Загрузил 4242

Туманов В.А. Что скрывается за «возрождением» естественного права в современной буржуазной юриспруденции 1955

Реклама
ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА «ВОЗРОЖДЕНИЕМ»
ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА В СОВРЕМЕННОЙ
БУРЖУАЗНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ
Кандидат юридических наук
В. А. ТУМАНОВ
Начиная с первой четверти XX в.
в буржуазной юридической литера­
туре одна за другой появляются
работы, в которых возвещается о
«возрождении естественного права» ’.
Особенно широкое распространение
теория «возрожденного естественно­
го права» получила после окончания
второй мировой войны12.
Прибегнув к некогда популярному
лозунгу естественного права, идео­
лога империализма вложили в него
самое реакционное содержание; они
тщательно вытравили все, что свя­
зывало этот лозунг с былым либера­
лизмом буржуазии. В период все­
общего кризиса мировой капитали­
стической системы реакционная де­
градирующая идеология империа­
лизма использует идею естественно­
го права для того, чтобы доказать
вечность капиталистических поряд­
ков, оправдать беззакония и произ­
вол в странах капитала, а заодно
«научно» обосновать космополитиче­
скую проповедь «мирового государ­
ства и права».
Наиболее откровенные представи­
тели этого «нового» направления
в буржуазной науке права всячески
подчеркивают, что «возрождение»естественного права — это отнюдь
не возрождение взглядов просвети­
телей XVII—XVIII вв., а возрож­
дение средневекового католиче­
ского варианта естественного права,
который, как известно, проповедывался много веков назад воинствую­
щим распространителем мракобе­
сия и изуверства Фомой Аквинским3.
Эти истрепанные католические
доспехи извлечены ныне на свет и
приняты на вооружение империали­
стической идеологией. «Возрождение
естественного права» наглядно сви­
детельствует о том, как отказавшись
от всего передового, что когда-либо
1 Сами буржуазные юристы обычно свя­ было в буржуазной юриспруденции,
зывают появление этого направления с вы­ идеологи загнивающего капитализма
ходом в свет в 1911 г. книги французского усердно развивают и приспосабли­
правоведа Шармон, Возрождение есте­
ственного права (Charmont, La renaissance
du droit naturel, Paris, 1911).
2 Так, например, западногерманский «фи­
лософ права» Г. Радбрух, никогда ранее
не отличавшийся особыми симпатиями к
естественному праву, несколько лет тому
назад заявлял: «Наука права должна вер­
нуться к мудрости, имеющей тысячелет­
нюю давность, которая... утверждает суще­
ствование высшего права, права божест­
венного или рационального, во всяком слу­
чае надзаконного права...» (Цит. по «Re­
vue international de droit compare», Paris,
1950, № 1, p. 82; См. также G. Radbruch,
Vorschule der Rechtsphilosohie, Heidelberg,
1948).
3 Буржуазный юрист Трюйоль, комменти­
руя пресловутое «возрождение», заявляет,
что в XVII—XVIII вв. идея естественного
права «была серьезно скомпрометированакрайностями школы, которую обычно назы­
вают „классической..."» «Имеется другая
великая школа естественного права,—пи­
шет Трюйоль,—более старая и в то же
время более современная, которая с каж­
дым днем обнаруживает свое преимущество
перед „классической школой"; это школа
основанная святым Августином и развитая
Фомой Аквинским...» (Truyol, Doctrines
contemporaines du droit des gens, Paris,
1951, p. 202).
Что скрывается за «возрождением» естественного права
вают к новым условиям все самое
темное и реакционное.
По своей внешней конструкции
взгляды представителей «возрожден­
ного естественного права» не отли­
чаются новизной. Они сводятся к
противопоставлению так называемо­
го естественного права, под которым
понимаются вечные и неизменные
нормы, вытекающие из человеческо­
го разума или являющиеся творе­
ниями бога, и действующих систем
права, установленных государством.
При этом представители новоявлен­
ной «теории» на все лады подчер­
кивают, что в отличие от позитив­
ного права, носящего национальный
характер, естественное право, наобо­
рот, универсально и одинаково для
всех народов.
Подобные «теоретические» взгля­
ды весьма широко распространены
как в современной американской,
так и в западноевропейской право­
вой литературе. Однако они не вы­
держивают никакой критики. Марк­
сизм-ленинизм учит, что во всяком
классовом обществе есть только
одно право, выражающее волю гос­
подствующего в этом обществе клас­
са. Право, как совокупность правил
поведения, выгодных и угодных
господствующему классу, неразрыв­
но связано с государством, устано­
вившим и санкционировавшим эти
нормы. Не может быть права,
оторванного от государства, предше­
ствующего ему и т. п., ибо право
есть ничто без аппарата, способного
принуждать к соблюдению норм
права. Таким аппаратом является
государство. Следовательно, не су­
ществует и никогда не могло суще­
ствовать вечное и неизменное для
всех времен и народов «естествен­
ное право», стоящее над правовыми
системами отдельных государств.
Как же современные буржуазные
идеологи используют идею мифиче­
ского надзаконного права?
85>
тии к политической реакции по все­
му фронту, буржуазия всеми сила­
ми пытается избавиться от ею же
созданной и для нее ставшей невы­
носимою законности. «...Враг запу~
тался в своей собственной законно­
сти, ...враг... вынужден рвать свою
собственную законность»,— указы­
вал В. И. Ленин еще в 1910 г.4
В этих условиях перед буржуаз­
ной правовой наукой встает задача
не только замаскировать эксплуата­
торский характер буржуазного пра­
ва, не только внушить массам мысль
о вечности капиталистических по­
рядков вообще и капиталистическо­
го государства и права, в частности,
но и «теоретически» обосновать про­
цесс ломки буржуазной законности
и приспособления правовых систем
к потребностям монополистического
капитала. Идея естественного права
оказалась удобным средством для
достижения этой двуединой цели.
Путем противопоставления права
позитивного и высшего по отноше­
нию к нему «надзаконного» естест­
венного права идеологические при­
служники монополистического ка­
питала возводят себя в ранг «су­
дьи», оценивающего (разумеется,
в интересах того же монополистиче­
ского капитала) те или иные соци­
ально-экономические и правовые
институты.
«Утверждаются» те институты'
действующего права, которые выгод­
ны и полезны монополистическому
капиталу. Частная собственность,
капиталистическая
эксплуатация,
правовые нормы и институты, за­
крепляющие политическое господ­
ство буржуазии, объявляются отра­
жением «вечных», «неизменных»,
«естественных» законов. Сторонники
этой школы утверждают, например,
что уважение к частной собственно­
сти представляет собой «один из
принципов естественного права», что
эксплуатация человека человеком,
свобода предпринимательства и т. п.
предопределены естественным пра­
I
вом и, следовательно, являются
В эпоху империализма — послед­ вечными и справедливыми. В то
ней стадии загнивающего капита­ же время объявляются несовме­
лизма, когда в капиталистических
странах происходит поворот от куЦой, урезанной буржуазной демокра­
4 В. И. Ленин, Соч., т. 16, с. 284.
90
В. А. Туманов
стимыми с принципами «высшего»,
«надзаконного» права те право­
вые нормы и принципы, которые,
будучи провозглашены самой же
буржуазией в период домонополи­
стического капитализма, ныне пре­
пятствуют осуществлению экономи­
ческих и политических интересов
монополистического капитала.
Даже куцые и урезанные права и
свободы, провозглашенные в той или
иной мере в конституциях капита­
листических стран, являются ныне
помехой для реакционной политики
империалистической буржуазии, вы­
бросившей за борт знамя буржуаз­
но-демократических св'обод. Не слу­
чайно в ряде западноевропейских
стран, привязавших себя к колесни­
це американского империализма, по­
следние годы ознаменованы ревизия­
ми и реакционными изменениями
действующих конституций. В этих
•странах один за другим издаются
законы и акты исполнительной вла­
сти, которые сводят на нет провоз­
глашенные конституциями буржуаз­
но-демократические права и свобо­
ды и открывают дорогу самому не­
прикрытому произволу и беззаконию.
Под прикрытием «теории» «воз­
рожденного естественного права»
проводится идеологический поход
против демократических конституци­
онных норм. Оправдывая могильщи­
ков конституции, представители воз­
рожденной теории естественного
права утверждают, что нормы дей­
ствующих конституций, которые яко­
бы не соответствуют императивам
естественного права, являются не­
действительными 5. На основании ту­
манных и расплывчатых «принци­
пов естественного права» реакцио­
неры от «науки» объявляют недей­
ствительными принцип националь­
ного суверенитета, право трудящих­
ся на забастовку, принцип равно­
правия женщины и мужчины и дру­
гие конституционные положения, ко­
торые могут быть использованы
прогрессивными силами в борьбе
против политики реакционных пра­
вительств. Пытаясь оправдать зако­
нодательство, нарушающее демокра-
тические принципы, провозглашен­
ные в конституции, пропагандисты
«возрожденного естественного пра­
ва» утверждают, что главное не в
том, чтобы закон соответствовал
конституции, а в том, чтобы закон
соответствовал принципам «высше­
го» естественного права.
Западногерманский теоретик пра­
ва Коинг в книге «Принципы
философии права» утверждает, на­
пример, что при рассмотрении
вопроса о действительности законов
и других актов государственных
органов судьи должны руководство­
ваться не столько конституцией,
сколько «надконституционным есте­
ственным правом»6*
.
При помощи такого рода «теории»
может быть объявлен действитель­
ным любой антиконституционный
акт, каких, как известно, немало из­
дает реакционное правительство
боннского канцлера Аденауэра. Так,
теория «возрожденного естествен­
ного права» способствует фашиза­
ции буржуазного законодательства.
В виде туманных «принципов» и
«императивов» естественного права
реакционная буржуазная юриспру­
денция стремится дать судьям удоб­
ное средство, с помощью которого
можно ломать законность в суде и
решать дела в зависимости от выгод
монополистического капитала в кон­
кретных условиях места и времени.
Проповедуя принцип широкой сво­
боды судебного усмотрения, фран­
цузский теоретик права Рубье
утверждает, что наиболее близки
к естественному праву те юридиче­
ские положения, нормы, принципы,
которые выдвинуты судьями и право­
ведами. По мнению Рубье, давно
прошли те времена, когда закон яв­
лялся лучшей формой выражения
права. Ныне эта точка зрения дол­
жна быть оставлена по «соображе­
ниям политического порядка». Имен­
но в судебных решениях и выводах
буржуазных ученых, которым, по
мнению Рубье, следует придать
официальную силу, содержится
«наибольший коэффициент справед-
6 См., например, 0. Bachof, Verfassungs■widrige Verfassungsnormen, Tubingen, 1951.
6 Н. Coing, Grundzflge der Rechtsphilosophie, Berlin, 1950.
Что скрывается за «возрождением» естественного права
ливости»7. В этой апологетике без­
закония нет ни грана истины. Хоро­
шо известно, что буржуазный суд
является отнюдь не источником
справедливости, а «...тонким орудием беспощадного подавления экс­
плуатируемых, отстаивающим инте­
ресы денежного мешка»8. Более
того, в эпоху ломки буржуазной
законности еще нагляднее прояв­
ляется положение Ф. Энгельса
о том, что применение буржуазного
закона подчас гораздо бесчеловечнее
самого закона9.
Все той же цели — принизить роль
закона и поднять на щит реакцион­
ные правовые институты служит и
«теория естественного права» бывше­
го профессора Колумбийского уни­
верситета США белоэмигранта Лазерсона, представляющая хитроум­
ную смесь реакционнейшей психоло­
гической теории права Петражицкого
и абстрактных положений естествен­
но-правовой доктрины. Рассуждения
Лазерсона являются наглядным до­
казательством того, что современная
буржуазная юриспруденция являет­
ся не более чем эклектической ме­
шаниной старых, давно опровергну­
тых воззрений, извлеченных из архи­
вов буржуазной социологии, фило­
софии и юриспруденции.
Рассматривая право как резуль­
тат психологических переживаний
человека, Лазерсон различает «ин­
дивидуальное интуитивное право» и
«социально одобренное интуитивное
право», якобы возникающее в ре­
зультате происходящего в обществе
«социального отбора» индивидуаль­
ных «интуитивных прав». Это «со­
циально одобренное интуитивное
право» Лазерсон и объявляет есте­
ственным правом. Пока действуют
законы, изданные государством, за­
являет он, происходит процесс
«социального отбора» и образуется
разрыв между законом и «социаль­
но отобранным интуитивным пра­
вом». Поскольку законы стабильны,
этот разрыв (автор даже изображает
его графически) все более увеличи1 Р. Roubier, Theorie general du droit,
Paris, 1947.
8 В. И. Ленин, Соч., т. 26, с. 421.
9 См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 11,
1931, с. 388.
91
вается и может даже привести к ре­
волюции. Единственное средство из­
бегнуть опасности такого разрыва —
отказаться от стабильных законов и
прибегнуть к «гибкой прецедентной
системе», которая, по утверждению
Лазерсона, учитывает процесс «со­
циального отбора» и «почти совпа­
дает с естественным правом». Автор
объявляет США и Англию, где, как
известно, действует прецедентная
система, странами «наивысшей пра­
вовой культуры»10.
Вот оказывается для чего понадо­
бились Лазерсону все эти псевдо­
научные хитросплетения, вот для
чего он восхваляет архаическую,
запутанную
англо-американскую
прецедентную систему!
Всему миру хорошо известно, что
американская «наивысшая правовая
культура» — это незаконные аресты,
убийства, внесудебная расправа с
прогрессивными деятелями, наряду с
безнаказанно процветающей органи­
зованной преступностью. Однако
буржуазные апологеты предпочи­
тают замалчивать факты. Ложь
и социальная демагогия преподно­
сятся ими как наивысшее достиже­
ние философии права и политиче­
ской науки.
Тщательно маскируя социальные,
классовые корни своих конструкций,
их непримиримую враждебность ко­
ренным интересам трудящихся масс,
представители «возрожденного есте­
ственного права» усиленно жонгли­
руют понятием «справедливость».
Будучи не в состоянии ответить на
вопрос, каково же реальное содер­
жание мифического естественного
права и чем это содержание обус­
ловлено, они отделываются туман­
ными фразами о том, что естествен­
ное право может быть понято только
из самого себя, что его содержание
определяется «вечной справедли­
востью» и тому подобными абстракт­
ными категориями.
Лживый, псевдонаучный характер
всех этих построений очевиден.
Говоря о справедливости, как о мас­
штабе, которым измеряется все то,
10 М. Laserson, Positive and Natural Law
and their correlation («Interpretation of mo­
dern legal philosophies», N. Y., 1947).
92
В. А. Туманов
что относится к естественному пра­
ву, Ф. Энгельс подчеркивал, что эта
вечная справедливость «...всегда
представляет собой лишь идеологи­
зированное, вознесенное в небеса
выражение существующих экономи­
ческих отношений либо с их консер­
вативной, либо с их революционной
стороны» н.
За пышными фразами о «вечной
справедливости», «этических идеа­
лах», «надзаконных ценностях» и
т. п. скрывается не что иное, как
буржуазная «справедливость», реак­
ционное правосознание империали­
стической буржуазии.
Очевидно, таким образом, что по
своему существу теория «возрож­
денного естественного права» ничем
не отличается от той проповеди без­
закония и произвола, которая скры­
вается под вывесками «социологиче­
ского» и «реалистического» направ­
лений в современной буржуазной
юриспруденции. Если последние оп­
равдывают антинародную реакцион­
ную политику современной импери­
алистической буржуазии ссылками
на «социальную прагму», «потребно­
сти реальной жизни» и т. п., то про­
пагандисты естественного права
взывают в тех же целях к «вечной
справедливости».
Целенаправлен­
ность в обоих случаях одна и та же,
различны лишь приемы псевдонауч­
ной апологетики.
ва. Уже тогда он проповедывал со­
здание «мирового права», которое
якобы одно только может полностью
выразить «идею справедливости».
В те времена теория дель Веккио
была призвана оправдать экспан­
сионистские устремления итальян­
ского фашизма. После второй миро­
вой войны у дель Веккио нашлись
новые хозяева — американские пре­
тенденты на мировое господство.
С учетом немалых заслуг дель Век­
кио в деле апологетики фашистских
режимов и агрессивных идей он был
объявлен одним из крупнейших «фи­
лософов права» современности, а
его идеи об «универсальных», кос­
мополитических тенденциях естест­
венного права как основы «миро­
вого права» подхвачены и развива­
ются другими прислужниками аме­
риканского империализма11
12. Так,
например, один ив идеологов совре­
менного католицизма
Маритэн
утверждает, что идея естественногоправа приводит к необходимости
создания «сверхнационального кон­
сультативного совета», цель которо­
го следить за осуществлением «бо­
жественных идей естественного пра­
ва» в отдельных странах. Этот советдолжен явиться шагом по пути к
мировому правительству.
Свою космополитическую пропо­
ведь Маритэн маскирует демагоги­
ческими фразами о естественных,
врожденных правах человека13*.
В действительности же Маритэн
II
ненавидит простой народ. В своей
Немало труда затрачивают реак­ работе «Права' человека и естест­
ционные буржуазные юристы и на венное право» он пытается доказать,
то, чтобы при помощи теории «воз­
рожденного естественного права»
12 Основные работы дель Веккио: «Спра­
обосновать космополитическую идею ведливость» (1922) и «Учебник философии
(1932).
стирания государственных границ, права»
13 К аналогичному демагогическому прие­
отмирания национального суверени­ му прибегают и представители современного
тета, создания «мирового» государ­ «естественного права» в буржуазной науке
публичного права. Так, на­
ства и права под эгидой американ­ международного
пример, американский международник
ского империализма.
Финч, оправдывая вмешательство США во
Еще в 30-х годах XX в. итальян­ внутренние дела других государств, объ­
ский реакционный юрист дель Век­ являет, что это делается во имя осуществле­
принципов естественного права, кото­
кио развивал идею о том, что естест­ ния
рые в силу их «высшей» природы могут
венное право (или же «идея права») принудительно
навязываться государствам,
якобы универсально и выходит за независимо от их воли. Английский между­
границы национальных систем пра- народник Лаутерпахт также оправдывает
11 Ф. Энгельс, К жилищному вопросу,
Госполитиздат, 1953, с. 94.
вмешательство во внутренние дела других
государств и ограничение национального
суверенитета якобы во имя охраны «есте­
ственных» прав человека.
Что скрывается за «возрождением» естественного права
что простой народ не может «самоуправляться», что он нуждается
в руководителях, в «инспирирующей
элите», под которой католический
мракобес имеет в виду верхушку
католической церкви14.
Здесь мы сталкиваемся с харак­
терной для всей буржуазной юрис­
пруденции попыткой принизить на­
родные массы, являющиеся истин­
ными творцами истории.
Экспансионистской идее порабо­
щения независимых народов, маски­
руемой проектами создания «миро­
вого» государства и права, противо­
стоит принцип национального суве­
ренитета, который является знаменем
борьбы народов против разбой­
ничьих аппетитов американских мо­
нополий. Поэтому среди реакцион­
ных буржуазных юристов нет почти
ни одного, который не счел бы своим
долгом ополчиться против этого
принципа. Посильную лепту в это
грязное дело вносят и проповедники
«возрожденного естественного пра­
ва».
«Естественное право—это един­
ственный ресурс, который мы имеем
для того, чтобы подавить опасную
доктрину абсолютного суверенитета
государства»,— откровенно заявляет
А. д’Антрев, бывший профессор Ту­
ринского университета, ныне пере­
бравшийся в Оксфорд15. К этому
д’Антрев патетически добавляет, что
задача естественного права состоит
также в том, чтобы «сделать всех
людей добродетельными». Получает­
ся весьма привлекательная для
американских претендентов на ми­
ровое господство конструкция: наро­
ды, отказавшись от национального
суверенитета и подчинив себя есте­
ственному праву (читай юрисдикции
США), тем самым сразу становятся
«добродетельными»!
Подобно д’Антреву против прин­
ципа суверенитета ополчается и дру­
гой представитель «возрожденного
■естественного права» — французский
14 J. Maritain, Man and the State, Chi­
cago, 1951. Его же, The rights of Man and
Natural Law. N. Y., 1943.
10 A. d’Entreve, Natural Law An Introduc­
tion to legal philosophy, 1951, (Цит. no
«Revue international de droit compare», 1952,
№ 1, p. 170).
93
клерикал Кост-Флорэ. Принцип на­
ционального суверенитета относится
этим автором к числу тех, которые
не опираются на нормы «естествен­
ного права». «Достойно сожале­
ния,— писал Кост-Флорэ в 1946 г.,—
что французское конституционное
право все еще основывается на этом
принципе»16.
Так представители «возрожденно­
го естественного права» на все лады
подпевают идущей из-за океана
«теории», пытающейся доказать, что
эпоха суверенных государств якобы
прошла, «теории», которая является
величайшим извращением правды.
В действительности, как отмечал
Г. М. Маленков, «...эпоха суверенных
государств не прошла. Она нахо­
дится в расцвете. И всякий, кто под­
нимает руку на государственный
суверенитет европейских стран, кто
пытается перекроить на свой лад
исторически сложившуюся и истори­
чески оправданную систему госу­
дарств Европы,— создает угрозу
жизненным интересам европейской
безопасности»17.
Самая беззастенчивая апологети­
ка притязаний американского импе­
риализма на мировое господство—
вот что скрывается за пышными
фразами о «чудодейственном воз­
рождении естественного права».
III
Пресловутое «возрождение» есте­
ственного права самым тесным об­
разом связано с реакционными уче­
ниями современного католицизма.
Многие представители «возрожден­
ного естественного права» открыто
стоят на позициях богословия и об­
скурантизма, исповедуя официаль­
ную философскую доктрину католи­
ческой церкви — неотомизм.
Давно уже прошли те времена,
когда буржуазия (в частности, в
своей естественно-правовой доктри­
не) выступала с антиклерикальными
лозунгами, а церковь всеми силами
16 A. Coste-Floret, Les problemes fondamentaux de droit, Paris, 1946.
17 Г. M. Маленков, Речь на первой сессии
Верховного Совета СССР четвертого созы­
ва 26 апреля 1954 года, Госполитиздат, М„
1954, с. 19.
94
В. А. Туманов
защищала отживающий феодализм.
И пришедшие к власти буржуа, и
церковные пастыри позабыли свою
старую вражду и заключили тесный
оборонительный и наступательный
союз, направленный против трудя­
щихся масс.
Чем реакционнее становилась бур­
жуазия, тем сильнее возрастала
роль католической церкви как одной
из опор прогнившей капиталистиче­
ской системы. После второй миро­
вой войны весь свой многочисленный
разветвленный аппарат духовенства,
все свое религиозное влияние на
отсталые слои населения, весь свой
политический опыт и идеологическое
вооружение католическая церковь
поставила на службу американским
претендентам на мировое господство.
Империалистическую буржуазию
прельщает реакционный характер
католических учений, содержащаяся
в них апологетика капиталистиче­
ских порядков и их основы — част­
ной собственности, космополитиче­
ский характер этих учений, пропо­
ведь «классового мира» и т. п.
Основным идеологическим оружи­
ем католической церкви является
подновленная и модифицированная
богословская доктрина средневеко­
вого схоласта Фомы Аквинского, ко­
торая еще в конце XIX в. объявлена
единственным и непререкаемым фи­
лософско-теологическим
учением
римской церкви. С тех пор много­
численные католические универси­
теты (в том числе специальная
«Академия святого Фомы» в Риме),
целые легионы щедро оплачиваемых
«ученых» пропагандируют под наз­
ванием «неотомизма» взгляды сред­
невекового мракобеса.
В частности, реакционная доктри­
на католической церкви реставриро­
вала учение Фомы Аквинского о су­
ществовании высшего естественного
права, являющегося якобы выра­
жением божественного разума.
Еще в прошлом веке папа Пий IX
в энциклике «Силлабус», представ­
лявшей список «важнейших заблуж­
дений нашего времени», осужденных
церковью, объявил социализм и ком­
мунизм «противоречащими естест­
венному праву». Его преемник папа
Лев XIII, определяя отношение цер­
кви к буржуазному государству,
призывал трудящиеся массы бес­
прекословно подчиняться нормам
буржуазного права, поскольку в них
выражаются законы вечного «есте­
ственного права». К этому Лев XIII
добавлял, что только высшая като­
лическая иерархия во главе с папой
может решать вопрос о соответствии
того или иного закона нормам есте­
ственного права. В изданном в
1938 г. в Нью-Йорке католическом
катехизисе указывается даже, что
папа имеет право аннулировать за­
коны отдельных государств, если
они, по его мнению, не находятся
в соответствии с божественным есте­
ственным правом.
В одном из своих посланий ярый
реакционер папа Пий XI писал, что
«любое позитивное право, от какого
бы законодателя оно не исходило,
должно быть проверено... в свете
требований естественного права».
Превознося фашистские порядки,
как «соответствующие естествен­
ному праву», он всячески пытался
оклеветать советское социалистиче­
ское государство и право.
Официальная папская доктрина
пропагандирует и развивает поло­
жения Фомы Аквинского о том, что
частная собственность является веч­
ным естественным состоянием, что
в соответствии с естественным пра­
вом низшие (т. е. бедные) должны
повиноваться высшим (т. е. бога­
тым), что вера выше знания, а сле­
довательно, наука должна быть под­
чинена религии. Так католическая
церковь использует лозунг божест­
венного естественного права в целях
апологетики капиталистических по­
рядков, социальной демагопии, раз­
нузданной антисоветской пропа­
ганды.
Все эти положения официальной
философской доктрины католической
церкви подхвачены представителями
реакционной буржуазной юриспру­
денции и под названием «неотомизм
в праве» (или «неосхоластицизм в
праве») получили весьма широкое
распространение.
«Правовой схоластицизм,— заяв­
ляет один из представителей амери­
канского неотомизма Кеннеди,— это
такой образ жизни и права, который
Что скрывается за «возрождением» естественного права
признает естественное право, а так­
же то, что его творцом является бо­
жественное существо» '18.
Кеннеди, а вслед за ним Кларк и
другие американские неосхоласты,
всячески пытаются убедить читате­
ля, что американская демократия,
служащая якобы «общему благу» и
«социальной гармонии», находится
в полном соответствии с «божествен­
ным естественным правом». Они на
все лады расхваливают учение Фомы
Аквинского, подчеркивая, что «воз­
рождение» естественного права в со­
временной буржуазной юриспруден­
ции означает «возрождение» именно
этого средневекового мракобесия, а
не классической доктрины естест­
венного права XVII—XVIII вв.
Типичным образцом неотомистских упражнений является книга
американских юристов Ф. Лебюффа
и Д. Хэйвса, «Американская филосо­
фия права» 19. Авторы открыто объ­
являют, что их философия права
непосредственно связана с традици­
онной доктриной католической церк­
ви и в тоже время является прояв­
лением «здорового американизма».
В Америке много «философий» пра­
ва, хвастливо заявляют авторы, но
только их «философия естественного
права» является «истинно амери­
канской» 20.
Известно, что до самого последне­
го времени католицизм не пользо­
вался особым почетом в США. Так,
например, в стране никогда не было
президента-католика, долгое время
была чрезвычайно сильна антипапская тенденция. Поворот в сторону
католицизма и рост его влияния на­
ступили после второй мировой вой­
ны, когда осуществлялось тесное
сближение между реакционной аме­
риканской буржуазией и Ватиканом.
Это сближение, являющееся поли­
тическим маневром империалистиче­
ской буржуазии, философствующие
18 См. сборник Му Philosophy of Law,
Gredos of sixteen American Scholars, Bos­
ton. 1941.
19 F. Lebuff and V. Haves, The American
Philosophy of Law, N. Y., 1947.
20 Лебюфф и Хэйвс требуют даже, чтобы
все профессора, не понимающие «здорового
американизма» и не признающие «истинно
американской философии права», были
немедленно уволены из университетов.
95
клерикалы и пытаются представить
как старую традицию американско­
го народа.
Подобно другим неотомистам со­
здатели «истинно американской фи­
лософии права» провозглашают
существование естественного права,,
установленного богом и как бы вре­
занного в природу всех живых су­
ществ.
Авторы не случайно употребляют
термин «живые существа». Естест­
венное право, утверждают они, дей­
ствует и вне пределов человеческогообщества. Не только люди, но и жи­
вотные, насекомые и даже «неоду­
шевленные существа в вегетативном
мире» (мы пользуемся терминоло­
гией «истинно американских фило­
софов права») руководствуются,
оказывается, нормами естественного'
права. Таково первое «научное от­
крытие» американских клерикалов.от юриспруденции.
Переходя к проблемам позитив­
ного права, Лебюфф и Хэйвс дела­
ют целый ряд других не менее «глу­
боких» откровений. Так, например,
они учат, что всякая власть происхо­
дит от бога, а повиновение ей яв­
ляется высшим проявлением добро­
детели.
Государство Лебюфф и Хэйвс
определяют как «общество, которое
стремится к общему благу и соци­
альному миру», а позитивное право,
как «совокупность норм, созданных
законодателем в интересах социаль­
ного мира и гармонического регули­
рования
активности граждан».
В конкретных правоотношениях,
учат «истинно американские фило­
софы права», не может быть реаль­
ного конфликта между правом и
обязанностью, так как и то и другое
определяется, в конечном итоге,
естественным правом.
Цель всех этих псевдонаучных от­
кровений — скрыть непримиримые
классовые противоречия, раздираю­
щие капиталистическое общество и
не предвещающие ничего хорошего
буржуазии. Именно для того, чтобы
похоронить идею классовой борьбы,
выдвигается, например, утверждение
о невозможности реального кон­
фликта между управомоченным и
обязанным лицом. Если взять до­
■96
В. А. Туманов
говор найма труда, то по Лебюффу
и Хэйвсу окажется, что как право­
мочия работодателя — капиталиста,
так и обязанности наемного рабоче­
го... одинаково предопределены есте­
ственным правом и не могут, следо­
вательно, оказаться в конфлик­
те (!?). Почему же тогда в буржуаз­
ных странах не прекращается заба­
стовочное движение, почему в США
издан реакционный антипрофсоюз­
ный закон Тафта— Хартли, о кото­
ром Лебюфф и Хэйвс отзываются
с большой почтительностью? На эти
вопросы авторы, конечно, ответа не
дают.
Елейными фразами о «социальной
гармонии» и «общем благе», заим­
ствованными из папских энциклик,
они пытаются скрыть безжалостную
эксплуатацию трудящихся масс ради
максимальных прибылей монополи­
стического капитала, изощряются
в замазывании того факта, что как
-буржуазное государство, подчинен­
ное монополиям, так и его право
являются средством сохранения ка­
питалистической эксплуатации и по­
литического господства буржуазии.
Как две капли воды похожи на
писания Лебюффа и Хэйвса «труды»
других американских и европейских
неотомистов от юриспруденции21.
В этих «трудах» мы сталкиваемся
•все с той же попыткой обмануть
трудящихся всякого рода «теория­
ми» о естественном праве, как сред­
стве достижения
«социального
мира», доказать вечность капитали­
стических порядков, их соответствие
•высшему, непререкаемому естествен­
ному праву.
Характерно, что полную науч­
ную несостоятельность низкопроб­
ной апологетики клерикальные юри­
сты пытаются подкрепить безапелля­
ционностью своих откровений. Они
не доказывают, а изрекают истины
в последней инстанции. Чем абсурд-
нее положения авторов, тем без­
апелляционнее их тон. В этом
отношении они удивительно напоми­
нают небезызвестного Евгения Дю­
ринга, который также с невероятной
быстротой изготовлял свои «до
основания своеобразные результа­
ты». «Хвастовство своей юридиче­
ской ученостью имеет своим факти­
ческим основанием, в лучшем слу­
чае, самые заурядные профессио­
нальные познания зауряднейшего
старопрусского юриста,— писал о
Дюринге Ф. Энгельс22. Что же ка­
сается неотомистов в праве, то за их
естественно-правовой терминологией
скрывается не более чем ординарная
теолого-богословская выучка.
В трескучих фразах католических
проповедников от юриспруденции
нет ни грана науки, ибо задача их
заключается как раз в том, чтобы
«...выкинуть за борт вообще всякие
научные законы для очистки места
законам религиозным...»23.
***
Таким образом, на примере эво­
люции одного лишь направления
в буржуазной юриспруденции стано­
вится очевидным, до какой степени
деградации докатилась современная
буржуазная наука права.
Если в период слома феодальных
порядков идея естественного права
использовалась наиболее революци­
онной частью буржуазии как сред­
ство идеологической борьбы с отми­
равшей общественно-экономической
формацией, то ныне апологеты «воз­
рожденного естественного права»
используют ее для защиты прогнив­
шей и отживающей капиталистиче­
ской системы.
Если в лице своих революционных
и прогрессивных представителей,
как, например, Ж. Ж. Руссо, есте­
ственно-правовая доктрина XVII—
XVIII вв. поднимала на щит демо­
кратические свободы, законность,
21 См., например, A. Coste-Floret, Les рго- утверждала наличие священных и
blemes fondamentaux de droit, Paris, 1946;
J. Dabin, Theorie general de droit, Bruxel, неотъемлемых прав человека и на­
1944; G. Rommen, Die ewige Wiederkehr рода, то в эпоху углубляющегося
des Naturrechts, 1937; Truvot, Doctrines conlemporaines du droit des gens, Paris. 1951;
Clare, The soul of the Law, 1942; Wright,
American Interpretation of Natural law,
1931 и др.
22 Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, Госполит
издат, М., 1952, с. 105—106.
23 В. И. Ленин, Соч., т. 20. с. 188.
Что скрывается за «возрождением» естественного права
кризиса мировой капиталистической
системы теория «возрожденного
естественного права» представляет
собой только жалкую попытку идео­
логического обоснования похода
реакционной
империалистической
буржуазии против демократических
свобод, законности, принципа рав­
ноправия людей и наций.
Если
буржуазные
идеологи
XVIII в. в большинстве своем вы­
ступали против всех и всяческих
теологических форм мировоззрения
и пытались дать чисто рационали­
стическое объяснение своих взгля­
дов, то современные «теоретики»
естественного права пришли к само­
му неприкрытому фидеизму и по­
повщине.
7 Сове1ское государство и право, № 5
97
Если, наконец, передовые пред­
ставители естественно-правовой док­
трины XVII—XVIII вв., многие из
которых по праву могут быть назва­
ны великими мыслителями, разви­
вая свои взгляды, не могли придти
к правильным выводам в силу тех
границ, которые были поставлены
их эпохой, то современные ученые
пигмеи, выступающие под вывеской
«естественного права», сознательно
извращают и фальсифицируют исти­
ну, подменяя всякое подобие науки
самой предвзятой и угодливой апо­
логетикой, согласованной с поли­
цейскими соображениями правящих
капиталистических верхушек.
Такова эволюция буржуазной
науки права.
Скачать