— 1821). В этом же журнале в 1815 г.
был опубликован первый сонет Китса «Одиночество» (О Solitude).
Джон Ките родился в Лондоне в семье управляющего платны­
ми конюшнями. Из простой семьи была и его мать. В отличие от
Байрона и Шелли в родословной Китса не было аристократиче­
ских корней, что и позволило впоследствии критикам с особой
силой нападать на его произведения.
Когда Джону Китсу было девять лет, умер его отец, через не­
сколько лет (1810) скончалась от туберкулеза и его мать; эта же
болезнь унесла его брата и сестер. От туберкулеза погиб и сам
поэт, будучи совсем молодым. В восемь лет Джона определили в
частную школу в Эндфилде, близ Лондона. Вначале крикет и бокс
увлекали его больше, чем уроки, но начиная с двенадцати лет он
пристрастился к чтению, с жадностью поглощал книги, предпо­
читая всему мифологию, и начал переводить «Энеиду» Вергилия.
В 1811 г. Джон Ките поступил учеником к врачу, чтобы потом
изучать медицину в лондонском госпитале. Он успешно сдал экза­
мены, но как раз в это время (май 1815) был опубликован его
первый сонет, и мысль о медицинской карьере была отвергнута.
Ките навсегда обратился к поэзии. Теперь его главными учителя­
ми и наставниками стали Гомер, Чосер, Спенсер, Шекспир. Ките
всецело погрузился в мир поэзии, преклоняясь перед идеалом
Красоты. Его муза поэта-романтика обратилась к реальности, ми­
фологическая образность вытеснялась картинами окружающей
природы (стихотворение «Осень» — То Autumn, 1820) и образами
простых людей:
Бродя на воле, можно увидать
Тебя, сидящей в риге на земле,
И веялка твою взвивает прядь.
1
См.: Д ь я к о н о в а Н.Я. Лондонские романтики и проблемы английского
романтизма. — Л., 1970.
202
Или в полях ты убираешь рожь
И, опьянев от маков, чуть вздремнешь,
Щадя цветы последней полосы.
Или снопы на голове несешь
По шаткому бревну через поток,
Иль выжимаешь яблок терпкий сок
За каплей каплю долгие часы.
{Пер. С. Маршака)
Особенность Китса-поэта — в живых впечатлениях, ярких крас­
ках, в интересе к предметным деталям, что сливается в единый
поэтический образ. В утверждении первозданной красоты и про­
является романтический идеал Китса. Исследователь английской
литературы А. А. Елистратова писала: «Сравнивая Китса с Бай­
роном и Шелли... можно сказать, что если в их поэзии преобла­
дает пафос раскрепощения действия, мысли и чувства, то основ­
ным пафосом поэзии Китса было раскрепощение эстетического
сознания человека»1. Здесь точно определено своеобразие поэзии
Китса.
Произведения искусства запечатлевают и передают потомкам
прекрасные моменты жизни. Эта мысль передана Китсом в «Оде
греческой вазе» (Ode on a Grecian Urn, 1820). Сама ваза с начертан­
ными на ней изображениями выступает как «рассказчица, чьи
выдумки верней и безыскусней вымысла иного». Характерен и особо
значим финал стихотворения; он звучит как поэтический афо­
ризм: «Скажи: Прекрасна правда и правдиво Прекрасное — и этого
довольно» (пер. О.Чухонцева).
Мастер сонетной формы, Ките создал сонеты, отличающиеся
глубиной философской мысли и простотой музыкального звуча­
ния. Сонеты Китса многообразны по содержанию: «О мире»
(On Peace, 1814), о борцах за независимость и справедливость —
«Костюшко» (То Kosciusko, 1816), «Робин Гуд» (Robin Hood, 1818);
о судьбе поэтов и о поэзии — « Чаттертон» (Sonnet to Chatterton,
1815), «Сонет, написанный в домике Бёрнса» (Sonnet written in the
Cottage where Burns was Born, 1818); сонеты, раскрывающие в
малом большое, красоту природы и бытия — «Кузнечик и сверчок»
(On the Grasshopper and the Cricket, 1816), «Сонет к Нилу» (Sonnet
to the Nile, 1818). Среди созданных Китсом од особой известностью
пользуется «Ода к соловью» (Ode to a Nightingale, 1819), в кото­
рой лирический герой, восхищаясь пением соловья, преодоле­
вает страх смерти, ибо бессмертна музыка природы, а тем са­
мым и жизни. Бессмертна красота и потому спасительна для того,
кто постигает ее. Этому эстетическому принципу и оставался ве­
рен Джон Ките.
1
Е л и с т р а т о в а А.А. Наследие английского романтизма и современ­
ность. — М., 1960. - С. 454.
203
Перу Китса принадлежат поэмы «Изабелла, или Горшок с бази­
ликой» (Isabella, or the Pot of Basil, 1818), «Гиперион» (Hiperion,
1818), незавершенная сатирическая поэма «Колпак и бубенцы» (The
Cap and Bells) и историческая трагедия «Оттон Великий» (Otho
the Great, 1819) и др. Он писал баллады, но шедеврами его по­
эзии являются сонеты и оды.
Начиная с осени 1819 г. Ките не писал лирических стихотворе­
ний, его болезнь легких прогрессировала. Ките уехал в Италию.
Он умер в Риме 12 февраля 1821 г. В современной Англии Ките,
как и Вордсворт, — широко читаемый поэт эпохи романтизма.
Вальтер Скотт
(Walter Scott, 1771 — 1832)
В историю литературы Скотт вошел как создатель историче­
ского романа. Значение его творчества раскрыл В.Г.Белинский:
Скотт «дал историческое и социальное направление новейшему
европейскому искусству»1; и он же отметил: «Дать историческое
направление искусству XIX века — значило гениально угадать тайну
современной жизни»2. Романтизм в творчестве Скотта сочетается
с реалистическими тенденциями. Романтическое Скотт «включил
в круг реального»3.
Вальтер Скотт, романист, поэт, критик и издатель, родился в
Эдинбурге, в Шотландии. Он был сыном известного адвоката; в
детстве перенес паралич и навсегда остался хромым. Окончив
школу, Скотт изучал юриспруденцию в Эдинбургском универси­
тете, работал в конторе отца, где на практике познакомился с
шотландским и английским законодательством. Недолгая адвокат­
ская практика, связанная с разъездами по стране, работа секре­
тарем эдинбургского суда помогли ему узнать людей и жизнь.
С начала XVIII в. Эдинбург уже не был политическим центром
Шотландии, которая перестала быть самостоятельным государ­
ством, войдя в состав Соединенного королевства Великобрита­
нии. Память о прошлом хранили архитектурные памятники Эдин­
бурга и его окрестностей.
Прошлое родины вызывало живой интерес у Скотта с ранних
лет. Он с восхищением слушал рассказы о героических сражениях
и борьбе шотландцев за независимость, знакомился с историей
своих предков. Работу в суде совмещал с записью старинных бал­
лад, народных преданий и песен, с посещением мест историче­
ских событий. Он изучал историю разных стран, его интересовали
фольклор, архитектура, природа, быт и обычаи шотландцев.
1
Б е л и н с к и й В. Г. Полное собрание сочинений. — Т. 6. — С. 258.
Там же. - С. 278.
3
Ре и з о в Б. Г. Творчество Вальтера Скотта. — М.; Л., 1965. — С. 407.
2
В конце 1890-х годов появились первые публикации Скотта:
напечатанная анонимно адаптация одной из баллад немецкого по­
эта Г. Бюргера, чье творчество тесно связано с народной поэзи­
ей, и перевод драмы И.В.Гёте «Гец фон Берлихинген», героем
которой является рыцарь, восставший против княжеского произ­
вола. Фольклор и история стали основными источниками творче­
ства Скотта; он прекрасно знал романы своих предшественни­
ков, называя своим учителем Г.Филдинга.
В 1802 г. Скотт опубликовал два тома собранных им народных
песен — «Песни шотландской границы» (Minstrelsy of the Scottish
Border). Третий том вышел в 1803 г. Затем появились поэмы Скот­
та: «Песнь последнего менестреля» (The Lay of the Last Minstrel,
1805), «Мармион» (Marmion, 1808), «Дева озера» (The Lady of the
Lake, 1810) и «Рокби» (Rokeby, 1813). В этих поэмах реальность
сочетается с фантастикой, факты истории — с вымыслом. Исто­
рические события получили художественное воплощение в по­
эмах «Поле Ватерлоо» (The Field of Waterloo, 1815) и «Гарольд
Бесстрашный» (Harold the Dauntless, 1817). Поэмы принесли Скотту
известность, они свидетельствовали, что он создал жанр истори­
ческой поэмы. Баллада Скотта «Иванов вечер» (The Eve of Saint
John, 1799), имитирующая фольклорное произведение, была пе­
реведена В.А.Жуковским под названием «Замок Смальгольм»
(опубл. в 1824)1. Здесь рассказано о том, как барон убивает из рев­
ности рыцаря, тень которого является в замок в ночь на Иванов
день, повергая в ужас его обитателей.
В предисловии к поэме «Мармион» Скотт писал, что хочет «рас­
сказать читателям, когда происходит действие, и познакомить их с
нравами эпохи». Здесь Скотг воспел доблесть воинов, защищаю­
щих родину. Воссозданы события начала XVI в., битва при Флоддене 1513 г. между шотландцами и англичанами. Прошлому Шотлан­
дии посвящена и поэма «Дева озера», где изображены быт и нравы
кельтов. События «Рокби» происходят в Англии XVII в. в эпоху граж­
данских войн, завершившихся созданием в 1749 г. республики. Упо­
минается о сражении при Морстон-Муре, в котором республикан­
цы во главе с Кромвелем разбили королевские войска (июль 1644).
В поэмах Скотт опирался на документальные источники и народ­
ные сказания. Он стремился разобраться в закономерностях исто­
рии, что для писателя, жившего в переходную эпоху, было важно.
Новаторство Скотта как создателя исторических поэм и ро­
манов состояло в том, что он соединил изучение истории с
философским осмыслением прошлого, осуществляя синтез на­
уки и искусства.
Творчество Скотта знаменовало новый этап в развитии романа.
Не уступая своим предшественникам в художественном мастерСм.: Английская поэзия в русских переводах. — М., 1981.
205
стве, он превзошел их не только глубиной исторической концеп­
ции, но и более совершенным раскрытием характеров героев и
изображением народных движений. Всей логикой событий, изоб­
раженных в его романах, Скотт подчеркивал зависимость судьбы
отдельного человека от хода развития истории, раскрывал харак­
теры в их связях с эпохой. Он передавал колорит страны и време­
ни, включал этнографические реалии, мастерски создавал баталь­
ные сцены, портреты героев. Он отразил в своих лучших романах
народную точку зрения на происходящие события, поднимал свой
голос в защиту народа.
Перу Скотта принадлежат 28 романов. Многие из них посвяще­
ны Шотландии. Среди «шотландских романов»: «Уэверли» (Weverley,
or Tis Sixty Years Since, 1814), «Гай Маннеринг» (Guy — Mannering,
1815), «Антикварий» (The Antiquary, 1816), «Пуритане» (Old
Mortality, 1816), «Роб Рой» (Rob Roy, 1818), «Легенда о Монтрозе» (The Legend of Montrose, 1819).
События английской истории воспроизведены в романах «Айвен­
го» (Ivanhoe, A Romance, 1820), «Монастырь» (The Monastery,
A Romance, 1820), «Аббат» (The Abbot, A Romance, 1820), «Кенилворт» (Kenilworth, 1821), «Вудсток» (Woodstock, or The Kavalier,
1826).
В «Квентине Дорварде» (Quentin Dorward, 1823) описаны со­
бытия, происходившие во Франции во времена правления Людо­
вика XI.
Скотт создал грандиозную панораму жизни Шотландии и Анг­
лии на протяжении нескольких столетий, от конца XII до начала
XIX в. Каждая эпоха осмысливается с точки зрения современно­
сти. Скотт считал точность необходимым условием полноценного
исторического романа. «Когда мы читаем исторический роман
Вальтера Скотта, — писал В. Г. Белинский, — то как бы делаемся
сами современниками эпохи, гражданами стран, в которых со­
вершается событие романа, и получаем о них, в форме живого
созерцания, более верное понятие, нежели какое могла бы нам
дать о них какая угодно история»1.
В «Шотландских романах» Скотта история страны представле­
на в ее важнейших моментах. В «Легенде о Монтрозе» события
происходят в середине XVII в., они связаны с междоусобной борь­
бой двух феодалов — Аргайла и Монтроза и с судьбой племени
Сынов Тумана, враждующего с другими шотландскими кланами.
Начало этой вражды — в далеком прошлом, когда Сыны Тумана
поднялись на защиту родового строя и выступили против феода­
лизации Шотландии. Понимая тяжесть последствий кровной мес­
ти, Скотт восхищается мужеством и свободолюбием Сынов Тума­
на. Принципы людей этого племени выражены в предсмертных
Б е л и н с к и й В. Г. Полное собрание сочинений — Т. 5. — С. 42.
206
словах Рональда Мак-Ифа, обращенных к внуку: «Храни неза­
пятнанной свободу, которую я завещаю тебе в наследство. Не про­
меняй ее ни на пышную одежду, ни на установленный яствами
стол. Живи свободным».
В романе «Роб Рой» Скотт пишет о последствиях процессов, о
которых шла речь в «Легенде о Монтрозе». В начале XVIII в. Шот­
ландия потеряла независимость, в ее жизнь проникли новые фор­
мы торгово-денежных отношений. Скотт в романе «Роб Рой» ут­
верждает право шотландцев на борьбу с поработителями. Черты
народного мстителя воплощены в образе Роб Роя, реально суще­
ствовавшего вождя шотландских горцев. «Подобно Робин Гуду, —
пишет Скотт, — он был добрым и благородным грабителем и,
отбирая у богатых, щедро оделял бедняков». В романе передан дух
горной шотландской вольницы.
К истории Англии Скотт обращается, начиная с романа «Айвен­
го». Время действия — конец XII в. Источниками для романа служили
летописи. «Айвенго» — роман о далеком прошлом, о времени, кото­
рое, по словам Скотта, отмечено резкими противоречиями между
саксами, возделывавшими землю, и норманнами, которые владе­
ли этой землей в качестве завоевателей и не желали ни смешивать­
ся с побежденными, ни признавать их людьми своей породы. Это
были годы, на которые приходился конец царствования Ричарда
Львиное Сердце. Национальные противоречия осложнялись соци­
альными — между крепостными крестьянами и феодалами. Происхо­
дила борьба за централизацию королевской власти, что было необхо­
димо для достижения единства страны. Королю Ричарду приходи­
лось бороться с непокорными баронами, герцогами и графами. На
его стороне выступают горожане, крестьяне, страдающие от меж­
доусобных раздоров; в войско короля приходят люди, подобные
Айвенго, — малоземельные или лишенные наследства феодалы.
Обрисованы все слои средневековой Англии: саксонская знать
(Ательстан, Седрик, его сын Айвенго, находящаяся под опекой
Седрика леди Ровена); норманнские рыцари (Фрон де Беф,
де Мульвуазен, де Браси, де Буагильбер); духовенство (аббат Эймер, монах Тук, борющийся на стороне крестьян); крестьяне (рабы
Седрика — Вамба и Гурт); а также вольные стрелки, возглавляе­
мые отважным Локсли; ростовщик Исаак из Йорка, претерпева­
ющий вместе со своей дочерью Ревеккой гонения; король Ричард
Львиное Сердце. Все они включены в панораму событий и каж­
дый описан выразительно и ярко.
Эпоха раннего Средневековья показана в ее суровости и вмес­
те с тем в увлекающей красочности. Подчеркнут контраст между
красотой природы и условиями жизни народа. Рассказано о про­
изволе феодалов, о превращении рыцарских замков в разбой­
ничьи притоны, о грабежах и насилиях, чинимых крестоносцами,
о великолепии рыцарских турниров.
207
Каждого из героев романист описывает подробно, создает его
многогранный образ. Скотт объективен в оценках, раскрывает
сильные и слабые стороны людей. Необузданный принц Джон,
неукротимая в своей мстительности Ульрика — все они как жи­
вые. Мастерство создания характеров героев роднит Скотта с
Шекспиром. Исаак воскрешает в памяти Шейлока, Ровена и Ре­
векка — шекспировских героинь. Связь творчества Скотта с фоль­
клором проявляется в народных сценах, в образе Локсли, создан­
ном на основе баллад о Робин Гуде.
Образ короля Ричарда идеализирован в романе. У Скотта — это
благородный и отважный рыцарь, доблестный воин в бою. Исто­
рия знает другого Ричарда — грубого, коварного и жесткого. Но
Скотт исходил из определенного замысла: показать историческую
необходимость централизации королевской власти, которая дол­
жна положить конец распрям в стране.
В романе «Пуритане» повествуется о событиях 1679 г., когда в
Шотландии вспыхнуло восстание пуритан против реставрирован­
ной в 1660 г. династии Стюартов. На фоне борьбы между респуб­
ликанцами и роялистами показана судьба шотландца Генри Мортона, который включается в борьбу пуритан.
В романе «Квентин Дорвард» события происходят во второй
половине XV в. во Франции и Фландрии. Главный герой — моло­
дой шотландец Квентин Дорвард, который был вынужден поки­
нуть родные места, спасаясь от врагов, погубивших в кровавой
распре членов его семьи. Во Франции он поступает на службу к
королю Людовику XI. Его принимают в королевскую охрану. Лю­
довик XI ведет борьбу со своими непокорными вассалами.
Обращаясь к различным эпохам, Скотт подчеркивает неизбеж­
ность смены старого новым. В «Квентине Дорварде» подчеркнута
необходимость абсолютизма, в «Айвенго» — историческая неиз­
бежность победы норманнов, несших с собой более развитые фор­
мы феодализма. В «Роб Рое» обосновывается закономерность на­
родных восстаний в условиях складывающегося буржуазного об­
щества.
Скотт известен и как автор повестей, рассказов, исторических
трудов («История Шотландии», «Жизнь Наполеона Бонапарта»
и др.). Он выступал как литературный критик. Занимаясь изда­
тельской деятельностью, терпел неудачи, разорялся, вынужден
был неустанно и напряженно работать. Большую часть жизни он
провел в своем поместье Эбботсфорд, где и скончался.
В центре Эдинбурга в 40-х годах XIX в. был сооружен памятник
Скотту (архитектор Джордж Кемп); статуя писателя выполнена
скульптором Джоном Стилем. Памятник подобен шпилю готиче­
ского собора, под сводом которого — фигура великого шотланд­
ского писателя. Этот монумент стал неотъемлемой частью столи­
цы Шотландии.
208
Чарлз Диккенс
(Charles Dickens, 1 8 1 2 — 1 8 7 0 )
Диккенс вошел в мировую литературу как великий реалист,
юморист и сатирик. Смех во всем многообразии его оттенков — от
мягкой иронии до гневной сатиры — главное оружие Диккенса.
В первый ряд мировой литературы поставил произведения Дик­
кенса Л. Н. Толстой, отметивший на склоне лет: «На меня он имел
очень большое влияние, любимый был писатель». В России Дик­
кенс воспринимался как «брат Гоголя», как писатель гоголевско­
го направления. «Мы на русском языке, — писал Ф.М.Достоев­
ский, — понимаем Диккенса, я уверен, почти так же, как и анг­
личане, даже, может быть, со всеми оттенками; даже, может быть,
любим его не меньше его соотечественников. А, однако, как ти­
пичен, своеобразен и национален Диккенс!»1
Чарлз Диккенс родился на юге Англии в предместье Портсму­
та — Лендпорте, расположенном на острове Портси. Родословная
одного из самых известных романистов мира не блистала величи­
ем имени. Дед Чарлза служил лакеем, а потом дворецким в одном
из поместий. Он был женат на горничной и, рано умерев, оста­
вил двух сыновей. В семье младшего из них — Джона Диккенса,
добившегося места чиновника морского ведомства, — и родился
7 февраля 1812 г. будущий писатель. По роду службы Джону Дик­
кенсу не раз приходилось менять место жительства. В 1814 г. семья
переехала в Лондон, а через три года — в городок Четем, где
прошли самые лучшие детские годы Диккенса.
Биографы писателя отмечают свойственную Чарлзу впечатли­
тельность и удивлявшую окружающих наблюдательность. Он ясно
помнил каждое событие, каждую деталь и подробность, ничто не
ускользало от его внимательного взгляда. Он любил наблюдать за
людьми, умел передавать особенности их речи, изображать мане­
ру их поведения. Он подмечал все смешное, все характерное. Его с
детства тянуло к сцене, к игре, ко всему необычному. Огромным
событием стало посещение театра, на подмостках которого разы­
грывались трагедии Шекспира и ставились водевили. Вместе со
своей младшей сестрой Фанни маленький Чарлз распевал песен­
ки и разыгрывал сценки на радость посетителям пивной, куда не
раз вместе с отцом заходили и дети. Одно из самых ярких воспо­
минаний детства — цирковая арена, на которой знаменитый в те
годы клоун Гримальди потрясал воображение зрителей своими
трюками.
Самые большие впечатления детства были связаны для Чарлза
с чтением романов Дефо, Филдинга, Смоллета — знаменитых
'Достоевский
Т. 2 1 . - С . 69.
Ф. М. Полное собрание сочинений : в 30 т. — Л., 1980. —
209
романистов XVIII в., создателей комической традиции в литера­
туре Англии. Часы, проведенные над страницами дешевых изда­
ний «Тома Джонса» и «Робинзона Крузо», навсегда остались в
памяти писателя как самые счастливые часы его детства.
Детство Чарлза окончилось рано. Когда ему было девять лет,
материальное положение семьи пошатнулось; когда ему исполни­
лось двенадцать, он уже был в Лондоне и самостоятельно зараба­
тывал себе на жизнь, помогая к тому же младшим братьям и сес­
трам. За неуплаченные долги Джон Диккенс попал в долговую
тюрьму, а Чарлз, поселившись на окраине Лондона, поступил
работать на фабрику ваксы. Несчастья и беды одинокой и неустро­
енной жизни, о которых он так не любил вспоминать в годы сво­
ей славы, приобщили Диккенса к миру лондонской бедноты,
к страданиям брошенных на произвол судьбы одиноких детей,
о судьбах которых он рассказал потом во многих своих романах —
в «Приключениях Оливера Твиста», «Жизни Дэвида Копперфилда», «Холодном доме».
Впечатлений было много. Страстно хотелось учиться. Чарлзу
Диккенсу все-таки удалось окончить школу. Это произошло после
того, как, получив небольшое наследство, Джон Диккенс поки­
нул долговую тюрьму, и его семья вновь воссоединилась. Забо­
титься о ее благополучии пришлось Чарлзу. Он стал рассыльным в
одной из лондонских судейских контор, потом получил место
чиновника. Ему открылся мир стряпчих, адвокатов; он переписы­
вал бумаги и деловые письма, знакомился с атмосферой судеб­
ных заседаний, с бракоразводными процессами и бесконечными
тяжбами за наследство.
Из мира судебных контор Чарлз попал в журналистику. В 1832 г.
двадцатилетний Диккенс, овладев стенографией, получил место
парламентского репортера. Это позволило ему присутствовать на
заседаниях палаты общин в парламенте. Он слушал и записывал
речи ораторов, публиковал свои корреспонденции в газетах. Дик­
кенс получил известность в кругу лондонских журналистов. Мо­
лодого репортера пригласили работать в газету «Морнинг кроникл», и он с радостью принял это предложение, хотя в душе его
жила мечта стать актером. Осуществить эту мечту ему не удалось.
Он стал писателем. Начав как очеркист, Диккенс прославился
как автор «Записок Пиквикского клуба».
Как корреспондент Диккенс объездил многие города Англии
и Шотландии. Он побывал в Бирмингеме и Эдинбурге, Бате, Эк­
сетере, Ипсвиче, Саддери. Он присутствовал на городских тор­
жествах, выслушивал юбилейные речи, наблюдал за ходом выбо­
ров в парламент. Он знакомился с обычаями и нравами жителей
провинции, был свидетелем дорожных происшествий, очевид­
цем самых удивительных событий, повидал множество людей. Все
эти впечатления, факты, сведения получали свою новую жизнь
210
на страницах его произведений, преломлялись в фейерверке рас­
сказанных им историй. На протяжении нескольких лет он публи­
ковал свои очерки, которые привлекали читателей юмором и тон­
кой наблюдательностью их автора. Вначале Диккенс не подписы­
вал очерки своим именем, они выходили без подписи. Потом под
ними появилось имя Боз.
В 1835 г. Диккенс получил от издателя Джона Макрона предло­
жение издать очерки (или «скетчи», как их называли в Англии)
отдельной книгой. В день рождения Диккенса — 7 февраля 1836 г.,
когда писателю исполнилось двадцать четыре года, «Очерки Боза»
вышли в свет.
«Очерки Боза» (Sketches by Boz) посвящены жизни Лондона и
его обитателей. «Лондонский приход», «Картинки с натуры», «Лон­
донские типы» — так называются разделы этих «зарисовок под­
линной жизни и нравов», изданные с иллюстрациями знамени­
того в то время художника-карикатуриста Крукшенка.
«Очерки Боза» часто называют прологом к творчеству Диккен­
са-романиста. И это действительно так, хотя, создавая их, Дик­
кенс еще не помышлял о создании романов. Он писал «картинки
с натуры», оживляя их силой своего творческого воображения,
рассказывая о том, что наблюдал в повседневной действительно­
сти, освещая заурядное и обыденное светом любви и сочувствия
к людям.
Разнообразны созданные им лондонские типы. Целой верени­
цей проходят перед читателями чиновники, служанки и модист­
ки, мелкие клерки и владельцы бедных лавчонок, содержатель­
ницы дешевых пансионов и скупщики подержанных вещей, кон­
дукторы омнибусов, кэбмены и мальчишки-разносчики. Сколько
смешных и печальных историй рассказал о них Диккенс! Он по­
казал своих героев в будни и праздники, в горе и радости. Вместе
с ними он отправляется на Гринвичскую ярмарку, от души весе­
лится, присутствуя на спектакле в театре «Эстли», смеется над
клоуном, бродит по темным окраинам Лондона. Диккенс ведет
нас в жалкие каморки бедняков, где царит безысходная нужда,
где дети плачут от голода, а несчастные матери страдают, не имея
возможности согреть и накормить их.
От внимательного взора писателя не укрылись такие стороны
жизни, которые были скрыты от многих его современников. В ан­
глийской литературе XIX в. Диккенс выступил как писатель-ур­
банист, как поэт и бытописатель Лондона. Он любил и хорошо
знал этот огромный, поражающий своими контрастами город.
Картины жизни Лондона создали в своих очерках предшествен­
ники и современники Диккенса — Чарлз Лэм, Ли Гент, Пирс
Эган. Но Диккенс о многом сумел сказать по-своему. Он не только
зоркий наблюдатель и остроумный рассказчик. Его очерки согре­
ты глубоким сочувствием к обездоленным, обманутым жизнью
211
людям. Мастерство юмориста связано с интересом к проблемам
социального характера. Смеясь над тем, что смешно, он никогда
не оставался равнодушным к тому, что достойно сострадания или
осуждения. Юморист соединялся в нем с социальным критиком.
С появлением «Очерков Боза» начался путь Диккенса в литера­
туре.
В творчестве Диккенса можно выделить четыре периода.
Первый охватывает 1833—1841 гг. В это время созданы «Очерки
Боза», «Посмертные записки Пиквикского клуба»,. «Приключе­
ния Оливера Твиста», «Жизнь и приключения Николаса Никльби».
Второй период — 1842—1848 гг. — приходится на время подъ­
ема рабочего движения в Англии. В эти годы написаны «Американ­
ские заметки», «Жизнь и приключения Мартина Чезлвита», «Домби и сын».
Третий период — 1849—1859 гг. — открывается романом «Жизнь
Дэвида Копперфилда», за которым следуют «Холодный дом»,
«Тяжелые времена», «Крошка Доррит».
Четвертый период охватывает 1860-е годы. В это десятилетие
Диккенс создал романы «Большие ожидания», «Наш общий друг»
и начал работу над «Тайной Эдвина Друда». Завершить этот роман
писателю не довелось.
Первый период т в о р ч е с т в а . Его первый роман — «По­
смертные записки Пиквикского клуба» (The Posthumous Papers of
the Pickwick Club, 1837) принес ему славу. Он возник из юмори­
стических подписей, которыми Диккенс по договору с одной из
издательских фирм сопровождал рисунки художника Сеймура о
приключениях членов охотничьего клуба. Роман печатался отдель­
ными выпусками. Каждый новый выпуск привлекал все большее
количество читателей, и к тому времени, когда он был закончен,
имя его автора стало широко известно. По мере работы над рома­
ном Диккенс отказался от первоначального плана построения
своего произведения как серии комических зарисовок и сцен. Ро­
ман приобретал определенную сюжетную линию, в основу кото­
рой была положена история судебного процесса, возбужденного
против мистера Пиквика его квартирной хозяйкой миссис Бардль.
Столкновение Пиквика с судейскими чиновниками, с крючко­
творами и темными дельцами Додсоном и Фоггом, воплощаю­
щими продажность буржуазного суда, пребывание мистера Пик­
вика в тюрьме, его знакомство с ее обитателями определяют сю­
жетный стержень романа.
Пиквик поставлен писателем в положение человека, который
на собственном (правда, пока еще очень небольшом) опыте по­
знает некоторые темные стороны жизни. Фигура Пиквика по мере
развития романа перестает быть только комичной. Диккенсовский
герой привлекает своей честностью, доверчивостью к людям, доб212
ротой и нежеланием мириться с несправедливостью. Смешные и
нелепые положения, в которые на каждом шагу попадает мистер
Пиквик, объясняются полным несоответствием между его пред­
ставлениями о жизни и людях и реальной действительностью. Сле­
пая доверчивость Пиквика делает его жертвой проходимца Джингля, хитрой миссис Бардль и многих других. Честность и прямоли­
нейность Пиквика приводят его в долговую тюрьму, ибо он не
может и не хочет дать взятку Додсону и Фоггу.
Образ Сэма Уэллера становится в романе воплощением тех
качеств и свойств, которых не хватает мистеру Пиквику. Сэм Уэллер трезво смотрит на жизнь. У него ясный ум человека из народа:
он находчив, ловок, деловит, изворотлив. Не случайно Пиквика
и Сэма Уэллера сопоставляют с другой классической парой в
мировой литературе — странствующим рыцарем Дон Кихотом и
его слугой Санчо Пансой. Действительно, герои Диккенса напо­
минают героев Сервантеса. Только вместо странствующего рыца­
ря, идальго Дон Кихота, величественно восседающего на своем
Россинанте и облаченного в рыцарские доспехи, перед нами —
смешной коротенький джентльмен во фраке, цилиндре и гетрах.
Но Пиквика роднит с Дон Кихотом его стремление к добру и
справедливости, его наивное и искреннее недоумение перед не­
устроенностью жизни.
Сэм Уэллер вносит в роман яркую струю искрящегося веселья;
его остроумие неиссякаемо, находчивость в любых жизненных
трудностях вызывает восхищение, а его оптимизм, связанный с
присущим ему здравым смыслом, действует покоряюще. Красно­
речие Сэма Уэллера достойно восхищения. Не случайно многие
из его афоризмов и изречений были подхвачены современниками
и перешли со страниц романа в жизнь. Поток его каламбуров бес­
конечен. Сэм щедро рассыпает вокруг себя блестки своего остро­
умия: «Дело сделано, и его не исправить, и это единственное
утешение, как говорят в Турции, когда отрубят голову не тому,
кому следует».
Значение «Записок» определяется не столько описанием весе­
лых приключений пиквикистов, сколько звучащими в романе со­
циальными мотивами. В главах о выборах в городке Итонсвилле
Диккенс обращает свою критику против буржуазного парламен­
таризма, системы обмана, подкупов, шантажа, которая сопут­
ствует буржуазным выборам.
Роману в целом свойствен мягкий и жизнерадостный юмор.
В конце 1830-х годов выходят романы Диккенса «Приключения Оли­
вера Твиста» (The Adventures of Oliver Twist, 1837—1838) и «Жизнь
и приключения Николаса Никльби» (The Life and Adventures of
Nicholas Nickleby, 1838—1839). В этих романах, построенных в
форме жизнеописания героя, Диккенс углубляет критику обще­
ства. Он обращается к вопросу о взаимоотношении личности и
213
окружающей ее социальной среды. В судьбах центральных героев
(Оливер Твист и Николас Никльби) писатель отразил тяжелую
жизнь многих тысяч обездоленных. Жизнь Оливера Твиста начи­
нается в работном доме. Английская буржуазия пыталась предста­
вить работные дома как своего рода благотворительные учрежде­
ния, в стенах которых престарелые рабочие и дети-сироты могут
чувствовать себя вполне спокойно и устроенно. Диккенс смело
разоблачил эту легенду. Маленькому Оливеру приходится столк­
нуться здесь с голодом, унижениями, незаслуженными оскорбле­
ниями и обидами. Надзиратель Бамбл и миссис Мэн, пригляды­
вающая за детьми, — воплощение бесчеловечности и жестокости.
Дети или умирают от побоев и хронического недоедания, или
превращаются в жалкие, забитые, запуганные существа. Просьба
о дополнительной порции каши воспринимается надзирателем как
бунт, опасный и совершенно недозволенный в стенах подобного
учреждения. После бегства из работного дома Оливер становится
учеником гробовщика, попадает в воровскую шайку, оказывается
жертвой злодея Сайкса и содержателя воровского притона Фейджина. Жизнь открывается перед Оливером своими мрачными сто­
ронами. Но случайная встреча с добрым мистером Браунлоу ме­
няет его судьбу. Он находит приют у*хороших людей, у него появ­
ляются друзья, выясняется тайна его происхождения, и роман
завершается благополучной развязкой.
В т о р о й п е р и о д т в о р ч е с т в а. Обстановка в Англии в 40-е
годы XIX в. способствовала дальнейшему углублению реализма пи­
сателя. Важную роль в этом сыграли впечатления, полученные им
во время путешествия по Америке (1842), в период его пребыва­
ния в Италии, Швейцарии, Франции. В 1840-е годы у Диккенса
ярко проявился талант публициста («Американские заметки» —
American Notes for General Circulation, 1842) и очеркиста («Кар­
тины Италии» — Pictures from Italy, 1846); он обращается к жан­
ру исторического романа («Барнеби Радж» — Barnaby Rudge, 1841),
создает цикл «Рождественских рассказов» (Christmas Tales, 1843 —
1845), пишет остро обличительные романы «Жизнь и приключения
Мартина Чезлвита» (The Life and Adventures of Martin Chuzzlewit,
1844) и «Домби и сын» (Dealings with the Firm of Dombey and Son
Wholesale, Retail and for Exportation, 1848).
В романе «Жизнь и приключения Мартина Чезлвита» Диккенс
развивает мысль о том, что страсть к обогащению становится им­
пульсом поведения людей в капиталистическом мире. И не слу­
чайно одна из центральных тем романа — тема борьбы жадной
своры родственников за наследство богатого старика Мартина
Чезлвита. Собравшись у постели умирающего, они играют жал­
кую комедию любви и преданности, но за каждым лицемерным
вздохом и возгласом сожаления скрываются корыстные помыслы
и эгоистические побуждения. Цель у них одна — обогащение. О нем
214
мечтают Энтони Чезлвит и его сын Джонас, к нему стремится
Монтегю Тигг, надеется на него и молодой Мартин Чезлвит. Но
ни один из них не может превзойти Пекснифа — ни в мастерстве
и тонкости применяемых уловок, ни в хитрости, ни в лицемерии.
В образе Пекснифа Диккенс запечатлел характерные черты анг­
лийской буржуазии, особо вьщелив одну из них — лицемерие. Образ
Пекснифа дан в сатирическом плане. В описании его поведения и
характера нет места мягкому юмору и добродушному смеху. Дик­
кенс беспощаден в обличении его ханжества, эгоизма, жестоко­
сти, хитрости и беспредельного корыстолюбия, прикрывающегося
маской благопристойности. Имя Пекснифа стало нарицательным
в Англии, оно применяется для обозначения лицемерия.
Важное место принадлежит в романе главам, посвященным
Америке. Молодой Мартин Чезлвит отправляется в Америку. Как
и многие другие эмигранты, он возлагает большие надежды на
жизнь в «стране свободы». Однако очень скоро становится очевид­
ной вся глубина их заблуждения. На своем печальном опыте они
познают «прелесть» американских «демократических свобод». Мар­
тин и Марк становятся жертвами компании по продаже земель­
ных участков.
Герой Диккенса знакомится с деятелями американской прес­
сы. Свое перо они всецело подчинили власти золота. Характерны
названия, которые дает Диккенс продажным американским газе­
там, — «Клеветник», «Нью-Йоркская помойка», «Скандалист»,
«Соглядатай». Мартин Чезлвит сталкивается с общественными
деятелями, политиками, крупными американскими буржуа. Все
они преклоняются перед силой доллара. Деньги заменяют ум, об­
разование, сердце. На «свободной» земле американской буржуаз­
ной республики процветают цинизм и невежество, наглость и
высокомерие.
Диккенса глубоко волновал вопрос об усовершенствовании
общества. В бурные 1840-е годы, в период наивысшего обостре­
ния чартистских выступлений, он продолжал сохранять веру в
возможность переустройства общества путем морального воздей­
ствия на буржуазию и ее перевоспитания. Эти убеждения легли в
основу «Рождественских рассказов» Диккенса — «Рождествен­
ская песнь в прозе» (A Christmas Carol in Prose, 1843), «Колокола»
(The Chimes, 1844), «Сверчок на печи» (The Cricket on the Hearth,
1845).
Традиционный жанр святочного рассказа со всеми утвердив­
шимися в нем атрибутами — переплетением реальности с фанта­
стикой, достоверности с вымыслом, появлением духов и волшеб­
ников, обязательным завершением рассказа счастливой развяз­
кой — Диккенс наполнил новым содержанием. И глубоко правы
были его современники, увидевшие в «Рождественских расска­
зах» выражение актуальных для эпохи идей.
215
«Рождественская песнь» и «Сверчок на печи» со дня их выхода
стали широко известными и любимыми рассказами в Англии.
Причину этого следует искать в демократизме рассказов Диккен­
са, в содержащейся в них защите обездоленных, в прославлении
доброго и отзывчивого человеческого сердца.
Диккенс утверждал в своих рассказах принципы моральной
чистоты и нравственности, которые были близки и дороги про­
стым людям. В «Рождественской песне» создан выразительный об­
раз скряги Скруджа, который воплощает в себе эгоизм, скаред­
ность, жестокость, бездушие буржуазного дельца. Он презирает
бедняков, не признает за ними права жить, иметь семью, детей.
По своим взглядам этот герой Диккенса — мальтузианец1. Во вто­
рой и третьей частях рассказа Диккенс повествует о перерожде­
нии Скруджа. При этом писатель вводит в повествование сказоч­
ный элемент. Под влиянием духов, которые являются Скруджу во
сне и показывают его прошлое, настоящее и будущее, он изменя­
ется. Из эгоиста и скряги он превращается в доброго старика,
готового помочь людям. И после этого преображения Скрудж впер­
вые чувствует себя счастливым.
В рассказе «Колокола» поставлен вопрос о положении народа,
раскрыта антинародная сущность буржуазных партий и решительно
осуждается мальтузианство. Бедный посыльный Тоби Векк, скром­
ный и смиренный труженик, случайно встречается с тремя джентль­
менами, рассуждающими о положении бедняков и их назначении
в жизни. Двое из этих представителей господствующих классов —
Файлер и Кьют — сторонники мальтузианства. Файлер говорит о
том, что бедняки (речь идет о дочери Тоби Векка) не имеют пра­
ва выходить замуж, иметь детей, ибо это способствует увеличе­
нию числа неимущих. Кьют всецело разделяет взгляды Файлера;
он лишь «развивает дальше» его мысль, доказывая, что наиболее
правильное и радикальное средство избавления от бедняков — их
уничтожение. Третий, «краснолицый» джентльмен, скорбит о «доб­
ром старом времени» и о былом согласии между бедняками и их
хозяевами.
Образ буржуазного филантропа Баули, «покровителя» и «дру­
га» всех бедняков, созданный в этом же рассказе, еще раз убежда­
ет в резко отрицательном отношении писателя к правящим клас­
сам и проводимой ими политике. Прикидываясь «другом» простых
людей, Баули стремится своими подачками заставить бедняков
смириться, не думать о своем положении, трудиться и во всем
полагаться на «добрых» хозяев.
1
М а л ь т у з и а н с т в о — движение последователей английского экономи­
ста Т. Р. Мальтуса, утверждавшего, что причина безработицы и бедственного по­
ложения трудящихся при капитализме — в перенаселении, в избытке людей,
в связи с чем следует уменьшить деторождаемость.
216
Тоби Векк простодушен и наивен. Он не может разобраться во
всех хитросплетениях, преподносимых файлерами, кьютами, баули. Но он понимает, что настоящую помощь простому человеку,
попавшему в беду, может оказать только бедняк. И Тоби помогает
безработному и бездомному рабочему Вилли Ферну.
Образ Вилли Ферна — новое явление в творчестве Диккенса.
Честный и трудолюбивый, Ферн не может молчать, сталкиваясь
с несправедливостью. Он произносит речь в защиту бедняков. Од­
нако протест Вилли Ферна принимает форму апелляции к хозяе­
вам; Ферн просит у них сочувствия, высказывает надежду на их
отзывчивость.
Лучшим произведением Диккенса 1840-х годов стал роман «Дом­
би и сын». Он создавался в период наивысшего подъема чартизма
в Англии и в разгар революционных событий в других европей­
ских странах. Во второй половине 1840-х годов все более и более
очевидной становилась беспочвенность многих иллюзий писате­
ля, и прежде всего его веры в возможность существования клас­
сового мира. Не могла не быть поколеблена и его уверенность в
эффективности апелляции к буржуазии. «Домби и сын» с боль­
шой убедительностью раскрывает антигуманную сущность буржу­
азных отношений. Диккенс сумел показать взаимосвязь и взаимо­
зависимость между отдельными сторонами и явлениями жизни.
Это определило построение романа. Если предыдущие романы
Диккенс строил как серию последовательно чередующихся эпи­
зодов или включал в них несколько параллельно развивающихся
и в определенные моменты перекрещивающихся сюжетных ли­
ний, то в «Домби и сыне» все, вплоть до мельчайших деталей,
подчинено единству замысла. Все сюжетные линии романа схо­
дятся и переплетаются в едином центре. Идейно-художественным
центром романа является образ мистера Домби — крупного анг­
лийского негоцианта, возглавляющего фирму «Домби и сын».
Повествуя об истории крушения семьи и честолюбивых надежд
мистера Домби, Диккенс доказывает, что деньги несут в себе зло,
отравляют сознание людей, порабощают их и превращают в бес­
сердечных гордецов и эгоистов. Домби бездушен, суров, холоден.
Цель его жизни — процветание фирмы «Домби и сын». Домби
уверен в непоколебимой силе богатства. Он — типичный англий­
ский буржуа.
Денежные интересы мистера Домби, деятельность его фирмы
в той или иной мере оказывают влияние на судьбу остальных ге­
роев романа. «Домби и сын» — название фирмы и в то же время
история семьи, в членах которой ее глава мистер Домби видит не
людей, а лишь послушных исполнителей своей воли. На людей
Домби смотрит только с точки зрения их полезности для дела. Вот
потому он просто не замечает свою дочь Флоренс. В его глазах дочь
лишь «фальшивая монета, которую нельзя вложить в дело». Все
217
свои надежды Домби связывает с маленьким Полем. Сын должен
стать наследником и продолжателем дела отца.
Эгоизм Домби не знает границ. Но и внимание его к кому-либо
не может принести добра. Гибнет маленький болезненный Поль.
Он не может перенести той системы воспитания, во власть кото­
рой его отдал бездушный отец. Школа Блимбера и пансион мис­
сис Пипчин оказываются губительными для него.
Отношения между людьми Домби воспринимает как торговые
сделки. Он покупает себе жену — красавицу Эдит. Домби уверен,
что можно купить покорность, послушание, преданность. Однако
власть денег оказывается далеко не всесильной при столкновении
с гордой и сильной Эдит. Она уходит из его дома. Впервые поколеб­
лена уверенность Домби в несокрушимости его могущества. Неуда­
чи постигают Домби и в делах. Он остается в полном одиночестве.
В романе «Домби и сын» Диккенс отказался от чрезмерной
прямолинейности в изображении действующих лиц. Характеры
Домби, Каркера, Эдит писатель стремился раскрыть в присущей
им психологической сложности. И это, бесспорно, стало новой
чертой в творчестве писателя. В романах 1830-х годов этого не было.
Образы Ральфа Никльби, Фейджина одноплановы. В одной плос­
кости строится и образ скряги Скруджа. Домби более сложен. Он
жесток и бездушен, эгоистичен, но его чувство к Полю велико и
переживания в связи со смертью мальчика мучительны. Еще более
сложен характер Эдит Грейнджер. Она выросла в мире, где все
продается и покупается. Ее тоже продали, выдав замуж сначала за
Грейнджера, а потом за мистера Домби. Эдит горда и высокомер­
на, но вместе с тем она «слишком унижена и подавлена, чтобы
спасти себя». И все же Эдит восстает против деспотизма Домби.
Унижение и гордость, подавленность и мятежность сочетаются в
ее натуре.
В «Домби и сыне» Диккенс создал образы людей из народа.
Каждый из них в отдельности и все они вместе противостоят миру
Домби не только в моральном, но и в социальном плане. Кочегар
Тудль и его жена, капитан Катль и лавочник Джиле, горничная
Сьюзен Ниппер воплощают в себе замечательные свойства про­
стых людей. Говоря о кочегаре Тудле, Диккенс, подчеркивает, что
этот рабочий — «полная противоположность во всех отношениях
мистеру Домби». Ему чужды лесть и преклонение перед силой зо­
лота.
Общий тон повествования в романе «Домби и сын» иной, чем
в предыдущих романах. Здесь нет места тому безграничному опти­
мизму, который определял характер юмора более ранних произ­
ведений Диккенса. Сильнее звучат ноты печали; гнев и возмуще­
ние сменяют веселый смех.
Создавая образы лицемеров, эгоистов, скупцов, Диккенс изоб­
разил их как нравственных уродов. Он считал, что зло — это урод218
ство, отклонение от нормы. Подчеркивая это уродство, Диккенс
использовал гротеск.
Диккенс широко пользовался приемом лейтмотива. Лейтмо­
тивом образа Каркера являются его блестящие белые зубы как
символ его хищности и коварства. «Череп, гиена, кошка, вместе
взятые, не могли бы показать столько зубов, сколько показывает
Каркер». Лейтмотив образа Домби — леденящий холод.
Т р е т и й п е р и о д т в о р ч е с т в а . Новым этапом в творче­
стве Диккенса стали 1850-е годы. В это время им были написаны
романы: «Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим» (The
Personal History of David Copperfield, 1850), «Холодный дом» (Bleak
House, 1853), «Тяжелые времена» (Hard Times, 1854), «Крошка
Доррит» (Little Dorrit, 1857) и роман о Французской буржуазной
революции XVIII в. — «Повесть о двух городах» (A Tale of Two
Cities, 1859). Это блестящие художественные полотна, в которых
подняты важные общественные проблемы.
Социальная система Англии, политический и общественный
строй, парламент и суд подвергались писателем критике. Диккенс
показывал гнилость английского государственного аппарата, бю­
рократизм и коррупцию. Творчество Диккенса 1850-х годов свиде­
тельствовало о еще большей демократизации мировоззрения пи­
сателя. Примером тому служат замечательные образы простых людей
(Одинокий Том, Обитатели Подворья Разбитых Сердец, рабочие)
и последовательное противопоставление их правящей верхушке.
Связь с народом и вера в народ, которые всегда были свойствен­
ны Диккенсу, еще больше усилились в его социальных романах
1850-х годов.
Характерная особенность произведений Диккенса этого пери­
ода заключается в преобладании в них сатиры над юмором.
В форме жизнеописания героя написан роман «Жизнь Дэвида
Копперфилда». По своему построению и общему тону повествова­
ния он отличается от остальных произведений Диккенса 1850-х
годов; роман написан в мягких лирических тонах, ему свойствен
тонкий юмор. Этот роман можно рассматривать как переходное
произведение от ранних периодов творчества писателя к более
поздним. Повествование ведется от первого лица. Это лирические
воспоминания рассказчика о годах его детства и юности. Тради­
ция романа о судьбе молодого человека («Приключения Оливера
Твиста», «Жизнь и приключения Николаса Никльби»), к которой
Диккенс вновь обращается, претерпевает существенные измене­
ния. Новым в «Жизни Дэвида Копперфилда» является стремление
писателя показать характер героя в процессе его становления,
в противоречиях и внутренней борьбе. Образ Дэвида лишен той
односторонности и прямолинейности, ко