Загрузил anz2069

Трансформация предпринимательской деятельности в малом и среднем бизнесе

Реклама
РЕФЕРАТ
на тему: «Трансформация предпринимательской деятельности в малом и
среднем бизнесе: новые технологии, эффективность, перспективы»
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .................................................................................................................. 3
1. Роль малого и среднего предпринимательства ................................................ 5
2. Динамика развития сектора МСП в условиях пандемии covid-19 .............. 10
3. Государственная политика и поддержка малого и среднего
предпринимательства ........................................................................................... 16
4. Долгосрочные тенденции и закономерности развития сектора МСП ......... 19
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ......................................................................................................... 27
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ ..................................................... 29
2
ВВЕДЕНИЕ
Малый и средний бизнес - общепринятая основа регионального развития.
Существующие
проблемы
малого
и
среднего
бизнеса
усугубляются
разворачивающимся экономическим кризисом. Для развития экономики
региона и нивелирования существующих проблем предлагается оказать
поддержку модернизации малого и среднего бизнеса на основе обучения
предпринимательству, знания инновационных технологий и формирования
профессиональных компетенций.
В первой половине 2020 года малый и средний бизнес в России находился
под давлением факторов, вызвавших замедление роста российской экономики в
целом. Во втором квартале меры по противодействию пандемии привели к
приостановке
работы
предприятий
сферы
услуг
и
торговли.
Чтобы
предотвратить массовые банкротства и закрытие организаций, правительство
поддержало ряд отраслей, предоставив преференции, включая отсроченные
налоговые платежи и льготное кредитование.
В результате негативное влияние блокировки на пропускную способность
сектора МСП оказалось ниже, чем прогнозировалось в разгар пандемии:
большинство компаний возобновили свою деятельность после окончания
ограничительных мер.
В первой половине 2020 года количество малых и средних предприятий
уменьшилось на 2,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года,
до 6,1 млн. Количество занятых в них сократилось на 2,4% до 15,3 млн человек.
Оборот малых компаний (без микропредприятий) в первом квартале 2020
года увеличился на 2,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого
года, средних компаний - на 5,1%. С учетом инфляции, которая в марте
составила 2,5% годовых (накопленная инфляция, сегмент МСП фактически
стагнировал. Сложившаяся в начале года положительная динамика не получила
развития из-за ограничительных мер, направленных на смягчение последствий
3
пандемии. Принудительное приостановление деятельности негативно сказалось
на положении малого бизнеса.
Объем кредитов малому и среднему бизнесу в первом полугодии 2020
года снизился на 6,4% до 3,3 трлн рублей по сравнению с аналогичным
периодом прошлого года. Средняя стоимость заимствования на срок до одного
года с 1 июля 2019 года по 1 июля 2020 года снизилась на 1,91 процентного
пункта до 9,34%, на срок более одного года - на 3,6 процентного пункта, до
7,04%. За этот период ключевая ставка Банка России снизилась с 7,5% до 4,5%.
Падение стоимости заимствований для МСП этим летом привело к увеличению
доступности кредитов и увеличению их количества, при этом средний размер
кредита значительно снизился по сравнению с прошлым годом.
Кредитный портфель МСП в первом полугодии 2020 года увеличился на
12,3% до 5,2 трлн рублей по сравнению с аналогичным периодом прошлого
года. Увеличение произошло в основном из-за уменьшения объема погашения
кредитов из-за их реструктуризации и задержек выплат из-за пандемии. За год
объем просроченной задолженности снизился на 2,9% до 581 млрд рублей.
Доля просроченной задолженности в портфеле снизилась с 13% до 11,2%.
Объем гарантий и независимых гарантий региональных гарантийных
организаций (РГО) в первом полугодии 2020 года составил 25,1 млрд рублей,
что на 17,5% больше, чем в 2019 году. Влияние Русского географического
общества на кредитование малого и среднего бизнеса особенно проявилось в
этом году. что ярко выражено в нестоличных регионах - доля гарантированных
кредитов там значительно увеличилась по сравнению с прошлым годом. Еще
одна тенденция наблюдалась в капитале: при меньшем размере залога
наблюдался рост кредитования, что свидетельствует о снижении доли гарантий
Русского
географического
общества
в
выданных
займах
и
больших
возможностях для заемщиков по предоставлению залога.
4
1. Роль малого и среднего предпринимательства
Роль малых и средних предприятий (МСП) в развитии общества часто
зависит от ответа на вопрос: «Создают ли национальные малые и средние
предприятия новые возможности для ускорения темпов развития, передают ли
они выгоды? Или эти компании замедляют развитие для потребителя,
поддерживая традиционные поставки и необходимые соединения и расширяя
систему распределения, где это возможно? «Национальный проект« Малый и
средний бизнес и поддержка индивидуального предпринимательства »,
реализуемый в России, отражает необходимость развития данного сектора
экономики и показывает вектор его развития для достижения синергетического
эффекта в реализации экономических реформ.
Кризис на фоне пандемии делает эту задачу еще более актуальной.
Несмотря на различную политическую философию, МСП остаются
стратегическим элементом в структуре всех обществ из-за их прямого влияния
на эффективное использование ресурсов и широкого влияния на другие
аспекты экономической и социальной жизни. В каждой компании управление
очень хорошо организовано в смысле установленного порядка. Эта организация
может стимулировать или препятствовать экономическому росту, влияя на:
1) прямой расчет призов и прибыли;
2) взаимосвязь производства и маркетинга;
3) порядок экономических отношений (отношений);
4) знание экономических возможностей;
5) социальная мотивация и ценность [1].
В результате организация МСП может существенно изменить влияние
основных экономических сил на процесс развития.
Кроме того, нельзя игнорировать влияние сектора МСП как источника
занятости. Как отечественные, так и зарубежные ученые и правительственные
учреждения согласны с тем, что на малых и средних предприятиях создается
5
много новых рабочих мест. В целом МСП положительно влияют на
экономическое развитие [1].
Для достижения этих желаемых результатов необходима эффективная
бизнес-система и должны быть решены проблемы, связанные с развитием
малого бизнеса. Требуются долгосрочные усилия и подходы для улучшения
существующей
системы
экономического
развития.
Они
должны
соответствовать ограничениям и возможностям местных ресурсов. Такие
подходы требуют тщательного мышления, новаторства (творчества) и твердого
практического
руководства.
Они
должны
быть
долгосрочными
и
непрерывными, направленными на продвижение региональных интересов и
местных культурных ценностей.
Рассмотрим
основные
проблемы,
с
которыми
сталкиваются
администрации разных уровней при развитии общества и поддержке малого и
среднего бизнеса.
Неэффективное использование ресурсов
Традиционная критика МСП как непродуктивного элемента экономики в
последнее время сменилась более объективным анализом [1-2]. Однако
эффективность МСП, то есть фактическое потребление ресурсов по сравнению
с объемом, необходимым для адекватного выполнения их задач, оставляет
вопрос открытым. Проблема в том, чтобы получить максимальное количество
продукции от затраченных ресурсов и усилий, то есть эффективность
производства.
Помимо достаточно очевидных причин этой проблемы, связанных с
низкой производительностью персонала и неэффективным управлением,
существует еще такая сложность, как консерватизм в использовании новых
технологий, устойчивость традиционных профессий, выходящая далеко за
рамки
обычной
жизненной
необходимости.
Традиционализм
может
поддерживаться за счет контроля различных уровней администрации и
коррумпированного истеблишмента. Его эффект заключается в поддержании
существующей активности перед лицом сил экономических и социальных
6
изменений и в снижении способности общества адаптироваться к новым
условиям, возникающим в результате экономического развития. Традиционный
характер таких институтов часто является препятствием для инноваций,
цифровых технологий и улучшенных услуг.
Импорт и малый бизнес. Большинство потребителей в нашей стране
сильно зависят от импорта как источника промышленных и потребительских
товаров. Если внутренний экспорт не будет расширен за счет включения
импортных цен, это создаст серьезный дисбаланс в платежных проблемах и
станет серьезной структурной слабостью в нашей экономике.
Теоретически появление такого импорта может быть вызвано созданием
иностранных владельцев или контролируемых маркетингом организаций, что
приведет к значительным институциональным изменениям в нашей бизнессистеме. Однако большая часть импорта включается в систему распределения
через существующие торговые каналы в национальной экономической системе.
В целом, преимущества массового производства и международное
признание качества наряду с пониманием низкого качества местной продукции
приносят преимущества зарубежным производителям.
Если все остальное одинаково для среднего класса, то предпочтение
отдается импортным товарам. Это приводит не только к более высоким ценам,
но и к более высокой марже по сравнению с сопоставимыми местными
продуктами. В результате большая часть покупательских усилий потребителя
часто сосредоточена на продвижении импорта, а не местных продуктов.
Подделка
(подделка)
импортных
товаров
местными
малыми
предприятиями часто не выходит за пределы рынков и принимает местные
бренды и торговые наименования. Такие названия не ограничиваются
качественными продуктами, но встречаются на дешевых повседневных
товарах, таких как мыло, молоко, сыр. Импортные товары должны иметь
преимущественное влияние на процесс развития при условии, что местным
учреждениям будут предоставлены образцы для подражания и рекомендации
по невыполненным запросам покупателей.
7
Однако
более
вероятно,
что
продвижение
импортных
товаров
стратегическими сбытовыми организациями сократит процесс разработки.
Ключевая роль, которую оптовые торговцы играют в каналах распределения во
многих развивающихся странах, хорошо известна. Эффект традиционных
ассоциаций между оптовыми торговцами и импортерами может привести к
тому, что местные покупатели захотят покупать товары, которые местные
фирмы не могут производить в обозримом будущем. В результате замедляется
преобразование коммерческого капитала в производительный, что является
критическим этапом в процессе развития.
Экономическое развитие основано на высокоразвитых технологиях,
ориентированных на рост. Без постоянного увеличения объемов производства
мало надежды на развитие. Даже в развитых странах экономический рост
основан на максимальном увеличении темпов промышленного роста и быстром
вливании этой прибыли в непромышленный сектор.
Региональное значение МСП. Товары и услуги, которые могут быть
доступны в городах-миллионниках, недоступны в городах в пределах 30–50
километров,
несмотря
на
присутствие
потенциальных
покупателей.
Спорадическое внедрение некоторых современных сетевых технологий
производства товаров местными МСП в крупных городах в относительном
смысле приводит к снижению уровня жизни остальной части населения.
Несомненно, для развития и модернизации хозяйственной деятельности за
пределами больших городов необходимо постоянное расширение малого
бизнеса в малых городах и сельской местности, а также использование
передовых технологий.
Необходимость государственного участия в программах развития малого
и среднего бизнеса
Несмотря на наличие федеральных и региональных законов и программ
по развитию малого и среднего бизнеса, этот вопрос до сих пор остается
дискуссионным.
8
Влияние государства на эффективность микроклимата малых и средних
предприятий важно в трех областях. Во-первых, важной характеристикой
любой стратегии развития является выбор поощряемых видов экономической
деятельности. Общее отношение правительства к МСП определяет, будет ли
климат благоприятным или неблагоприятным для модернизации.
Во-вторых, канал, по которому течет творческая энергия, частично
зависит от степени блокирования других возможных каналов. С огромными
затратами и налогами правительство может прямо или косвенно изменить
соотношение затрат и цен и устранить неэффективные и дорогостоящие
аспекты традиционной бизнес-системы.
Успех или провал государственной политики в конечном итоге зависит от
индивидуальных
стимулов,
правильного
регулирования
действий
предпринимателей. В качестве агента перемен государство может преодолеть
инерцию и сопротивление истеблишмента, рутинное поведение глав государств
по отношению к малым и средним предприятиям.
В-третьих, во многих странах, и Россия не является исключением,
государственные программы являются единственными программами, которые
обеспечивают финансовую, техническую, образовательную, консультационную
и другую поддержку, необходимую малому и среднему бизнесу для
расширения и улучшения своей маркетинговой деятельности. Посткризисные
тенденции
экономического
развития
после
коронавируса
существенно
обновили все формы поддержки предпринимательства, пострадавшие от
пандемии.
Программы развития бизнеса могут предоставить важную услугу для
координации
производства
и
потребления
и
улучшения
способности
поддерживать динамичный процесс развития. С учетом всех этих соображений
эффект от действий правительства должен быть значительно больше, чем
эффект от помощи со стороны других коммерческих и некоммерческих
организаций.
9
Чтобы изменить традиционные способы мышления и действий за
относительно короткий период времени, должны вмешаться соответствующие
движущие силы изменений.
Участие государства требуется в первую очередь для финансирования
инновационных проектов и разработки образовательных и консультационных
программ, необходимых для обучения менеджеров передовым технологиям
производства и управления. Важно подчеркнуть, что опытных менеджеров
также необходимо переобучить для использования современных цифровых
технологий, прежде чем они смогут начать продуктивный бизнес.
Без серьезного воздействия на формирование человеческого капитала все
другие области развития малых и средних предприятий и экономики в целом
будут иметь ограниченный успех. Без серьезной государственной поддержки
невозможно добиться сколько-нибудь значительного успеха.
Формирование
профессиональных
предпринимательского
и
непрофессиональных
мышления,
компетенций
формирование
на
основе
предпринимательского обучения, повышения квалификации дает возможность
модернизации малых и средних предприятий. Этот процесс обеспечивает
успешную реализацию инновационных проектов, трансформацию технологий и
цифровизацию
и,
следовательно,
оказывает
значительное
влияние
на
региональное развитие [3-4].
2. Динамика развития сектора МСП в условиях пандемии covid-19
Пандемия Covid-19 оказала огромное влияние на мировую экономику,
экономику региона и экономики отдельных компаний, возможно, самое
значительное невоенное воздействие за последние сто лет. В первом квартале
2020 года уровень активности снизился во всех основных экономиках, включая
Китай, Еврозону, США, Японию и Россию, и все страны с разной степенью
успеха пытались противостоять пандемии COVID-19. По оценкам, мировой
ВВП в целом резко упал в первом квартале 2020 года - на 11,2% [5]. Именно в
10
этих
условиях
наиболее
уязвимы
малые
и
средние
предприятия,
ориентированные на оказание услуг в реальном секторе экономики. Этому
способствует ряд причин, а именно ограничения на поездки, падение спроса и,
как следствие, потеря дохода, кредитное давление, острые ограничения
ликвидности, а также условия неопределенности и страха заражения, которые
влияют на поведение потребителей и снижение потребительских расходов.
Малые и средние предприятия более уязвимы к последствиям кризиса, потому
что они обычно не имеют больших финансовых резервов, развиваются за счет
кредитования и, как следствие, имеют низкую стабильность. Наибольшие
проблемы возникли у малого и среднего бизнеса в ресторанном бизнесе,
туризме, развлечениях, предоставлении индивидуальных услуг, моде и т. д.
Компании с более высокой степенью цифровизации, чем другие компании,
оказались более стабильными и смогли организовать удаленную работу по
доставке своих товаров и компаний, деятельность которых связана с
предоставлением ИТ-услуг.
Основные финансовые проблемы в секторе малого бизнеса вызваны
необходимостью финансовых затрат при отсутствии деятельности, а именно
необходимостью
выплаты
заработной
платы,
налогов,
отчислений
на
социальное страхование, арендных платежей, кредитов банкам и контрагентам
и т. д.
Возникла нехватка финансовых ресурсов, которая усугубляется, что
может привести к банкротству большого количества малых и средних
предприятий (МСП), которые, особенно в крупных городах России, не могут
работать быстро и без потери качества в сети [7].
Изменения в мировой экономике, изменения в поведении потребителей и
зависимость от потребления услуг оказывают непропорционально большое
влияние на малые и средние компании по сравнению с крупными компаниями.
В таблице 1 показаны этапы развития кризиса в секторе малого и
среднего бизнеса в период развития пандемии Covid-19..
11
Таблица 1. Этапы развития криза в секторе малого и среднего бизнеса в
период развития пандемии Covid-19
Этапы
Влияние
Последствия для малого бизнеса
В январь-март
2020 года
умеренное влияние COVID-19 Эффект незначителен из-за относительно низкой интеграции российских
на экономическую активность малых и средних предприятий в глобальные производственно-сбытовые
цепочки. Основной ущерб был нанесен компаниям, чей конечный
продукт зависел от китайских производителей.
Конец марта,
введение
режима
самоизоляции
Шок спроса и предложения
Замедление роста во всех
секторах, кроме сельского
хозяйства.
Май 2020
Президент России В.В. Путин Этап 1: запуск кредитной программы поддержки трудоустройства.
обнародовал программу
Этап 2: Предоставление 6-месячного льготного периода для налоговых и
выхода из кризиса.
страховых выплат предприятиям в пострадавших отраслях.
Этап 3: возврат налога самозанятым лицам, уплаченный в 2019 году.
Этап 4: для самозанятых граждан предоставить «налоговый капитал» в
размере одной минимальной заработной платы, за счет которого они
смогут осуществлять налоговые платежи в этом году.
Этап 5: предоставить индивидуальному предпринимателю налоговый
вычет в размере одной минимальной заработной платы в отношении
страховых взносов.
Этап 6: выделить 12 млрд рублей из средств национального проекта
«Поддержка малого и среднего предпринимательства» и направить в
государственные микрофинансовые структуры для поддержки малого
бизнеса [4].
Июнь – июль
2020,
трехэтапный
плана выхода из
режима
самоизоляции
1 этап: фитнес на свежем
воздухе; открытие
небольших магазинов и
предприятий сферы
обслуживания с
ограниченным количеством
посетителей.
2 этап: магазины, крупные
сервисные предприятия и
некоторые учебные
заведения.
Этап 3: парки, гостиницы,
предприятия общественного
питания и все остальные
магазины. Этапы выхода из
режима самоизоляции в
России аналогичны тем
процессам, которые
происходят в других странах.
Прекращение бизнеса. Снижение потребления и инвестиций. Розничные
продажи снизились на 23,4% и 19,2% соответственно по сравнению с
аналогичным периодом прошлого года. Выручка от рыночных услуг упала
на 37,9% в годовом исчислении в апреле, что соответствует снижению
производства на 9,9%. [2]
Резко сократились доходы предприятий сферы услуг (в первую очередь,
предприятий общественного питания, гостиниц, салонов красоты и
парикмахерских, туристических агентств и непродовольственных
магазинов). По данным Росстата, в отраслевой структуре малого и
среднего бизнеса преобладают оптовая и розничная торговля,
производство и строительство.
В России на МСП приходится около 20% ВВП (18% в 2018 году против
22% в 2017 году) и около 24,9% всех рабочих мест (или 18,8 млн человек в
декабре 2019 года), что является значительным показателем для развитых стран
Европы. низший. и Америка, где на МСП приходится более 50% -60% ВВП и
60% рабочих мест в общей занятости [3].
В России в 2019 году стартовал национальный проект «Малый и средний
бизнес и поддержка индивидуальных предпринимательских инициатив»,
12
направленный на развитие малого и среднего бизнеса. Основная цель
нацпроекта - увеличить к 2024 году численность занятых в секторе МСП до 25
млн человек, а долю МСП в ВВП до 32,5% (цель на 2020 год - 23,5% ВВП). .
Однако в нынешней ситуации пандемии в секторе МСБ ожидается дальнейшее
сокращение продаж и повышение риска неплатежеспособности компаний, что
характерно не только для России, но и для всего мира. Несмотря на старт
нацпроекта, в 2019 году количество работников МСБ сократилось. В 2017-2018
годах количество сотрудников составляло 15,8 миллиона, к концу 2019 года
количество сотрудников сократилось до 15,2 миллиона человек. Динамика
сокращения численности МСП и занятых в регионах России по данным
Единого реестра малых и средних предприятий представлена в таблице 2 [7].
Таблица 2. Динамика снижения численности МСП и работников, занятых
в нем по регионам России (составлена по данным Единого реестра МСП)
В
прошедшем
году количество
малых
и
средних
предприятий
сократилось во всех федеральных округах, негативная динамика усилилась в
ходе пандемии, а количество сотрудников сократилось, несмотря на меры
поддержки. По сравнению с июлем 2018 года количество малых и средних
предприятий уменьшилось на 217 538 единиц, а количество сотрудников на
малых и средних предприятиях за тот же период сократилось на 623 911
единиц. Больше всего пострадал федеральный округ.
13
Основной и наиболее острой проблемой для развития сектора МСП в
прошлом и в условиях пандемии является доступ к финансам. В рамках
национального проекта Правительством РФ на развитие малого бизнеса
выделено 427,6 млрд рублей. Деньги были выделены на реализацию пяти
федеральных проектов, а именно: улучшение условий ведения бизнеса,
ускорение развития МСП, создание системы поддержки фермеров и развитие
сельских кооперативов, продвижение предпринимательства и расширение
доступа МСП к финансированию. Кроме того, предусматривается ряд мер для
улучшения доступа МСП к финансированию:
- Упрощение доступа к концессионному финансированию и увеличение
объема концессионных кредитов;
- облегчение доступа малых и средних предприятий к фондовым рынкам;
- повышение доступности лизинговых инструментов для МСП;
- Повышение доступности микрофинансирования и краудфандинга.
В целях реализации вышеперечисленных мер ЦБ РФ разработал
дорожную карту мер по расширению доступа МСП к финансированию для
поддержки реализации национального проекта МСП. В период с 2019 по 2024
год правительство выделит 261,8 миллиарда рублей (4 миллиарда долларов) на
улучшение доступа МСП к финансированию. При этом значительная часть этих
средств
идет
на
реализацию
программ
льготного
кредитования
[6].
Государственные структуры, оказывающие микрофинансовую поддержку
индивидуальным предпринимателям, семейным предприятиям и малому
бизнесу, были определены Президентом Российской Федерации как один из
наиболее эффективных институтов регионального развития. [5] Во время
пандемии из средств национального проекта на финансовую поддержку малого
и среднего предпринимательства было выделено 12 млрд рублей (Ростовская
область получила и реализовала 176 млн рублей).
Решением проблемы устойчивого развития сектора МСП в России может
стать создание экосистемы поддержки МСП, построенной на основе цифровой
платформы множественной авторизации, с помощью которой финансовый и
14
реальный секторы экономики, включая финансовую и Банковские учреждения,
небольшие частные банки и фонды поддержки, эффективно взаимодействуя,
защищая каналы связи. МСП, краудфандинговые платформы, факторинговые и
лизинговые компании, инвесторы и компании, включая МСП (рис. 1).
Рис. 1. Экосистема поддержки МСП
Конечно,
создание
такой
платформы
связано
с
определенными
нормативными и техническими трудностями. На наш взгляд, системной
финансовой поддержки недостаточно для эффективной поддержки сектора
МСП. Сегодня очень важно предоставить МСП доступ к передовым цифровым
технологиям. Опыт последних нескольких лет показал, что крупные льготные
ссуды малым предприятиям не способствуют их устойчивому развитию, и
льготные ссуды следует направлять тем МСП, которые в противном случае не
смогли бы получить финансирование. Примером могут служить компании,
которые эффективно развиваются в сфере виртуальной экономики и не имеют
материальной поддержки. Это важное требование для получения кредитных
ресурсов.
15
Создание экосистемы для поддержки МСП обеспечит двусторонний
подход и улучшит диверсифицированный доступ к кредитам для МСП, снизит
их зависимость от программ концессионного финансирования, особенно
концессионных кредитов, и поможет создать эффективную экосистему для
финансирования МСП.
3.
Государственная
политика
и
поддержка
малого
и
среднего
предпринимательства
Современная система мер государственной поддержки МСП до 2015 г.
преимущественно была направлена на предоставление налоговых льгот и
выделение субсидий регионам на развитие инфраструктуры поддержки МСП.
Но объем субсидий сокращался (см. рис. 2).
Рис. 2. Динамика индикаторов, оценивающих формальные условия ведения
бизнеса в России, % Источник: по данным ЕМИСС
Для снижения налоговой нагрузки на предпринимательский сектор были
введены специальные налоговые режимы, что позволило также сократить
издержки на формирование и подачу отчетности (см. рис. 2). В 2018 г. по
данным ФНС, около 94% субъектов МСП использовали специальные режимы,
из них 54,7% применяли упрощенную систему налогообложения (УСН) (44,5%
– в 2010 г.), а 36,6% – единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Для
применения УСН необходимо, чтобы число сотрудников в компании не
16
превышало 100 человек, а предельное значение выручки выросло более чем в 2
раза с 2014 г. (см. рис. 2). В то же время внедрение онлайн-касс и повышение
ставки НДС в 2019 г. привело к усилению недовольства налоговой политикой.
В 2015 г. была создана Корпорация МСП, во многом ориентированная на
предоставление финансовых мер поддержки: кредиты, гарантии по кредитам,
поддержку государственных закупок у МСП. Но при этом ряд ученых отмечал,
что прямые формы поддержки в условиях слабого развития институтов
публичного контроля (независимые СМИ, профессиональные сообщества,
некоммерческие организации и т.д.) не всегда эффективны. В 2019 г. общий
объем поддержки вырос благодаря реализации национального проекта.
Доступность финансирования для малого бизнеса в целом расширилась
по сравнению с 2015 г., что связано с общим снижением ставки банковских
кредитов
и
развитием
гарантийной
системы.
Индекс
обеспеченности
банковскими услугами Банка России, учитывающий плотность сети банков и
объемы их финансовых ресурсов в регионах, в последние годы рос (см. рис. 2).
Но, по данным RSBI, 62% субъектов МСП не нуждались в дополнительном
финансировании в условиях сокращающегося с 2014 г. спроса (доходов
населения) и неопределенности экономической ситуации.
В 2017 г. различные виды поддержки были оказаны 2,77% субъектов
МСП, но лишь 50% поддержанных компаний улучшили свои показатели.
Опросы Института общественных наук РАНХиГС представителей малых и
средних фирм в 2018 г. (там же) также показывают, что в среднем лишь 9%
обращались к программам государственной поддержки из-за отсутствия
доступа к информации (92%), низкой поддержки (51%), отсутствия доверия к
государству (45%) и чрезмерной отчетности (34%). Наши эконометрические
расчеты и оценки аудиторов дополнительно подтверждают, что влияние
государственной поддержки на число субъектов МСП в регионах слабое.
Неформальные институты и социокультурные нормы
Открытие и ведение бизнеса как деятельность с высокими рисками
невозможна без доверия между контрагентами. В России лишь 31%
17
респондентов (рис. 3) считают, что людям в целом можно доверять
(обобщенный уровень доверия). В Швеции, где в секторе МСП занято около
66% занятых, этот уровень превышает 60%.
В ряде регионов России это значение еще ниже. При этом в странах, где
выше уровень доверия к другим людям, также выше и предпринимательская
активность, и темпы роста экономики, например в Китае, Индии, Вьетнаме,
Южной Корее, Малайзии и др. В России только 22% жителей доверяют
предпринимателям , хотя отношение населения к малому и среднему бизнесу
улучшается: в 2019 г. 89% респондентов положительно относились к частному
предпринимательству, тогда как в 2009 г. – 79% (ВЦИОМ, 2019).
Рис. 3. Динамика характеристик населения России в отношении
предпринимательской деятельности Источник: составлено по данным ВЦИОМ,
GEM и WVS
По опросам студентов вузов, более 51% из них намерены стать
предпринимателями через пять лет после выпуска (за рубежом – 38%), но
впоследствии подавляющее большинство продолжает работать наемными
сотрудниками. Лишь 22,8% жителей видели возможность создать фирму в
регионе, в котором проживают; в Швеции, США и Судане – около 70%
граждан. Поэтому ранняя предпринимательская активность в России составляет
всего 5,55% (см. рис. 3), а в США – 15,6, в Китае – 10,4%. Хотя тренд
положительный, а доля владельцев бизнеса увеличилась в четыре раза. По18
прежнему, большинство – вынужденные предприниматели (около 56%), т.е. у
них нет иных возможностей занятости. Их число вырастет в результате кризиса
2020 г.
Неформальные нормы изменяются медленно и негативно влияют на
развитие малого и среднего предпринимательства.
4. Долгосрочные тенденции и закономерности развития сектора МСП
За 2008-2018 гг. число субъектов МСП увеличилось с 4,1 до 5,2 млн, или
на 30%, после изменения критериев отнесения фирм к сектору МСП. Ряд
предприятий могли использовать инструмент дробления фирм для снижения
налоговой нагрузки (использования УСН), ухода от проверок и получения
доступа к мерам государственной поддержки. Отдельные меры поддержки в
кризисный период 2020 г. также могут способствовать дроблению бизнеса.
Несмотря на реализацию плана по трансформации делового климата и
увеличению поддержки в рамках национального проекта, в 2019 г. число
субъектов МСП сократилось на 100 тыс., а число занятых – почти на
полмиллиона. Это может быть связано с повышением налоговой нагрузки (рост
НДС и внедрение онлайн-касс) и отсутствием заметного роста доходов
населения, а соответственно спроса на услуги и продукцию сектора МСП.
По подсчетам Росстата, доля сектора МСП в ВВП увеличилась с 19,1% в
2011 г. до 21,9% в 2018 г., что ниже значения большинства развитых стран (рис.
4). На наш взгляд, проблема скорее связана не с низкой долей МСП, а с
высокой долей государственного сектора в экономике, которая превысила 46%.
А доля МСП в добавленной стоимости бизнес-сектора России в 2018 г.
составляла около 43-44%, что уже близко к соответствующим значениям
крупных стран: США (48%), Канада (30%), Мексика (38%).
19
Рис. 4. Динамика основных индикаторов развития сектора МСП и базовых
макроэкономических показателей. Источник: по данным Росстата.
Отраслевая структура сектора МСП в целом соответствует аналогичной
структуре в развитых странах. С 2008 г. в условиях распространения цифровых
технологий росла доля онлайн-услуг, в том числе Интернет-торговли. В целом
вынужденная цифровая трансформация бизнеса во время и после эпидемии
может ускорить эти процессы в наиболее развитых регионах. Но низкий
уровень доверия между контрагентами снижает возможности для создания и
развития
сложных
производственных
компаний,
основанных
на
взаимодействии с учеными и венчурными капиталистами. Несколько лет
подряд число новых высокотехнологичных фирм в России сокращается.
В период экономической нестабильности доля МСП в занятости
сокращается быстрее, так как малые и средние фирмы стремятся сокращать
число работников или выводить их в серую зону для снижения налоговых
выплат. Крупные же предприятия находятся под более пристальным
вниманием контролирующих органов. Ужесточение политики (запрет хостелов
в жилых домах, снос торговых павильонов, повышение социальных выплат и
НДС, введение онлайн-касс и т.д.) также имеет следствием уход ряда
предпринимателей в тень, что привело к росту численности и доли занятых в
20
неформальном секторе (см. рис. 4). В 2020 г. ожидается существенный рост
этого показателя.
В целом бизнес-динамика в секторе МСП соответствуют изменениям
макроэкономической ситуации (см. рис. 4) с лагом в год вслед за падением
доходов населения. В 2020 г. изменения уже будут заметны.
Связь предпринимательства, институтов и регионального развития
Описанные закономерности имеют ярко выраженную региональную
специфику, причем они сохраняются на протяжении десятилетий. Выделяются
устойчивые регионы-лидеры и аутсайдеры в развитии МСП. Фактически
сформировалось несколько типов предпринимательских экосистем – сетей
взаимодействия экономических агентов в определенных географических и
институциональных условиях. Более 30% всех новых фирм в 2008-2019 гг.
созданы в Москве (здесь зарегистрировано 13,7% субъектов МСП), около 10%
– в Санкт-Петербурге (≈5,9% общего числа). Наибольший прирост также
наблюдался в Тюменской (72%), Свердловской (56%) и Воронежской (43,5%)
областях, где сформировались крупные рынки и снижались инвестиционные
риски.
Наибольшее количество МСП по численности рабочей силы расположено
в крупнейших мегаполисах - Санкт-Петербурге, Москве, Новосибирске и
приморских регионах: Калининградском крае и Краснодарском крае. В
крупных мегаполисах есть крупные гипермаркеты, развитая инфраструктура и
много
потребителей.
В
целом,
в
мегаполисах
из-за
более
высокой
интенсивности подключений страх неудачи ниже и уровень доверия выше.
Прибрежные регионы имеют больше возможностей для трансграничной
торговли, развития малых и средних предприятий в сфере транспорта, туризма
и других услуг. Благоприятный инвестиционный климат в Калужской,
Тюменской и Воронежской областях также способствует высокой активности
малого бизнеса. Севастополь и Республика Крым входят в число ведущих
поставщиков гостевых домов и туристических услуг. В этих регионах
действует режим свободной экономической зоны.
21
МСП в разных типах предпринимательских экосистем по-разному
реагирует на изменение макроэкономических и институциональных условий. В
условиях падения доходов населения с 2014 г. в регионах с наименее
развитыми и уязвимыми экосистемами предпринимательства (Северный
Кавказ, Арктика и Дальний Восток) основные показателя сектора МСП
сокращались. В крупных агломерациях возможности адаптации выше.
Например, в условиях режима самоизоляции выигрывают фирмы, которые
прошли этап цифровой трансформации, чьи потребители могут пользоваться
онлайн-сервисами. Но в России высоко цифровое неравенство. И если доступ к
Интернету, хотя и различается, но благодаря активному проникновению
сотовой связи есть у большинства домохозяйств, существенны различия в его
использовании. Так, по данным Росстата, в Москве 50% жителей заказывали
товары и услуги онлайн, а в Дагестане – менее 15; если в Москве более 50%
фирм размещали заказы онлайн, то в Дагестане – менее 20.
Малый и средний бизнес играет значимую роль в развитии многих
регионов.
Во-первых,
сектор
обеспечивает
занятость
населения
при
сокращениях на крупных предприятиях в результате оптимизации бюджетных
учреждений.
Например,
в
Крыму
и
на
Северном
Кавказе
в
предпринимательском секторе (МСП + самозанятые) занято более 50%
работников. Быстрорастущие малые и средние компании в развитых странах
обеспечивают до половины прироста занятости, в России – около 25%. Вовторых, малые фирмы повышают уровень конкуренции в экономике,
технологические стартапы способствуют диверсификации и выходу из
ресурсного проклятия. В развитых странах предпринимательский капитал –
склонность и способность населения создавать новые фирмы, осваивать
рыночные ниши – способствует экономическому росту за счет повышения
конкуренции, преобразования идей в готовые продукты. Расчеты показывают
схожие закономерности для регионов России.
В результате кризиса 2020 г. сектор МСП может оказаться среди
наиболее пострадавших. Сокращение числа малых и средних сервисных
22
компаний не только приведет к сокращению разнообразия услуг, снижению
предпринимательских доходов населения, скрытой безработице (перетоку в
неформальную занятость), но и может иметь негативные долгосрочные
последствия для регионального развития, так как часть добровольных
предпринимателей (доля которых в России и так низкая) могут разочароваться
в действиях властей и уйти с рынка.
Все виды бизнеса, которые не смогли перейти на предоставление товаров
и услуг в Интернете, теперь находятся под угрозой банкротства. Сильнее всего
пострадали
рестораны,
отели,
салоны
красоты
и
парикмахерские,
развлекательные, спортивные, туристические, розничные непродовольственные
магазины. Фактически, в условиях карантина спрос на услуги этих отраслей
значительно упал. Доля потенциально наиболее пострадавших отраслей
составляет около 11% от общего числа МСП, или около 2,6% оборота МСП, что
кажется незначительным. Но если учесть отрасли, которые могут пострадать
из-за закрытия этих предприятий в результате мультипликативного эффекта, то
это более 75% малых и средних фирм, почти 77% их оборота и более 60%
занятых (≈12 млн человек). Поэтому соблюдение карантинных мер в течение
нескольких месяцев может привести к плачевным последствиям. Наиболее
значительные социальные риски наблюдаются на Северном Кавказе и в Крыму,
где высока доля самозанятых и работников МСБ, но уровень цифровизации и
развития предпринимательских экосистем низок.
По экспертным оценкам, в регионах, где число малых и средних фирм
выше на 1%, ВРП – выше на 0,06-0,17% в зависимости от прочих условий.
Тогда закрытие 50-60% фирм в 2020 г. по наиболее пессимистическому
сценарию может привести к падению ВРП в среднем на 3-10% за год. Причем
межрегиональные различия остаются существенными.
Формирование информационного общества обусловило превращение
знаний и информации в определяющий фактор экономического развития
страны. Инновационный тип развития, существенно влияющий на тенденции
развития мировой экономики, задает показатели экономического роста всего
23
общества и отдельных компаний в прямой зависимости от динамики развития и
внедрения новейших технологий. В условиях обострения конкуренции, которая
идет рука об руку с процессом глобализации, только постоянное внедрение
новых технологий, товаров и услуг может обеспечить сохранение старых
технологий и достижение новых преимуществ перед конкурентами.
Роль инноваций как неофактора экономического роста в отечественной
практике предпринимательства и нормативного обеспечения их мотивации
продолжает недооцениваться, хотя, как показывают специальные исследования,
их значение сравнялось, а по некоторым параметрам значительно превысило
общее действие всех традиционных факторов производства. По мнению
западных экспертов, мировой экономический рост составляет 3/4 за счет
достижений научно-технического прогресса, более половины
прибыли,
которую компании получают от продвижения новых товаров и услуг на рынке,
и
доли
нематериальных
активов в
стоимости
долгосрочных
активов
западноевропейских компаний. приближается к 50% (в США - до 70%),
сохраняя при этом относительно высокие темпы роста, значительно опережая
темпы роста других активов.
В
этом
контексте
также
значительно
возрастает
важность
инновационного развития в результате обострения проблемы исчерпания
традиционных и особенно сырьевых ресурсов. Напротив, инновации как
результат
творческой
интеллектуальной
деятельности
практически
неисчерпаемы. Все это говорит о том, что инновационное развитие все больше
становится неотъемлемой частью общего воспроизводственного процесса и что
устойчивый экономический рост, поддержание и создание новых конкурентных
преимуществ станут возможными только при переходе к инновационной
модели экономического развития. Специфика самих инноваций как фактора
экономического роста, таким образом, заключается в их неисчерпаемости,
которая является результатом непрерывного процесса генерации новых идей,
знаний, информации, их нематериального характера и «усталости». Учитывая,
что все остальные факторы экономического роста, которые человечество
24
использовало на протяжении нескольких тысячелетий, обладают прямо
противоположными свойствами, задача перехода на инновационный путь
развития
является
фундаментальные
деятельности,
сложной
и
нелинейной,
изменения
в
основных
развитии
предусматривает
экономики.
поскольку
принципах
Общество,
преимущественно
предполагает
экономической
которое
ориентированную
традиционно
оптимизацию
использования имеющихся материальных, финансовых и трудовых ресурсов. В
самом общем виде задача состоит не только в стимулировании инноваций в
отдельных
отраслях
или
сферах
деятельности,
но
и
в
обеспечении
инновационной направленности всего экономического развития в целом.
Мотивацию в области инноваций и инвестиций следует рассматривать
как
необходимый
элемент
системы,
позволяющий
справляться
с
прогрессивными изменениями на макро, мезо- и микроуровнях, как источник
интенсификации инновационной активности различных тем, как эффективное
средство преодоления инерции их мышления. Основная идея мотивационного
механизма должна заключаться не в том, чтобы заставить испытуемых
измениться, а в том, чтобы вызвать интерес к содержанию инновационной и
инвестиционной деятельности. Понимание структуры и последовательности
действий инновационно-инвестиционного мотивационного механизма является
важным фактором повышения эффективности его реализации [9].
Финансовое обеспечение предпринимательской деятельности, бизнеса
вообще и инновационного в частности является важной составляющей
мотивационного механизма его развития. Это связано с тем, что инновационное
финансирование обеспечивает практическую реализацию конечной фазы
инновационного цикла, а именно – коммерциализацию инноваций, и
следовательно,
определяет
инновационной
продукции,
оперативность
что
больше
поступления
всего
влияет
на
на
рынок
развитие
предпринимательства и субъектов предпринимательской деятельности страны
и ее регионов [9].
25
Определенным
образом
на
мотивацию
предпринимателей
к
инновационной деятельности влияет наличие и состояние инфраструктуры
поддержки предпринимательской деятельности. Так, к инфраструктуре малого
и среднего предпринимательства действующим законодательством Украины
отнесены: «предприятия, учреждения и организации, независимо от формы
собственности, осуществляют деятельность по развитию малых и средних
предприятий,
их
инвестиционной
и
инновационной
деятельности,
продвижению своих товаров (работ, услуг) и результатов интеллектуальной
деятельности на внутреннем и внешнем рынках» [9]. Объектами этой
инфраструктуры
являются:
«Бизнес-центры,
бизнес-инкубаторы,
инновационные бизнес-инкубаторы, научно-технологические центры, центры
трансфера технологий, фонды поддержки малого бизнеса, лизинговые
компании, консультационные центры, другие компании, учреждения и
организации, основной задачей которых является поддержка в развитии малых
и средних предприятий. средние компании» [4].
С целью усиления конкурентоспособности и инновационного потенциала
МСП первоочередным определено решение следующих задач: расширение
спектра и качества предоставления услуг для МСП; повышение качества услуг
бизнес-консалтинга; укрепление институциональной способности объединений
предпринимателей; обеспечение учета региональных особенностей МСП;
модернизация
интенсификация
существующей
процесса
инфраструктуры
передачи
достижений
поддержки
науки
в
МСП;
сферу
предпринимательства; начало целевых инициатив по кластерам и цепям
добавленной стоимости; стимулирование привлечения прямых иностранных
инвестиций (ПИИ); стимулирование финансирования в исследования и
инновации; активизация трансфера технологий [8].
26
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Препятствия на пути развития сектора МСП при первом приближении
отражают проблемы, которые испытывает российская экономика в целом. Но
малые и средние предприятия наиболее уязвимы для внешних шоков, поэтому в
условиях снижения доходов населения и неопределенности экономической
ситуации роль малого бизнеса будет снижаться вне зависимости от действия
властей.
Не
способствует
развитию
МСП
и
усиливающаяся
роль
государственного сектора, который может выиграть в условиях кризиса.
Серьезным ограничением остаются сложившиеся нормы в постсоветском
обществе: недоверие к предпринимателям, предпринимателей – к государству,
коррупция и др. Все это определяет скромную роль сектора МСП, большую
долю неформальной занятости и вынужденного предпринимательства, низкую
долю технологичных и производительных компаний в секторе МСП.
В России внедряются различные меры, в основном прямой федеральной
поддержки, влияние которой в предыдущие периоды было неоднозначным и
невысоким. На наш взгляд, следует разделять краткосрочные и долгосрочные
задачи. В текущих условиях эффективным может стать стимулирование спроса
через
субсидии
уязвимым
группам
населения,
сохранение
объемов
государственных закупок и их перенос на более ранние сроки, налоговые
каникулы, дешевое кредитование при условии сохранения занятости. Более
конкурентоспособный бизнес смог бы воспользоваться этими условиями и
выжить. Одновременно важно для посткризисного развития ускорение
трансформации делового климата и цифровизации государственных услуг,
поддержка цифровой трансформации бизнеса, сохранение программ обучения
предпринимательству и консалтинга.
Местные условия важны для развития предпринимательства, поскольку
большинство МСП связаны с местными рынками. В настоящее время у
местных властей нет достаточных стимулов для поддержки и развития МСП,
поскольку большая часть доходов поступает в федеральный бюджет, а объем
27
субсидий на развитие МСП сокращается. Хотя есть примеры успешных
регионов с проактивной политикой: Калужская, Тюменская, Воронежская,
Белгородская, Калининградская области, Республика Татарстан и др. (Земцов,
Бабурин, 2019). В будущем одним из факторов развития МСП может стать
конкуренция между регионами и городами в плане ведения бизнеса, что
потребует от них большей бюджетной и налоговой независимости.
28
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ
1.
Абрамов А.Е., Аксёнов И.В., Радыгин А.Д., Чернова М.И. (2018).
Современные подходы к измерению государственного сектора: методология и
эмпирика // Экономическая политика. Т. 13. № 1. С. 36–69.
2.
Антонова
М.П.,
Баринова
В.А.,
Громов
В.В.,
Земцов
С.П.,
Красносельских А.Н., Милоголов Н.С., Потапова А.А., Царева Ю.В. (2020).
Развитие малого и среднего предпринимательства в России в контексте
реализации национального проекта. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС.
3.
Аузан А. А. Авдиенкова М.А., Андреева Д.А., Бахтигараева А.И.,
Брызгалин В.А., Бутаева К.О., Вебер Ш., Давыдов Д.В., Золотов А.В., Никитин
К.М.,
Никишина
Социокультурные
Е.Н.,
факторы
Припузов
Н.А.,
инновационного
Ставинская
развития
А.А.
и
(2017).
успешной
имплементации реформ. М.: ЦСР.
4.
Баранов А.Ю., Малков Е.С., Полищук Л.И., Рохлиц М., Сюняев Г.Р.
(2015). Измерение институтов в российских регионах: методология, источники
данных, анализ // Вопросы экономики. № 2. С. 69–103.
5.
Баринова В.А., Земцов С.П. (2019). Международный сравнительный
анализ роли малых и средних предприятий в национальной экономике:
статистическое исследование // Вопросы статистики. Т. 26. № 6. С. 55–71.
6.
Баринова В.А., Земцов С.П., Зинов В.Г., Кидяева В.М., Красносельских
А.Н., Куракова Н.Г., Семенова Р.И., Федотов И.В., Халимова С.Р., Хафизов
Р.Р., Царева Ю.В. (2020). Национальный доклад «Высокотехнологичный бизнес
в регионах России». С.П. Земцов (ред.). М.: РАНХиГС, АИРР.
7.
Баринова В.А., Земцов С.П., Царева Ю.В. (2018). Предпринимательство
и институты: есть ли связь на региональном уровне в России // Вопросы
экономики. №. 6. С. 92–116.
8.
Баринова В.А., Земцов С.П., Царева Ю.В. (2020). Малое и среднее
предпринимательство в России и регионах в 2019– 2020 гг. В сб.: Российская
29
экономика в 2019 году. Тенденции и перспективы (Выпуск 41). М.:
Издательство Института Гайдара. C. 279–290.
9.
Верховская О.Р., Александрова Е.А., Богатырева К.А., Джелепова М.В.,
Шмелева
Э.В.
(2017).
Национальный
отчет
«Глобальный
мониторинг
предпринимательства. Россия 2016/2017. СПб.: ВШМ СПбГУ.
10. ВЦИОМ (2019). Предпринимательство в России: отношение россиян,
барьеры.
М.:
ВЦИОМ.
Режим
доступа:
https://wciom.
ru/index.php?id=236&uid=9565.
11. Гуриев С. (2007). Что известно о коррупции в России и можно ли с ней
бороться? // Вопросы экономики. №1. С. 11-18.
12. Добролюбова Е.И., Зыбуновская Н.В., Покида А.Н., Южаков В.Н.
(2017). Оценка влияния государственного контроля (надзора) на деятельность
хозяйствующих субъектов // Вопросы государственного и муниципального
управления. №2. С. 7-25.
13. Единый реестр малого и среднего предпринимательства // URL:
https://ofd.nalog.ru/.
14. Земцов С.П., Бабурин В.Л. (2019). Предпринимательские экосистемы в
регионах России // Региональные исследования. № 2 (46). С. 4-14.
15. Земцов С.П., Красносельских А.Н., Царева Ю.В., Баринова В.А. (2020).
Меры поддержки малых и средних предприятий в условиях пандемии и кризиса
// Мониторинг экономической ситуации в России. Тенденции и вызовы
социально-экономического развития. № 8 (110). Апрель. С. 105-115.
16. Земцов С.П., Маскаев А.Ф. (2018). Быстрорастущие фирмы в России:
характеристики и факторы роста // Инновации. №. 6 (236). С. 30-38.
17. Земцов С.П., Смелов Ю.А. (2018). Факторы регионального развития в
России: география, человеческий капитал или политика регионов // Журнал
Новой экономической ассоциации. № 4 (40). С. 84-108.
18. Земцов С.П., Царева Ю.В. (2018). Предпринимательская активность в
регионах
России:
насколько
пространственные и
временные
эффекты
30
детерминируют развитие малого бизнеса // Журнал Новой экономической
ассоциации. № 1 (37). С. 145-165.
19. Земцов С.П., Царева Ю.В. (2020). Тенденции развития сектора малых и
средних предприятий в условиях пандемии и кризиса. В сб.: Мониторинг
экономической
ситуации
в
России.
Тенденции
и
вызовы
социально-
экономического развития. № 10 (112). Апрель.
20. Земцов С.П., Царева Ю.В. Тенденции развития сектора малых и
средних предприятий в условиях пандемии и кризиса // Мониторинг
экономической ситуации в России, 2020. № 10 (112).
21. Министерство экономического развития Российской Федерации //
URL:
https://www.economy.gov.ru/material/directions/nacionalnyy_proekt_maloe_i_sredn
ee_predprinimatelstvo_i_podderzhka_individualnoy_predprinimatelskoy_iniciativy/.
22. Мишурова И.В. Развитие малого предпринимательства как условие
долговременного роста региональной экономики // TERRA ECONOMICUS.
2012. Т.10. №2. Ч. 2. С. 166-170.
23. Мишурова И.В. Развитие предпринимательских способностей на
основе изучения специфики феномена предпринимательства // Вестник
Академии знаний. 2020. №36 (1). С. 153-158.
24. Росстат (2019). Институциональные преобразования в экономике.
Режим
доступа:
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/
statistics/enterprise/reform/# [Federal State Statistic Service: (2019).
25. Русанов В.А. Направления совершенствования государственного
управления малым предпринимательством в сфере металлообработки //
Вестник Академии знаний. 2020. №38 (3). С. 239-244.
26. Стенограмма выступления Путина 11 мая 2020 года // URL:
prezident.org/tekst/stenogrammavystuplenija-putina-11-maja-2020-goda-11-05-2020.
html.
27. Титаев К.Д., Дмитриева А.В., Четверикова И.В. (2014). Государство и
бизнес в арбитражном процессе // Вопросы экономики. №. 6. С. 40-62.
31
28. Федеральная
служба
государственной
статистики
//
URL:
https://www.gks.ru/.
29. Чепуренко А.Ю. (2012). Что такое предпринимательство и какая
политика в отношении предпринимательства нужна России? (Заметки на полях
работ современных зарубежных классиков) // Журнал Новой экономической
ассоциации. № 2 (14). С. 102-124.
30. Яковлев А.А. (2012). Как уменьшить силовое давление на бизнес в
России? // Вопросы экономики. № 11. С. 4-23.
31. Expanding Access to Financing for Micro, Small and Medium Size
Enterprises in Russia by Leveraging Innovative Financial Solutions // URL:
https://www.worldbank.org.
32. Rodrigo Alda-Varas, Lourdes Villardón-Gallego, Itziar Elexpuru-Albizuri.
Proposal and Validation of an Entrepreneur Competency Profile: Implications for
Education. Electronic Journal of Research in Educational Psychology, 2001.10(3).
Pp: 1057-1080.
33. Shaver, K. Person, process, choice: The psychology of new venture creation.
Entrepreneurship Theory and Practice / K. Shaver, L. Scott. – In: Scott Shanes (ed)
Foundations of Entrepreneurship. 2002, Northhampton, MA: Edward Elgar, p. 599621.
34. World Bank. 2020. Global Economic Prospects, June 2020. Washington,
DC: World Bank.
32
Скачать