Загрузил tqaymne

referat

Реклама
Министерство образования и науки Украины
Одесская государственная академия строительства и архитектуры
Кафедра философии, политологии, психологии и права
Реферат по философии на тему:
«Антропологический материализм л. Фейербаха.
Формы, виды и способы регулирования
общественный отношений»
Выполнил:
студент группы А-241
Таки Мосааб
Научный руководитель:
Каранфилова Е.В.
Одесса-2021
1.
Введение1:
Отказ от традиций метафизики, который произошел в XVIII веке, разрушил основу
единства всей системы знания. В результате произошло никогда прежде с такой
определенностью не проводившееся разделение бытия на мир природы и мир
человека. Это разделение последовательно осуществил Кант, основоположник
немецкого идеализма. Видным представителем немецкого идеализма был Гегель
(1770-1831). Отправляясь от философии Канта, он в то же время подверг пересмотру
его понятие трансцендентального субъекта, предложив рассматривать в качестве
такового историю человечества в целом. Гегель создал на объективно-идеалистической
основе систематическую теорию диалектики. Последователем Гегеля первоначально
был Фейербах (1804-1872), но затем 1839 году подверг критике гегелевский идеализм,
показав его связь с религией. Фейербах выдвинул в центр своей философии человека,
трактуемого как биологическое существо, абстрактный индивид.
Введение2:
В отечественной науке теории права у понятия «правовое регулирование» нелегкая
судьба. С одной стороны, этот термин упоминается практически во всех теоретикоправовых и отраслевых юридических исследованиях как «само собой разумеющийся»
и чуть ли не общеизвестный. С другой - до сих пор отсутствует концепция этого
правового явления. В понятие правового регулирования исследователями
вкладывается настолько много различных признаков, что выхолащивается само его
содержание, а его многочисленные характеристики (способы, формы, элементы,
характер, свойства, средства, предметы, метод, типы, звенья, этапы) не только с трудом
субординируются, но и пересекаются, совпадают и взаимодействуют в самых
разнообразных, нередко не поддающихся формальной логике, вариантах. Во многом
это обусловлено изолированным исследованием отдельных сторон этого правового
явления, без учета диалектической связи категорий и явлений, составляющих правовое
регулирование, что влечет их смешение и необоснованное противопоставление.
Следует отметить, что в некоторых классических работах по теории права вообще
отсутствует рассмотрение вопроса о правовом регулировании как отдельной проблемы
2. Антропологический материализм Л. Фейербаха
Антропологический материализм:
Согласно Фейербаху, единственными объективными реальными вещами
являются природа и человек. Он призывает перейти от размышлений о
потусторонних сущностях, как это делают идеалисты, к изучению природы и
человека. Основой философии, ее исходным пунктом должен быть человек, а
не абсолютная идея. Поэтому Фейербах сам назвал свою философию
«антропологией». За отправной пункт решения вопроса о соотношении бытия и
мышления берется человек. Человек, по Фейербаху, есть единство
материального и духовного. Однако для него человек – это, абстрактное
биологическое, природное существо, поэтому Фейербах не смог ответить на
вопрос, почему сознание людей разных социальных групп неодинаково.
Фейербах делает попытку, исходя из антропологического материализма,
рассмотреть различные формы общественного сознания и прежде всего
религию. Не Бог создал человека, а человек Бога. Божественная сущность,
утверждает Фейербах, это не что иное, как человеческая сущность,
освобожденная от индивидуальных границ, объективированная, а затем –
обожествленная, почитаемая в качестве потусторонней сущности, т. е. Бога.
Буквально все вопросы бытия и познания Фейербах рассматривает исходя из
человеческой сущности как природной, ибо он не противопоставляет человека
природе, а считает человека частью природы. Приступая к характеристике
природы, Фейербах указывает, прежде всего, на ее материальный характер.
Природа материальна, чувственна. Материя вечна, не имеет начала и конца, т.
е. бесконечна; она никем не сотворена. Причина природы находится в самой
природе. «Природа есть причина себя самой», – повторяет он вслед за
Спинозой. Природа – это свет, электричество, магнетизм, воздух, вода, «огонь,
земля, растения, человек и т. д. Качество неотделимо от бытия предметов и
составляет их действительное бытие. Формами существования материи
являются пространство и время. Он утверждал, что необходимость,
причинность, закономерность представляют собой естественные силы.
Фейербах выступал не только против идеализма, но и против вульгарного
материализма Фохта, Молешотта, которые сводили психические явления к
материальным физико-химическим и физиологическим процессам. Он
постоянно подчеркивал, что истина не есть ни материализм (имея в виду
вульгарный материализм), ни идеализм, а только антропология. 1
Антропологический принцип
Первые представления о человеке возникают задолго до самой философии. На
начальных этапах истории людям присущи мифологические и религиозные
формы самосознания. В преданиях, сказаниях, мифах раскрывается понимание
природы, предназначения и смысла человека и его бытия. Кристаллизация
философского понимания человека происходит как раз на базе заложенных в
них представлений, идей, образов и понятий и в диалоге между
формирующейся философией и мифологией. В средние века человек
рассматривается прежде всего, как часть мирового порядка, установленного
Богом. А представление о нем самом, как оно выражено в христианстве,
сводится к тому, что человек есть «образ и подобие Бога». Но согласно этой
точки зрения в реальности этот человек внутренне раздвоен вследствие его
грехопадения, поэтому он рассматривается как единство божественной и
человеческой природы, которое находит свое выражение в личности Христа.
Поскольку каждый изначально обладает божественной природой, он имеет
возможность внутреннего приобщения к божественной «благодати» и тем
самым сделаться «сверхчеловеком». В этом смысле концепция сверхчеловека
часто развивается и в русской религиозной философии.
Единство души и тела, но именно душа является «двигателем» тела и
определяет сущность человека. Философская антропология эпохи Возрождения
формируется под влиянием зарождающихся капиталистических отношении,
научного знания и новой культуры, получившей название гуманизм. Если
религиозная философия Средневековья решала проблему человека в
мистическом плане, то философия эпохи Возрождения (Ренессанса) ставит
человека на земную основу и на этой почве пытается решить его проблемы. В
противоположность учению об изначальной греховности человека она
утверждает естественное стремление его к добру, счастью и гармонии. Ей
органически присущи гуманизм и антропоцентризм. В философии этого
периода Бог не отрицается полностью. Но, несмотря на пантеизм, философы
делают своим знамением не его, а человека. Вся философия оказывается
проникнута пафосом гуманизма, автономии человека, верой в его безграничные
возможности. Основоположник немецкой классической философии И. Кант
ставит человека в центр философских исследований. Для него вопрос «Что
такое человек?» является основным вопросом философии, а сам человек —
«самый главный предмет в мире». Кант стремится утвердить человека в
качестве автономного и независимого начала и законодателя своей
теоретической и практической деятельности. При этом исходным принципом
поведения должен быть категорический императив — формальное внутреннее
повеление, требование, основанное на том, что всякая личность является
самоцелью и самодостаточна и поэтому не должна рассматриваться ни в коем
случае как средство осуществления каких бы то ни было даже очень благих
задач. В отличии от немецкого идеализма материалист Л. Фейербах утверждает
самоценность и значимость живого, эмпирического человека, которого он
понимает, прежде всего, как часть природы, чувственно-телесное существо.
Антропологический принцип, являющийся стержнем всей его философии,
предполагает именно такое понимание человека. Антропологический монизм
Фейербаха направлен против идеалистического понимания человека и
дуализма души и тела и связан с утверждением материалистического взгляда
на его природу. Но самого человека Фейербах понимает слишком абстрактно.
Его человек оказывается изолированным от реальных социальных связей,
отношений и деятельности. В основе его философской антропологии лежат
отношения между Я и Ты, при этом особенно важными в этом плане
оказываются отношения между мужчиной и женщиной. Философия, согласно
Фейербаху, стремится раскрыть действительную природу вещей, и, прежде
всего, разобраться в вопросе о сущности человека. А для этого, считает
Фейербах, философия должна заняться жизнью людей как их материальным,
чувственным общением с природой и друг с другом. Таким образом,
центральная проблема всякой философии — соотношение идеального и
материального — решается Фейербахом не на вселенском уровне, как у его
предшественника Гегеля, а на уровне жизнедеятельности отдельного человека.
В результате вопрос о тождестве мышления и бытия, который находится в
центре внимания всей немецкой классики, у Фейербаха обретает вид
психофизической проблемы, то есть вопроса о соотношении души и тела.
Непосредственное тождество души и тела, а значит, идеального и
материального, Фейербах усматривает в головном мозге человека. Иначе
говоря, Фейербах непосредственно отождествляет душу и тело, доказывая, что
на уровне головного мозга это одно и то же. Тем самым Фейербах, отказавшись
от идеализма, игнорирует и те открытия, которые были сделаны Фихте,
Шеллингом и Гегелем. Ведь серьезным завоеванием немецкого идеализма
явилась трактовка души как системы деятельных способностей человека. Мозг
есть орудие мыслящего субъекта, доказывали они, и как раз при помощи мозга
и других телесных и культурных органов субъект создает идеальные образы
внешнего мира.
Атеизм Л. Фейербаха
Главное в содержании учения Фейербаха — атеизм. Фейербах сводит
религиозный мир к его земной основе, сущность религии — к сущности
человека. Делает это он более осмотрительно и тонко, чем французские
материалисты XVIII в. Религия для Фейербаха — не злокозненный обман, а
необходимая и весьма важная форма духовности человека. Разница состоит в
трактовке. Фейербах вкладывает в нее натуралистический смысл: религию
порождает чувство зависимости от природы, затем возникает чувство
взаимозависимости людей. Атеисты, говорит Фейербах, объявляли причиной
религии страх. Но это неполное и недостаточное определение. Когда опасность
миновала, страх переходит в радость по поводу того, что ничего не случилось, в
благодарность высшей силе, устранившей угрозу. Религиозный культ рождает
чувство благоговения, т. е. страха и любви одновременно. Поэтому чувство
зависимости, по Фейербаху, — единственное верное объяснение религии.
Фейербах отрицает Бога, но не религию. «Фейербах вовсе не хочет упразднить
религию; он хочет усовершенствовать ее». Фейербах Л. Избранные
философские произведения Фейербаха не устраивают современные формы
религии, и прежде всего христианство. Существенная часть христианства —
вера в чудо. «Но что такое чудо? Это не что иное, как осуществившееся
супранатуралистическое желание. Чудо насыщает голодных, исцеляет
слепорожденных, глухих и хромых, спасает людей от опасностей жизни,
воскрешает мертвых по просьбе их родственников. Следовательно, чудо
удовлетворяет человеческие желания, которые не всегда имеют в виду только
себя, как, например, желание воскресить мертвого, но всегда претендуют на
чудесную силу, чудесную помощь и поэтому являются сверхъестественными».
Фейербах указывает на психологические корни веры в Бога: религия сулит
исполнение желаний. Человек, по крайней мере благоденствующий, страшится
смерти и желает бессмертия. Христианские догматы учитывают и эту сторону
психологии человека. «…Воскресение Христа есть удовлетворенное желание
человека непосредственно увериться в своем личном существовании после
смерти — в личном бессмертии как в чувственном, несомненном факте». Чем
больше
человек
отчуждается
от
природы,
тем
субъективнее
и
противоестественнее становится его духовный мир, тем больше он боится
природы и тех естественных вещей и процессов, которые ей присущи.
Свободный, «объективный» человек тоже замечает отрицательные стороны
природы, но считает их неизбежным следствием и потому подавляет свое
чувство как ложное. «Субъективный» человек, живущий только эмоциями,
подчеркивает эти стороны природы с особенным отвращением, он считается не
с законами логики и физики, а только с произволом своей фантазии, он
устраняет все, что ему не нравится, оставляя то, что ему по душе. Ему нравится
чистая, незапятнанная дева, и в то же время ему нравится мать, но только
такая мать, которая, не испытав беременности, уже носила бы ребенка на
руках. Так возникает образ Богородицы. Итак, сущность христианства —
чувство, человеческие переживания в их облегченном варианте. Приятнее
страдать, чем действовать; приятнее быть спасенным и освобожденным
другим, чем самому освобождаться; приятнее любить, чем добиваться. Для
чувства необходим субъективный, личный объект. Чувство успокаивается
только на одной личности, множество дробит его. Поэтому политеизм, по
Фейербаху, уступает место монотеистической религии. Христианство
отличается от языческих верований утверждением субъективизма. Индивид,
оторванный от природы, от других людей, от общества, — вот объект попечения
в христианской религии. Христианский Бог — это обожествленная личность,
очищенная от всего того, что человек мыслит как ограничение и зло. В споре
Канта и Гегеля о доказательствах бытия Бога Фейербах, разумеется, на стороне
Канта: из одного только понятия нельзя выводить бытия. Но Кант, по его
мнению, не прав в том, что вообще разбирал вопрос о бытии Бога как
логическую проблему. Действительное, эмпирическое бытие дают только
чувства. Следовательно, и опровергать бытие Бога надо на уровне чувств,
указывая на ту чувственную способность в человеке, которая рождает
представление о высшем существе. Сила воображения есть истинное место
пребывания неосязаемого, но чувственного по существу бытия — бытия Бога.
Религия рассекает мир человека надвое; наряду с действительным возникает
мир фантастический, господствующий над первым. В религиозных верованиях
человек объективирует, опредмечивает собственное несовершенство; все
нерешенные земные проблемы он переносит на небо. Фейербах усвоил
исторический взгляд на религию. Причем, если для его предшественников
христианство выступало как высшая форма религии (для Канта —
олицетворение морали, для Шеллинга- откровение Божье, для Гегеля —
манифестация разума), для Фейербаха христианство — исторически
преходящая форма. Он выступает против христианской формулы «Бог есть
любовь». Любовь здесь только предикат, а Бог- субъект. «…Чем же является
этот субъект в отличие от любви?.. В положении «Бог есть любовь» субъект
является тьмою, в которой прячется вера; а предикат — светом, которым
впервые освещается сам по себе темный субъект. В предикате я проявляю
любовь, а в субъекте — веру. Любовь не наполняет всего моего духа: я
оставляю еще место и для не любви, когда я мыслю Бога как субъект в отличие
от предиката. Поэтому я не могу не терять из виду или мысль о любви, или
мысль о субъекте и должен жертвовать то любовью ради личности Бога, то
личностью Бога ради любви. История христианства достаточно подтверждает
это противоречие… Это теоретическое противоречие должно было неизбежно
проявиться и практически. Неизбежно, — ведь любовь в христианстве замарана
верою, она не берется свободно и в чистом виде. Любовь, ограниченная верой,
— не подлинная любовь… Здесь мы имеем любовь проклинающую,
ненадежную любовь, которая не дает мне никакой гарантии, что она не
превратится в ненависть, ведь если я не признаю Символа Веры, то я выпадаю
из сферы царства любви, делаюсь предметом проклятия и гнева Божия, так как
существование неверных оскорбляет Бога и является как бы сучком в его глазу.
Христианская любовь не преодолела ада, так как она не преодолела веры.
Любовь сама по себе находится вне сферы веры, а вера — вне сферы любви.
Но любовь является не верующей потому, что она не знает ничего более
божественного, чем она сама, потому что она верит только в самое себя, как
абсолютную истину… Истинная любовь себе довлеет…». Фейербах ратует за
религию без Бога, религию любви человека к человеку. Любовь есть
универсальный закон разума и природы. Поэтому она должна быть высшим и
первым законом человека. «Человек человеку Бог — таково высшее
практическое основоначало, таков и поворотный пункт всемирной истории.
Отношение ребенка к родителям, мужа к жене, брата к брату, друга к другу,
вообще человека к человеку, короче, моральные отношения сами по себе суть
истинно религиозные отношения». Там же, с. 308 Фейербах обожествляет
простые законы человеческого общежития и нравственности. Он придает
религиозный смысл половой любви и браку: «…любовь к женщине есть
основание всеобщей любви. Кто не любит женщины, не любит человека»
Таким образом, из внутренней связи людей, основанной на чувстве любви,
возникает альтруистическая мораль, которая, по убеждению Фейербаха,
должна встать на место иллюзорной связи с богом. Любовь к богу, согласно
немецкому философу, есть лишь отчужденная, ложная форма подлинной
любви — любви к другим людям.
2. формы, виды и способы регулирования общественный отношений:
Очевидно, что правовое регулирование, являясь одной из базовых теоретикоправовых категорий, нуждается в комплексном, системном анализе с целью
построения самостоятельной непротиворечивой научной теории, учитывающей
в логической последовательности все аспекты этого правового явления и
способной объяснить его закономерные характеристики, в том числе формы
правового регулирования. Вопрос о формах правового регулирования, как ни
странно, обычно не поднимается в теоретико-правовых работах. Эта категория,
как правило, упоминается вскользь и в смешении с другими характеристиками
правового регулирования. Например, Т.Н. Радько приравнивает элементы,
формы и средства правового регулирования, причисляя к ним нормы права,
юридические факты, правоотношения, праводееспособность, правовые статусы
и т.п.их отношений». Такой подход был характерен в целом для советской
юридической литературы. Так, А.М. Витченко отмечал, что правовое
регулирование – это «упорядочение общественных отношений путем
подчинения участников этих отношений воле государства при помощи норм
права с момента наступления юридического факта». Таким образом, право –
это только закон, то, что установлено государством, и правовое регулирование
начинается с закрепления государством правовых норм. В связи с этим стоит
заметить, что как и в других сферах регулирования субъектами такого
регулирования сегодня выступает не только государство. Одной из очевидных
тенденций в правовом регулировании в мировой практике последних лет мы
видим усиление локального, корпоративного нормотворчества, увеличение
объемов саморегулирования. Широкую известность и распространенность
приобрел
процесс
государственного
дерегулирования
общественных
отношений. Однако это не означает, что такие отношения выходят из правового
поля, они выходят лишь из сферы государственно-правового регулирования.
Обратимся к анализу теоретико-правовой доктрины по этому вопросу. Прежде
всего, мы отмечаем два основных подхода к выделению главного признака
правового регулирования: установление правовых норм государством или
охрана правовых норм государственным принуждением. Иными словами,
акцент делается либо на субъекте установления права, либо на субъекте его
охраны и гарантирования (принуждения). С.Н. Кожевников под правовым
регулированием понимает «осуществляемое государством при помощи права и
совокупности правовых средств упорядочение общественных отношений, их
юридическое закрепление, охрану и развитие». При этом в качестве признаков
правового регулирования автор указывает на целенаправленный характер и на
процесс влияния при помощи юридических средств, не выделяя такого особого
субъекта регулирования, как государство. Р.З. Лившиц полагает, что «нормы
права – это прежде всего правила поведения, получившие, как правило (курсив
наш. – И.К.), государственную апробацию и потому обладающие потенциальной
принудительной силой». В качестве примера норм права, не получивших
государственную апробацию, ученый называет обычаи, нормативность которых
основана на «авторитете общественных традиций»: «нормы права непременно
проходят через органы государства. И при возведении идеи в норму, и при
обращении в норме реально существующих отношений сам процесс
формирования и принятия нормы непременно проходит через эти органы.
Единственное исключение – обычаи. Но в силу своей постоянно
уменьшающейся роли обычаи оказываются тем самым “негосударственным”
исключением, которое лишний раз подтверждает государственный характер
формирования норм». Однако далее он отмечает, что в сфере правового
регулирования оказываются отношения, как регулируемые государственными
правовыми нормами, так и отношения «непосредственно ими не
регулируемые». Возникает закономерный вопрос: что это за отношения,
которые входят в сферу правового регулирования, но при этом не регулируются
установленными государством правовыми нормами? Т.Н. Радько определяет
правовое регулирование как «регламентацию общественных отношений
посредством общеобязательных правил поведения и основанных на них
предписаний индивидуального значения, обеспеченных в необходимых случаях
государственным принуждением». Он усматривает в правовом регулировании
систему разнопорядковых юридических средств (юридические факты, правовые
отношения, праводееспособность, правовой статус граждан, компетенция
органов государства, правовое положение субъектов права). И опять же мы
видим, что правовое регулирование – это «особый формализованный метод
государственной (курсив наш. – И.К.) регламентации действий субъектов
права»15. Хотя автор, например, в нормах права выделяет два свойства: «они
могут воздействовать на поведении людей (оказывают на них мотивационное
влияние) и регулировать его, порождая конкретные правоотношения или
вызывая необходимость издания правоприменительных актов в целях внесения
четкости, формальной определенности и гарантированности в регулируемые
отношения». Очевидно, что такими свойствами могут обладать правила
поведения, исходящие не только от государства. Интерес в контексте
настоящего исследования представляет также подход Д.А. Керимова,
предлагающего различать «правовое регулирование» и «регулирование
правом»: правовое регулирование может быть реализовано всеми
юридическими средствами, а регулирование права заключается в
нормативности
и
общеобязательности
воздействия
в
интересах
господствующего класса и обеспечивается государственным принуждением». В
научной литературе имеются и широкие определения правового регулирования.
Так, А.В. Малько пишет, что «механизм правового регулирования – это система
юридических средств, организованных наиболее последовательным образом в
целях упорядочения общественных отношений, содействия удовлетворению
интересов субъектов права», «организационное воздействие правовых средств,
позвол яющее в той или иной степени достигать поставленных целей, т.е.
результативности, эффективности» Среди элементов правового регулирования
ученый называет норму права, юридический факт или фактический состав,
правоотношение, акты реализации прав и обязанностей, охранительный
правоприменительный акт (факультативно). Безусловно, вопрос о правовом
регулировании связан с проблемой определения понятия права. Очевидно, что
от типа правопонимания будет зависеть и понимание правового регулирования.
Если находиться на крайне позитивистских позициях, в которых право – это
установленные и охраняемые государством правила поведения, то субъектом
правового регулирования может выступать только государство: «цель правового
регулирования заключается в обеспечении определенного (желательного для
государства) поведения людей и соотносится с реальным их поведением
(результат) и государственно-властными ресурсами (мерами государственного
принуждения), которые оказались необходимыми для приведения поведения
людей в соответствие с предписаниями правовых норм». Как писал А.Я
Вышинский, «право – совокупность правил поведения, выражающих волю
господствующего класса, установленных в законодательном порядке, а также
обычаев и правил поведения, санкционированных государственной властью,
применение которых обеспечивается принудительной силой государства в
целях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков,
выгодных и угодных господствующему классу»Но, справедливости ради, надо
заметить, что современный позитивизм представляется более мягким.
Например, В.Н. Синюков определяет право как «систему общеобязательных
формально
определенных
норм,
обеспечиваемых
государством
и
направленных на регулирование поведения людей в соответствии с принятыми
в данном обществе юридическими критериями (принципами) социальноэкономической, политической и духовной жизни»
ется и интеграционное, широкое понимание права как особой правовой
реальности, выходящей как за рамки позитивного права, так и за рамки
свободы или правосознания: «подлинной реальностью права оказывается не
столько жесткий механизм властного принуждения, сколько тонкая паутина
особых ментальных состояний – правовых смыслов. Основополагающими
правовыми
смыслами
(установками
правосознания)
выступают
фундаментальная обязанность уважать чужое право и дополняющая ее
обязанность отстаивать собственное право. Результатом следования этим
принципам оказывается утверждение: в отношениях между людьми –
добросовестности, честности и точности в выполнении обязательств, в образе
мысли – правовой установки, которая выражается: по отношению к другим – в
примате справедливости над состраданием, по отношению к себе – в идее
правомочия или в стремлении к независимому достижению выгоды и
благополучия», а «относительно автономными уровнями правовой реальности
(формами бытия права) являются: а) мир идей (идея права); б) мир знаковых
форм (правовые нормы и законы); в) мир социальных взаимодействий
(правовая жизнь). Они представляют собой уровни становления права, которые
выражаются в развертывании концепции правовой реальности от абстрактных
ко все более конкретным определениям». Помимо государства творить такую
правовую реальность могут многие субъекты. Возможность негосударственного
правового регулирования
С учетом целей настоящего исследования
представляется важным вопрос о соотношении правового регулирования и
правового воздействия. В специальной литературе отмечается, что «правовое
регулирование заключается в целенаправленном правовом воздействии на
определенные сферы правовых отношений. С.С. Алексеев, первым
предложившим понятие механизма правового регулирования, определи его как
«взятую в единстве всю совокупность юридических средств, при помощи
которых
обеспечивается
правовое
воздействие
на
общественные
отношения»Однако
при
традиционном
подходе
понятие
«правовое
воздействие» считается по содержанию шире понятия «правовое
регулирование» и включает в себя не только правовое регулирование, но и
иные формы влияния права на поведение людей: «правовое воздействие – это
результативное, нормативно-организованное влияние на общественные
отношения как специальной системы собственно правовых средств (норм
права, правоотношений, актов реализации права и применения), так и иных
правовых явлений (правосознания, правовой культуры, правовых принципов,
правотворческого процесса)». Среди форм воздействия права на
общественные отношения принято выделять, помимо правового регулирования,
информационно-психологическую,
воспитательную
и
социальные
формыФундаментальное
понимание
правового
регулирования
как
осуществляемого исключительно в государственно-правовой форме давно
сталкивается с вызовом такого правового явления, как корпоративное
нормотворчество. И нельзя сказать, что этот вызов отечественной наукой
теории права удачно принят.Теоретико-правовое понимание корпоративных
норм и нормотворчества не отличается большим разнообразием. Под
корпоративными нормами понимают «правила поведения, регулирующие
отношения участников общественных объединений (политических партий,
союзов, добровольных обществ, клубов по интересам, кооперативов,
товариществ, общественных фондов, компаний, акционерных обществ и
др.)»или «правила поведения, создаваемые в объединениях, организациях,
регулирующие отношения между их членами. Речь идет о нормах таких
организаций, как профсоюзы, политические партии, кооперативы (творческие,
научные и др.), предпринимательские союзы». При этом указывается на
принципиальное отличие корпоративных и правовых норм: субъект создания
(государство или корпорация) и возможность (при нарушении правовых норм)
или невозможность (при нарушении корпоративных норм) применения
государственного принуждения. Отмечается также, что за нарушение
корпоративных норм может последовать только «мера общественного
воздействия». Однако, на наш взгляд, такие представления уже давно не
соответствуют реальной правовой действительности.
уре замечено также, что корпорации – это особая группа юридических лиц
(хозяйственные товарищества и общества, крестьянские (фермерские)
хозяйства, хозяйственные партнерства, производственные и потребительские
кооперативы,
общественные
организации,
общественные
движения,
ассоциации (союзы), нотариальные палаты, товарищества собственников
недвижимости, казачьи общества, внесенные в государственный реестр
казачьих обществ в Российской Федерации, общины коренных малочисленных
народов Российской Федерации), а локальным нормотворчеством занимаются
не только корпорации, и было предложено заменить термин корпоративные
нормы на автономные нормы. Однако, на наш взгляд, от замены термина
теоретико-правовая ситуация с корпоративным нормотворчеством не
улучшится. Следует сохранить принятый в теории права термин корпоративное
нормотворчество, поскольку здесь корпорации фактически приравниваются к
разнообразным организациям, как имеющим, так и не имеющим статус
юридического лица. Другой вопрос, нетерминологического свойства,
заключается в том, что учение о корпоративных нормах и нормотворчестве
должно быть не только значительно доктринально пересмотрено, но и во
многих аспектах создано практически заново. Прежде всего, представляется
необоснованным вывод о том, государство не обеспечивает принудительной
силой корпоративные акты. Уставы, другие учредительные документы, иные
внутренние корпоративные документы (положение об общем собрании
участников (акционеров), положение о директоре, положение о ревизионной
комиссии и др.), локальные трудоправовые документы (положение об оплате
труда, положение о дисциплинарной ответственности, положение о
премировании работников и др.) охраняются принудительной силой государства
и нередко являются нормативной правовой основой судебных решений.
Вероятно, корпоративные, внутриорганизационные нормативные акты могут
носить как правовой, так и не правовой характер. Ни наукой теорией права, ни
отраслевыми правовыми науками не проведен водораздел между этими актами.
Как верно заметила О.А. Кузнецова, «здесь важнейшей проблемой является
вопрос о том, какие автономные нормы берется обеспечивать государство.
Объемы внутриорганизационного нормотворчества могут быть поистине
безразмерными, поскольку к ним могут быть отнесены любые акты, объективно
необходимые для осуществления деятельности организации и не
противоречащие законодательству... Очевидно, что автономное нормативноправовое творчество хозяйствующих субъектов не может быть безграничным:
право на него должно быть предусмотрено законом либо в форме прямого
предписания принять автономный акт, либо в форме отсылки к возможности
принятия автономного акта»Но вопросы по-прежнему остаются, например,
будет ли государство охранять силой своего принуждения такой
внутриорганизационный акт, как Положение о парковке автотранспорта на
территории предприятия, если предприятие нарушит права работника на такую
парковку? Каким образом можно выяснить и понять намерение государства
принудительно поддерживать своей властью корпоративный акт в том или ином
случае? В.М. Сырых среди нормативного правового регулирования выделяет:
федеративное нормативное правовое регулирование (осуществляемое
федеральными органами власти и управления), нормативное правовое
регулирование субъектов Российской Федерации (осуществляемое их органами
власти
и
управления),
муниципальное
правовое
регулирование
(осуществляемое органами местного самоуправления) и локальное
нормативное правовое регулирование (осуществляемое органами управления
коммерческих и некоммерческих организаций) А.А. Иванов различает общее и
локальное правовое регулирование, считая, что последнее не является
нормативным. С этим трудно согласиться. Нормативность заключается в том,
что общественные отношения регламентируются формально-определенными и
обязательными (для тех, кому они предписаны), обращенными к
неопределенному кругу лиц правилами поведения. Проводить разграничение
между локальным и нормативным регулированием по сфере регулирования не
вполне обосновано. Точно также как, например, муниципальные правовые
нормы распространяются на членов соответствующего местного сообщества –
жителей
муниципального
образования,
таким
же
образом
внутриорганизационным правовые нормы распространяются на членов
соответствующей организации. В обоих случаях круг адресатов нормы
индивидуально не определен. Количество таких членов по большому счету
значения не имеет: в Российской Федерации есть муниципальные образования,
количество членов которых значительно уступает количеству членов отдельных
крупных организаций и юридических лиц.Следует также заметить, что элементы
механизма правового регулирования соответствуют как государственному, так и
корпоративному
правовому
регулированию.
Так,
при
реализации
корпоративных норм (например, Положения о премировании) мы можем видеть
такие элементы (звенья), как норма, юридический факт, правоотношение, акт
реализации прав и обязанностей, охранительный правоприменител
Выводы:
1.Антропологический материализм Л.Фейербаха:
Фейербах - последовательный и воинствующий материалист. Для него в мире
существует лишь одно бытие - материя. Для него "Материя" и "Бытие" понятия
тождественные, и он часто употребляет одно понятие вместо другого.
Существование независимого от материи или наряду с материей духа он не
признавал. Философ был основателем антропологического принципа в
философии, который потом плодотворно использовался в разнообразнейших
философских школах 19-20 веков. Фейербах считает, что все философские
проблемы следует разрешать через человека, полагая в центр человека. А
потому материализм Фейербаха точнее было бы назвать материализмом
антропологическим.
Согласно Фейербаху, единственными объективными реальными вещами
являются природа и человек. Он призывает перейти от размышлений о
потусторонних сущностях, как это делают идеалисты, к изучению природы и
человека. Основой философии, ее исходным пунктом должен быть человек, а
не абсолютная идея. Поэтому Фейербах сам назвал свою философию
«антропологией».
Фейербах делает попытку, исходя из антропологического материализма,
рассмотреть различные формы общественного сознания и прежде всего
религию. Не Бог создал человека, а человек Бога.
Буквально все вопросы бытия и познания Фейербах рассматривает исходя из
человеческой сущности как природной, ибо он не противопоставляет человека
природе, а считает человека частью природы.
Приступая к характеристике природы, Фейербах указывает, прежде всего, на ее
материальный характер. Природа телесна, материальна, чувственна. Материя
вечна, не имеет начала и конца, т.е. бесконечна; она никем не сотворена.
Причина природы находится в самой природе.
Проблемы религии всегда занимали центральное место в творчества
Фейербаха. Причину происхождения религии Фейербах усматривал в страхе и
зависимости человека от природы и законов общественной жизни. Религия, по
Фейербаху, порождается теми земными условиями, в которых находится
человек. "Религия - это сон человеческого духа, но и во сне человек находится
не на небе, а на земле",- писал он.
Раздумья над сущностью человеческого су­щества Л. А. Фейербах начинает с
критики религии. Философ рассматривает Бога как идеализированного
человека. Все атрибуты Бога — человеческие идеалы, которые не на­шли
воплощения в реальной жизни. Посколь­ку человек — многомерное существо,
которое органически объединяет в себе физическое тело, разум, эмоции,
чувства, потребности и т. п., воз­никает опасность создания иллюзорного мира,
например, с помощью страха, который созда­ет абсолютных Богов, служащих
человечес­кому эгоизму в поиске путей удовлетворения желаний. По мнению
философа, человек выступает основой всего, что существует.
Противопоставление гегелевскому идеализ­му реализуется у Фейербаха в
формировании, по его же мнению, истинной философии. Та­кая философия
должна основываться на мате­риализме, причем таком, который ориентиро­ван
не просто на природу, а главным образом на человека, не только на разум, а и
на чув­ственность. Настоящая суть реальности видит­ся Фейербаху не в самой
по себе природе, а природе, которая выступает как «базис чело­века».
Началом нового, материалистического периода в творчестве Фейербаха
следует считать 1839 год. Именно в этом голу он окончательно порывает с
гегелевской философией и становится материалистом. “Темой всех моих
позднейших сочинении, - говорит Фейербах, - является человек как субъект
мышления, тогда как прежде мышление само было для меня субъектом и
рассматривалось мною как нечто самодовлеющее”. В произведении “К критике
философии Гегеля” Фейербах впервые целиком и навсегда переходит на
позиции материализма.
Фейербах открыто склоняется к атеизму и намечает проблему психогенезиса
религиозных догматов,
как своеобразных метафизических иллюзий
человеческого ума. В позднейших сочинениях Фейербах в ещё более резкой
форме развивает свой сенсуализм, натурализм и антропологизм. Он уже
склоняется к материализму и в этом отношении является одним из первых
представителей неоматериализма, вышедшего из «крайней левой»
гегельянства.
2.формы, виды и способы регулирования общественный отношений:
Способ правового регулирования - это установленная в нормах права,
юридически значимая информация, содержащая позицию государства
касательно
существующих
или
будущих
общественных
отношений
(недопустимость, необходимость, желательность либо нейтральная позиция запрет, позитивное обязывание и дозволение соответственно), обладающая
свойством оказывать при помощи общего психологического и специального
юридического механизма воздействие на поведение людей. Способы
регулирования - это государственно- властное суждение о должном порядке
функционирования правовых
юридической категории.
связей
и
явлений,
облаченное
в
форму
Способы правового регулирования представляют собой персонифицированное
выражение общей воли государства; посредством них право говорит
конкретному субъекту: "тебе запрещено", "ты обязан", "ты имеешь право". Они
выполняют функцию стимулятора в выборе необходимого при данных условиях
варианта поведения лицами, к которым адресовано управленческое,
нормативное предписание. В этом смысле они служат одним из побудительных
факторов в механизме правового регулирования, обеспечивающих перевод
нормативности права в упорядоченность общественных отношений и
создающих тем самым организованность социальных связей в различных
областях жизни.
Способы правового регулирования - первичные, исходные клеточки правовой
материи, из которых складываются основные конструктивные построения
позитивного права, типы регулирования, в отличие от методов, которые
являются в определенном смысле производными от способов инструментами.
Если способ, как правило, рассматривается с позиции воздействия права на
поведение людей на основе единичной нормы либо ограниченной группы норм,
то метод считается одним из критериев разграничения целых отраслей права.
В зависимости от направленности регулирования выделяют три основных
способа: позитивное обязывание, запрет и дозволение
список использовать литературы:
1. Философия: Учебник / Под ред. А.Ф.Зотова, В.В. Миронова, А.В. Разина [Текст]. — М.,
Академический проспект Проект: Фонд «Мир».- 2005.
2. Алексеев П.А., Панин А.В. Философия: Учебник [Текст]. — М., ТК Велби, Изд-во
Проспект.- 2003. — 608 с.
3. Гегель. Энциклопедия философских наук. Наука логики, I.1.М.,1974 4. Спиркин А.Г.
Философия: Учебник [Текст]. — М., Гардарика.- 2000. Поставьте оценку первым.
1. Abakumova E.B. Civil and legal regulation of business activity of an individual: abstract ...
PhD in Law. M., 2009 (in Russ.).
2. Alekseev S.S. Mechanism of legal regulation in the socialist state. M., 1966. P. 30 (in
Russ.).
3. Alekseev S.S. Legal means: problem statement, concept, classification // Sov. State and
Law. 1987. No. 6. P. 14 (in Russ.).
4. Antinazi A. Encyclopedia of sociology. M., 2009 (in Russ.).
5. Baimuratova Z.M. Self-regulating organizations in the field of business: administrative and
legal aspect: abstract ... PhD in Law. M., 2010. P. 10 (in Russ.).
6. Business. Explanatory dictionary / under the General editorship of I.M. Osadchaya. M.,
1998 (in Russ.).
7. Varlamova N.V. Effectiveness of legal regulation: rethinking the concept // Jurisprudence.
2009. No. 1. P. 214 (in Russ.).
8. Vasiliev A.V. Problems of legal regulation of individual entrepreneurial activity in the
Russian Federation: abstract ... PhD in Law. Volgograd, 2005 (in Russ.).
9. Vitchenko A.M. Method of legal regulation of socialist public relations. Saratov, 1974. P.
26 (in Russ.).
10. Volokhova E.V. Legal regulation of entrepreneurial activity under Russian legislation:
theoretical and legal research: abstract ... PhD in Law. Rostov n/ D., 2006 (in Russ.).
11. Vyshinsky A. Ya. Questions of the theory of state and law. M., 1949. P. 84 (in Russ.).
12. Gerasimov A.A. Legal regulation of the activities of self-regulating organizations:
abstract ... PhD in Law. M., 2011. P. 8 (in Russ.).
13. Grishina Ya. S. Public legal means of ensuring the quality and safety of socially necessary
goods as a means of ensuring a decent existence // Herald of the SPbU of the Ministry of
internal Affairs of Russia. 2013. No. 2 (58). P. 66 - 72 (in Russ.).
14. Zolotukhin A.V. On the issue of distinguishing the concepts of "legal means" and "law as
a means" // herald of the Tajik state University of law, business and politics. Ser. social
Sciences. 2015. No. 3 (64). P. 141 (in Russ.).
https://works.doklad.ru/view/MtQAG5wNNVk.html
http://gospravo-journal.ru/s102694520012739-3-1/
https://justicemaker.ru/view-termin.php?id=1083
https://bank.nauchniestati.ru/primery/referat-na-temuantropologicheskij-materializm-l-fejerbaha/
1. Материализм Фейербаха [Электронный ресурс] – Режим доступа:
http://www.di-mat.ru
2. 1. См.: Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2016.
Скачать