Загрузил Александра Лапека

пособие полный вариант

Реклама
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования
«Тихоокеанский государственный университет»
О. О. Шаламова
ЛЕКСИКОЛОГИЯ ЯПОНСКОГО ЯЗЫКА
Утверждено издательско-библиотечным советом университета
в качестве учебно-методического пособия
Хабаровск
Издательство ТОГУ
2017
УДК 811.521 (075.8)
ББК Ш175.121 – 913 Я 73
Ш18
Рецензенты:
доц. кафедры русского и иностранных языков
Дальневосточного института управления Российской Академии
народного хозяйства и государственной службы при президенте российской федерации канд. филол. наук Г. П. Белинская;
профессор кафедры менеджмента, экономики и права Дальневосточной академии физической культуры и спорта д-р педагогических наук
С. П. Машовец
Научный редактор
канд. филол. наук Е. И. Кривошеева
Ш18
Шаламова, О. О.
Лексикология японского языка: учебно-метод. пособие /
О.О. Шаламова. – Хабаровск: Изд-во Тихоокеанского гос. ун-та,
2017. – 68 с.
ISBN 978-5-7389-2350-0
Учебно-методическое пособие составлено для Тихоокеанского государственного университета как базовое в обучении дисциплине «Лексикология
японского языка» по направлению подготовки 45.03.02 «Лингвистика» и представляет собой систематизированный материал, который включает в себя темы
лекций и практических (семинарских) занятий, список рекомендованной для
освоения дисциплины учебной и научной литературы, примерные темы курсовых работ и ВКР, презентаций и др. В пособие также входят задания, упражнения, тесты, тексты для лексического анализа (приложения к пособию). Материал
может варьироваться в соотношении: аудиторная работа – самостоятельная работа, в соответствии с количеством зачетных единиц, отведенных на освоение
дисциплины «Лексикология» в рамках учебного плана. Теоретические и практические разработки составлены для помощи студентам овладеть знаниями по лексикологии современного японского языка.
УДК 811.521 (075.8)
ББК Ш175.121 – 913 Я 73
© Шаламова О.О., 2017
ISBN 978-5-7389-2350-0
© Тихоокеанский государственный
университет, 2017
2
Тематические разделы (темы лекций)
Раздел 1
Общая характеристика словарного состава
современного японского языка
Тема 1.1. Пути становления словарного состава современного японского языка.
Тема 1.2. Характеристика словарного состава по признаку происхождения лексики.
Раздел 2
Семантическая характеристика словарного состава
современного японского языка
Тема 2.1. Мотивированность лексических единиц современного
японского языка.
Тема 2.2. Реалии в современной японской лексике.
Тема 2.3. Дифференциация словарного состава современного японского языка по семантическим полям.
Тема 2.4. Однозначность и многозначность в современной японской
лексике.
Тема 2.5. Лексическая омонимия в современном японском языке.
Тема 2.6. Синонимия в современной японской лексике.
Тема 2. 7. Антонимия в современной японской лексике.
Раздел 3
Морфологические особенности и пути развития словарного состава современного японского языка
Тема 3.1. Морфологические особенности словарного состава современного японского языка.
Тема 3.2. Структурные типы лексических единиц современного
японского языка.
Тема 3.3. Основные пути пополнения словарного состава современного японского языка.
Раздел 4
Территориальная и профессионально-социальная дифференциация словарного состава современного японского языка
Тема 4.1. Диалектная, жаргонная лексика современного японского
языка.
Тема 4.2. Общая характеристика терминологической лексики современного японского языка.
3
Краткое содержание лекций
1. Общая характеристика словарного состава
современного японского языка
Тема 1.1. Пути становления словарного состава словарного
состава японского языка
История японской лексики состоит из двух этапов: этапа языка
народности и последующего этапа национального литературного языка.
Первый этап охватывает период между IV–VI вв. и XIV–XV вв.; характеризуется завершением формирования японской народности. Второй этап –
это период с XVI в. до начала XX в. Здесь происходит возникновение
письменного языка и его постепенный отрыв от языка устного, приводящий в итоге к их полному противопоставлению.
Лексика общенационального значения в это время представлена в
письменном языке, который является одновременно общенациональным
литературным языком. Устный язык на протяжении данного периода существует в виде отдельных диалектов (территориальных и социальных).
Один из социальных диалектов (язык господствующего феодального
класса) стал основой словарного состава письменного языка. Заимствование китайской иероглифической системы письма (V–VII вв.) изначально
обусловило наличие в лексике большого количества лексем китайского
происхождения (это, прежде всего, области, в которых Китай опережал
Японию в развитии: философия, политика, наука, религия и др.).
Система литературного варианта современного японского языка
начинает формироваться в XVI–XVII веках. Отличительной чертой данного этапа является возникновение самостоятельного устного языка общенационального значения, его сосуществование и постепенное сближение с
письменным литературным языком и, в дальнейшем, формирование современного литературного языка, способного служить средством как
письменной, так и устной коммуникации.
Параллельный путь в своем становлении проходит и словарная система, поднимаясь на более качественный уровень. Формирование системы завершается в конце XIX – начале XX в. и основывается практически
полностью на внутренние ресурсы языка. Основная роль отведена словообразовательным процессам в классе китайских заимствований. Многие
лексемы китайского происхождения сохранились в современном словарном составе японского языка. Общее количество заимствований из европейских языков в данный период незначительно. Основная причина – самоизоляция Японии от внешнего мира.
Полное количественное и качественное завершение формирования
лексической системы нового литературного японского языка происходит
после Второй мировой войны.
4
Становление и развитие словарного состава японского языка отличается от аналогичных процессов в русском языке как по происхождению,
так и по хронологии отдельных исторических этапов. Особенности исторического развития японской лексики проявляются в сохранившейся дифференциации между письменным и устным вариантом языка. Вместе с тем,
по уровню развития лексических систем и их способности обеспечивать
знаковую координацию человеческой деятельности во всех сферах, русский и японский языки схожи.
Тема 1.2. Характеристика словарного состава по признаку
происхождения лексики
Характеристика словарного состава любого языка с точки зрения
происхождения лексики предусматривает выделение двух противопоставляемых лексических подсистем – исконных и заимствованных слов. К исконным единицам относится лексика, вошедшая в данный язык из более
древних языков – предшественников или созданная в данном языке, пусть
даже на основе заимствованных слов. Под заимствованными словами понимается лексика, пришедшая в данный язык извне и освоенная им в фонетическом, графическом и грамматическом аспектах. В отношении японского языка требуются уточнения.
В словарном составе современного японского языка выделяют не
одну подсистему заимствованных слов, а две – старых заимствований из
китайского языка и современных заимствований преимущественно из европейских языков. В сфере употребления единицы двух указанных подсистем отчетливо противопоставляются не только единицам исконной подсистемы, но и друг другу.
Принятая в отечественной и зарубежной японистике классификация
словарного состава японского языка по признаку происхождения лексики
включает три подсистемы:

Собственно японская (исконная подсистема 和 語 ВАГО). В
данную подсистему входит лексика, пришедшая из древних языков, а также созданная на основе этой лексики: 厳しい КИБИСИИ «суровый», 山
ЯМА «гора» и др. Лексика 和語 отражает культуру и историю японского
языкового коллектива, в связи с этим, составляет основной массив японской фразеологии (фразеологизмы, связанные с историческими фактами,
литературой, языком, религией, искусством, национальными видами спорта, предметами быта, одеждой и др.).

Подсистема китайских заимствований (лексика китайского типа 漢語 КАНГО). Включает в себя лексику, заимствованную в иероглифическом написании из китайского языка (国家 КОККА «государство», 事故
ДЗИКО «авария» и др.). Кроме того, в данную подсистему входит лексика,
созданная на основе китайских корней уже в японском языке (和製漢語
5
ВАСЭЙ КАНГО): 和食 ВАСЁКУ«ЯПОНСКАЯ ЕДА» и др. В группе фразеологизмов-канго есть две подгруппы. 1-я подгруппа: СЭЙГО – фразеологизмы, построенные по нормам китайского языка; 2-я подгруппа: фразеологизмы, которые продолжают сохранять этимологическую связь с китайским языком. Внешний признак этих фразеологизмов - наличие в их составе реалий старого Китая.

Подсистема европейских заимствований (外来語 ГАЙРАЙГО).
В данную подсистему входит лексика, заимствованная преимущественно
из европейских языков (английский язык – около 90 %, французский
язык – 4 %, остальные языки – около 6 %, в том числе, русский язык).
В прошлом лексемы ГАЙРАЙГО записывали иероглифами, использующимися исключительно фонетически: слово произносилось по чтениям
закрепленных за иероглифами китайских морфем. Однако, поскольку за
иероглифами закреплены не только чтения, но и значения, то нередко возникали непредвиденные семантические ассоциации. С ростом количества
европейских заимствований от такой записи пришлось отказаться и перейти на использование слоговой азбуки, лишенной семантической нагрузки.
Кроме вышеуказанных групп, к подсистеме ГАЙРАЙГО относятся
единицы, образованные на основе европейских заимствований, но уже в
японском языке, а также несколько сотен сокращений, не оформленных
средствами японской графики. Последняя группа заимствований – созданные по аналогии с европейскими аббревиатурами сокращения от записанных латинским алфавитом японских наименований (NHK – Nihonhoosokyookai «Японская вещательная корпорация»). Фразеологизмы –
гайрайго в большинстве случаев являются результатами калькирования
фразеологии из европейских языков.

Группа единиц смешанного типа. В данную подсистему входят
лексические единицы, образованные из элементов ВАГО, КАНГО,
ГАЙРАЙГО в различных комбинациях. Наиболее часто встречающиеся
сочетания – КАНГО + ГАЙРАЙГО, ВАГО + ГАЙРАЙГО.
Количественное соотношение лексики различных подсистем в словарном составе, представлено в следующей пропорции: ВАГО – 36,7%,
КАНГО – 42,3 %, ГАЙРАЙГО – 12 %, ЛЕКСИКА СМЕШАННОГО ТИПА – 9 %.
2. Семантическая характеристика словарного состава
современного японского языка
Тема 2.1. Мотивированность лексических единиц современного
японского языка
Существенной характеристикой словарного состава современного
японского языка служит наличие языковой либо внеязыковой мотивированности у значительного количества лексических единиц.
6
Внеязыковая мотивированность – это опора значения лексической
единицы на отчетливую ассоциацию формы языкового знака с формой того или иного предмета мира. Ряд слов в японском языке обладает графической внеязыковой мотивированностъю. Иероглифы, которыми записываются данные слова, четко соотносятся с предметами мира (в природе, жизни человека): ひと(人)ХИТО – «человек», やま(山)ЯМА – «гора», か
わ(川)КАВА – «река», くち(口)КУТИ – «рот», き(木) КИ – «дерево».
Кроме графической мотивированности, есть лексические единицы,
характеризующиеся звуковой внеязыковой мотивированностъю. Это ономатопоэтические слова. Как и во многих других языках, ономапоэтические
слова японского языка в большей части своей имеют повторяющуюся основу (МУКУМУКУ – «копошение», ГАРАГАРА – «тарахтение», ХИСОХИСО – «шушукание», МЭСОМЭСО – «хныкание»).
Языковая мотивированность – опора значения лексической единицы
на ее соотнесенность со значениями составляющих ее морфем или же однокоренными словами: 花見 ХАНАМИ – はな ХАНА – «цветы», みる
МИРУ – «смотреть» – «любование сакурой», 時計-とき ТОКИ «время»,
はかる ХАКАРУ – «измерять». Языковую мотивированность обеспечивают префиксы отрицания (фу, му, бу), которые придают слову отрицательное значение: 可能 КАНО:-不可能 ФУКАНО: «возможный - невозможный», 関 心 КАНСИН - 無 関 心 МУКАНСИН «заинтересованность – незаинтересованность».
В то же время в японском языке есть случаи ложной языковой мотивированности лексических единиц:к примеру, слово 相子 АИКО.Судя по
значениям морфем, слово обозначает «совместный ребенок» (первый иероглиф – в сочетании обозначает «взаимный, совместный», второй – «ребенок»). В действительности слово обозначает «ничья, игра в ничью».
Фразеологизмы, обладающие языковой мотивированностъю характеризуются тем, что их целостное значение в современном языке выводится из прямых значений их компонентов. К примеру, お 風 呂 に 入 る
ОФУРО: НИ ХАИРУ «входить в ванну – принимать ванну»,針でさすよう
な痛み ХАРИ ДЭ САСУ НО Ё: НА ИТАМИ – буквально «боль, как будто колют иглой» «острая, колющая боль». Из значений входящих в состав
вышеприведенных фразеологизмов можно определить общее значение.
К группе немотивированных фразеологизмов, можно выделить несколько типов:
1 тип: Фразеологические сращения – фразеологизмы, целостное значение которых в современном языке не выводится из прямых значений их
компонентов. Внутри данной группы выделяют две подгруппы.
К первой, наиболее многочисленной по составу, относятся единицы,
все компоненты которых имеют самостоятельное лексическое значение и
7
употребление: はらを見せる ХАРА О МИСЭРУ – буквально: «показать
живот» – «показать свое великодушие», おとがいではえをおう ОТОГАИ
ДЭ ХАЭ О ОУ – буквально: «догонять мух подбородком» – «быть беспомощным». Вторая группа объединяет фразеологию, в состав которой,
входят архаизмы, не имеющие самостоятельного лексического значения в
современном языке и отдельно не употребляющиеся:水魚(すいぎょ)の
交わり(まじわり)СУЙГЁ НО МАДЗИВАРИ – буквально: «отношения
воды и рыбы» – «водой не разольешь».
2 тип: Фразеологические единства: как и сращения, характеризуются
целостным значением, которое, лишь косвенно мотивировано прямыми
значениями компонентов: め く ら 蛇 ( へ び ) に お じ ず МЭКУРА
ХЭБИ НИ ОДЗИДЗУ буквально: «слепой не боится змей» - «пьяному море
по калено», バ ス に 乗 り 遅 れ る БАСУ НИ НОРИКАЭРУ – буквально:
«опоздать на автобус» – «упустить возможность».
Широко употребляясь в художественной литературе, средствах массовой информации, японские фразеологизмы, в силу идиоматичности и
национально-культурной специфики своих значений, относятся к числу
наиболее трудно переводимых лексических элементов текста. Перевод
японских фразеологизмов требует их распознавания и понимания, а затем,
передачи средствами русского языка.
Распознание фразеологизмов предусматривает, прежде всего, фиксацию специфических особенностей, которые могут проявлятьсяв следующих чертах. В семантике: невыводимость значения из компонентов;в лексическом составе: наличие японских и китайских исторических, культурных, фольклорных реалий и имен собственных; присутствие лексических
архаизмов; не обусловленное контекстом присутствие числительных, а
также, названий рыб, птиц, животных;в грамматическом оформлении: отступление от норм современного японского языка; синтаксические «опущения» и др. Выбор способа перевода японских фразеологизмов обусловлен, прежде всего, типом межъязыковой эквивалентности.
Под полной эквивалентностью понимаются случаи, когда фразеологизмы двух языков обладают тождественными или близкими значениями,
структурой, лексическим составом, стилистической окраской. Такие эквиваленты возникают при определенном сходстве национально-культурного
исторического развития, на основе устойчивых связей между народами и
языками.
Поскольку такие условия не характерны для японского и русского
языков, то и количество полных эквивалентов невелико. Передача японских фразеологизмов, имеющих полные эквиваленты в русском языке,
осуществляется, как правило, путем простой подстановки этих эквивалентов в текст перевода.
8
Наиболее яркими иллюстрациями частичной эквивалентности для
рассматриваемой пары языков служат фразеологизмы, различающиеся
лексическим составом или национально-культурными оттенками значения.
Тема 2.2. Реалии в современной японской лексике
В словарном составе японского языка велик удельный вес реалий
(лексических единиц, обозначающих предметы мира, входящих в сферу
жизнедеятельности японского языкового коллектива и отсутствующих в
сфере жизнедеятельности иного, в данном случае, русского языкового коллектива). Доля реалий, обнаруживаемых в японском языке российским
лингвистом, значительно превышает размеры данного явления по сравнению, к примеру, с английским, немецким, французским и многими другими языками индоевропейской семьи. Основные причины такого расхождения видятся в следующем.
Во-первых, это различия в самом мире, условиях которого осуществляется предметная жизнедеятельность японского и русского языковых коллективов. Эти различия более значительны, чем, которые существуют между народами Европы (особенности природной среды, историческое и культурное развитие, государственное устройство, экономические и политические факторы). Во-вторых, гораздо менее масштабное, по сравнению с Европой, социально значимое взаимодействие японского и русского этносов.
Переплетение этих факторов привело к тому, что в массиве современных японских реалий представлены три основных семиотических типа
безэквивалентной лексики: реалии, имеющие лексические эквиваленты в
русском языке, которые выражают эквивалентные японским понятия о соответствующих предметах; реалии, имеющие лексические эквиваленты в
русском языке, которые, однако, выражают несколько иные понятия о соответствующих предметах; реалии, не имеющие устойчивых лексических
эквивалентов в русском языке, которые выражали бы эквивалентные понятия о соответствующих предметах.
Типология японских реалий первого и второго типов:

Этнографические реалии: быт и жилье ( 障 子 СЁ:ДЗИ «раздвижные перегородки»); одежда (浴衣 ЮКАТА «летнее кимоно»); питание
(ТЭМПУРА «рыба, морепродукты и овощи, которые обмакивают в кляр и
жарят в глубокой сковороде с кипящим растительным маслом»); бытовые
заведения (温泉 ОНСЕН «горячие термальные источники»); отдых (碁
ГО «японская логическая настольная игра»); отдых, праздники (ひな祭り
ХИНАМАЦУРИ «Праздник девочек или Праздник кукол, отмечающийся 3
марта»).

Географические реалии: рельеф, климат (梅雨 БАЙУ «сезон
дождей»); флора, фауна (杉 СУГИ «японская криптомерия»); сельскохозяйственные культуры ( 牛蒡 ГО:БО «лапушник большой »).
9

Общественно-политические реалии: государственное устройство (天皇 ТЭННО: «японский император»); законодательная власть (国会
КОККАЙ «японский парламент»); исполнительная связь ( 防 衛 庁
БО:ЭЙТЁ: «управление национальной обороны»); полуправительственные
организации (НИХОН КОКУЮ:ТЕЦУДО: «Государственная корпорация
железных дорог Японии»); местное самоуправление (知事 ТИДЗИ «губернатор»); политические партии (公明党 КО:МЭЙТО: «партия Комэйто»).

Реалии культуры, образования и религии: литература ( 短 歌
ТАНКА «японское пятистишие (основной вид японской лирической поэзии)»); театр и кино (歌舞伎 КАБУКИ «японский традиционный театр»);
изобразительное искусство ( 浮 世 絵 УКИЁЭ «направление
в изобразительном искусстве Японии, возникшее в эпоху Эдо»); музыка
(琴 КОТО «японский музыкальный струнный инструмент»); религия (神道
СИНТО: «синтоизм»); спорт (相撲 СУМО: «борьба сумо»).
Как следует из приведенных примеров, даже среди реалий, имеющих
устойчивые словарные эквиваленты в русском языке, многие единицы передаются средствами русского языка путем транскрипции, то есть появление эквивалента в русском языке шло по пути фонетического заимствования японской лексемы с последующим ее переосмыслением.
Тема 2.3. Дифференциация словарного состава современного
японского языка по семантическим полям
Семантическое поле – совокупность языковых единиц, объединенных общим семантическим признаком. Такими лексическими единицами,
наряду с отдельными словами, могут быть словосочетания, а также предложения.
При сопоставлении японской и русской лексики, различия обнаруживаются в количественном составе, прежде всего, таких семантических
полей, которые связаны с отражением специфических природных условий
жизни и деятельности языковых коллективов. В частности, в японском
языке больше представлена лексика ландшафта, флоры, фауны моря, морского промысла и возделывания риса. В то же время сравнительно немного
лексики, обозначающей названия минералов.
Если различия в количественном составе лексико-семантических полей так или иначе отражают различия в многообразии предметов мира, то
плотность полей дифференцируется в зависимости от членения объективной действительности коммуникативным сознанием, что, в свою очередь,
обусловливается степенью важности знаковой координации деятельности с
соответствующими предметами и находит проявление в типологической
характеристике языка [9]. В соответствии с разными типологическими характеристиками японского и русского языков семантические поля японской лексики в целом имеют более высокую плотность, отличаются более
10
детальным расчленением понятий по сравнению с русским языком. В связи с этим, многие понятия, выражаемые в японском языке отдельными
словами, в русском языке выражаются свободными словосочетаниями.
Например, существуют слова для называния старшего (兄 АНИ) и
младшего (弟 ОТО:ТО) брата; старшей (姉 АНЭ) и младшей (妹 ИМО:ТО)
сестры. Одновременно, в словарном составе японского языка есть слова,
обобщающие данные понятия (兄弟 КЁ:ДАЙ «старшие братья», «братья
и сестры в семье», 姉妹 СИМАЙ «старшие сестры»). Особенно детализованы актуальные для носителей японской культуры понятия риса ( 米
КОМЭ «рис в зерне», 稲 ИНЭ «рис на корню», 玄米 ГЕНМАЙ «неочищенный рис», 白米 ХАКУМАЙ «очищенный рис», 新米 СИНМАЙ «рис нового урожая», 古米 КОМАЙ «рис старого урожая» и др.). Относительно
плотны семантические поля некоторых глаголов, образованных на основе
одного глагола и выражающих компоненты широкого понятия ( 見 る
МИРУ «смотреть», 見 渡 す МИВАТАСУ «осматривать», 見 受 け る
МИУКЭРУ «заметить», 見つめる МИЦУМЭРУ «пристально смотреть», 見
上 げ る МИАГЭРУ «смотреть вверх», 見 下 ろ す МИОРОСУ «смотреть
вниз», всего более 100 лексем).
При переводе на русский язык расчлененность понятий, характерная
для японской лексики, не во всех случаях сохраняется, так как ведет к многословию, излишней описательности. Такая детализация может быть избыточной, поскольку может предполагаться контекстом (家内 КАНАЙ «моя
жена» допустимо перевести как «жена»). В то же время, в переводе
научно-технических текстов расчлененность научных понятий, как правило, сохраняется в целях обеспечения точности и однозначности терминологической номинации.
Тема 2.4. Однозначность и многозначность в современной
японской лексике
Вследствие большой плотности семантических, за большинством
японских лексических единиц закреплено, как правило, лишь по одному
детализированному понятию. В связи с этим характерной особенностью
современной японской лексики, включая фразеологию, является ее однозначность. Во всяком случае, доля однозначной лексики в словарном составе японского языка существенно выше, чем в русском языке. Это обстоятельство облегчает лексико-семантический анализ японских текстов и
подбор лексических эквивалентов в процессе перевода.
Удельный вес единиц, обладающих многозначностью сравнительно
мал. При распределении лексики по частям речи он убывает в следующем
порядке: существительные (足 АСИ «нога», «опора»); глаголы (捩じる
НЭДЗИРУ «ввинчивать», «ловить на обмолвке»); прилагательные (寂しい
11
САБИСИЙ «унылый», «заброшенный»); наречия (先ず МАДЗУ «прежде
всего», «в общем»).
Специфическая характеристика современной японской лексики заключается также в основных типовых комбинациях значений в смысловой
структуре многозначных единиц. Типология этих комбинаций была достаточно подробно разработана А.А. Пашковским [12].
В соответствии с данной типологией для японских существительных
наиболее характерно совмещение следующих типов значений:

Действия и деятеля и/или орудия ( 下 回 り СИТАМАВАРИ
«подсобная работа» и «подчиненный»);

Места или результата действия (パン屋 ПАНЪЯ «пекарня» и
«булочник»);

Конкретного и абстрактного (荷 НИ «груз» и «бремя»);

Единичного и собирательного (文字 МОДЗИ «иероглиф», «алфавит», «письменность»);

Общего и специального, терминологического ( 錐 揉 み
КИРИМОМИ «сверление» и «штопор»).
В отличие от существительных, редко совмещающих более 2-3 значений, среди глаголов имеется ряд единиц (見る МИРУ «смотреть», 出る
ДЭРУ «выходить» и др.). Смысловая структура этих единиц объединяет 45, а иногда и больше значений. В целом для глаголов характерны комбинации следующих значений:

Смежных действий или действий разной интенсивности (隠れ
る КАКУРЭРУ «прятаться», «уходить на покой», «скончаться»);

Единичного и собирательного ( 食 べ る ТАБЭРУ «кушать»,
«жить, существовать»);

Конкретного и абстрактного ( 研 く МИГАКУ «шлифовать»,
«развивать способности»).
Прилагательные совмещают следующие значения:

Конкретного и абстрактного (浅い АСАЙ «мелкий», «поверхностный»);

Пространственных и временных отношений ( 長 い НАГАЙ
«длинный», «долгий»);

Объективных и субъективных качеств (くさい КУСАЙ «зловонный», «подозрительный»);
Для наречий характерны комбинации следующих значений:

Постепенности и завершенности действия ( い よいよ ИЁИЁ
«все более и более» и «наконец»);

Повторяемости и дополнительности действия (МАТА «опять»,
«тоже»);
12

Акцентирования утверждения и отрицания (いっさい ИССАЙ
«всё» и «ничего»);

Объективной и субъективной характеристики действия (いやに
ИЯНИ «сильно» и «противно»).
Приобретение японскими лексическими единицами многозначности
обычно происходит, как и в русском языке, путем расширения или сужения первоначального значения либо вследствие переноса наименований.
Расширение значений как развитие его от частного к общему наблюдается при переходе единицы из терминологической лексики в общеупотребительную. Вариантом расширения является включение значения другой, обычно однокоренной лексической единицы, выражающей более детализированное понятие и имеющей более сложный состав. Сужение значения лексической единицы в его развитии от общего к частному, обычно
при переходе единицы из общеупотребительной в специальную.
В развитии японской лексики широкое распространение получил метонимический перенос наименований на основе пространственных, временных, логических ассоциаций (手洗い ТЭАРАИ «мытье рук», «умывальник», «туалет с умывальником»).
Как и в русском языке, многозначные японские единицы нередко
возникают на основе собственно метафорического переноса, предполагающего отождествление качеств предметов (泡沫 ХО:МАЦУ «пена», 泡沫
会社 О:МАЦУГАЙСЯ «дутая компания»). Метафорические значения обладают большой экспрессивностью. Поэтому они широко используются, в
частности, для образной характеристики людей, политических деятелей
(犬 ИНУ «собака», «шпион»).
Метонимия и метафоризация в японском и в русском языке имеют
определенные различия, которые необходимо учитывать при переводе. Так,
значения традиционно приписываемых некоторым животным качеств в
двух языках часто не совпадают (в русском языке слово «скворец» не имеет метафорического значения, тогда как японское слово 椋鳥 МУКУДОРИ
имеет такое значение: «простак»). В таких случаях предлагают описательный перевод либо используют в переводе другую лексему (название животного с таким же метафорическим значением). Например, слово АМАГАЭРУ «вид лягушек, способных менять окраску» в переводе на русский
язык может быть представлено как «хамелеон».
Тема 2.5. Лексическая омонимия в современном японском языке
Омонимы – лексические единицы, совпадающие по звуковой структуре, но различающиеся по значению. Понятие «омоним» может относиться как к словоформам (лексемам), звучащим одинаково (независимо от их
написания), так и к словоформам (лексемам), написанным одинаково
(независимо от их звучания), при различии в значениях как тех, так и дру13
гих. В первом случае – это омонимы устного варианта языка, во втором –
письменного. В японской терминологии ДО: ОНГО [同音語], «одинаково звучащие слова» большинством японских лингвистов рассматривается как сокращение термина ДО:ОНЪИГИГО [同音異義語]«одинаково
звучащие слова с различным значением».
Один из японских лингвистов, исследующих проблему омонимии,
Мики Сэйкити[7]пишет: «В отличие от европейских языков, где большинство омонимов совпадает на письме, японские омонимы почти всегда не
совпадают в письменной форме. Омонимы, совпадающие в иероглифическом написании – это «омонимы – омографы» (哀れ[АВАРЭ] «печаль» и 哀れ[АВАРЭ] «очарование»; 松柏[СЁ:ХАКУ]«сосна» и 松
柏[СЁ:ХАКУ]«вечнозеленый дуб»).
Омографы встречаются среди знаменательных слов и аффиксов,
происшедших от знаменательных слов: 目 [ МЭ ] «глаз» и 目 [ МЭ ]
«суффикс порядковых числительных»; 位 [ КУРАЙ ] «ранг» и 位
[ КУРАЙ] «около» (суффикс); 前 [ МАЭ ] «передняя сторона» и 前
[ МАЭ ] «порция» (суффикс); 次 [ ДЗИ ] «порядок», 次 [ ДЗИ ]
«следующий» (префикс) и 次[ДЗИ]суффикс порядковых числительных.
В основе определения омонимов в японской лингвистике лежат два
фактора: совпадение звучания словоформ и различия их значений. Несмотря на то, что японские языковеды считают омонимами слова с одинаковым звуковым составом, они причисляют к омонимам слова с разным
ударением: [端]ХАНА «начало» и [花]ХАНА «цветок»; [訳者]
ЯКУСЯ «переводчик» и [役者]ЯКУСЯ «актер»; [代える]КАЭРУ
«менять» и [帰る]КАЭРУ «возвращаться (домой)». Японские лингвисты
считают ударение лишь признаком, способствующим различению омонимов в речи. Сами носители японского языка не всегда различают на слух
словоформы с различной тональной структурой.
Для описания японского языка важную роль играет четкое разграничение различных типов омонимии и смежных с ней языковых явлений.
Необходимо дифференцировать полную омонимию, заключающуюся в
тождестве как графических, так и акустических знаков при различии значений лексических единиц; омофонию, предполагающую тождество только акустических знаков; омографию с ее тождеством только графических
знаков; паронимию(полную, акустическую и графическую).
Полисемия является одним и источников омонимии. Омонимы бывают двух видов:

Слова, имевшие первоначально единый источник, значения которого разошлись. Современное сознание воспринимает их как два отдельных слова, не имеющих между собой ничего общего. Например,[上]
14
КАМИ «верх» и [髪]КАМИ «волосы», [語る]КАТАРУ «говорить» и
[騙る]КАТАРУ «выманивать, вынуждать»;

Слова, происходящие из разных источников, звучащие одинаково и имеющие разное значение. Многие из них в древности различались
по звуковому составу, но в результате фонетических изменений стали
омонимами. Например, в кансайском диалекте [こうた]КО:ТА – форма
прошедшего времени глагола [ 買 う ] КАУ «купить» и [ こ う た ]
КО:ТА – форма прошедшего времени глагола [乞う]КОУ «просить».
К возникновению омонимов в японском языке часто приводит так
называемоекорнесложение. В отличие от европейских языков, этот путь
возникновения омонимов является специфическим для японского языка.
Омонимия японских корнесложных слов непосредственно связана с омонимией КАНГО, а также с омонимией китайских корневых морфем, способных присоединяться к самостоятельно используемым словам:
 в результате присоединения одного и того же корня к омонимам
КАНГО образованы корнесложные слова – омонимы. Корень может стоять
как в начале слова, так и в конце: 全 + 家庭 – ДЗЭН+КАТЭЙ «вся семья» и
全 + 過程 ДЗЕН+КАТЭЙ «весь процесс» (общий корень - 全 ДЗЭН); 新 +
資料 – СИН+СИРЁ: «новые данные» и 新 + 史料 СИН+СИРЁ: «новые
исторические материалы» (общий корень 新 СИН);
 омонимичные морфемы соединяются с омонимичными словами,
образуя корнесложные омонимы: 全 + 器官 ДЗЭН+КИКАН «все органы» и 前 + 期間 ДЗЭН+КИКАН «прежний период»;
 омонимичные слова – канго, соединяясь с другими словами
(также омонимичными), образуют сложные омонимичные сцепления: 私有
+
財 産 СИЮ+ДЗАЙСАН «частная собственность»; 市 有 +
財産
СИЮ+ДЗАЙСАН «городская собственность».
В японском языке есть особый способ образования омонимов –
сложносокращения, часто встречающийся среди канго. Вне контекста, а
иногда и внутри контекста трудно различить слова 産院 САНИН «родильный дом» и 参院 САНИН «верхняя палата японского парламента» (сокращениеот 参議院 САНГИИН).
Основным источником омонимии в японском языке следует считать
наличие китайских заимствований (КАНГО), составляющие значительную
часть современной японской лексики. Такие типы слов совпадают в звучании, но имеют различное иероглифическое написание. Омонимы-канго,
употребляясь в письменной речи, различаются иероглифическим написанием, и не представляют, тем самым трудностей в восприятии. Таким образом, сами иероглифы должны считаться косвенным источником омонимии и сохранения омонимов-канго в японском языке. С другой стороны,
15
сама иероглифическая письменность является источником омонимии и
письменном варианте японского языка, так как одним и тем же иероглифом можно написать два разных слова, звучащих по-разному, как например: 額 ХИТАИ «сумма», 額 ХИТАИ «лоб».
Еще одним источником омонимии в японском языке следует считать
ГАЙРАЙГО (заимствованные слова, в основном из английского языка):
 Словоформы, являющиеся омонимами в английском языке, омонимичны и в японском языке: ウエート – wait – «ждать» и weight – «вес»;
ウエスト – waist – «талия» и waste – «терять время»; メイド – maid –
«домработница» и maid – «сделанный»; マッチ – match – «спички» и match
–«матч».
 Словоформы, не являющиеся омонимами в английском языке, в
результате фонетической адаптации, сокращений и других изменений стали омонимичными в японском языке: ボール – ball«мяч» и bowl«глубокая
миска»; ボルト – volt – «вольт» и bolt – «болт».
 Гайрайго в результате ассимиляции в японском языке стали
омонимичны японским словоформам (ваго и гайрайго): マイル mile «миля», и 参 る МАИРУ «приходить»; ク ラ ス classe«класс» и 暮 ら す
КУРАСУ «жить».
Тема 2.6. Синонимия в современной японской лексике
Синонимия (греч. Synōnyma«одноименность») – полное либо частичное совпадение значений языковых единиц при различие в звучании и
написании. Лексические синонимы – слова одной части речи, различающиеся акустически и графически, но имеющие близкие или совпадающие
значения: みかど МИКАДО «устаревший титул для обозначения императора Японии» –天皇 ТЭННО «Тэнно» (сын неба), император Японии»;命
ИНОТИ «жизнь» – 生命 ДЗИНСЕЙ «человеческая жизнь»)и др.
Явление синонимии неразрывно связано с явлением антонимии и актуально для большинства языков мира (рассмотрению феномена «антонимии» посвящена следующая лекция в данном пособии.)
Приведем для анализа отрывок из российской классики с переводом
отдельных лексем на японский язык. Зима. За окном снег, вьюга или метель? А может, пурга? Ну не буран же: буран скорее в степи, в поле, а не
в городе, хотя это слово приходит на ум. А хорошо бы из зимы да в лето,
от холода, стужи, мороза – к июльскому теплу, июльской жаре (но, конечно, не к зною) [15].
На примере перевода лексем из отрывка представлены наиболее типичные семантические отношения – синонимические: вьюга (吹雪 ФУБУКИ),
метель (雪嵐 ЮКИАРАСИ), пурга (大吹雪 ДАЙФУБУКИ), буран (暴風
16
雪 БО:ФУСЭЦУ); холод (寒さ САМУСА), стужа (寒気 КАНКИ); тепло(暖
気 ДАНКИ), жара(暑さ САМУСА), зной (暑気 СЁКИ).
Благодаря синонимам один и тот же смысл можно выразить различными способами. Это особенно важно, когда требуется не просто передать информацию, но и оформить текст семантически разнообразно, красочно. Кроме
того, синонимия позволяет делать общение и перевод более сжатым. Подбирая
соответствующие лексемы из синонимичного ряда, лингвист-переводчик отражает разные оттенки смысла, отношений, социальной системы.
Синонимичными могут быть целые ряды лексем (примеры представлены выше). Синонимичный ряд – это серия лексем, объединенных общностью семантической базы и эмоционально-экспрессивной окрашенностью. В синонимичном ряду существует центральный и периферийные
члены ряды; центральный член дает наименование всему ряду, имеет
наибольшую употребительность, наиболее широкое значение и нейтрален
в экспрессивно-стилистическом отношении.
Например: する СУРУ «сделать»(центральный член),やる ЯРУ
«дать, подарить, сделать, исполнить», なす НАСУ «сделать, совершить,
выполнить», なさる НАСАРУ «сделать, заниматься чем – либо, работать,
играть», いたす ИТАСУ «сделать, навлечь на себя, вызвать», おこなう
ОКОНАУ «сделать, действовать, совершить, произвести, провести, повести», こしらえる КОСИРАЭРУ «сделать, изготовить, приготовить, построить, сочинить», つくる ЦУКУРУ «сделать, изготовить, создать, соорудить»(периферийные члены)Члены синонимичного ряда различаются
на: нейтрально – вежливые, почтительные, уничижительные слова: 言う
ИУ «говорить» – おっしゃる ОССЯРУ «говорить (учтиво) – 申す МО:СУ
«говорить (скромно)».
Лексемы, абсолютно одинаковые по смыслу именуются полными
синонимами, но это самая малочисленная группа синонимов в японском
языке:原本 ГЭНХОН «оригинал»- 原書 ГЭНСЁ «подлинник». Большинство лексем, совпадающих в значении, являются квазисинонимами
(лексемами, которые совпадают в значении, но только частично, а значит,
не всегда взаимозаменяемы). Если значение одного из квазисинонимов
может полностью «вкладываться» в значение второго и при этом в значении второго есть еще некоторые смысловые компоненты, то между такими
синонимами – отношения включения. Лексемы 引きずる ХИКИДЗУРУ
«тащить» и たずさえる ТАДЗУСАЭРУ «нести» находятся именно в таких
отношениях. «Тащить» – означает «нести», но «с трудом» (мешок, к примеру, можно и тащить и нести, но тащить чашку чая невозможно).
Для переводчика является не менее интересным проанализировать
лексемы двух языков, входящих в синонимичный ряд со стороны лексической структуры и стилистического разнообразия: 1) в русском языке по
17
сравнению с японским языком синонимы имеют одноструктурную основу;
2) в японском языке по сравнению с русским языком синонимичный ряд не
обладает богатой палитрой экспрессии: 倒れる ТАОРЭРУ «упасть» – どさ
り 倒 れ る ДОСАРИТАОРЭРУ «ухнуться, свалиться»; お ち る ОТИРУ
«упасть с чего-то» – ばたりと倒れる БАТАРИТОТАОРЭРУ «бухнуться,
шлепнуться, хлопнуться, рухнуть».
Многозначные слова могут входить не в один, а в разные синонимичные ряды: в каждом из таких рядов слово участвует только в одном
своем значении. Так, слово «низкий» синонимично слову «невысокий»,
квазисинонимично словам «приземистый», «коренастый», «малорослый»
(о человеке); в значении «относящийся к нижнему звуковому регистру»,
составляет синонимичный ряд со словами «басовитый», «басистый» (о голосе); в значении «неудовлетворительный по качеству» синонимично слову «плохой».
Синонимы могут различаться по сочетаемости с другими словами.
Если речь идет о дожде и снеге, то уместен глагол やむ ЯМУ «прекращаться», если же об учебномзанятии, то корректно употребить глагол おわ
る ОВАРУ «заканчиваться, завершаться».
Основные факторы появления синонимичных лексем:

Приобретение лексемой нового значения и сближение в результате по смыслу с другими лексемами, входящими в словарный состав
языка.

Расхождение по смыслу лексем, ранее близких.

Заимствование лексем, близких по смыслу с имеющимися лексемами в словарном составе языка.
Тема 2.7. Антонимия в современном японском языке
Антонимы (от греч. «аnti» – «против» и «onuma» – «имя») – слова,
отличающиеся по звучанию и противоположные по значению, которые соотносятся друг с другом: めあき МЭАКИ «зрячий» -めくら МЭКУРА
«слепой»; 急いで ИСОЙДЭ «торопясь» ― ゆっくり ЮККУРИ «медленно». Областью распространения антонимии в словарном составе современного японского языка является лексика, выражающая: качественные
(深い ФУКАЙ «глубокий» – 浅い АСАЙ «мелкий», 勝つ КАЦУ «побеждать» –
負 け る МАКЭРУ «проигрывать»); количественные ( 多 座 の
ТАДЗА НО «многоместный» – 単座の ТАНДЗА НО «одноместный»);
пространственные (始め ХАДЗИМЭ «начало» –
終わり ОВАРИ «конец») отношения.
В отличие от синонимии, антонимия ограничена двумя членами противопоставления, различающимися по звучанию и значению, но объеди18
няющимися на основе общего семантического компонента. Антонимы 上
УЭ «верх» и 下 СИТА «низ» связаны таким компонентом значения «пространство», 若い ВАКАЙ «молодой» ―年取った ТОСИТОТТА «старый»
компонентом «возраст», 小 さ い ТИИСАЙ «маленький» - 大 き い
ООКИЙ «большой» компонентом «размер» др.
В зависимости от типа выражаемой противоположности антонимы
подразделяются на несколько классов:

антонимы, выражающие качественную противоположность (良
い ИИЙ «хороший»-悪い ВАРУЙ «плохой»); такие пары антонимов
демонстрируют ступенчатые оппозиции (簡単な КАНТАННА «легкий»
― 難しくない МУДЗУКАСИКУНАЙ «не сложный» ― 簡単ではな
い КАНТАН ДЕ ВА НАЙ «не простой»-難しい МУДЗУКАСИЙ «сложный»); это градуальные антонимы (от лат. Gradus – степень, уровень), то
есть, характеризующиеся (при противопоставлении признаков) различной
степенью одного и того же признака;

антонимы, выражающие логическую противоположность (組み
立てる КУМИТАТЭРУ «собирать» – 分解する БУНКАЙ СУРУ «разбирать»);

антонимы, выражающие дополнительную противоположность:
отрицание одного дает значение другого: 真理の СИНРИ НО ― 嘘の
УСО НО.
В целом антонимия широко распространена во всех лексических
подсистемах и во всех лексико – грамматических классах слов современного японского языка. Дифференциация антонимов характеризует как проявление универсальных языковых закономерностей, так и специфические
особенности японской лексики. Вследствие количественного преобладания
сложных слов в японской лексике, антонимы здесь противопоставляются
друг другу чаще всего не на уровне целых лексем, а за счет оппозиции отдельных морфем: 開会 КАЙКАЙ «открытие» – 閉会 ХЭЙКАЙ «закрытие».
Подобное создание антонимов аналогичными словообразователными средствами особенно характерно для терминологии и служит одним из факторов обеспечения ее системности.
Следует подчеркнуть, что не все слова, имеющиеся в словарном составе языка, в том числе, японском, имеют антонимы, а отрицательные
формы не считаются образующими новый антоним: слова 可能 КАНО:
«возможный» и 不 可 能 ФУКАНО: «невозможный» по мнению многих
ученых-филологов, не являются антонимами.
Во фразеологии антонимия в японском, как и в русском языке, развита значительно меньше, чем синонимия. Здесь также дифференцируются
одноструктурные и разноструктурные антонимы.
19
Одноструктурные антонимы обычно противопоставляются одним из
следующих средств: наличием компонентов с противоположным значением (気の早い КИ НО ХАЯЙ «порывистый» – 気の遅い КИ НО ОСОЙ «вялый»); наличием отрицания в одной из единиц: 気が進む КИ ГА СУСУМУ
«быть по душе» – 意が進まない КИ ГА СУСУМАНАЙ «не лежит душа»;
переменой синтаксических позиций компонентов (牛を馬に乗り換える
УСИ О УМА НИ НОРИКАЭРУ «менять худшее на лучшее» – 牛に馬を乗
り換える «менять лучшее на худшее».
Разноструктрные антонимы обычно противопоставлены на семантической основе (軌道に乗る КИДО: НИ НОРУ «войти в колею» – 調子が狂
う ТЁ:СИ ГА КУРУУ «выйти из колеи», 犬猿の仲 КЭНЭН НО НАКА
«как кошка с собакой» – 水魚の交わり СУЙГЁ НО МАДЗИВАРИ «водой
не разольёшь»).
3. Морфологические особенности и пути развития словарного
состава современного японского языка
Тема 3.1. Морфологические особенности словарного состава
современного японского языка
Классификация морфем по их роли в структуре лексических единиц
в современном японском языке предполагает наличие следующих групп
морфем: корневые (лексические), словообразовательные (деривационные)
и словоизменительные (реляционные, или грамматические) морфемы (подробнее см. [1, 2]).
Корневые морфемы по способу образования основы подразделяются
на именные (段 ДАН «ступень», モータ МО:ТА «двигатель», 空 СОРА
«небо»), глагольные ( 闘 ТАТАКА – «сражаться»), адъективные ( 静 か
СИДЗУКА «тихий») и наречные (すこし СУКОСИ «немного»). Именными
могут быть корни любого происхождения, глагольными и адъективными –
только ваго, наречными – обычно ваго и иногда канго.
Кроме того, корневые морфемы подразделяются на свободные (самостоятельные) и связанные (несамостоятельные). Свободные корни в основном представлены именными и наречными ваго, а также гайрайго и некоторыми канго (типа 軍 ГУН «армия», 円 ЭН «йена»).
Словообразовательные морфемы, называемые также аффиксами,
представлены только ваго и канго. Морфемы этого класса обычно занимают фиксированную позицию в составе слова — перед корнем или после
него. В зависимости от этого, подразделяются на префиксы (отрицания:非
ХИ-, 無 МУ-) и суффиксы (например, лица: 家 -КА 者 -СЯ, наличия качества: さ -СА, み -МИ). Характерной особенностью аффиксов является их
20
присоединение только к корням своей подсистемы или гайрайго. Словоизменительные морфемы также существуют лишь в ваго и канго. К ним относятся, например, падежные показатели (が -ГА, に-НИ, を -О), показатели пассива и потенциальности (られ -РАРЭ).
Таким образом, для современного японского языка характерны те же
классы морфем, что и для большинства других языков, в том числе, русского языка. В то же время особенностью морфем японского языка является четкая дифференциация их по происхождению на ваго, канго и гайрайго.
В плане разграничения трех основных классов морфем главной проблемой
для японского языка является дифференциация аффиксов от словоизменительных морфем, с одной стороны, и от корней, с другой.
Разграничение аффиксов и корней представляет значительные трудности, особенно для канго. Помимо четко выраженных представителей
этих двух классов, имеется также значительное количество морфем, которые совмещают признаки аффиксов и корней (например, 前 ДЗЭН «бывший, предыдущий», 艦 КАН «военный корабль», 機 КИ «самолёт», 隊 ТАЙ
«отряд», 長 ТЁ: «начальник»). Эти морфемы входят в состав многих слов,
присоединяясь к другим корням на позиции префиксов или суффиксов и
дополняя их лексическое значение. Сохранение в то же время такими морфемами собственных значений, иероглифического написания (в отличие от
словоизменительных морфем и многих аффиксов – ваго), а нередко и способностей к вхождению в состав слов в качестве явного корня, причем
свободного, затрудняет установление их класса.
Расчленению японских слов на морфемы способствует иероглифическая система письма, в которой каждая единица закреплена, как правило,
за целой морфемой. Это – отличительная черта японского языка в сравнении с европейскими языками. В то же время имеется немало отступлений
от этого принципа.
Во-первых, здесь проявляются результаты опрощения – диахронического превращения нескольких морфем в одну. Например, в словах 挨拶
АЙСАЦУ «приветствие»,日本 НИХОН «Япония», несмотря на наличие
двух иероглифов, можно выделить только по одной морфеме как минимальной значимой единице современного языка.
Во-вторых, имеются обратные случаи, когда один иероглиф записывает несколько морфем (например, 卵 ТАМАГО «яйцо»).
В-третьих, подобные отступления возникают в процессе аббревиации, которая создает новые слова из единиц системы письма. Не всегда соответствующих морфемам. Так, трудно выделить значимые части в сокращениях 外為 ГАЙТАМЭ «курс иностранных валют» (от 外国為替 ГАЙКОКУ-КАВАСЭ, где 為替 – одноморфемное слово.
21
В-четвёртых, некоторые словообразовательные морфемы вообще не
отражаются на письме как отдельные единицы. К ним относятся субстантивирующий суффикс -И (話し ХАНАСИ «рассказ») и омонимичный с
ним соединительный элемент -И- (飛び上がる ТОБИАГАРУ «взлетать»).
Тема 3.2. Структурные типы лексических единиц современного
японского языка
Существует общая классификация структурных типов японской лексики. Простые слова содержат одну – корневую – морфему. К этому типу
относится значительная часть всех ваго (為替 КАВАСЭ «денежный перевод», 穏やか ОДАЯКА «тихий, мирный»), некоторые канго (犠牲 ГИСЭЙ
«жертва», 長 ТЁ: «начальник», 本 ХОН «книга») и большинство гайрайго
(パーソナリチ ПА:СОНАРИТИ «личность»).
Аффиксальные слова включают помимо корневой также и аффиксальные морфемы. Слова этого типа имеются во всех подсистемах японской лексики, но среди гайрайго их немного. По позиции аффиксов выделяются префиксальные ( 真 白 МАССИРО «совершенно белый», 無 線
МУСЭН «радио»), суффиксальные (石っぽい ИСИППОЙ «каменистый»,
運転手 УНТЭНСЮ «водитель») и префиксально-суффиксальные слова (無
電係 МУДЭНГАКАРИ «радист»).
Сложные слова состоят из нескольких корней. Двухкорневые слова
представлены во всех лексических подсистемах (白パン СИРОПАН «белый хлеб», 近海 КИНКАЙ «прибрежные воды», 山際 ЯМАГИВА «гребень
горы»). Трёхкорневые единицы в большинстве своём относятся к канго.
(軽飛行機 КЭИХИКО:КИ «легкий самолёт»).
Сложноаффиксальные слова содержат не менее двух корневых и аффиксальных морфем. Они характерны для канго и ваго. Сложнопрефиксальные (御訪問 ГОХО:МОН «Ваш визит»), сложносуффиксальные (マス
コミ的 МАСУКОМИТЭКИ «относящийся к массовой коммуникации»),
сложнопрефиксально-суффиксальные слова.
Устойчивые словосочетания (в том числе фразеологизмы) включают
в свой состав знаменательные и служебные слова или только знаменательные слова. Например: 油を売る АБУРА-О УРУ «бить баклуши»,国連の安
全保障理事会 КОКУРЭН-НО АНДЗЭН-ХОСЁ:-РИДЗИКАЙ «совет безопасности ООН».
Основные структурные типы японских фразеологических словосочетаний, как и в русском языке, выделяются, прежде всего, по лексикограмматической принадлежности компонентов (подробнее см. [5, с. 49]):

существительное + глагол ( 大 車 輪 で 働 く ДАЙСЯРИН-ДЭ
ХАТАРАКУ «работать не покладая рук»);
22

существительное + предикативное прилагательное (明の太い
КИМО-НО ФУТОЙ «смелый»);

существительное + существительное (玉に傷 ТАМА-НИ КИДЗУ «пятно на солнце»);

ономатопоэтическое наречие + глагол ( ぐずぐず言う ГУДЗУГУДЗУ ИУ «брюзжать, ворчать»).
В особый структурный тип фразеологизмов, не имеющий аналогий в
русском языке, выделяются так называемые СЭЙГО - словосочетания, построенные по нормам древнекитайского языка и заимствованные из него в
иероглифическом написании. Часть СЭЙГО созданы непосредственно в
японском языке в более поздний период, в том числе и в настоящее время.
Часть японских фразеологизмов структурно представляет собой
предложения. Коммуникативные фразеологизмы передают целое сообщение и могут функционировать как самостоятельно, так и в составе более
сложных предложений. Например: 人気は人気を呼ぶ НИНКИ ВА НИНКИ-О ЁБУ «успех приносит успех!».
Пословицы – законченные образные выражения с поучительным
смыслом, поговорки – обычно незаконченные образные выражения без поучительного смысла. В японском и русском языках имеют много общего.
Они объединены, в частности, тематикой (передача жизненного опыта, высмеивание недостатков), наличием ритма и нередко рифмы. Нередки случаи полной или почти полной эквивалентности подобных фразеологизмов
двух языков (壁に耳あり КАБЭ-НИ МИМИ АРИ «и у стен есть уши»).
В то же время японские пословицы и поговорки характеризуются
существенными особенностями. Некоторые пословицы и поговорки обладают специфическим ритмическим рисунком. Они строятся по образу стихов «танка», имеющих строгий порядок слогов (5–7–5–7–5). Например: 背
に腹は換えられぬ СЭ-НИ ХАРА ВА ВАЭРАРЭНУ (5–5) «не до жиру,
быть бы живу».
Особый тип японских пословиц и поговорок образуется путём перечисления, по образцу некоторых китайских фразеологизмов (地震雷火事親
父 ДЗИСИН КАМИНАРИ КАДЗИ ОЯДЗИ «землетрясение, гром, пожар,
отец (то, что страшнее всего)».
В плане разграничения названных выше структурных типов лексических единиц японского языка затруднения вызывает дифференциация, вопервых, сложных слов от сложноаффиксальных и аффиксальных (как
следствие трудностей различения корней и аффиксов), и, во-вторых, сложных и сложноаффиксальных слов от словосочетаний, особенно сцеплений.
К последним относятся состоящие в основном из канго единицы типа 日本
国民 НИХОН КОКУМИН «японский народ»,記者会見 КИСЯ- -КАЙКЭН
«пресс-конференция», которые широко распространены в терминологии, в
23
названиях различных организаций, часто встречаются как окказионализмы
в газетных и научно-технических текстах. Сцепления по одним признакам
уподобляются словам (их члены соединяются без помощи словоизменительных морфем или служебных слов; многие сцепления имеют одно объединяющее ударение, идиоматическое значение), а по другим - словосочетаниям. В научной литературе в связи с этим их статус пока однозначно не
определен (см. [2, с. 95–103; 35, с. 145–169]). При этом обычно не учитывают того обстоятельства, что многие сцепления являются окказиональным порождением письменных текстов, создаются по законам этих текстов путем простого соположения морфем канго и поэтому не могут рассматриваться как устойчивые и воспроизводимые единицы того или иного
уровня языковой системы.
Тема 3.3. Основные пути пополнения словарного состава
современного японского языка
Существует несколько способов пополнения словарного состава современного японского языка: создание новой лексики; заимствование лексики других языков; изменение значений лексических единиц.
Главную роль в пополнении словарного состава японского языка на
современном этапе играет первый способ. В свою очередь, в нем центральноеместо занимает система словообразования – организованная совокупность производных слов, а также способов и моделей их образования.
К способам словообразования современного японского языка относятся сложение, аффиксация, аббревиация, редеривация, конверсия, словослияние, а также сочетание этих способов.
Как и в большинстве языков мира, наиболее продуктивны первые
два способа. Однако в отличие от русского и многих других языков, в
японском словообразовании сложение играет значительно большую роль,
чем аффиксация.
Относительной продуктивностью, как и в русском языке, характеризуется аббревиация.
Сложение заключается в простом соположении и стяжении в единое
слово НС различных типов (подробнее см. [12, с. 5–85]).
Разновидностями сложения являются редупликация (人々 ХИТОБИТО «люди») и лексикализация словосочетаний (気に入る КИНИИРУ «нравиться»). Данный способ распространен во всех лексических подсистемах
и во всех лексико-грамматических классах слов. Однако действие его в
каждой из этих сфер имеет некоторые особенности.
Среди всех имен, не являющихся простыми, количественно преобладают сложные слова из двух корней (в подсистеме ваго – также и из отглагольных основ).
С учетом значений корней и порядка их присоединения выделяются
модели равноправного и неравноправного сложения.
24
Модели первого типа:

сложение синонимичных корней с обобщением их значений
(製造 СЭЙДЗО: «производство»);

сложение антонимичных корней, в том числе: с сохранением
противопоставления значений (山川 ЯМАКАВА «горы и реки»); с обобщением значений ( 高低 КО:ТЭЙ «высота (как относительное понятие)»).
Модели второго типа:

определительная (имя предмета или качества + имя предмета)
( 朝 飯 АСАМЭСИ «завтрак», サ ラ リ ー マ ン САРАРЙ:МАН «служащий»);

глагольно-объектная (имя действия + имя предмета) ( 訪 米
ХО:БЭЙ «визит в США»). Данная модель характерна прежде всего для
канго;

объектно-глагольная (имя предмета + имя действия) (紙入れ КАМИИРЭ «бумажник»). Данная модель продуктивна прежде всего для ваго;

субъектно-глагольная (имя предмета + имя действия) 酸 化
САНКА «окисление»).
В сравнении с русским языком, образование имен сложением характеризуется значительно большей продуктивностью и многообразием моделей.
Наиболее продуктивным для образования глаголов является сложение имени любой структуры с глаголом する СУРУ «делать» и его формами (手招きする ТЭМАНЭКИ-СУРУ «манить рукой»).
В подсистеме ваго, кроме того, действует своя продуктивная модель:
(отглагольное имя + глагол)(話し合う ХАНАСИАУ «вести переговоры»,
入り込む ХАИРИКОМУ «входить»).
Использование сложения для образования глаголов в японском языке
также более продуктивно, чем в русском языке.
Сложение наиболее продуктивно в подклассе предикативных прилагательных, осуществляется оно по следующим моделям:

(имя предмета + прилагательное) (気弱い КИЁВАЙ «робкий»,
心強い КОКОРОДЗУЁЙ «уверенный»);

(отглагольное имя + прилагательное) (読みやすい ЁМИЯСУЙ
«легкочитаемый»);

(корень прилагательного + прилагательное) 青白い АОДЗИРОЙ «бледно-зеленый»).
Основные модели в образовании наречий:

редупликация именных корней (時々 ТОКИДОКИ «иногда»,
所々 ТОКОРОДОКОРО «местами»);

редупликация наречных корней с целью создания ономатопоэтических и образоподражательных слов(ぴかぴか ПИКАПИКА «сверкая»);
25

использование различных моделей сложения в классе имен (近
頃 ТИКАГОРО «недавно»).
Аффиксация. В зависимости от позиции аффикса выделяют три варианта этого способа словообразования - префиксальный, суффиксальный
и префиксально-суффиксальный. Наиболее продуктивным в японском
языке является суффиксальный способ (подробнее см. [12, с. 86–124]).
Данный способ в основном распространен в подсистемах ваго и канго и в
лексико-грамматических классах имен, глаголов и прилагательных.
Продуктивными являются префиксы отрицания, вежливости к собеседнику, порядковости. Префиксы отрицания (-無 МУ;
-不 ФУ; -非 ХИ)
присоединяются преимущественно к канго. Они синонимичны между собой и иногда взаимозаменимы. Префиксы вежливости к собеседнику О/ГО
на письме могут выражаться одним иероглифом 御. Префикс О присоединяется преимущественно к ваго, а ГО – к канго.
Среди суффиксов наиболее продуктивны суффиксы лица (家 КА, 工
КО:, 士 СИ), наличия качества (-み МИ, -さ СА), способа действия (方
КАТА), транспонирующий суффикс い-Ии счетные суффиксы.
Продуктивные аффиксы представлены следующими суффиксами,
которые транспонируют в глаголы основы различного происхождения:振
る ФУРУ – образует от имен глаголы со словообразовательным значением
«выдавать себя за...»; がる ГАРУ – образует от имен и прилагательных
глаголы со значением состояния, переживания, ощущения;めく/めかす
МЭКУ/МЭКАСУ – образует от имен глаголы со значением «иметь
вид/принимать вид»; –る РУ – образует глаголы от сокращенных гайрайго.
В образовании прилагательных продуктивными аффиксамиявляются
суффиксы, которые транспонируют имена различного происхождения: っ
ぽい ППОЙ (子供っぽい КОДОМОППОЙ «детский»).
Продуктивные суффиксы непредикативных прилагательных:- 勝 ち
ГАТИ (雨 降 り勝ち АМЭФУРИГАТИ «дождливый»); -な НА (平 等 な
БЁ:ДО:НА «равный»); -的 ТЭКИ – наиболее продуктивный суффикс (プロ
的 ПУРОТЭКИ «профессиональный»).
Аббревиация заключается в опущении отдельных компонентов графической оболочки исходной лексической единицы.
Аббревиация канго сопровождается теми же фонетическими изменениями на стыкахоснов, что и сложение и аффиксация. В актах аббревиации
некоторые иероглифы меняют свое чтение.
Аббревиация осуществляется двумя способами: усечением, когда у
исходной единицы усекаются начальные, конечные или и начальные и конечные компоненты; контракцией, когда опускаются отдельные компоненты в середине исходной единицы, а оставшиеся компоненты стягиваются в
26
новое словесное единство. При контракции более протяженных сцеплений
могут опускаться целые слова с сохранением, как правило, 2–3 начальных
компонентов других слов (国鉄 КОКУТЭЦУ – 日 本 国 有 鉄 道 НИХОНКОКУЮ:ТЭЦУДО: «Государственная корпорация железных дорог Японии», 自賠法 ДЗИБАЙХО: - 自動車損害賠償保障法 ДЗИДО:СЯ-СОНГАЙБАЙСЁ:-ХОСЁ:-ХО: «Закон об обеспечении возмещения ущерба, причиненного автомобильным транспортом»).
В целом японская аббревиация не уступает по продуктивности этому
способу словообразования в русском языке. Однако системы сокращений
двух языков в значительной степени не совпадают,поскольку многие сокращения обозначают единичные объекты. Некоторые соответствия имеются лишь в научно-технической и военной терминологии, в наименованиях международных организаций.
Расшифровка японских сокращений часто объективно затрудняется
тем, что они, во-первых, графически и фонетически уподобляются несокращенным словам и, во-вторых, редко включаются в словари. В то же
время расшифровку сокращений существенно облегчают сохранение многими из них ясной внутренней формы и мотивированного значения (благодаря закрепленности иероглифов за морфемами), а также знание переводчиком продуктивных моделей аббревиации.
К менее продуктивным способам словообразования современного
японского языка относятся редеривация, конверсия и словослияние.Под
редеривацией понимается образование новых слов за счет опущения словоизменительных и/или словообразовательных морфем. Конверсия заключается в транспонировании слова без изменения его морфологической
структуры. Словослияние состоит в соединении корня одного слова и
окончания или аффиксов другого, не образующего с первым устойчивого
сочетания. При этом новообразование объединяет в своем значении компоненты значенийисходных слов. Словослияние получило распространение в основном в подсистеме гайрайго под влиянием английского языка,
поскольку, как уже отмечалось, сами гайрайго в японском языке морфологически нечленимы (アニメンタリーАНИМЭНТАРИ: «документальный
фильм с использованием мультипликации», アニメシェン АНИМЭ:СЁН
«мультипликация» ,アレルギー АРЭРУГИ: «аллергия»).
Часть неологизмов создается одновременным сочетанием различных
способов словообразования. Например, аббревиации и суффиксации (アメ
公 АМЭККО: презрен. «Американец»), сложения и аффиксации (無反動砲
МУХАН-ДО :ХО: «безотказное орудие».
Лексическое заимствование, как отмечалось ранее, является одним
из способов пополнения словарного состава современного японского языка. Собственно лексическое заимствование подразумевает межъязыковой
переход лексической единицы в совокупности всех ее компонентов – зву27
чания, написания, значения, словообразовательной структуры. Классические случаи такого заимствования в современном японском языке представлены лишь отдельными китайскими и корейскими именами собственными, отчетливо воспринимаемыми как заимствования ( 北 京 ПЭКИН
«Пекин»), а также несколькими сотнями англоязычных сокращений (IСВМ,
UNESCO).
Гораздо чаще, одна из сторон лексической единицы заимствованию
не подвергается. Например, сучетом особенностей японского языка важно
выделять графическое заимствование, которое охватывает только написание лексической единицы, и фонетическое заимствование, охватывающее
только звучание.
Фонетическое заимствование в современном японском языке является наиболее продуктивным способом собственно лексического заимствования, затрагивающего преимущественно европейские языки.
Лексическое калькирование в современном японском языке реализуется за счет словообразования на основе канго. Наиболее широкое распространение оно подучило при заимствовании (в основном через английский
язык) международных и американских реалий, научно-технической терминологии (北大西洋条約機構 КИТАТАЙ-СЭЙЁ:ДЗЁ:ЯКУ-КИКО: «Организация Североатлантического договора (НАТО)».
Как и в русском языке, калькирование является наиболее продуктивным способом заимствования фразеологии. Например: 新しいほうきはき
れいにはける АТАРАСИЙ XO:KИ BA КИРЭЙНИ ХАКЭРУ «новая метла
чисто метет» – от англ, anewbroomsweepsclean; 月に吠える ЦУКИ-НИ
ХОЭРУ «лаять на луну» – от англ., tobaythemoon.
4. Территориальная и профессионально-социальная
дифференциация словарного состава современного японского
языка
Тема 4.1. Диалектная, жаргонная лексика современного японского
языка
Словарный состав современного японского языка, как и многих других
языков, дифференцируется на общеупотребительную лексику и лексику
ограниченного употребления.
Общеупотребительная лексика принадлежит к системе национального
японского языка и используется всеми носителями языка.Лексика ограниченного употребления принадлежит к определенным подъязыкам, которые
используются для координации предметной деятельности людей в пределах
локальных языковых коллективов. Внутри общеяпонского коллектива подобные языковые коллективы дифференцируются по признакам территории
28
(что квалифицирует соответствующие подъязыки как диалекты), социальным
критериям (что применительно к подъязыкам соответствует социальным
жаргонам), сферам профессиональной деятельности (которая обслуживается
специальными подъязыками).
Существует 4 основные группы диалектов: восточная (район Канто), западная (район Кансай), южная (остров Кюсю) и рюкюсская (архипелаг Рюкю).
Основу диалектов составляет общеупотребительная лексика, частично
измененная, прежде всего, в произношении отдельных звуков и ударении.
Однако имеется немало местных слов и выражений, выступающих, как правило, эквивалентами общеупотребительных единиц. Например: あ た さ ん
АТАСАН «солнце» (общеупотр.太陽 ТАЙЁ). Диалектные эквиваленты имеют термины родства. К примеру, лексеме 母 ХАХА «мать», соответствуют
свыше 80 диалектных эквивалентов. Подобные диалектизмы используются
лишь в границах соответствующих территорий в основном в разговорнонеформальной речи.
В то же время в связи с миграциями населения, экономическими и
культурными контактами жителей различных районов, а также характерным
для японцев стремлением к использованию новых средств выражения, некоторые диалектизмы проникают в национальный язык [11, с. 74–75].
Вследствие ограниченности сферы функционирования и наличия общеупотребительных эквивалентов диалектизмы не являются препятствием
для языковой коммуникации в современной Японии. Они практически отсутствуют в научно-технических текстах, подлежащих письменному переводу, и
достаточно редко встречаются в устном переводе с японского языка.
К жаргонам современного японского языка, имеющим существенные
лексические особенности, могут быть отнесены: молодежный (студенческий),
женский, профессиональный, жаргон преступного мира (воровское арго).
Словарную основу жаргонов, как и диалектов, составляет общеупотребительная лексика. Однако, в отличие от диалектов, в жаргонах часть ее претерпевает не столько фонетические, сколько семантические и, особенно, словообразовательные изменения. Например: あたし АТАСИ ← 私 ВАТАКУСИ жен. «я», 四 ツ で か ЁЦУДЭКА ← 四 足 で か さ ん ЁЦУАСИДЭКАСАН вор. «полицейская собака» (букв. «четвероногий фараон»), もち
コース МОТИКО:СУ ← 勿論 МОТИРОН + ofcourse студ. «конечно», やられ
る ЯРАРЭРУ вор. «попасться»; воен. «быть убитым, раненым», М ← money
студ. «деньги».
Как и диалектизмы, жаргонизмы используются преимущественно в нелитературной разговорно-бытовой речи, но в то же время нередко выходят и
за ее пределы. В частности, некоторые женские слова (あたし АТАСИ) используются в письменных текстах, а, например, профессионализмысокращения (アナカン АНАКАН (от unaccompanied) «несопровождаемый
29
груз»), употребляются даже в документации и публицистике. Кроме того,
жаргонизмы, как правило, отличаются от своих общеупотребительных эквивалентов наличием яркой эмоционально-экспрессивной окраски, что для
диалектизмов не характерно.
Тема 4.2. Общая характеристика терминологической лексики
современного японского языка
Термин (от лат.terminus – граница, придел) – слово или словосочетание,
обозначающее понятие специальной области знания или деятельности (в
японской лингвистической терминологии:用語 Ё:ГО). Употребляется как отдельная лексема и входит в состав ряда словосочетаний: 専 門 用 語
СЭММОНЁ: ГО (специальный термин), 技術用語 ГИДЗЮЦУЁ: ГО (технический термин), 科学用語 КАГАКУЁ: ГО (научный термин) и др.
В целом японская терминологическая лексика обладает теми же признаками, что и большинство языков мира: 1) системностью (вне- и внутриязыковой); 2) наличием дефиниции (дефиниция – определение какого-то понятия, отражающее его существенные признаки); 3) тенденцией к однозначности в пределах своего терминологического поля; 4) отсутствием экспрессии; 5) стилистической нейтральностью.
В то же время своеобразие словарного состава японского языка находит отражение в некоторых особенностях проявления указанных качеств по
сравнению с иными языками.
В японском языке большинство терминологической лексики относится
к подсистеме КАНГО и за каждой морфемой, входящей в терминологическую лексему закреплена часть целого терминологического понятия. Перевод
на любой язык аналитического строя, в том числе, русский, часто представляет собой расчлененную и относительно развернутую номинацию. В то же
время, относительно протяжная по своему морфологическому составу терминологическая лексема при переводе может быть представлена семантически компактно, обобщенно представляя первичную дефиницию термина,
например: 血圧計 КЭЦУАЦУКЭЙ «тонометр»). В ряде случаев, тем не менее,
наблюдается относительное соответствие лексической протяжности при семантическом переходе из одного языка в другой. Например: ДО: ДЗИ ЦУ:
ЯКУ («синхронный перевод»), СЯРИН ЭНСЮ: («окружность колеса») и др.
Как и в русском языке, в японской терминологии встречаются случаи
терминологической дублетности (дублет – второй экземпляр), обусловленные, во-первых, наличием полного и сокращенного термина: ДЭНДО: ХАЦУДО: КИ и ДЭНДО: КИ «электромотор», во-вторых, сосуществованием нескольких морфологических вариантов термина КАКУНЭНРЁ: САЙСЁРИ и
КАКУНЭНРЁ: САЙСЭЙ «регенерация ядерного топлива». В то же время, в
японском языке, вследствие развитой синонимии лексических единиц различного происхождения, больше терминов-дублетов соответствующего типа:
30
СЭЙТАЙГАКУ и ЭКОРОДЗИ: «экология», ГАСОРИН и КИХАЦУЮ «бензин», СИДЗИКИ и ИНДЗИКЭ: ТА: «индикатор».
В японской терминологии, как и в общеупотребительной лексике,
выделяются:

класс существительных: СЭНКА «вспышка», КУМИТАТЭ
«сборка»

класс глаголов: КЭЙДЗЁ: – СУРУ «подсчитывать, ассигновать»,
ХАЙГЁ: – СУРУ «ликвидировать»;

класс прилагательных: ДЗИСЯКУ НО «магнитный», ГЭНСИКАКУ – НО «ядерный»;
Из трех классов в японском языке представлен первый (то есть, среди терминологической лексики существительных больше всего) и отметим,
что в данный класс также входит лексика, которая несет, одновременно, и
предметную и качественно-определительную семантическую нагрузку:
ГУНДО: РО или ГУНРО «военная дорога», Ё:СЁ: «важный пункт, стратегическая позиция». Терминологические наречия в японском языке практически отсутствуют.
По признаку происхождения в терминологии выделяются те же подсистемы, что и в общеупотребительной лексике, а именно КАНГО: КЭЙКАКУТАЙКЭЙ «система планирования», СЁККАКУ «антенна»; ВАГО: ИИЦУКЭ «приказ, приказание, указ», ИКОМИ «отливка металла в форму»;
ГАЙРАГО: ДАССЮ «тире», ПАНТАГУРАФУ «токоприёмник»; ЕДИНИЦЫ
СМЕШАННОГО ТИПА: ДЗЁ:КИ ТА:БИН «паровая турбина», ОКУРЭ
ТЭНКА «позднее зажигание». Основную массу терминов составляют Канго,
вторую по численности группу образуют ГАЙРАЙГО, которые в отдельных
терминосистемах не уступают КАНГО (технических, особенно компьютерных, спортивных). Особенностью ВАГО является то, что лексемы данного
класса, совмещают в себе как общеупотребительные, так и специальные значения: МАКУРА «подушка и вагоностроительной терминологии – колодка,
опора».
С точки зрения морфемного состава терминология представлена теми
же структурными типами, что и общеупотребительная лексика: простыми
(НЭЦУ – давление); аффиксальными (МУДЗИН – управляемый на расстоянии, ДЗИККЭНСЯ – испытатель); сложными (ЧЁ:АЦУ – регулирование давления); сложноаффиксальными (КАГАКУСЯ – химик); словосочетаниями
(МУДЭНСО: ДЗЮ: ХИКО: КИ – беспилотный самолет). Подавляющее
большинство терминов составляют сложные слова и словосочетания, удельный вес которых значительно выше, чем в общеупотребительной лексике.
Теперь хотелось бы остановиться на способах пополнения японской
терминологической лексики.
В целом пополнение японской терминологии происходит теми же способами, которые были рассмотрены для всего словарного состава современного японского языка. Ведущую роль в пополнении японской терминологии
31
в настоящее время играет терминообразование, в которое входят: сложение,
аффиксация, аббревиация и аналитическая деривация (образование устойчивых словосочетаний).
В способе сложения более продуктивными являются модели образования терминов с неравноправным отношением корней. Наиболее регулярными начальными составляющими терминологии такого типа выступают
корни, выражающие качественные, количественные, пространственные и
временные отношения, типа ДАЙ, ТАЙ «большой» например: ДАЙДЭНРЮ:
«сильный ток», СЁ: «маленький», например: СЁ: СЭНСО: «малое военное
столкновение», ТЮ: «средний», например: ТЮ:ХА «средние волны», ТЭЙ
«низкий», ТЁ: «высокий», ТА «многочисленный», ДЗЮ: «тяжелый», КЭЙ
«легкий», ДЗЁ: «верх», КА «низ», НАЙ «внутренний».
Аффиксация значительно уступает сложению в образовании терминологической лексики. Относительно продуктивными являются префиксы отрицания – МУ, например: МУСУЙТИ «безводная местность», ФУ, ФУАНТЭЙ «нестабильность», ФУЦУ: «перерыв сообщения»;-ХИ, например:
ХИБУНМЭЙКОКУ «страна с отсталой цивилизацией», а также, некоторые
суффиксы лица: КАЙКЭЙСИ «бухгалтер», КО:КУ:СИ «штурман».
Аффиксация как способ словообразования терминологической лексики
значительно менее продуктивна, чем в русском языке. Кроме того, часто отсутствуют однозначные соответствия между сходными аффиксами двух языков. В связи с этим, подбор эквивалентов при переводе производных японских терминов нередко возможен только по значению всего термина, без
опоры на соответствие аффиксов.
Аббревиация как способ терминообразования в японском языке в отдельных областях характеризуется исключительно высокой продуктивностью: сокращаются почти все или большинство названий компаний и фирм,
общественных, предпринимательских, научно-технических организаций,
научных и других степеней, состоящих более чем 3-х морфем. БУНХАКУ –
БУНГАКУ ХАКУСИ «доктор филологических наук». Большое количество
терминов аббревиатур встречается в научно-технических областях: МУДЭН – МУСЭНДЭНВА «радиотелефон», причем в ряде случаев, сохраняется
графика из языка источника.
Аналитическая деривация (образование устойчивых словосочетаний,
как правило, именного класса) в специальных подъязыках играет более весомую роль, чем в общеяпонском языке. Почти все японские терминологические словосочетания создаются по определенной модели с обязательным конечным расположением определяемого. Например: РИСО: КЕКУСЭН «идеальная кривая», ТЭЦУДО: КАСЯ «товарный вагон». Существуют определенные трудности при переводе словосочетаний с японского языка на русский или наоборот. Структура и значение терминологического словосочетания в русском языке обычно достаточно понятны, поскольку его члены
грамматически согласованы между собой и это согласование выражено соот32
ветствующими служебными морфемами: к примеру, термин «Скорость распространения электромагнитных волн». В японском же термине все члены
соединены путем простого соположения и их взаимные связи внешне никак
не выражены: ДЭНДЗИХАДЭНПАНСОКУДО. Вследствие этого, понимание
и перевод японских терминологических словосочетаний, состоящих из 3 и
более членов, требует решения того же вопроса, что и при анализе структуры
японского предложения: связи определения и определяемого. Правильно решить его позволяет последовательный словообразовательный анализ.
Заимствование из других языков, помимо терминообразования, играет
значительную роль в пополнении японской терминологии. В целом заимствование терминологии, как и общеупотребительной лексики, происходит
через английский язык. ЭРУСУТЭДДО «определенная единица напряженности магнитного поля», ПУРОПЭРА «пропеллер», ЭСУ О: ЭСУ «SOS».
Наряду с процессом заимствования из других языков, происходит,
также, заимствование в пределах самого языка, этот процесс носит название
терминологизации (перехода общеупотребительной лексики в терминологическую лексику). КАМАТИ «рама, дверная коробка – фюзеляж», КОКУГО –
«национальный язык, родной язык – японский язык».
Наряду с терминологизацией, в основе которой часто лежит метафора,
к способам создания термина относится ретерминологизация – перенос готового термина из одной дисциплины в другую с полным или частичным переосмыслением. ДЗИНТИ – «военная позиция – своя половина поля».
33
Семинарские занятия
(тематическое содержание, вопросы)
Семинарское занятие 1
Пути становления словарного состава современного японского
языка
Вопросы для обсуждения:
1. История современной японской лексики
2. Этапы становления лексики современного японского языка
3. Особенности становления и развития современной японской лексики.
4. Практическое задание: составить конспект научной статьи (ПРИЛОЖЕНИЕ 1)
5. Практическое задание: прочитать и обсудить в группе научную
статью (ПРИЛОЖЕНИЕ 2)
Семинарское занятие 2
Характеристика словарного состава по признаку
происхождения лексики
Вопросы для обсуждения:
1. Общая характеристика словарного состава современного японского языка по признаку происхождения лексики.
2. Характеристика исконной лексической подсистемы современного
японского языка (ВАГО).
3. Характеристика лексической подсистемы китайских заимствований (КАНГО).
4. Характеристика лексической подсистемы европейских заимствований (ГАЙРАЙГО).
5. Характеристика подсистемы лексики смешанного состава.
6.Различные подходы к классификации японской лексики по признаку происхождения.
7. Практическое задание: проанализировать на примерах лексем основные правила фонетической ассимиляции заимствованной лексики
(ПРИЛОЖЕНИЕ 3).
8. Практическое задание: проанализировав правила транскрибирования, записать с использованием клавиатуры компьютера (фонетическое
руководство: восточно-азиатское письмо), иностранные слова и имена собственные (ПРИЛОЖЕНИЕ 4); дополнить список слов собственными примерами.
34
Семинарское занятие 3
Мотивированность лексических единиц современного японского
языка
Вопросы для обсуждения:
1. Типы мотивированности лексических единиц современного японского
языка.
2. Характеристика немотивированной лексики в современном японском
языке (типы фразеологических единиц).
3. Характеристика фразеологических единиц с точки зрения межъязыковой
эквивалентности.
Семинарское занятие 4
Реалии в современной японской лексике
Вопросы для обсуждения:
1. Общая характеристика реалий в современной японской лексике.
2. Анализ лексических реалий со стороны их типологии.
3. Сравнительный анализ культурологического состава русских и
японских реалий.
4. Основные способы перевода лексических реалий современного
японского языка.
5. Практическое задание: ознакомиться с материалом по теме «Реалии» (ПРИЛОЖЕНИЕ 5); ответить на вопросы теста, опираясь на изученный материал (ПРИЛОЖЕНИЕ 6).
Семинарское занятие 5
Дифференциация словарного состава современного японского
языка по семантическим полям
Вопросы для обсуждения:
1. Общая характеристика словарного состава современного японского языка с точки зрения его дифференциации по семантическим полям.
2. Характеристика семантических полей в современном японском
языке со стороны их плотности. Основные факторы, влияющие на плотность семантических полей в японском языке.
3. Сравнительный анализ лексического состава семантических полей
в японском и русском языках.
4. Анализ перевода лексического состава семантических полей японского языка.
Семинарское занятие 6
Однозначность и многозначность в современной японской
лексике
Вопросы для обсуждения:
1. Общая характеристика японской лексики со стороны ее однозначности и многозначности.
2. Однозначная лексика в современном японском языке.
35
3. Многозначная (полисемичная) лексика в современном японском
языке.
4. Анализ типологии комбинаций значений в смысловой структуре
многозначных единиц.
5. Основные способы приобретения японскими лексическими единицами многозначности.
6. Особенности перевода однозначной и многозначной лексики.
Семинарское занятие 7
Лексическая омонимия в современном японском языке
Вопросы для обсуждения:
1. Общее понятие омонимии в лексикологии японского языка.
2. Дифференциация омонимов в современном японском языке.
3. Характеристика типов омонимов в современном японском языке.
4. Анализ перевода омонимичных лексем.
Семинарское занятие 8
Синонимия и антонимия в современной японской лексике
Вопросы для обсуждения:
1. Общее понятие синонимии и антонимии в лексикологии японского
языка.
2. Дифференциация синонимов в японском языке.
3. Семантические особенности перевода синонимов.
4. Дифференциация антонимов в японском языке.
5. Семантические особенности перевода антонимов.
6. Практическое задание: обсудить в парах семантические оттенки
японских синонимов и антонимов (ПРИЛОЖЕНИЕ 7); предложить собственные примеры пар синонимов и антонимов, обладающих подобными
семантическими характеристиками.
Семинарское занятие 9
Морфологические особенности словарного состава современного
японского языка
Структурные типы лексических единиц современного японского
языка
Вопросы для обсуждения:
1. Основные подходы к классификации морфем по их роли в структуре лексических единиц в современном японском языке.
2. Анализ морфемного членения лексической единицы в современном японском языке.
3. Структурные типы лексических единиц современного японского
языка.
36
4. Характеристика структурных типов фразеологизмов в японском
языке.
5. Структурные различия японских и русских пословиц и поговорок
и влияние данного фактора на перевод.
Семинарское занятие 10
Словообразовательная структура лексических единиц
в современном японском языке
Вопросы для обсуждения:
1. Основные особенности словообразовательной структуры лексических единиц в современном японском языке.
2. Особенности морфемного анализа японской лексики.
3. Особенности словообразовательного анализа японской лексики.
4. Практическое задание: составить конспект комментария (ПРИЛОЖЕНИЕ 8).
Семинарское занятие 11
Основные пути пополнения словарного состава современного
японского языка
Вопросы для обсуждения:
1. Основные пути пополнения словарного состава современного
японского языка.
2. Сложение как способ словообразования современного японского
языка. Образование имен.
3. Сложение как способ образования глаголов, прилагательных,
наречий.
4. Аффиксация как способ словообразования современного японского языка Образование имен.
5. Аффиксация как способ образования глаголов, прилагательных,
наречий.
6. Аббревиация как способ словообразования современного японского языка Основные типы аббревиации в японском языке.
7. Дополнительные способы словообразования в современном японском языке.
8. Лексическое заимствование как петь пополнения словарного состава современного японского языка.
9. Особенности освоения заимствованной лексики в современном
японском языке.
10. Области распространения заимствованной лексики (ГАЙРАЙГО).
11. Практическое задание: составить конспект комментария (ПРИЛОЖЕНИЕ 9).
12. Практическое задание: сделать упражнение (ПРИЛОЖЕНИЕ 10).
37
Семинарское занятие 12
Диалектная лексика современного японского языка
Вопросы для обсуждения:
1. Общие вопросы деления территории Японии на диалектные зоны.
2. История происхождения японских диалектов.
3. Особенности японской диалектной лексики.
4. Особенности перевода японской диалектной лексики.
5. Практическое задание: составить сообщение по теме: «Деление на
диалектные группы» с опорой на карту (ПРИЛОЖЕНИЕ 11)
Семинарское занятие 13
Жаргонная лексика современного японского языка
Вопросы для обсуждения:
1. История возникновения японской жаргонной лексики.
2. Особенности перевода жаргонной лексики.
3. Сравнительный анализ жаргонной лексики японского и русского
языковых коллективов.
Семинарское занятие 14
Общая характеристика терминологической лексики
современного японского языка
Вопросы для обсуждения:
1. Особенности терминологической лексики японского языка.
2. Области распространения японской терминологической лексики.
3. Основные способы перевода терминологической лексики.
Перечень экзаменационных вопросов
1.
Словообразовательная система современного японского языка.
2.
Аббревиация как способ словообразования в современном
японском языке.
3.
Общая характеристика лексической омонимии в современном
японском языке.
4.
Характеристика лексики смешанного типа.
5.
Дифференциация лексического состава современного японского языка по семантическим полям.
6.
Области распространения ГАЙРАЙГО.
7.
Общая характеристика исконной лексики (ВАГО) современного японского языка.
8.
Исторические этапы лексических заимствований в современном японском языке.
9.
Общая характеристика лексической синонимии в современном
японском языке.
10. Области распространения КАНГО.
38
11. Общая характеристика японской лексики по признаку происхождения.
12. Омографы как тип лексической омонимии в современном
японском языке.
13. Словообразовательная система современного японского языка.
14. Паронимы как типы лексической омонимии в современном
японском языке.
15. Общая характеристика лексики современного японского языка
со стороны однозначности и многозначности.
16. Аффиксация как способ словообразования в современном
японском языке.
17. Лексические реалии в современном японском языке.
18. Сложение как способ словообразования в современном японском языке.
19. Общая характеристика лексической синонимии в современном
японском языке.
20. Способы пополнения в современном японском языке.
21. Общая характеристика диалектной лексики в современном
японском языке.
22. Семантическая дифференциация словарного состава современного японского языка.
23. Общая характеристика арготической лексики в современном
японском языке.
24. Конверсия как способ пополнения в современном японском
языке.
25. Омоформы как тип лексической омонимии в современном
японском языке.
26. Графическая дифференциация омонимов в современном
японском языке.
27. Особенности однозначной лексики в современном японском
языке.
28. Характеристика терминологической лексики в современном
японском языке.
29. Морфологическая характеристика словарного состава современного японского языка.
Примерные темы презентаций
 Лексические сокращения в японской современной разговорной речи.
 Лексические клише в японской письменной коммуникации.
 Особенности японской культуры в лексическом проявлении категорий вежливости.
39
 Особенности японской культуры в лексическом различии мужской и
женской речи.
 Гайрайго и американизация японской массовой культуры.
 Особенности японской лексики в средствах массовой коммуникации.
 Эквивалентность лексических реалий японского и русского языков.
 Ономатопоэтическая лексика как языковое проявление восприятия
мира (сравнительная характеристика японского и русского языков).
 Особенности лексической детализации понятий в сравнительной характеристике японского и русского языков.
 Роль лексики в формировании национального характера (на материале японского языка).
 Особенности культуры японоязычного мира через призму рекламы и
объявлений.
 Особенности информативно – регуляторских текстов в сравнительной характеристике японского и русского языков .
Примерные темы рефератов
 Характерные особенности японской лексики.
 Проблема классификации словарного состава японского языка как
определенной системы лексических единиц.
 Историческая последовательность заимствований из английского
языка.
 Ассимиляция заимствований: типы ассимиляции, этапы ассимиляции,
темпы ассимиляции европейских заимствований в японский язык.
 Этимологические дублеты в японском языке (французского, немецкого происхождения).
 Интернациональные слова в составе словарного состава японского
языка.
 Многозначность, синонимия и омонимия аффиксов я в японском
языке.
 Конверсия, или безаффиксальное словообразование, как один из
наиболее продуктивных способов образования новых слов в современном
японском языке.
 Различные типы японских сокращенных слов и аббревиатуры и их
функциональное использование.
 Взаимосвязь между значением слова и его сочетаемостью. Значение
и употребление.
 Смысловая структура многозначности слова в системе японского
языка.
 Историческая изменчивость смысловой структуры слова.
40
 Лингвистические и экстралингвистические факторы, лежащие в основе семантических процессов.

Роль
и
назначение
синонимов
как
выразительноэкспрессивных средств словарного состава современного японского языка.

Многозначность слов и синонимия в японском языке.

Эвфемизмы как особый тип стилистических синонимов.

Антонимы как выразительно-экспрессивные средства словарного состава современного японского языка.

Структурные типы фразеологических единиц в современном
японском языке.

Источники формирования японских фразеологических единиц.

Особенности японского языка в условиях диалектной дифференциации.

Территориальная и социальная дифференциация лексики японского языка как проявление пространственной и временной вариативности
языка.

Этимологическая и функциональная разнородность лексического состава современного японского языка.

Современные
электронные
японско-русские,
японскоанглийские словари: характеристика, технологии эффективного использования.

Лексические сокращения в японской современной разговорной
речи.

Лексические клише в японской письменной коммуникации.

Особенности японской культуры в лексическом проявлении
категорий вежливости.

Особенности японской культуры в лексическом различии мужской и женской речи.

Гайрайго и американизация японской массовой культуры.

Особенности японской лексики в средствах массовой коммуникации.

Эквивалентность лексических реалий японского и русского
языков.

Ономатопоэтическая лексика как языковое проявление восприятия мира (сравнительная характеристика японского и русского языков).

Особенности лексической детализации понятий в сравнительной характеристике японского и русского языков.

Роль лексики в формировании национального характера (на
материале японского языка).

Особенности культуры японоязычного мира через призму рекламы и объявлений.
41

Особенности информативно – регуляторских текстов в сравнительной характеристике японского и русского языков
Примерные темы ВКР

Функционирование китаизмов в современных японских СМИ.

Японская и русская арготическая лексика в функциональном
аспекте.

Характер функционирования лексических отклонений от норм
литературного японского языка.

Экспрессивно-стилистические функции омонимии в японской
поэзии, рекламе, фольклоре.

Классификация японских омонимов по признаку происхождения лексики (в сравнительной характеристике с китайским языком).

Функционирование слов – заимствований в японской молодежной речи.

Особенности этимологии японской терминологической лексики (на материале вокабуляра деревообрабатывающей промышленности).

Национально-культурный компонент японских лексических
реалий.

Функционирование русской лексики в словарном составе современного японского языка.

Таксономия японских счётных суффиксов по семантическим
признакам.

Ономатопоэтическая традиция в современном японском языке.

Влияние китайской фразеологии на становление словарного
состава современного японского языка.

Роль китайской иероглифики в становлении японского и корейского языков.

Термины родства в японском и русском языках.
Аббревиатуры и лексические сокращения в японских экономических
текстах.
42
Библиографический список
1.
Алпатов, В.М. Основы теоретической грамматики японского
языка / В.М. Алпатов. – М.: Воен. Институт, 1988. – 268 с.
2.
Алпатов, В.М. Структура грамматических единиц в современном японском языке / В.М. Алпатов. – М.: Наука, 1979. – 147 с.
3.
Алпатов, В.М. Япония: язык и общество / В.М. Алпатов. – М.:
Муравей, 2003. – 208 с. – (Японский язык и японская культура).
4.
Богоявленская, Е.Д. Страноведение Японии / Е.Д. Богоявленская. – М.: Япония сегодня, 2004. – 88 с.
5.
Быкова, С.А. Устойчивые словосочетания в современном
японском языке / С.А. Быкова. – М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1985. – 64 с.
6.
Караев, Б.А. Японская языковая система: справочное пособие /
Б.А. Караев. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Восточная книга, 2009. – 253 с.
7.
Клепикова, Т.Г. Омонимия в японском языке / Т.Г. Клепикова,
А.С. Новикова // Научный журнал Гуманитарно-педагогическое образование. – Севастополь: Изд-во: «Севастопольский государственный университет», 2016. – С. 43–47.
8.
Маевский, Е.В. Гайрайго. Японская транскрипция иностранных
слов / Е.В. Маевский, Н.Г. Рысина. – М.: ИД «Муравей – Гайд», 2000. – 48 с.
9.
Мельников, Г.П. Принципы и методы системной типологии
языков: автореф. дис. … д-ра филол. наук. – М., 1989. – 38 с.
10. Мушинский, А.Ф. Как прикажете Вас понимать?: учебное пособие / А.Ф. Мушинский. – М.: Восток – Запад, 2004. – 48 с.
11. Неверов, С.В. Общественно-языковая практика современной
Японии / С.В. Неверов. – М.: Наука, 1982. – 150 с.
12. Пашковский, А.А. Слово в японском языке / А.А. Пашковский. – М.: Наука, 1980. – 208 с.
13. Расулова, М. Лексикология японского языка (для студентов):
курс лекций / М. Расулова. – Ташкентский государственный институт востоковедения, 2010.
14. Судо, К. Японская письменность от истоков до наших дней /
Кадзуаки Судо. – М.: АСТ: Восток-Запад, 2006. – 139 с.
15. Эйсмонт, О.Н., Синонимы, антонимы, омонимы и их употребление. Конспект урока. – http://school.xvatit.com.
16. Фролова, О.П. Фразеология японского языка / О.П. Фролова. –
Новосибирск: Новосиб. ун-т, 1979. – 238 с.
17. 棚橋明美・渡邉亜子・大場理恵子・清水知子 カタカナ語ス
ピードマスターJ リサーチ出版 2009年 134p.
18. 渡辺・すがお 方言と文化 株式会社宝文館 1957年
43
19. 富山栄子 株式会社 スノーピクのグローバル・マケティン
グー韓国市場展開を中心にーThe Economic Research Institute for Northeast
Asia (ERINA) 2016 年8月15日 P. 34
Библиографический список
по теме «Лексикология японского языка»
1. Алпатов, В.М. Язык и общество / В.М. Алпатов. – М.: Муравей,
2003.
2.
Алпатов, В.М. Методические указания по курсу «Лексикология
японского языка» / В.М. Алпатов. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1981.
3.
Алпатов, В.М. Структура грамматических единств в современном японском языке / В.М. Алпатов. – М.: Наука, 1979.
4.
Алпатов, В.М. Англоязычные заимствования в японском языке
и американизация японской массовой культуры / В.М. Алпатов // Японская
культура и НТР. – М., 1985.
5.
Антрушина, Г.Б. Лексикология английского языка: учебное пособие для студентов / Г.Б. Антрушина, О.В. Афанасьева, Н.Н. Морозова. –
3-е изд., стериотип. – М.: Дрофа, 2001.
6.
Аракин, В.Д. Сравнительная типология английского и русского
языков / В.Д. Аракин. – М.: Просвещение, 1989.
7.
Бархударов, Л.С. Язык и перевод: Вопросы общей и частной
теории перевода / Л.С. Бархударов. – М.: Международные отношения,
1975.
8.
Борщевская, М.Л. О влиянии лексических заимствований на
фонологическую систему японского языка. Вопросы японского языкознания / М.Л. Борщевская. – М., 1971.
9.
Быкова, С.А. Об антонимии устойчивых словосочетаний в современном японском языке / С.А. Быкова // Вопросы японской филологии.
– Вып. 4. – М.: МГУ, 1977.
10.
Быкова, С.А. Фразеологическая деривация в современном
японском языке / С.А. Быкова // Вопросы японской филологии. – Вып. 3. –
М.: МГУ, 1975.
11.
Быкова, С.А. Устойчивые словосочетания в современном
японском языке / С.А. Быкова. – М.: Изд-во МГУ, 1985.
12.
Вендина, Т.И. Введение в языкознание: учеб.пособие для педагогических вузов / Т.И. Вендина. – М., Высш. шк., 2001.
13.
Влахов, С.И. Непереводимое в переводе / С.И. Влахов, С.А.
Флорин. – М.: Международные отношения, 1980.
14.
Восточное языковедение: Факультативность. – М.: Наука, 1982.
15.
Горегляд, В.Н. Японская литература VIII–XVI вв. – СПб., 1997.
44
16.
Даль, В.И. Пословицы русского народа: в 2 т. / В.И. Даль. – М.,
1984.
17.
Дыбовский, А.С. Несколько замечаний об осакском диалекте /
А.С. Дыбовский. – Владивосток: Вестник Восточного института, 1998.
18.
Жигулев, А.М. Русские пословицы и поговорки / А.М. Жигулев. – М., 1965.
19.
Жуков, В.П. Словарь русских пословиц и поговорок / В.П. Жуков. – М.: Русский язык, 1993.
20.
Жукова, И.В. Стилистика японского языка / И.В. Жукова. – 2-е
изд., доп. – М.: Вост. лит., 2001.
21.
Хироси Исино. О современных английских заимствованиях
(гэндай гайрайгоко) / Хироси Исино. – Токио, 1983.
22.
Кин, Д. Японская литература XVII–XIX столетий / Д. Кин. –
М.: Наука, 1978.
23.
Кодзики (свиток 1). – СПб.: Шар, 1994.
24.
Кодзики (свиток 2). – СПб.: Шар, 1994.
25.
Конрад, Н.И. Очерки японской литературы / Н.И. Конрад. –
М.,1973.
26.
Конрад, Н.И. Японская литература / Н.И. Конрад. – М., 1974.
27.
Культурно-языковые контакты: сборник науч. трудов. –
Вып.4. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001.
28.
Корчагина, Т.И. О тенденциях развития лексики современного
японского языка. Язык и культура: новое в японской филологии /
Т.И. Корчагина. – М., 1987.
29.
Козлов, Ю.В. Современные японские терминологические словари / Ю.В. Козлов // Структурная и прикладная лингвистика. – Л.: ЛГУ,
1978. – Вып. 1.
30.
Колпакчи, Е.М. Строй японского языка / Е.М. Колпакчи. – Л.,
1936.
31.
Конецкая, В.П. Лексико-семантические характеристики языковых реалий / В.П. Конецкая // Великобритания: Лингвострановедческий
словарь. – М.: Рус. язык, 1978.
32.
Коняхин, В.А. Антонимия в современном японском языке /
В.А. Коняхин. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.
33.
Крюков, А.Н. Методологические основы интерпретативной
концепции перевода: автореф. дис. … д-ра филол. наук / А.Н. Крюков. – М.,
1989.
34.
Лаврентьев, Б.П. Японские аббревиатуры / Б.П. Лаврентьев //
Японский язык; под ред. И.Ф. Вардуля. – М.,1963.
35.
Лаврентьев, Б.П. Китайские иероглифы и китайские заимствования в общественно-языковой практике современной Японии: дис. …
канд. филол. наук / Б.П. Лаврентьев. – М., 1966.
45
36.
Лобачев, Л.А. Учебное пособие по японской диалектологии /
Л.А. Лобачев, С.А. Быкова. – М., 1990.
37.
Маевский, Е.В. Гайрайго. Японская транскрипция слов / Е.В.
Маевский, Н.Г. Рысина. – М.: Изд. Дом «Муравей – Гайд», 2000.
38.
Маевский, Е.В. Графическая стилистика японского языка / Е.В.
Маевский. – М.: Изд-во «Муравей – Гайд», 2000.
39.
Мечковская, Н.Б. Социальная лингвистика: пособие для студентов гуманитарных вузов и учащихся лицеев / Н.Б. Мечковская. – 2-е
изд., испр. – М.: Аспект Пресс, 2000.
40.
Мушинский, А.Ф. Обиходные выражения японского языка:
учебное пособие / А.Ф. Мушинский. – Хабаровск: Изд-во ХГПУ, 2002.
41.
Неверов, С.В. Иноязычные слова в общественно-языковой
практике современной Японии: дис. ... канд. филол. наук / С.В. Неверов. –
М.,1966.
42.
Неверов, С.В. Области распространения иноязычных слов в
общественно-языковой практике современной Японии / С.В. Неверов //
Исследования по японскому языку. – М.: Наука, 1967.
43.
Неверов, С.В. Общественно-языковая практика современной
Японии / С.В. Неверов. – М.: Наука, 1982.
44.
Нихон Сёки. Анналы Японии. Т. 1., 2. – СПб., 1997.
45.
Неверов, С.В. Основы культуры речи современной Японии.
Теория языкового существования: дис. … д-ра филол. наук / С.В. Неверов. – М., 1974.
46.
Пашковский, А.А. Особенности японской лексики. Вопросы
японского языкознания / А.А. Пашковский. – М., 1971.
47.
Пашковский, А.А. Общая характеристика японской отраслевой
лексики: сб. статей. № 2 / А.А. Пашковский. – М.: ВИИЯ, 1966.
48.
Пашковский, А.А. Слово в японском языке / А.А. Пашковский. – М.: Наука, 1980.
49.
Подлесская, В.И. Вопросы лексики и синтаксической семантики / В.И. Подлесская. – М.: Наука, 1990.
50.
Поливанов, Е.Д. По поводу «звуковых жестов» японского языка / Е.Д. Поливанов // Статьи по общему языкознанию. – М., 1968.
51.
Прошина, З.Г. Английский язык и культура народов Восточной
Азии: монография / З.Г. Прошина. – Владивосток: Изд-во Дальневост. унта, 2001.
52.
Пыриков, Е.Г. Лексика и терминология современного японского языка в сопоставительном освещении: методическое пособие /
Е.Г. Пыриков. – М.: Всероссийский центр переводов,1990.
53.
Пыриков, Е.Г. Лексикология японского языка / Е.Г. Пыриков. –
М.: Воен. ин-т, 1989.
46
54.
Пыриков, Е.Г. Сокращенные слова в языках с иероглифической
и алфавитной системами письма: на материале японского и русского языков: дис. … канд. филол. наук / Е.Г. Пыриков. – М., 1983.
55.
Салямонович, Е.В. Об одном типе фразеологических единиц
японского языка / Е.В. Салямонович // Вопросы японского языка. – М.:
Наука, 1971.
56.
Соколов, А.Н. Явление аморфемности в японском иероглифическом письме / А.Н. Соколов // Японский язык. – М.,1963.
57.
Соколов, А.Н. Иероглифическая омография в системе японского письма / А.Н. Соколов // Вопросы японской филологии. – Вып. 5. – М.:
Изд-во МГУ, 1981.
58.
Сыромятников, Н.А. Некоторые тенденции развития японской
лексики после войны / Н.А. Сыромятников // Вопросы японской филологии. – Вып. 3. – М.: Изд-во МГУ, 1975.
59.
Томахин, Г.Д. Реалии-американизмы: пособие по страноведению Г.Д. Томахин. – М.: Высш. школа, 1988.
60.
Фельдман-Конрад, Н.И. Учебник научно-технического перевода: японский язык / Н.И. Фельдман-Конрад, М.С. Цын. – М.: Воениздат,
1979.
61.
Фролова, О.П. Эмоционально-оценочные существительные в
лексике и фразеологии японского языка / О.П. Фролова // Экспрессивность
лексики и фразеологии. – Новосибирск, 1983.
62.
Фролова, О.П. Фразеология японского языка / О.П. Фролова. –
Новосибирск: Новосиб. ун-т, 1979.
63.
Фролова, О.А. Ономатопоэтические слова японского языка в
функции экспрессивной характеристики человека и их системные связи.
Системные отношения на разных уровнях языка. – Новосибирск, 1988. – С.
65–70 //www.philology/ru/linguistics4/frolova-88.htm
64.
Халеева, И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи подготовка переводчиков / И.И. Халеева. – М.: Высш. школа,
1989.
65.
Харухико Киндаичи. Японский язык / Харухико Киндаичи. –
Токио: Изд-во Таттл, 1994.
66.
Хайку (Японская поэзия XVI–XVII вв). [авторский перевод и
комментарии Серебрякова]. – СПб.: Изд. Дом «Нева». – М.: ОЛПА-ПРЕСС,
2000.
67.
Honna Nobuyuki. English in Japanese society. Language within
language // Multilingual Japan // Ed/ by J.C. Maher, Kyoko Yashiro, Cievedon;
Philadelphia, Adelaide, 1995.
68.
Циткина, Ф.А. Терминология и перевод (к основам сопоставительного терминоведения) / Ф.А. Циткина. – Львов: Вища школа, 1988.
69.
Черевко, К.Е. Наречия в системе частей речи современного
японского языка / К.Е. Черевко // Вопросы японского языка. – М., 1971.
47
70.
Шеманаев, П.И. Из истории японского литературного языка /
П.И. Шеманаев // Сборник трудов по языкознанию. – Вып. 4. – М., 1965.
71.
Япония от А до Я – популярная иллюстрированная энциклопедия. – М.: Изд-во «Япония сегодня», 2000.
48
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1
49
Приложение 2
Корейский, айнский и английский языки в Японии
Япония – одно из самых однонациональных государств мира. Более
99 % населения страны (120 017 647 человек на июля 1984 г.) составляют
японцы, родной язык которых – японский. Единственное значительное
национальное меньшинство Японии – корейцы, в 1984 г. их насчитывалось
680 тыс. человек (Japan Times, 08.09.1984). Большинство из них оказалось
в Японии в период японской оккупации Кореи (1910–1945), либо в результате обезземеливания корейских крестьян японскими властями, либо в связи с насильственным переселением из Кореи в годы войны. Среди них были носители разных диалектов, но преобладали уроженцы юга Кореи. После войны значительная часть корейцев вернулась на родину, остались в
основном люди, попавшие в Японию до 1930 г., и их потомки, т. е. те, кто
уже прижился в Японии *Park, 1982, с. 5. Корейцы живут по всей Японии,
но преимущественно в крупных городах (больше всего в Осаке). К 80-м гг.
XX в. уже около трех четвертей японских корейцев родилось в Японии
*Park, 1982, с. 8+. Несмотря на отсутствие антропологической разницы
между японцами и корейцами, последние часто рассматриваются как «чужие» и подвергаются дискриминации *Park, 1982, с. 10; Miller, 1982, с. 150.
В этой ситуации у части корейцев появляется стремление к полной ассимиляции, некоторые из них меняют фамилии и скрывают национальность,
что, однако, трудно сделать из-за наличия у властей специальных книг регистрации *Miller, 1982, с. 150+ (Daily Yomiuri. 30.09.1984). Другая часть
корейцев стремится сохранить свою национальную идентичность. В настоящее время все корейское население Японии владеет японским языком,
для части младшего и среднего поколения он – единственный. По данным
проведенного в Осаке исследования, постоянно в семье корейским языком
пользуется 21,3 % опрошенных, ограниченно – 19,1 %, еще у 15,5 % этот
язык используют лишь старшие члены их семей; наконец, 43,5 % ответили,
что ни они сами, ни члены их семей не употребляют корейский язык *Park,
1982, с. 14. Существуют корейские школы – самые массовые из школ Японии, в которых обучение ведется не на японском языке, однако в них обучается меньшинство корейских детей: в началу 80-х годов XX в. из 150 тыс.
детей около 100 тыс. училось в японских школах и около 40 тыс. – в корейских *Park, 1982, с. 13+. На корейском языке издается литература, однако существуют и корейские писатели, пишущие по-японски. Корейский
язык в Японии еще далек от исчезновения в отличие от языка другого
национального меньшинства – айнов. Этот народ в отличие от корейцев
жил в Японии задолго до нашей эры, составляя коренное население о-ва
Хоккайдо и северной части о-ва Хонсю. Еще во второй половине XIX в.
50
Хоккайдо (кроме крайнего юга) был целиком заселен айнами. Захват айнских территорий японцами сопровождался вытеснением айнского языка, а
распространение образования, которое велось только по-японски (айнский
язык всегда был бесписьменным, отдельные миссионерские опыты были
неэффективными), и использование только японского языка в официальной
сфере привели к тому, что в течение первой половины XX в. айны утратили
свой язык. К 80-м гг. XX в. осталось несколько стариков, которые еще помнили язык, на котором они говорили в детстве. До недавнего времени в
Японии мало интересовались айнами и айнским языком; отмечается, что
японские школьники ничего не знают об айнах, а в учебниках по истории
Японии о них нет никаких сведений (Daily Yomiuri. 07.04.1985). Однако в
последние годы наблюдается определенное повышение интереса к айнской
культуре и айнскому языку. Функционируют в Японии и иностранные языки, прежде всего английский. Три основные газеты страны имеют выпуски
на английском языке: «Asahi Evening News», «Mainichi Daily News», «Daily
Yomiuri», значительно отличающиеся пo содержанию от соответствующих
японских; издается и специальная газета «Japan Times»; существует и особая телевизионная программа на английском языке. По-английски обычно
дублируются дорожные указатели, многие уличные объявления, в основном
в расчете на посещающих Японию иностранцев. На английском издается и
научно-техническая литература, причем есть области науки, где на этом
языке печатается значительная часть исследований в расчете не на другие
страны, а на «внутрицеховое» употребление. Примером могут служить публикации по английскому языку и английской литературе, а также работы,
выполненные в русле методики американских научных школ, например, генеративизма в лингвистике; в таких случаях издаются и научные журналы
на английском языке. В самое последнее время в некоторых фирмах рабочим языком делают английский, мотивируя это тем, что информацию, получаемую из США, удобнее обрабатывать без лишней стадии ее перевода
на японский язык *Suzuki, 1987+. Употребляемый в Японии английский
язык обычно ориентирован на его американский вариант. Часто отмечают
невысокий общий уровень владения английским языком в Японии и значительные отклонения от норм *Miller, 1982, с. 282+ (Daily Yomiuri.
16.09.1984; ТВТ. 1987. Февраль. С. 56).
51
Приложение 3
52
53
Приложение 4
54
Приложение 5
55
56
57
58
59
60
Приложение 6
61
Приложение 7
62
Приложение 8
63
Приложение 9
64
Приложение 10
65
Приложение 11
66
Оглавление
1. Тематические разделы (темы лекций)..................................................3
2. Краткое содержание лекций…………………………………………..4
3. Семинарские занятия (тематическое содержание, вопросы)………34
4. Перечень экзаменационных вопросов……………………………….38
5. Примерные темы презентаций………………………………………..39
6. Примерные темы рефератов…………………………………………..40
7. Примерные темы ВКР…………………………………………………42
8. Библиографический список…………………………………………...43
9. Приложения............................................................................................49
67
Учебное издание
Шаламова Ольга Олеговна
ЛЕКСИКОЛОГИЯ ЯПОНСКОГО ЯЗЫКА
Учебно-методическое пособие
Дизайнер обложки И. Л. Тюкавкина
С авторского оригинал-макета
Подписано в печать 06.07.17. Формат 60x 84 1/16. Бумага писчая.
Гарнитура «Таймс».
Печать цифровая. Усл. печ. л. 4,1.Тираж 100 экз. Заказ 268.
Издательство Тихоокеанского государственного университета.
680035, Хабаровск, ул. Тихоокеанская, 136.
Отдел оперативной полиграфии издательства Тихоокеанского
государственного университета
680035, Хабаровск, ул. Тихоокеанская, 136.
68
Скачать