Загрузил Nikoloz Nikolozishvili

История и родословие Черкесов

Реклама
Российское историческое общество
Институт научной информации
по общественным наукам РАН
Институт стран Азии и Африки МГУ
им. М.В.Ломоносова
Кафедра Центральной Азии и Кавказа
‫ ر‬
ÈÑÒÎÐÈß
È
ÐÎÄÎÑËÎÂÍÀß
×ÅÐÊÅÑÎÂ
Èçäàíèå ðóêîïèñè
òþðêñêîãî èñòîðè÷åñêîãî ñî÷èíåíèÿ XVIII â.
Факсимиле рукописи, текст, перевод с тюрки и указатели
И.В.Зайцева
Вступительная статья и исследование
И.В.Зайцева и А.В.Шумкина
Генеалогические схемы А.В.Шумкина
Москва
Издательство восточной литературы
2019
1
УДК 94(47)
ББК 63.3(2)4
И90
Ассоциация исследователей
исламского письменного наследия
Рецензенты
доктор исторических наук А.Ш.Кадырбаев,
доктор исторических наук В.В.Трепавлов
История и родословная черкесов : издание рукописи тюркского исторического сочинения XVIII в. / Российское ист.
о-во; Ин-т науч. информ. по общественным наукам РАН;
Ин-т стран Азии и Африки МГУ им. М.В.Ломоносова. — М. :
Изд-во вост. лит., 2019. — 110 с. — ISBN 978-56041860-3-9
Книга является изданием факсимиле, текста и русского перевода
«Краткой истории» — тюркоязычного сочинения по истории черкесов, составленного в 1171/1757–1758 гг. неким ал-Хадж Курбаном
для кабардинского князя Эль-мирзы сына Бек-мирзы (БековичаЧеркасского). Публикуемый текст, довольно известный в конце
XVIII — первой половине XIX в., впоследствии был полностью забыт
и открыт заново одним из составителей. Исследование включает описание рукописи, определение авторства и времени ее создания, а также обзор источников сочинения и предшествующих ему родословных
росписей кабардинских князей, сохранившихся в составе российских
родословных книг. Впервые в научной литературе проведен анализ
ранних генеалогий кабардинских князей, а содержащиеся в них сведения сопоставлены с достоверно известными историческими персонажами и событиями.
ISBN 978-56041860-3-9
2
© Зайцев И.В., составление, перевод с тюрки,
вступительная статья, исследование и
указатели, 2019
© Шумкин А.В., составление, вступительная
статья, исследование и генеалогические
схемы, 2019
© Оформление. ООО «Издательство восточной
литературы», 2019
ÂÂÅÄÅÍÈÅ*
В позднем средневековье почти вся западная часть Северного Кавказа, а также его центральные и восточные
предгорья были заселены адыго-абхазскими племенами.
Детально проследить более раннюю историю этих племён
довольно затруднительно ввиду чрезвычайной мобильности и трансграничности местной этнонимии. Со времён
поздней античности известны несколько этнонимов, закрепившихся за адыго-абхазскими народностями (апсилы,
абасги, зихи, керкеты и касаги), причём их конкретное
значение менялось в тесной зависимости от времени, места и контекста употребления.
Менее всего вопросов вызывает этноним апсилы, сохранившийся в самоназвании коренных жителей Абхазии —
апсуа. Впрочем, благодаря расширению в VIII в. н.э. на юг
границ политической власти северных соседей апсилов —
абасгов, в лексиконе грузин за обоими племенами закрепился политоним абхазов. Следует отметить, что переселенцы из Абхазии, колонизировавшие в XVI в. Северный
Кавказ, до сих пор называют себя абаза. Напротив, в лексиконе адыгов слово абадзе обозначало в недавнем прошлом
группу из трёх западноадыгских племён, название одного
из которых (абадзехи) представляет собой буквальное соответствие греческому абасги и грузинскому апхази.
Самих же жителей Абхазии адыги называют азега, то
есть зихами. Как ни странно, но термином адзыхуа (с тем
* 28 июня 2019 г., когда книга уже была сдана в печать, авторы
узнали о публикации Н.Сейтъягъяева (Сейтяг’яєв Н.С. «Стисла історія» ель-Хадж Курбана як ймовірне джерело перекладених черкеських
генеалогій другої половини XVIII–XIX ст. // Східний світ. 2019.
№ 2), который независимо от нас исследовал рукопись, дал транскрипцию текста и его украинский перевод.
3
же значением) в свою очередь абхазы именуют адыгов.
При этом в понимании грузин имя джиков принадлежит
жителям северной части Абхазии (садзам). Вдобавок ко
всему ещё в 1502 г. генуэзец Георгий Интериано указал,
что «народ, именуемый на итальянском, греческом и латинском языках зихами» назывался «на его собственном
языке — адыгами»1. Затруднительно достоверно определить этимологию самоназвания адыгов, но поскольку в их
языке сохранились примеры соответствия переднеязычного
согласного -д- аффрикате -дз- (как, например, в имени нарта
Бедзенага-Бадиноко), то высока вероятность того, что слово
адыга является образовавшимся параллельно термину азега
фонетическим отображением наименования зихов.
Во всяком случае, мобильный характер этих этнонимов
свидетельствует о каких-то политических событиях и этнических миграциях, большая часть которых остаётся для нас
покрытой завесой времени. Помимо всего прочего, на границе ареалов расселения адыгов и абхазов в не столь отдалённом прошлом обитал народ убыхов со своим особым
языком, отличавшимся как от адыгского, так и от абхазского. Нельзя исключать вероятности того, что убыхский как
раз и представляет собой реликт древнего языка абасгов.
Во времена античности рядом с зихами на морском побережье обитало племя керкетов, упоминания о котором
затем надолго исчезли из исторических источников. Однако в сочинениях времён монгольских завоеваний термин керкисы (позднее черкесы) вновь появился в качестве
альтернативного наименования зихов. Сложно сказать об
этом этнониме что-то определённое, тем более что в среде
самих адыгов он не использовался. Тем не менее, очевидным считается его фонетическое сходство с осетинским
наименованием орла (царгас).
И всё же ошибкой было бы предположить, что в данном случае мы имеем дело с осетинским названием адыгов, так как уроженцы Осетии, Сванетии и Мегрелии употребляют для этих целей особый термин касаг. Последний
1
Клапрот Г.Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807
и 1808 годах. Нальчик, 2008. С. 250.
4
этноним в различных исторических источниках, начиная
с X в. н.э., обозначал племя, обитавшее по соседству с зихами, а потом распространялся и на них самих. Его этимология остаётся неясной.
Как бы то ни было, но в наши дни изучение истории
адыгов-черкесов эпохи позднего средневековья базируется
преимущественно на сведениях нарративных и документальных источников Московского государства, а также на
материалах фольклорных, этнографических и археологических исследований, организованных научными учреждениями Российской империи и отчасти западноевропейских стран. В гораздо меньшей степени изучены у нас
средневековые мусульманские данные о Черкесии, в которых содержится ценная и порой уникальная информация
по истории этого региона. Введение в научный оборот
крымских, османских и персидских источников является
важнейшей задачей современного кавказоведения. К числу
таких произведений и принадлежит издаваемое сочинение,
текст которого, как мы полагаем, был в XVIII–XIX вв. для
самих мусульман-черкесов основным рукописным источником сведений о своём далёком прошлом.
ÐÓÊÎÏÈÑÜ
Насколько нам известно, сочинение дошло до нас в
единственном варианте, сохранившемся в собрании Института рукописей Национальной библиотеки Украины
им. В.И.Вернадского, Киев, Украина (Національна бібліотека України імені В.І.Вернадського, Київ), ф. V (Одесское
общество истории и древностей), № 3780). Цельнокожаный переплет коричневой кожи с клапаном, размер —
18×21 см. Бумага рукописи русская.
Рукопись представляет собой сборник, в котором представлены несколько произведений или отрывков (из «Дербенд-наме», родословной Едигея, Абу-л-Гази).
На л. 101 об.–102 в рукописи имеются разрозненные
заметки хронологического характера. Так, рассказывается
об арабских племенах времени Пророка и праведных ха5
лифов; кратко изложена генеалогия византийских «падишахов» (императоров): Константин, его сын Илья, сын
Ильи Херкил (т.е. Ираклий). Именно во время царствования последнего в мир явился Пророк Мухаммад. Далее
короткая заметка о городе Куфа в Ираке, генеалогия османских султанов и зачеркнутая запись о долге (в 32 сома
«черной монетой»).
На л. 102 об. — начало сочинения религиозного характера под названием . Далее в рукописи явно
отсутствуют несколько листов. Именно на одном из них
начиналось интересующее нас сочинение. Однако, к
сожалению, начало списка утрачено. На листах 103–105 в
рукописи представлен текст «Истории». Почерк насх,
чернила черные.
На л. 105–106 текст о кормлении лошади.
ÂËÀÄÅËÅÖ ÐÓÊÎÏÈÑÈ
Вероятнее всего, один из владельцев указан на л. 106
вверху. Это некий Мехмед-эфенди сын Хута:
‫ا ى ط‬
На полях этой страницы имеется еще несколько записей.
Первая — краткий комментарий на суру «Йа-Син».
Вторая — зачеркнутая запись с датой 29 Джумада II
1241 г.х. (ниже, черными чернилами) о долге в 48 сомов
(акче) некоего Алла-берди-оглу Ибрахима автору записи.
Ниже подписано, что от этого долга осталось 12 сомов.
Дата соответствует 6 февраля 1826 г.
Ниже этих записей — две одинаковые записи также
о долге, которые замазаны.
Почерк рукописи, бумага и сопроводительные надписи
говорят о том, что текст был переписан в XVIII в. и продолжал читаться в XIX столетии.
ÀÂÒÎÐ (ÀÂÒÎÐÛ)
Установить авторство рукописи непросто. В ней сказано, что историю по просьбе Эль-мирзы сына Бек-мирзы
6
составил, пользуясь различными источниками, некий алХадж Курбан (‫)ا ج ن‬. Кто это, мы сказать не можем.
Но есть другое упоминание автора черкесской истории,
которое мы встречаем у Якоба Рейнеггса, называвшего
автора муллой Феррах-эд-Дином. «История происхождения современных черкесов, — писал Я.Рейнеггс, — которые также называются кабардинцами, не менее легендарна. Она написана муллой Феррах-эд-Дином в X веке хиджры, и поскольку они не имеют другой версии, она признается истинной всеми образованными черкесами. Она
проявляется также в некоторых свидетельствах древних
географов, которых мулла, несомненно, не читал.
«Предки этого народа, — говорится в истории, — произошли, согласно устной традиции, от расы зинджей (цыган), которая раньше проживала в провинции Купт, или
Копт, в Египте, откуда она была позже изгнана. Причина,
которая вынудила зинджей покинуть Египет, заключалась
в том, что князь этой области, которого звали Сер-Акус,
выбил передние зубы некоему арабскому князю во время
словесного состязания. Арабы по этому случаю потребовали удовлетворения, и, согласно их требованию, СерАкусу должны были выбить столько же зубов. Но СерАкуса не устраивал такой способ примирения. Тогда арабы прибегли к праву оружия и объявили войну зинджам,
которые спаслись бегством и затем некоторое время бесчинствовали в областях Средиземноморья, особенно на
островах, удобных для пиратства, до тех пор, пока Константин Великий не принял их и не поселил в различных
странах.
Вся раса зинджей состояла из 4 орд. Ату, Адон и Гарезет поселились во Фракии и Болгарии, но Сер-Акус со
своей частью народа отправился на Кубань, и там его народ распространился под названием зинджей до Меотийского озера; отсюда они проникли во внутренние области
и, наконец, овладели всей страной от моря до Маныча на
протяжении многих сотен вёрст»2.
2
Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик. Издательство М. и В.Котляровых, 2010. С. 191.
7
Десятый век хиджры соответствует XVI веку христианского летосчисления. К сожалению, известные нам османские и крымские историки и писатели с таким именем не
могут быть авторами «Истории черкесов» по хронологическим соображениям. Сознавая, что указание Я.Рейнеггса
на автора этого текста уникально и не подтверждается (по
крайней мере пока) другими источниками, мы, тем не менее, считаем возможным отождествить издаваемое сочинение именно с неизвестной нам доселе «Историей» Феррах-ад-Дина. Именно это сочинение, скорее всего, легло в
основу издаваемого текста, составленного по просьбе Эльмирзы неким ал-Хадж Курбаном.
ÈÑÒÎ×ÍÈÊÈ ÈÑÒÎÐÈÈ
ÌÓËËÛ ÔÅÐÐÀÕ ÀÄ-ÄÈÍÀ
È ÀË-ÕÀÄÆ ÊÓÐÁÀÍÀ
На л. 104 об.–105 киевского манускрипта автор, называющий себя «мы-бедняк» (биз факир) ал-Хадж Курбан,
подробно пишет о том, когда и почему он написал данное
сочинение, названное им «Краткой историей» (‫)"! ر‬.
Это произошло в 1171 г.х. (т.е. 1757–1758 гг.) для «его
превосходительства» Эль-мирзы сына Бек-мирзы. Источниками для своего труда ал-Хадж Курбан называет некие
«краткие истории», в том числе «Кысас ал-анбия» (имеется в виду труд Рабгузи) и другие. Попробуем поразмышлять, что это были за истории (кысса).
На протяжении XV–XIX вв. на Северном Кавказе в
разное время существовало около двух десятков адыгских
этнополитических образований. Несмотря на политическое многообразие, к концу XVIII в. в среде адыгов наметилась четкая оппозиция между аристократическими феодальными владениями с одной стороны и несколько отличавшимися от них своим социально-политическим устройством вольными сельскими обществами с другой. К числу
последних принадлежали общества натухайцев, шапсугов,
абадзехов. Помимо чисто политического противостояния
граждане этих этнополитических образований выделялись
остальными адыгами в особую этническую группу — так
8
называемых абадзе. При этом убыхи, принадлежавшие
к той же группе племён, несмотря на общую тенденцию
к ассимиляции с черкесами, сохраняли свой особый язык,
отделявший их как от адыгов, так и от абхазов.
Что касается аристократических уделов, то, несмотря
на их относительную многочисленность, образовались
они в результате постепенного распада семейных владений всего лишь 3–4 знатных родов. Часть адыгских земель, лежавшую к востоку от реки Лабы, занимали княжества Кабарда и Бесленей, власть в которых наследовал
род потомков Инала. Большая часть Закубанья в исторически обозримое время была поделена между составлявшими один род княжескими фамилиями Булатуковых,
Хатуковых и Занековых (владения Темиргой, Хатукай
и Хегак) и другим родовым объединением, включавшим
фамилии Черченеевых, Хамышевых, Багарсоковых и Бастековых (княжества Бжедуг, Мохош и Вепсн). Кроме того, в Закубанье существовал как минимум ещё один княжеский род, объединявший жанеевских Бекхановых и хегакских Бхгезинековых.
К сожалению, генеалогии княжеских фамилий закубанских черкесов не сохранились. Однако ввиду того, что
адыгское княжество Кабарда занимало совершенно особое
место в кавказской политике как Московского царства,
так и Крымского ханства, на протяжении XVII–XVIII вв.
в обоих государствах были составлены подробные генеалогические росписи кабардинского княжеского рода. Пальма первенства принадлежит составленным между 1642 и
1645 гг. генеалогиям кабардинских князей и мурз, включённым в родословные книги, принадлежавшие А.М.Пушкину и А.И.Лобанову-Ростовскому3. Вслед за ними появился целый ряд кабардинских княжеских генеалогий, обзор
которых выполнен Е.Д.Налоевой4.
3
Кабардино-русские отношения в XVI–XVIII вв. Т. 1. М., 1957.
С. 384–387.
4
Налоева Е.Д. Кабарда в первой половине XVIII в.: генезис адыгского феодального социума и проблемы социально-политической
истории. Нальчик, 2015. С. 150–162.
9
Следует отметить, что родословная роспись кабардинских князей муллы Феррах ад-Дина (и/или ал-Хадж Курбана) представляет совершенно особую редакцию их генеалогии. От генеалогических схем, включенных в российские родословные книги, её отличает прежде всего
вводная часть в виде перечня легендарных предков основателя кабардинского княжеского дома Инала. Кроме того,
она в целом ряде случаев даёт альтернативную трактовку
происхождения того или иного кабардинского князя.
Попробуем прояснить источники вводной части, внесённой Феррах ад-Дином в генеалогию, обратившись
к «Сеяхат-наме» («Книге путешествия») османского автора Эвлия Челеби, посетившего в 1666 г. Черкесию. В этом
произведении содержится протограф несохранившейся
в издаваемой рукописи начальной части сочинения Феррах ад-Дина, посвящённой в целом легендарной истории
черкесов. Согласно Челеби, предок Инала Кису сын Пеше
был выходцем из Египта, вынужденным переселиться сначала в Константинополь, а затем на Кавказ5. При этом
в качестве источников исследуемого сюжета Эвлия Челеби
указал сочинения копта (египтянина) Тотиса ибн Батиса
и латинянина Михаила6.
Загадочный Тотис б. Батис (Натис), возможно — искаженное в арабской графике имя древнеегипетского Тота,
попавшее к Эвлие через какой-то арабский источник, переведенный с греческого. Дело в том, что в греко-латинской литературе древнеегипетский бог Тот, традиционно
позиционировавшийся как божественный летописец, считался историческим лицом (законодателем или царём)7.
В то же время древнеегипетское божество Бата представ5
Эвлия Челеби. Книга путешествия, вып. 2. М., 1979. С. 57–58.
Evliyâ Çelebi Seyahatnâmesi Topkapı Sarayı Kütüphanesi Bağdat
308 Numaralı Yazmanın Transkripsiyonu-Dizini. Hazırlayanlar: Yücel
Dağlı, Seyit Ali Kahraman, Robert Dankoff. 7. Kitap. İstanbul: Yapı
Kredi Yayınları, 2003. С. 272.
7
Тураев Б.А. Бог Тот. Опыт исследования в области истории
древнеегипетской культуры // Записки историко-филологического
факультета императорского С.-Петербургского университета. Лейпциг, 1898. С. 2.
6
10
лялось той же литературной традицией как последний
доисторический правитель Древнего Египта8.
Не совсем понятно, какого автора подразумевал Челеби под «латинянином Михаилом», но в греческой исторической традиции существовал один сюжет, весьма
близкий истории происхождения черкесов из Египта.
Древнегреческий автор Геродот сохранил повествование
о завоеваниях древнеегипетского царя Сесостриса (вероятно, Сетсу-Ра — прозвище Рамсеса II): «Когда он возвратился в Египет, то, по словам жрецов, с большим войском двинулся по суше, покоряя все народы на своем пути. Если это был храбрый народ, мужественно сражавшийся за свою свободу, тогда царь ставил на их земле
памятные столпы с надписями, гласившими об имени
царя, его родине и о том, что он, Сесострис, силой оружия покорил эти народы. Если же удавалось взять какиенибудь города без труда и сопротивления, то он ставил те
же столпы с надписями, как и у храбрых народов, и, кроме того, еще прибавлял изображение женских половых
органов, желая показать этим, что они трусы. Так Сесострис прошел по материку, пока не переправился из Азии
в Европу и не покорил скифов и фракийцев. До этих-то
народов — не дальше — дошло, по-моему, египетское
войско, так как в этих странах еще есть такие столпы,
а дальше — уже нет. Отсюда Сесострис повернул назад
к югу, и когда подошел к реке Фасису, то оставил там
часть своего войска. Я не могу точно сказать, сам ли царь
Сесострис поселил в этой стране часть своих воинов, или
же некоторые из них, удрученные долгим блужданием,
самовольно поселились на реке Фасисе. Ведь колхи, повидимому, египтяне: я это понял сам еще прежде, чем
услышал от других. Заинтересовавшись этим, я стал расспрашивать [об этом родстве] как в Колхиде, так и в
Египте. Колхи сохранили более ясные воспоминания о
египтянах, чем египтяне о колхах. Впрочем, египтяне го8
Викентьев В.М. Древнеегипетская повесть о двух братьях. Культурно-исторические памятники Древнего Востока. Вып. 4. М., 1917.
С. 24.
11
ворили мне, что, по их мнению, колхи ведут свое происхождение от воинов Сесострисова войска»9.
Сюжет, пересказанный Челеби и Феррах ад-Дином, мы
встречаем в арабском тексте — родословной египетских
мамлюков XVII в., известном нам по трем рукописным
редакциям: лондонской (1258/1842 г.), манчестерской (переписана в 1092/1681 г.) и санкт-петербургской (1114/
1702 г.) и одному печатному изданию (Булак, 1287 г.х.).
Лондонский и манчестерский списки были известны довольно давно10, а санкт-петербургский сравнительно недавно был изучен М.Ю.Илюшиной. Это небольшое сочинение
было составлено в Египте в 1041/1631 г. для высокопоставленного османского военного и называется #$‫ ا‬%
& ‫آ * ااء ا(اآ‬+ ,‫«( ا‬Покорение лиц, хмурящихся при упоминании родословной черкесских эмиров
от курейшитов»). В ней повествуется о том, как на какомто празднике, во время состязания Киса, глава курейшитского рода Бану ‘Амир, случайно ранил араба по имени
Фухайд, и тот лишился глаза. Об этом стало известно халифу ‘Омару. Чтобы уйти от законного наказания, Киса
б. ‘Икрима б. ‘Амр б. Вадд ал-‘Амири ночью бежал — «сара». С тех пор он и его люди назывались Саракиса, что
близко по написанию к арабскому «джаракиса» — черкесы. Киса странствовал со своей армией, которая насчитывала 30 тысяч человек, и расправлялся со всеми, кто оказывал ему сопротивление. Он дошел до Византии, и напуганный правитель Константинополя предоставил Саракиса
право выбрать для себя любую землю. Воинственные потомки курейшитов поселились в области ‘Алф Райик, которая ранее принадлежала армянами, «а был этот край богат и многоводен»11.
9
Геродот. История. М., 2004. С. 99.
Rieu Ch. Supplement to the Catalogue of the Arabic Manuscripts in
the British Museum. L.: British Museum, 1894, pp. 357–358 (№ 568);
Mingana A. Catalogue of the Arabic manuscripts in the John Rylands
Library, Manchester. Sections 13-end. Manchester: Manchester University Press, 1934, pp. 1104–1105.
11
Илюшина М.Ю. О родословной мамлюков Египта по материалам рукописи «Нисаб ал-джаракис» из коллекции восточного отдела
10
12
Следует отметить, что имя курейшита Киса-Саракиса,
возможно, также представляет собой арабскую передачу
эллинизированного имени другого египетского бога —
Аписа-Сараписа (считалось, что культ этого божества учреждён Сесострисом). Скорее всего, эти имена могли быть
подчерпнуты цитированными авторами из греко-латинской литературной традиции. Но не напрямую, а через посредство арабских текстов. Каков был источник этого заимствования, еще предстоит выяснить: был ли это, например, тафсир ат-Табари или какие-то произведения грекоарабского круга?
В этой связи можно сделать предположение, что изложенный Челеби и Феррах ад-Дином/ал-Хадж Курбаном
сюжет происхождения лазов, абхазов и черкесов от коптов
или арабов представляет собой мусульманскую литературную переработку рассказа Геродота о происхождении
колхов от египтян, в которую в соответствии с требованиями жанра исламской литературы были введены в качестве действующих лиц библейские патриархи и первые
распространители ислама.
ÇÀÊÀÇ×ÈÊ ÑÎ×ÈÍÅÍÈß
В качестве заказчика безымянной киевской тюркской
рукописи автор указал Эль-мирзу сына Бек-мирзы. В нем
было бы весьма логично видеть кабардинского князя из
рода Бийарслановых. Эль-мирза Бекмирзов был седьмым
(самым младшим) сыном кабардинского князя Бекмирзы
Джанпуладова. Его отец был казнён в 1682 г. крымским
ханом Мурад-Гиреем за убийство ‘Адиль-Гирея Шаугенукова, а их семейные владения были переданы ханом ‘АлиСултану Шаугенукову. Лишь в 1687 г. кабардинские князья Газиевы уничтожили Шаугенуковых и вернули детям
Бекмирзы его наследство. Тем не менее, старшие братья
Эль-мирзы Шаулох и Девлет-Гирей (в крещении Александр
Бекович-Черкасский), содержавшиеся при жизни отца в канаучной библиотеки СПбГУ // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. СПб., 2008. Вып. 2. Ч. 1. С. 111.
13
честве аманатов в Терской крепости, после его смерти поступили на российскую службу и погибли в ходе военной
экспедиции в Хиву в 1717 г. Два других старших брата
Эль-мирзы — Татархан и Батоко Бекмирзовы — впоследствии занимали пост верховного князя Кабарды.
В том же, 1717 г. Эль-мирза Бекович-Черкасский под
предлогом «отмщения смерти брата его князь Александра» попросил о вступлении на российскую службу и в
1719 г. во главе своих узденей выехал в новую столицу
России Санкт-Петербург. Там 2 июля 1720 г. в Коллегии
иностранных дел Эль-мирза был приведён к шерти. Весной 1721 г. он вернулся в Кабарду, но в январе следующего 1722 г. окончательно переехал в Россию и был принят
в Москве царём Петром I, пожаловавшим ему при этом
чин капитана иррегулярных войск.
Весной 1722 г. Эль-мирза Бекович-Черкасский выступил вместе с Петром I в Персидский поход. В июне он был
отправлен царём из Астрахани в Кабарду для распространения среди остальных князей манифеста, призывающего
принять участие в военном походе против Персии. В августе 1722 г. он вместе с кабардинским князем Арсланбеком
Келеметовым во главе своих вассалов присоединился к русской армии.
В 1723–1724 гг. российское правительство построило
на занятых во время похода землях крепость Святого Креста. Сюда были переселены кабардинские семьи в количестве 300 фамилий, состоявшие в подданстве Эль-мирзы.
Сам он был назначен начальником над горским населением в указанной крепости.
В те годы кабардинские князья Джанпуладовы, образовавшие так называемую кашкатовскую партию, вступили
в ожесточенное противостояние со своими родичами Хатокшуковыми и Мисостовыми, чьи земли лежали в бассейне реки Баксан. Политическую и военную поддержку
обе партии помеременно находили то в России, то в Крыму. Когда в 1724 г. глава кашкатовской партии и двоюродный брат Эль-мирзы Арсланбек Кайтуков перешёл на сторону Крымского ханства, Пётр I подверг Эль-мирзу опале.
14
Он лишил его жалованья, дома и приказал: «ежели он не
хощет креститца, пущай идет куды хочет» (между прочим,
кабардинский фольклор объясняет переезд Эль-мирзы в
Россию конфликтом князя с Арсланбеком и узденем последнего Жабаги Казаноковым12).
Однако после смерти Петра I в 1727 г. по протекции
командующего российскими войсками на Кавказе князя
В.В.Долгорукова Эль-мирза Бекович-Черкасский был произведен в подполковники, а в 1730 г. фельдмаршал Долгоруков обратился с ходатайством в Коллегию иностранных
дел о возобновлении жалованья Бековичу-Черкасскому за
то, что он продолжал верно служить Российской империи.
В итоге князю не только было восстановлено годовое жалованье, но в январе следующего, 1731 г. указом императрицы Анны Иоанновны он ещё и был произведен в полковники.
В 1732 г. после смерти верховного князя Кабарды Ислама Мисостова его преемником был избран Татархан
Бекмирзов, старший брат Эль-мирзы. Тем самым Кабарда
значительно укрепила связи с Россией.
В 1735 г. по условиям Гянджинского договора крепость
Святого Креста была срыта, и вместо неё на Тереке основана крепость Кизляр, куда были переселены терские казаки, которые вместе со служившими здесь горцами образовали Терское кизлярское казачье войско. Его командующим был назначен полковник князь Бекович-Черкасский. Во время русско-турецкой войны Эль-мирза возглавлял кизлярское казачье войско, и в 1737 г. трижды водил его в походы против крымских татар и ногайцев.
Наконец, в 1744 г. Эль-мирза Бекович-Черкасский был
произведён в генерал-майоры. Когда в 1747 г. в Большой
Кабарде вновь разгорелась борьба двух партий, Эль-мирза
был командирован туда российским правительством с миссией их примирения.
В 1760 г. в Кизляр пришло предписание сфомировать из горцев ополчение и вместе с терскими казаками
12
Кабардинский фольклор. Нальчик, 2001. С. 361–365.
15
под общим командованием Эль-мирзы направить в российскую армию генерал-фельдмаршала П.С.Салтыкова,
воевавшую в Пруссии. Эль-мирза собрал ополчение и
двинулся в путь, но на марше в районе Черкасска (на Дону), узнав о прекращении военных действий и смерти
императрицы Елизаветы Петровны, вернулся назад в Кизляр.
В 1763 г. Эль-мирза прибыл в Петербург, где был принят в Военной коллегии и представился взошедшей на
престол императрице Екатерине II. Весной 1764 г. он вернулся в Кизляр, где в конце 1765 г. скончался и был похоронен на родовом кладбище Бекмирзовых, находившемся
в Кабарде13.
По этим биографическим данным несложно убедиться,
что Эль-мирза бóльшую часть жизни состоял на военной
службе у Российской империи. Причём на эту службу его
привела цепь обстоятельств, начатая казнью его отца
крымцами.
Вместе с тем, весьма вероятно, что сочинение испытало
на себе влияние крымской историографической традиции.
В Крыму около середины XVIII в. мы находим тексты с
явными следами знакомства с историей черкесов (абаза) и
их связей с Египтскими династиями (например, у Абд алГаффара Кырыми и в сочинении-месневи Дервиша Зеки,
переписанном в 1174/1760-61 гг., см. л. 1120 об.–113 об.
Парижской рукописи)14. Это влияние, возможно, было
обусловлено родственными связями кабардинской элиты.
Так, многие ширины имели кабардинцев аталыков. Например, выдающийся крымский историк Абдульгаффар
Кырыми, сам представитель рода ширин, в своем сочинении, составленном, между прочим, в ссылке в Согуджаке в
1160/1747 г., писал, что его аталыком был некий Мухам13
Налоева Е.Д. Кабарда в первой половине XVIII в.: генезис
адыгского феодального социума и проблемы социально-политической истории. Нальчик, 2015. С. 199–202.
14
Зайцев И.В. Крымская историографическая традиция XV-XIX
веков. Пути развития. Рукописи, тексты и источники. М.: Издательская фирма «Восточная литература», 2009. С.134.
16
мед Хатагузук-оглу (‫زوق‬01 )15. Это, почти без всякого
сомнения, сын Хатоджука (21 ) Мухаммед (Мехмед),
упомянутый в нашей рукописи (л. 104).
ÈÑÒÎÐÈß ÈÇÓ×ÅÍÈß ÑÎ×ÈÍÅÍÈß
ÌÓËËÛ ÔÅÐÐÀÕ ÀÄ-ÄÈÍÀ
Первым европейским исследователем, которому удалось ознакомиться с публикуемым сочинением, был Кристиан Рудольф Элих (псевдоним Яков Рейнеггс), оставивший заметку, что оно написано «муллой Феррах эд-Дином
в X веке хиджры»16.
Затем в 1797 г. рукопись этого сочинения удалось обнаружить Яну Потоцкому, который составил его подробный пересказ17. Версия Я.Потоцкого ближе всего стоит
к тексту публикуемой рукописи.
Через книгу Я.Потоцкого либо через устную передачу
с содержанием публикуемого сочинения вскоре ознакомились П.С.Паллас, Г.Ю.Клапрот и Ф.Д. де Монпере18.
Затем список сочинения муллы Феррах ад-Дина попал
в руки кабардинского публициста Ш.Б.Ногмова, для которого оно послужило одним из основных источников при
составлении его «Истории адыхейского народа». Адыг15
Кырыми Абдульгаффар. Умдет ал-ахбар. Кн. 1. Транскрипция,
факсимиле. Казань: Институт истории им. Ш.Марджани, 2014. С. 280;
Кырыми Абдульгаффар. Умдет ал-ахбар. Кн. 1. Перевод. Казань:
Институт истории им. Ш.Марджани, 2018. С. 152.
16
Рейнеггс Я. Всеобщее историко-топографическое описание Кавказа // Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик,
2010. С. 192.
17
Потоцкий Я. Путешествие по Астраханским степям и по Кавказу // Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик,
2010. С. 293–295.
18
Паллас П.С. Заметки о путешествии в южные наместничества
Российского государства в 1793–1794 годах // Кавказ: европейские
дневники XIII–XVIII веков. Нальчик, 2010. С. 264; Клапрот Г.Ю.
Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808 годах. Нальчик, 2008. С. 206–207; де Монпере Ф.Д. Путешествие вокруг Кавказа. Т. I // Труды Института абхазской культуры. Вып. VI. Свидетельства иностранцев об Абхазии. Сухуми, 1937. С. 23–24.
17
ский публицист упомянул его как «родословной книгу,
написанную на турецком языке», и как «сохранившиеся
в Кабарде родословные списки фамилий нынешних князей
на турецком языке». Однако в изданной А.П.Берже редакции сочинения Ногмова оно названо «книгой Джиафара»
и «книгой Табари о княжеском родословии»19.
Поскольку в публикации И.В.Зайцева аргументированно разобран вопрос о том, что эти названия являются искажённым отображением заглавия татарского историкофольклорного произведения «Дафтар-и Чингиз-наме», то
сам собой напрашивается вывод, что в распоряжении
Ш.Б.Ногмова находилась сборная рукопись, в состав которой входили как «Дафтар-и Чингиз-наме», так и сочинение
муллы Феррах ад-Дина20.
С помощью Ш.Б.Ногмова, по-видимому, ознакомились с содержанием тюркоязычной рукописи его сослуживцы по лейб-гвардии Кавказско-Горскому полуэскадрону А.М.Мисостов и Султан Хан-Гирей21. Тем не менее,
после XIX в. упоминания об указанном сочинении полностью исчезли из научной литературы, и лишь в середине 2000-х годов в ходе работы в Институте рукописей
НАН Украины И.В.Зайцеву удалось обнаружить его неполный список в составе одного из хранящихся там крымских сборников22.
19
Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа, составленная по
преданиям кабардинцев. Нальчик, 1994. С. 57, 93, 95.
20
Зайцев И.В. Новая рукопись Шоры Ногмова: Шора Ногмов,
шотландские миссионеры, Юлиус Клапрот и тюркские рукописи //
Transcaucasica. 2015–2016. Вып. 3. С. 111.
21
Мисостов А.М. История несчастных черкесов. Нальчик, 2004.
С. 24–26, 58–59; Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик: Эль-Фа,
2008. С. 184–185, 236.
22
Зайцев И.В. Киевская рукопись «Истории и родословной черкесов» // Ломоносовские чтения. Востоковедение и Африканистика:
тезисы докладов научной конференции (Москва, 15 апреля 2019 г.).
М., 2019. С. 331–334.
18
ÐÎÄ ÊÀÁÀÐÄÈÍÑÊÈÕ ÊÍßÇÅÉ
Сочинение муллы Феррах ад-Дина посвящено роду кабардинских князей, считавшемуся знатнейшим и влиятельнейшим среди аристократии Северного Кавказа. Однако генеалогия первых поколений кабардинских князей — потомков Инала изложена Феррах ад-Дином в совершенно особой редакции, расходящейся с родословными книгами А.М.Пушкина и А.И.Лобанова-Ростовского.
Согласно российским родословным книгам, у Инал-мирзы (в книге А.И. Лобанова-Ростовского он назван Акабгу,
т.е. «широкий хохол») было два сына. Один, Табула (или
Тобулду-мирза), являлся отцом Инармаса, Джанхота, Мингпулада и Кирклыша, родоначальников кабардинских княжеских фамилий23. Другой, Бийарслан, был предком бесленеевских князей Каноковых24.
Однако Феррах ад-Дину Тобулду-мирза был неизвестен, а его четырёх сыновей мулла назвал детьми самого
Инала, так что в публикуемой генеалогической схеме Бийарслан (Беслан) превратился в их пятого брата.
В тюркской традиции титул мирзы (сына эмира) носили младшие представители княжеского рода, в то время
как их старший родич, унаследовавший власть над фамильным уделом, именовался беком. Тот факт, что предок
кабардинских князей Тобулду назван в российских родословных мирзой, заставляет предполагать, что власть принадлежала его, по-видимому, старшему брату Бийарслану.
В самом деле, ведь имя Бийарслана сохранилось в названии основанного им адыгского княжества Бесленей. В исторической же концепции Ш.Б.Ногмова и Султан ХанГирея, опиравшихся на сочинение муллы Феррах ад-Дина,
Бесленей представлен небольшим княжеством, отделившимся от Кабарды во времена междоусобицы между Бий23
Кабардино-русские отношения… С. 383, 384; Мисостов. Указ.
соч. С. 59; Ногмов. Указ. соч. С. 96, 101; Хан-Гирей. Указ. соч. С. 186,
187.
24
Кабардино-русские отношения… С. 384; Мисостов. Указ. соч.
С. 59; Ногмов. Указ. соч. С. 96, 103–105; Хан-Гирей. Указ. соч. С. 186,
204, 205.
19
арсланом и Таусултаном Джанхотовыми с одной стороны
и их двоюродными братьями Айдаром и Тохтамышем с
другой. Подобный же взгляд представлен в родословной
книге А.И.Лобанова-Ростовского. Интрига состоит в том,
что в отличие от Бесленея, Кабарда носит имя вовсе не
одного из князей-потомков Инала, а предка рода первостепенных уорков Тамбиевых — Кабарда.
Что касается историчности фигуры Инала, то Ш.Б.Ногмов на основании каких-то доступных только ему сведений сообщил один ориентир для определения времени его
жизни: родоначальник кабардинских князей умер в 1427 г.
во время похода против абхазского князя Оздемира (предка пяти абадзехских дворянских фамилий)25. В сохранившейся редакции сочинения Феррах ад-Дина нет подобных
хронологических указаний, но если данные Ш.Б.Ногмова
верны, то его противник, вероятно, тождественен упомянутому в генуэзских документах под 1446 г. владетелю
Уздемороку26.
Отталкиваясь от данной хронологической привязки,
сына Инала Бийарслан-бека можно отождествить с упоминаемым в итальянских документах XV в. в числе владетелей Зихии князем Копы, имя которого в генуэзских актах
передано в разнообразных вариациях: Berozoch, Berzeboch, Berzebuch, Berzibec, Belzebuch, Belzebuc, Belzeboc,
Parcibech, Parsabioc, Parsibioc, Parsaboc, Parabioch, Parabioc. Известны также имена его жены — госпожи Борунды, дочери — Бике-ханум, и сына — Канпулада27. Вероятно, имя Каноко, которое носил сын Бийарслана — родона25
Ногмов. Указ. соч. С. 95, 96; Хан-Гирей. Указ. соч. С. 234,
235.
26
Байер Х.-Ф. История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро. Екатеринбург, 2001. С. 215, 216;
Брун Ф.К. Черноморье. Т. 2. Одесса, 1880. С. 234.
27
Брун Ф.К. Черноморье. Т. 1. Одесса, 1879. С. 214; Брун Ф.К.
Черноморье. Т. 2. Одесса, 1880. С. 233, 234; Известия Таврической
учёной архивной комиссии, № 52. Симферополь, 1915. С. 171; Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки по истории генуэзских колоний на
Западном Кавказе в XIII и XV вв. // Исторические записки. Т. 3. М.,
1938. С. 84, 106.
20
чальник бесленеевских князей, представляет собой уменьшительную форму, образованную от имени Канпулад.
Что же касается Кабарда Тамбиева, то в публикации
А.В. Шумкина он аргументированно отождествлён с Таманским князем Кадирберди, сыном Костомока и внуком
Джанибека, современником Берзибека28. По-видимому, настоящие основатели Кабарды (Тамбиевы) после завоевания Матреги османским флотом Гедик-Ахмед-паши были
вынуждены перебраться из своих родовых владений в Тамани на северный берег Кубани в округу Копы и осесть на
землях Бийарслана29. Согласно же обычному праву адыгов
князь, переселившийся на земли другого князя, автоматически становился его дворянином30. Этим может объясняться то обстоятельство, что основатели Кабарды — Тамбиевы в последующие времена заняли позицию первостепенных дворян (кодзов или тлакотлешей) при младшей
ветви потомков Инала.
Однако известно, что в XVIII–XIX вв. кабардинские
князья свысока относились к своим менее могущественным родственникам — бесленеевским князьям Каноковым.
Вероятно, этим и вызваны умолчание в сочинении Феррах
ад-Дина о существовании Тобулды-мирзы и попытка приравнять Бийарслана, который в исторической действительности был полновластным князем Копы, к братьям —
основателям различных кабардинских уделов (Джанхоту,
Бик-Булату, Унамезу, и Карлешу).
Чтобы разграничить время переселения кабардинцев с
морского побережья и освоения ими Центрального Кавказа с одной стороны и момент основания двух княжеств
(Кабарды и Бесленея) с другой, необходимо предпринять
небольшой экскурс в номенклатуру внутреннего устройст28
Шумкин А.В. Захария де Гвизольфи — князь Таманский, вождь
«франков», Сююрташ-бей // Тюркологический сборник 2015–2016:
Тюркский мир Евразии. М.: Восточная литература, 2018. С. 169–174.
29
Atti della Società Ligure di Storia Patria, vecchia serie, v. IV.
Genova, 1866, p. 257–258; Сборник Императорского Русского Исторического общества. Т. 41. СПб., 1884. С. 72.
30
Хан-Гирей. Указ. соч. С. 155.
21
ва Кабарды. Ш.Б.Ногмов неоднократно отмечал особое значение для истории кабардинцев эпохи правления ими верховного князя Бийарслана Джанхотова, имя которого фактически стало вторым названием Большой Кабарды. Тот
факт, что другие кабардинские княжеские уделы носили
имена его родного брата Таусултана и двоюродных — Гиляхстана, Айдара и Тохтамыша, указывает на них как на
предводителей переселенцев (о представителях старшего поколения княжеского дома — Джанхоте, Бик-Булате, Унамезе, и Карлеше — внуках Инала и отцах основателей кабардинских уделов мы ничего, кроме их имён, не знаем)31.
Тем не менее, особой отличительной чертой сочинения
Феррах ад-Дина является то, что Бийарслан назван сыном
Кайтуко, в то время как в более ранних российских родословных он, напротив, — отец последнего. Надо полагать,
эта характерная деталь объясняется тем, что источник Феррах ад-Дина был знаком со сказаниями о прославленном
кабардинском тума Айдемиркане, повествующими о временах правления Бийарслана Джанхотова и о предпринятом этим князем походе на Астрахань. Согласно этим сказаниям, Айдемиркан тайно убил единственного сына Бийарслана Кайтуко, чем и вызвал вражду верховного князя,
совершившего расправу над доблестным тума руками
Канпулада и Биту Айдаровых. Однако, поскольку в сказании причины вражды Бийарслана и Айдемиркана преподнесены в фольклоризованном виде, вопрос о том, какой
именно была родственная связь между Джанхотовыми, затемнён намёками32. По всей видимости, информатор Феррах ад-Дина просто пришёл к ошибочному умозаключению, что умерший раньше собственного отца Кайтуко должен был, соответственно, стоять выше его и в родословном древе.
В отличие от российских родословных кабардинских
князей, сочинение Феррах ад-Дина было составлено во
времена, когда Бийарслановы уже расширили свой удел за
31
Ногмов. Указ. соч. С. 101, 103–105, 111–115.
Кабардинский фольклор. Нальчик, 2000. С. 290–300, 306–308,
320–325.
32
22
счёт земель и подданных Айдаровых и Тохтамышевых, и,
оттеснив от власти Таусултановых и Гиляхстановых, возглавили так называемую Большую Кабарду. Поэтому в
нём обойдены вниманием утратившие земли и власть ветви кабардинского княжеского рода (исключение составляют лишь ближайшие родичи Бийарслановых — Таусултановы).
Не встречается в рукописи и упоминания о верховном
князе Кабарды Темрюке Айдарове. Между тем, его личность заслуживает особого внимания, так как имя Темрюка является весомым аргументом в пользу тождества зихских правителей Копы с семейством Инала. В 1519 г. завоеватели-турки построили на месте разрушенной к тому
времени Копы османский город Темрюк33. Согласно сведениям Эвлии Челеби, название города связано с событиями борьбы за султанский престол между Селимом I
Явузом и его отцом Баязидом II Вели. Во время бегства
Селима из Трапезунда в Крым в 1510 г. его корабль был
прибит ветром к берегу одного из заливов Чёрного моря,
где Селим познакомился с князем этой местности, которого звали Темрюк-бей. Последний стал сподвижником и
приближённым Селима, а выстроенная на месте их встречи крепость была названа в его честь34. В подтверждение
этой истории современник Селима, Марино Санудо сохранил в своём дневнике сообщение венецианского представителя в Стамбуле от 23 июня 1516 г. о том, что «Черкес
отправился к Чёрному морю против Софи, чтобы помочь
государю своему Турку»35.
Эти сведения очень хорошо согласуются с данными
Ш.Б.Ногмова, согласно которым большинство внуков Инала переселились на восток, в то время как на Таманском
полуострове из их числа остался жить только Кирклыш36.
33
Сборник Императорского Русского Исторического общества.
Т. 95. СПб., 1895. С. 667, 668, 671; Эвлия Челеби. Указ. соч. С. 46.
34
Эвлия Челеби. Указ. соч. С. 47, 48.
35
Некрасов А.М. Избранные труды. Нальчик: КБИГИ, 2015.
С. 113.
36
Ногмов. Указ. соч. С. 96.
23
Позже его сын Айдар, живший среди низовых черкесов,
собрал их ополчение в урочище Кызыл-Бурун, чтобы добиться для себя удела в Кабарде37. Как представляется авторам, собранные Ногмовым предания дают достаточно
оснований, чтобы отождествить упоминаемого Челеби князя Темрюк-бея со старшим сыном Айдара Темрюком, будущим верховным князем Кабарды. Таким образом, становится очевидным то, что до начала XVI в. кабардинские
князья владели окрестностями Копы. Но Феррах ад-Дин,
писавший по заказу одного из Бийарслановых, просто
умолчал об их главном конкуренте, в молодости приближенном к османскому султану, а в старости сблизившемся
с Московским государством.
Когда же кабардинцы окончательно оставили окрестности Тамани и Копы? Чтобы ответить на этот вопрос,
необходимо обратиться к сообщению Никоновской летописи о состоявшемся в 1562 г. походе в Кабарду воеводы
Г.С.Плещеева. Будучи направлен Иваном IV для оказания
военной помощи Темрюку Айдарову, он соединился с последним и его сыном Доманук-мирзой в Астрахани 3 ноября 1562 г. Общие силы Г.С.Плещеева, вступившие 6 декабря 1562 г. «в Черкасы», чтобы напасть на земли Пшеапшоко Кайтукова, насчитывали 500 стрельцов и 500 казаков.
«И Темгрюк со государьскими людьми недругом своим
недружбу довел и в свою волю их привел, а воевал Шепшуковы улусы да воевал Татцкие земли близ Скиньских
городков, и взяли три городки: город Мохань, город Енгирь, город Каван, и мирзу Телишку убили и людей многих побили. А те городки были Шепшуковы княжие,
и люди тех городков добили челом Темгрюку-князю,
и дань Темгрюк-князь на них положил. И воевали землю
их одинатцеть дней, и взяли кабаков Мшанских и Сонских
сто шестьдесят четыре, и людей многих побили и в полон
имали, да взяли четырех мурз: Бурната, Ездноура, Бурнака, Дудыля»38.
37
38
24
Ногмов. Указ. соч. С. 101–107.
Кабардино-русские отношения... С. 12.
В монографии А.В.Шумкина разобран вопрос о том,
что поход Г.С.Плещеева был направлен в Закубанье39.
В междуречье Лабы и Кубани в описанные времена находились коренные земли Бийарслановых, а в верховьях Кубани тогда обитали сваны (сванск. мушван). Что же касается «Татцких земель близ Скиньских городков», то в титулатуре крымских ханов формула с древними тюркскими
понятиями «тат биле тавгач» обозначала нетюркское и немусульманское население ханства (греков, армян, итальянцев и др.). Такое население проживало в городах прибрежной Черкесии, до конца XV в. управлявшихся генуэзцами, над которыми, однако, превалировали греческие
и отчасти армянские жители.
В этой связи следует отметить, что название городка
Каван является совершенно очевидной калькой с генуэзского названия Копы (так по-итальянски именовалась река
Кубань). В то же время название города Мохань явственно
напоминает греческое наименование Тамани — Матрахон.
Такая интерпретация приведённой в Никоновской летописи ойконимии хорошо согласуется с выводами о том, что
предки кабардинцев и бесленеевцев были выходцами из
Тамани и Копы. Что же касается названия города Енгирь,
то оно требует проведения небольшого исторического экскурса.
При путешествии через Таманский полуостров в 1666 г.
внимание Эвлия Челеби привлекла «крепость Шанкрай»,
о которой он оставил следующий очерк: «Ее основателями
также являются франки-генуэзцы. Эту крепость, которую
завоевал и разрушил Оздемир-заде, дóлжно заселить. Она
находится на земле шегаке, но в ней разместился ногайский народ. Поблизости от крепости река Шанкри, в двух
часах от этой реки — река Абурган. Эти реки стекают
с Абхазских гор и сливаются с рекою Кубанью»40.
Почти полтора века спустя немецкий учёный П.С.Паллас внимательно исследовал те самые развалины, на кото39
Шумкин А.В. Тюрки Центрального Кавказа в XVI–XVIII веках
(проблемы этнической истории). Челябинск, 2019. С. 78.
40
Эвлия Челеби. Указ. соч. С. 63.
25
рые обратил внимание Челеби: «Псиф. Между Нефилом
и этой речкой мы видели прямоугольную стену и ров,
имеющие 4 прохода, как в римском лагере. К северу от
топей, образуемых Кубанью, находятся высокие надмогильные холмы, называемые курганами, с большого расстояния похожие на форты. Согласно традиции, раньше
здесь стоял город Шантгир, резиденция темиргоевского
хана, от которого темиргоевцы и черкесы ведут свое происхождение. Это укрепление к западу граничит с речкой
Непил, а на востоке — с речкой Псиф; его диаметр около
трех верст. Общим родоначальником черкесских фамилий
называют некоего Инала, которого описывают могущественным ханом; только что упомянутые следы города
Шанжира между ручьями Непиль и Псиф они называют
его резиденцией»41.
Г.Ю.Клапрот, С.М.Броневский, И.Ф.Бларамберг, Ф.Д. де
Монпере, Султан Хан-Гирей один за другим пытливо искали в описании П.С.Палласа указания на древнюю родину кабардинцев и темиргоевцев42. Однако «посетить остатки того, что считают древним черкесским городом под
названием Шантхур» удалось после Палласа лишь англичанину Джеймсу Бэллу: «По поводу Шантхура Хатав рассказывает сказочную историю о юноше изящного телосложения, но редкой отваги, ставшем первым жителем
этого города; о совете, данном этому юноше, провести
ночь на соседнем мосту, с которого он созерцал страшную
картину сражения между двумя армиями джиннов, или
привидений; об отказе, который он высказал, следовать
приказам вождя джиннов; о девушке исключительной красоты, с коей он там встретился и которую успокоил, видя,
как она напугана, и побудил перейти через мост во время
41
Паллас П.С. Указ. соч. С. 262.
Клапрот Г.Ю. Указ. соч. С. 131; Ф.Д. де Монпере. Указ. соч.
С. 24; Хан-Гирей. Указ. соч. С. 97–98, 186; Броневский С.М. Новейшие известия о Кавказе, собранные и пополненные Семеном Броневским. СПб., 2004. С. 152; Бларамберг Иоганн. Историческое, топографическое, статистическое и этнографическое описание Кавказа. М., 2010. С. 183.
42
26
этой ночи ужасов; о свадьбе, что затем состоялась между
ними, и об их потомках, обитавших в этом знаменитом
городе, откуда они позднее переселились в Темигуй, где
образуют сегодня дворянский род Булатук. Что касается
самого города или, скорее, деревни, все, что можно сегодня увидеть, это ров, окружающий пространство в десяток
акров, между реками Нефиль и Псебебси»43.
Развалины Шангира, в наши дни известные под названием Краснобатарейного городища, являются реликтом
эпохи Фатейского царства, однако, насколько можно судить по приведённым сообщениям, остатки его укреплений ещё несколько веков назад использовались черкесами
и ногайцами для защиты собственных поселений.
Итак, все три городка, взятых Темрюком в 1562 г., достаточно надёжно локализуются на территории Таманского
полуострова. Судя по сообщению Никоновской летописи,
эта местность вовсе не была окончательно оставлена кабардинцами после их переселения на Центральный Кавказ.
Однако по каким-то причинам она к 1562 г. перешла от
Айдаровых во владение внука Бийарслана Пшеапшоко
Кайтукова.
В начале мухаррама 999 г.х. (ноябрь 1590 г.) турецкий
султан Мурад III издал в Стамбуле берат на имя являвшегося на тот момент беем нахийе Кермуки и Татар-Кёше
Черкесского края Мехмеда о назначении его «беем с сальяне на место Шевки Арслан-бея, происходящего из покоренных черкесских беев Ка[ба]ртай, который (также) был
санджакбеем пристани Кафа с сальяне в пятьдесят тысяч
акче». С первого дня месяца мухаррама Мехмед был назначен «эмиром черкесов вместо Шевки Арслан-бея с
пятьюдесятью тысячами акче сальяне с пристани Кафа»44.
43
Бэлл Джеймс. Дневник пребывания в Черкесии в течение
1837–1839 годов. Том 2. Нальчик: Эль-Фа, 2007. С. 203–204, 209.
44
Зайцев И.В. Берат султана Мурада III на имя Мехмеда о назначении его санджакбеем Кафы и эмиром черкесских земель (1590 г.).
О происхождении и хронологии назначений некоторых кафинских
санджакбеев 1560-х — 1590-х годов // Средневековый Восток. Памяти Героя Советского Союза академика З.М.Буниятова. Баку, 2015.
С. 74.
27
Упомянутый Арсланбек — самый младший из братьев
Пшеапшоко Кайтукова, занявший после Канпулада Айдарова пост верховного князя Кабарды. В документах Посольского приказа в конце 1580-х годов Арсланбек, Тапшинуко и Джансох Кайтуковы неоднократно упоминаются
с неизменной формулировкой «служат Крымскому и Шевкальскому»45.
Итак, только в берате 1590 г. зафиксировано искомое
событие — переход приморских владений Бийарслановых
к темиргоевским князьям. Каков же был реальный вес титула эмира черкесов, перешедшего от правителя Кабарды
Арсланбека Кайтукова к темиргоевскому князю Мехмеду?
Надо сказать, что публицистам XIX в. этот статус темиргоевских князей был хорошо знаком. Например, Ш.Б.Ногмов описал его в следующих словах: «Этот народ до сей
поры удержал прежнее название Кемиргой, а Болотоко
слывет в адыхейском народе „князем из князей“»46. Отметил особое положение темиргоевских князей и Хан-Гирей:
«Во времена владычества крымских татар над черкесами — обитателями равнин темиргойские князья постоянно
были преданы их ханам, которые, желая отличить их преданность в пример другим, давали им многие преимущества над князьями прочих черкесских племён»47. Не укрылось особое положение Болотоковых и от В.А.Потто:
«В другой исторической песне описывается взятие Дербента (Демир-Хану). Здесь было все лучшее черкесское
дворянство, и князья Болотоко отличились такой храбростью, что крымский хан дает этой фамилии титул „черного
хана“, — другими словами, он передает им все свои права
и прерогативы там, где не управляет народом лично»48.
В черкесских преданиях много внимания уделено войне темиргоевских и хатукаевских князей («князя над князьми» Безруко или Тумениша Болотокова и Алегуко Хату45
Кабардино-русские отношения… С. 52, 54, 56–58, 64.
Ногмов. Указ. соч. С. 98.
47
Хан-Гирей. Указ. соч. С. 211.
48
Потто В.А. Кавказская война. Т. 5. Время Паскевича, или
Бунт Чечни. М., 2007. С. 251.
46
28
кова) против вторгшихся в XVII в. на равнину из ущелья
р. Хуарзе бжедугов. В ответ на просьбу бжедугов предоставить им землю Болотоковы потребовали, чтобы князья
бжедугов стали их кодзами, что и вызвало военные действия, окончившиеся тем, что бжедуги, мохошевцы и вепсны
поселились на землях темиргоевцев49.
В самом деле, ведь кроме темиргоевского и бжедугского княжеских родов в Закубанье обитали лишь абадзехи,
натухайцы, шапсуги и убыхи, во главе которых стояли
дворяне. Разумеется, такой необычный сословный строй
сложился в среде этих племён лишь после того, как они
присягнули темиргоевцам, чего удалось избежать бжедугам благодаря крымской помощи. Таким образом, в промежутке между изданием берата султана Мурада III
в 1590 г. и бжедугским вторжением в подвластные темиргоевцам земли представители рода Болотоковых-Хатуковых-Занековых были полновластными хозяевами Закубанья. Можно предположить, что до перехода титула эмира
черкесов от Арсланбека Бийарсланова к темиргоевскому
князю Мехмеду кабардинцы также пользовались весьма
обширным влиянием в Закубанье.
* * *
Авторы надеются, что факсимильное издание сочинения ал-Хадж Курбана — муллы Феррах ад-Дина, публикация его перевода с литературного языка тюрки на современный русский язык и исследования о нём, включающего
историографию изучения, определение авторства и времени составления сочинения, позволят пролить свет на то,
как менялась Черкесия при переходе от ордынской власти
к эпохе позднейших феодальных княжеств и сельских обществ, насколько она была интегрирована в политику
Крымского ханства, Османской империи и Московского
государства. Авторы исследования рассчитывают, что с
49
Лавров Л.И. Избранные труды по культуре абазин, адыгов, карачаевцев, балкарцев. Нальчик, 2009. С. 508–509; Хаджимуков Т.Т.
Народы Западного Кавказа // Кавказский сборник. Т. 30. 1910. С. 28–
31.
29
его помощью удастся уточнить историю формирования
основных центров политической консолидации Черкесии
и в особенности некоторые важные проблемы истории
самого мощного черкесского княжества Кабарды, в частности генеалогию его правящего дома. Также издание поможет прояснить вопрос соотношения древнейшего исторического фольклора черкесов с мусульманской письменной традицией.
Давно уже назрела необходимость ввести в научный
оборот сочинение муллы Феррах ад-Дина, так как этот
важнейший исламский письменный источник по истории
Черкесии никогда ранее не публиковался на языке оригинала. Не существует также его полного научного перевода
на русский и другие современные языки (хотя оно и широко известно в многочисленных пересказах, выполненных
либо при знакомстве с рукописью, либо через посредство
третьих лиц). До сих пор не проводились его текстологическое изучение и анализ существующих списков. Надеемся, что решение всех этих задач позволит продвинуть
изучение истории Северо-Западного Кавказа XV–XVIII вв.
вперёд.
30
ÔÀÊÑÈÌÈËÅ
31
32
Л. 103
33
Л. 103 об.
34
Л. 104
35
Л. 104 об.
36
Л. 105
37
‫‪ÒÅÊÑÒ‬‬
‫‪л. 103‬‬
‫ود=‪ 5‬ا ن آ‪ #‬ا روز‪ #‬آ‪6‬ب ‪ 5: ;6 :‬و ‪9‬ك ح او‪4 560‬م‬
‫او‪A‬د ن ‪A‬رون او‪A‬دى @ب =ن ا & ‪691 6 $‬ا‪ ? :‬ا & ا ن‬
‫آ‪6‬ب ن ‪4‬ى د‪ #F:‬آ‪ EF 6‬ش د آ‪6‬ى دن ا!‪ C@4 5‬زو‪B$‬‬
‫م‬
‫د‪ #‬آ ‪ 5‬دن ‪G2‬ب د‪ : #‬د‪I‬ر @ب =ن ت اوب‬
‫او‪560‬‬
‫آ‪ L96= M‬اوب اول ه ت اوب او‪A = 560‬ى =‪ L96‬اوب اول ه‬
‫ت‬
‫اوب او‪ 560‬ا ا ‪L C:6‬ض اوب ‪+‬ر ال ‪ * 6‬آ ل‬
‫ادراك‬
‫و ه ار‪ 5 $! #‬د‪9‬د‪ #‬ه ار‪ #‬ا‪ G!4‬ام ا‪ 6‬ا‪ !4‬راج ا‪ 6‬را‪C4‬‬
‫آ‪6‬ب ارى‬
‫@‪ # :‬او ‪9‬ب ا‪ 5: !4‬آ ‪ 5‬ا م آ‪6‬ر ا & ‪2‬اآ; =‪ B6‬ا@!‪G‬د ‪#‬‬
‫ه د@‪ G 54‬ل‬
‫دب !‪ P 5‬آ‪ 5‬ز آ‪O (6‬دم اد ا‪ 4 !4‬ال دب ‪O‬ء‬
‫ا ر‪A‬ر ا & ‪+‬آر‬
‫ال ; اوچ =‪ 5‬وارا & ك = ن ‪$‬ن =ات ‪ #‬او‪560‬‬
‫اوب‬
‫‪л. 103 об.‬‬
‫ا‪ = 5(:‬ن ; ‪ C‬و ‪ # 6‬ا‪ 5:‬او‪ 560‬اوب او‪ = 5(2‬ن‬
‫او‪F‬و&‬
‫ ‪ #‬ا‪ 5:‬او‪ 560‬اوب ‪I‬ردور ‪ّ G‬م ‪2‬اآ‪%S ;6: M‬ر‪ #‬آ‪6I‬ي‬
‫ ‪ 9 9‬او ‪6V 5W‬ع‬
‫وزو‪ّ6‬ى ّت ا! اى ‪%S‬ر زوا ‪ G #‬و =ى و ‪A‬دت و ‪ 5‬و ‪94‬‬
‫@ ى آ‪X‬ت‬
‫و ‪%( 5!ّ6‬ل اوب ز ا@ @‪ 6‬دن ارا ‪+ 69 B #‬ر ال‬
‫او‪560‬‬
‫‪"$‬ات ‪ ;9‬ا‪ 5:‬او‪ 560‬او ‪ Y‬ور و‪164‬ن و ‪ # 19‬و ‪"$‬ات‬
‫او‪ 560‬و‬
‫]و[‪164‬ن ‪ ;9‬او‪ 560‬او & دود‪ #‬در ‪ ;O #‬ا‪ 5:‬او‪ 560‬او & ا ق‬
‫‪164‬ن ; ‪#‬‬
‫‪38‬‬
‫ا ق ‪ ;9‬او‪ 560‬آ‪ ;O C 6‬اوچ او‪ 560‬او ‪ Y‬ور ار‪I4‬ن ; ‪ Z6‬دو‪C‬‬
‫آاى ‪+‬آر‬
‫‪ ;9 Z6‬او‪ 560‬ا َْد ُوَ و دو‪ C‬آاى ‪ ;9‬اوچ او‪ 560‬آ‪ C 6‬زى ‪P‬خ‬
‫‪164‬ن‬
‫; ‪ ;9‬آ‪4 6‬ن ‪ ;O‬ا‪ 5:‬او‪ 56@ 560‬و ‪+ Y‬ر و‪ ;9164‬آ‬
‫او‪ 560‬د‬
‫‪164 P‬ن او‪6I0‬ى ‪ ;O1‬اوچ او‪ 560‬او ‪ Y‬ور ‪P‬خ _‪=!P‬ن‬
‫‪I‬ردور‬
‫‪+‬ر ال او‪"$ 560‬ات ‪ ;9‬او‪ ;O 19 560‬او‪I 560‬ن ‪ ;9‬ا!‪5‬‬
‫او‪ 560‬او ‪ Y‬ور‬
‫ ‪ Cّ9‬اوزر‪$ ` #‬ن ‪4‬خ ‪ Y Y‬و ار‪I4‬ن ; ‪+‬ر‬
‫‪I‬ن‬
‫‪л. 104‬‬
‫‪I‬ن او‪$ 560‬ن ‪4‬خ ‪ ;9‬ا!‪ 5‬او‪ 560‬او ‪ Y‬ور ‪ f6‬اورو‪G4‬ن ‪2‬ژى‬
‫‪ V4‬ن ا‪ 6‬زا‬
‫‪164‬ن ; اورو‪G4‬ن ‪ ;9‬ا‪ 5:‬او‪ 560‬او & ‪P‬ن آاى ‪ 1‬ا‪ 6‬زا ‪;9‬‬
‫دورت او‪ 560‬او &‬
‫‪ h P‬رس ر‪"4‬ن ‪+‬ر ‪I‬ن او‪ 560‬ار‪I4‬ن ; ‪ ;9‬ى او‪560‬‬
‫او &‬
‫ ‪ Cّ9‬اوزر‪ #‬زدو ك و ََْ ارس دود‪ #‬رو ‪"$‬ات ‪I‬ن‬
‫او‪ ;9 Y Y 560‬ا‪ 5:‬او‪ 560‬او ‪ Y‬ور‪9 2‬ك ‪P‬آ آ‪Z‬ك زي‬
‫‪P‬آ او‪ 96@ 560‬دور ‪ ;O‬دورت او‪ 560‬وار دور ‪164 C‬ن‬
‫آآن ‪hF:‬‬
‫‪+‬ر‪ ;9 hF:‬اوچ او‪ 560‬او ‪ Y‬ور@‪164 56‬ن ‪164‬ن ; ‪$‬ن ‪;2‬‬
‫‪P‬آ ‪I‬ر ا‪G‬اض در‬
‫‪+‬ر‪ 3Y P‬او‪ 560‬زى & او‪ 560‬او ‪ Y‬ور ‪$ 21‬ن ‪4 C‬وس‬
‫ا‪I4‬م ‪P‬خ ‪ ;9 21‬دورت او‪ 560‬او & @دل آاى ‬
‫آر‪ 0‬ا‪E9@ 4‬‬
‫آر‪ ;9 0‬ا‪ 5:‬او‪ 560‬او & ‪ ; 4‬زا ‪ 56@ 19‬زا ‪164‬ن @‪; 56‬‬
‫زا ‪ ;9‬ى او‪560‬‬
‫او & ‪P‬خ ‪ C‬ر=ن ‪ 9i‬دو‪ C‬آاى ا‪ 6‬زا ‪$‬ن ‪C‬‬
‫او‪560‬‬
‫‪1‬‬
‫‪над буквой ха две точки.‬ن ‪В слове‬‬
‫ن ‪Далее в рукописи зачеркнуто:‬‬
‫ ‬
‫‪3‬‬
‫‪Так в тексте.‬‬
‫‪4‬‬
‫‪В этом месте над и под строкой черными чернилами со знаком‬‬
‫! ن دورت او او ر ‪вставки вписана фраза‬‬
‫‪2‬‬
‫‪39‬‬
‫ زا او ى او آاى ن او‬
‫ آاى ر‬
‫‪л. 104 об.‬‬
‫ وس دورت او او*)(ور ‪ %‬زى ' &‪ $%‬ا"م "ر‬
‫‪ /%‬ر‪.‬‬
‫‪(5‬ور ر ا ل ا‪( 3 45‬ن اول ن * او آ‪ 0 1‬ن‬
‫ ا‪ 5‬او‬
‫او*)(ور ‪ 8‬ن زا ‪ %‬ن ‪" 7‬ر (ار ‪ /%‬ق ‪(5‬ور ا‪ 45‬او‬
‫‪"9‬م‬
‫‪ "9‬ى ‪(5‬ور (ار ‪ /%‬ق ا‪ 9 $‬ى ‪( 3‬ن دراو& ‪( 3 4‬ن‬
‫او>ن او <و ‪ =*%‬او <او ا(اردر اوچ او ‪ %‬ن * ‪3 :%‬‬
‫ "ر ا @اض او*)(ور و ‪ =*%‬او ‪ = 0%3‬در "ر *‪(5‬ن‬
‫‪A‬و*(ور‬
‫آر ب ن ‪ 3‬م &اآ‪C /% D B@ E‬ن ‪ B0 8‬ا‪ G3‬ق ا(وب ‬
‫‪K‬و‪ $‬دن وج ا(وب ‪$ 9%‬ء ‪ $H7‬آب ‪%‬روم ‪ %‬ق او*ب‬
‫ا (ن آ‪ L‬ا*‪/‬روز‪ L‬آب ‪(33 B59‬و ‪ $ ١١٥٠$‬د‪ L‬ا(ى ‪ 3‬ر‪ R‬ه‪4‬ة‬
‫‬
‫ز ‪ D 5[١١٧١ $] L( $ =0‬د‪ 3‬و وّ‪ 3‬و (‪ 0 T7‬و د‪B‬‬
‫ا"م ا‪) $‬ف و ر‬
‫و ‪@Z‬اء ‪ 9‬آ‪ $0%(* Y'0 $‬و ‪ X.‬ا*‪"5‬م ا‪ 9 $‬آ‪ B B‬ش‬
‫ا ن‬
‫‪л. 105‬‬
‫<‪ 3‬و '‪ 0‬زا او ازا < ‪ Y @Z‬د‪ L‬ز و ذ ‪& /‬ق‬
‫ا*‪ 0K‬ج ا* ر' ا‪* D3 a‬‬
‫ا*‪ K‬ج ‪ %‬ن ‪ D‬د‪ 3‬ا*‪ $‬ازا ا ‪G7‬ى او*ب د(‪ $ $5‬او*‪$‬‬
‫(وآ ‪3‬ار‪1‬‬
‫*دن <‪ Y‬ا‪T‬ن ‪ 3‬ر‪ 1‬ز دب ا ‪G7‬ى او*(‪ b% L(%‬ا*‪< YD‬ا‪$‬‬
‫‪0c‬‬
‫‪3‬ار‪* 1‬دن و ‪ e%‬ا> ‪ d/‬و ‪%‬دن آردوآ<‪ L‬آر‪0c L‬‬
‫‪ 3‬ر‪1‬‬
‫ زد‪(%‬ن ‪ f L‬او*ب او‪ %‬ن د ‪%‬دا‪ L<7‬ر‪ 8‬و ز ا(‪ L‬رور ‪$‬‬
‫ <ى‬
‫ب ا*‪ 3 3 B* D‬م‬
‫‪3‬ز‪ L‬دا* و< ‪@Z‬ى د دن ‪Z‬اش ا‪> $3‬ر ا‪ B‬ر ّ‬
‫‪Указание года вписано между строк.‬‬
‫‪5‬‬
‫‪40‬‬
Óêàçàòåëü èìåí
ê ôàêñèìèëå è òåêñòó6
‫"ن‬9 B‫ – ار"ن ا‬л. 103об., 104
‫ آ‬B‫ – ار"ن ا‬л. 103 об.
‫ زى‬% B‫ – ا"م ا‬л. 104
‫ وس‬B‫ – ا"م ا‬л. 104 об.
b ‫ – ا‬л. 104
$َ%‫ْد ُو‬/َ *‫ – ا‬л. 103 об.
‫ – اورو@ ن‬л. 104
< ‫ –او‬л. 103об., 104 об.
‫ ق‬/‫ – ا‬л. 103 об.
‫ – ا(ار‬л. 104 об.
‫ ن خ‬8 B‫ – ازا ا‬л. 104
‫ زا‬B‫ – ازا ا‬л. 104
‫ – ا رس‬л. 104
‫–ا ل‬л. 103, 103 об., 104 об.
$73 – л. 104
q3 – л. 104
$%3 – л. 104
‫ ن‬c‫ – ر‬л. 104
‫ – ر س‬л. 104
‫"م‬9;Y9 –л. 103 об., 104 об.
‫"ن‬9 – л. 103 об., 104
$%)/7) $%)/)) – л. 103 об., 104
* –л. 103 об.
‫ – زا‬л. 104
$%‫ – زدو‬л. 104
‫ ن‬7s –л. 103 об.
‫ ر ن‬3 3 – л. 104
‫ و ن‬3 – л. 103 об.
$%‫و‬9/3 – л. 103 об.
$% B‫* ا‬3 – л. 104
‫ زا‬B‫* ا‬3 – л. 104
6
Одноименные личности снабжены указанием на имя отца.
41
‫‪ 3 – л. 104‬ن‬
‫‪3 – л. 104‬و‪$%‬‬
‫‪q<53 – л. 104‬‬
‫‪3 – л. 104 об.‬‬
‫‪= 0%3 – л. 104 об.‬‬
‫‪ 8 – л. 104‬ن *‬
‫‪ 8 – л. 103, 103 об.‬ن ات‬
‫‪ 8 – л. 104‬ن &‬
‫‪ 8 – л. 103 об., 104‬ن خ‬
‫‪ 8 – л. 104 об.‬ن زا‬
‫‪> $Z – л. 103‬ى‬
‫‪ – л. 104‬ى‬
‫‪ ' –л . 104‬‬
‫‪ $%& ' –л . 104‬ا‪ % B‬زى‬
‫‪ $%& '- – л. 104 об.‬ا‪ B‬وس‬
‫‪& – л. 104‬ژى‬
‫‪ – л. 103 об.‬دود‪ L‬رو‪ $%‬ا‪ 3 B‬و ن‬
‫‪ – л. 104‬دود‪ L‬رو‪ $%‬ا‪ B‬ار"ن ا‪"9 B‬ن‬
‫‪ – л. 103 об.‬دو* آاى ا‪ B‬آ‬
‫‪ – л. 104‬دو* آاى ا‪ B‬زا‬
‫‪ – л. 103 об., 104‬ن ا‪ B‬دود‪ L‬در‪$%‬‬
‫‪ – л. 104‬ن ا‪q<53 B‬‬
‫‪ – л. 104‬ن ‬
‫‪ . – л. 104‬ن‬
‫‪ 7 – л. 104‬ن آاى‬
‫‪ 3 $%7 - $%7(?) –л. 103 об.‬ن‬
‫‪7 – л. 104‬آ ‪$%‬‬
‫‪*7 – л. 104‬خ ا‪ B‬زا‬
‫‪*7 – л. 103 об.‬خ ا‪ B‬دو* آاى‬
‫‪% – л. 103 об.‬د ‪*7 $%‬خ ا‪B‬‬
‫‪*7 – л. 104‬خ ا‪ % B‬زى‬
‫‪ X' – л. 103‬آ ل‬
‫‪ – л. 104‬آاى‬
‫‪ – л. 104‬دل آاى‬
‫‪ – л. 103, 104 об.‬ب ن‬
‫‪ – л. 103 об.‬ا‪ B‬آ‪ 1‬ن‬
‫‪ – л. 104 об.‬ا‪ B‬وس‬
‫‪ – л. 104‬زا‬
‫‪42‬‬
‫ – ن‬л. 104
$% – л. 104
‫ دو* آاى‬B‫ زى ا‬% – л. 103 об.
‫ وس‬B‫ زى ا‬% – л. 104 об.
$%)/) B‫ زي ا‬% – л. 104
* ‫ ن‬% – л. 104 об.
7 ‫ ن‬% – л. 104 об.
$%) % – л. 103 об.
$% % – л. 103 об.
By % – л. 104
$% ‫د‬% – л. 103 об.
=*%) =*%) – л. 103 об., 104 об.
:% – л. 104
:% – л. 104 об.
$%T% – л. 103 об.
B‫ ا‬$% % – л. 103 об.
* ‫ ن‬8 B‫ ا‬$% % – л. 104
‫ – آآ ن‬л. 104
E‫ – آ‬л. 103
‫ ن‬1‫ – آ‬л. 103 об.
* B‫ ن ا‬0 1‫ – آ‬л. 104 об.
‫ ق‬/‫ ا‬B‫ – آ ا‬л. 103 об.
‫ دو* آاى‬B‫ – آ ا‬л. 103 об.
$%‫ – آر‬л. 104
$َْ*َ – л. 104
‫ – >رون‬л. 103
$%& ' B‫( ا‬K – л. 104
$%‫ آر‬B‫( ا‬K – л. 104
‫ – آاى‬л. 104
* – л. 104 об.
‫ – وس‬л. 104, 104 об.
‫ – ح او م‬л. 103
R $% – л. 103 об.
‫ – ك‬л. 104
L )0 – л. 104
43
Óêàçàòåëü
ãåîãðàôè÷åñêèõ íàçâàíèé è ýòíîñîâ
ê òåêñòó
|8‫ زو‬0*‫ – ا‬л. 103
‫" ى‬9) ‫ ى‬9) – л. 104 об.
E‫ – &اآ‬л. 103, 103 об., 104 об.
‫روز‬/*‫ ا‬L‫ – آ‬л. 103, 104 об.
.‫ ر‬/% – л. 104 об.
‫ ن‬/% – л. 103, 104 об.
‫ ش‬3 b<% – л. 103
$ 9% – л. 104 об.
‫ ن ى‬% – л. 103
– л. 104 об.
‫ ق‬/% ‫ – (ار‬л. 104 об.
44
ÏÅÐÅÂÎÄ ÒÅÊÑÒÀ
[л. 103]… придя к горе Эльбурз (‫روز‬/*‫ ا‬L‫)آ‬, поселились
там, ханом стал некий бек Араб — из потомства Ларуна
(‫)>رون‬, потомка Сама — старшего сына Нуха. Он подчинил всех коптов. Оттуда, придя морем на реку Кубань и в
место, называемое Кызыл-таш, а оттуда в местность под
названием Зоуджак (|8‫ )زو‬в шести часах [пути], где,
выйдя из кораблей, расселились1. Затем Араб-хан
скончался. После его смерти халифом стал его сын Кесс
(E‫)آ‬, после его смерти халифом стал его сын Харфелай
(‫ >ى‬$Z). Затем звание эмира страны (5 ‫ )ا‬вручено
было Иналу. Упомянутый Инал был повелителем таким
совершенным, что каждому делу в этом бренном мире
было предназначено [свое], все дела творились по правде,
на благо и добродетельно. В каждом начинании не было
перемены, и все совершалось по задуманному, черкесский
народ верит, что каждая его молитва была услышана.
В наше время, когда кто-нибудь из них молится, то восклицает „О, Инал!“»2.
У Инала было три жены. От старшей жены у него был
сын по имени Джан-хот (‫ ن ات‬8) [л. 103 об.], от второй
жены два сына — Бек-Булат (* ) и Беслам (Y9). От
третьей — сыновья Унамез (< ‫ )او‬и Карлеш (=*%).
Хотя они и были христианами, их появление и упадок,
продолжительность лет, многочисленность и скудость не1
Я.Потоцкий перевел этот пассаж так: «Оттуда они пришли на
кораблях в Суджук-калу, а оттуда по суше к устью Кубани, до места
в 6 часах перехода, называемого Кизил-таш, или Красный камень;
там они размножились, и там же умер Абдун-хан». Хотя можно допустить и другое чтение — «Алты-саат Зоуджак» как название местности.
2
У Я.Потоцкого: «Инал был мужественным, справедливым и великодушным. Во время его правления многие народы подчинились
ему и жили по его законам. Он правил долго, прославился по всему
Кавказу и всегда был удачлив в войнах. Жители Кабарды говорят
о нем еще и в наши дни и хранят его золотой крест».
45
известны, [а все потому что] не найти среди них ученых из
уламы.
В свою очередь у Джан-хота было два сына — Таусултан (‫ و ن‬3) и Кайтуко ($% %). У Тау-султана был сын
по имени Додеруко (‫(و‬H%‫ رو‬L‫)د‬, у которого было два сына,
по имени Айбак (‫ ق‬/‫[ )ا‬и] Султан-бек ( ‫) ن‬. Сын
Айбака — Келемет (‫)آ‬. У него было трое сыновей: Арслан-бек ( ‫)ار"ن‬, Калчуко ($%T%) и Девлет-Гирей ( *‫دو‬
‫)آاى‬. У Калчуко — сын Альбардуко ($َ%‫ْد ُو‬/َ *‫)ا‬, а у ДевлетГирея — трое сыновей: Келемет (‫)آ‬, Кази (‫ زى‬%), Шавлох (‫*خ‬7). У Султан-бека — Клехсан (‫ ن‬1‫)آ‬, а у него
двое сыновей — Али ( ) и Каншуко ($%) %). У упомянутого Тау-Султана был только один сын Кардануко ($% ‫د‬%),
у которого было трое сыновей — огланов Таусултановых:
Шавлох (‫*خ‬7), Пушт-хан (‫ ن‬7s) и Шевке ($%7) 3.
У упомянутого сына Инала Джан-хота был сын Кайтуко, у сына которого Беслана (‫"ن‬9) было шестеро сыновей. По порядку: Нукенох (R $% ), Джансух (‫ ن خ‬8),
Кануко ($% %), Бешбешуко ($%)/)), Табасруко ($%‫و‬9/3),
Арслан-бек ( ‫)ار"ن‬. У сына Беслана [л. 104] Джансуха
было шесть сыновей: Кылыч (:%), Орускан (‫)اورو@ ن‬,
Чужи (‫)&ژى‬, Сутман (‫ ن‬.), Иль-мирза (‫)ازا‬, Султанбек ( ‫) ن‬. Два сына Орускана: Шан-Гирей (‫ ن آاى‬7)
и Хату ( ').
У Иль-мирзы было четверо сыновей: Батырша ($73 ),
Батырби (q3 ), Бармас (‫ ) ر س‬и Барысхан (‫ ن‬c‫) ر‬. У упомянутого сына Беслана Арслан-бека было семь сыновей в
таком порядке: Боздуко ($%‫)زدو‬, Нук (‫) ك‬, Темруко ($%‫و‬3),
Лавма ($َْ*َ), Инарс (‫)ا رس‬, Додеруко4. У сына Джан-хота
Беслана был сын Бешбешуко, у которого два сына: старший Шукануко ($% ‫آ‬7), младший — Кази (‫ زي‬%)5. Сын
Шукануко — Алиуко ($% ). У него — четыре сына: Те3
Автор противоречит себе: до этого он называл Додеруко сыном
Тау-Султана. Текст дает возможность понять и перевести всю фразу
иначе: «трое сыновей-огланов: Шавлох, Пуштахан и Шевкето-султан».
4
Перечислено 6 человек.
5
Написано вместо зачеркнутого: Темирбулат Темир-султан.
46
мир-Булат (*3), Темир-Султан (‫ ن‬3), Куркан (‫)آآ ن‬,
Тенгиз-би (q<53). У упомянутого Тенгиз-бия трое сыновей: Али-Султан (‫) ن‬, Султан-бек ( ‫) ن‬, Джанчак (& ‫ ن‬8). На этом род Шукануко прервался. У сына
упомянутого Шабшуко ($%)/7)6 Кази было пять сыновей:
Хатоджуко ($%& '), Джан-булат (* ‫ ن‬8), Мусавес
(‫) وس‬, Ислам (‫ )ا"م‬и Шавлох. У Хатоджуко четыре
сына: Адиль-Гирей (‫) دل آاى‬, Мехмед ((K), Коргуко
($%‫)آر‬, Исмаил (b ‫)ا‬. У Коргуко два сына: Мехмед [и]
Инат-шах мирза (L )0)7. У Джан-Булата четыре сына8: Бек
мирза, Кайтуко, Али-мирза, Султан-Али. У Бек-мирзы семь
сыновей: Шавлох, Темир-Булат, Татар-хан (‫ ر ن‬3 3), Каин
(By %), Батуко ($%3 ), Девлет-Гирей, Иль-мирза (‫)ازا‬. У сына Джан-Булата Али-мирзы сын Хасай (‫) ى‬, его сын
Мамат-Гирей (‫) آاى‬, его сын Султан-Али, его сын —
Салат-Гирей (‫) آاى‬. [л. 104 об.]
У упомянутого Мусавеса четыре сына: Кази, Али, Хатужуко, Ислам. Они — кабардинские беки. У Клехистана
(‫ ن‬0 1‫ )آ‬сына Минг-Булата (* )9 первого от упомянутой второй жены Инала двое сыновей. Это Джанмирза и Каншов (7 ‫ ن‬%). Они беки кабака Мундар ( ‫ (ار‬
‫ ق‬/%). Его второй сын Беслам (‫"م‬9) — беки (sic!) бесленай.
Кабак Мундар и вместе с Бесленей — от одной жены. От
третьей жены — Унамез и Карлеш. Сын Унамеза — Айдар
(‫)ا(ار‬. У него три сына — Канбулат, Кылыч-би, Тов (3). На
них род пресекся. Сын Карлеша — Тохтамыш (= 0%3).
Упомянутый Араб-хан соединил весь черкесский народ, то
есть коптов (‫ ن‬/%), выведя его из благословенного Египта
($‫و‬K ), и придя в город Кустантинийа ($ 9%),
и став там гостем Кесаря Рума (‫روم‬% ), оттуда пришел
к горе Эльбурз. Это случилось в 1150 году10.
В [тысяча] сто семьдесят первом году (1171)11 Его превосходительство (3‫ د‬D) великодушный и предоблестней6
До этого упоминался как .
Два имени вставлены над строкой черными чернилами.
8
Фраза вставлена черными чернилами ниже строки.
9
Ранее он назван Бек-Булатом.
10
1737–1738 гг.
11
1757–1758 гг.
7
47
ший, озаренный и облагороженный исламской верой, соболезнующий беднейшим из бедняков милостию и добрым словом, [л. 105] его превосходительство Иль-мирза,
Бек-мирза-оглу обратился к нам — бедняку в этом греховном мире, весьма нуждающемуся в милосердии Всевышнего Господа ал-Хадж Курбану (‫ ن‬% ‫ ج‬K*‫ — )ا‬с благородным приказом, сказав, «напиши для нас «Историю», из тех
историй, что ты знаешь». Получив этот благородный приказ, мы, скудный знаниями, взяв из «Кратких историй»
(‫ *دن‬1‫ار‬3 0c) и «Преданий пророков» (d/ >‫ ا‬e%)
и других преданий, написали эту «Краткую историю»
(1‫ ر‬3 0c). И всех наших братьев на этом свете просим,
посмотрев и прочитав ее, исправить ошибки, а нас, бедняка, после благой молитвы не предать забвению. Аминь.
О, Господин миров. Закончено.
48
ÏÐÈËÎÆÅÍÈÅ
49
50
ÏÅÐÅÂÎÄÛ È ÏÅÐÅÑÊÀÇÛ
Jean Potocki. Voyage dans les steps d’Astrakhan et du
Caucase. Histoire primitive des peuples qui ont habité
antérieurement ces contrécs. Ouvrages publiés et accompagnés de notes et de tables par M.Klaproth, Membre des
Sociétés Asiatiques de Paris, de Londres et de Bombay. Tome
Premier. Paris, 1829. P. 156–162.
51
52
53
54
55
56
57
Кабардино-русские отношения в XVI–XVIII вв. Том 1. М.:
АН СССР, 1957.
1. Родословная кабардинских князей и мурз XVII в. (из
Родословной книги, принадлежавшей А.М.Пушкину).
Род черкаских князей и мурз.
Глава 28.
Иналь-мурза, а у Иналь-мурзы сын Тобулду-мурза. А у Тобулды-мурзы дети Инармас да Янхонт да Минбулат. А у
Инармаса-мурзы дети: Идар-мурза да Убит; у Идар-мурзы
дети: Комургун да Желегот да Канбулат да Елбузду; а у Битумурзы дети Елбутлуко да Конуко бездетен. А у Кермургукамурзы дети: Мамстрюк да Домонуко да Салтман, в крещении
князь Михайло; а у Желегота-мурзы дети: Ардашов — бездетен да Иланд — бездетен, да Канклыч; а Канбулата дети: Кудонес, да Хокяго — бездетен, да Хорошай, во крещении
князь Борис, да Пшимахо да Ечекан непрямые жены; а у Елбузды-мурзы дети: Битемрюко да Осламбек бездетен да Озмек бездетен. А у Елбузлука дети: Нарчов, да Коншока —
бездетен, да Ковжак — бездетен, да Тагята — бездетен, да
Шагонуко, да Идар, да Кита — все бездетны. А у Мамстрюка-мурзы дети: Актулум, да Шаралп, да Ковшов, во крещении
князь Дмитрей, да Гуж, да Аликай, да Туко — все бездетны;
а у Думунука-мурзы дети: Аламбек — бездетен да Аслам —
бездетен да Тозрыть — бездетен. А у Канклыча-мурзы дети:
Анзоруко — бездетен да Сунчелей. А у Куденет-мурзы дети:
Келмамет — бездетен да Уруслан, во крещении князь Яков,
да Илдар; а у князь Бориса сын князь Иван — бездетен, был
в боярех; а у Пшимах-мурзы сын Канбулат; а у Ечекана-мурзы дети, что непрямой жены: Салтан да Охлов. А у Битемрюка-мурзы сын Кашов. А у Нарчова-мурзы дети: Минбулат да
Талаустал да Темир-Аксак да Косай. А у Салтан-мурзы дети:
Инармас да Клык. У Сунчелея дети: князь Шолох да Будачей
да Мицаль да Желегот, во крещении князь Федор — бездетен, да Олегуко да Сунчелей, во крещении князь Григорей.
58
А у Тошов-мурзы сын Бислам. А у Будачей-мурзы дети:
Мамстрюко да Холжюко; а у Муцал-мурзы дети: Каспулас да
Кантемир непрямой жены.
А у другова Тобулдова сына у Яхонта-мурзы дети: Талаусталь да Бесле. А у Толаустала дети: Таторуко да Кардал да
Созоруко — бездетен. А у Беслала сын Котуко. А у Таторука
дети: Шолох да Пишта; а у Кордала сын Ибак. А у Котука
дети: Шалшока, да Осламбек, да Вшинуко, да Кануко, да Янсох. А у Шолоха дети: Хороша да Джантемрюко да Онфока
да Талаусталь; а у Пишты дети: Бек да Согурбек да Ла варсак.
А у Бака дети: Ильдар да Суркой да Кельметь — бездетен.
А у Шапшока Кутукова сына дети: Шагунуко да Козыко да
Темрюко — бездетен; а у Сломбека дети: Левай, да Дударуко,
да Яхонть, да Соторхань, да Инармас; а что Пшинука сын
Ильжаруко; а у Канука дети Дадорукокулей да Яим — бездетен да Куденет — бездетен; а у Янсоха дети: Клыч, да Ильмуряа, да Урускань, да Тохсока, да Кочкас, да Сортмань. А у
Хорошая сын Минбулат. А у Сурбека дети: Шибан да Олфока.
А у Илдара сын... а у Суркая сын... (Пропуск в тексте). А у
Шегонука дети: Олегоку, да Черегуко, да Янфоко, да Хапых,
да Самти; а у Козыи дети: Антокжюко, да Шолох, да Янбулат, да Мысост, да Ислам. А у Дадорукакула сын Салтман.
А у Клыча сын Тлосталбек; а у Иль-мурзы дети... (Пропуск
в тексте)
А у третьева Тобулдова сына у Минбулата-мурзы дети:
Клехстань. А у Клестана дети: Джа-мурза да Варсан-мурза — бездетен, да Кошов да Тагята. А у Джа-мурзы сын Алскан; а у Кошова дети: Сопоруко да Отек; а [у] Тегята сын
Бозоруко. А у Олкаса дети: Мундар да Суркай — бездетен,
да Араскам — бездетен, да Пишка — бездетен, да Мамет —
бездетен. А у Супоруки дети: Мурзабек да Дзахмиш да
Илехстан, все три бездетны; а у Андека дети: Мамат — бездетен, да Охлов. А у Оборуки — Аслам. А у Мундарака дети — Казы... (Пропуск в тексте) А Охолов сын Шолох.
А Ослаковы дети: Баруско да Кардан да Тотархань да Желегот, во крещении князь Иван, а был женат у князь Алексея у
Чертенка Долгорукова на дочере, да Танжохань да Суркай —
бездетен.
59
2. Родословная кабардинских князей и мурз XVII в. (из
родословной книги, принадлежавшей А.И.Лобанову-Ростовскому).
[Глава] 28.
Род кабардиньских и черкаских мурз и князей.
Акабгу. Акабгины дети Табулы да Веслень, и Табула остался в Каборде, а от нево пошли все кабардинские и черкаские, а Веслень от нево ис Каборды откочевал прочь в Беслене, там ево и род пошол в Бесленях.
А у Табулы-мурзы 4 сына, первой сын Инармас, другой
сын Янхот, третий сын Минбулат, четвертай сын Кирклыш.
И от тех четырех братов пошли Айдареевы, да Казыевы, да
Шолоховы, да Мударовы, да Охлововы, да Расарамурзины.
У перваго у Табулына сына у Инармаса-мурзы один сын
Идар, князь кабардинской, а у [И]дара князя пять сынов.
1 сын Темрюк, князь кабардиньской, а у Темрюка-князя 3 сына: 1 сын Доманука, 2 сын Мастрюк-князь, княженством кабардиньским пожаловал его государь, а в Кабарде княженства ему не дано было, 3 сын Салтанькул, а во крещение было
ему имя князь Михайло Темрюкович, и князь Михайло на
Москве умре бездетен; да дочь Темрюка-князя княгиня Марья Темьрюковна была за царем Иваном Васильевичем. А у
Дамануки-мурзы 4 сына: 1 сын Асланбек бездетен, убили ево
козаки гребенские на перевозе на Суншо не введы, 2 сын Сауслан, 3 сын Тазрыт бездетен, убили ево Мудар да Охлов, как
оне приходили на Мудара да на Охлова для животины, 4 сын
Кун-мурза бездетен, умер своею смертью. А у Мастрюка-князя 3 сына, 1 сын Каншов-мурза, а во крещение князь Дмитрей
Мастрюкович, 2 сын Алей-мурза, бездетен, убили ево под
Шолоховыми кобаками, как государевы люди ходили при
Миките Вельяминове, 3 сын Кайтука мурза, бездетен, утонул
на Кубане реке, как в добычю ездил под обазинцов. А у Сланбека мурзы 2 сына, 1 сын Инармас-мурза, бездетен, убили ево
Мудар да Охлов, как оне приходили на них, 2 сын Клычмурза, бездетен, убили ево во 144-м году Саталтан-Магмутовы дети Адемир да Казаналп. А кабаки за ними были дедов
ево Домануки да Мамстрюки князя, а ныне те все кабаки Клычовы за Будачеем. Всех кабаков 11, а людей в них 250 человек с лишком, опричь черных людей, а люди добры.
60
А Домануку да Мастрюку убили Казы-мурза з братьею зазвав к себе меду пить, и держав их у себя два дни скованых и
на третий день убили. А сам Казы с кобаками своими и с их
откочевал в Беслене и жил там три годы. А Сунчелей да Куденет з братьею прибежали на Терек, и с тех мест Сунчелей
на Терке и остался. А Мамстрюк добр был собою гораздо
и дороден, и боялись ево многие в Каборде, в зависти ево
и убили.
Другой сын Идара ж князя кабардиньскаго Биту, князь кабардинской, а у Биту-князя один сын Елбузлука-мурза, а у
Елбузлуки-мурзы 6 сынов: 1 сын Загоштока, мурза, бездетен,
убили ево бесленцы; 2 сын Тагета-мурза, бездетен, умер собою; 3 сын Наршов мурза, государь пожаловал ево княженством, а в Кабарде княженства ему не дано, 4 сын Каншокамурза, бездетен, убили ево городцкие откоченя в погоне за
ногайскими тотары не введы; 5 сын Шеганука, бездетен, убили ево Мудар да Охлов с Тазрытом вместе; 6 сын Идар не
женат, собою худ и в уме обычной. А у князя Нарсова 4 сына,
все молоды, 1 Минбулат-мурза лет в тринатцеть. А у князя
Нарчова з братом и з детми 7 кабаков, а в них 70 человек узденей.
Третей сын Идара ж князя кабардиньскаго Желегот-мурза,
а у Желегота-мурзы один сын Канклыч-мурза, а у Канклыча
мурзы 2 сына: 1 сын Анзорука-мурза дородной и славен был,
добр гораздо, бездетен, умер своею смертью; 2 сын Сунчелей-князь терской жилец. А у князя Сунчелея 7 сынов: князь
Шолох бездетен, с лошади убился и умер, 2 сын Будочеймурза, 3 сын Алкас, бездетен, умер своею смертью, 4 сын
Муцал-мурза, 5 Желегот-мурза, во креще[нь]е князь Федор,
умер молод, 6 Алегука живет в Коборде, 7 сын Сунчелей, а во
крещение имя ему князь Григорей, да две дочери, первая дочь
Хан за Ильдаром Ибаковым сыном Шолоховым, другая дочь
Увжугта выдана за шаха на Терке. За ними в слободе с четыреста человек, да татар в отарех с шестьсот человек.
Четвертай сын Идара ж князя кабардинского Канбулат
князь кабардиньской, а у Канбулата князя 4 сына: 1 сын Куденет-князь от государя пожалован княженством кабардиньским и в Кабарде ему княженство дано было; 2-й сын Хакего,
бездетен, убили ево в Шолоховых кобаках козлары, Хатовых
кобаков уздени, ездил красть ночью; 3 сын Хорошай-мурза,
61
во крещение имя князь Борис Канбулатович; 4 сын Пшимахакнязь от государя пожалован, а кабардиньскаго княженства
ему не было.
А у князя Куденета 3 сына: 1 сын Кельмаметь-мурза,
2 сын Урасхан-мурза, а во крещение князь Яков Куденетович,
3 сын Ильдар-мурза. А у князь Бориса Канбулатовича сын
князь Иван Борисович; а у князя Пшимаха один сын Канбулат.
А кнеиня Бабапсуха Алькасовна после Куденета-князя была за князь Пшимахою, а Бабапсух Мудару князю родная сестра, а Бабапсухина родная сестра Айдемира Ондреевьскаго
мать. А кабаков их 4 кабака небольшие, узденей в них с тритцеть с пять человек.
Пятой сын Идара ж князя кабардинскаго Кадышука-мурза, бездетен, умер собою.
Род Казыевых да Шолоховых мурз и князей.
От другова от Табулына сына от Янхота пошли Казыевы
да Шолоховы, от Бесленя пошли Казыевы, а от Тасолтана
пошли Шолоховы.
У другова Табулына сына у Янхота-мурзы первой сын
Беслень, а у Бесленя сын Кайтука-мурза, а у Кайтуки мурзы
5 сынов: 1 сын Пшаопшока-мурза, 2 сын Осланбек мурза,
3 сын Ташнинука-мурза, 4 сын Кайтука, князь кабардинской,
5 сын Янсох-князь, княженство дано ему на Москве при царе
Федоре Ивановиче всеа Русии, как был на Москве, а в Каборде княженства ему но давывали.
А у Пшаопшоки-мурзы 3 сына: 1 сын Шеганука-мурза
умер своею смертью, 2 сын Козый-мурза, дородной, славной,
убили ево тотаровя Большаго Нагаю, как на их кабаки приходили весь Большой Нагай, а поднимал их Хорошай, Шолохов
сын; 3 сын Темрюк-мурза, бездетен, убили ево кумыченя. А у
Сланбека-мурзы 5 сынов: 1 сын Ливан-мурза умер своею
смертью, бездетен, 2 сын Янхоть-мурза, 3 сын Дударыкамурза, бездетен, убили ево братья, Янсоховы да Канукины
дети, 4 сын Татархан-мурза, бездетен, убили ево беслейцы,
5 сын Инармас-мурза, бездетен, убили ево с Козыем вместе
тотаровя Большего Нагаю; а за Ирмасом была князь Дмитреева родная сестра Мастрюкова Каншовха, а ныне она в Черкасех в Кеморхах. А у Тапшануки-мурзы 1 сын, Елже-рукамурза, бездетен, умер своею смертью. А у Кануки князя 6 сы62
нов: 1 сын Дударыка-мурза, умер своею смертью, а жил в
Ондрееве деревне, дворишкав за ним всего с пять было, 2 сын
Кул-мурза, бездетен, умер своею смертью, 3 сын Хатыкумурза, бездетен, умер своею смертью, 4 сын Аксыка-мурза,
бездетен, убили ево с Казыем вместе татаровя Большаго Нагаю, 5 сын Куденет-мурза, бездетен, убили ево с Козыем вместе тотаровя Большего Нагаю, 6 сын Яным-мурза, бездетен,
умер своею смертью, на Терке был в омонатех. А у Янсохикнязя 7 сынов: 1 сын Сортман, бездетен, убили ево беслейцы,
2 сын Докчюка бездетен, убили ево нагайцы Большего Нагаю, 3 сын Кочкан-мурза, бездетен, убил брат ево двоюродной Татархан, 4 сын Клыч, убили ево под Шолоховыми кобаками, 5 сын Ель-мурза, живет в бегах от Алегуки в Ондрееве
деревне, а Олегука у нево убил дву сынов, а он поднимал на
Олегуку Большова Нагаю мурз и тотар, 6 сын Ураскан-мурза,
ныне живет с Ель-мурзою в Ондрееве деревне, а за ним родная сестра Килмаметева Куденетова сына Шупхан, 7 сын
Чюжей-мурза, бездетен, убил ево Хотокжука-мурза Казыев
сын, а сиживал Чюжей в оманатех на Терке. А у Янхотамурзы Осланбекова сына 1 сын Безрука, убили ево свои ж
Алегукины Кобарды. А у Дадаруки-мурзы Канукина сына
1 сын, Сортман-мурза, бездетен, утонул в Сунше. А у Клычамурзы Еньсохова 1 сын Салтан бек-мурза, в Ондрееве деревне ныне с Ель-мурзою. А у Ель-мурзы Енсохова 2 сына в Кабарде маленьки, а третий сын, середней, на Терке в оманатех,
что к Москве ево привезли. А у Суркая-мурзы Еньсохова сына 1 сын маленек. А у Безруки-мурзы Енхотова 1 сын маленек, кормят ево в Олегукине Кабарде. А у Салтанбека-мурзы
1 сын маленек в Каборде ж. А у Шегануки-мурзы у Шаопшокина сына 6 сынов: 1 сын Алегука-мурза, славной и дородной, ныне он жив, 2 сын Черегука-мурза, бездетен, умер своею смертью, 3 сын Анфока-мурза, бездетен, убили ево с Казыем вместе тота ровя Большего Нагаю, 4 сын Хапых-мурза,
ныне жив, а за ним сестра родная Кельмамета Куденетова
сына, 5 сын Салтанбий-мурзе, не женат, и ныне жив, сестра
родная их Пархонь Шолохова и Муцалова, одново брюха
двойни Салтанбий и Пархань, сын Пшимаха-мурза, бездетен,
убил ево Олегукин уздень и збежал в Ондрееву деревню. А у
Казыя-мурзы 5 сынов: 1 сын Ходокжука-мурза, добр и дороден своею головою, ныне жив, владеют два их — Олегука да
63
он — всеми кобаками, 2 сын Шолох-мурза, бездетен, умер
своею смертью, 3 сын Енбулат-мурза ныне жив, женило на
князь Нарчове дочери, 4 Мысок-мурза, ныне жив, не женат,
5 сын Ислам-мурза, не женат. А у Олегуки-мурзы 3 сына, все
маленки, большому лет з десять, один, се редний, сидел на
Терке в оманатех. А у Хапыхи-мурзы один сын маленек. А у
Хотокжуки-мурзы один сын, был на Терке в омонатех. А у
Олегуки да у Хотокжуки з братьею кабаков с пятьдесят,
а людей в них узденей добрых с тысячю с лишком, конных да
черных людей з две тысечи с лишком. А што козлары ныне за
Шолоховыми, Хатовы дети Еналука з братьею, те их жа Олегукины да Хотокжикины бывали.
У другова у Янхотова сына у Тасалтана 2 сына: Карданмурза умер своею смертью, 2 сын Тапсарука-мурза умер своею смертью. А у Кардана-мурзы 1 сын Салтанбек-мурза, убили ево кумыченя. А у Тапсаруки-мурзы 3 сына: 1 сын Шолох,
князь кабардинской, а государева жалованья кнеженства не
дано было ему, умер своею смертью, 2 сын Пышта-мурза,
убил ево племянник родной Хорошай-мурза Шолохов сын,
3 сын Лорсан-мурза, бездетен, умер своею смертью. А у
Сланбека-мурзы один сын Ибак-мурза, убили ево крымские
люди, как царь крымской на них приходил, а поднимал царя
Олегука. А у Шолоха-князя 5 сынов: 1 сын Хорошай-мурза,
славной и дородной и силен был добре, а не отросток был,
лише плоек и плечист, убили ево Мудар да Охлов у себя в
кобаках, после приходу крымскова бежал он сам третейз
братьею, и по заводу и по прашению Пыштовых детей Бека
да Саурбека за отомщение крови отца убили их; 2 сын Алкаше, бездетен, убили ево Мудар да Охлов с Хорошаем вместе;
3 сын Тасалтан, бездетен, сиживал на Терке в о[мо]натех
многие лета, убили ево Мудар да Охлов с Хорошаем вместе;
4 сын Шантемерука-мурза, бездетен, убили в горах; 5 сын
Анфока, бездетен, умер своею смертью. А у Пышты-мурзы
3 сына: 1 сын Бек-мурза, бездетен, умер своею смертью; 2 сын
Шарбек-мурза, убил его горской мужик Хорошаев дятка за
Хорошаеву кровь; 3 сын Лорсан-мурза, бездетен, убили ево в
козлареком кабаке в Хатовых ночью на краже не за веды.
А у Ибака-мурзы 3 сына: 1 сын Ильдар, Сунчелеевых зять,
2 сын Суркай, что сидел в омонатех многие лета, вор и збежал из оманат, 3 сын Кельмамет. А у Хорошая- мурзы один
64
сын Енбулат, лет в петнацеть, живет в Ондрееве деревне в
бегах. А у Саурбека-мурзы Пыштова сына два сына: 1 сын
Шебак молод, лет в 12, был на Терке в омонатех, 2 сын молод, мать у них одна с-Ылдаром Ибаковым, сперва была за
Ибаком, а после за Саурбеком. А у Илдара Ибакова сына
один сын маленек, дву готков. А у Ильдара з братьею кабоков
и с козларскими 40, а людей в них узденей конных с семьсот,
да черных людей с тысечю и больши. А козлары за ними Хотовы, да Кан-мурза з братьею и с племянники, да Пшимах
Ельканов сын з братьею и с племянники.
А у третьева Тобулдова сына у Минбулата-мурзы дети —
Клехстан; а у Клехстана дети: Джан-мурза да Л аваре ан —
бездетен, да Кошов да Тягята. А у Джа-мурзы сын Олкас. А у
Кошова дети: Сопоруко да Айтек. А у Тегята сын Боборуко.
А у Алкаса дети: Мундар да Суркай, бездетен, да Араскам —
бездетен, да Пышта — бездетен, да Маметь — бездетен. А у
Сопоруки дети: Мурзабек да Дзахмыш да Клехстан, все три
бездетны. А у Айтека дети: Маметь — бездетен, да Охлов.
А у Баборуки сын Ослан. А у Мундара дети Козый... (Пропуск в тексте). А Охловов сын Шолох. А Ослановы дети: Барука да Курдан, да Тотархан да Желегот, во крещении князь
Иван, а был женат у князь Олексея у Чертенка Долгоруково
на дочери, да Танжохан, да Суркай — бездетен.
65
Эвлия Челеби. Книга путешествия. (Извлечения из сочинения турецкого путешественника ХVII века). Вып. 2.
Земли Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. М. Наука. 1979.
Пересказ.
Эвлия Челеби делает ряд исторических экскурсов для доказательства происхождения всех кавказских народов от арабских племен. О происхождении лазов, абхазов и шегаков говорится следующее1. Вначале часть арабов-курейшитов бежала из Мекки в Багдад. Затем один из их вождей, Кису сын
Пеше, со своими людьми перешел на службу к византийскому императору, а от него — к генуэзскому правителю Галаты
в Стамбуле. Последний предоставил Кису в потомственное
владение земли на берегах Черного моря. Кису и три его брата сели на корабли, переплыли Черное море и обосновались
каждый в своем уделе. Лазка поселился в районе Трабзона,
и от него пошли лазы. Абаза стал жить в теперешней Абхазии. Кису со своим сыном Шегаке достиг Анапы и положил
начало племени шегаке. Впоследствии потомки его стали
родоначальниками целых сорока племен, расселившихся на
большой территории.
Затем Эвлия Челеби, ссылаясь на «древнегреческих, новогреческих, латинских, коптских, армянских, арабских, персидских и татарских историков», говорит о происхождении и
расселении по земле народов в период от Адама до XVII в.
Выясняется, что лицо земли украшают два народа — арабы
и аджем. Под народом аджем прежде подразумевали не только персов, но и множество других народов: татар, турок, жителей Арабского, Персидского и Дадианского Ирака, Бадах1
Evliyâ Çelebi Seyahatnâmesi Topkapı Sarayı Kütüphanesi Bağdat
308 Numaralı Yazmanın Transkripsiyonu-Dizini. Hazırlayanlar: Yücel
Dağlı, Seyit Ali Kahraman, Robert Dankoff. 7. Kitap. İstanbul: Yapı
Kredi Yayınları, 2003. С. 272–274.
66
шана, Азербайджана, Ирана, Турана и еще «сотни тысяч»
народов, воспринявших веру Мухаммеда.
Далее следует легенда о переселении арабов-курейшитов
на Кавказ. Араб из племени курейшитов по имени Джебль
аль-Хеме совершил во времена халифа Омара проступок, каравшийся ослеплением. Оставив вместо себя брата Пеше,
Джебль аль-Хемс бежал со своим родом к антиохийскому
императору. Император дал ему убежище в горах Антиохии.
Потом на Джебль аль-Хеме пошел войной Омар и вынудил
его бежать к испанскому королю. Король дал роду Джебль
аль-Хеме хасс в горах Албании. Здесь арабы смешались с албанцами, забыли свой язык и веру, стали говорить на албанском языке. Несколько сыновей Джебль аль-Хеме жили вместе
и сохраняли арабский язык. Не вынеся притеснений и обид от
албанцев, они отправились к генуэзскому королю в Галату.
Король дал в удел братьям земли в прибрежных районах
Черного моря. Лазка поселился в районе Трабзона. Народ его
ныне ошибочно называют лазами. Миграл стал жить возле
Батума и реки Чорох. Народ его также ошибочно называют
мегрелами. Абаза стал родоначальником абхазов. Садашан —
родоначальником абхазов-садаша. Шегаке обосновался в крепости Анапа. Народ его также называется шегаке. Бербере
сделал местом своего жительства остров Тамань, почему последний и называют землей Бербере. Мамелюке поселился
в горах Хабеш. Эта область Черкесстана называется теперь
страной Мамелюке. Бузудук укрепился в горах Обур. Народ
его называют бузудук.
О происхождении черкесов говорится следующее. Шейх
Пеше, которого Джебль аль-Хеме оставил правителем арабов-бедуинов, настолько хорошо управлял своими владениями, что халиф Омар дал каждому из сыновей Пеше в управление по одной провинции в Египте. Братьев звали: Кису,
Арабимеваль, Аранудизехт, Омур, Арнаут, Хатукай, Жанай,
Бесней, Болкай, Кабартай. В междоусобной борьбе за власть
в халифате Кису потерпел поражение. Ночью он тайно бежал
из своей ставки, захватив с собой всех своих детей. Когда
наутро противники обнаружили его исчезновение, они сказали: «Сара Кису», что означает «Правитель Кису бежал».
С тех пор и народ его стали называть саракису, сокращенно — саракис.
67
Искаженно это слово звучит «черкес». Бежав с поля боя,
черкесы поселились между Багдадом и Мосулом. Через много лет Хулагу-хан насильно переселил их на земли, лежащие
на юге Кипчакской степи, по ту сторону реки Кубань, у подножия горы Эльбрус. Правителями там всюду стали черкесы.
Их главенство признали и потомки четырех братьев, сыновей
Джебль аль-Хеме, которых звали Шегаке, Бузудук, Мамелюке и Бербере. За двести пять лет, прожитых здесь, число владетельных потомков черкесов достигло семидесяти человек.
Имя каждого из них стало именем племени, которым он
управлял. Далее Эвлия Челеби пишет о «странном» языке
черкесов, который, по его мнению, сложнее, чем 147 языков
разных народов в восемнадцати известных ему по путешествиям государствах, и «не поддается описанию».
68
Я.Рейнеггс. Всеобщее историко-топографическое описание
Кавказа // Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик: Издательство М. и В.Котляровых, 2010.
История происхождения современных черкесов, которые
также называются кабардинцами, не менее легендарна. Она
написана муллой Феррах эд-Дином в X веке хиджры, и поскольку они не имеют другой версии, она признается истинной всеми образованными черкесами. Она проявляется также
в некоторых свидетельствах древних географов, которых
мулла, несомненно, не читал.
«Предки этого народа, — говорится в истории, — произошли, согласно устной традиции, от расы зинджей (цыган), которая раньше проживала в провинции Купт, или Копт, в Египте,
откуда она была позже изгнана. Причина, которая вынудила
зинджей покинуть Египет, заключалась в том, что князь этой
области, которого звали Сер-Акус, выбил передние зубы некоему арабскому князю во время словесного состязания. Арабы по этому случаю потребовали удовлетворения, и, согласно
их требованию, Сер-Акусу должны были выбить столько же
зубов. Но Сер-Акуса не устраивал такой способ примирения.
Тогда арабы прибегли к праву оружия и объявили войну зинджам, которые спаслись бегством и затем некоторое время бесчинствовали в областях Средиземноморья, особенно на островах, удобных для пиратства, до тех пор пока Константин Великий не принял их и не поселил в различных странах.
Вся раса зинджей состояла из 4 орд. Ату, Адон и Гарезет
поселились во Фракии и Болгарии, но Сер-Акус со своей частью народа отправился на Кубань, и там его народ распространился под названием зинджей до Меотийского озера; отсюда они проникли во внутренние области и, наконец, овладели всей страной от моря до Маныча на протяжении многих
сотен верст».
В VI веке хиджры они покинули свою родину и осели на
Дону, но волнения у соседних народов не дали им возможно69
сти жить в длительном мире и спокойствии. Они были вынуждены удалиться в Таврию и осесть на реке Кабар, от названия которой и слова «да» (деревня) произошло название «Кабарда», или «кабардины». Однако я слышал от просвещенных
кабардинцев, что племя кабардинцев прежде называлось Кабар; оно произошло от Чингисхана, проживало в Крыму и
мигрировало оттуда.
В VII веке хиджры кабардинцы под этим именем оставили
Тавриду, поскольку они не нашли там тех условий, на которые рассчитывали. Они вернулись к старым жилищам на Кубани и поселились также на острове, который образуют Черное море, часть Меотийского озера и два рукава Кубани. Пока все у них было спокойно, они называли страну (в отличие
от неудобств, которое они встретили в Крыму) Кизил-Таги
(золотая земля, золотой камень), и остров до сих пор удерживает это название. Но, вероятно, и там не все их устраивало,
поскольку они продвинулись дальше на северо-восток под
руководством вождя Инала Дегеню в место, где жил небольшой народ черкесов.
70
Потоцкий Я. Путешествие по Астраханским степям и по
Кавказу // Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик: Издательство М. и В.Котляровых, 2010.
21 ноября. Сегодня вечером я получил известие об одном
ценном документе, который трудно достать; это генеалогия
князей Кабарды. Я потратил 3 или 4 часа, чтобы составить
генеалогическое древо, и добился большой точности и достоверности.
22 ноября. Сегодня я перерисовал и раскрасил мое генеалогическое древо и могу сказать, что я изготовил весьма благородное растение, достойное фигурировать в генеалогических лесах Германии. Однако оно представляется срубленным, поскольку некоторые неясности скрывают основание
этого почтенного пня; однако так же обстоит дело со всеми
родами в Европе.
Итак, род князей Кабарды начинается от Сема, сына Ноя;
это несколько удалено во времени, но соответствует утверждению, что они пришли из Аравии, и в этом утверждении
нет ничего абсурдного, поскольку точно известно, что, начиная с 800 года до 1200 года многие арабы приходили в Болгар, Маджар, Бессарабию и даже в Венгрию, где они основали город Пешт; их тогда называли исмаэлитами. Их потомки
до сих пор живут в южной части Кавказа или, по крайней
мере, жили в начале нашего века, о чем говорит Гербер. Следовательно, правящая в Кабарде фамилия могла прийти из
Аравии; однако не меньше правды и в том, что начало этой
генеалогии покрыто мраком неизвестности и искажено очевидными анахронизмами.
Текст. Пророк Ной имел трех сыновей, старшего звали
Сем. Сем имел 4 сыновей: Ларуна, Радуна, Лауна и Рауна. От
Ларуна произошли ханы Аравии, а от трех других — князья.
Эти князья терпели много бедствий в Аравии, поэтому они
ушли из нее и рассеялись по разным странам.
Комментарий. Если мы расположим три генеалогии по
столетиям, то эта генеалогия приведет нас к 1300 году, когда
71
арабским князьям в Сирии и Палестине пришлось много претерпеть от монголов. Но то, что следует дальше, не имеет
хронологического смысла или является, скорее, передержкой
вследствие азиатского невежества, согласно которому Константинополь всегда управлялся Константином, как будто он
мог править в течение 10 веков. Точно так же они не знают
в Персии никого, кроме Нуширвана, а в Иудее — Соломона.
Истинная генеалогия начинается только за 12 поколений до
князей Докшуки и Пшимаха, которые еще живы и составляют
отраду Черкесии.
Продолжение текста. Абдун-хан с небольшим числом
подданных прибыл к императору Константину. Там он оставался некоторое время, затем ушел оттуда и пришел к «киссарю» римлян. Абдун-хану очень понравилось у киссаря, однако он покинул и его и пришел в Крым, где обосновался на
реке, называемой Кабарда (в Крыму еще можно найти развалины замка, называемого Черкес-Кермен, а область между
Качей и Бельбиком, верхняя часть которой до сих пор называется Кабардой, носит название Черкес-тюз, или Черкесская
равнина. — Клапрот). Там у Абдун-хана родился сын, которого назвали Киссрай вследствие дружбы с киссаром римлян;
однако черкесы называют его Кесс, что означает «руби», порусски «рубль» (удар саблей). Оттуда они пришли на кораблях в Суджук-калу, а оттуда по суше к устью Кубани, до места в 6 часах перехода, называемого Кизил-таш, или Красный
камень; там они размножились, и там же умер Абдун-хан.
После его смерти его сын Кесс стал халифом.
После смерти Кесса его наследником стал его сын Адухан. Аду-хану наследовал его сын Хруфатайя, имя которого
означает «волосатые ноги».
После смерти Хруфатайи его наследником стал его сын
Инал. Инал был мужественным, справедливым и великодушным. Во время его правления многие народы подчинились ему и жили по его законам. Он правил долго, прославился по всему Кавказу и всегда был удачлив в войнах. Жители Кабарды говорят о нем еще и в наши дни и хранят его
золотой крест. У Инала было три жены. От первой у него
был сын Джанхот, от второй — Бегболет и Безлен, от третьей — Унамас и Карлыш, которые унаследовали его власть
в Кабарде.
72
Комментарий. Здесь я отвлекусь от моей книги, чтобы
продолжить генеалогическое древо, которое я составил по
ней и которое обнаруживает те же дела с большей ясностью.
Карлыш родил сына, Тохтамыша, который, не проявив
достаточно мужества, был лишен достоинства князя и стал
простым дворянином. Род Унамаса пресекся на его сыне Айдаре. Безлен имел двоих сыновей, имена которых неизвестны; они положили начало знаменитому роду Безление, который процветает на левом берегу Кубани.
Бекболет, или Бегболет, имел сына по имени Гил аз-хан,
основателя рода Мударие, который проживает в Малой Кабарде, совсем рядом к русским границам. Моя генеалогия
совсем не касается этой фамилии, но только потомков Джанхота, старшего сына Инала. У Джанхота было 2 сына: Таусултан, основатель рода Тау-султание, и Кайтуко, род которого, богатый героями, составляет славу Малой Кабарды.
В четвертом поколении после Джанхота появляется некто
Чегенуко, или Шегенуко, который должен происходить из
этой фамилии, однако поскольку его род стал позднее объектом ненависти, генеалогия умалчивает о том, чьим сыном он
был (Чегенуко был князем из рода Безление. Те из его потомков, которые спаслись во время всеобщей резни, нашли себе
убежище в Грузии, приняли христианство и получили от царя
Вахтанга земли в Кахетии. (Род этих князей называется погрузински «Черкесишвили» и проживает в Веджини. — Клапрот.)
В этом же поколении мы видим князя, прибавившего к
своему имени имя Герай, что свидетельствует уже о связях
с Крымом. Это дополнительное имя становится более частым
в следующем поколении. В этом же поколении появляется
некий Мисост, потомок Кайтуко, ветвь которого, особенно
многочисленная, осеняет славой Большую Кабарду. Русские,
которые дают прозвища всем этим фамилиям, назвали ее Сидаку.
Двумя поколениями позже Чегенуко были перерезаны,
и этот период соответствует началу нашего века. Генеалогия
сообщает лишь то, что эта фамилия была истреблена по причине ее надменности, но вот что сохранилось в предании.
Главы этой фамилии не допускали, чтобы другие князья садились раньше их. Они не допускали, чтобы лошадей других
73
князей поили в тех же речках или же выше их. Когда они хотели помыть руки, они приказывали какому-нибудь юному
князю держать перед ними таз. Они считали недостойным
для себя присутствовать на «поках» или собраниях князей.
И вот что вследствие этого произошло. Во время одного общего собрания было решено уничтожить их. Судьи сами же
и были исполнителями вынесенного ими приговора. Ничего
не обнаружилось до момента казни. Наступил роковой день,
все князья из рода Чегенуко были заколоты кинжалами вместе с детьми мужского пола и беременными женщинами. Это
событие, как я отметил выше, должно было иметь место
в первые годы XVIII века, и о нем еще часто говорят по всей
Черкесии. То была особая эпоха, после которой люди того
времени стали фиксировать время и записывать год своего
рождения, однако к настоящему времени (1797) из них никто
не остался в живых.
Вот то, что я хотел сказать об истории правящего в Кабарде дома, к чему я хотел бы еще добавить, что название
этой провинции было своеобразно искажено во Франции. Людовик XIV в рекомендательном письме для отца Авриля из
ордена иезуитов упоминает в числе прочих титулов русского
царя: «Господин всех северных областей, господин Иберии,
царь Карталинии, Грузинии, герцог Кабадины и герцог герцогов Черкесии и Грузии».
74
Эллис Дж. Описание местностей между Черным и Каспийским морями // Кавказ: европейские дневники XIII–
XVIII веков. Нальчик: Издательство М. и В.Котляровых,
2010.
Пейссоннель говорит, что в венгерском языке есть много
черкесских слов; он говорит об этом в историческом трактате, в котором приводит примеры и также излагает традицию
о происхождении черкесских князей.
Вот это предание: «Они, черкесы, ведут свое происхождение от князя Кесса, который в давние времена жил в Крыму.
Этот князь имел двоих сыновей — Инала и Шаомбока. Сыновья старшего, Инала, имели многочисленное потомство, но
все они были истреблены в конце прошлого столетия во время всеобщего восстания нации, вызванного их жестокостью.
От самого младшего сына Инала происходят нынешние князья кубанских черкесов, а три фамилии, которые правят Кабардой, происходят от Шаомбока. Князь Кесс и его ближайшие потомки были деспоты, но увеличение численности их
фамилии и уменьшение власти привело к созданию смешанного управления, которое существует и в настоящее время».
75
Паллас П.С. Заметки о путешествии в южные наместничества Российского государства в 1793–1794 годах // Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик:
Издательство М. и В.Котляровых, 2010.
Кабардинцы считают себя потомками арабов, и вполне
вероятно, что они являются остатками тех армий, которые
приводили некогда на Кавказ калифы. Некоторые, однако,
считают себя потомками мамлюков. Это подтверждается широко известной традицией, согласно которой раньше они проживали в Крыму, что становится очевидным из некоторых
названий, существующих на полуострове до настоящего времени. Верховье реки Белбик в Крыму и сегодня называется
Кабардой, и вся прекрасная область между Кабардой и Качей
продолжает называться татарами Черкес-Тюз. Имя этого народа сохранилось и в горных укреплениях, называемых Черкес-Кермен, остатки которых можно наблюдать и сегодня.
Сейчас уже невозможно установить, когда они распространились до берегов Кубани и до Бештау. Они называют себя, как
и черкесы, общим названием «адыге». Возможно, они керкеты Страбона, или, если те не были их предками, это могут
быть те черкесы, которые будут упомянуты в дальнейшем.
Следует отметить, что фамилии черкесских князей считают своим общим предком Инала и описывают его как великого хана, резиденция которого раньше находилась в Шантгире, лежащем сейчас в руинах между реками Непил и Псиф.
От этого Инала князья Малой и Большой Кабарды ведут свою
генеалогию следующим образом...
76
Клапрот Г.Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в
1807 и 1808 годах. Нальчик: Эль-Фа, 2008.
Было бы делом трудным установить происхождение названия Кабарда; так как это слово производится Рейнеггсом
из названия реки Кабар в Крыму и Да (село), что едва ли может считаться достойным признания. Многие черкесы все
еще именуются «кабардами» и в отдельности один уздень
(дворянин) из рода Тамби на маленькой речке Кишбек, что
впадает в Баксан. На их языке «кабардеш» означает «кабардинский черкес». Рейнеггс и Паллас придерживаются мнения, что этот народ прежде населял Крым, откуда эмигрировал на территорию, ныне им занимаемую. Действительно, там
все еще можно увидеть руины замка, именуемого татарами
Черкес-къерман; а полоса земли между реками Кача и Бэлбик, верхняя часть которой еще носит название Кабарда, именуется ими Черкес-тюс, или «Равнина черкесов». Тем не менее я не могу узреть во всем этом что-либо позволяющее
предположить переселение черкесов с Крыма. Напротив, более вероятным кажется, что они обитали в одно и то же время
на равнине к северу от Кавказа и в Крыму, откуда, возможно,
были изгнаны татарами Бату-Хана. Йосафат Барбаро, являвшийся венецианским послом при персидском дворе аж в
1474 г., называет нынешнюю Кабарду этим именем; а Страбон на этой же территории помещает керкетов.
Из устных известий старейшин этого народа я собрал следующие детали касательно их происхождения или, скорее,
касательно генеалогии их князей. Их прародитель по имени
Араб-Хан являлся, по их словам, арабским князем, который в
далекие времена пришел с маленькой свитой из своих родных
земель в Шантшир, город, уже давно разрушенный, располагавшийся недалеко от Анапы на территории натуха’шей,
и оттуда свое начало ведут, следуя их собственным рассказам, князья Темиргоя и все черкесы. Здесь, действительно,
все еще видны крепостной вал и ров диаметром в полмили,
что окружали этот древний город и достигали на востоке ре77
чушки Псиф, а на западе Нефиль. К северу от этого места,
у болот Кубани, находятся несколько маленьких холмов, вероятно являвшихся фортами. Преемником Араб-Хана стал
его сын Хурпатая, оставивший сына, Инала, прозванного
Нэф, или «Косоглазым», и признаваемого князьями обеих
частей Кабарды в качестве их прародителя. Инал имел пять
сыновей: Тау-Султана, Ахлоу, Мудара, Беслена и Комукуа, — которые отделились после его смерти и разделили
между собой народ. Тау-Султан был старшим и получил
большую часть наследства, и от него ведет свое начало княжеский род под тем же именем, все еще владеющий западной
частью Малой Кабарды, именуемой по этой причине Талтостаней. Ахлоу и Мудар остались вместе и были основателями
двух родов, населяющих восточную часть, названную Гиляхстаней. Беслен и Комукуа, хоть и отделившись от своих
братьев, остались в союзе друг с другом, и от них происходят
князья собственно Кабарды, откуда и название Беслен-Кех.
Очевидно, что эти рассказы относятся исключительно к родословной их князей, не восходящей далее 5-го и 6-го столетий. То, что они пришли из Аравии, весьма неправдоподобно,
хотя их прародитель и мог носить имя Араб-Хана; но склонность выводить имена людей и названия мест из каких-либо
событий является чертой, присущей азиатам, частые тому
примеры мы обнаруживаем и в Ветхом завете. Так, старый
татарский мулла однажды вполне серьезно сказал мне, что
имя «черкес» происходит от «чехор» (четыре — с персидского) и «кес» (человек — с татарского), так как народ этот произошел от четырех братьев, или основателей. То, что черкесы
жили в ранние времена в этих частях, мы знаем из истории;
а около 1382 г. черкесские мамлюки основали в Египте особую династию, сохранявшую свою власть до 1517 г. и выдвинувшую в 1453 г. Инала, который поэтому должен быть более
древним, чем прародитель кабардинских князей.
Следуя Палласу, кабардинские князья выводят свою родословную от Инала следующим образом...
78
Фредерик Дюбуа де Монпере. Путешествие вокруг Кавказа. Том I. (Грузинский филиал АН СССР. Труды института абхазской культуры. Выпуск VI. Свидетельства иностранцев об Абхазии). Сухуми: Абгиз, 1937.
В то время, когда еще существовало это княжество, несколько черкесских племен спустилось с гор и рассеялось по
равнинам Азовского моря и даже проникло в Крым. Самое
главное и известное из них, кабардинское, основалось среди
татар (Татары завладели Крымом в 1237 г.), между реками Каче и Бельбек. Верхняя часть реки Бельбек и сейчас называется
Кабардой. Долина между этими реками и до сих пор сохранила
татарское название Черкес-Тус, или «долина черкессов».
Здесь и сейчас можно видеть развалины дворца ЧеркесКерман, который господствовал над этой долиной.
Абдун-Хан, согласно преданию, потомок аравийских князей (Ив. Потоцкий приводит в своем «Путешествии по Кавказу». Т. I, стр. 155, генеалогию кабардинских князей, разъясняя её так же, как это делает и Клапрот; см. также Рейнеггс, I,
243) находился во главе этих кабардинцев в Крыму, в конце
XIV и начале XV столетия.
Кабардинцы покинули Крым в своих ладьях и причалили
к берегу Суджук-Кале; отсюда они перешли к устью реки
Кубани и основались по равнине, расположенной к югу, заложив город Шанчир. Здесь и сейчас еще заметны ров и вал,
окружавшие город, и несколько курганов, которые могли
служить укреплениями (эта насыпь имеет четыре выхода, как
в лагере римлян. Pallas I, 423).
Самым замечательным потомком Абдун-Хана был Инал
или Инал Тегенн. Это был храбрый, осторожный и великодушный вождь. Во время его управления многие народы покорились ему для того, чтобы жить под его законами. Инал
правил долго, был известен по всему Кавказу и отличался
удачей в войнах.
Под управлением этого вождя джихи, конечно, и произвели свой большой набег на Имеретию в 1509 году. Во всяком
79
случае не подлежит сомнению, что это Цандия Инал Дафита,
называемый грузинской летописью Броссэ «ненавистным»
(execrable), тот вождь, который отразил нападение мингрельцев и гурийцев, когда они хотели отомстить джихам за их
набег, и совершенно разбил тех и других. Дадиан, многие
князья и военачальники подверглись избиению, другие были
захвачены в плен. Малакий, патриарх Абхазии, явился в лагерь Инала для выкупа тех, кого пощадил меч (Chronique
georgienne, trad. par M. Brоsset jeune, p. 7. et 8).
Эта согласованность грузинской летописи с генеалогическими преданиями представляет тем больший интерес, что
она дает возможность установить определенно время правления Инала, между тем как Паллас, Иван Потоцкий и Клапрот
имели об этом только неясные данные.
80
Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа, составленная
по преданиям кабардинцев. Нальчик: Эльбрус, 1994.
Здесь начинаются сведения, имеющие историческую достоверность. Следующее повествование извлечено из книги
Джиафара, и то же самое находится в книге Табари о княжеском родословии.
Хан Ларун, уроженец Вавилонский, вследствие гонений
оставил родину и поселился в Египте. Двое сыновей его, Черкес и Бикес, приобрели большое влияние между египетскими
народами и преимущественно между коптами. Это влияние
простерлось до того, что копты произвели в пользу этих князей возмущение. Узнавши об этих происшествиях, турецкий
султан Исгак (?) собрал войско, дабы изгнать беспокойных
князей. Он с большими силами вступил в Сирию. Противники уже ожидали его там с несколькими тысячами своих приверженцев. Война продолжалась несколько месяцев; наконец
Черкес и Бикес были убиты, а войско их почти все истреблено. Ближайшие их родственники Туманпай и Араб-хан, не
видя возможности устоять против султана, решили бежать
с своими семействами и остатками войска из Сирии в окрестности Александрии.
Султан Исгак, сведав о бегстве своих врагов, послал за
ними отряд. Кровопролитие снова возгорелось, и после многих сражений Туманпай был убит (не имея под рукой книги,
из которой автор заимствовал эти сведения, и не зная, в какой
степени правилен сделанный им перевод, я тем менее могу
сказать что-либо о достоверности приведенного им рассказа.
В известном сочинении, история Туманбая, постигшая его
участь и самые отношения черкесской династии в Египте к
Турции переданы совершенно иначе. Вот подлинные слова из
упомянутого сочинения: последний царь из династии Черкес
в Египте был Кансогори, который владел Египтом и Сирией в
902 (1496) г. По прошествии 16 лет его царствования, в Сирийской области, Халебском округе, в местечке, называемом
Мередж-Дабык, ему пришлось дать сражение турецкому по81
велителю, султану Селиму. Он был разбит и убит в этом сражении. Его полководцы возвратились в Египет и избрали себе царем из племени черкес Туманбая; но султан Селим, разбив Кансогори, покорив Сирию и Халеб, со всеми зависевшими от них провинциями, двинулся к Египту. Упомянутый
царь Туманбай вне города Мисра дал сражение султану Селиму; но, не имея силы держаться против него даже один час,
был разбит со всем черкесским племенем и прибег к ШейхСеиду Арабскому. Но последний схватил и представил его
султану Селиму, который в 923 (1517) г. 17 числа ряби-ульэввеля дал повеление повесить Туманбая, и он в воротах Зувейлэ был повешен; с ним угасла династия Черкесов в Египте
и Сирии, которые с этого времени присоединились к Турецкой
империи… (Сочинение «Тенги-Теварих» принадлежит мулле
Хусейн Хазерфани; написано в Константинополе в 1081–1083
(1670–1672 гг.)), часть его войска истреблена, а другая с
Араб-ханом успела сесть на суда и пуститься в море. Но
и там он был преследован, часто сражался и, претерпевая бесчисленные бедствия, успел, однако же, приплыть в Византию.
Преследовавшие его турки возвратились к своему султану.
Нимало не медля, Араб-хан явился к императору и просил его
покровительства и защиты. Греческий император принял его
милостиво, облагодетельствовал и позволил ему поселиться
со своими выходцами на реке Кобарте, в Тавриде, желая сим
благодеянием приобрести новый оплот для своей империи,
поставив на границе людей известной храбрости и испытанного мужества. Спустя несколько времени Араб-хан умер,
и сын его Абдан-хан наследовал его власть. В то время турки
и другие народы делали частые нападения на границы империи. Новые переселенцы, чувствуя свою вину против султана
Исгака, невзирая на милости и доверенность греческого императора и не давая ему знать о своем намерении, решились
бежать от вверенной им границы. Приготовив все средства,
они тайным образом приблизились к берегу моря, где, сев на
корабли, отправились в страну, называемую в летописях Западным Кавказом. Во время морского путешествия жена Абдан-хана родила сына, которому дали имя Кеса. Переплыв
Черное море, они пристали к берегу недалеко от Суджук-кале
(Суджук-кале лежит ныне в развалинах при Цемесской, или
Новороссийской, бухте). Обитавшие там адыхейцы приняли
82
их ласково и позволили им селиться по берегу Черного моря
до реки Хохоя (вероятно, незначительная речка, утратившая
свое название). Через несколько лет Абдан-хан умер, и молодой Кес, несмотря на свое несовершеннолетие, принял бразды правления. Он показал твердость характера, благородство
души и редкое мужество; будучи честолюбив, подобно тем
людям, которые чувствуют свои способности и мужество,
успел привлечь к себе окрестных адыхов до такой степени,
что они признали его своим князем, или повелителем, дав
ему название Пшир-Кесшь. Кес принял веру туземцев, и впоследствии времени новые переселенцы мало-помалу совершенно слились с коренными жителями.
Мудрое и благоразумное правление распространило власть
Кеса почти над всеми адыхейскими племенами, которые, будучи озабочены притеснениями окрестных народов и чувствуя необходимость ограничить своеволие свободы, подчинялись добровольно его власти. Но были, однако же, между
ними и такие, которые ее не признавали. После многолетнего
благополучного управления Кес, умирая, передал власть сыну своему — Адо. В княжение последнего не случилось ничего достопримечательного; он прожил несколько лет и, умирая, оставил власть сыну своему Хурофатлае.
Этот князь был еще очень молод, когда лишился отца. Но
лета не принесли ему ни дарований, ни мужества его предков.
Видя это, адыхейские князья и витязи отложились от него и
стали жить по-прежнему независимо, вели войны и делали
набеги на соседственных хазар, Таматаркану (Тмутараканский остров, ныне Тамань) и на другие земли, лежавшие около них. Слабый Хурофатлае не мог до конца своей жизни
возвратить себе власти и влияния своих предков над адыхами. Через несколько лет он умер, оставив сына по имени
Инал.
Извлечение это сделано из Родословной книги, написанной на турецком языке.
* * *
Повесть о подвигах Инала
Инал был щедро одарен природой: он имел все качества
великих и добродетельных людей. Под его твердым и благоразумным управлением прекратились смуты и беспорядки
83
между адыхейцами. Приобрев доверенность народа, он упрочил свою власть и успел примирить враждующие стороны
и соединить разъединенные силы. Благородная душа его, ненавидя насилия и беспорядки, предприняла строгими мерами
истребить вкоренившееся буйство. Первым попечением его
было наказать виновных в беспорядках князей и их подданных. Некоторых он подвергнул телесному наказанию, а более
важных преступников казнил смертью; добрых же ласкал
и старался отличать; в особенности он оказывал свои милости
опским или абазинским князьям, Аше и Шаше. Успех увенчал его предприятия; он имел удовольствие видеть, что им
водворенное устройство начало упрочиваться. Многие буйные князья, не желая подчиниться власти Инала, удалились
в самые неприступные места и оттуда производили опустошительные набеги на соседей. Инал решился их истребить
(в лен. рук.: «искоренить». — Ред.), собрал войско и разбил
соединенные их силы, причем взял до тридцати главных начальников в плен, десятерых из них казнил, а прочих принудил к присяге на верность и подданство.
Между тем южные горцы взбунтовались, под предводительством опского князя Оздемира, который, собрав значительное число их, пошел против посланных Иналом кегахов и
победил их. Но когда они узнали, что против них собирается
сам Инал с войском, то Оздемир удалился в Абхазию. Инал
пошел за ним к абазехам и истребил много людей в том народе за их непокоренность. В этой войне Оздемир лишился
жизни.
Благоразумие, прямодушие и высокие дарования Инала
приобрели ему любовь и уважение адыхейских племен. Это
расположение еще более усилилось, когда египетские переселенцы окончательно соединились с туземцами, приняв их
веру и язык. Обиженные находили защиту, а притеснители —
справедливое наказание. Мудрые постановления упрочили
возникающее спокойствие. Сорок судей, поставленных над
народом, заботились о его благосостоянии и поддерживали
тишину и благоденствие. Этот образ правления продолжался
до 1427 года. Князь Инал пользовался в народе большим
уважением, и подданные нарекли его великим и мудрым и
любили его, как отца. Он же во все продолжение своей жизни
ни о чем так не заботился, как о благосостоянии подданных
84
и о спокойствии края. Он был наименован святым, и впоследствии вошла в употребление поговорка: «Дай, боже, Иналов
день!».
После покорения Абхазии, находясь на Дзибе (собственно
Бзиб — название реки. Она вытекает из Главного хребта,
проходит через общество Псху и впадает в Черное море близ
Пицунды) для заключения мира с абхазскими племенами, он,
по окончании всех дел, скончался смертью праведника. Тело
его похоронено в упомянутой земле, и могила его, известная
и до сих пор, носит название Инал-кубе, т.е. «Иналова могила» (по-абазински). И теперь народ свято чтит прах Иналов;
он запрещает пускать скот вблизи его могилы; убить зверя в
ее окрестности считается преступлением. Инал вступал три
раза в брачный союз и оставил после себя пять сыновей: от
первой жены Жайхота, от второй — Миньболата и Беслема:
а от третьей — Унармеса и Кирмиша. Все эти сыновья по
обычаю адыхов были взяты на воспитание узденями. После
смерти Инала подвластные решительно не хотели повиноваться сыновьям его. Ни один из них не обладал качествами
отца, необходимыми для управления столь обширной землей.
Напротив того, их надменный и вздорный характер, сделавшись всюду известным, возбудил неповиновение и раздор не
только в простом народе, но даже и между князьями, которые
предались прежнему самоуправству. Все благие намерения
Инала были забыты, и даже княжившие братья подавали
пример неповиновения старшему брату. Должно полагать,
что разноутробие Иналовых детей было причиной их раздоров. После долгих беспокойств они разделились на три части:
один из них остался в Хегаке (Хегак, вероятно, Гиага или
Гегу, — название реки, впадающей в Кубань, с левой стороны, возле ст. Ново-Лабинской), другие поселились в Кемиргое, а остальные ушли в Кабарду.
От этих-то сыновей Инала производят свое родоначалие
нынешние кабардинские, кемиргоевские и бесленеевские
князья.
Повесть о князе Идаре и уничтожении Тмутараканского
княжества (не дошедшая до русских бытописателей)
Предание сохранило нам занимательное повествование о
внуке знаменитого Инала, князе Идаре. Как выше упомянуто,
Инал был женат три раза. От третьей жены у него осталось
85
два сына: Унармес и Кирмиш, которые женились на адыхских княжнах. Унармес оставил сына Тохтамыша, владевшего Кабардой. Кирмиш умер, оставив беременную жену, которая была взята в дом к родителю своему Хамишеву. Будучи у
него, она родила сына, которого назвали Идаром. Он воспитывался у матери до совершеннолетия. За его хороший характер и отличные способности дед его, Хамишев Бжедухский, князь Эльжеруко и весь адыхейский народ, несмотря на
юные его лета, страстно его любили и питали к нему особенное уважение. Все находили в нем по приветливости и добродетелям великое сходство с князем Иналом. Когда же он
возмужал, то стал помышлять о покорении соседственных
народов и с этой целью собрал войско из кахов и чапсогов и
повел его на Тамтаракайское княжество и Хазарское царство.
Судьба благоприятствовала его предприятиям: он возвратился с богатой добычей и множеством пленных. Дед его,
Эльжеруко Бжедухский, и могучий великан Редедя сопутствовали ему в набегах. Не было в адыхейском народе никого,
кто бы мог устоять против силы Редеди; почему современники прославили его в следующей песне: Ой Ридадя, о Ридадя
махо ореда, о Ридадя, махо! т.е. «Редедя, Редедя, многосчастливый Редедя!» Эту песню и ныне поют во время свадьбы,
жатвы или сенокоса, когда народ бывает в сборе.
Долгое время адыхейцы жили спокойно, не тревожимые
никакими нашествиями от врагов внешних. Князь Идар с
Эльжеруко Хамишевым и Редедею, собрав кахов, хагаков
и воинов из других адыхейских племен, пошли на Тамтаракай. Тамтаракайцы вышли к ним навстречу со своим ополчением; когда обе армии сблизились, Редедя, по обычаю тогдашних времен, захотел решить участь войны единоборством. Он стал просить у тамтаракайского князя бойца и говорил ему: «Сить сшха дгакодра набжегухер дыд дзехарик тлиик сшха, иткутира», т.е. «Чтобы не терять с обеих сторон
войска, не проливать напрасно крови и не разрывать дружбы,
одолей меня и возьми все, что имею». Князь тамтаракайский
согласился и не стал искать в своем войске единоборца,
а пошел сам на вызов великана. Противники сняли с себя
оружие, положили его на землю и начали борьбу, продолжавшуюся несколько часов. Наконец Редедя пал, и князь поразил его ножом. Происшествие это прекратило войну, и
86
адыхейцы возвратились в отечество, более сожалея о потере
лучшего воина, чем о неудаче предприятия. Спустя несколько лет после этого похода адыхейцы собрали значительное
войско с намерением отомстить за смерть Редеди, а вместе с
тем завоевать тамтаракайскую землю. Для увеличения своих
сил они просили помощи у опсов, и те им прислали до 6000
отборных людей, с которыми отправились в Тамтаракайское
княжество; несколько тысяч неприятелей вышло к ним навстречу. Много было сражений кровопролитных, много погибло людей, много разорено жилищ, много истреблено
имущества, но намерение адыхейцев было непоколебимо:
отомстить жестоко за смерть Редеди и уничтожить Тамтаракай.
Война продолжалась несколько времени с величайшим
упорством с обеих сторон. Наконец адыхейцы победили своих врагов и разорили всю область Тамтаракайскую. После
этой победы они возвратились в отечество с богатой добычей
и множеством пленных. С того времени ведется пословица
у адыхейских племен: Тамтаракай ухуньме («Тамтаркъай и
махуэр къыпхукуэ» или «Тамтаракъай ухъу»), т.е. «Да будет
тебе участь Тамтаракая». Еще говорят вместо брани: Тамтаракай ух! — «Будь ты Тамтаракаем!» Так же говорят и татары: Тамтаракай бал, что имеет то же значение.
Без сомнения, тамтаракайский князь есть русский князь
Мстислав, княживший в молодости своей в Тмутаракани.
История сохранила повесть о его единоборстве с Редедею,
совершенно схожую с нашим преданием. В русских летописях имя Тмутараканского удела исчезает в XII столетии с совершенной неизвестностью о той войне, которая стерла с лица земли одно из княжеств Русской державы. Но предание и в
особенности пословица, оставшаяся в народе, без сомнения,
доказывают, что это событие совершено нашими предками.
Русские называли их вообще косогами, по названию одного
из наших племен (кегехов), которые жили всех ближе к Тмутараканскому княжеству.
Несколько лет спустя после вышеописанных происшествий кабардинские князья, происходящие от Инала, перессорились между собой. Каждый из них хотел властвовать один
над кабардинским народом. После многих перемен, междоусобная война кончилась изгнанием князя Тохтамыша и сына
87
его Безруко, поселившихся близ реки Кубани, на речке, названной его именем — Тохтамыш (Река Тохтамыш (наша
Абазинка), приток р. Кубани с правой стороны, близ ст. Баталпашинской); другой его сын Калиш жил на том месте, где
ныне Волгского казачьего полка станица Сабля (Станица
Саблинская лежит на левом берегу р. Карамык по почтовой
дороге к Ставрополю, между Нижнеподгорной и Александрийской станицами) и которая по его имени названа Калишем.
Изгнанные князья происходили от детей третьей жены
Инала, а те, которые их вытеснили, были потомки старшего
сына от первой жены Инала.
Князь Идар, находившийся тогда у деда своего Хамишева
в земле кахов (Автор впадает здесь в явное противоречие.
Выше было сказано, что дед Идара Эльжеруко Хамишев был
князь бжедухов, а здесь назван князем кахов), сведав о распрях, возникших между его братьями, вознегодовал на них.
Через два года позже он посылал к ним несколько раз, увещевая прекратить ссоры, и требовал от них примирения и
дружбы на будущее время. Но видя, что они пренебрегают
его советами и посредничеством, Идар собрал из кахов или
чапсогов, хегаков, бжедухов (Бжедухи занимают земли по
левую сторону Кубани, по низовьям рек Пшиша и Псекупса
до границ шапсугов. Племя это разделяется на черченейцев
и хамышейцев), махошев (Махошевцы жили на левом берегу
Лабы, выше Гатюкой, а ныне населяют места между pp. Белой и Лабой, в средних их частях) и прочих закубанских племен многочисленное войско и пошел в Кабарду с намерением
усмирить враждующих князей и взять свою долю из наследства отца. Не доходя Кабарды, прибыл к нему потомок Инала
князь Коноко, чтоб совещаться с Тохтамышем (это каким
образом: совещаться с Тохтамышем, когда к нему идет Идар,
а не Тохтамыш?!).
Кабардинские князья, узнав о намерении Идара, приготовились к войне; а между тем послали в горы к разным народам, приглашая вступить с ними в союз. Более всех они надеялись на оссов, потому что те находились с ними в родстве.
Говорят, что первая жена Инала была дочь славного осского
или абазинского князя Ашева. По этому приглашению прибыли к ним около 3000 войска, набранного в разных местах
88
гор; большая часть их была пешая. Князь Идар, посоветовавшись с двоюродным братом Тохтамышем, отправил к кабардинцам несколько знатных лиц, для объявления своих намерений: «князь Идар», говорили послы его, «желает примирить враждующих князей, чтобы они впредь жили дружелюбно и спокойно. Сверх того, он желает справедливого раздела кабардинского народа и требует себе и своим родным
одну часть, а другою предоставляет владеть потомкам Инала
от первой жены».
Но кабардинские князья и народ на это не согласились,
грубо отвечали на сделанные им предложения, и послы возвратились с отказом. Разгневанный Идар решился разделить
народ насильственным образом. Он приказал жечь селения и
народ выгонять к себе; а тех, которые будут противиться,
велел убивать. Кабардинцы, видя это насилие, стали защищаться и, отступая, соединять свои силы; таким образом они
дошли до Казбуруна (Одна из гор близ Нальчика, между
бывшими укреплениями Чегемским и Баксанским), на правой
стороне реки Баксана. Тут кабардинцы, соединив свои войска, сразились с войсками Идара. Кровопролитие было ужасное, жители, покрытые пеплом, и весь народ во время сражения производили страшный крик и вопль, проливая ручьями
слезы. Некоторые из них для защиты надевали на голову пасхальные формы (?). Предание говорит, что на этом месте погибло с обеих сторон неисчислимое множество людей. Из
числа князей пали: Тельстан, Айбак, Дударуко и Тохтамыш
с сыном Калишем. Наконец это ужасное побоище кончилось
миром, на следующих условиях: «чтобы князь Идар поселился в Кабарде, где ему угодно. Кабардинцы же обязывались
почитать его за старшего князя и во всем ему повиноваться;
противящихся же его воле решено было казнить».
По окончании переговоров и единогласного утверждения
мирного трактата войска разошлись по домам. Князь Идар
вскоре после того прибыл в Кабарду и, приняв бразды правления, владел ею беспрекословно. Собственная его часть называлась Идарией.
Князь Идар, прожив после того несколько лет, умер и оставил по себе двух сыновей: Питу и Маремихо. Князь Коноко
Берсланович, невзирая на трактат, уговорил отца Берслана и,
избрав удобные обстоятельства, успел увести из Кабарды до
89
200 семейств. Он поселился с ними на речке Орпе (Вероятно,
р. Уруп. Она вытекает из Главного хребта и впадает с левой
стороны в Кубань, близ упраздненного укрепления Прочный
Окоп); их потомки, живущие там, называются Бесленеевцами
(Бесленеевцы жили на правом берегу Большой Лабы и по pp.
Большому и Малому Тегеням, впадающим в Уруп), и нынешние их князья происходят от князя Коноко, отчего их называют ныне по имени предка — Коноковыми.
90
Мисостов А.М. История несчастных черкесов. Сочинение
князя Александра Мисостова в 4-х частях. Большая Кабарда, 1841 год. Нальчик, 2004.
Шейх Ахмед Зийнелев написал, черкесы от куртов, а Санбелев с израильтянами, полагая, что они состояли из разных
племен; как владения черкесов состояли из 7 сект. Как они
первоначально не имели самодержавия, управляемы были
старшими летами князьями, которые выводили племя своё от
3-го меньшого сына святого Ноя, Яфета.
В шестом поколении после Магомеда родоначальник черкесский князь Арабхан встретил сильного врага турецкого
султана Исхака, который требовал подать от народа каппегонов, как справедливый блюститель веры, порядка, уважаемый
подданными, герой, любитель войны. В это время черкесы
сказали: «Враг нашего отечества сделается истребителем рода черкесского». Оставив любезный край отчизны, пять сект
черкесов поселились вблизи г. Эльбрус, а две остались в отечестве, в подданстве аравитян.
Родоначальник князь Арабхан лишился подданных, и сам
сделался подданным аравитян. Платили денежную дань начальникам Египта. Сверх того все важные вельможи имели
служанок и прислугу из черкесов. Это иго обременяло их более двух столетий, так что князь Арабхан и наследники его —
Абадам, Черкес, Эруфаль и Жамбулат — каждый в своё время платили дань.
Его величество за благо признал переселить род черкесский. Военнопленных и передавшихся в течение военного
времени с женами, их детьми и всем их имуществом вблизи
Крыма на речке Кабарта Су, полагая, что черкесы после столь
сильного потрясения останутся навсегда турецкоподданными. Нельзя было думать, что это забыли черкесы. Родной
брат последнего черкесского султана Туманбая, князь Инал
Второй, заставил черкесов учинить себе на подданство Байгат. Учинил с подданными переселение на суднах Азовское
и Черное море, пристал к устью Кубани Кизил Таш (Красный
91
Камень). Выгрузив подданных, Инал ассигновал на всегдашнее жительство всю плоскость от реки кубани до берегов
Черного моря.
Инал имел пять сынов: Жанхот, Бекбулат, Беслен, Унармас, Каралеш.
Жанхот имел два сына — Тасултан и Кайтука. Они поселились за Тереком называться Тасултановой и Гилахстановой
фамилиями (это Малая Кабарда). Бекбулат и Беслен остались
за Кубанью, поныне именуются — Бесленевцы и Кемиргоевцы. Унармаса сын Идар, а сын его – Темрюка, который дочь
свою Фатимет выдал в замужество за царя Иоанна Василича
Грозного.
Каралеша сын Тохтамыш. Из наследников его имеется
ныне поручик Анзор Тохтамышев, лишенный княжества по
приговору других. Оставлен на правах 1-степенного узденя.
Оставшегося за Кубанью князя Беслена сын Дударуко
имел двух сынов — Шогенуко и Казия. Наследники Шогенуки ассигновали Большую Кабарду. Все другие князья, собравшись, истребили силой оружия. Сыновья Казия — Атижуко, Жанбулат и Мисост — разделили часть отца своего на
три доли, наименовались Атажукиной, Жемботовой и Мисостовой фамилиями. Владения их простираются от реки Терек
до реки Кубань.
92
Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик, 2008.
Князь-аравитянин, именем Арап-Хан, принужденный обстоятельствами оставить свое отечество, прибегнул к покровительству константинопольского императора, который оказал ему, по расчетам политическим, большие почести. АрапХан с дозволения императора поселился со своими подвластными в Крыму, на берегах речки Кабарта, от названия которой эти поселенцы получили и свое наименование, как выше
упомянуто. По смерти Арап-Хана сын его Абдан наследовал
ему и спустя некоторое время с подвластными своими из
Крыма переселился к Кавказским горам. Во время этого переселения у Абдана родился сын, который был назван Кес.
По смерти Абдана Кес наследовал ему и с успехом предводительствовал кабардинцами. Адед-Хан, сын Кеса, наследовал
отцу и имел наследником Хурфелая; сын и наследник этого
последнего есть тот знаменитый Инал, от которого начинается неясный, обыкновенно как все предания, но любопытный
ряд исторических народных преданий о кабардинцах и других черкесских поколениях.
Аравитянин именем Смден в энтузиазме огорченного человека выколол глаз одному соотечественнику своему, сильному по связям. За такой поступок виновник был приговорен,
по законам возмездия, лишению глаз. В избежание этого наказания Смден с несколькими семействами ему подвластных
или соумышленников, оставив свою родину, достиг до Румелии, оттуда во время халифатства Алия его потомки переселились в Тавриду, где вместе с предками кабардинского поколения обитали на берегах реки Кабарта. Потомки Смдена
и его партии вместе с кабардинцами оставили Тавриду, перешли к Кавказским горам и, постепенно подвигаясь к востоку, достигли до берегов реки Шххакоаше, где потомки Смденовой партии отделились от кабардинцев…
93
Ковалевский Е. Очерки этнографии Кавказа // Вестник
Европы. Т. 4. 1867.
Люлье, занимавшийся всем, что относится до этого народа, отвергая показание Палласа, говорит, что хотя и существует у черкесов искаженное наречие (арго), но оно употребляется только между охотниками (Статья: «Общий взгляд на
страны, занимаемые черкесами», в Кавказском Календаре на
1857 год). Странное с первого взгляда мнение Палласа некоторым образом выясняется при дальнейшем разборе сказаний
о влиянии на кабардинцев и народного элемента. Сам Паллас
в другом месте своего сочинения упоминает, что кабардинские князья и дворяне выводят свое происхождение от аравийских владетелей. Это подтверждают и другие писатели,
основываясь на предании, существующем у кабардинцев,
а именно: граф Иван Потоцкий (Voyage aux stepes d’Astrakan
et au Caucase, edit. de Klaproth) и Фонтон (La Russie dans
l’Asieе Mineure).
Обратимся к тем писателям, которые описывают происхождение черкесов, основываясь на народном предании. Люлье, в вышеприведенной статье (Кавк. Календарь 1857 г.),
говорит, что они считают себя аравийскими выходцами. Вот
как автор описывает это предание. Вследствие междоусобных раздоров в Египте один из народных предводителей аравийского происхождения переселился оттуда с своими приверженцами в Малую Азию — когда это произошло и сколько времени эти выходцы там оставались — предание о том
умалчивает. Выселившейся колонии угрожали мусульмане,
желавшие обратить ее жителей в магометанство. Это понудило их — предание тоже не означает времени — к другому
переселению; они явились в Крыму. Как и когда они туда
попали, предание не говорит; но пребывание их в Крыму
подтверждается названием некоторых местностей; там существуют развалины замка, называемого татарами — ЧеркесКермень; равнина между Бельбеком и Качею именуется —
Черкес-дюз (черкесская долина). Из Крыма выходцы пере94
шли на восточный берег Черного моря, но по каким причинам и в какое время — предание о том также умалчивает.
Оно свидетельствует только, что странствователи заняли
сперва равнины около нынешней Анапы, а потом предводители их перешли в Кабарду и подчинили своей власти весь
черкесский народ. Из этих властителей царствовал со славою
в XV столетии Имал-Теген, которого кабардинские князья
считают своим родоначальником и которого воинские подвиги и мудрость гремели по всему Кавказу. Не этим ли выходцам придает Паллас название странствующих рыцарей, ссылаясь на народное предание о происхождении кабардинских
князей и дворян от аравийских владетелей?
Гораздо с большими подробностями и дополнениями передает вышесказанное предание Шора-Бекмурзин-Ногмов —
природный черкес, историограф своего народа («История адыхейского народа, составленная, по преданиям кабардинцев,
Шора-Бекмурзин-Ногмовым», издана под редакциею г. Берже
и напечатана в Кавказском Календаре за 1862 год. Г.Берже
предпослал этому сочинению краткую биографию автора, из
которой видно, что он родился в ауле Ногмова, близ Пятигорска, в 1801 г., принадлежал к семье абадзехской, переселившейся в Кабарду, и считался в числе кабардинских узденей 2 степени. С юных лет Шора-Ногмов чувствовал влечение к учению и 18 лет знал уже язык арабский; потом изучил
языки — турецкий, персидский и русский. Сперва он был
муллою, но вскоре отказался от этой обязанности и поступил
в русскую службу переводчиком и употреблялся кавказским
начальством на линии для разных секретных поручений.
В 1880 г. Ногмов поступил в гвардейский кавказско-горский
эскадрон, участвовал в походе против поляков и получил
офицерский чин. Живя в Петербурге, он усовершенствовал
себя в арабском языке и, возвратясь на родину, в должности
секретаря кабардинского суда занялся составлением истории
своего народа. Окончив ее в 1843 г., он отправился в Петербург для издания своего сочинения, при пособии правительства, но, не успев совершить того, умер там в следующем,
1844 г. Кроме истории, Шора-Ногмов составил еще грамматику кабардинского языка, которую представил покойному
академику Шёгрену; но он возвратил ее автору, с советом
переделать ее и употребить притом вместо русских букв —
95
арабскую азбуку, для выражения звуков кабардинского языка. Грамматика эта, по словам г. Берже, находится у него.).
Сущность рассказа Ногмова о происхождении адыгского народа заключается в следующем: Хан Ларун, уроженец вавилонский (?), вследствие гонений оставил родину и поселился
в Египте; там два сына его Черкес и Бекес приобрели своими
подвигами большое влияние между жителями и сделались
повелителями страны. Турецкий султан Ислак (?), узнав об
этом, пошел на них войною и победил их в Сирии, причем
оба брата были убиты, а место их заняли ближайшие их родственники Туманбай и Араб-хан. Не будучи в состоянии держаться против победоносного султана, они решились бежать;
войска султана их преследовали, и Туманбай бил убит,
а Араб-хан успел скрыться и явился к греческому императору, который, по его просьбе, дозволил ему с его дружиною
поселиться в Крыму. Здесь Араб-хан умер, а сын его Абданхан, наследовавший ему, боясь мести турецкого султана, при
котором турки часто нападали на греческие области, переселился с приверженцами своими на Западный Кавказ, где обитавшие адыхейцы приняли их дружелюбно. Абдан-хану наследовал малолетний сын его Кес, который, по достижении
юношеского возраста, оказал столько храбрости и мудрости,
что все адыхейцы признали его своим повелителем. После
него царствовал сын его Адо, а за ним следовал Хурофатлаэ,
слабый и малодушный, при котором адыхейские князья отложились и стали было жить по-прежнему, независимо. Наконец, после него принял бразды правления знаменитый
Имал, прославившийся мудрым правлением и храбростью; он
покорил соседние народы, в том числе и абхазов, при совершении мира с которыми на реке Бзыбе умер в 1427 году. Это
первое и последнее указание на время события в сочинении
Шора-Ногмова; все прочее неизвестно, когда именно совершалось. Из истории его вовсе исключена хронология, а потому она теряет научное достоинство и становится простою
повестью. Хотя же он и говорит далее, что вышесказанные
события заимствованы им отчасти из Джиафара и что он
пользовался книгою Табари (Абу-Джафар Мохамет ЭтТабари — один из древнейших и плодовитейших историков
магометанских; сочинение его известно под названием «Тарих-Ул-Мулук» — летописи государей. Можно догадываться,
96
что Ногмов указывает на это сочинение.) «О княжеском родословии»; но, что именно заимствовано им из сочинения
Табари, — остается неизвестным. Издатель истории Ногмова,
г. Берже, отклоняя от себя ручательство за достоверность
рассказа Ногмова, приводит в подлиннике и в русском переводе извлечение из сочинения «Тенти-Тенарих» (1670–1672),
об участи Туманбая, со смертью которого начинается предание о странствованиях аравийских или египетских выходцев
и о дальнейших событиях его династии. Из этого извлечения
между прочим видно, «что последний царь египетский из
черкесской династии был Кансогори, который владел Египтом и Сириею в 902 г. по магометанскому исчислению, а по
христианскому в 1496 г. По прошествии 16 лет его правления
турецкий султан Селим разбил его в Сирии, причем Кансогори лишился жизни. По смерти его был избран египетским
царем Туманбай из черкесской же нации. Туманбай принужден был дать вновь сражение Селиму и, будучи разбит, бежал
к Шейх-Селиму, который выдал его турецкому султану,
а этот приказал его повесить. Таким образом, со смертью Туманбая угасла черкесская династия в Египте и Сирии, и страны эти с того времени (1517 г.) присоединены к турецкой
империи».
Мусульманская история подтверждает приведенное г. Берже сказание, а с тем вместе дополняет его в том, чего в нем
недостает, и вообще разъясняет кажущиеся непонятными
и загадочными отношения черкесов к Египту и к аравийскому калифату. Монголы, под предводительством Чингис-Хана
и его преемников, опустошили мечем и огнем пройденные
ими пространства в Азии, достигли до пределов Кипчаки,
занимаемого тюркскими народами, преимущественно команами или половцами, и до Кубани, где жили некоторые отрасли черкесов. Здесь, как и в других местах, они увлекали за
собою, из среды побеждаемых ими народов, множество пленных обоего пола. Лагерь их и рынки Азии были наполнены
такими невольниками. Египетские султаны, видя возможность дешево умножить свои войска, приобретали из таких
невольников людей, отличавшихся силою и наружным видом, и формировали ими отдельные легионы. Один из этих
султанов — Бибарс, тюркского или команского происхождения, заключил с императором Михаилом Палеологом трактат,
97
в силу которого он получил свободный проход чрез Дарданеллы в Черное море с целью приобретения по восточным
его берегам невольников, которыми там производилась торговля с древнейших времен, для своей армии (Makrisi, Histoire des sultans Mamelouks de l’Egypte, trad. par Quatremere,
1837. t. I, p. 116). Таким образом, египетские султаны приобрели в конце XIII столетия более десяти тысяч храбрых
и красивых воинов из Мингрелии и Абхазии, но преимущественно из черкесов. Эти-то рабы положили основание знаменитой, в истории нынешнего Египта, военной корпорации,
известной под именем мамелюков (слово «мамелюк» образовано от причастия арабского глагола — meleck — «надеть»
и означает «владеемый», т.е. раб). В непродолжительном времени мамелюки обратились в настоящих преторианцев. Подобно им, они начали предписывать законы своим государям
и дошли до того, что стали низводить их с престола, по своей
воле. Наконец, умертвив последнего государя из владевшей
в то время Египтом династии, возвели вместо него на престол
одного из своей дружины, назвав его султаном. Таким образом, потомки черкесских рабов сделались повелителями
Египта и Сирии. Буйные и своевольные мамелюки поступали
и с своими государями точно так же, как и с прежними; они
возводили их на престол и низводили по своему произволу.
Это продолжалось с небольшим два столетия, в течение которых было на египетском престоле сорок семь государей из
черкесской династии. Судьба их зависела совершенно от мамелюков, употреблявших для низложения своих государей
и меч, и веревку, и яд. Такой порядок в управлении довел
государство до упадка. Повелитель оттоманов, султан Селим,
пользуясь этим, напал на Сирию, разбил здесь наголову египетского государя Туман-бея, захватил его, повесил и сделался властелином Египта и Сирии. Это произошло в 1517 г. Каково было начало, таков был и конец владычеству черкесской
династии над Египтом и Сириею. Таким образом, путем истории мы добрались до загадочного Туман-бея (Туманбая или
Туманпая, как называет его Ногмов) и до его трагической
смерти. Могло быть, что после разгрома, произведенного
Селимом, брат несчастного Туман-бея — Араб-хан, страшась
преследований султана, скрылся сперва в Малой Азии, потом
перешел в Крым и наконец переселился в Кабарду, как пове98
ствует Шора-Ногмов. Нельзя отвергать и того, что часть приверженных Араб-хану мамелюков-черкес могла сопутствовать ему и разделять его участь. Я говорю — часть, потому
что, как свидетельствует история, мамелюки его оставались
еще в Египте, где мало-помалу начали усиливаться, и при
владычестве оттоманов приобрели большое влияние на управление Египтом и сделались опасными для правителей его,
пока наконец могущественный Мегмет-Али не сокрушил их
так, как султан Махмут в Константинополе — янычаров. Мы
допускаем также, что потомки Араб-хана властвовали над
кабардинцами, что в числе их был и знаменитый Имал, от
которого кабардинские князья ведут свой род; не можем
только согласиться с автором в том, что Имал скончался в
1427 году, потому что предок его Араб-хан должен был оставить Египет по смерти своего брата Туман-бея, как свидетельствует мусульманская история, в 1517 г., а между тем, не
говоря уже об Араб-хане, было из его семейства, по свидетельству самого Ногмова, пять правителей Черкесии, включительно с Ималом; следовательно, он не мог умереть ранее
конца XVI столетия, и ни в каком случае это не могло быть
в 1427 г. Но все вышесказанные происшествия составляют
только один эпизод из истории черкесского народа, эпизод,
обнимающий случайные сближения черкесов с Египтом и
аравитянами, эпизод, относящийся до более позднего времени, именно до XVI столетия по Р. X. Между тем, памятники
исторической литературы эллинов и римлян убеждают нас,
что народ черкесский существовал на тех же местах, как
и ныне, за несколько веков до Р. X. А потому предположение
о происхождении этого народа от египтян или аравитян, которому подали повод означенные отдельные и случайные
события, не имеет никакого основания.
99
Дьячков-Тарасов А.Н. Абадзехи (Историко-этнографический очерк) // Записки Кавказского отдела Русского географического общества. Книжка 22. Вып. 4. 1902.
Происхождение абадзехов (сами они себя называют абедзах) народные предания объесняют различно. Из многочисленных легенд, слышанных нами в абадзехских аулах, можно
составить три варианта, сходящихся в одном, что [9] первый
пункт, занятый предками абадзехов на их родной территории,
это — долина Тубе, находящаяся в верховьях р. Пшехи, притока Белой, близ горы Фишт.
Первый из легендарных вариантов передает, что первоначальные насельники долины Тубе были весьма немногочисленны, всего семь семейств (Кубовы, Тлиш, Ащенег-Косис,
Бешук, Гуте (три брата) и Цеудин). Эти семьи считали себя
выходцами из Арабистана (Арабистан, по мнению мусульман, — колыбель народов, исповедующих ислам). Кто-то из
членов вышеуказанных фамилий выбил у своего односельца
глаз и был, согласно шариату, присужден к лишению одного
глаза. Преступник успел, однако, скрыться, а с ним и толпа
его родственников (легенда, таким образом, устанавливает
родственность абадзехских уоркских фамилий). Со многими
приключениями беглецы добрались до Константинополя,
находившегося в то время еще во власти греков, императором
был Константин.
Беглецы и здесь не нашли защиты и вынуждены были на
корабле бежать далее, к берегам Кавказа. Высадились они
близ нынешнего Туапсе. Сначала они поселились среди убыхов (Абадзехи считают убыхов родственным племенем) и стали промышлять охотой. В поисках за дичью одна группа
абадзехских охотников дошла до вершины Главного хребта,
спустилась в долину Пшехи (Пчеха, по-абадзехски) и остановилась в долине Тубе. Дело было весной. Долина им понравилась своим красивым расположением, и они посеяли там
для пробы зерна горного проса. Когда осенью вернулись
взглянуть на урожай, они были удивлены плодородием этой
100
никем еще не заселенной местности и решили перебраться
сюда всем племенем. Все семь семейств перекочевали сюда
и, поделив землю на равные части, стали заниматься хлебопашеством.
И ныне члены уоркских фамилий, споря о древности своего рода, ссылаются на то, что их предки имели Тубе-хасс
(Тубийский пай), т.е. принимали участие в первоначальном
дележе долины Тубе. «Ты в Тубе пая не имел» — служит
убийственным аргументом против доказываемой древности
и знатности рода противника. Когда Тубе-хабль разросся, он
избыток населения выселил к местности Себетэ на р. Кокодз,
первом от верховьев правом притоке р. Курджипса, 12 верстах к западу от укр. Хамышки. В Себетэ аул состоял уже из
ста дворов. Впоследствии из Крыма переселились Едиге и Цей;
последний был в некотором подчинении у первого. Едыге со
своими родичами основался на р. Цице (небольшой приток
р. Пшехи, впадающий в нее близ станицы Самурской), и долина этой реки с тех пор получила название Едыговского поля. К Едыге впоследствии переселилось много пришельцев,
и все они получили имя Едыге, хотя и не считались уорками.
Со времени поселения абадзехов в Тубе, по словам легенды,
считается 16 поколений, т.е. около 600 лет.
101
Хаджимуков Т.Т. Народы Западного Кавказа // Кавказский сборник. Т. 30. Тифлис, 1910.
При неимении письменности, довольствуясь только одними отрывочными эпизодами, воспетыми бардами, трудно
составить какую-нибудь более или менее достоверную историю народа; поневоле приходится обращаться к чужеземным
источникам, которые нередко не только не противоречат преданиям, а напротив, их подтверждают. Так, напр[имер], все
черкесы убеждены, что если и не весь народ их, то, во всяком
случае, гордая черкесская аристократия имела своей колыбелью Шам, или Сирию — и подтверждение этому мы находим
во всеобъемлющем арабском сочинении Табари в отделе
«О княжеском родословии». Она повествует, что один из вавилонских князей Ларун, вследствие гонений на родине, переселился в Египет; там он умер, и там же погибли его сыновья Черкес и Бикес во время восстания коптов; спаслись
только родственники их Туманпай и Араб-хан; они бежали
в Александрию, но здесь Туманпай был убит преследователями, а Араб-хан спасся новым бегством в Византию, где отдался под покровительство греческого императора и получил
разрешение поселиться в Тавриде, на реке, которая и по настоящее время носит название Кабарты. Сын Араб-хана, Абдан-хан, перекочевал далее на Западный Кавказ, где у него
родился сын Кес, составивший себе громкое имя тем, что он,
чужеземец, не только добился княжеского звания, но и неограниченной власти над всею Черкесией. Он-то и считается
родоначальником черкесских князей. Ему наследовал Адо,
а затем власть перешла к Хурофатлае. Вот при нем-то и произошло распадение черкесов на отдельные независимые племена. Сын Хурофатлае, Инал, еще при жизни отца заслужил
необыкновенную любовь народа и, в свою очередь, сделался
родоначальником кабардинских, темиргоевских и бесленеевских князей. Черкесы именуют его великим и мудрым; он
назван был даже святым, и народ поныне, желая кому-нибудь
счастья, говорит: «Дай, Боже, Иналов день».
102
Баранов Е. Кабардинские легенды. Пятигорск, 1911.
АРАБИ-ХАН
Было очень давно.
Однажды к царю Грузии (имя его неизвестно) явился выходец из Аравии по имени Араби-Хан и попросил у него разрешения поселиться с двадцатью семействами своего народа
в Грузии.
Царь не только изъявил на эту просьбу согласие, но и взял
Араби-Хана и горсть его народа под свое покровительство.
Аравийские выходцы, отличаясь неустрашимостью, с ведома своего покровителя делали внезапные набеги на селения
соседних народов; селения жгли, жителей грабили и убивали.
В этих набегах стали принимать участие и грузины, и всегда
домой возвращались с богатой добычей.
Особенно страдали от набегов ногайцы, жившие по среднему течению реки Баксана. Ногайцы не решались идти войной против Араби-Хана, так как знали, что за того заступится
его покровитель — грузинский царь, имевший громадное, хорошо вооруженное и обученное войско, и обратились к своим
дальним соседям — русским. Ногайские послы явились к семи
русским богатырям, пользовавшимся среди своего народа
большим почетом и уважением (имена их неизвестны), просили их оградить ногайский народ от набегов Араби-Хана.
Богатыри решили, что воевать русским с грузинами из-за
ногайцев нет расчета, но, желая оказать помощь ногайцам,
выбрали из своего народа 12 наиболее уважаемых человек и с
богатыми подарками послали к грузинскому царю просить
или истребить Араби-Хана вместе с его народом, или же изгнать его из пределов Грузии.
Приехали послы в Грузию. Царь, приняв от них подарки
и выслушав их просьбу, приказал отвести им при своем
дворце лучшее помещение, кормить, поить их, а относительно просьбы обещал подумать.
Шесть лет прожили послы при дворе царя, а ответа на
свою просьбу все еще не получали. Затосковали они по своей
103
родине и, не решаясь лично напомнить царю о его обещании,
обратились с просьбой повлиять на него к его жене. Та пришла к царю и спросила, почему он в течение шести лет держит у себя послов и не дает ответа на их просьбу. Царь ответил, что просьба послов поставила его в очень затруднительное положение: с одной стороны, ему не хотелось бы огорчать отказом удовлетворить эту просьбу русских богатырей,
а с другой — удовлетворить ее он положительно не находит
возможным, так как Араби-Хан — его гость, а последний уже
в силу народного обычая — священная особа.
— Ты сама придумай ответ послам, а я не могу, — сказал
царь жене.
Царица, недолго думая, отпустила послов домой, одарила
их богатыми подарками, а семи богатырям послала семь роскошно вышитых ковров и сказала, что на просьбу ногайцев
царь через четыре года сам им ответит.
Но не прошло и двух лет, как царь Грузии вместе с АрабиХаном собрал огромное войско и вторгся во владения ногайцев.
Ногайцы приготовились к обороне. Битва произошла около реки Кишпека.
Ногайцы были разбиты и отодвинули свои владения ниже
реки Кишпека. Царь Грузии поселил Араби-Хана и его народ
в местности, ныне называемой Чижок–Кабак Оргун (урочище
чегемского общества). Возвращаясь же обратно к себе в Грузию, он предупредил ногайцев, что если они вздумают обидеть когда-либо Араби-Хана, то будут иметь в нем непримиримого врага.
Прожив еще более двадцати лет, Араби-Хан умер, оставив
после себя единственного наследника, сына Кази.
Кази был женат два раза; от первой жены еще в Грузии
родился сын Бесленей.
Когда Кази женился во второй раз после первой жены,
Бесленей, не желая сносить грубого обращения с ним мачехи,
бежал на Кубань, где и остался на жительство.
104
105
106
ËÈÒÅÐÀÒÓÐÀ
Байер Х.-Ф. История крымских готов как интерпретация Сказания
Матфея о городе Феодоро. Екатеринбург, 2001.
Баранов Е. Кабардинские легенды. Пятигорск, 1911.
Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом // Чтения в Обществе
истории и древностей российских. М., 1889, кн. 3/146.
Бларамберг Иоганн. Историческое, топографическое, статистическое и этнографическое описание Кавказа. М., 2010.
Броневский С.М. Новейшие известия о Кавказе, собранные и пополненные Семеном Броневским. СПб., 2004.
Брун Ф.К. Черноморье. Т. 1. Одесса, 1879.
Брун Ф.К. Черноморье. Т. 2. Одесса, 1880.
Бэлл Джеймс. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837–
1839 годов. Т. 2. Нальчик: Эль-Фа, 2007.
Викентьев В.М. Древнеегипетская повесть о двух братьях. Культурно-исторические памятники Древнего Востока. Вып. 4. М., 1917.
Геродот. История. М., 2004.
Дьячков-Тарасов А.Н. Абадзехи. (Историко-этнографический очерк) //
Записки Кавказского отдела Русского географического общества. Кн. 22. Вып. 4. 1902.
Зайцев И.В. Крымская историографическая традиция XV–XIX веков.
Пути развития. Рукописи, тексты и источники. М.: Издательская
фирма «Восточная литература», 2009.
Зайцев И.В. Новая рукопись Шоры Ногмова: Шора Ногмов, шотландские миссионеры, Юлиус Клапрот и тюркские рукописи //
Transcaucasica. 2015–2016. Вып. 3. С. 102–112.
Зайцев И.В. Кремук~Кермук и «Татарский угол» (к пониманию двух
средневековых этно-топонимов) // Книга картины Земли. Сборник статей в честь Ирины Геннадиевны Коноваловой. Под ред.
Т.Н.Джаксон и А.В.Подосинова. М., 2014. С. 93–97.
Зайцев И.В. Берат султана Мурада III на имя Мехмеда о назначении
его санджакбеем Кафы и эмиром черкесских земель (1590 г.).
О происхождении и хронологии назначений некоторых кафинских санджакбеев 1560-х — 1590-х годов // Средневековый Восток. Памяти героя Советского Союза академика З.М.Буниятова.
Баку, 2015.
107
Зайцев И.В. Киевская рукопись «Истории и родословной черкесов» // Ломоносовские чтения. Востоковедение и Африканистика: тезисы докладов научной конференции (Москва, 15 апреля
2019 г.). М., 2019.
Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки по истории генуэзских колоний на
Западном Кавказе в XIII и XV вв. // Исторические записки. Т. 3.
М., 1938.
Известия Таврической ученой архивной комиссии, № 52. Симферополь, 1915.
Илюшина М.Ю. О родословной мамлюков Египта по материалам
рукописи «Нисаб ал-джаракис» из коллекции восточного отдела
научной библиотеки СПбГУ // Вестник Санкт-Петербургского
университета. Сер. 9. СПб., 2008. Вып. 2. Ч. 1.
Кабардино-русские отношения в XVI–XVIII вв. Т. 1. М., 1957.
Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик: Издательство М. и В.Котляровых. 2010.
Клапрот Г.Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808
годах. Нальчик: Эль-Фа, 2008.
Ковалевский Е. Очерки этнографии Кавказа // Вестник Европы. Т. 4.
1867.
Лавров Л.И. Избранные труды по культуре абазин, адыгов, карачаевцев, балкарцев. Нальчик, 2009.
Мисостов А.М. История несчастных черкесов. Нальчик, 2004.
де Монпере Ф.Д. Путешествие вокруг Кавказа. Т. I // Труды Института абхазской культуры. Вып. VI. Свидетельства иностранцев
об Абхазии. Сухуми, 1937.
Налоева Е.Д. Кабарда в первой половине XVIII в.: генезис адыгского
феодального социума и проблемы социально-политической истории. Нальчик, 2015.
Некрасов А.М. Избранные труды. Нальчик: КБИГИ, 2015.
Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа, составленная по преданиям кабардинцев. Нальчик: Эльбрус, 1994.
Паллас П.С. Заметки о путешествии в южные наместничества Российского государства в 1793–1794 годах // Кавказ: европейские
дневники XIII–XVIII веков. Нальчик: Издательство М. и В.Котляровых, 2010.
Потоцкий Я. Путешествие по Астраханским степям и по Кавказу //
Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик: Издательство М. и В.Котляровых, 2010.
Потто В.А. Кавказская война. Т. 5. Время Паскевича, или Бунт
Чечни. М., 2007.
Рейнеггс Я. Всеобщее историко-топографическое описание Кавказа // Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик:
Издательство М. и В.Котляровых, 2010.
108
Сборник Императорского Русского Исторического общества. Т. 41.
СПб., 1884.
Сборник Императорского Русского Исторического общества. Т. 95.
СПб., 1895.
Тураев Б.А. Бог Тот. Опыт исследования в области истории древнеегипетской культуры // Записки историко-филологического факультета императорского С.-Петербургского университета. Лейпциг, 1898.
Кырыми Абдульгаффар. Умдет ал-ахбар. Кн. 1. Транскрипция, факсимиле. Казань: Институт истории им. Ш.Марджани, 2014.
Кырыми Абдульгаффар. Умдет ал-ахбар. Кн. 1. Перевод. Казань:
Институт истории им. Ш.Марджани, 2018.
Хаджимуков Т.Т. Народы Западного Кавказа // Кавказский сборник.
Том 30. 1910.
Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик: Эль-Фа, 2008.
Шумкин А.В. Захария де Гвизольфи — князь Таманский, вождь
«франков», Сююрташ-бей // Тюркологический сборник 2015–
2016: Тюркский мир Евразии. М.: Восточная литература, 2018.
Шумкин А.В. Тюрки Центрального Кавказа в XVI–XVIII веках (проблемы этнической истории). Челябинск, 2019.
Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 2. М., 1979.
Эллис Дж. Описание местностей между Черным и Каспийским морями // Кавказ: европейские дневники XIII–XVIII веков. Нальчик: Издательство М. и В.Котляровых, 2010.
Atti della Società Ligure di Storia Patria, vecchia serie, v. IV. Genova,
1866.
Evliyâ Çelebi Seyahatnâmesi Topkapı Sarayı Kütüphanesi Bağdat 308
Numaralı Yazmanın Transkripsiyonu-Dizini. Hazırlayanlar: Yücel
Dağlı, Seyit Ali Kahraman, Robert Dankoff. 7.Kitap. İstanbul: Yapı
Kredi Yayınları, 2003.
Mingana A. Catalogue of the Arabic manuscripts in the John Rylands
Library, Manchester. Sections 13-end. Manchester: Manchester University Press, 1934.
Rieu Ch. Supplement to the Catalogue of the Arabic Manuscripts in the
British Museum. L.: British Museum, 1894.
109
ÑÎÄÅÐÆÀÍÈÅ
Введение .............................................................................
3
Факсимиле .........................................................................
31
Текст ...................................................................................
38
Указатель имен к факсимиле и тексту .......................
Указатель географических названий и этносов
к тексту ....................................................................
41
44
Перевод ..............................................................................
45
Приложения ......................................................................
Переводы и пересказы истории черкесов ..................
Генеалогия кабардинского княжеского дома ............
Генеалогия кабардинских князей Казиевых .............
49
51
105
106
Литература ..........................................................................
107
110
Научное издание
ÈÑÒÎÐÈß
È
ÐÎÄÎÑËÎÂÍÀß
×ÅÐÊÅÑÎÂ
Технический редактор О.В. Волкова
Корректор Л.В. Халатова
Компьютерная верстка П.П. Иванова
111
Подписано к печати 02.07.2019
Формат 84×1081/32. Печать офсетная.
Усл. п. л. 5,9. Усл. кр.-отт. 6,4. Уч.-изд. л. 4,5
Тираж 500 экз. Зак. №
ООО «Издательство восточной литературы»
127051, Москва, Петровский бульв., д. 3, стр. 2
Отпечатано в ФГУП «Издательство «Наука»
(Типография «Наука»)
121099, Москва Г-99, Шубинский пер., 6
112
Скачать