Загрузил Zuhriddin Saydullayev

Учебно метод разработка СР

Реклама
МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО
СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
КАРШИНСКИЙ ФИЛИАЛ
ТАШКЕНТСКОГО ИНСТИТУТА ИНЖЕНЕРОВ ИРРИГАЦИИ
И МЕХАНИЗАЦИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА
Кафедра гуманитарных дисциплин
МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ
для выполнения самостоятельных работ
по русскому языку
(для всех направлений бакалавриата)
Карши - 2021
1
Данное методическое пособие для выполнения самостоятельных работ по
русскому языку студентами всех направлений бакалавриата разработано на
основе Учебной программы русского языка для всех направлений
бакалавриата, согласованной Министерством высшего и среднего
специального образования Республики Узбекистан от 29 августа 2020 года,
утверждённой Национальным университетом Узбекистана имени Мирзо
Улугбека от 30 июня 2020 года и составлено с учётом специфики учебной
работы в национальной аудитории и предназначено для профессоров преподавателей и студентов.
Цель – приобретение языковых знаний, развитие русской речи, выработка
и совершенствование речевых навыков, приобщение к чтению и пониманию
текстов, формирование навыков чтения, слушания, аудирования на основе
грамматического и художественного материала и формирование некоторых
аспектов культурологического компонента коммуникативной компетенции.
Методическое пособие для выполнения самостоятельных работ по
русскому языку состоит из 15 тем для самообразования, включающих в себя
теоретический и практический материал.
Составитель:
Рецензенты:
Рахматова Д.П. – ассистент кафедры
гуманитарных дисциплин Каршинского филиала ТИИМСХ
АминоваЗ.П. – кандидат педагогических наук, доцент
кафедры узбекского языка и литературы КарИЭИ
Ярматова М. – старший преподаватель кафедры
узбекского языка и литературы КарИЭИ
Файзиева К.А. – старший преподаватель кафедры
гуманитарных дисциплин Каршинского филтала ТИИИМСХ
Касимова Ф.Ш – асисстент кафедр гуманитарных
дисциплин Каршинского филиала ТИИИМСХ
Методическое пособие для выполнения самостоятельных работ по
русскому языку рассмотрено, утверждено и рекомендовано к использованию
в учебном процессе на заседании кафедры гуманитарных дисциплин
(протокол № 17 от 09. VI. 2021 года) и Методического совета Каршинского
филиала ТИИИМСХ (протокол № 10 от 24. VI. 2021 года).
2
ПРЕДИСЛОВИЕ
Данное методическое пособие для выполнения самостоятельных работ по
русскому языку студентами всех направлений бакалавриата составлено с
учётом специфики учебной работы в национальной аудитории и предназначен
для профессоров - преподавателей и студентов.
Цель – приобретение языковых знаний, развитие русской речи, выработка
и совершенствование речевых навыков, приобщение к чтению и пониманию
текстов, формирование навыков чтения, слушания, аудирования на основе
грамматического и художественного материала и формирование некоторых
аспектов культурологического компонента коммуникативной компетенции.
Методическое пособие для выполнения самостоятельных работ по
русскому языку включает как теоретический, так и практический материал и
состоит из 15 тем, включающих в себя изучение грамматики («Определение
рода имён существительных по значению и окончанию», «Множественное
число имён существительных», «Определение рода имён существительных по
связи с другими частями речи»), стилистики («Написание реферата на одну из
тем по специальности»), литературы (Ю.В.Бондарев «Простите нас», Г.Гулям
«Ты не сирота», «А.С.Пушкин в Узбекистане», И.А.Бунин «Кавказ»,
Ч.Айтматов «Солдатёнок», Зульфия «Пришла весна, спрашивает о тебе»,
К.Г.Паустовский “Телеграмма», М.Ю.Лермонтов «Листок, И.А.Крылов
«Басни»).
При изучении тем для систематизации полученной информации,
выделении
главного,
существенного
в
содержании
материала,
самостоятельного формирования выводов, обобщения; проверки знаний
полученных сведений, орфографических и пунктуационных навыков
предоставлены задания и вопросы для устного и письменного выполнения;
тесты и образцы методов новых педагогических технологий («Интеллект
карта», «Двухчастный дневник», «Трёхчастный дневник», «Тонкие и Толстые
вопросы», «ПОПС-формула») для самостоятельного изучения отдельных тем,
вопросов литературных произведений и творчества русских и узбекских
писателей; грамматические таблицы и иллюстрации.
3
Тема 1. Определение рода имен существительных по значению и
окончанию
В русском языке имена существительные бывают мужского, женского или
среднего рода.
Род имён существительных узнаётся по значению и по окончанию.
По значению к именам мужского рода относятся названия лиц мужского
пола:
отец, учитель, дедушка, дядя;
к именам женского рода – названия лиц женского пола:
мать, учительница, бабушка, тётя;
из названий людей только слово дитя среднего рода.
Существительные, к которым можно приставить слово мой относятся к
мужскому роду: мой отец, мой край, мой портфель.
Существительные мужского рода можно заменить местоимением он:
Мой брат - физик. Он работает преподавателем.
Имена существительные мужского рода оканчиваются:
1) на согласную - институт, город;
2) на – й
- музей, герой;
3) на – ь
- день, дождь.
Существительные, к которым можно приставить слово моя относятся к
мужскому роду: моя мать, моя родина, моя вещь.
Существительные женского рода можно заменить местоимением она:
Моя сестра студентка. Она учится в институте.
Имена существительные женского рода оканчиваются:
1) на – а
- страна, газета;
2) на – я
- земля, песня;
3) на – ь
- жизнь, площадь.
Существительные, к которым можно приставить слово моё относятся к
среднему роду: моё письмо, моё полотенце, моё имя.
Существительные среднего рода можно заменить местоимением оно:
Отправь моё письмо. Оно лежит на столе.
Имена существительные среднего рода оканчиваются:
1) на – о
- окно, дело;
2) на – е, -ё
- здание, ружьё;
3) на – мя
- время, знамя.
4
Мужской род
(он – мой)
автобус
трамвай
автомобиль
Женский род
(она – моя)
книга
статья
тетрадь
Средний род
(оно – моё)
село
поле, бельё
пламя
Род имён существительных на –Ь.
Имена существительные с мягким согласным в конце основы могут быть и
мужского и женского рода.
Мужской род
все существительные (названия лиц)
с суффиксами –тель; - арь
читатель, писатель, руководитель
секретарь, библиотекарь, токарь
Женский род
все существительные с суффиксом
– ость
радость, новость, храбрость
существительные, обозначающие
названия месяцев на мягкий
неодушевлённые предметы и
согласный – январь, февраль, апрель, имеющие на конце слова –знь, -сть,
июнь, июль, сентябрь, октябрь,
-сь, -вь, -бь, -пь: жизнь, честь, высь,
ноябрь, декабрь
любовь, прорубь, степь
Задание 1. Прочитайте текст. Определите род выделенных существительных.
ВЕСЕННЕЕ УТРО
Солнце взошло. Небо голубое. Воздух чист и прозрачен. Кругом трава.
Цветёт яблоня. Журчит ручей.
Вот запела птица. Это соловей. Его песня заполнила весь сад.
Наступило весеннее утро.
Задание 2. Выпишите в одну колонку существительные, обозначающие лиц
мужского пола, а в другую – соответствующие им, обозначающие лиц
женского пола.
Образец: артист – артистка.
Артист, практикантка, физкультурник, героиня, студент, родственница,
племянник, писатель, сотрудница, работник, герой, практикант, внучка,
читательница, внук, родственник, писательница, школьник, физкультурница,
читатель, артистка, работница, сотрудник, племянница, школьница, студентка.
5
Задание 3. Заполните таблицу, используя следующие слова.
Премия, место, мотор, деревня, музей, химия, зуб, заявление, племя, весна,
сердце, баня, музыка, орошение, санаторий, пьеса, ведро, пламя, бой, урожай,
фабрика, искусство, завод, поле, станция, балет, зеркало, пуля, май, ветер.
Мужской род
Женский род
Средний род
Задание 4. Восстановите русские пословицы.
1)Какой ..., такой и трактор. 2) ... рыбака видит издалека. 3) … ходит без сапог.
4) Не молот железо делает, а .... 5) У хорошего … пила острая.
Слова для справок: кузнец, сапожник, рыбак, тракторист, пильщик.
Задание 5. Перепишите, добавляя к существительным мужского рода
местоимение мой, к существительным женского рода – местоимение моя, к
существительном среднего рода – моё.
Образец: Мой народ. Моя страна. Моё счастье.
Народ, страна, счастье, фамилия, плечо, одежда, край, стихотворение, сон,
лекция, имя, мыло, группа, вагон, костюм, дыня, полотенце, сапог, герой,
яблоня, хлопок, ружьё, шкаф, биография, работа, огород, кресло, соловей,
платье, лампа, знамя, трамвай, пальто, бумага, сарай, звено.
Задание 6. Выпишите сначала все имена существительные мужского рода, а
потом – женского.
Скромность, заместитель, декабрь, рукопись, боязнь, тополь, июнь, мышь,
память, аптекарь, преподаватель, мысль, ложь, болезнь, обязанность, надпись,
исследователь, вещь, мелочь.
Задание 7. Спишите. Существительные, данные в скобках, поставьте в
единственном числе, скобки отбросьте.
Образец: Острый (ножи) – острый нож.
Острый (ножи). Красивая (вещи). Летняя (ночи). Большой (мячи). Полевая
(мыши). Чёрный (грачи). Зелёный (камыши). Душистый (ландыши). Русская
(печи). Резиновый (плащи). Крупный (выигрыши). Ненужная (мелочи).
Пламенная (речи). Старшая (дочери).
6
Тема 2. Работа по рассказу Ю.В. Бондарева «Простите нас!»
Использование «Интеллект карты»
Всегда есть время признать
и исправить ошибки
Юрий Васильевич Бондарев
ПРОСТИТЕ НАС!
Южный экспресс задержался здесь не более
пяти минут. Павел Георгиевич долго стоял на
безлюдной платформе и слушал горячую
трескотню кузнечиков за насыпью степного
разъезда.
После духоты вагона, утомительных дорожных
разговоров в накуренном купе за полночным
преферансом, ненужных знакомств, после
надоедливого поскрипывания полок Павла
Георгиевича охватила неправдоподобная тишина,
казалось, совсем как в детстве.
Он не без удовольствия сел на чемодан, перекинул плащ через плечо и
сидел так, оглядываясь со счастливым облегчением. Хотя по роду своей
профессии ему не так много приходилось ездить, он непонятно почему любил
нефтяной запах шпал, гудки паровозов, спешащий перестук колес, мотание из
стороны в сторону последней площадки, где в руке кондуктора мелькал
выцветший свернутый флажок, теплый ветер от бегущих вагонов — все это
будило смутное желание к движению, к перемене мест.
Иногда в Москве, до глубокой ночи засиживаясь над чертежами, он
подымал голову, глядя в распахнутое в тополя окно, и, задумавшись, подолгу
слушал, как вкрадчиво над спящим городом перекликались на вокзалах
ночные поезда. Порой гудки мешали ему, будоражили его, и отчего-то тогда
вспоминалась вечереющая степь с пыльным закатом над темными стогами, и,
подхваченный волнением, он бросал работу, на цыпочках, чтобы не разбудить
жену, уходил из дому, бродил по пустынным и тихим улицам.
Павел Георгиевич Сафонов работал на большом заводе конструктором, был
известен, с годами привык к этой известности и, казалось, даже немного устал
от нее, как порой устают люди, когда к ним рано приходит успех и
удовлетворение. В этом году Сафонов, утомленный сложной зимней работой,
был в санатории на Южном берегу Крыма. Ослепительно-солнечный юг с его
острой, сухой жарой, неестественно экзотическими пальмами на бульварах,
прокаленный песок пляжа, купание и процедурное лежание под теплым
7
йодистым дуновением моря, весь санаторный режим располагали к безделью,
одолевала курортная лень, и мысли в эту жару тоже были притупленные,
ленивые, и хотелось быстрее в Москву, к осенним дождям, к мокрому
асфальту, к блеску фонарей в лужах.
Южный экспресс, на котором Сафонов возвращался из санатория, мчал его
по знакомым местам, где Павел Георгиевич родился, вырос, где он не был
много лет. Утром, глядя в овлажненные окна тамбура на прохладную степь,
Сафонов с какой-то грустной обостренностью вспоминал то, что уже было
полузабыто: вот он, мальчишка, в грязной сатиновой рубашке, с цыпками на
руках, бежит по этой ледяной от росы степи, бежит вслед за поездом
неизвестно куда, и отяжелевшая от влаги трава хлещет его по коленям,
приятно холодит ноги… Сколько тогда ему было лет? Порой ясно чудилось,
будто вместе с Верой он идет по лунным косякам на Шахтинском холме,
внятно и резко пахнет из низин полынью, и потрескавшиеся, обветренные
губы Веры тоже пахнут полынью. Воспоминания возвращали его в давний
прожитый (а может быть, непрожитый) мир, говорили, напоминали, что ему
уже за сорок и что не так много сделано в его жизни, где давно, отмеченная
прочными вехами, первая молодость прошла.
И вдруг его непреодолимо потянуло побывать в родном своем степном
городке: побродить по нему, почитать афиши на заборах, увидеть старые
названия улиц, узнать, что изменилось в нем за многие годы, непременно
встретить знакомых школьных лет, таких далеких, словно их и не было. Ему
страстно захотелось посидеть с другом юности Витькой Снегиревым гденибудь в летнем кафе, под тентом, за холодным пивом, вспомнить то наивное,
давнее и милое, что уже никогда не повторится, но что все-таки было когда-то
в его жизни.
И хотя это желание победило, Павел Георгиевич с ироническим видом
потер нос (в свои годы он иногда подтрунивал над собственными желаниями),
вошёл в купе, где все спали, подумал еще раз, уложил чемодан, взял плащ и, к
удивлению заспанного проводника, бесшумно подметающего в коридоре,
сошел на маленьком разъезде этим ранним августовским утром. Он сошел не
на вокзале в городе, а именно здесь, чтобы дойти до города пешком.
Южный экспресс с жаркими от зари стеклами, с запыленными занавесками
тронулся, полетели вдоль насыпи бумажки, поднятые ветром, и ушел быстро;
дымки почти беззвучного паровоза таяли среди сиренево стекленеющего неба
далеко на западе, все стихло.
Только у самой насыпи неумолчно звенели, трещали в неестественной тишине
кузнечики.
Сидя на чемодане, Сафонов не без волнения выкурил папиросу, подумал:
«Необычайно хорошо!» — и с наслаждением вдохнул на полную грудь зябкий
и чистый, как ключевая вода, воздух. Степь, по-летнему пестрая, в этот
спокойный час утра тепло и ало краснела за холмами на востоке. Там, в эту
пылающую, мнилось, бесконечность пылила вдали по косогору грузовая
машина, и, четко вырезанные по красному, проступали терриконики, дальние
8
силуэты водонапорной башни, оазисы беленьких домов, острые верхушки
тополей.
С насыпи Павел Георгиевич не торопясь спустился в степь, как в чашу,
полную еще сырой прохлады; тугой волной обдавало горьковатым запахом
полыни. И пока он выбрался на дорогу, колени его стали влажными от росы,
на плащ, на брюки нацеплялись репейники, чемодан облепили мокрые
лепестки.
Он шагал по дороге, приятно утопая ботинками в мягкой пыли, затем сорвал
прутик с молодой липкой кожицей; по-мальчишески сбивая росу, ударил им
по головке какого-то фиолетового цветка у обочины (название которого в
детстве знал, но теперь забыл). Из глубины цветка неожиданно поднялся
сонный золотистый шмель, весь в намокшей пыльце, и тяжело, сердито
прогудел мимо.
— Ишь ты! — сказал Павел Георгиевич, провожая его веселым взглядом. —
Прости, если потревожил…
Когда Сафонов вошел в родной городок, окраины встретили его длинными,
через всю дорогу, тенями от старых тополей; кое-где в садах подымался
синеватый самоварный дымок, ветви обогретых солнцем яблонь свешивались
через заборы. Сафонов шел, помахивая прутиком, глубоко вдыхал запах
садовой свежести, этот смолистый самоварный дымок — эти запахи,
эти тени от тополей напоминали детство, голубятню, игры в Чапаева,
сокрушительные набеги на чужие сады, — как давно это было! Да было ли?
Весь день он ходил по городу и не узнавал его. И город не узнавал
Сафонова. Старинный степной этот городок был точно заново заселен, заново
выстроен; комфортабельно блещущий зеркальными витринами центр его
кишел пестрой, куда-то спешащей через перекрестки толпой, милиционеры, с
шоколадно опаленными солнцем лицами, в белых кителях, заученнощегольски взмахивая палочками, регулировали движение; разомлевшие,
потные люди стояли на троллейбусных остановках в пятнистой тени акаций,
везде продавали газированную воду, как в Москве, как на улице Горького… А
раньше тут зевали от жары, лениво покрикивали краснолицые, бородатые
мороженщики в передниках, похожие на дворников, и залитые зноем улицы
были безлюдны, накалены, только собаки лежали в прохладе крылец, дремали,
высунув языки, и в белой запыленной полыни стонали куры.
Он четыре раза не спеша проходил по той улице, где родился и где прежде
стоял его низенький глинобитный домик. Теперь на этом месте был бульвар,
молодой, свежий, с песчаными аллеями, исполосованный тенями, солнечными
пятнами. И этот бульвар, которого никогда не было, совсем не помнил и не
знал детства Павла Георгиевича, не знал, как здесь он неуклюже поцеловал у
несуществующей сейчас калитки Веру, и она, странно потрогав пальцами свои
губы, откинув голову, сказала с беспомощной растерянностью: «Теперь на
всю жизнь, да?»
9
Сафонов сел на скамью, долго оглядывал бульвар с томительно
замирающим сердцем. Ничего не осталось от прежнего, от его детства, ничего
не осталось… И было обидно, непонятно это, будто жестоко и зло обманули
его, отняли что-то у него, чего нельзя было отнимать.
Но где сейчас Витька Снегирев, где Вера? Витька — первая мальчишеская
преданность, Вера, как говорят, — первая любовь, мучительная и
трогательная, с записками в школе, с мягко падающим снегом на крыльцо, с
первым неумелым поцелуем, который он помнил…
Павел Георгиевич посмотрел на детские коляски, на малышей в белых
панамах, ползающих среди песка, на загорелого парня в безрукавке,
угловатую, как подросток, девушку с веточкой акации в зубах, совсем
незнакомых, медленно идущих по аллее бульвара, и поднялся, каким-то
постаревшим движением перекинул плащ через руку. Он почему-то
почувствовал себя экскурсантом в этом городе.
Но его вдруг потянуло на Садовую, там, на этой окраинной улице, густо
заросшей деревьями, жил в том мире детства Витька Снегирев, а на углу, возле
аптеки, в маленьком доме, — Вера. Он хотел что-нибудь узнать о них: «Что с
ними? Как они?»
Садовая улица была прежней, седые акации вперемежку с тополями,
разросшиеся вдоль забора, переплелись над ней, образовали над всей улицей
зеленый темный шалаш, и мохнатыми гусеницами валялись на тротуаре
тополиные сережки, как тогда, в детстве. Сафонов глядел по сторонам на эти
милые с детства, затененные листвой одноэтажные дома, на слабо
поблескивающие стекла летних террас, пышно увитые плющом, и жадно искал
здесь старое, знакомое, неповторимое.
«Вот он, домик… Витьки Снегирева! Да, да! Дом № 5». Этот номер с
фонарем едва виден был сквозь плотные ветви деревьев, и Павел Георгиевич
даже удивленно улыбнулся, сдвинул шляпу на затылок. И, тут же
почувствовав мгновенную нерешительность, поднялся на ступеньки
старенького, скрипучего крыльца, нагретого солнцем; запахло сухим деревом.
Его встретила пожилая женщина. Он не знал ее. «Нет, Снегиревы здесь
после войны не живут, уехали все. Может, запамятовала, но вроде бы они в
Свердловске. Кажись, сын у них — директор завода. Два года назад в отпуск
приезжал. А вы кто будете, гражданин? Сродственник им или как?»
Павел Георгиевич, слушая, снял шляпу, теребил ее в руках; наконец, поняв
все, досадливо пробормотал невнятные слова: «Да, дальний родственник» —
и с едким чувством горечи и какого-то обмана тихо спустился с крыльца.
Куда идти? И все-таки он не терял еще надежды найти кого-либо, узнать о
ком-нибудь, он хорошо помнил, не выпускал из памяти островерхую крышу
аптеки в дальнем конце улицы и рядом домик под тополями, где когда-то жила
Вера.
Однако к этому дому, видневшемуся за вывеской аптеки, он подходил с
такой опаской, робостью, с таким внезапно поднявшимся в нем волнением, что
10
пришлось остановиться на углу под тополями, справиться со сбившимся
дыханием. Неужели он еще любил ее? Не понимал, что владело им, женатым
и семейным человеком, — возможно, мгновенное чувство острого сожаления,
что все получилось как-то не так, возможно, воспоминания о тех первых
ощущениях мелькнувшего давным-давно счастья.
Он вытер пот со лба, нажал кнопку звонка. И ждал, опять теребя пальцами
шляпу, преодолевая неуверенность.
Постаревшая Верина мать (он тотчас узнал ее, но она не сразу узнала его:
«Боже мой, Павлуша, ты ли это? Приехал, Павлик?»), нелепо суетясь и
виновато извиняясь за беспорядок в комнате, усадила его на диван и стала
слишком поспешно расспрашивать и одновременно говорить, что «мы
слышали, все знаем, как ты далеко пошёл», а он, едва понимая ее, с
нетерпением ожидая, когда она кончит задавать вопросы, спросил наконец
запнувшимся голосом:
— А где Вера?.. Где она?
— Ве-ера? — Она странно посмотрела на него. — Вера? — повторила она
тише и отвернулась, подняла руку, точно загораживая лицо.
Ему стало душно.
— Где она? — почти шепотом повторил он.
— Разве ты не знаешь, Павлуша? Нет Веры… Нет Веры… Она ведь на войне
санитаркой…
— Не может быть, — растерянно и глухо сказал Сафонов.
Потом он помнил: Верина мать, провожая его, все смотрела ему, казалось, в
самые зрачки текучим, задумчивым взглядом и повторяла грустно:
— Как жаль, как жаль!.. Вы вместе росли…
Сафонов ощущал себя окончательно разбитым. Он теперь не знал, куда
идти, кого искать, и совсем бесцельно зашел в летнее кафе на углу. Было жарко
и все так же душно, не хотелось есть, но, когда подошел официант, он заказал
две бутылки пива, долго сидел в шуме, бестолковом говоре под теневым
зонтиком, устало глядя на город, весь зеленеющий акациями, южный по своей
белой и солнечной красоте и почему-то чужой ему сейчас.
И было тоскливо, одиноко, досадно; и, не допив пиво, чувствуя
раздражение, неудовлетворенность, он неожиданно для самого себя
расплатился и не без последнего упорства пошел снова бродить по городу со
слабой надеждой.
Но он так никого и не встретил. А в десятом часу вечера, вконец усталый и
будто ограбленный, он направился в сторону вокзала, вышел на 1-ю
Пристанционную. В тихих сумерках зажигались фонари, неподвижно
зажелтели в пролете улицы, от садов резко и свежо потянуло прохладой,
загорелся свет в домах, за забором на террасе заиграла радиола.
По шоссе в сторону городского парка с шелестом проносились уже
освещенные, как зеленые аквариумы, троллейбусы; на углу зыбко
переливалась неоновыми зигзагами реклама кинотеатра.
11
В этом городе никто не знал его. Только Верина мать…
Павел Георгиевич подошел к троллейбусной остановке, надел плащ, поднял
голову и внезапно в проеме улицы увидел свою школу — четырехэтажная, с
темными окнами, она стояла, как и тогда… Она не изменилась. Она была
прежней, как в детстве, как много лет назад.
Он несколько минут, не отрываясь, смотрел на темный силуэт школы,
затем, точно кем-то подталкиваемый, отчаянно махнул рукой, вошел в
пустынный чернеющий школьный парк… И с радостным утомлением сел под
старой акацией, возле которой когда-то на переменах играли в фанты. Это
бывало весной, когда земля еще приятно отдавала сыростью!.. Он ощупал
скамью, погладил ствол акации и засмеялся, как будто он встретил очень
давнего знакомого, до боли доброго, совсем не изменявшегося знакомого,
который все знал о Павле Георгиевиче, и Павел Георгиевич все знал о нем…
Неужели он когда-то сидел за партой? Неужели когда-то, во время весенних
экзаменов, был над школой глухой гром и майский ливень обрушился на город
с веселой яростью первой грозы? И прошел с бурным плеском в асфальт, с
шумом дождевых струй по ветвям, со звоном в водосточных трубах, с
фиолетовыми над мокрыми домами молниями… И тогда хотелось бросить
экзамены, бежать вместе с мальчишками под этим веселым теплым дождем и,
задрав штаны, болтать ногами в парных лужах, которые еще пузырились, но в
них уже отражалось посветлевшее небо.
«Да, ведь это было!» Он представил все ярко и, с волнением и
любопытством опять посмотрев на темное здание школы, вдруг заметил
справа, в сырой темноте парка под густыми акациями, красный огонек,
пробивающийся меж ветвей. Неужели Мария Петровна?.. Здесь жила Мария
Петровна, его учительница по математике, как же он сразу о ней не подумал,
не вспомнил! Всегда он был ее любимцем, она пророчила ему блестящее
математическое будущее…
И, вскочив со скамьи, Сафонов зашагал по аллее в глубину парка, а когда
близко увидел маленький домик под деревьями, тусклый свет в окне,
задернутом красной занавеской, он даже задыхался. Сколько лет они не
виделись! Здесь ли она теперь? Жива ли? Что с ней? Как много было связано
с этим именем «Мария Петровна»!...
И Сафонов осторожно, сдерживая дыхание, взошел на крыльцо. Он хотел
постучать — дверь оказалась открытой, он вошел в неосвещенную переднюю,
пахнущую керосином. Под дверью в комнату лежала щель света.
Сафонов постучал. Ответа не последовало.
Сафонов в растерянности нажал на запертую дверь и тут только понял: в
доме никого не было. И тогда, усмехнувшись над самим собой, послушав, как
в пустой, должно быть, комнате играло радио, Сафонов ощупью в темной
передней пошел к выходу. Он задел за что-то плечом, с грохотом упало ведро.
Павел Георгиевич машинально наклонился, хотел поднять это ведро и
выронил шляпу, с сердцем выругавшись: «Че-ерт возьми совсем!..»
12
— Кто там? — послышалось за его спиной.
Павел Георгиевич выпрямился, полуобернулся. В освещенном проеме
двери стояла невысокая худенькая женщина, и он сразу, еще не различив лица,
узнал ее…
— Мария Петровна, — тихо и зовуще сказал Павел Георгиевич, — вы меня
узнаете?
— Входите, — сказала она тем вежливым, строгим голосом, каким, очевидно,
обращалась к родителям своих учеников, когда те приходили «поговорить».
Павел Георгиевич вошел, опустив руки, и, глядя в близоруко прищуренные
глаза своей учительницы, повторил:
— Вы не узнаете? Мария Петровна, это я…
Она несколько секунд всматривалась в него снизу вверх, он видел ее
болезненно-бледное, состарившееся, будто источенное лицо, и в эту минуту,
сдерживая жалость, отметил про себя, как сильно она изменилась, стала еще
более тонкий, хрупкой, только седые волосы были коротко и знакомо
подстрижены.
— Паша Сафонов… Паша? — проговорила она почти испуганно, и Павлу
Георгиевичу показалось, что лицо ее задрожало. — Садись, пожалуйста…
Прости, у меня кавардак… Садись, пожалуйста, вот сюда. К столу, Паша… Ты
приехал?
— Да, да, я сейчас, я сейчас! — обрадованно заговорил Сафонов, с
неловкостью вешая плащ, шляпу на вешалку, где виднелось одинокое пальто
Марии Петровны. И, вешая, не понимал, не знал, почему это он, взрослый,
солидный человек, робел, краснел, как школьник, как в те годы.
Он хотел пожать Марии Петровне руку, но сдержался и не пожал, как не
жмут при встрече руку матери, и сейчас же потянулся за папиросами и, вынув
коробку, спросил совсем стеснительно:
— Можно?
Они сели за стол. Мария Петровна с непонятной настороженностью, с
неверием, улыбаясь ему своими близорукими глазами, быстро повторяла:
— Ну вот, Паша, ты приехал… не узнать. Ты в командировку, по делам?
— Я проездом, Мария Петровна, — ответил он и не сказал, что отдыхал на
юге, о чем говорить было, наверно, легкомысленно и неудобно.
— Мы сейчас с тобой чай… Подожди, подожди, мы сейчас чай. — И она
встала и внезапно снова, как бы обессиленно, села, положив тонкие руки на
стол, неверяще улыбнулась. — Да, да, Паша… Совсем не ожидала. Вот Паша
Сафонов…
— Мария Петровна, чай не надо, — смущенно проговорил он. — Я только что
поужинал…
Пить чай ему не хотелось; хотелось ему только вот так сидеть за столом,
смотреть на Марию Петровну, говорить, спрашивать… Но Мария Петровна,
вроде не слушая его, взяла чайник, движения ее показались ему стесненными.
13
— Я сейчас, Паша… Прости, что я называю тебя так. Ты ведь теперь…
Она не договорила, вышла на кухню, и тут, приходя в себя, Павел
Георгиевич вздохнул освобожденно, провел ладонью по лбу, огляделся. Она
была, как и до войны, одинока и жила в той же маленькой комнатке с одним
окном в сад. Все было по-прежнему: стол, кровать, цветной коврик на стене,
какая-то вышивка на тумбочке, широкий вместительный шкаф, набитый
книгами; посреди стола — чернильница, стопка тетрадей, сбоку — красный,
аккуратно отточенный карандаш. В этой комнатке он был лишь один раз. Его
вызвала Мария Петровна и хмурилась, говорила с ним строго: кажется, тогда
он сделал прыгающую чернильницу и поставил ее на стол преподавательнице
немецкого языка. Сейчас Сафонов просто не поверил: пропасть времени
лежала между прежним Пашкой и настоящим Павлом Георгиевичем,
конструктором, вот в эту минуту не без смущения сидящим за этим столом.
Вошла Мария Петровна с чайником, весело сказала:
— Все готово! Ну, Паша, рассказывай о себе, что ты, как? А впрочем, я многое
о тебе знаю. Из газет, статьи, книгу твою читала. Ты женился? — поспешно
спросила она.
— Да, Мария Петровна, — ответил Сафонов.
Она подозрительно-ласково посмотрела на него.
— Счастлив?
— Как будто, Мария Петровна. У меня сын.
Она, точно не расслышав, сейчас же сказала:
— Ну хорошо! А как работа? Над чем работаешь?
— Над новой конструкцией, Мария Петровна.
— Ну и как? Удачно?
— Пока не знаю. Знаете что, Мария Петровна, давайте говорить о прошлом, о
школе…
Мария Петровна покачала головой, проговорила задумчиво:
— Я хорошо помню ваш класс. Довоенный класс. Это были озорные,
способные мальчишки.
И хорошо помню твою дружбу с Витей Снегиревым.
— А помните, Мария Петровна, как вы мне ставили «плохо» по алгебре? В
седьмом классе, кажется…
— Да. За то, что ты не делал домашних заданий, надеялся, что кривая вывезет.
А математика прекрасно тебе давалась. Но ты был ленив.
— Мария Петровна, а помните, я устроил систему шпаргалок?
— Это то изобретение, когда шпаргалка двигалась по ниточке между партами?
— Да! — Павел Георгиевич засмеялся. — А прыгающая чернильница? Нет,
сейчас бы я до такой штуки не додумался. Помню: сидел ночь, ломал голову,
высчитывал мощность пружинки, чтоб чернильница подпрыгнула именно в
тот момент, когда преподаватель макнёт ручку.
Мария Петровна прищурилась, словно сдерживая улыбку.
14
— А я хорошо помню другое; как ты, Паша, стоял вот перед этим столом…
Она не договорила, налила в чашки чай, взяла ложечку, задумалась и спросила:
— Ты помнишь Мишу Шехтера?
— Ну конечно! Завидовал ему! Мы в классе зачитывали его сочинения: «Образ
Татьяны», «Горе от ума». У меня ничего не получалось.
— Он стал журналистом, — медленно проговорила Мария Петровна. — Ездит
по всей стране, за границу, Часто читаю его статьи. И часто вспоминаю…
— Он заезжал?
— Нет.
— Да, — сказал Сафонов. — Разлетелись… Я слышал, Витька Снегирев —
директор завода на Урале. Не думал! Игнатцев Сенька — начальник главка,
слышали? Я его встречал в Москве. Солидный, не узнать. А он не заезжал?
— Что? — спросила Мария Петровна и, опустив глаза, тихонько кивнула: —
Ты пей чай, Паша…
— Мария Петровна, а кто заходил к вам, кого вы встречали еще из нашего
класса? — возбужденно спросил Сафонов. — Гришу Самойлова видели?
Артист. Помните, он корчил рожи, а вы ему сказали, что у него способности?
Занятный был парень.
— Я его видела только в кино, Паша.
— Я тоже. Неужели не приезжал?
Мария Петровна не ответила, она, наклонив голову, мешала ложечкой в
чашечке, и он увидел на её пальце неотмывшееся чернильное пятно, перевел
взгляд на ее источенное лицо и с какой-то внезапной жалостью, с любовью
увидел морщины вокруг ее губ, ее тонкую, слабую шею, коротко
подстриженные, сплошь белые волосы, и что-то больно, тоскливо сжалось у
Павла Георгиевича в груди. Он подумал, что, если бы она умерла, он не знал
бы этого. И не знали бы другие…
— Мария Петровна, — еле слышным голосом повторил Сафонов, — Витя
Снегирев, значит, не был у вас? Кажется, он в прошлом году заезжал сюда.
Она сидела, по-прежнему наклонив голову, и только замедлила движение
ложечки в чашке.
— Нет, не был…
— А кто был?
— Что? Ты, пожалуйста, пей чай. Остынет.
— Мария Петровна, а интересно, кто-нибудь пишет вам? Помните, был
Володя Бойков, Нина Винокурова? Боря Гмыря? Что-нибудь знаете о них?
Мария Петровна, опять не ответив, оглянулась на окно, там чернел сад, сквозь
деревья пульсирующе замелькал свет проходившего троллейбуса.
— Нет, Паша, — сказала она. — Ко мне часто заходит Коля Сибирцев. Он
работает на шахте. У него неудачно сложилась жизнь. Он часто заходит.
15
Сафонов смутно помнил Колю Сибирцева. Этот парень был, кажется, тихий,
робкий, ничем не приметный, никакими особыми способностями не
отличался, и Павел Георгиевич едва-едва представил его лицо.
— Плохо помню его, — пожав плечами, сказал он. — Забыл!
— Очень плохо, — не то насмешливо, не то осуждающе проговорила Мария
Петровна.
Они помолчали. Но от этих последних слов «очень плохо» Сафонову стало
не по себе, он понял двойной их смысл. В наступившей тишине он придвинул
чашку, неловко потянулся за сахаром и увидел, что Мария Петровна ищущим,
долгим взглядом смотрит на книжный шкаф. Он тоже посмотрел и заметил в
первом ряду знакомый корешок своей последней книги по самолетостроению.
— Мария Петровна, — тихо и полувопросительно проговорил он.
— Что, Паша?
— У вас, Мария Петровна, моя книга? — проговорил вполголоса Сафонов и
тотчас замолчал, вспомнив, что эту книгу он не присылал ей.
— Да, я читала.
Тогда он встал, вынул из шкафа свою книгу «Конструкция самолётов»,
полистал и, чувствуя, что лицо его начинает жарко гореть, проговорил
сконфуженно, с глупой готовностью:
— Мария Петровна, я вам надпишу. Разрешите?..
Неожиданно из книги выпал маленький листок, он торопливо поднял его, ясно
увидел свой портрет, вырезанный из газеты, и ошеломленно оглянулся на
Марию Петровну, — она мешала ложечкой и очень быстро говорила:
— Неплохая книга… Прочитала с интересом. А это из «Правды», Паша. Когда
я увидела, я дала тебе телеграмму.
Он так же поспешно, точно скрывая нечто порочащее его, неприятное, спрятал
листок в книгу и, охваченный стыдом и ненавистью к себе, теперь отчетливо
и хорошо вспомнил, что он действительно получил телеграмму два года назад
среди кучи других поздравительных телеграмм и не ответил на нее, хотя
ответил на другие.
Сафонов неясно помнил, что написал на книге, но хорошо помнил, как они
прощались: он как-то стыдливо снял свой роскошный плащ, который висел
рядом с потертым пальто старой учительницы, и с непроходящим ощущением
вины поклонился. Она зажгла в передней свет, вышла проводить.
Он молчал. Мария Петровна, тоже помолчав, вдруг спросила робко:
— Скажи, Паша, хоть капелька моей доли есть в твоей работе? Хоть чтонибудь…
— Мария Петровна, что вы говорите? — в замешательстве забормотал он. —
Если бы не вы!..
Она посмотрела ему в глаза, сказала вздрагивающим голосом:
16
— Ты думаешь, я не рада? Какой гость был у меня! Ты думаешь, я не скажу об
этом завтра своим ученикам?.. Иди, Паша, больших успехов тебе. Будь
счастлив…
Они простились. Он быстро пошел по дорожке ночного сада. И не
выдержал, оглянулся. Дверь передней была еще распахнута, и в темный парк
падал желтый косяк света. Мария Петровна стояла на крыльце, и худенькая,
неподвижная фигурка ее отчетливо чернела в проеме двери.
Всю дорогу до Москвы Сафонов не мог успокоиться, переживал чувство
жгучего, невыносимого стыда. Он думал о Витьке Снегиреве, о Шехтере, о
Самойлове — о всех, с кем долгие годы учился когда-то, и хотелось ему
достать их адреса, написать им гневные, уничтожающие письма. Но он не знал
их адресов. Потом он хотел написать Марии Петровне длинное извинительное
письмо, но с ужасом и отчаянием подумал, что не знает номера ее дома.
На большой станции Сафонов, хмурый, взволнованный, вышел из вагона.
Он зашел на почту и, поколебавшись, дал телеграмму на адрес школы, на имя
Марии Петровны. В телеграмме этой было два слова: «Простите нас».
Словарь:
Экспресс – odatdagidan tez yurar transport; преферансом – karta uyinining bir
turi; будоражить – bezovta qilmoq, hayajonga keltirmoq; чертёж – chizma;
степь – dasht; конструктор – mashina, inshoot va sh. k. loyihasini tuzuvchi
mutaxassis; известность – mashhurlik; погиб на фронте – frontda vafot etdi;
овлажнённый – namlangan; цыпки на руках – qo'llarning qovjirab yorilgan joyi;
обочина – yo'l cheti; репейник – chakamug’, sariqchoy (o’simlik); по косогору –
qiyalikdan; «далеко пошёл» – здесь: добился больших успехов в жизни;
чернильница – siyohdon; надписать – ustiga yozmoq; судьба – taqdir;
предвещать – bashorat qilmoq.
17
Вопросы к рассказу:
1. Как зовут главного героя рассказа?
2. Где работает главный герой?
3. Какую должность получил главный герой?
4. Куда направлялся главный герой?
5. На чём путешествовал главный герой?
6. О чём думал главный герой в пути?
7. Как звали школьную подругу главного героя?
8. Почему главный герой не доехал до города?
9. Как звали друга главного героя?
10.Что случилось с другом главного героя?
11.Что случилось с подругой главного героя?
12.Чего захотелось главному герою, узнав о случае с его друзьями?
13.В чей дом зашёл главный герой?
14.Какой предмет преподавала любимая учительница главного героя?
15.Кем учительница считала главного героя в детстве?
16.Какую судьбу предвещает главному герою любимая учительница?
17.Как звали любимую учительницу главного героя?
18.Кто из всего класса навещал учительницу?
19.Как сложилась судьба у большинства одноклассников?
20.Откуда главный герой отправил письмо для учительницы?
Задание 1. Составьте «Интеллект –карту» по рассказу Ю.В.Бондарева
«Простите нас!»
Образец интеллект карты «Жизнь и творчество М.Ю. Лермонтова»
18
Тема 3. Множественное число имён существительных
Множественное число имён существительных, как правило, образуется
при помощи окончаний – ы, – и (мужской и женский род) и
окончаний – а, – я (средний род).
Род
Мужской род
(-ы, -и)
Женский род
(-ы, -и)
Средний род
(-а, -я)
Твёрдое склонение
пол – полы
-ы
блокнот - блокноты
-ы
гора – горы
-ы
парта - парты
-ы
окно – окна
-а
письмо – письма
-а
Мягкое склонение
конь – кони
сарай – сараи
земля – земли
дверь – двери
море – моря
ружьё – ружья
-и
-и
-и
-и
-я
-я
Во множественном числе после Г, К, Х, Ж, Ш, Ч, Щ – окончание –И
Г
К
Х
Ж
Ш
Ч
Щ
+И
Мужской род
Враг - враги
Учебник – учебники
Стих – стихи
Этаж – этажи
Карандаш – карандаши
Врач – врачи
Товарищ – товарищи
Женский род
Книга – книги
Девушка – девушки
Муха – мухи
Лужа – лужи
Груша – груши
Задача – задачи
Роща – рощи
ЗАПОМНИТЕ! ИСКЛЮЧЕНИЯ.
Мужской
род
Женский
род
Средний
род
город – города, глаз – глаза, поезд – поезда, адрес – адреса,
паспорт - паспорта, профессор – профессора, учитель – учителя;
брат – братья, муж – мужья, стул – стулья, лист – листья;
сын – сыновья, друг – друзья; отец – отцы, день –дни;
человек – люди, ребёнок – дети.
Сестра – сёстры, жена – жёны, дочь – дочери, мать – матери.
Дерево – деревья, яблоко – яблоки, ухо – уши, имя – имена.
19
Лист – листы
бумаги
Лист – листья
Корень – корни
растения
Коренья для
супа
Зуб –зубы волка
Зубья пилы
Имена существительные, имеющие форму только
множественного числа
Слова, имеющие вещественное значение (вещественные существительные)
Белила, румяна, помои, консервы, сливки, щи, очистки, обои, опилки.
Названия игр, отрезков времени и состояний природы
Пятнашки, прятки, городки, будни, сутки, сумерки, потёмки, заморозки
Названия сложных или парных предметов
Шорты, джинсы, шаровары, сани, салазки, санки, перила, клещи, кусачки,
носилки, цимбалы
Собственные имена существительные
Кордильеры, Дубаи, Карпаты, Лужники, Фили, Холмогоры, Раубичи
Названия действий
Гастроли, выборы, манёвры, переговоры, проводы, сборы, хлопоты
20
Задание 1. Образуйте множественное число.
Помидор – помидоры; мандарин, лимон, апельсин, арбуз.
Ученик – ученики; малыш, студент, студентка, сапог, карандаш.
Газета – газеты; конфета, корова, лампа, парта.
Ручка – ручки; линейка, указка, шоколадка, подруга, нога, дорога.
Окно – окна; ведро, зеркало, поле, море, место.
Остров – острова; адрес, доктор, лес, поезд, глаз, дом, голос, берег, мастер,
парус, город, номер, доктор, мастер, учитель.
Учитель – учителя; якорь, тополь, слесарь, край, пекарь.
Крестьянин – крестьяне; парижанин, дворянин, горожанин, северянин,
англичанин, датчанин, египтянин, славянин, южанин.
Гусёнок – гусята; котёнок, медвежонок, жеребёнок, зайчонок, цыплёнок,
мышонок, ребёнок, козлёнок, верблюжонок, тигрёнок.
Брат – братья; колос, стул, прут, крыло, дерево, лист, полено, звено.
Яблоко – яблоки; плечо, окошко, зёрнышко, колено.
Небо – небеса; чудо.
Задание 2. Назовите предметы одним словом.
Образец: Хлеб, сыр, колбаса, молоко – это продукты.
1) Роза, ромашка, гвоздика – это ... .
2) Кошка, лев, тигр, носорог – это ... .
3) Картошка, капуста, морковка – это ... .
4) Самарканд, Бухара, Ташкент – это ... .
5) Яблоко, виноград, груша – это ... .
6) Футболист, боксёр, хоккеист – это ... .
7) Ученик, доктор, дедушка – это ... .
Задание 3. Заполните таблицу, приведёнными ниже словами.
Ракета, кудри, коридор, бегство, будни, одеяло, рис, салазки, ванна, бархат,
носилки, университет, клещи, искусство, домино, институт, профессия,
щипцы, халат, сумерки, корыто, сахар, костюм, коньки, молотьба, счёты,
бензин, вилы, серебро, сметана, очки, брюки, ножницы.
Слова, употребляющиеся
в обоих числах
Слова, употребляющиеся
только в ед. числе
21
Слова, употребляющиеся
только во мн. числе
Задание 4. Проведите стрелку к тому рисунку, которому соответствует
словосочетание.
Душистые цветы.
Волчьи зубы.
Горячие хлебы.
Свежие коренья.
Зелёные листья.
Яркие цвета.
Железные зубья.
Белые листы.
Высокие хлеба.
Корни дерева.
22
Тема 4. Определение рода имён существительных по связи с
другими частями речи
Использование метода «Поиск соответствий»
Род – грамматическая категория имён существительных, каждое из
которых относится к одному из трёх родов. Не могут иметь рода
существительные во множественном числе.
Род бывает: семантический, морфологический и синтаксический.
Семантический род (определение рода по смыслу) встречается только у
существительных, называющих людей и иногда животных мужского и
женского пола (семантика пола). Такие существительные образуют родовые
пары (корреляты):
дядя – тётя, бык – корова, баран – овца и т.д.
корреляты образуются с помощью суффикса:
лев – львица, учитель – учительница
или суплетивно (замена корня): мальчик – девочка, петух – курица.
Морфологический род определяется по окончанию и характеру основы
имени существительного. Род также определяют по суффиксам.
Например, суффиксы ИК, НИК, ЕЦ характерны для существительных
мужского рода – плотник, храбрец;
Суффиксы ИЦ, НИЦ, К – для существительных женского рода – чернильница,
рыбка.
23
Окончанием – А, Я относятся к женскому роду – сторона, земля.
Исключения:
Существительные мужского рода с семантикой пола – папа, Серёжа, дядя;
10 слов на МЯ – имя, время, пламя, племя, знамя, темя, вымя, семя, бремя,
стремя и слово ДИТЯ, относящиеся к среднему роду.
Большинство существительных с окончанием О, Е относятся к среднему
роду – стекло, пюре.
Исключения:
Уменьшительно – ласкательные, увеличительные, которые сохраняют род
производящего слова – домишко, домище мужского рода, как и слово дом.
Существительные с нулевым окончанием, основа которых заканчивается
твёрдым согласным, а также существительные с основой на Й относятся к
мужскому роду – пост, сарай.
Синтаксический род определяется по окончанию зависимого от
существительного слова. Нужно подставить местоимение мой, моя, моё.
Существительные общего рода, обозначающие профессию, кого бы они не
называли, мужского рода. Сравним: Иванов – хороший инженер, Иванова –
хороший инженер; Петрова – отличный врач, Петров – отличный врач.
Особые закономерности при определении рода имён существительных:
 род определяется семантикой пола: мадам – ж. р.; пани – ж. р.;
денди – м. р.
 существительные называющие профессию – мужского рода: известный
атташе; знаменитый маэстро.
 большинство неизменяемых существительных, называющих животных
мужского рода: большой шимпанзе. Исключение: маленький колибри
– маленькая колибри.
 Неизменяемые неодушевлённые существительные относятся к
среднему роду: длинное шоссе, красивое кашпо и т.д. Исключения:
кофе – м. р.; пенальти – м. р.; салями – ж. р.
 Неизменяемые фамилии ведут себя как существительные общего рода:
Пётр Долгих заболел – м. р.; - Таня Долгих заболела – ж. р.
 Род неизменяемых аббревиатур определяется родом главного слова:
ТИИИМСХ – м. р. (институт); МВД – ср. р. (министерство). Однако
нужно помнить, что род изменяемых аббревиатур определяется
морфологически по окончанию и характеру основы: вуз – м. р. – нулевое
окончание и твёрдый характер основы.
24
От рода существительного всегда зависит род и других частей речи:
 прилагательных,
 местоимений – прилагательных,
 порядковых числительных,
 глаголов в прошедшем времени,
 причастий.
Прилагательные – обозначают признак предмета, отвечают на вопросы:
какой? (какая? какое? какие?) или чей? (чья? чьё? чьи?).
Какой снег? – Белый снег.
Чей платок? – Мамин платок.
Какая стена? – Белая стена.
Чья шуба? – Мамина шуба.
Какое здание? – Белое здание.
Чьё платье? – Мамино платье.
Какие дома? – Белые дома.
Чьи книги? – Мамины книги.
Местоимения – прилагательные – указывают на признак предмета,
отвечают на вопросы: какой? (какая? какое? какие?) или чей? (чья? чьё?
чьи?). К местоимениям – прилагательным относятся следующие
семантические группы местоимений:
1. Притяжательные местоимения: мой, твой, наш, ваш, свой, его, её, их.
2. Указательные местоимения: тот, этот, такой, таков, оный, сей.
3. Определительные местоимения: каждый, иной, другой, любой, всякий,
сам, самый, весь.
4. Вопросительные (относительные): какой, который, чей.
5. Неопределённые местоимения: какой-то, чей-либо, некий, некоторый.
6. Отрицательные местоимения: никакой, ничей.
25
Имя числительное указывает на количество предмета или порядок при
счёте.
Количественные числительные обозначают количество предметов и
отвечают на вопрос: сколько? – один, пять, восемнадцать, сто.
Связь количественных числительных с существительными
Сколько?
Им. п.,
ед. число
Род. п.,
ед. число
Мужской род
Средний род
один спортивный
одно красное
костюм
яблоко
два спортивных костюма
два красных яблока
три (четыре) спортивных костюма
три (четыре) красных яблока
Женский род
одна футбольная
форма
две футбольные
формы
три (четыре)
футбольные формы
Сколько?
Род. п.,
мн. число
Мужской род
пять пирогов
двадцать килограммов
триста сумов
Женский род
пять булок
пятнадцать банок
Средний род
десять яиц
восемь яблок
Порядковые числительные – отвечает на вопрос: который (которая,
которое, которые)? по счёту:
пятый дом, пятая квартира, пятое здание, пятые этажи.
Глагол – обозначает действие или состояние предмета, отвечает на вопросы
что делать? что сделать?
Прошедшее время глагола образуется от основы неопределённой формы
путём прибавления суффикса – л: читать – читал, говорить – говорил.
Неопределён
ная форма
глагола
Стучать
Созреть
Расти
Глаголы прошедшего времени
Мужской род Средний род Женский род Множествен
ное число
дятел стучал
дверь стучала
сердце
дятлы
стучало
стучали
арбуз созрел
груша созрела
яблоко
фрукты
созрело
созрели
гриб рос
дерево росло морковь росла
овощи
выросли
26
Причастие – форма глагола, которая имеет свойства глагола и
прилагательного: цветущий сад, разлившаяся река, строящееся здание,
выполненные работы.
Связь имён существительных с другими частями речи
Род
Прилагательное Местоимение Порядковое
прилагательное числительное
твой портфель
восьмой дом
Мужской
главный
род
проспект
главная улица
твоя книга
восьмая парта
Женский
род
главное шоссе
твоё полотенце
Средний
восьмое
род
письмо
Причастие
скошенный
луг
скошенная
трава
скошенное
сено
Задание 1. Примените метод «Поиск соответствий» к теме «Определение
рода имён существительных по связи с другими частями речи».
Образец: Метод «Поиск соответствий» - Соотнеси термин и его
определение
корень
Неизменяемая часть слова, которая выражает его
лексическое значение
аффикс
Значимая часть слова, которая образует форму слова и
служит для связи слов в словосочетании или предложении
приставка
Главная значимая часть слова, в которой заключено общее
значение всех однокоренных слов
основа
Значимая часть слова, которая находится перед корнем и
служит для образования слов
суффикс
Вспомогательная часть слова, присоединяемая к корню и
служащая для образования и выражения грамматических
значений
окончание
Значимая часть слова, которая находится после корня и
служит для образования слов
27
Тема 5. Работа над текстом «Гордая гора»
Использование «Интеллект - карты»
ГОРДАЯ ГОРА
(сказка)
Давным – давно жила гордая Гора.
Она была большая и красивая. Гордая
Гора любила только себя.
Однажды Солнце спросило Гору:
«Почему ты такая сердитая? Ведь я
дарю тебе первые лучи!»
А Река спросила у Горы: «Тебе не
скучно стоять без дела?» «Неужели
тебе не нравятся мои песни?» –
спросил Ветер! Гора сердито
ответила: «Я самая большая и
красивая гора. Вы должны всё делать
для меня!»
Тогда Солнце, Ветер и Река рассердились на Гору и решили проучить её.
Летом Солнце грело Гору. Осенью пошёл дождь и подул холодный Ветер.
Большие камни стали падать с Горы.
Однажды посмотрела Гора на себя в Реку. Она стала маленькой и
некрасивой. Долго она плакала, и вместо Горы остался только белый песок.
Человек нашёл песок и сделал из него стекло. Вот почему стекло, стаканы,
зеркала, графины прозрачны, как слёзы гордой Горы.
Задание 1. Выпишите существительные и определите их род.
Вопросы к сказке:
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Кто жил давным – давно?
Какая была гордая Гора?
О чём спросили Гору Солнце, Ветер и Река?
Что ответила им Гора?
Кто рассердился на Гору?
Что случилось летом? А осенью?
Что осталось от гордой Горы?
Что сделал человек из белого песка?
Задание 2. Составьте «Интеллект –карту» к сказке «Гордая Гора».
28
Тема 6. Гафур Гулям «Ты не сирота»
Использование технологии «Трёхчастный дневник»
ТЫ НЕ СИРОТА
(перевод с узбекского Анны Ахматовой)
Разве ты сирота?.. Успокойся, родной!
Словно доброе солнце, склонясь над тобой,
Материнской, глубокой любовью полна,
Бережёт твоё детство большая страна.
Здесь ты дома. Здесь я стерегу твой покой.
Спи, кусочек души моей, маленький мой!
Я – отец! Я что хочешь тебе подарю,
Станут счастьем моим. Все заботы мои …
День великой войны – это выдержки день,
Если жив твой отец, беспокойная тень
Пусть не тронет его средь грозы и огня,
Пусть он знает, растёт его сын у меня!
Если умер отец твой, - крепись, не горюй.
Спи мой мальчик, ягнёнок мой белый усни.
Я – отец! Я что хочешь тебе подарю,
Станут счастьем моим все заботы твои.
Что такое сиротство – спроси у меня.
Малышом пятилетним в десятом году
Грел я руки свои у чужого огня.
Полуголый, таскал по дорогам нужду.
О, как горек сухой подаяния хлеб!
О, как жёстки ступени чужого крыльца!
Я, приюта искавши, от горя ослеп,
И никто моего не погладил лица …
Испытал я, что значит расти сиротой,
Разве ты сирота? Спи спокойно родной …
Пока старый охотник – кочующий сон –
29
На меня не накинул волшебную сеть,
Гордой радости – чувства отцовского полн,
Буду я над кроваткой твоею сидеть,
Над головкою русой твоей, дорогой,
И смотреть на тебя, и беречь твой покой …
… Почему задрожал ты? Откуда испуг?
Может горе Одессы нахлынуло вдруг?
Иль трагедия Керчи? И в детском уме
Пронеслись, громыхая в пылающей тьме,
Кровожадные варвары, те, что губя
Всё живое, едва не убили тебя!
Может матери тело любимой твоей,
С обнажёнными ранами вместо грудей,
И руки её тонкой порывистый взмах
Отпечатались в детских тоскливых глазах?
Я припомню печальные эти глаза,
Когда выйду на битву громить палачей.
За ребяческий взор, что затмила слеза,
За разрушенный дом, за позор матерей –
Покараю я страшно двуногих зверей,
Этот Гитлер – ублюдок, не знавший отца, –
Он не матерью – подлой гиеной рождён,
Отщепенец понурый с глазами скопца –
Цену детства как может почувствовать он?
Этот Гитлер – навозный коричневый жук,
Плотоядно тупые усы шевеля,
Захотел, чтобы свой предназначенный круг
По желанью его изменила земля.
Чтобы людям без крова по миру блуждать,
Чтобы детям без ласки людей умирать,
Но земле выносить его больше невмочь.
Спи спокойно, мой сын, Скоро кончится ночь!
30
Спи спокойно, мой сын … В нашем доме большом
Скоро утру цвести. И опять за окном
Зацветут золотые тюльпаны зарниц,
В нашей книге домовой без счёта страниц.
Будет памятна книга на все времена.
Сохранит твоё имя навеки она!
Улыбаешься ты, и улыбка светла.
Не впервые ль за долгие, долгие дни
На лице исхудавшем она расцвела,
Как фиалка на тающем снеге весны?
И продрогший простор словно сразу согрет
Полусонной улыбки внезапным лучом.
Это скоро рассвет, Это белый рассвет.
Это белый рассвет у меня за плечом.
Словарь:
Кров – boshpana, makon; простор – kenglik; блуждать – sarson – sargardon
yurmoq; кочующий – ko’chmanchi; трагедия – fojia; варвары – bu yerda:
vahshiy, johil; отщепенец – quvgindi, yakkamoxov; понурый – ma’yus, xomush;
двуногий зверь – ikki oyoqli hayvon; рассвет – sahar, tong; внезапно – bexosdan,
to’satdan; покарать – jazolamoq, jazo bermoq.
Задание 1. Составьте «Трёхчастный дневник» к стихотворению Г. Гуляма
«Ты не сирота».
ТРЁХЧАСТНЫЙ ДНЕВНИК
Цитата
(произвела наибольшее
впечатление, вызвала
воспоминание, ассоциацию,
протест, озадачила, вызвала
восторг, удивление)
Комментарий
(что заставило
записать именно эту
цитату)
31
Вопрос к учителю
Тема 7. Иван Алексеевич Бунин «Кавказ»
Использование метода «Тонкие» и «Толстые» вопросы
Иван Алексеевич Бунин
КАВКАЗ
Приехав в Москву, я воровски
остановился в незаметных номерах в
переулке возле Арбата и жил томительно,
затворником – от свидания до свидания с
нею. Была она у меня за эти дни всего три
раза и каждый раз входила поспешно, со
словами:
- Я только на одну минуту …
Она
была
бледна
прекрасной
бледностью любящей, взволнованной
женщины, голос у неё срывался, и то, как
она, бросив куда попало зонтик, спешила поднять вуальку и обнять меня,
потрясало меня жалостью и восторгом.
- Мне кажется, - говорила она, - что он что-то подозревает, что он даже
знает что-то, - может быть, прочитал какое-нибудь ваше письмо, подобрал
ключ к моему столу… Я думаю, что он на всё способен при его жестоком,
самолюбивом характере. Раз он мне прямо сказал: «Я ни перед чем не
остановлюсь, защищая свою честь, честь мужа и офицера!» Теперь он почемуто следит за каждым моим шагом, и, чтобы наш план удался, я должна быть
страшно осторожна. Он уже согласен отпустить меня, так внушила я ему, что
умру, если не увижу юга, моря, но, ради бога, будьте терпеливы!
План наш был дерзок: уехать в одном и том же поезде на кавказское
побережье и прожить там в каком-нибудь совсем диком месте три – четыре
недели. Я знал это побережье, жил когда-то некоторое время возле Сочи, молодой, одинокий, - на всю жизнь запомнил те осенние вечера среди чёрных
кипарисов, у холодных серых волн … И она бледнела, когда я говорил: «А
теперь я там буду с тобой, в горных джунглях, у тропического моря …» В
осуществление нашего плана мы не верили до последней минуты – слишком
великим счастьем казалось нам это.
В Москве шли холодные дожди, похоже было на то, что лето уже прошло и
не вернётся, было грязно, сумрачно, улицы мокро и чёрно блестели
раскрытыми зонтами прохожих и поднятыми, дрожащими на бегу верхами
извозчичьих пролеток. И был тёмный, отвратительный вечер, когда я ехал на
вокзал, всё внутри у меня замирало от тревоги и холода. По вокзалу и по
32
платформе я пробежал бегом, надвинув на глаза шляпу и уткнув лицо в
воротник пальто.
В маленьком купе первого класса, которое я
заказал заранее, шумно лил дождь по крыше. Я
немедля опустил оконную занавеску и, как только
носильщик, обтирая мокрую руку о свой белый
фартук, взял на чай и вышел, на замок запер дверь.
Потом чуть приоткрыл занавеску и замер, не сводя
глаз с разнообразной толпы, взад и вперёд
сновавшей с вещами вдоль вагона в тёмном свете
вокзальных фонарей. Мы условились, что я приеду
на вокзал как можно раньше, а она как можно
позже, чтобы мне как-нибудь не столкнуться с ней
и с ним на платформе. Теперь им уже пора было
быть. Я смотрел напряжённее – их всё не было.
Ударил второй звонок – я похолодел от страха: опоздала или он в последнюю
минуту вдруг не пустил её! Но тотчас вслед за тем был поражён его высокой
фигурой, офицерским картузом, узкой шинелью и рукой в замшевой перчатке,
которой он, широко шагая, держал её под руку. Я отшатнулся от окна, упал в
угол дивана. Рядом был вагон второго класса – я мысленно видел, как он
хозяйственно вошёл в него вместе с нею, оглянулся, - хорошо ли устроил её
носильщик, - и снял перчатку, снял картуз, целуясь с ней, крестя её... Третий
звонок оглушил меня, тронувшийся поезд поверг в оцепенение... Поезд
расходился, мотаясь, качаясь, потом стал нести ровно, на всех парах...
Кондуктору, который проводил её ко мне и пернёс её вещи, я ледяной рукой
сунул десятирублёвую бумажку …
Войдя, она даже не поцеловала меня, только жалостно улыбнулась, садясь
на диван и снимая, отцепляя от волос шляпку.
- Я совсем не могла обедать, - сказала она. – Я думала, что не выдержу эту
страшную роль до конца. И ужасно хочу пить. Дай мне нарзану, - сказала она
в первый раз говоря мне «ты». – Я убеждена, что он поедет вслед за мною. Я
дала ему два адреса, Геленджик и Гагры. Ну вот, он и будет дня через тричетыре в Геленджике… но бог с ним, лучше смерть, чем эти муки…
Утром, когда я вышел в коридор, в нём было солнечно, душно, из уборных
пахло мылом, одеколоном и всем, чем пахнет людный вагон утром. За
мутными от пыли и нагретыми окнами шла ровная выжженная степь, видны
были пыльные широкие дороги, арбы, влекомые волами, мелькали
железнодорожные будки с канареечными кругами подсолнечников и алыми
мальвами в палисадниках… Дальше пошёл безграничный простор нагих
равнин с курганами и могильниками, нестерпимое сухое солнце, небо
подобное пыльной туче, потом призраки первых гор на горизонте …
Из Геленджика и Гагр она послала ему по открытке, написала, что ещё не
знает, где останется. Потом мы спустились вдоль берега к югу.
33
Мы нашли место первобытное, заросшее чинаровыми лесами, цветущими
кустарниками, красным деревом, магнолиями, гранатами, среди которых
поднимались веерные пальмы, чернели кипарисы…
Я просыпался рано и, пока она спала, до чая,
который мы пили часов в семь, шёл по холмам в
лесные чащи. Горячее солнце было уже сильно,
чисто и радостно. В лесах лазурно светился,
расходился и таял душистый туман, за дальними
лесистыми вершинами сияла предвечная белизна
снежных гор… Назад я проходил по знойному и
пахнущему из труб горящим кизяком базару
нашей деревни: там кипела торговля, было тесно
от народа, от верховых лошадей и осликов, - по
утрам съезжалось туда на базар множество
разноплеменных горцев, - плавно ходили черкешенки в чёрных длинных до
земли одеждах, в красных чувяках, с закутанными во что-то чёрное головами,
с быстрыми птичьими взглядами, мелькавшими порой из этой траурной
запутанности.
Потом мы уходили на берег моря, всегда совсем пустой, купались и лежали
на солнце до самого завтрака. После завтрака – все жаренная на шкаре рыба,
белое вино, орехи и фрукты – в знойном сумраке нашей хижины под
черепичной крышей тянулись через сквозные ставни горячие, весёлые полосы
света.
Когда жар спадал, и мы открывали окно, часть моря, видная из него между
кипарисов, стоявших на скате под нами, имела цвет фиалки и лежала так
ровно, мирно, что, казалось, никогда не будет конца этому покою, этой
красоте.
На закате часто громоздились за морем удивительные облака; они пылали
так великолепно, что она порой ложилась на тахту, закрывала лицо газовым
шарфом и плакала: ещё две, три недели – и опять Москва!
Ночи были теплы и непроглядны, в чёрной тьме плыли, мерцали, светили
топазовым светом огненные мухи, стеклянными колокольчиками звенели
древесные лягушки. Когда глаз привыкал к темноте, выступали вверху звёзды
и гребни гор, над деревней вырисовывались деревья, которых мы не замечали
днём. И всю ночь слышался оттуда, из духана, глухой стук в барабан и
горловой, заунывный, безнадёжно – счастливый вопль как будто всё одной и
той же бесконечной песни.
Недалеко от нас, в прибрежном овраге, спускавшемся из лесу к морю,
быстро прыгала по каменистому ложу мелкая, прозрачная речка. Как чудесно
дробился, кипел её блеск в тот таинственный час, когда из-за гор и лесов, точно
какое-то дивное существо, пристально смотрела поздняя луна!
Иногда по ночам надвигались с гор страшные тучи, шла злобная буря, в
шумной гробовой черноте лесов то и дело разверзались волшебные зелёные
бездны и раскалывались в небесных высотах допотопные удары грома. Тогда
34
в лесах просыпались и мяукали орлята, ревел барс, тявкали чекалки… Раз к
нашему освещённому окну сбежалась целая стая их, - они всегда сбегаются в
такие ночи к жилью, - мы открыли окно и смотрели на них сверху, а они стояли
под блестящим и тявкали, просились к нам… Она радостно плакала, глядя на
них.
Он искал её в Геленджике, в Гаграх, в Сочи. На другой день по приезде в
Сочи, он купался утром в море, потом брился, надел чистое бельё,
белоснежный китель, позавтракал в своей гостинице на террасе ресторана,
выпил бутылку шампанского, пил кофе с шартрезом, не спеша выкурил
сигару. Возвратясь в свой номер, он лёг на диван и выстрелил себе в виски из
двух револьверов.
12 ноября 1937 года
Словарь:
Томительно – azobli; затворник – odamlardan (ijtimoiy hayotdan) uzilgan
odam; вуаль – slyapaga tutiladigan to’r; толпа – olomon; сновать –qatnamoq;
мысленно – xayolan; картуз – erkaklarning koziryokli (soyabon) bosh kiyimi;
нарзан – narzan (mineral) suvi; мелькать – lip-lip o’tmoq, ko’zga chalinmoq;
тахта – suyanchig’I yo’q, pastak, keng divan; духан – mayxona, kichik restoran
(Kavkazda); ложа – maxsus joy (teatrda, dam olisda); разверзались – широко
раскрыться, раздвинуться; чекалки – chiyaburi; китель – tik yoqali kurtka;
тявкать – akillamoq; шартрез – likyorning bir turi.
Вопросы к рассказу:
В каком городе начинается действие рассказа?
Как характеризует своего мужа влюблённая в рассказчика женщина?
Что сказала женщина мужу, чтобы уехать с любимым на Кавказ?
Сколько влюблённые планировали прожить вместе на кавказском
побережье?
5. Отпустил ли муж свою жену в поездку на море?
6. Какие два города назвала влюблённая женщина своему мужу?
7. Как влюблённые условились приехать на вокзал?
8. Приехала ли женщина на вокзал?
9. Каким увидел мужа своей любимой женщины рассказчик?
10. Чем закончился рассказ?
1.
2.
3.
4.
Задание 1. Составьте вопросы используя метод «Тонкие» и «Толстые»
вопросы.
35
Образец метода «Тонкие» и «Толстые» вопросы








«Тонкие» вопросы
требуют лишь знания текста
«Кто…»

«Когда…»

«В каком году…»

«Как называли…»

«Что говорили…»

«Какой…»

«О чём думал…»

«Что делал…» и т.п.
«Толстые» вопросы
требуют размышления и анализа
«Объясните, почему…»
«Как мог бы иначе поступить…»
«Что было бы, если…»
«Мог ли…»
«В чём сходство и различие между…»
«Если бы вы оказались в ситуации…»
«Можно ли согласиться, что…» и т.п.
Тема 8. Подготовка к творческому вечеру «А.С.Пушкин в
Узбекистане»
Составить кластер «Творчество А.С.Пушкина»
О, Пушкин! Ты звучишь на стольких языках,
И всё растёт твоя блистающая слава.
Айбек
Александр Сергеевич Пушкин
Краткие сведения из биографии
Александр Сергеевич Пушкин занимает особое
место
в
культуре
России.
Он
создал
художественные ценности мирового уровня, стал –
как человек и как художник – символом русской
духовной жизни.
Александр Сергеевич Пушкин родился 26 мая
(6 июня) в Москве в семье офицера гвардии Сергея
Львовича Пушкина и внучки Ибрагима Ганнибала,
сына эфиопского князя, попавшего в Россию около
1706 года (Арап Петра Великого), Надежды Осиповны Ганнибал.
В 1811 – 1817 годы учился в только что открывшемся Царскосельском
лицее. В этом уникальном для того времени заведении должны были получать
образование будущие государственные деятели. В стенах лицея зародилась
36
дружба поэта с будущими декабристами1, здесь же был организован кружок
«Арзамас». В 1814 году опубликовано первое стихотворение «К другу
стихотворцу». В январе 1815 года на экзамене Пушкин прочитал в
присутствии Державина свою оду «Воспоминания в Царском селе». Державин
был взволнован силой поэтического дарования Пушкина. Маститый поэт
увидел в Пушкине достойного преемника. По окончании лицея был зачислен
в коллегию иностранных дел.
В 1818 году Пушкин становится членом кружка «Зелёная лампа»
(литературный филиал тайного общества «Союз благоденствия»). Идеи
декабризма отражены в творчестве. Пушкин создаёт такие произведения,
пронизанные декабристскими идеями, как ода «Вольность» (1817), «К
Чаадаеву» (1818), «Сказки» (1818), «Деревня» (1819), и эпиграммы на
Аракчеева, Александра I и др.
В 1817 – 1820 годы работает над поэмой «Руслан и Людмила». За
распространение в списках политических антирелигиозных стихов и
программ в 1820 году Пушкин был сослан по приказу Александра Первого на
юг России, где встречался с декабристами Давыдовым, Раевским, Орловым,
Пестелем. Кроме множества лирических стихов, Пушкин создаёт в это время
так называемые «южные поэмы»: «Кавказский пленник», «Братья
разбойники», «Бахчисарайский фонтан», «Цыганы».
9 мая 1823 года Пушкин приступает к работе над романом в стихах
«Евгений Онегин», который был завершён в октябре 1831 года.
В июле 1823 года Пушкин был переведён в Одессу.
В июле 1824 года в результате доноса генерал-губернатора Воронцова и
перехваченного письма Пушкина, поэт был сослан в имение родителей
Михайловское. Здесь он заканчивает поэму «Цыганы» и продолжает работу
над «Евгением Онегиным», создаёт трагедию «Борис Годунов», стихотворную
повесть «Граф Нулин».
Узнав о катастрофе на Сенатской площади и гибели друзей-декабристов,
Пушкин написал поэту А.Дельвигу: «Взглянем на трагедию взглядом
Шекспира». Таким взглядом и стал его «Борис Годунов» - историческая
трагедия. Пушкин изучил богатый фактический материал в «Истории
государства Российского» Карамзина. Основная причина трагедии Бориса, по
мнению А.С.Пушкина, в том, что он лишился уважения, любви и поддержки
народа.
В июне 1825 года Пушкина посещает декабрист Пущин.
В сентябре 1826 года по приказу Николая Первого Пушкин был освобождён
из ссылки.
В 1828 году Пушкин создаёт историческую драму «Полтава». Впечатления
от поездки на Кавказ нашли своё отражение в «Путешествие в Арзрум».
Декабристы – участники российского антиправительственного движения, члены различных тайных обществ
второй половины 1810-х – первой половины 1820-х годов, организовавшие на Сенатской площади в
Петербурге восстание 14 декабря 1825 года и получившие название по месяцу восстания.
1
37
В 1830 году Пушкин принял участие в «Литературной газете», издаваемой
А.Дельвигом. В апреле Пушкин, получив согласие на брак с Натальей
Николаевной Гончаровой, выехал в Болдино Нижегородской губернии для
устройства имущественных дел, где пробыл с начала сентября до конца ноября
из-за эпидемии холеры. В этот период, который получил название
«болдинской осени», Пушкин в основном заканчивает роман «Евгений
Онегин», создаёт 4 «маленькие трагедии» («Скупой рыцарь», «Каменный
гость», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы»), «Домик в Коломне»,
«Повести покойного Ивана Петровича Белкина», «Сказку о попе и работнике
его Балде».
В 1831 году после женитьбы Пушкин поселяется в Петербурге, где создаёт
прозаические произведения «Дубровский», «Капитанская дочка», «Пиковая
дама», работает над историческим трудом «История Пугачёва», пишет поэму
«Медный всадник», сказки, переводит Мицкевича.
В 1836 году Пушкин издаёт журнал «Современник».
В 1837 году, вступившись за честь жены, Пушкин тяжело ранен на дуэли
французским эмигрантом Жоржем Дантесом. 29 января (10 февраля) поэт
скончался в Петербурге. Тело Пушкина по распоряжению царя было
перевезено в Святые Горы (ныне Пушкинские Горы) близ села Михайловское,
где поэт похоронен у Святогорского моностыря.
Творчество
«Повести Белкина». Всего сюда входят 5 повестей: «Выстрел», «Метель»,
«Гробовщик», «Станционный смотритель», «Барышня-крестьянка».
«Повести Белкина» задуманы как пародия на романтическую литературу.
Пушкин берёт расхожие романтические штампы и «переворачивает» их. В
«Станционном смотрителе» военный заезжает на постоялый двор, соблазняет
Дуню, дочку станционного смотрителя, и увозит с собой. По всем канонам
романтической литературы история должна закончится трагически. Пушкин
следует этой традиции до самого конца, нагнетая трагизм. Но в самом конце
оказывается, что Дуня счастлива, у неё дети и любящий муж. В «Барышнекрестьянке» - вражда двух семейств. Ситуация нагнетается, но затем также
разрешается совершенно неромантическим путём – всё оказывается как нельзя
лучше.
«Капитанская дочка». Созданию повести предшествовала большая
работа. Пушкин был допущен к архивам, путешествовал, беседовал с
участниками пугачёвского бунта. Позже все эти сведения нашли отражение в
«Истории пугачёвского бунта», написанной в виде хроники. В
художественной форме тема воплотилась в «Капитанской дочке».
По жанру «Капитанская дочка» - историческое повествование в форме
«семейственных записок». В произведении есть черты и повести, и романа.
Историческое повествование тесно связано с личной судьбой главного героя,
38
который участвует в этих событиях. Гринёв пишет свои записки на склоне лет,
но рассказывает о своей молодости.
Каждой главе повести предшествует эпиграф. Многие эпиграфы взяты
Пущкиным из народных песен. Общий эпиграф ко всей повести – «Береги
честь смолоду» - перекликается с напутствиями отца, которые даёт отец сыну,
отправляя его на службу.
«Маленькие трагедии». «Маленькие трагедии» создавались в 1830 году в
Болдино. Они состоят из четырёх драматических произведений: «Скупой
рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость» и «Пир во время чумы».
Все трагедии Пушкина – это переработки уже известных произведений или
сюжетов. Об этом говорил сам Пушкин. В «Скупом рыцаре» указывается
«Сцена из Ченстоновой трагикомедии». Но у английского писателя Ченстона
(Шенстона) нет такой пьесы. Перед нами литературная мистификация. В
основу «Моцарта и Сальери» положена известная легенда об отравлении
великого композитора соратником – завистником. «Дон Гуан» распространённый сюжет, на который создавались множество литературных
произведений (Мольер, Байрон). «Пир во время чумы» - это творческая
переделка пьесы английского драматурга Дж.Вильсона «Чумный город».
Лирика
В творчестве Пущкина можно выделить такие жанры, как
ода
(«Вольность»), элегия («Погасло дневное светило»), эпиграмма («На
Воронцова», «На Александра I»), послание («К Чаадаеву»), песня («Песня про
купца Калашникова»), сонет («Суровый Дант не презирал сонета…»), сатира
(«Румяный критик мой, насмешник толстопузый…»). Лирические
стихотворения, не укладывающиеся в рамки одного жанра (большинство
стихотворений поэта). Например, «К морю»: стихотворение имеет черты
элегии, но написано в форме послания. «Деревня»: стихотворение имеет черты
классической элегии, но поднимает ряд гражданских проблем. «Анчар»:
стихотворение имеет черты баллады, но сама по себе фабула не является
главной; главное – обличительный пафос сатиры.
Тема поэта и поэзии. Пушкин продолжает традиции Радищева и Рылеева,
выступает против крепостничества (ода «Вольность» (1817)). В стихотворении
«Разговор книготорговца с поэтом» поднимается проблема свободы
творчества.
В стихотворении «Пророк» (1826) Пушкин обращается к образам
библейской мифологии. Поэт приходит к мысли о том, что он должен не
просто утешать, радовать людей или доставлять им наслаждение своим
творчеством, а учить читателя, вести за собой.
В стихотворении «Памятник» (1836) Пушкин излагает своего рода
программу творчества, указывает, на что был направлен его пафос.
39
В стихотворении «Поэт и толпа» (1828) Пушкин показывает своего
антипода, поэта, не желающего снизойти до народа.
Тема любви в лирике Пушкина. Любовная лирика богата и многогранна.
Одна из её особенностей – внежанровость, смешение жанров. Например,
знаменитое стихотворение «К***» (Анне Петровне Керн), с одной стороны
является посланием, а с другой – имеет определённые черты романса и даже
элегии.
Гуманизм Пушкина проявляется прежде всего в уважении к предмету
своего чувства. Поэт признаёт за возлюбленной право на выбор, даже если он
не в его пользу. Характерным в этом плане является стихотворение «Я вас
любил…» (1820).
Любовь для Пушкина – естественное состояние души, это чувство
приносит радость, даже если оно не взаимное. Поэт не видит в этом трагедии,
он благодарен судьбе за то, что это прекрасное чувство было в его жизни.
Пример такого взгляда в стихотворении «На холмах Грузии мгла…» (1829).
Свободолюбивая лирика. Ещё в лицейские годы у Пушкина сложились
свободолюбивые взгляды и настроения, близкие и по своему содержанию
идеям будущих декабристов. С декабристами и связана его вольнолюбивая
лирика. Наиболее полно эти взгляды изложены в оде «Вольность». Такая же
тема звучит в стихотворениях «К Чаадаеву», «Деревня», «В Сибирь»,
«Арион». Послание «В Сибирь» было отправлено с женой декабриста
Муравьева в Сибирь. Этот поступок Пушкина был проявлением высокого
мужества, так как после жестокой расправы царя с декабристами даже самые
близкие родные и друзья старались не поддерживать с ними отношений.
Творчество Пушкина оказало и оказывает огромное влияние на развитие
национальных литератур. Гуманизм Пушкина, его вера в светлое будущее
человечества, доброе начало в человеке и его духовное возрождение остаются
непреходящими духовными ценностями, не имеющими национальных границ.
Ценят и почитают гений поэта и у нас на родине. И свидетельством тому
являются поэтические посвящения поэту узбекских поэтов Х.Алимджана,
Айбека, Зульфии, А.Орипова, Р.Фархади и многих других. Общее отношение
узбекских поэтов к Пушкину наиболее ярко проявились в строках узбекского
поэта и писателя Айбека:
Он время победил. Он побеждает страх …
И в наши дни гудит все так же величаво.
О Пушкин!.. Ты звучишь на стольких языках,
И всё растёт твоя блистающая слава!
40
К Чаадаеву
Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман;
Но в нас горит еще желанье,
Под гнетом власти роковой
Нетерпеливою душой
Отчизны внемлем призыванье.
Мы ждем с томленьем упованья
Минуты вольности святой,
Как ждет любовник молодой
Минуты верного свиданья.
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!
В Сибирь
Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.
Любовь и дружество до вас
Дойдут сквозь мрачные затворы,
Как в ваши каторжные норы
Доходит мой свободный глас.
Несчастью верная сестра,
Надежда в мрачном подземелье
Разбудит бодрость и веселье,
Придет желанная пора:
Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.
Пророк
Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
41
«Восстань, пророк, и виждь, и
внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом2 жги сердца людей».
Я вас любил: любовь еще, быть может…
Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.
К Керн*
Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.
Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.
В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.
Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.
Талисман3
Там, где море вечно плещет
На пустынные скалы,
Где луна теплее блещет
В сладкий час вечерней мглы,
Где, в гаремах наслаждаясь,
Дни проводит мусульман,
Там волшебница, ласкаясь,
Мне вручила талисман.
И, ласкаясь, говорила:
«Сохрани мой талисман:
В нем таинственная сила!
Он тебе любовью дан.
2
3
Глагол – здесь: слово
42
Талисман – tumor
От недуга, от могилы,
В бурю, в грозный ураган,
Головы твоей, мой милый,
Не спасет мой талисман.
И богатствами Востока
Он тебя не одарит,
И поклонников пророка
Он тебе не покорит;
И тебя на лоно друга,
От печальных чуждых стран,
В край родной на север с юга
Не умчит мой талисман…
Но когда коварны очи
Очаруют вдруг тебя,
Иль уста во мраке ночи
Поцелуют не любя —
Милый друг! от преступленья,
От сердечных новых ран,
От измены, от забвенья
Сохранит мой талисман!»
Я памятник себе воздвиг нерукотворный
Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.
Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.
Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.
Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно
И не оспоривай глупца.
43
***
На холмах Грузии лежит ночная мгла;
Шумит Арагва предо мною.
Мне грустно и легко; печаль моя светла;
Печаль моя полна тобою,
Тобой, одной тобой... Унынья моего
Ничто не мучит, не тревожит,
И сердце вновь горит и любит — оттого,
Что не любить оно не может.
Зимний вечер
Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя,
То по кровле обветшалой
Вдруг соломой зашумит,
То, как путник запоздалый,
К нам в окошко застучит.
Или бури завываньем
Ты, мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжанье
Своего веретена?
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.
Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.
Наша ветхая лачужка
И печальна и темна.
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Словарь:
Гуманизм – insonparvarlik; мастистый – rangi (tusi) toza; преемник – voris,
davomchi; соратник – safdosh; восстание – qo’zg’olon; пророк – payg’ambar;
рок – qismat, taqdir; пробужденье – uyg’onish; вдохновенье – ilhom; лоно –
bag’ir, quchoq; буря – bo’ron; кровля – tom; обветшалый – ko’hna, xarob;
лачужка – kulbacha; веретено – duk, yig; urchuk.
Задание 1. Составьте кластер «Творчество А.С. Пушкина».
Задание 2. Выучите наизусть стихотворения А.С. Пушкина.
Задание 3. Проведите творческий вечер «А.С Пушкин в Узбекистане».
44
Тема 9. Работа с текстом. Чингиз Айтматов «Солдатёнок»
Составить «Интеллект - карту»
Ты только помни, мальчик,
чей ты сын …
Чингиз Айтматов
СОЛДАТЁНОК
Первый раз он увидел отца в кино.
Тогда он был малышом лет пяти.
Произошло это в той большой белой
кошаре, где каждый год проводят
стрижку овец. Кошара эта, покрытая
шифером, и поныне стоит за совхозным
посёлком, под горой, у дороги.
Сюда он прибегал с матерью. Его
мать,
Джеенгуль,
телефонистка
почтового отделения в совхозе, каждое
лето с началом стригального сезона
устраивалась подсобной работницей на
стригальном пункте. Для этого она брала
свой отпуск и отгул за сверхурочные дни
и ночи, проведённые у коммутатора во время посевной и окотной кампаний, и
работала здесь до последнего дня стрижки. Оплата на стрижке сдельная, тут
можно было неплохо заработать. А для неё, солдатской вдовы, ой как нужна
была каждая лишняя копейка! Хотя семья и невелика – сама да сын, но всё
одно: семья есть семья – топливо надо запасти на зиму, приодеться надо,
обуться… да и мало ли чего надо…
Сына оставлять дома было не с кем, и потому она брала его с собой на
работу. Здесь он и бегал целыми днями, чумазый и счастливый, среди
стригалей, чабанов и лохматых пастушьих собак.
Он первым увидел, как во двор кошары приехала кинопередвижка, и
первым пустился оповещать всех об этом чрезвычайно радостном событии:
– Кино приехало! Кино!
Картину начали показывать после работы, когда стемнело. А до этого он
просто истомился от ожидания. Но зато муки его были вознаграждены. Фильм
был про войну. На белом полотнище, повешенном между двумя столбами в
конце кошары, началось сражение, загрохотали выстрелы, со свистом взымали
ввысь ракеты, добела освещая истерзанную всполохами тьму и приникших к
45
земле разведчиков. Ракеты гасли, и разведчики снова бросались вперёд. А
пулемёты строчили среди ночи так, что у мальчика дух занимался. Вот это
была война!
Они с матерью примостились на
тюках шерсти, позади других. Отсюда
было виднее. Ему, конечно, хотелось
сидеть в самом первом ряду, там, где
подле экрана устроились на полу
прибежавшие из совхоза ребятишки. Он,
было, кинулся к ним, но мать одёрнула:
– Хватит, носишься с утра до вечера,
побудь со мной, – и усадила его к себе на
колени.
Киноаппарат стрекотал, война шла.
Люди напряжённо следили за ней. Мать
вздыхала, порой испуганно вздрагивала
и крепче прижимала его к себе, когда танк метил прямо в них. Какая-то
женщина, сидевшая рядом на тюках, то и дело горестно цокала языком и
бормотала:
– Боже мой, что творится, боже мой!..
А ему было не очень страшно, напротив, иногда даже очень весело, когда
падали фашисты. А когда падали наши, ему казалось, что они потом встанут.
Вообще-то забавно падают люди на войне. Точь-в-точь как они, когда
играют в войну. Он тоже умеет так падать, с разбегу, будто дали тебе
подножку. Больно, правда, расшибаешься, но ничего, встанешь – и снова в
наступление, и забудешь об ушибах. А эти не встают, остаются лежать на
земле тёмными неподвижными бугорками. Он умел падать и по-другому, как
те, кому пуля попадала в живот. Они падают не сразу, сперва схватятся за
живот, потом согнутся и медленно валятся на траву, роняя из рук оружие.
После этого он объявлял, что не
убит, и снова воевал. А эти не
поднимались.
Война
шла.
Киноаппарат
стрекотал. Теперь на экране
появились артиллеристы. Под
шквальным огнём, среди взрывов и
дыма,
они
выкатывали
противотанковое
орудие
на
прямую наводку. Они толкали
орудие вверх, по склону оврага.
Склон был долгий и широкий,
почти вполнеба. И по этому
долгому и широкому склону,
вскипающему чёрными всплесками взрывов, двигалась кучка артиллеристов.
46
В их движении, в их облике было нечто такое, отчего сердце гудело в груди,
переполнялось гордостью, болью и ожиданием страшного и великого. Их
было человек семь. Одежда на них тлела. Один из артиллеристов обличьем не
походил на русского. Быть может, мальчик не обратил бы на него внимания,
если бы не мать. Она шепнула:
– Смотри, это твой отец …
И с этой минуты он стал его отцом. И весь
фильм потом был про него, про его отца. Отец
оказался совсем молодым, как молодые
совхозные парни. Роста он был небольшого,
круглолицый, с быстрыми глазами. Глаза его
зло сверкали на чёрном от грязи и дыма лице,
и весь он был цепкий и стремительный, как
кошка. Вот он, подпирая плечом колесо
пушки, обернулся и крикнул кому-то вниз:
«Снаряды! Не задерживай!» И голос его
перекрыло грохотом нового взрыва.
– Мама, это мой отец? – переспросил Авалбек у матери.
– Что? – не поняла она. – Сиди тише. Смотри.
– Да, конечно, твой отец. Только ты не разговаривай, не мешай другим.
Почему она так сказала? Зачем? Возможно, просто так, случайно, не
подумала в ту минуту, возможно, разволновалась, вспомнила мужа. А он,
несмышлёныш, поверил. И очень обрадовался, растерялся от этой
неожиданной и незнакомой ему радости и по-детски возгордился им, своим
отцом, солдатом. Вот это настоящий отец! Это он и есть, его отец, а мальчишки
дразнят, что у него нет отца. Пусть увидят они теперь его отца, и чабаны пусть
увидят! Эти чабаны, скитальцы гор, никогда толком не знают ребят. Он им
помогает загонять отары во двор стригального пункта, он разгоняет их собак,
когда те дерутся, а они донимают его расспросами.
Каждый чабан, сколько их есть на свете, обязательно спросит:
– Ну, джигит, как же тебя звать?
– Авалбек.
– Чей же ты будешь?
– Я сын Токтосуна!
Чабаны не сразу понимают, о ком речь.
– Токтосуна? – нагибаясь с седла, переспрашивают они. – Это какого же
Токтосуна?
– Я сын Токтосуна, – твердит он.
Так велела отвечать мать, и слепая бабушка наказывала не забывать имя
отца. Она уши надирала ему за это. Злая…
– А – а, постой, постой, так ты сын телефонистки, что на почте, так ведь, а?
– Нет, я сын Токтасуна! – продолжает он стоять на своём.
47
И тогда чабаны начинают догадываться,
в чём дело.
– Верно, ты и есть сын Токтасуна!
Молодец! Это мы просто испытать тебя
решили. И не обижайся, джигит, мы
круглый год в горах, а вы тут растёте, как
трава, трудно узнавать детвору.
И потом они между собой долго
припоминают его отца. Перешёптываются,
говорят, что остался сын, а сколько ребят
ушли холостыми, и некому теперь носить их
имя!
А теперь, с той минуты, как мать шепнула ему: «Смотри, это твой отец»,
солдат на экране стал его отцом. И мальчик уже думал о нём, как о своём отце.
Он действительно чем-то очень походил на военную фотографию отца,
молодого солдата в пилотке. На ту самую фотографию, которую они потом
увеличили и повесили в рамке под стеклом.
А в этот час Авалбек смотрел на отца глазами сына, и в его детской душе
поднималась горячая волна неизведанной сыновней любви и нежности. Отец
на экране словно бы хотел за свою мгновенную жизнь в кино показать себя
таким, чтобы сын вечно помнил о нём и вечно гордился им – солдатом
минувшей войны. И война с этой минуты уже не казалась мальчику забавной,
и ничего смешного не было в том, как падали люди. Война стала серьёзней,
тревожней, страшней. И он впервые испытал чувство страха за близкого
человека, за того человека, которого ему всегда не хватало.
Киноаппарат стрекотал, война шла. Впереди показались наступающие
танки. Они грозно надвигались, кромсая землю гусеницами, и, разворачивая
башни, с ходу стреляли из пушек. А наши артиллеристы, выбиваясь из сил,
тащили орудие наверх. «Скорей, скорей, папа! Танки идут, танки!» – торопил
отца сын. Наконец пушку выволокли, вкатили в кусты орешника и начали
палить по танкам. А танки палили в ответ. Их было много. Жутко становилось.
Сыну казалось, что и сам он там, рядом с отцом, в огне и грохоте войны. Он
подпрыгивал на коленях матери, когда танки
горели чёрным дымом, когда гусеницы их
слетали с колёс, когда они слепо и злобно
кружились на одном месте. Он притихал,
собирался в комок, когда падали наши
солдаты у орудия. Их становилось всё
меньше и меньше… А мать плакала, лицо её
было мокрым и горячим.
Киноаппарат стрекотал, война шла. Бой
разгорался с новой силой. Танки подходили
всё ближе и ближе. Пригнувшись у лафета,
отец яростно и громко что-то кричал в трубку
48
полевого телефона, но ничего нельзя было разобрать в грохоте. Вот упал ещё
один солдат у орудия; он пытался встать, но не мог, ткнулся в землю. И земля
почернела от его крови. Вот они остались только вдвоём – отец и ещё один
солдат. Они дали ещё один выстрел, затем два подряд. Но танки наседали. Вот
ухнул ещё один снаряд – подле пушки. Взрыв. Огонь и тьма. С земли
поднимается теперь только один, это его отец. Он снова кидается к орудию.
Сам заряжает, сам наводит. Это последний выстрел. Снова взрыв окутывает
экран. Пушку отца искорёжило и отбросило в сторону. Но сам он ещё жив. Он
медленно встаёт с земли и идёт,
обгоревший, в дымящихся клочьях одежды,
навстречу танку. В руках у него граната. Он
уже ничего не видит и не слышит. Он
собирает в себе последние силы.
– Стой, не пройдёшь! – Он замахивается
гранатой. И замирает на секунду в этой
позе, с искажённым от ненависти и боли
лицом.
Мать так сильно стиснула сыну руку, что
он чуть не задохнулся. Он хотел вырваться
и броситься к отцу, но из дула танка
плеснула длинная пулемётная очередь, и
отец упал, как срубленное дерево. Он покатился по земле, пытался встать и
снова упал навзничь, широко раскинув руки...
Киноаппарат смолк, война оборвалась. Это был конец части. Киномеханик
включил свет, чтобы перезарядить ленту.
Когда в кошаре вспыхнул свет, все зажмурились и заморгали глазами,
возвращаясь из мира кино, из войны в свою реальную жизнь. И в этот момент
мальчик скатился с тюков шерсти с ликующимкриком:
– Ребята, это мой отец! Вы видели? Это моего отца убили...
Никто такого не ожидал, и никто не мог сообразить, что произошло. А
мальчик бежал с торжествующим криком к экрану, где в первых рядах сидели
друзья – мальчишки, мнение которых было для него самым важным. На
короткое время в кошаре воцарилась странная, неловкая тишина. До людей
пока не доходил нелепый смысл радости этого маленького человека, никогда
прежде не видевшего своего отца. Никто ничего не понимал, все растерянно
молчали и пожимали плечами. Киномеханик выронил из рук коробку от
киноленты. Она звякнула и покатилась, разделившись на две половинки. Но
никто не обратил на это внимания, и сам киномеханик не бросился поднимать.
А он, солдатёнок, сын погибшего солдата, продолжал доказывать своё:
– Вы же видели, это мой отец!.. Его убили! – говорил он, возбуждаясь тем
больше, чем дальше молчали люди, и не понимал, почему они не радовались
и не гордились его отцом так же, как он.
49
Кто-то из взрослых недовольно шикнул:
– Ч-ч, перестань, не говори так.
Но другой ему возразил:
– А что такого? Его отец погиб на фронте.
Не правда, что ли?
И тогда соседский мальчишка, школьник,
превым решился сказать ему правду:
– Да это не твой отец. Что ты кричишь?
Вовсе не твой отец, а артист. Спроси вон у
дяди-киномеханика.
Взрослые не хотели лишать мальчишку
его горькой и прекрасной иллюзии, и
потому они надеялись, что приезжий киномеханик запросто скажет всё, как
есть. Все обернулись к нему. Но и тот промолчал. Уткнулся в аппарат, будто
занятый очень.
– Нет, мой отец, мой! – не унимался солдатёнок.
– Какой твой отец? Который? – снова заспорил соседский парнишка.
– Он шёл с гранатой на танк. Ты разве не видел? Он упал вот так!
Мальчик бросился на землю и покатился, показывая, как упал его отец. И
сделал это в точности, как было. Он лежал перед экраном навзничь, широко
раскинув руки.
Зритель невольно рассмеялись. А он лежал, как убитый, и не смеялся. Снова
наступила неловкая тишина.
– Да что же это, куда же ты смотришь, Джеенгуль? – с
упрёком проговорила старая женщина-чабан, и все
увидели, как мать шла к сыну, скорбная и строгая, со
слезами на глазах.
Она подняла сына с земли.
– Пойдём, сынок, пойдём. Это был твой отец, – тихо
сказала она ему и повела его за собой из кошары.
Луна стояла уже высоко. В тёмно-синей ночной дали
белели горные вершины, а степь внизу лежала громадная
и непроглядная, как омут…
И только теперь, впервые в жизни, он познал горечь
утраты. Ему вдруг стало до невозможного обидно, больно,
горестно за убитого в бою отца. Ему вдруг захотелось
обнять мать и заплакать, и чтобы она плакала вместе с
ним. Но она молчала. И он молчал, сжав кулаки, сглатывая
слёзы.
Он не знал, что с этого часа в нём начал жить отец, давно погибший на
войне.
50
Словарь:
Кошара – qo’y qo’rasi, qo’ton; совхоз = совместное хозяйство; вдова – beva;
стригаль – yung qirqadigan kishi; чумазый – kir, kirlab ketgan; сражение – jang;
тюк – toy, tugun, bo’xcha; овраг – jar, jarlik; шквальный огонь – shiddatli o’q
yomgiri; цепкий – bu yerda: tirishqoq, astoyidil kirishadigan; стремительный –
jadal; кромсать – qiymalamoq, maydalamoq; лафет – artilleriya to’pi o’rnatilgan
stanok; упасть навзничь – chalkanchasiga yiqilmoq; иллюзия = обман чувств,
нечто кажущееся; упрёк – dakki, ta’na; омут – girdob; поза = положение
тела – gavdaning turishi.
Задание 1. Ответь на «Толстые» и «Тонкие» вопросы к рассказу Ч.Айтматова
«Солдатёнок».
«Тонкие» и «Толстые» вопросы





«Тонкие» вопросы
Как зовут мальчика?

Где происходят события рассказа?
Кто мать Авалбека?

Когда, в какое время происходит
событие?
О ком и о чём был фильм?

Что шепнула мать сыну во время
фильма?

Поверил ли мальчик словам матери?
Был ли солдат из фильма отцом

мальчика?
Что наказывала слепая бабушка? 
Что стал понимать Авалбек о войне?
Как закончился рассказ?

«Толстые» вопросы
Почему мать решила назвать солдата
из фильма отцом мальчика?
Почему мать подтвердила и после
окончания фильма, что солдатартиллерист был его отцом?
Что было бы, если мать не назвала
солдата из фильма отцом мальчика?
Мог ли киномеханик опровергнуть
слова матери мальчика?
Можно ли согласиться с тем, что мать
мальчика поступила правильно?
Почему после такого страшного
фильма Авалбек испытывает радость?
Если бы вы оказались в ситуации, что
бы вы сделали?
Задание 2. Составьте «Интеллект – карту» к рассказу.
51
Тема 10. Зульфия «Пришла весна, спрашивает о тебе»
Кластер: «Творчество Зульфии»
Возьмите моё сердце, люди!
Я для Вас пою зарю!
Зульфия
Зульфия Исраилова – широко известная
талантливая узбекская поэтесса. Её поэзию знают во
многих странах. Долгую плодотворную творческую
жизнь она посвятила своему народу; воспела его
славные трудовые достижения, его многовековые
нравственные и семейные традиции; прославила мать
– Родину и мать – хранительницу семейного очага.
Яркая художница, тонкий знаток души простого
человека-труженика, смелый борец за равные права
женщин Востока в обществе, поэтесса и
писательница
создала
произведения
самых
различных жанров: поэмы, баллады, элегии,
лирические стихотворения, рассказы, очерки,
публицистические статьи и газетные корреспонденции.
Поэзия Зульфии давно перешагнула границы Узбекистана. Выходец из
трудовой семьи, она воспела труд и человека в нём звонкой музыкой стиха.
Зульфия родилась в семье литейщика – кустаря в 1915 году в Ташкенте. Её
родители, тем не менее, были люди высокой культуры. «Моя мать была тихой
и, как помнится мне, всегда печальной. Но в ней не было рабской забитости ...
Сколько песен и легенд знала она, как умела рассказывать и петь, как могла
увлечь нас, детей, волшебной сказкой, - вспоминает Зульфия о своей матери.
– Любовь к слову, творящему чудеса, раскрывающему мир, ведущему
человека к прекрасному, заронила мне в сердце мать – простая женщина ...» И,
естественно, мать очень хотела, чтобы её дети стали высокообразованными,
культурными людьми. И её желания сбылись. Зульфия, окончив среднюю
школу и женское педагогическое училище, стала работать в редакции
республиканских газет и журналов, увлеклась поэзией, стала писать стихи. Её
первые стихи появились в журнале «Янги йул», в газетах «Кизил Узбекистон»,
«Ёш ленинчи».
В 1932 году, когда ей исполнилось 17 лет, вышел первый сборник её стихов
«Страницы жизни». Это стихи о молодёжи, о дружбе, о красоте человеческой
души. Затем пришло признание, её стихи, поэмы, рассказы стали появляться в
различных изданиях, выходить в свет отдельными книгами. С 1938 года она
работает в различных крупных издательствах, является членом различных
республиканских и межреспубликанских организаций.
52
Наиболее ярко и полно расцвёл талант Зульфии в трудные годы войны: в её
стихах мощно звучит голос патриота, ощущается лирическое тёплое
отношение к тем, кто с оружием в руках сражается за независимость своей
Родины и кто в глубоком тылу повседневным изнурительным трудом
снабжает фронт всем необходимым. В стихотворении «Фархадом звался он»
выражена ненависть к фашистским завоевателям, вера в победу. Призыв к
борьбе с врагом сочетаются с материнской песней о сыне – солдате, с
горестным переживанием жены за своего мужа – фронтовика и храброго
бойца, тоскующего по матери и жене. Раненый, истекающий кровью, в
полубреду борется солдат со смертью:
Он в небо чистое глядел,
Прозрачный воздух голубел.
И, словно в зеркале, он в нём
Себя узнал в краю родном.
И смерть, что рядом с ним была,
На шаг послушно отошла.
И в проясненном сознании, в миражах воспоминания о недавней мирной
жизни
Увидел он Узбекистан,
Друзей и щедрый дастархан,
Знакомый двор, старушку мать –
Ему её не обнимать.
Глубокое душевное переживание от представленной в воображении
солдата картины родного края дополняется особым чувством, сочетающим и
гнетущую тоску и восторженный всплеск сердца, когда
В атласном платье, как заря,
Его улыбкою даря,
Навстречу, радости полна,
Идёт любимая жена.
Лирический герой, сражаясь сначала на поле боя, а затем, истекая кровью,
борется со смертью, черпает силы для жизни в вере в завтрашний день, в
победу над врагом, в бессмертие своего народа.
Когда разгромлен будет враг –
Я знаю, это будет так, –
С тобой я буду, мой народ.
А кто с тобой – тот не умрёт!
Любовь к Родине, к своему краю, высокое чувство патриотизма,
сочетающиеся с неизбывной верой в благополучный исход военной страды –
не просто плод фантазии поэтической души Зульфии, а это свойство
национального характера узбекского народа, ярко выраженное в стихах
поэтессы, которая имела право так сказать за весь народ:
53
И, верою незыблемой полна
В победу нашу, саз беру я в руки.
Тебе, о мать! Тебе, моя страна,
Стихов, из сердца вырвавшихся звуков!
Поэтесса не приемлет счастье где-то за пределами Отчизны, даже если там
и в самом деле может быть хорошо: «Ведь счастье живо лишь в стране
родной».
Вот почему мне Родина милей,
Дороже мне, чем свет дневной для глаза.
Любовь к ней говорит в крови моей,
Напевом отзываясь в струнах саза.
В аллегорическом4 звучании стихотворения «Садовник далеко»,
посвящённого воину-фронтовику, на время оставившему без присмотра свой
огромный сад – целую страну, чтобы разделаться с незваным «гостем» в
касках, Зульфия передаёт общенародный настрой и настроение, выраженное
через символический образ садовника, олицетворяющего трудовой народ
своей страны.
Чуть солнце зардеется, в сад выхожу я –
«Скажите мне, розы, скажи мне, мой сад,
Где добрый садовник ваш, где он?»
А розы раскроют бутоны и так говорят:
«Садовник далёко, он там, где бушует
Метелица злая, где нету весны.
Он там, дорогая, он там защищает
Великое дело великой страны …»
Лирические стихи Зульфии военных лет, исполненные глубокого чувства
гражданственности и патриотизма, не лишены и любовно-чувственных
интонаций. В стихотворении «Сюзане», заполненном светлым чувством и
неизбывной надеждой на человеческое счастье, поэтесса, сообщая о народном
обычае – вышивании невестой цветного сюзане своему любимому, с болью в
голосе рассказывает о тоске героини о своём суженом, который вдали от неё
выполняет свой священный долг перед Родиной. Героиня этого стихотворения
жива мечтой о предстоящей встрече, которая непременно состоится, но после
того, как восторжествует победа над врагом, и мечтой о грядущей мирной
жизни на земле.
Ты победишь врага. Вернёшься. И вдвоём
Цветного сюзане мы развернём узоры.
Сияньем солнечным оно наполнит дом,
И солнце никогда не спрячется за горы.
4
Аллегория – образное иносказание. Аллегорические образы условны, так как под ними всегда
подразумевается нечто иное («премудрый пискарь», например, олицетворяет собой трусливого обывателя).
54
В стихотворении «Певцы на фронте» поэтесса с душевной болью и гневным
осуждением прямых виновников смотрит со слезами на глазах на
«развалины», на выжженную войной, почерневшую, опустевшую землю, и
выражает уверенность в том, что «скоро в этом выжженном краю» вновь
наступит мирная жизнь и зацветут сады, зазеленеют рощи и луга …
Послевоенные стихи Зульфии наполнены новым философским
содержанием; в них шире и масштабней изображается израненная войной
действительность, отличающаяся небывалым подъёмом народного трудового
энтузиазма. Тема труда в её поэзии становится доминирующей. Она воспевала
хлопкороба и рабочего, инженера и учёного, отдающих свои силы на благо
страны. Зульфия не отделяет человека, его счастье от всей страны.
Каждый куст, каждый слабенький стебель хлопчатника,
Как детей на груди, согревала она.
И чем больше труда и заботы в них вложено,
Тем счастливей народ, тем прекрасней страна.
Заметное место в творчестве Зульфии отведено судьбе женщины – узбечке,
осмысляется её активная рольв жизни своей страны. Зульфия не скрывает того,
что в далёкие времена роль женщины виделась в пределах домашнего очага,
сужалась до безответной рабыни, покорной мужчине в доме, который был – и
господин, и повелитель, которому женщина обязана была слепо поклоняться.
Бросая ретроспективный взгляд на женщину, оценивая её место в обществе
далёкого прошлого, Зульфия как бы обращается к ней из будущего:
Ты не жила, ты мучилась веками.
Но вот исчезла над тобою мгла.
В своей тёплой и светлой лирике («Моей подруге», «Мать», «Мартвенник
утром», «Победительницам» и др.) Зульфия рассказывает о трудовых подвигах
узбекского народа, восхищается трудовой доблестью женщин – узбечек,
прославляет их роль в обществе, показывает разностороннюю занятость
женщин во всех областях жизни страны:
Ты сеешь хлеб. Ты всходишь на высоты.
Ты у станка стоишь в цехах больших.
Ты смотришь в высь и видишь самолёты,
И в небесах сама ты водишь их.
Поэзия Зульфии овеяна трепетным чувством любви к природе и человеку
как неотъемлемой, высшей части самой природы. В её стихах природа
предстаёт в светлых тонах, ярких красках и образах.
Только что вымытый, полный сияния,
Лес окружает меня красотой.
Хвои намокшей впиваю дыханье,
Тихо шагаю тропинкой лесной.
Лирика Зульфии, исполненная благородством, мужественным, подлинно
народным пафосом, искренним чувством любви и уважения к природе и
55
человеку, богатством красок и неожиданно свежих образов, волнует душу
читателя, укрепляет в нём веру в будущее человечества.
Одним из лучших стихотворений Зульфии, посвящённому памяти
незабвенного друга, мужа и поэта Хамида Алимджана, которого она потеряла
в 1944 году, называлось стихотворение «Пришла весна, спрашивает о тебе».
Встречая каждую весну, говорим ей, любимой поэтессе: «Пришла весна,
спрашивает о тебе».
Словарь:
Хранитель – posbon; рабская забитость – qulchilikda ezilgan;
высокообразованный – oliy ma’lumotli; глубокий тыл – front orti;
изнурительный труд – mashaqqatli mehnat; тоскующий – sog’inayotgan;
гнетущая тоска – yurakni ziq qiladigan g’am-anduh; сознание – ong, iqror, aqlhush; мираж – sarob; энтузиазм – shavq-zavq, g’ayrat, ishtiyoq;
ретроспективный – o’tmishga nazar; неотъемлемый – ajralmas.
Пришла весна, спрашивает о тебе
Хамиду Алимджану
Живым дождём омыв миндаль,
В рассветный час пришла весна.
Полётом птиц наполнив даль,
Тревожа нас, пришла весна.
И так озлилась, не найдя,
На белый свет, на свой простор,
Что стала бурею, гудя,
И покатила камни с гор.
О, как любил ты час ночной,
Когда готов зацвесть урюк,
И аромат земли сырой,
И почек хлопающий звук!
Она спросила пастухов,
Стада пасущих: «Где поэт?».
Но нет у горя добрых слов, Они молчали ей в ответ.
За ворот зиму ухватив,
В рожок пастушеский трубя,
Твердя любимый твой мотив,
Весна пошла искать тебя.
Тогда, оборотясь лучом.
Весна вошла в мой тёмный дом,
Спросив у слёз моих: «О чём?»,
Склонилась над ребячьим сном.
И, чтоб скорей тебя найти,
Став ветром, ворвалась в сады
И обыскала по пути
Всё – от пустыни до воды.
Моих детей, твоих детей.
И, не найдя тебя опять,
Не видя более путей,
Мне сердце начала пытать.
56
«Где тот, который ждал меня
На перекрёстке всех дорог,
Тревоги от себя гоня,
Налюбоваться мной не мог?
И снег не тает в волосах?
Где тот певец, где тот поэт?»
«Дай руку мне…» - Молчат уста.
И молча я её веду …
В тени безлистого куста
Могила выросла в саду.
Зачем покинул свежесть трав,
Тюльпаны и в цвету урюк?
Зачем, строки не дописав,
Перо он выронил из рук?
Тогда весна умчалась прочь,
Неся с собой мою печаль,
И над могилой в туже ночь
Зацвёл, как облако, миндаль.
Где те прекрасные слова,
В которых я любила цвесть,
В которых я была жива,
Ещё прекраснее, чем есть?
И песню, спетую тобой,
Запел на ветке соловей.
И мир, разбуженный весной,
Шумел над памятью твоей.
Зачем ты в чёрном и в слезах?
Зачем молчишь ты мне в ответ
Известные люди о Зульфие
«Когда я первый раз услышал голос поэтессы Зульфии и первый раз прочитал
её стихи, увидел красоту и чистоту человеческой души».
Айбек – народный писатель Узбекистана.
«До сих пор помню эту историю, когда в узбекской поэзии загорелась яркая
звезда, та самая чистая и светлая, знаток человеческих душевных порывов!»
Миртемир – народный поэт Узбекистана.
Задание 1. Составьте кластер «Творчество Зульфии».
Задание 2. Выучите наизусть стихотворение Зульфии.
Задание 3. Просмотрите документальный фильм на русском языке «Хамид и
Зульфия». (https://www.youtube.com/watch?v=saVG0fYAoWk)
57
Тема 11. Константин Георгиевич Паустовский «Телеграмма»
Использовать «ПОПС - формулу»
Спешите делать добрые дела.
К.Паустовский.
Константин Паустовский
ТЕЛЕГРАММА
Октябрь был на редкость холодный, ненастный. Тесовые крыши почернели.
Спутанная трава в саду полегла, и
все доцветал и никак не мог доцвесть
и осыпаться один только
маленький подсолнечник у забора.
Над лугами тащились из-за реки, цеплялись за облетевшие ветлы рыхлые
тучи. Из них назойливо сыпался дождь.
По дорогам уже нельзя было ни пройти, ни проехать, и пастухи перестали
гонять в луга стадо.
Пастуший рожок затих до весны. Катерине Петровне стало ещё труднее
вставать по утрам и видеть все то же: комнаты, где застоялся горький запах
нетопленных печей, пыльный «Вестник Европы», пожелтевшие чашки на
столе, давно не чищенный самовар и картины на стенах. Может быть, в
комнатах было слишком сумрачно, а в глазах Катерины Петровны уже
появилась тёмная вода5, или, может быть, картины потускнели от времени, но
на них ничего нельзя было разобрать. Катерина Петровна только по памяти
знала, что вот эта — портрет её отца, а вот эта — маленькая, в золотой раме —
подарок Крамского, эскиз к его «Неизвестной». Катерина Петровна доживала
свой век в старом доме, построенном её отцом — известным художником.
В старости художник вернулся из Петербурга в своё родное село, жил на
покое
и занимался садом. Писать он
уже не мог: дрожала рука, да и зрение
ослабло, часто болели глаза.
Дом был, как говорила Катерина
Петровна,
«мемориальный».
Он
находился под охраной
областного
музея. Но что будет с этим домом, когда
умрет она, последняя его обитательница,
Катерина Петровна не знала. А в селе —
называлось оно Заборье — никого не
было, с кем бы можно было поговорить о
картинах, о петербургской жизни, о том
5
Тёмная вода (разг.) - слепота
58
лете, когда Катерина Петровна жила с отцом в Париже и видела похороны
Виктора Гюго.
Не расскажешь же об этом Манюшке, дочери соседа, колхозного
сапожника, — девчонке, прибегавшей каждый день, чтобы принести воды из
колодца, подмести полы, поставить самовар.
Катерина Петровна дарила Манюшке за услуги сморщенные перчатки,
страусовые перья, стеклярусную чёрную шляпу.
– На что это мне? – хрипло спрашивала Манюшка и шмыгала носом. –
Тряпичница я, что ли?
– А ты продай, милая, – шептала Катерина Петровна. Вот уже год, как она
ослабела и не могла говорить громко. – Ты продай.
– Сдам в утиль, – решала Манюшка, забирала всё и уходила.
Изредка заходил сторож при пожарном сарае – Тихон, тощий, рыжий.
Он ещё помнил, как отец Катерины Петровны приезжал из Петербурга,
строил дом, заводил усадьбу.
Тихон был тогда мальчишкой, но почтение к старому художнику сберёг на
всю жизнь. Глядя на его картины, он громко вздыхал:
– Работа натуральная!
Тихон хлопотал часто без толку, от жалости, но всё же помогал по
хозяйству: рубил в саду засохшие деревья, пилил их, колол на дрова. И каждый
раз, уходя, останавливался в дверях и спрашивал:
– Не слышно, Катерина Петровна, Настя пишет чего или нет?
Катерина Петровна молчала, сидя на диване – сгорбленная, маленькая, – и
всё перебирала какие-то бумажки в рыжем кожаном ридикюле. Тихон долго
сморкался, топтался у порога.
– Ну что ж, – говорил он, не дождавшись ответа.
– Я, пожалуй, пойду, Катерина Петровна.
– Иди, Тиша, – шептала Катерина Петровна. – Иди, бог с тобой!
Он выходил, осторожно прикрыв дверь, а Катерина Петровна начинала
тихонько плакать. Ветер свистел за окнами в голых ветвях, сбивал последние
листья. Керосиновый ночник вздрагивал на столе. Он был, казалось,
единственным живым существом в покинутом доме, — без этого слабого огня
Катерина Петровна и не знала бы, как дожить до утра.
Ночи были уже долгие, тяжелые, как бессонница. Рассвет все больше
медлил, все запаздывал и нехотя сочился в немытые окна, где между рам ещё
с прошлого года лежали поверх ваты когда-то жёлтые осенние, а теперь
истлевшие и чёрные листья.
Настя, дочь Катерины Петровны и единственный родной человек, жила
далеко, в Ленинграде. Последний раз она приезжала три года назад.
Катерина Петровна знала, что Насте теперь не до неё, старухи. У них, у
молодых, свои дела, свои непонятные интересы, своё счастье. Лучше не
мешать. Поэтому Катерина Петровна очень редко писала Насте, но думала о
59
ней все дни, сидя на краешке продавленного дивана так тихо, что мышь,
обманутая тишиной, выбегала из-за печки, становилась на задние лапки и
долго, поводя носом, нюхала застоявшийся воздух.
Писем от Насти тоже не было, но раз в два-три месяца весёлый молодой
почтарь Василий приносил Катерине Петровне перевод на двести рублей. Он
осторожно придерживал Катерину Петровну за руку, когда она
расписывалась, чтобы не расписалась там, где не надо.
Василий уходил, а Катерина Петровна сидела, растерянная, с деньгами в
руках. Потом она надевала очки и перечитывала несколько слов на почтовом
переводе. Слова были все одни и те же:
столько дел, что нет времени не то что
приехать, а даже написать настоящее письмо.
Катерина Петровна осторожно перебирала
пухлые бумажки. От старости она забывала,
что деньги эти вовсе не те, какие были в руках
у Насти, и ей казалось, что от денег пахнет
Настиными духами.
Как-то, в конце октября, ночью, кто-то
долго стучал в заколоченную уже несколько
лет калитку в глубине сада.
Катерина Петровна забеспокоилась, долго
обвязывала голову тёплым платком, надела
старый салоп, впервые за этот год вышла из
дому. Шла она медленно, ощупью. От
холодного воздуха разболелась голова. Позабытые звёзды пронзительно
смотрели на землю. Палые листья мешали идти. Около калитки Катерина
Петровна тихо спросила:
– Кто стучит?
Но за забором никто не ответил.
– Должно быть, почудилось, – сказала Катерина Петровна и побрела назад.
Она задохнулась, остановилась у старого дерева, взялась рукой за
холодную, мокрую ветку и узнала: это был клён. Его она посадила давно, ещё
девушкой-хохотушкой, а сейчас он стоял облетевший, озябший, ему некуда
было уйти от этой бесприютной, ветреной ночи.
Катерина Петровна пожалела клён, потрогала шершавый ствол, побрела в
дом и в ту же ночь написала Насте письмо.
«Ненаглядная моя, писала Катерина Петровна. – Зиму эту я не переживу.
Приезжай хоть на день. Дай поглядеть на тебя, подержать твои руки. Старая
стала и слаба до того, что тяжело мне не то что ходить, а даже сидеть и лежать,
– смерть забыла ко мне дорогу. Сад сохнет – совсем уж не тот, – да я его и не
вижу. Нынче осень плохая. Так тяжело; вся жизнь, кажется, не была такая
длинная, как одна эта осень».
60
Манюшка, шмыгая носом, отнесла это письмо на почту, долго засовывала
его в почтовый ящик и заглядывала внутрь, — что там? Но внутри ничего не
было видно — одна жестяная пустота.
Настя работала секретарем в Союзе художников. Работы было много.
Устройство выставок, конкурсов – всё это проходило через её руки. Письмо от
Катерины Петровны Настя получила на службе. Она спрятала его в сумочку,
не читая, – решила прочесть после работы.
Письма Катерины Петровны вызывали у Насти вздох облегчения: раз мать
пишет – значит, жива. Но вместе с тем от них начиналось глухое беспокойство,
будто каждое письмо было безмолвным укором.
После работы Насте надо было пойти в мастерскую молодого скульптора
Тимофеева, посмотреть, как он живёт, чтобы доложить об этом правлению
Союза. Тимофеев жаловался на холод в мастерской и вообще на то, что его
затирают и не дают развернуться.
На одной из площадок Настя достала зеркальце, напудрилась и
усмехнулась, – сейчас она нравилась самой себе. Художники звали её
Сольвейг6 за русые волосы и большие холодные глаза.
Открыл сам Тимофеев – маленький, решительный, злой. Он был в пальто.
Шею он замотал огромным шарфом, а на его ногах Настя заметила дамские
фетровые боты.
– Не раздевайтесь, – буркнул Тимофеев. – А то замёрзнете. Прошу!
Он провел Настю по тёмному коридору, поднялся вверх на несколько
ступеней и открыл узкую дверь в мастерскую.
Из мастерской пахнуло чадом. На полу около бочки с мокрой глиной горела
керосинка. На станках стояли скульптуры, закрытые сырыми тряпками. За
широким окном косо летел снег, заносил туманом Неву, таял в её тёмной воде.
Ветер посвистывал в рамках и шевелил на полу старые газеты.
– Боже мой, какой холод! – сказала Настя, и ей показалось, что в мастерской
ещё холоднее от белых мраморных барельефов7, в беспорядке развешанных по
стенам.
– Вот, полюбуйтесь! – сказал Тимофеев, пододвигая Насте испачканное
глиной кресло. – Непонятно, как я ещё не издох в этой берлоге. А у Першина
в мастерской от калориферов8 дует теплом, как из Сахары.
– Вы не любите Першина? – осторожно спросила Настя.
– Выскочка! – сердито сказал Тимофеев. – Ремесленник! У его фигур не
плечи, а вешалки для пальто. Его колхозница – каменная баба в подоткнутом
фартуке. Его рабочий похож на неандертальского человека. Лепит деревянной
лопатой. А хитёр, милая моя, хитёр, как кардинал!
6
Сольвейг – (норвежск. - солнечный луч или путь) – олицетворение поэтичности, красоты.
Барельеф – выпуклое скульптурное изображение на плоской поверхности.
8
Калорифер – прибор для отопления помещения нагретым воздухом.
7
61
– Покажите мне вашего Гоголя, – попросила Настя, чтобы переменить
разговор.
– Перейдите! – угрюмо приказал скульптор. – Да нет, не туда! Вон в тот
угол. Так!
Он снял с одной из фигур мокрые тряпки, придирчиво осмотрел её со всех
сторон, присел на корточки около керосинки, грея руки, и сказал:
– Ну вот он, Николай Васильевич! Теперь прошу!
Настя вздрогнула. Насмешливо, зная её насквозь, смотрел на неё
остроносый сутулый человек. Настя видела, как на его виске бьётся тонкая
склеротическая жилка.
«А письмо-то в сумочке нераспечатанное, — казалось, говорили сверлящие
гоголевские глаза. — Эх ты, сорока!»
– Ну что? – опросил Тимофеев. – Серьёзный дядя, да?
– Замечательно! – с трудом ответила Настя. – Это действительно
превосходно.
Тимофеев горько засмеялся.
– Превосходно, – повторил он. – Все говорят: превосходно. И Першин, и
Матьящ, и всякие знатоки из всяких комитетов. А толку что? Здесь –
превосходно, а там, где решается моя судьба как скульптора, там тот же
Першин только неопределённо хмыкнет – и готово. А Першин хмыкнул –
значит, конец!.. Ночи не спишь! – крикнул Тимофеев и забегал по мастерской,
топая ботами. – Ревматизм в руках от мокрой глины. Три года читаешь каждое
слово о Гоголе. Свиные рыла снятся!
Тимофеев поднял со стола груду книг, потряс ими в воздухе и с силой
швырнул обратно. Со стола полетела гипсовая пыль.
– Это всё о Гоголе! – сказал он и вдруг успокоился. – Что? Я, кажется, вас
напугал? Простите, милая, но, ей-богу, я готов драться.
– Ну что ж, будем драться вместе, – сказала Настя и встала.
Тимофеев крепко пожал ей руку, и она ушла с твёрдым решением вырвать
во что бы то ни стало этого талантливого человека из безвестности.
Настя вернулась в Союз художников, прошла к председателю и долго
говорила с ним, горячилась, доказывала, что нужно сейчас же устроить
выставку работ Тимофеева. Председатель постукивал карандашом по столу,
что-то долго прикидывал и в конце концов согласился.
Настя вернулась домой, в свою старинную комнату на Мойке, с лепным
золоченым потолком, и только там прочла письмо Катерины Петровны.
– Куда там сейчас ехать! – сказала она и встала, – Разве отсюда вырвешься!
Она подумала о переполненных поездах, пересадке на узкоколейку,
тряской телеге, засохшем саде, неизбежных материнских слезах, о тягучей,
ничем не скрашенной скуке сельских дней — и положила письмо в ящик
письменного стола.
Две недели Настя возилась с устройством выставки Тимофеева.
62
Несколько раз за это время она ссорилась и мирилась с неуживчивым
скульптором. Тимофеев отправлял на выставку свои работы с таким видом,
будто обрекал их на уничтожение.
– Ни черта у вас не получится, дорогая моя, – со злорадством говорил он
Насте, будто она устраивала не его, а свою выставку. — Зря я только трачу
время, честное слово.
Настя сначала приходила в отчаяние и обижалась, пока не поняла, что все
эти капризы от уязвленной гордости, что они наигранны и в глубине души
Тимофеев очень рад своей будущей выставке.
Выставка открылась вечером. Тимофеев злился и говорил, что нельзя
смотреть скульптуру при электричестве.
– Мёртвый свет! – ворчал он. – Убийственная скука! Керосин и то лучше.
– Какой же свет вам нужен, невозможный вы тип? – вспылила Настя.
– Свечи нужны! Свечи! – страдальчески закричал Тимофеев. – Как же
можно Гоголя ставить под электрическую лампу. Абсурд!
На открытии были скульпторы, художники. Непосвящённый, услышав
разговоры скульпторов, не всегда мог бы догадаться, хвалят ли они работы
Тимофеева или ругают. Но Тимофеев понимал, что выставка удалась.
Седой вспыльчивый художник подошёл к Насте и похлопал её по руке:
– Благодарю. Слышал, что это вы извлекли Тимофеева на свет божий.
Прекрасно сделали. А то у нас, знаете ли, много болтающих о внимании к
художнику, о заботе и чуткости, а как дойдёт до дела, так натыкаешься на
пустые глаза. Ещё раз благодарю!
Началось обсуждение. Говорили много, хвалили, горячились, и мысль
брошенная старым художником о внимании к человеку, к молодому
незаслуженно забытому скульптору, повторялась в каждой речи.
Тимофеев сидел нахохлившись, рассматривал паркет, но всё же искоса
поглядывал на выступающих, не зная, можно ли им верить или пока ещё рано.
В дверях появилась курьерша из Союза – добрая и бестолковая Даша. Она
делала Насте какие-то знаки.
Настя подошла к ней, и Даша,
ухмыляясь, подала ей телеграмму.
Настя вернулась на своё место,
незаметно вскрыла телеграмму,
прочла и ничего не поняла:
«Катя помирает. Тихон».
«Какая Катя? – растерянно
подумала Настя. – Какой Тихон?
Должно быть, это не мне».
Она посмотрела адрес: нет, телеграмма была ей. Тогда только она заметила
печатные буквы на бумажной ленте: «Заборье».
Настя скомкала телеграмму и нахмурилась. Выступал Перший.
63
– В наши дни, – говорил он, покачиваясь и придерживая очки, – забота о
человеке становится той прекрасной реальностью, которая помогает нам расти
и работать. Я счастлив отметить в нашей среде, в среде скульпторов и
художников, проявление этой заботы. Я говорю о выставке работ товарища
Тимофеева. Этой выставкой мы целиком обязаны – да не в обиду будет сказано
нашему руководству – одной из рядовых сотрудниц Союза, нашей милой
Анастасии Семёновне.
Перший поклонился Насте, и все зааплодировали. Аплодировали долго.
Настя смутилась до слёз.
Кто-то тронул её сзади за руку. Это был старый вспыльчивый художник.
– Что? – спросил он шёпотом и показал глазами на скомканную в руке
Насти телеграмму. – Ничего неприятного?
– Нет, – ответила Настя. – Это так … От одной знакомой …
– Ага! – пробормотал старик и снова стал слушать Першина.
Все смотрели на Першина, но чей-то взгляд, тяжёлый и пронзительный,
Настя всё время чувствовала на себе и боялась поднять голову. «Кто бы это
мог быть? – подумала она. – Неужели кто-нибудь догадался? Как глупо. Опять
расходились нервы».
Она с усилием подняла глаза и тотчас отвела их: Гоголь смотрел на неё,
усмехаясь. На его виске как будто тяжело билась тонкая склеротическая
жилка. Насте показалось, что Гоголь тихо сказал сквозь стиснутые зубы: –
«Эх, ты!»
Настя быстро встала, вышла, торопливо оделась внизу и выбежала на
улицу.
Валил водянистый снег. На Исаакиевском соборе выступила серая
изморозь. Хмурое небо всё ниже опускалось на город, на Настю, на Неву.
«Ненаглядная моя, – вспомнила Настя недавнее письмо. – Ненаглядная!»
Настя села на скамейку в сквере около Адмиралтейства и горько заплакала.
Снег таял на лице, смешивался со слезами.
Настя вздрогнула от холода и вдруг поняла, что никто её так не любил, как
эта дряхлая, брошенная всеми старушка, там, в скучном Заборье.
«Поздно! Маму я уже не увижу», – сказала она про себя и вспомнила, что
за последний год она впервые произнесла это детское милое слово – «мама».
Она вскочила, быстро пошла против снега, хлеставшего в лицо.
«Что ж что, мама? Что? – думала она, ничего не видя. – Мама! Как же это
могло так случиться? Ведь никого же у меня в жизни нет. Нет и не будет
роднее. Лишь бы успеть, лишь бы она увидела меня, лишь бы простила».
Настя вышла на Невский проспект, к городской станции железных дорог.
Она опоздала. Билетов уже не было.
Настя стояла около кассы, губы у неё дрожали, она не могла говорить,
чувствуя, что от первого же сказанного слова она расплачется навзрыд.
Пожилая кассирша в очках выглянула в окошко.
64
– Что с вами, гражданка? – недовольно спросила она.
– Ничего, – ответила Настя. – У меня мама… Настя повернулась и быстро
пошла к выходу.
– Куда вы? – крикнула кассирша. – Сразу надо было сказать. Подождите
минутку.
В тот же вечер Настя уехала. Всю дорогу ей казалось, что «Красная стрела»
едва тащится, тогда как поезд стремительно мчался сквозь ночные леса,
обдавая их паром и оглашая протяжным предостерегающим криком.
…Тихон пришёл на почту, пошептался с почтарем Василием, взял у него
телеграфный бланк, повертел его и долго, вытирая рукавом усы, что-то писал
на бланке корявыми буквами. Потом осторожно сложил бланк, засунул в
шапку и поплёлся к Катерине Петровне.
Катерина Петровна не вставала уже десятый день. Ничего не болело, но
обморочная слабость давила на грудь, на голову, на ноги, и трудно было
вздохнуть.
Манюшка шестые сутки не отходила от Катерины Петровны. Ночью она,
не раздеваясь, спала на продавленном диване. Иногда Манюшке казалось, что
Катерина Петровна уже не дышит. Тогда она начинала испуганно хныкать и
звала: живая?
Катерина Петровна шевелила рукой под одеялом, и Манюшка
успокаивалась.
В комнатах с самого утра стояла по углам ноябрьская темнота, но было
тепло. Манюшка топила печку. Когда весёлый огонь освещал бревенчатые
стены, Катерина Петровна осторожно вздыхала – от огня комната делалась
уютной, обжитой, какой она была давным-давно, ещё при Насте. Катерина
Петровна закрывала глаза, и из них выкатывалась и скользила по жёлтому
виску, запутывалась в седых волосах одна-единственная слезинка.
Пришёл Тихон. Он кашлял, сморкался и, видимо, был взволнован.
– Что, Тиша? – бессильно спросила Катерина Петровна.
– Похолодало, Катерина Петровна! – бодро сказал Тихон и с беспокойством
посмотрел на свою шапку. – Снег скоро выпадет. Оно к лучшему. Дорогу
морозцем собьёт – значит, и ей будет способнее ехать.
– Кому? – Катерина Петровна открыла глаза и сухой рукой начала
судорожно гладить одеяло.
– Да кому же другому, как не Настасье Семёновне, – ответил Тихон, криво
ухмыляясь, и вытащил из шапки телеграмму. – Кому, как не ей.
Катерина Петровна хотела подняться, но не смогла, снова упала на
подушку.
– Вот! – сказал Тихон, осторожно развернул телеграмму и протянул её
Катерине Петровне.
Но Катерина Петровна её не взяла, а всё так же умоляюще смотрела на
Тихона.
65
– Прочти, – сказала Манюшка хрипло. – Бабка уже читать не умеет. У неё
слабость в глазах.
Тихон испуганно огляделся, поправил ворот, пригладил рыжие редкие
волосы и глухим, неуверенным голосом прочёл: «Дожидайтесь, выехала.
Остаюсь всегда любящая дочь ваша Настя».
– Не надо, Тиша! – тихо сказала Катерина Петровна. – Не надо, милый. Бог
с тобой. Спасибо тебе за доброе слово, за ласку.
Катерина Петровна с трудом отвернулась к стене, потом как будто уснула.
Тихон сидел в холодной прихожей на лавочке, курил, опустив голову,
сплёвывал и вздыхал, пока не вышла Манюшка и не поманила в комнату
Катерины Петровны.
Тихон вошёл на цыпочках и всей пятернёй отёр лицо. Катерина Петровна
лежала бледная, маленькая, как будто безмятежно уснувшая.
– Не дождалась, – пробормотал Тихон. – Эх, горе её горькое, страданье
неписаное! А ты смотри, дура, – сказал он сердито Манюшке, – за добро плати
добром, не будь пустельгой… Сиди здесь, а я сбегаю в сельсовет, доложу.
Он ушёл, а Манюшка сидела на табурете, подобрав колени, тряслась и
смотрела, не отрываясь на Катерину Петровну.
Хоронили Катерину Петровну на следующий день. Подморозило. Выпал
тонкий снежок. День побелел, и небо было сухое, светлое, но серое, будто над
головой протянули вымытую, подмерзшую холстину. Дали за рекой стояли
сизые. От них тянуло острым и весёлым запахом снега, схваченной первым
морозом ивовой коры.
На похороны собрались старухи и ребята. Гроб на кладбище несли Тихон,
Василий и два брата Малявины – старички, будто заросшие чистой паклей.
Манюшка с братом Володькой несла крышку гроба и не мигая смотрела перед
собой.
Кладбище было за селом, над рекой. На нём росли высокие, жёлтые от
лишаев вербы.
По дороге встретилась учительница. Она недавно приехала из областного
города и никого ещё в Заборье не знала.
– Учителька идёт, учителька! – зашептали мальчишки.
Учительница была молоденькая, застенчивая, сероглазая, совсем ещё
девочка. Она увидела похороны и робко остановилась, испуганно посмотрела
на маленькую старушку в гробу. На лицо старушки падали и не таяли колкие
снежинки. Там, в областном городе, у учительницы осталась мать – вот такая
же маленькая, вечно взволнованная заботами о дочери и такая же совершенно
седая.
Учительница постояла и медленно пошла вслед за гробом. Старухи
оглядывались на неё, шептались, что вот, мол, тихая какая девушка и ей
трудно будет первое время с ребятами – уж очень они в Заборье
самостоятельные и озорные.
Учительница наконец решилась и спросила одну из старух, бабку Матрену:
66
– Одинокая, должно быть, была эта старушка?
– И-и, мила-ая, – тотчас запела Матрена, – почитай что совсем одинокая. И
такая задушевная была, такая сердечная. Все, бывало, сидит и сидит у себя на
диванчике одна, не с кем ей слова сказать. Такая жалость! Есть у неё в
Ленинграде дочка, да, видно, высоко залетела. Так вот и померла без людей,
без родственников.
На кладбище гроб поставили около свежей могилы. Старухи кланялись
гробу, дотрагивались тёмными руками до земли. Учительница подошла к
гробу, наклонилась и поцеловала Катерину Петровну в высохшую желтую
руку. Потом быстро выпрямилась, отвернулась и пошла к разрушенной
кирпичной ограде.
За оградой, в лёгком перепархивающем снегу лежала любимая, чуть
печальная, родная земля.
Учительница долго смотрела, слушала, как за её спиной переговаривались
старики, как стучала по крышке гроба земля и далеко по дворам кричали
разноголосые петухи – предсказывали ясные дни, лёгкие морозы, зимнюю
тишину.
В Заборье Настя приехала на второй день после похорон. Она застала
свежий могильный холм на кладбище – земля на нём смёрзлась комками – и
холодную тёмную комнату Катерины Петровны, из которой, казалось, жизнь
ушла давным-давно.
В этой комнате Настя проплакала всю ночь, пока за окнами не засинел
мутный и тяжёлый рассвет.
Уехала Настя из Заборья крадучись, стараясь, чтобы её никто не увидел и
ни о чём не расспрашивал. Ей казалось, что никто, кроме Катерины Петровны,
не мог снять с неё непоправимой вины, невыносимой тяжести.
Словарь:
Тесовые крыши – yupqa taxtadan qilingan tom; мемориальный – xotira uchun
qilingan; усадьба – qo’rg’on, hovli-joy; тощий – ozg’in; ридикюль – xotin-qizlar
sumkachasi; керосиновый ночник – tunda yoqib qo’yiladigan xira chiroq;
бессонница – uyqusizlik, bedorlik; заколоченный – mixlangan; салоп –
ayollarning keng ust-kiyimi; позабытый – unutilgan; правление – idora; боты –
yopiq, issiq oyoq kiyim; чад – oshxona tutuni, is; станки – rassomlar dastgohlari;
берлога – ayiq ini, bu yerda: uy, kulba; угрюмо – badqovoq, govog’I soliq;
бревенчатые стены – xodalardan qilingan devor; безмятежно – tinch,
betashvish; пустельга – kuyka, miqqiy (qirg’iylar oilasiga kiradigan yirtqich qush);
so'zlashuv tilida: quruq, sergap, mahmadona odam; гроб - tobut; пакля – zig’ir
poyaning dag’al tolasi, kanop losi.
67
Задание 1. Ответьте на тестовые вопросы к рассказу.
1. В каком году был написан рассказ «Телеграмма»?
А) 1944
Б) 1945
В) 1946
2. В каком месяце происходили описанные события?
А) Сентябрь
Б) Ноябрь
В) Октябрь
3. Кто построил дом, в котором жила Катерина Петровна?
А) Её дед
Б) Её муж
В) Её отец
4. Кем был отец Катерины Петровны?
А) Чиновником
Б) Зажиточным крестьянином
В) Известным художником
5. Как называлось село, в котором располагался дом Катерины Петровны?
А) Заболотное
Б) Набережное
В) Заборье
6. Как звали девочку, приходившую ежедневно к Катерине Петровне?
А) Леночка
Б) Оленька
В) Манюшка
7. Зачем девочка заходила к Катерине Петровне?
А) За молоком
Б) Учиться живописи
В) Помогать по хозяйству
8. Кем был Тихон?
А) Трактористом
Б) Почтарём
68
В) Сторожем при пожарной охране
9. В каком городе жила дочь Катерины Петровны?
А) В Москве
Б) В Волгограде
В) В Ленинграде
10.Как давно дочь Катерины Петровны приезжала навестить мать?
А) Год назад
Б) Месяц назад
В) Три года назад
11.Какую сумму денег дочь переводила матери?
А) 300 рублей
Б) 100 рублей
В) 200 рублей
12.Как звали дочь Катерины Петровны?
А) Мария
Б) Елена
В) Анастасия
13.Почему Катерина Петровна редко писала письма для дочери?
А) Ей было некогда писать
Б) Не было денег на отправку писем
В) Она не хотела ей мешать
14.Кем работала дочь Катерины Петровны?
А) Продавцом
Б) Учителем
В) Секретарём
15.Где работала дочь Катерины Петровны?
А) В школе
Б) В институте
В) В союзе художников
16.Чем была занята дочь Катерины Петровны?
А) Воспитанием детей
Б) Продвижением по карьерной лестнице
69
В) Организацией выставки скульптора
17.Сколько дней пролежала Катерина Петровна в постели?
А) 7 дней
Б) 12 дней
В) 10 дней
18.Когда дочь Катерины Петровны приехала к матери?
А) В день похорон
Б) За час до смерти
В) На 2-й день после похорон
Задание 1. Составьте «ПОПС – формулу» к рассказу.
ПОПС – формула
П – позиция (в чем заключается
ваша точка зрения)
О – обоснование (на чём вы
обосновываетесь,
довод
в
поддержку вашей позиции)
П
–
пример
(факты,
иллюстрирующие ваш довод)
С – следствие (вывод, что надо
сделать, призыв к принятию
вашей позиции)
… я считаю, что …, полагаю…, на
мой взгляд…
… потому, что …, так как …,
поскольку…
… например …, к примеру……
например …, к примеру…
… поэтому …, таким образом…,
итак….
Образец: «ПОПС - формула» на рассказ А.П. Чехова «Агафья»
П – позиция
О – обоснование
П – пример
С – следствие
Я считаю, что девушка поступила очень
плохо и безнравственно, изменив мужу.
Измена никогда не прощается! Из-за ее
поступка семья может разрушится.
Она ходила ночью к Савке, явно не за
капустой, пила водку, осталась на ночь.
Поэтому нужно быть терпеливой, не
смотря ни на что, оберегать семью, быть
верной мужу и семье.
70
Тема 12. Михаил Юрьевич Лермонтов «Листок»
Кластер «Творчество М.Ю. Лермонтова»
На свете нет боли сильней одиночества.
Л.Н.Токарев.
Михаил Юрьевич Лермонтов
Михаил Лермонтов – один из самых известных
русских поэтов, и признание к нему пришло ещё при
жизни. Его творчество, в котором сочетались острые
социальные темы с философскими мотивами и
личными переживаниями, оказало огромное влияние
на поэтов и писателей XIX – XX веков.
Михаил Юрьевич Лермонтов родился ночью со 2
на 3 октября (15 октября по новому стилю) 1814 года
в доме напротив площади Красных Ворот (ныне
Лермонтовская площадь) – той самой, где сегодня стоит самый известный в
России памятник поэту.
Вскоре после рождения мальчика семья Лермонтовых переехала в имение9
бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, Тарханы, которое находится
недалеко от города Пенза. В Тарханах прошли детские годы поэта.
Мать Лермонтова умерла, когда ему не было и трёх лет. После её смерти
все заботы по воспитанию мальчика взяла на себя его бабушка. Отец ребёнка,
Юрий Петрович Лермонтов, которого Елизавета Алексеевна не любила,
считая его неподходящим мужем для дочери, был лишён возможности даже
видеться с сыном. Ранние переживания, связанные с разладом в семье, тоска
по отцу наложили глубокий отпечаток на характер юного поэта, сделали его
легкоранимым заставили задуматься над отношениями между людьми. Всё
это развило в нём мечтательность, задумчивость. Позднее он писал:
Он не имел ни брата, ни сестры,
И тайных мук его никто не ведал.
До времени отвыкнув от игры,
Он жадному сомненью сердце предал
И, презрев детства милые дары,
Он начал думать, строить мир воздушный
И в нём терялся мыслию послушной.
(«Сашка», 1839)
9
Имение - в дореволюционной России: земельное владение с хозяйством, принадлежащее дворянинупомещику.
71
В Тарханах Миша был окружён постоянным вниманием и заботами
бабушки, которая не жалела для внука ни сил, ни средств. Она пригласила к
нему французских и немецких воспитателей, так что мальчик владел
иностранными языками как своим родным. С ранних лет он занимался
музыкой, лепкой и особенно увлекался рисованием. В доме постоянно жил
врач, который следил за здоровьем ребёнка. По его совету Е.А.Арсеньева
возила внука на Кавказ в Горячеводск (ныне Пятигорск). Эти поездки
произвели на будущего поэта огромное впечатление. Рассказы очевидцев о
набегах горцев10, об опасностях кавказской жизни, величие природы этого
края навсегда запечатлелись в памяти Лермонтова. С тех пор Кавказ стал для
него страной поэтического вдохновения.
В юношеской поэме Лермонтова «Измаил-Бей» (1832) есть такие слова:
Приветствую тебя, Кавказ седой!
Твоим горам я путник не чужой:
Они меня в младенчестве носили
И к небесам пустыни приучили.
И долго мне мечталось с этих пор
Всё нёбо юга да утёсы гор.
Когда Мише исполнилось 13 лет, бабушка решила переехать в Москву,
чтобы продолжить образование внука. Здесь началось увлечение будущего
поэта литературой. Он много читает, переводит, пытается писать сам и попрежнему много времени отдаёт рисованию, увлекается театром.
С 1828 по 1832 год он учится в университетском Благородном пансионе,
куда принимались только дети знатных и богатых семей. В то время пансион
считался лучшим учебным заведением в Москве. В своё время его закончили
В.А.Жуковский11, А.С.Грибоедов12. Преподаватели, среди которых были
люди, причастные к литературе, посвящали учащихся в подробности
литературной жизни, знакомили с журнальной полемикой. Многие
однокашники13 Лермонтова уже печатали свои стихотворения, переводы и
даже статьи. В самом пансионе существовало Общество любителей
словесности, в деятельности которого молодёжь принимала самое активное
участие. Учащиеся, в том числе и Лермонтов, с увлечением выпускали
рукописные журналы. Наиболее способных к литературному творчеству
преподаватели знакомили с московскими поэтами, журналистами, критиками.
Обстановка в пансионе была чрезвычайно благотворна для развития
литературных способностей будущего поэта.
10
Набеги горцев – тактика неожиданных нападений, которую использовали вооружённые отряды жителей
гор во время Кавказской войны (1817 – 1864).
11
Жуковский Василий Андреевич (1783— 1852) — выдающийся русский поэт, основоположник русского
романтизма.
12
Грибоедов Александр Сергеевич (1795— 1829) - выдающийся русский драматург, талантливый поэт и
композитор, видный дипломат. Его бессмертная комедия «Горе от ума» (1824) положила начало развитию
русской реалистической драматургии.
13
Однокашник – товарищ по учёбе.
72
В 1832 году Лермонтов поступил на словесное14 отделение Московского
университета. Среди студентов, учившихся в ту пору, было немало молодых
людей, которым суждено было оставить свой след в истории страны. Это
А.А.Герцен, Н.Огарёв, В.Белинский, И.Гончаров и многие другие будущие
писатели и общественные деятели. Интересы студентов были намного шире
интересов воспитанников пансиона. В аудиториях, кроме литературных,
горячо обсуждались политические и социальные вопросы, волновавшие в те
годы русское общество. Но в Московском университете Лермонтов пробыл
очень недолго. Через год из-за участия в выступлении студентов против
консервативно настроенных преподавателей, ему пришлось оставить
университет.
Годы жизни в Москве имели большое значение для развития таланта
Лермонтова, становления его личности. В московский период проявились и
определились такие важные свойства лермонтовского творчества, как
вольнолюбие, гражданственность, напряжённость духовных исканий. Он
жадно читает произведения выдающихся писателей того времени: поэтовдекабристов, Пушкина, Байрона, немецких романтиков. Учась у своих
предшественников, Лермонтов никогда не опускался до беспомощного
подражания. Даже ранние его произведения поражают читателя интенсивной
работой мысли, самобытностью художественной формы. Любой сюжет, мотив
или тема получали у Лермонтова своеобразное развитие.
О чём же пишет Лермонтов в эти годы?
Ранние стихотворения Лермонтова надо читать как главы одной большой
книги, в которой отразились порывы чувств и мыслей молодого человека,
решавшего для себя важнейшие проблемы бытия.
Стремясь разобраться в xаoce противоречивых чувств и мыслей,
наполнявших в те годы его сердце, он постоянно как бы беседует сам с собой,
поэтому каждое стихотворение этого периода, независимо от его темы: будь
то размышление о любви и человеческих отношениях, о счастье, о бессмертии
и славе, превращается у Лермонтова в глубоко искреннюю исповедь, где
раскрываются самые сокровенные движения и чувства души:
Нет, я не Байрон, я другой,
Ещё неведомый избранник,
Как он, гонимый миром странник,
Но только с русскою душой.
Я раньше начал, кончу ране,
Мой ум немного совершит;
В душе моей, как в океане,
Надежд разбитых груз лежит.
(1832)
14
Словесное отделение – филологическое отделение (факультет)
73
Однако самонаблюдения и особенно выводы юного поэта нередко
оказываются самыми противоречивыми. Утверждая в одном стихотворении,
например, что любовь великое благо на земле, он тут же в стихотворении,
написанном почти одновременно, находит в ней источник зла и страданий. Он
то видит себя великим постом, перед которым должен преклониться мир, то
говорит о своём «ничтожестве». Творчество раннего периода отражает
стремление Лермонтова обрести свою позицию в жизни, найти в ней своё
место.
Вместе с бабушкой в 1833 году он переехал в Петербург с намерением
поступить там в университет. Но его не приняли: исключенным из
Московского университета закрывался доступ и в другие университеты. Тогда
он решил, как большинство молодых дворян в то время, стать военным и
поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров,
привилегированное военное учебное заведение для дворян.
Для Лермонтова годы, проведённые в этой школе, стали временем тяжёлых
душевных испытаний, острой внутренней борьбы. Духовная атмосфера
училища была неблагоприятна для человека мыслящего и талантливого. Здесь
воспитывали людей, которые могли бы действовать, не рассуждая и не
задумываясь. Вначале Петербург увлёк юношу блеском светской жизни,
балами, маскарадами, но очень скоро он узнал и понял высшее общество,
«свет», где под маской любезности и приличия скрывались равнодушие,
лицемерие, стремление к власти. Все прежние представления поэта о жизни,
справедливости, смысле существования оказались ненужными в этом кругу,
где он очень скоро почувствовал себя чужим и одиноким.
Эти годы душевного перелома, разочарования, сомнения в ценности
прежних идеалов для человека более слабого могли оказаться началом
духовной гибели. Для мощной натуры Лермонтова они стали испытанием, из
которого он вышел зрелым человеком с определёнными взглядами и
жизненной философией. Но духовный надлом, порождённый стремлением
казаться «как все», оставил неизгладимый отпечаток на его характере. В нём
жило одновременно как бы два человека. В кругу близких ему людей он
отличался добротой, мягкостью, тактом. В чуждой ему среде он совершенно
менялся. Многие современники вспоминают о поэте как о человеке
неприятном в общении, жёлчном, высокомерном.
В Петербурге Михаил Юрьевич с особой теплотой вспоминал Москву. В
1834 году он пишет очерк «Панорама Москвы», где есть такие строки:
«Москва не безмолвная громада камней холодных, составленных в
симметричном порядке... нет! у неё есть своя душа, своя жизнь».
Эту Москву, душу страны, воспел он и в стихах:
Москва, Москва... люблю тебя как сын,
Как русский, — сильно, пламенно и нежно!
Люблю священный блеск твоих седин
И этот Кремль зубчатый, безмятежный.
(«Сашка»)
74
После окончания юнкерской школы, в 1835 году Лермонтов был
произведён в офицеры и назначен на службу в Гвардейский полк, который
находился недалеко от Петербурга в Царском Селе. В это время он много
пишет, но по-прежнему ничего не публикует. О том, насколько интенсивно
работает поэт, можно судить по названиям произведений, которые были
написаны в эти годы. В1835 году существовало уже пять редакций его поэмы
«Демон», была закончена драма «Маскарад», написаны многие известные
стихотворения: «Жалобы турка», «Два великана», «Я не унижусь пред тобою»,
«Русалка», «Парус». Тогда же Лермонтов начинает работу над романом
«Княгиня Лиговская», поэмой «Сашка».
Известность пришла к Лермонтову в дни трагической гибели А.С.Пушкина.
Безвременная смерть великого поэта воспринималась в России как
национальное бедствие. В его лице мыслящая Россия потеряла не только
гениального поэта, но и истинного патриота своей родины. Влияние
пушкинского творчества на современников было огромным.
И вот тогда, в те дни по Петербургу с молниеносной быстротой разошлось
стихотворение ещё неизвестного поэта, офицера Михаила Лермонтова
«Смерть Поэта». Это он первый открыто обвинил высшее общество в смерти
Пушкина, бросил ему в лицо обличительные строки:
А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи!..
То, о чём люди осмеливались говорить только шёпотом, с огромной
поэтической силой было высказано вслух. Конечно, это стихотворение не
могло быть напечатано, но его переписывали от руки, оно ходило по
Петербургу во множестве списков. В скором времени стихи на смерть поэта
узнала вся читающая Россия.
Стихотворение «Смерть Поэта» определило дальнейшую судьбу
Лермонтова: он унаследовал не только всенародную славу Пушкина, но и
личную неприязнь царя Николая I. Вскоре Лермонтов был арестован за свой
«непозволительные стихи» и сослан на Кавказ в действующую армию.
Через год он возвращается в Петербург. Теперь он известный поэт, автор
таких произведений, как «Смерть Поэта», «Бородино», «Песня про царя Ивана
Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова».
Расширяется круг его литературных знакомств. Михаил Юрьевич очень любил
бывать у В.А.Жуковского. Здесь он встречался с писателями, композиторами,
журналистами. Это были люди, близкие ему по духу, по интересам. В
Петербурге он много пишет, его произведения появляются в печати. В
75
журнале «Отечественные записки» печатаются его стихотворения «Поэт»,
«Дума», «Дары Терека», «Воздушный корабль» и многие другие, отдельные
части из романа «Герой нашего времени». В 1840 году вышел первый сборник
стихов Лермонтова, а в сентябре этого же года он вновь был отправлен на
Кавказ за участие в дуэли. Начиная с июля 1840 года Лермонтов почти
непрерывно участвовал в боях и зарекомендовал себя как храбрый офицер. Его
не раз представляли к наградам, но Николай I каждый раз вычёркивал его имя
из списка награждённых.
В феврале 1841года Лермонтову разрешили приехать в отпуск в Петербург.
Поэт возвращался домой с Кавказа, и снова перед его взором
разворачивались знакомые с детства, привычные и дорогие сердцу картины
России:
Но я люблю — за что, не знаю сам —
Ее степей холодное молчанье,
Её лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек её, подобные морям...
(«Родина»)
Лермонтов мечтал выйти в отставку и полностью посвятить себя
литературе. У него завязались прочные связи с издателями журналов, он уже
был известным автором романа «Герой нашего времени», который вызвал
ожесточённые споры в литературных кругах, создал множество прекрасных
стихотворений, среди них «Родина», «Пророк», «Выхожу один я на дорогу»,
«Тучи», напечатал поэму «Мцыри». Поэт строил большие творческие планы:
он мечтал издавать собственный журнал, собирался писать исторический
роман-трилогию.
Однако по распоряжению Николая I отпуск Лермонтова был прерван, и
поэт вынужден был возвратиться на Кавказ. По дороге к месту службы он
задержался для лечения в Пятигорске. И там 15 июля 1841 года был убит на
дуэли своим однокашником по юнкерской школе Н.С.Мартыновым, которого
поэт считал всегда своим другом.
Изучение архивных материалов доказывает, что, начиная с 1837 года,
Лермонтов находился под постоянным надзором тайной полиции, Николай I
видел в Лермонтове наследника идей декабристов и Пушкина, поощрял
преследования, которым подвергался поэт. При других обстоятельствах
незначительная ссора, которая возникла между Лермонтовым и Мартыновым
из-за острот поэта в адрес старого приятеля, возможно, не привела бы к такой
трагической развязке.
Когда Николай I получил известие о смерти Лермонтова, он, как
утверждают очевидцы, не скрывал своего удовлетворения.
Сообщать о том, что Лермонтов погиб на дуэли, было запрещено.
Некоторые журналы напечатали лишь краткое сообщение из Пятигорска: «15
июля около 5 часов вечера разразилась ужасная буря с молнией и громом; в
это самое время скончался лечившийся в Пятигорске М.Ю.Лермонтов».
76
Он погиб, когда ему не было ещё и 27 лет. Россия, так недавно
похоронившая Пушкина, скорбела о гибели ещё одного великого русского
поэта. Лермонтов был надеждой русской литературы, её будущим. За свою
короткую жизнь он создал произведения, которые вошли в духовную
сокровищницу русского народа, обогатили русский язык. Если в поэзии
Лермонтов продолжил традиции А.С.Пушкина, то можно сказать, что в прозе
великие русские писатели-реалисты И.С.Тургенев, Ф.М.Достоевский,
Л.Н.Толстой, принёсшие русской литературе её всемирную славу, продолжали
традиции, начатые М. Ю. Лермонтовым в романе «Герой нашего времени».
Словарь:
Легкоранимый – darrov ranjiydigan; мечтательность – xayolchanlik;
задумчивость – o’ychanlik; сомненье – shubha; впечатление – taasurot;
пансион – pansion (revolyutsiyadan oldingi Rossiyada va ayrim chet
mamlakatlarda o’quvchilarni yotoqxona, oziq-ovqat, kiyim-bosh bilan
ta’minlaydigan o’rta o’quv yurti); хаос – o’ta tartibsizlik, chalkashlik;
политический – siyosiy; социальный – ijtimoiy; консервативно – mutaasiblik,
eskilikni yoqlash; бытиё – borliq; самобытность – o’ziga xoslik, o’ziga xos
xususiyatlarga egalik; испытания – sinovlar; равнодушие – beparvolik,
e’tiborsizlik; лицемерие – ikki yuzlamalik; справедливость – adolat, odillik;
одинокий – yolg’iz, yakka; неприязнь – xush ko’rmaslik; очевидец – shohid;
скиталец – darbadar, vatangado.
О стихотворении «Листок»
Поздний этап литературного творчества великого русского поэта Михаила
Лермонтова, предшествовавший его смерти на дуэли, характеризуется полным
переосмыслением его жизненных ценностей, размышлениями над мотивами
своих поступков, и общему подведению итогов земного существования.
Именно к этому периоду и относится созданное Лермонтовым в 1841 году
стихотворение «Листок», которое он написал при возращении на Кавказе под
впечатлением двухмесячного пребывания в Петербурге во время отпуска. Оно
было напечатано уже после смерти поэта в литературном журнале
«Отечественные записки» в 1843 году.
В центре поэтического повествования оказывается непростая судьба
человека, вынужденного скитаться на чужбине в поисках счастья, образ
которого автор искусно передает с помощью описания желтого и увядшего
дубового листочка, гонимого ветром, опаленного солнцем и стужей. В эпоху
романтизма у писателей и поэтов того времени очень часто оторванный от
дерева листок выступал символом бесприютной, скитальческой жизни,
обездоленности и изгнания.
По роду литературы данное произведение относится к философской
лирике, его основной темой является желание одинокой и несчастной души
77
наконец-то обрести покой и получить хоть немного человеческой любви и
понимания. По жанру это автобиографическая элегия, здесь четко
прослеживаются эмоциональные переживания лирического героя, его боль,
тоска и острое чувство одиночества. Отсылкой к биографии самого автора
служит упоминание, что листок докатился до Черного моря, т.е. на юг
(Лермонтов был отправлен служить на Кавказ) и скитается он, потому что не
таково его желание, а «жестокою бурей гонимый» (поэта на Кавказ сослали за
стихотворение «На смерть поэта»).
В основе развития сюжетной линии произведения лежит композиция,
состоящая из противопоставления двух центральных аллегорических
персонажей: бездомного-скитальца дубового листочка, вянущего и
желтеющего от жестокости и безразличия окружающего его враждебного
мира, и молодой и красивой чинары, которая живет в полной гармонии с
ветром и солнцем, является их любимицей, и поэтому полна силы и энергии.
На просьбу о приюте бедного и гонимого странника чинара отвечает гордым
отказом, она живет в своем собственном мирке, вдали от чуждых ей проблем
и ничего не хочет менять в своей жизни.
В своих ранних произведениях, например, таких как стихотворение
«Парус», герои Лермонтова отрицали покой и беспечное времяпровождение,
они жаждали бури и тревог, теперь на этапе позднего творчества листокскиталец мечтает избавиться от тоски и одиночества, найти спокойный приют,
где он сможет отдохнуть от тягот своей непростой жизни. Однако, попросив о
помощи, он был отвергнут жестокой и эгоистичной чинарой, являющейся
яркой представительницей мира, в котором нет места жалости и состраданию,
где царят забота о собственной выгоде, эгоизм и пресыщение земными
благами. Финал стихотворения остается открытым, хотя все равно становится
понятно, что дубовый листок обречен либо на смерть, либо на бесконечные
скитания, полные мучений и гонений.
Стихотворение написано довольно редким для русской поэзии размером,
пятистопным амфибрахием с использованием двух способов рифмовки:
смежной и перекрестной. Особая напевность и ритмичность поэтического
повествования достигается путем включения парной женской рифмы. Образ
дубового листка передается в первых трех строфах с помощью бессоюзных
сложных предложений, образ чинары передается в двух последних строфах,
состоящих из пяти предложений в восклицательной и вопросительной форме
для передачи её гнева и возмущения.
Произведение насыщают такие средства художественной выразительности
как эпитеты (холодное море, суровая отчизна, младая чинара), метафоры
(сынам моим свежим, увял я без сна, усох я без тени), олицетворение
(докатился до Черного моря, молил о приюте, шепчется ветер, изумрудные
листья лаская). Применение ассонанса (периодического чередования гласных
букв «о» и «а») придает стихотворению печальный, минорный лад и приятную
мелодичность.
78
Судьба бедного скитальца дубового листка, гонимого и не принятого ни
кем, во многом созвучна судьбе Михаила Лермонтова, которого считали в
обществе человеком замкнутым и нелюдимым. Его богатый внутренний мир
был никому не интересен, произведения тоже не пользовались при жизни
особой популярностью. Обладая гордым и независимым характером,
обостренным чувством одиночества, Лермонтов так и не смог обрести место,
которое он бы смог назвать своим домом, где бы его приняли и полюбили
таким как он есть. Свое трагическое положение во враждебном ему мире он
смог с удивительной точностью и поэтическим мастерством передать в своем
бессмертном шедевре русской поэзии, стихотворении «Листок».
ЛИСТОК
Дубовый листок оторвался от ветки родимой
И в степь укатился, жестокою бурей гонимый;
Засох и увял он от холода, зноя и горя
И вот, наконец, докатился до Черного моря.
У Черного моря чинара стоит молодая;
С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская;
На ветвях зеленых качаются райские птицы;
Поют они песни про славу морской царьдевицы.
И странник прижался у корня чинары высокой;
Приюта на время он молит с тоскою глубокой,
И так говорит он: "Я бедный листочек дубовый,
До срока созрел я и вырос в отчизне суровой.
Один и без цели по свету ношуся давно я,
Засох я без тени, увял я без сна и покоя.
Прими же пришельца меж листьев своих
изумрудных,
Немало я знаю рассказов мудреных и чудных".
"На что мне тебя? - отвечает младая чинара,Ты пылен и желт - и сынам моим свежим не пара.
Ты много видал - да к чему мне твои небылицы?
Мой слух утомили давно уж и райские птицы.
Иди себе дальше; о странник! тебя я не знаю!
Я солнцем любима, цвету для него и блистаю;
По небу я ветви раскинула здесь на просторе,
И корни мои умывает холодное море".
79
Ключевые образы в стихотворении
Подберём ассоциации к каждому из ключевых образов
Дубовый листок
Лексическая цепочка
ассоциации
Оторвался от ветки
родимой
Несчастный
Укатился, жестокою
Одинокий
бурей гонимый
Засох, увял, странник
Бесприютный
Прижался
Приюта молит
Скиталец
С тоскою глубокой
Бедный листочек
Пылен и жёлт
Пришелец
Докатился до Чёрного
моря
Чинара
Лексическая цепочка
ассоциации
Молодая
С ней шепчется Красавица
ветер, ветви лаская
Поют ей райские Безоблачная
жизнь
птицы
Листья изумрудные
Равнодушная
Сынам свежим
Солнцем любима
Самодовольная
Ветви раскинула на
просторе
Самовлюблённая
Задание 1. Составьте кластер «Творчество М.Ю.Лермонтова».
Задание 2. Выучите наизусть стихотворение М.Ю.Лермонтова «Листок».
80
Тема 13. Знакомство с жанром басни
Иван Андреевич Крылов. Басни.
Люблю, где случай есть, пороки пощипать.
И.А.Крылов.
Басня, пожалуй, один из самых древних жанров
на земле. В Россию же она пришла во времена
Ломоносова. В XVIII веке басня стала одним из
важнейших сатирических жанров наряду с
эпиграммами, мадригалами и т. д. Басни писали
такие известные поэты XVIII века как
Тредиаковский, Сумароков, Хвостов... Классицисты
любили басню за её дидактизм, морализм,
способность четко изображать короля и едко их
высмеивать. К тому времени как Иван Андреевич
Крылов начинает писать в этом жанре, басня уже
выходит из моды, становится устаревшей формой.
Крылов возрождает её, Белинский даже писал, что Крылов «создал русскую
басню». Басня Крылова - это особая басня, написанная живым языком,
лишённая риторического дидактизма, изобилующая яркими образами.
Тематика басен Крылова очень разнообразна: от социально-политических
вопросов до общечеловеческих понятий о добродетели.
Будучи написанными по какому-либо конкретному случаю, басни Крылова
в то же время имеют общечеловеческий характер. Например, басня «Квартет»
написана по случаю собрания Государственного совета, и в ней изображены
конкретные люди, но мы воспринимаем ее сейчас как басню, ставящую
вечную проблему.
Будучи увлеченным идеями правительства, Крылов верил в могущество
просвещения и морального воспитания. Басня, как никакой другой жанр,
лучше всего подходит для достижения целей просветителя. Доступная
многим, басня несет в себе понятие о добродетели. Но Крылов, в отличие от
своих предшественников, не ограничивается строгим дидактизмом басенной
морали, его наставления ненавязчивы. Недаром в некоторых баснях Крылова
нет непременного элемента композиции басни морали («Стрекоза и
Муравей»). Так, в басне Крылова резкое обличение и назойливый дидактизм
сменяются выразительностью, яркостью басенного мира. Картины,
создаваемые Крыловым, не требуют четкой морали, они говорят сами за себя.
Заслуга Крылова здесь в том, что он вдохнул в басню жизнь. Если в баснях
Сумарокова обличение — это сатира, жесткая и хлестающая, то обличение у
Крылова — это юмор. Ведь именно улыбка над собой заставляет человека
увидеть недостатки в себе.
81
Басня — это жанр, находящийся на тонкой грани между искусством и
неискусством. С одной стороны, в ней сильно дидактическое начало, с другой
— поэтическая форма. Французский баснописец Лафонтен был первым, кто
стал обращать больше внимания на вторую сторону жанра. В этом смысле
Крылов был последователем Лафонтена. Безусловно, для Крылова было важно
утверждение морали в басне, выявление добродетели, которую он считал
основным свойством человека, но то, как утверждалась эта добродетель, было
не менее важно для баснописца.
Басня рассматривалась Крыловым как жанр произносимый, разговорный.
Недаром Вяземский писал: «Дмитриев пишет басни свои; Крылов их
рассказывает». В уютном, разговорном характере своих басен — весь Крылов.
Эта живость и разговорность басни является результатом сложения языка
литературного и народного.
В самой басне, в остроте сюжетных положений заключена крыловская
комедия в литературе. В таких баснях, как «Демьянова уха», «Крестьянин в
беде», «Хозяин и Мыши», острота понятных положений выражается в
изображении реальных, жизненных картин русской жизни со всеми её
социальными противоречиями. Еще великий комедиограф Бомарше писал, что
именно «острые наложения в пьесе... рождаемые национальной рознью,
являются непременным свойством комедии». Это полностью относится к
басням Крылова.
Мораль басни – это лаконичное заключение, которое находится в конце либо
в начале произведения. Обычно мораль высмеивает какой-либо человеческий
порок и призывает читателей быть более нравственными. К примеру,
в басне “Ворона и Лисица” мораль такова: лесть – это гнусное дело, не
следует верить сладким речам.
Словарь:
Эпиграмма – epigramma (qisqacha hajviy she’r); мадригал – madrigal (qisqa
ishqiy she’r); дидактизм – nasihatomuzlik, nasihatgo’ylik; морализм – axloq,
ma'naviyat; едко – kesatib, istehzo bilan; добродетель – yaxshi fazilat, yaxshi
xislat; лесть – xushomad.
Стрекоза и Муравей
Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
Помертвело чисто поле;
Нет уж дней тех светлых боле,
Как под каждым ей листком
82
Был готов и стол и дом.
Всё прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настает;
Стрекоза уж не поет:
И кому же в ум пойдет
На желудок петь голодный!
Злой тоской удручена,
К Муравью ползет она:
«Не оставь меня, кум милый!
Дай ты мне собраться с силой
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!»-
«Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?»Говорит ей Муравей.
«До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас —
Песни, резвость всякий час,
Так что голову вскружило».«А, так ты…» — «Я без души
Лето целое всё пела».«Ты всё пела? Это дело:
Так пойди же, попляши!»
Мораль: «Ты всё пела? Это дело:
пойди же, попляши!»
Ворона и Лиса
Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.
Вороне где-то бог послал кусочек сыру;
На ель Ворона взгромоздясь,
Позавтракать было совсем уж собралась,
Да позадумалась, а сыр во рту держала.
На ту беду, Лиса близехонько бежала;
Вдруг сырный дух Лису остановил:
Лисица видит сыр, Лисицу сыр пленил,
Плутовка к дереву на цыпочках
подходит;
Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит
И говорит так сладко, чуть дыша:
"Голубушка, как хороша!
Ну что за шейка, что за глазки!
Рассказывать, так, право, сказки!
Какие перышки! какой носок!
И, верно, ангельский быть должен
голосок!
Спой, светик, не стыдись!
Что ежели, сестрица,
При красоте такой и петь ты мастерица,
Ведь ты б у нас была царь-птица!"
Вещуньина с похвал вскружилась голова,
83
От радости в зобу дыханье сперло, И на приветливы Лисицыны слова
Ворона каркнула во все воронье горло:
Сыр выпал - с ним была плутовка такова.
ЕКЛАМА
Мораль: Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.
Волк и Ягнёнок
У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в истории мы тьму примеров слышим
Но мы истории не пишем,
А вот о том как в баснях говорят...
Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться:
И надобно ж беде случиться,
Что около тех мест голодный рыскал Волк.
Ягненка видит он, на добычу стремится;
Но, делу дать хотя законный вид и толк,
Кричит: "Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом
Здесь чистое мутить питье Мое
С песком и с илом?
За дерзость такову
Я голову с тебя сорву". "Когда светлейший Волк позволит,
Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью
От Светлости его шагов я на сто пью;
И гневаться напрасно он изволит:
Питья мутить ему никак я не могу". "Поэтому я лгу!
Негодный! Слыхана ль такая дерзость в
свете!
Да помнится, что ты еще в запрошлом лете
Мне здесь же как-то нагрубил;
Я этого, приятель, не забыл!" "Помилуй, мне еще и от роду нет году". Ягненок говорит. - "Так это был твой брат". "Нет братьев у меня". - "Так это кум иль
сват.
И, словом, кто-нибудь из вашего же роду.
Вы сами, ваши псы и ваши пастухи,
Вы все мне зла хотите,
И если можете, то мне всегда вредите;
84
Но я с тобой за их разведаюсь грехи". "Ах, я чем виноват?" - "Молчи! Устал я слушать.
Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать".
Сказал и в темный лес Ягненка поволок.
Мораль: У сильного всегда бессильный виноват.
Мартышка и очки
Мартышка к старости слаба глазами стала;
А у людей она слыхала,
Что это зло еще не так большой руки:
Лишь стоит завести Очки.
Очков с полдюжины себе она достала;
Вертит Очками так и сяк:
То к темю их прижмет, то их на хвост
нанижет,
То их понюхает, то их полижет;
Очки не действуют никак.
"Тьфу пропасть! — говорит она, — и тот
дурак,
Кто слушает людских всех врак:
Всё про Очки лишь мне налгали;
А проку на-волос нет в них".
Мартышка тут с досады и с печали
О камень так хватила их,
Что только брызги засверкали.
К несчастью, то ж бывает у людей:
Как ни полезна вещь, — цены не зная ей,
Невежда про нее свой толк все к худу
клонит;
А ежели невежда познатней,
Так он ее еще и гонит.
Мораль: К несчастью, то ж бывает у людей:
Как ни полезна вещь, — цены не зная ей,
Невежда про нее свой толк все к худу клонит;
А ежели невежда познатней,
Так он ее еще и гонит.
85
Лисица и виноград
Голодная кума Лиса залезла в сад;
В нем винограду кисти рделись.
У кумушки глаза и зубы разгорелись;
А кисти сочные, как яхонты, горят;
Лишь то беда, висят они высоко:
Отколь и как она к ним ни зайдет,
Хоть видит око,
Да зуб неймет.
Пробившись попусту час целый,
Пошла и говорит с досадою: "Ну что ж!
На взгляд-то он хорош,
Да зелен - ягодки нет зрелой:
Тотчас оскомину набьешь".
Мораль: Пробившись попусту час
целый,
Пошла и говорит с досадою: "Ну что ж!
На взгляд-то он хорош,
Да зелен - ягодки нет зрелой:
Тотчас оскомину набьешь".
Квартет
Проказница-Мартышка, Осел, Козел да косолапый Мишка
Затеяли сыграть Квартет.
Достали нот, баса, альта, две скрипки
И сели на лужок под липки Пленять своим искусством свет.
Ударили в смычки, дерут, а толку нет.
"Стой, братцы, стой! - кричит
Мартышка. - Погодите!
Как музыке идти? Ведь вы не так
сидите.
Ты с басом, Мишенька, садись против
альта,
Я, прима, сяду против вторы;
Тогда пойдет уж музыка не та:
У нас запляшут лес и горы!"
Расселись, начали Квартет;
Он все-таки на лад нейдет.
"Постойте ж, я сыскал секрет, 86
Кричит Осел, - мы, верно, уж поладим,
Коль рядом сядем".
Послушались Осла: уселись чинно в ряд,
А все-таки Квартет нейдет на лад.
Вот пуще прежнего пошли у них разборы
И споры, кому и как сидеть.
Случилось Соловью на шум их прилететь.
Тут с просьбой все к нему, чтоб их решать сомненье:
"Пожалуй, - говорят, - возьми на час терпенье,
Чтобы Квартет в порядок наш привесть:
И ноты есть у нас, и инструменты есть;
Скажи лишь, как нам сесть!" "Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье
И уши ваших понежней, Им отвечает Соловей. А вы, друзья, как ни садитесь,
Все в музыканты не годитесь".
Мораль:
А вы, друзья, как ни садитесь,
Все в музыканты не годитесь.
Слон и Моська
По улицам Слона водили,
Как видно, напоказ.
Известно, что Слоны в диковинку у нас,
Так за Слоном толпы зевак ходили.
Отколе ни возьмись, навстречу Моська им.
Увидевши Слона, ну на него метаться,
И лаять, и визжать, и рваться;
Ну так и лезет в драку с ним.
"Соседка, перестань срамиться, Ей Шавка говорит, - тебе ли со Слоном
возиться?
Смотри, уж ты хрипишь, а он себе идет
Вперед
И лаю твоего совсем не примечает. "Эх, эх! - ей Моська отвечает, Вот то-то мне и духу придает,
Что я, совсем без драки,
Могу попасть в большие забияки.
Пускай же говорят собаки:
"Ай, Моська! знать, она сильна,
Что лает на Слона!"
87
Задание 1. Соотнесите знакомые басни И.А.Крылова с крылатыми
выражениями.
Слон и
Моська
Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать.
Зеркало и
Обезьяна
Ты всё пела? Это дело:
Так пойди же, попляши!
Чиж и Голубь
Спой, светик, не стыдись!
Ворона и
Лиса
Совсем без драки могу попасть в большие забияки.
Стрекоза и
Муравей
Вперёд чужой беде не смейся, голубок.
Волк и
Ягнёнок
Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на
себя, кума, оборотиться?
Квартет
Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье.
Задание 2. Решите кроссворд «Герои Крылова».
1.Расхваливая ворону, завладела сыром. 2. К старости слаба глазами стала,
поэтому решила завести очки. 3. К нему за помощью обратилась Стрекоза. 4.
…, Щука и Рак. 5. Он пятился назад. 6. Ай, …, знать она сильна… . 7. Во что
смотрелась Обезьяна? 8. Четвёрка музыкантов. 9. Она пропела всё лето.
1
9
2
3
4
5
6
7
8
88
Тема 14 - 15. Написание реферата на одну из тем по
специальности
Что такое реферат? Как правильно подготовить и
оформить реферат.
1.
2.
3.
4.
Реферат.
Основные этапы работы над рефератом.
Требования к структурным элементам реферата.
Критерии оценки реферата.
Реферат (от латинского refero — докладываю, сообщаю) — краткое
изложение содержания документа или его части, включающее основные
фактические сведения и выводы, необходимые для первоначального
ознакомления с документом и определения целесообразности обращения к
нему.
В учебном процессе реферат понимается в более широком смысле: это —
краткое изложение в письменном виде или в форме публичного доклада
содержания книги, учения, научной проблемы, результатов научного
исследования и т.п.
Реферату должны быть присущи следующие категории:
 целостность (содержательно-тематическая, стилевая, языковая),
 связность (логическая и формально-языковая),
 структурная упорядоченность (наличие введения, основной части и
заключения, их оптимальное соотношение),
 завершенность (смысловая и жанрово-композиционная).
В зависимости от количества реферируемых источников выделяют
следующие виды рефератов:
 монографические (написанные на основе одного источника);
 обзорные (созданные на основе нескольких исходных текстов,
объединенных общей темой и сходными проблемами исследования).
По виду представленной информации и способу ее изложения рефераты
делятся на:
 информативные, или рефераты–конспекты, достаточно полно
излагающие все основные положения, доказательства и выводы
исходного текста;
89
 индикативные, или рефераты–резюме, которые перечисляют лишь
главные положения и выводы по ним без изложения доказательств.
Основные этапы работы над рефератом
1 этап — подготовительный.
Включает в себя поиски литературы по определенной теме с
использованием различных библиографических источников; выбор
литературы в конкретной библиотеке; определение круга справочных пособий
для последующей работы по теме.
2 этап — исполнительский.
Включает в себя чтение книг (других источников), ведение записей
прочитанного.
Виды записей: Выписки, цитаты, тезисы, конспект.
Выписка осуществляется тогда, когда нужно только то, что труднее
запоминается или труднее понимается, а также понравившиеся места, и лучше,
всего, если они будут записаны не дословно, а переведены с книжного на
собственный язык. Выписки дают возможность хорошо изучить литературу,
создать задел, пригодный на будущее.
Цитаты (от лат. zito — «призываю в свидетели») — это выписки из текста
книг (статей) — выдержки, сведения словами автора. Правила цитирования:
 Цитировать по возможности законченными частями текста (цельными
предложениями, небольшими абзацами).
 Каждую цитату следует заключать в кавычки. Если цитату выписывают
из середины предложения, то после вводных кавычек ставят три точки:
«…у учащихся следует развивать мыслительные умения более высокого
уровня, позволяющие глубже понимать факты, анализировать их,
делать хорошо обоснованные выводы и видеть более общую картину
явлений»
 (Развитие мышления учащихся средствами информационных
технологий: программа Intel «Обучение для будущего»: учеб.методическое пособие для студентов вузов, обучающихся по
направлению
5402200
(050200)
«Физико-математическое
образование»/[под ред. Е.Н.Ястребцевой;пер. с англ. Ники
Кожевниковой, Дмитрия Ханина, Татьяны Кнышевой]. [Текст] М.:
Институт.ру, 2006. 168 с.).
 В случае пропуска одного или нескольких слов в середине цитируемого
текста вместо пропущенного также вставляют три точки: «Усвоение
знаний… путём активного диалога с персональным компьютером более
90
эффективно и интересно для ученика, чем штудирование учебника.»
(Селевко, Г.К. Педагогические технологии на основе информационно—
коммуникационных средств [Текст] М.: НИИ школьных технологий,
2005. 208 с.).
 Три точки ставятся также в конце цитаты, перед кавычками, если из
предложения выпущены последние слова текста.
 Цитируя, необходимо в точности воспроизводить все имеющиеся в
тексте выделения, примененные автором (курсив и т.п.). Если какиелибо выделения вносятся самим читателем, то это должно быть особо
отмечено.
 После каждой цитаты нужно указывать ее источник. Обычно в
квадратных скобках ставят номер, под которым источник указан в
списке использованной литературы. В случае использования одного и
того же источника, уже упомянутого в предыдущей цитате, указывают в
скобках или в списке: «там же».
Тезис (от греч. tezo — «утверждаю») — более сложная и более совершенная
форма записи.
Тезисы бывают простыми (краткими), если развиваемые в них мысли
содержат одно утверждение и ничем больше не подтверждаются, и сложными
(их еще называют развернутыми, распространенными), если они
подкрепляются доводами, аргументами.
По способу изложения тезисы можно разделить на текстуальными и
свободные.
 В текстуальных тезисах излагается мысль словами тезируемого текста.
 В свободных тезисах важно сохранить, не исказив, главную мысль
источника (текста), изложить же ее можно, как говорят, своими словами.
Делается это для того, чтобы придать тезисам краткость и лаконичность.
Конспект (от лат. conspectus — «обзор, изложение») — наиболее сложная и
наиболее совершенная форма записи прочитанного, т.к. объединяет в себе
многие виды записей — пометки, выписки, цитаты, план, тезисы.
3 этап – заключительный.
Включает в себя обработку имеющихся материалов и написание реферата;
составление списка использованной литературы.
Структурные элементы реферата
 титульный лист;
 содержание (оглавление) реферата;
91





введение;
основная часть;
заключение;
список использованных источников;
приложения.
Введение
Раздел должен содержать постановку проблемы в рамках выбранной темы
и обоснование выбора проблемы и темы.
Во введении дается краткая характеристика изучаемой темы,
обосновывается ее актуальность, личная заинтересованность автора в ее
исследовании, отмечается практическая значимость изучения данного
вопроса, где это может быть использовано. Здесь же называются и конкретные
задачи, которые предстоит решить в соответствии с поставленной целью.
Объем введения составляет примерно 1/10 от общего объема работы.
Введение – ответственная часть работы, своеобразная ее визитная карточка.
Но полный текст введения лучше написать после окончания работы над
основной частью, когда будут точно видны результаты реферирования
Языковые клише, используемые во введении
Тема
 Реферат посвящен теме, проблеме, актуальному вопросу…
 Реферат посвящен характеристике проблемы…
 Темой реферата является…
 В реферате… рассматривается (что?), говорится (о чем?), дается
оценка, анализ (чего?), обобщается (что?), представлена точка зрения
(на что?) и т. д.
 А также используются, например, такие глаголы: изучить… выявить…
установить… и т.п.
Проблема
 В центре внимания автора находятся…
 На первый план автором выдвигаются…
 Главные усилия автора направлены на…
 В своей работе автор ставит (затрагивает, освещает)
следующие проблемы… …останавливается на следующих
проблемах и т.д.
Актуальность темы (проблемы), которой посвящен реферат
 Данная тема (проблема) представляет особую актуальность, так
как…
92
 Данная тема (проблема) чрезвычайно актуальна в последние годы (на
современном этапе)…
 Данная тема (проблема) привлекает внимание многих ученых
(критиков, педагогов и т.д.)
 В современной науке особенную остроту приобретает тема
(какая?)…
Характеристика первоисточников, используемых автором реферата
 Автор привлекает к анализу следующие материалы…
 Материалом исследования послужили…
 В основе реферата лежат материалы исследований…
Характеристика первоисточников, используемых автором реферата
 Автор привлекает к анализу следующие материалы…
 Материалом исследования послужили…
 В основе реферата лежат материалы исследований…
Основная часть
В данном разделе должна быть раскрыта тема.
В основной части, как правило, разделенной на главы, необходимо
раскрыть все пункты составленного плана, связно изложить накопленный и
проанализированный материал. Излагается суть проблемы, различные точки
зрения на нее, собственная позиция автора реферата. Важно добиться того,
чтобы основная идея, выдвинутая во введении, пронизывала всю работу, а весь
материал был нацелен на раскрытие главных задач. Каждый раздел основной
части должен открываться определенной задачей и заканчиваться краткими
выводами.
Оформление ссылок и сносок.
 Ссылки и сноски в тексте реферата необходимо правильно оформлять.
При цитировании следует дать точные указания (ссылки, откуда
извлечена цитата): фамилию, инициалы автора, место издания, год
издания, номер тома, страницы.
 Сноски бывают внутритекстовые, подстрочные и затекстовые.
 Внутритекстовые сноски являются неразрывной частью основного
текста. Например, «В известной книге…».
 Подстрочные сноски располагают под чертой внизу страницы с
указанием номера сноски или какого-либо значка.
 Затекстовые сноски вынесены за текст всего реферата либо его части,
в этом случае их следует применять сквозную (через всю работу)
нумерацию. Допускается сокращенный вариант сноски, например: [7,
с.15]. Это означает, что цитата взята с 15 страницы источника, который
в списке источников и литературы стоит под седьмым номером.
93
Заключение
В заключении подводятся итоги по всей работе, суммируются выводы,
содержащие ясные ответы на поставленные в цели исследования вопросы,
делаются собственные обобщения (иногда с учетом различных точек зрения
на изложенную проблему), отмечается то новое, что получено в результате
работы над данной темой. Заключение по объему не должно превышать
введение. Следует избегать типичных ошибок: увлечение второстепенным
материалом, уходом от проблемы, категоричность и пестрота изложения,
бедный или слишком наукообразный язык, неточность цитирования,
отсутствие ссылок на источник.
Языковые клише, используемые в заключении:
 Автор приходит к выводу, заключению о том…
 В заключение можно сказать…
 Обобщая сказанное, можно сделать вывод, что…
 Анализ литературы позволил нам выявить наиболее обоснованную
точку зрения (какую?)
 Из всего сказанного следует, что наиболее доказательным является
мнение (чьё?)
 На основе этих данных мы принимаем точку зрения (какую?) и т.д.
Список информационных ресурсов
Список использованных информационных ресурсов завершает работу. В
нем фиксируются только те источники, с которыми работал автор реферата.
Список составляется в алфавитном порядке по фамилиям авторов или
заглавий книг. При наличии нескольких работ одного автора их названия
располагаются по годам изданий. Если привлекались отдельные страницы из
книги, они указываются. Иностранные источники (изданные на иностранном
языке) перечисляются в конце всего списка.
Список используемой для написания реферата литературы составляется по
следующему правилу: Порядковый номер литературного источника. Фамилия,
инициалы автора. Полное название книги (без кавычек, исключение – если
название – цитата). Тип издания (Текст, изопродукция, электронное издание и
т.д.). Место (город) издания. Издательство. Год издания – цифра без буквы
«г.». Количество страниц (или другая информация об объеме издания,
соответствующая его типу).
Статья из сборника записывается так: Порядковый номер источника.
Фамилия, инициалы автора. Заглавие статьи [Тип издания] // Заглавие
сборника: Подзаголовок / Редактор. Составитель. Место (город) издания. Год
издания.
94
Статья из журнала или газеты: Порядковый номер источника. Фамилия,
инициалы автора. Заглавие статьи [Тип издания] // Название журнала. Год
выпуска. Номер выпуска. Страницы статьи. Например:
Книги:
1. Воронцов, Г.А. Основы библиотековедения и работа с книгой [Текст]:
Учебн. пособие для преподавателей и учащихся ср. спец. уч. заведений. М.: Высшая школа, 1977. 83 с.
2. Львов, Ю.А. Основы экономики и организации бизнеса [Текст]. СПб.:
ГМП «Формика», 1992. 383 с.
3. Организация и методика проведения деловых совещаний: Учебное
пособие. [Текст]. Киев: МАУП, 1995.
4. Из энциклопедии: Гвоздецкий, Н.А. Эльбрус [Текст] //БСЭ 3-е изд. --М:.
1978. Т.30. С.151.
Журнал:
1. Александрова, З. Правовое регулирование труда государственных
служащих [Текст] //Русский язык и литература в средних учебных
заведениях УССР. 1989. №1. С. 16 – 19.
2. Семенов, Ю. Непримиримость: Роман-хроника [Текст]//Смена 1987.
№20. С.25–32; №21. С.24 – 32; №22. С. 24–31; №23. С.24–31; №24. С.24–
32.
Особое внимание следует обратить на оформление таких информационных
ресурсов как источники Интернет и электронные ресурсы на компакт-дисках
(электронные энциклопедии, электронные учебники). Например:
1. Веб-документ:
2. Смольникова И.А. Рабочий конспект для внедряющих информационные
технологии в школе. Центр «Информика». [Электронный ресурс]
http://www.informika.ru/text/school/its.html
3. Телеконференция:
4. Розина И.Н. rozina@edu.donpac.ru Вопросы для преподавателей,
осуществляющих дистанционное обучение с использованием
компьютерных телекоммуникаций в России и США. 7 января 1999. —
edu@emissia.spb.su GROUP emissia.offline, ART 629 (18 atdhfkz 1999).
5. Электронный ресурс на компакт-диске:
6. Художественная энциклопедия зарубежного классического искусства
[Электронный ресурс]. — Электрон. текстовые, граф., Зв. дан. и
прикладная прог. (546 Мб). М.: Большая Рос. энцикл. [и др.], 1996. 1
электрон. опт. диск (CD-ROM): зв., цв., 12 см + рук. пользователя
(1л.)+открытка (1л.).
Приложения
Приложения к реферату позволяют повысить уровень работы, более полно
раскрыть тему.
95
В состав приложений могут входить: копии документов (с указанием
«ксерокопировано с …» или «перерисовано с …»), графики, таблицы, схемы,
фотографии, диаграммы и т.д. Приложения располагаются в конце реферата.
Приложение должно иметь название или пояснительную подпись и вид
прилагаемой информации – схема, список, таблица и т.д. Сообщается и
источник, откуда взяты материалы, послужившие основой для составления
приложения (литературный источник обязательно вносится в список
использованной литературы).
Каждое приложение начинается с нового листа, нумеруется, чтобы на него
можно было сослаться в тексте с использованием круглых скобок, например:
(Приложение 5). Страницы, на которых даны приложения, продолжают
общую нумерацию текста, но в общий объем реферата не включаются.
Систематизация материала в табличной форме
Таблица применяется в том случае, если необходимо систематизировать
цифровой или текстовой материал в виде граф (колонок), либо выделить
различные параметры.
Основные элементы таблицы
Таблица может иметь заголовок. Его выполняют строчными буквами
(кроме первой прописной) и помещают над таблицей. Заголовок должен
полностью отражать содержание таблицы. Заголовки граф таблицы начинают
с прописных букв, подзаголовки – со строчных, если они составляют одно
предложение с заголовком графы. Подзаголовки, имеющие самостоятельное
значение, пишут с прописной буквы. В конце заголовков и подзаголовков
точек не ставят. Главное слово заголовка ставят в единственном числе.
Заголовки и подзаголовки граф выполняют через один интервал.
Оформление иллюстраций
К иллюстрациям относят графики, диаграммы, схемы, чертежи,
фотографии и т.п. Каждый вид иллюстрации должен иметь название,
состоящее из следующих частей, помещенных под иллюстрацией:
1. Условное сокращенное название «Рис.».
2. Порядковый номер в пределах работы, обозначаемый арабскими
цифрами без знака №.
3. Название иллюстрации, отражающее её основное содержание.
Например: Рис.3. Схема структуры управления ОАО «Беркут».
При необходимости иллюстрации снабжают пояснительными данными
(подрисуночный текст). Если приводится только одна иллюстрация, то ее не
нумеруют и слово «Рис.» не пишут. Обычно иллюстрации располагают после
первого упоминания их в тексте.
96
Требования к оформлению реферата
 Страницы текста и приложений реферата должны соответствовать
формату А4 (210х297).
 Объем реферата не должен превышать 20 – 25 страниц печатного текста
(без приложений). При наличии приложений объем реферата может
быть расширен до 30 — 35 страниц.
 Для текста, выполненного на компьютере — размер шрифта 12-14,
Times New Roman, обычный; интервал между строк —1,5-2; размер
полей: левого — 30 мм, правого — 10 мм, верхнего —20 мм, нижнего —
20 мм.
 Текст печатается на одной стороне страницы; сноски и примечания
печатаются на той же странице, к которой они относятся (через 1
интервал, более мелким шрифтом, чем текст).
 Все страницы нумеруются, начиная с титульного листа; цифру номера
страницы ставят вверху по центру страницы; на титульном листе номер
страницы не ставится. Каждый новый раздел (введение, главы,
параграфы, заключение, список источников, приложения) начинается с
новой страницы.
 Расстояние между названием раздела (заголовками главы и параграфа)
и последующим текстом должно быть равно трем интервалам. Заголовок
располагается посередине строки, точку в конце заголовка не ставят.
Переносы в заголовках не допускаются.
Критерии оценки реферата
Критерии оценки реферата могут быть как общие, так и частные.
К общим критериям можно отнести следующие:
 соответствие реферата теме,
 глубина и полнота раскрытия темы,
 адекватность передачи первоисточника,
 логичность, связность,
 доказательность,
 структурная упорядоченность (наличие введения, основной части,
заключения, их оптимальное соотношение),
 оформление (наличие плана, списка информационных источников,
культура цитирования, сноски и т. д.);
 языковая правильность.
Частные критерии относятся к конкретным структурным частям реферата:
введению, основной части, заключению.
97










1. Критерии оценки введения:
наличие обоснования выбора темы, ее актуальности;
наличие сформулированных целей и задач работы,
наличие краткой характеристики первоисточников.
2. Критерии оценки основной части:
структурирование материала по разделам, параграфам, абзацам;
наличие заголовков к частям текста и их удачная формулировка;
проблемность и разносторонность в изложении материала,
выделение в тексте основных понятий и терминов, их толкование,
наличие примеров, иллюстрирующих теоретические положения.
3. Критерии оценки заключения:
наличие выводов по результатам анализа,
выражение своего мнения по проблеме.
Задание 1. Напишите реферат по специальности в соответствии с
приведенными ниже правилами.
Для этого:
1) сделайте титульный лист реферата (используйте свои имя и фамилию, а
также ФИО вашего руководителя);
2) измените стиль Обычный следующим образом:
• шрифт Times New Roman, размер 14 пт
• выравнивание по ширине
• интервал после абзаца 3 пт
• межстрочный интервал 1,5 строки
и оформите этим стилем все абзацы текста;
3) включите автоматическую расстановку переносов;
4) добавьте нумерацию страниц (в правом верхнем углу, на титульном листе
номер не ставится);
5) исправьте список использованных источников; например,
вместо http://ru.wikipedia.org должно быть
Википедия (свободная энциклопедия). URL: http://ru.wikipedia.org (дата
обращения …)
6) сделайте так, чтобы каждый раздел (Введение, Основная часть,
Заключение, Список использованных источников) начинался с новой
страницы;
7) преобразуйте готовый документ в формат PDF.
98
ЛИТЕРАТУРА
1. Ахмедова Н. Ф. и др. Русский язык. Т., 2006
2. Ахмедова Л.Т., Лагай Е.Ф. Современные технологии преподавания
русского языка и литературы. – Т.: 2016
3. Воронцов, Г.А. Работа над рефератом. [Текст]. Ростов н/Д:
Издательский центр «МарТ», 2002. 64 с.
4. Дмитрусенко Н. Е., Плешакова С. В. Практический курс русского
языка. Часть I.- Т.: 2005.
5. Журнал «Русский язык и литература в узбекской школе», 1990 г.,
№2.
6. Исакова Р.К. и др. Пособие по русскому языку (часть – 1). – Т.: Fan
va texnologiya, 2019
7. Исакова Р.К. и др. Электронное учебное пособие «Русский язык (для
самообразования)». (лицензия №394 от 02.05.2019г)
8. Кариева Ш. М. и др. Учебное пособие по русскому языку. Т., 2007.
9. Кельдиев Т.Т. Литература. Справочник для абитуриента (для
поступающих в ВУЗы Узбекистана) Ташкент: ИПТД O'qituvchi, 2010.
10.Ожегов С. Н. Словарь русского языка. Под редакцией Н. Ю.
Шведовой. – М., 1984.
11. Панов М. В. Энциклопедический словарь юного филолога
(языкознание). – М., 1984.
12.Пособие по нравственному эстетическому развитию студентов
на занятиях «Человек, личность, специалист, общество» под ред.
М.С.Сергеева,С.А.Бородина, Г.Д.Юлдашева. Т., «Укитувчи», 1989 г.
13.Практикум по развитию речи. Под редакцией Г. Г. Городиловой и
А.Г.Хмары. Часть 1. – Л., 1988.
14. Практикум по развитию речи. Под редакцией Г. Г. Городиловой и
А.Г.Хмары. Часть 2. – Л., 1991.
15. Практический курс русского языка под ред. З. С. Таштемировой.
/Учебное пособие по русскому языку для студентов гуманитарных и
технических вузов с узбекским языком обучения/. Т., «Узбекистон»,
2004.
16. Развитие речи учащихся под ред. П. С. Пустовалова. Москва, 1980г.
17. Рахимова С. Р., Муслимова Г. М., Ахмедова Н. Ф. Учебное
пособие по русскому языку для студентов 1 курса неязыковых вузов.
– Т., 2005.
18. Реферат (подготовка, оформление и процедура защиты) [Текст].
//Практика административной работы в школе. 2002. №1.
19. Розина, И.Н. Оформление библиографических ссылок на
электронные
информационные
ресурсы.
Ростовский
государственный педагогический университет. [Электронный
ресурс]. http://bspu.ab.ru/Journal/vestnik/ARHIW/N1_1999/rosina.html
99
20. Русский язык. Практический курс под ред. И. Р. Мирзаевой. Т., 1993.
21. Русско – узбекский словарь. Под ред. Кошчанова М. К. и др. 1-2 тт.
– Т., 1983.
22. Т. Т. Кельдиев. Практический курс делового русского языка. Т.,
2005.
23. Тохтаходжаева М. Х. и др. Говорим по-русски. Русско-узбекский
разговорник. Т., 1992.
24. Учебное пособие по русскому языку под ред. А. К. Мануиловой.
Т., Издательство «Укитувчи» 1985г.
25.Ю. К. Рахманова, С. И. Каргапольцева, Н. И. Шодманова.
Методические разработки по темам. 2005 – 2008 гг.
26.Российская энциклопедия. Азбука. – М., 2007 (электронные
видеоматериалы)
27. http://ziyonet.uz/ru/library
28. http://slovari.yandex.ru
29. http://booference.pochta.ru/styli_xxxvi.html#sect154.3
30. http://ru.wikipedia.org/wiki/
31. http://www.hi-edu.ru
32. http://www.leksii.ru/359.php
33. http://www.rags.ru/akadem/all/
34. www.aspirinby.org
35. www.gramota.ru.
36. www.krugosvet.ru (доклады, рефераты)
37. www.kalitva.ru
100
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие............................................................................................................ 3
Тема 1. ……………………………………………………………………………. 4
Тема 2. ……………………………………………………………………………. 7
Тема 3. …………………………………………………………………………... 19
Тема 4. ………………………………………………………............................... 23
Тема 5. …………………………………………………………………………... 28
Тема 6. ……………………………………………............................................... 29
Тема 7. ……………………………………........................................................... 32
Тема 8. …………………………………………………………………………... 36
Тема 9. ………………….……………………………………………………….. 45
Тема 10. ……………………………...………………………………………….. 52
Тема 11. …………………………………………………………………………. 58
Тема 12. ………………………………..………………………………………... 71
Тема 13. …………………………………………………………….…………… 81
Тема 14-15. …………………………………………………………………….... 89
Литература ……………………………………………………………………… 99
101
102
103
104
105
Скачать