Загрузил Мирослава Конюхова

22.11.17 КР Прогнозирование циклов кризисов в развитии мировой экономики

Реклама
Оглавление
Введение ................................................................................................................... 3
1 Долгосрочное прогнозирование развития мировой экономики ...................... 5
1.1 Перспективы развития мировой экономики .................................................. 5
1.2 Методологические основы прогнозирования развития мировой экономики
................................................................................................................................... 9
2 Место и роль России в мировой экономике .................................................... 21
2.1 Внешнеэкономические связи России их характеристика и перспектива
развития .................................................................................................................. 21
2.2 Влияние мирового экономического кризиса на развитие внешней
экономики России ................................................................................................. 31
Заключение ............................................................................................................ 38
Список использованных источников .................................................................. 40
2
Введение
Комплекс внешних экономических связей становится системой
непосредственных
контактов
между
различными
хозяйствующими
субъектами независимо от границ расстояний и каких-либо национальных
различий. Проходят стадию своего становления и развития международное
производство, международный рынок капитала, международный рынок
рабочей силы, международное информационное пространство.
Важнейшей
чертой
функционирования
мировой
экономики
на
протяжении XX в. служит поступательное развитие мирохозяйственных
связей. Движение к экономической независимости и укреплению отдельных
национальных хозяйств в современных условиях ведет неизбежно ко
всевозрастающей интернационализации хозяйственной жизни, повышению
открытости национальных экономик и усилению их взаимозависимости на
основе дальнейшего углубления международного разделения труда.
Мировое хозяйство является исторической и политико-экономической
категорией. Это обусловлено тем, что каждому конкретному историческому
этапу его развития соответствуют определенные масштабы и уровень
производства, интернационализации хозяйственной жизни и социальноэкономическая структура.
Мировое хозяйство как единое целое сложилось к началу XX в.
вследствие дополнения мирового рынка международным переплетением
ссудного и предпринимательского капитала, создания системы эксплуатации
западными державами огромной колониальной периферии.
Фактически к этому периоду был закончен территориальный раздел
мира, сформировались международные монополии, процесс обобществления
производства приобрел мировой характер.
Мировое хозяйство начала XX в. состояло из продвинутых в
индустриальном отношении стран Запада, многие из которых являлись
метрополиями, и их аграрно-сырьевых придатков – колоний. Основой
3
постепенного формирования мирового хозяйства служил мировой рынок,
образование которого проходило поэтапно в XV – XVIII вв., но особенно
интенсивно с середины XIX в., когда машинное производство становится
преобладающим в странах Запада. Становление массового производства
способствовало перерастанию мирового рынка в мировое хозяйство. В связи
с этим актуальными являются вопросы прогнозирования развития мировой
экономики.
Целью данной работы является анализ особенностей прогнозирования
мировой экономики.
В соответствии с данной целью следует выделить следующие задачи:

рассмотреть перспективы развития мировой экономики;

изучит методологические основы прогнозирования;

изучить внешнеэкономические связи России;

рассмотреть влияние мирового экономического кризиса на
экономику России.
4
1 Долгосрочное прогнозирование развития мировой экономики
1.1 Перспективы развития мировой экономики
По данным доклада Организации Объединенных Наций «Мировое
экономическое положение и перспективы, 2017 год», несмотря на то, что в
2017–2018
годах
прогнозируется
некоторое
восстановление
мировой
экономики, сохранятся низкие темпы роста на фоне слабых инвестиций,
сокращения товарооборота и вялого роста производительности труда. В
целом тон доклада, скорее, пессимистический. Эта стабилизация, как отскок
из кризиса. Ожидается некоторое восстановление мировой экономики,
однако
возвращение
к
стабильному
высокому
росту
по-прежнему
маловероятно. Для того чтобы восстановить прежний уровень инвестиций и
темпы роста, необходимые для достижения целей в области устойчивого
развития, понадобятся и значительные согласованные политические усилия.
В 2016 году рост мировой экономики составил всего лишь 2,2 %, и это
самый низкий показатель со времен «Великой рецессии» 2009 года. По
прогнозам, в 2017 году рост валового мирового продукта составит 2,7
процента, в 2018 году – 2,9%. Ожидаемое в 2017–2018 годах умеренное
повышение темпов роста скорее свидетельствует о стабилизации экономики,
чем о длительном и устойчивом восстановлении мирового спроса. По мере
повышения цен на сырьевые товары, вероятнее всего, в странах-экспортерах
сырья будет наблюдаться некоторое восстановление темпов роста 7.
Основной вклад в мировой рост по-прежнему вносят развивающиеся
страны, на долю которых в 2016–2018 годах будет приходиться около 60
процентов прироста мирового валового продукта. Благодаря устойчивому
внутреннему спросу и благоприятной экономической политике Восточная и
Южная Азия сохранят свой статус наиболее динамично развивающихся
регионов мира.
С достаточной вероятностью прогнозируется, что в 2017 году в
развитых странах произойдет некоторое повышение темпов экономического
5
роста, однако вялая динамика инвестиций и политическая неопределенность,
по-прежнему,
будут
оказывать
на
экономическую
деятельность
сдерживающее влияние.
Рост ВВП в наименее развитых странах все еще будет существенно
отставать от показателя 7%, намеченного в Целях устойчивого развития
(ЦУР ООН). От решения этой проблемы зависит достижение ЦУР в целом по
миру. При сохранении текущей динамики роста и условии, что неравенство
доходов не снизится, к 2030 году почти 35% населения наименее развитых
стран по-прежнему будут жить в условиях крайней нищеты 11.
Одной из основных причин замедления мирового роста является
длительный период низкой инвестиционной активности. В последние годы
для многих стран характерно заметное снижение объемов частных и
государственных инвестиций, особенно в нефтяной и других добывающих
отраслях. В странах-экспортерах сырьевых товаров в ответ на резкое
снижение доходов правительства сокращают объем крайне необходимых
инвестиций в инфраструктуру и социальные службы. В то же время в
большинстве развитых стран, а также во многих крупных развивающихся
странах и странах с переходной экономикой отмечается заметное снижение
темпов роста производительности труда.
Прослеживается тенденция в ряде положительных изменений в области
экологической устойчивости. В течение двух лет подряд мировой объем
углеродных выбросов находится на одном уровне. Это означает, что
энергоемкость экономической деятельности снижается, а доля энергии,
произведенной на основе возобновляемых энергоносителей, растет. Однако,
одновременно, это указывает и на снижение темпов экономического роста в
некоторых крупнейших странах – источниках выбросов.
В 2015 году объем инвестиций в производство энергии на основе
возобновляемых энергоносителей в развивающихся странах превысил объем
инвестиций в этой же сфере в развитых странах. Тем не менее, в отсутствие
6
согласованных политических усилий государственного и частного секторов
недавние достижения в сфере сокращения выбросов могут быть утрачены.
К сожалению, перспективы глобального развития многофакторны,
весьма неопределенны и подвержены рискам. Международная политическая
среда характеризуется высокой степенью неопределенности, которая, наряду
с возросшими долговыми обязательствами, выраженными в иностранной
валюте, станет ключевым фактором риска, способным пагубно повлиять на, и
без того, скромный прогнозируемый мировой рост.
Поскольку спрос, инвестиции, торговля и производительность тесно
взаимосвязаны, длительный период замедленного мирового роста может так
и не прекратиться, если не предпринять согласованные политические усилия
по оживлению инвестиций и стимулированию восстановления роста
производительности труда. Во многих странах для поддержки роста, по –
прежнему, слишком широко используется кредитно-денежная политика, что
является, во многом, искусственным фактором. В сложных экономических и
финансовых
условиях
необходимо
использовать
более
взвешенный
стратегический подход, который позволит не только восстановить здоровую
динамику среднесрочного роста, но и добиться большего прогресса в области
долгосрочного и устойчивого развития.
Глобальной
экономике
необходимы
политические
меры,
не
ограничивающиеся регулированием спроса. Эти меры должны применяться в
комплексе со структурными реформами, ориентированными на различные
аспекты устойчивого развития, включая ликвидацию нищеты и неравенства и
борьбу с изменением климата. Необходимо усилить международное
политическое сотрудничество и координацию, особенно в сфере торговли и
инвестиций. Усиление международного сотрудничества также необходимо
для ускорения передачи «чистых» технологий, мобилизации финансирования
для
борьбы
с
изменением
климата,
расширения
международного
сотрудничества по налоговым вопросам и решения проблем, связанных с
перемещением больших групп беженцев и мигрантов.
7
В
Европе
и
Центральной
Азии
прогнозируется
ускорение
экономического роста до 2,5% в 2017 году и до 2,7% в 2018 году, чему будут
способствовать продолжение восстановления экономики стран – экспортеров
сырья, а также уменьшение геополитических рисков и внутриполитической
неопределенности в крупных странах региона 17.
Ожидается, что после двух лет рецессии темпы роста экономики
России составят 1,3% в 2017 году и 1,4% в 2018 году. Экономическому росту
будет способствовать прирост потребления. Прогнозируется, что на фоне
благоприятного
воздействия
укрепления
цен
на
нефть
и
гибкой
макроэкономической политики на экономическую активность экономика
Казахстана вырастет на 2,4% в этом году и на 2,6% в 2018 году. В Украине
темпы экономического роста, по прогнозам, снизятся до 2% в 2017 году, а
затем повысятся до 3,5% в 2018 году. Экономика Азербайджана, как
ожидается, останется в состоянии рецессии: под влиянием недостатков
банковской системы, а также жесткой кредитно-денежной и налоговобюджетной политики прогнозируется спад на 1,4%, который в 2018 году
сменится скромным приростом на 0,6 %.
Что касается стран – импортеров сырья, то в Турции в условиях гибкой
налогово-бюджетной политики прогнозируется рост экономики на 3,5% в
2017 году и на 3,9% в 2018 году по мере уменьшения неопределенности,
восстановления туризма и улучшения финансового состояния компаний.
Экономику Беларуси в этом году ждет спад на 0,4%, связанный с
дальнейшим
ужесточением
налогово-бюджетной
политики,
однако
в
следующем году может возобновиться ее рост – на скромном уровне 0,5%
13.
Прогнозируемый экономический подъем в регионе неустойчив и
подвержен угрозам, связанным с повышенным уровнем политической
неопределенности и геополитических рисков как внутри региона, так и за его
пределами. Дополнительными факторами риска на перспективу являются
возобновление снижения цен на сырьевые товары и дестабилизация
8
международных финансовых рынков. Факторами уязвимости являются
слабые места национальных банковских систем. Сворачивание европейской
интеграции скажется на странах Европы и Центральной Азии вследствие
тесных торговых и финансовых связей между этими регионами.
Геополитическая напряженность в регионе или на его периферии
способна оказать угнетающее воздействие на экономический рост. Новый
виток эскалации насилия в Сирии способен подорвать доверие инвесторов и
потребителей. Среди примеров потенциальных потрясений в регионе –
террористические акты в России, блокада грузовых перевозок на востоке
Украины, продолжение территориального спора между Арменией и
Азербайджаном.
Напротив,
укрепление
отношений
между
странами
Центральной Азии, в том числе предварительное соглашение о демаркации
границы между Кыргызской Республикой и Узбекистаном и восстановление
прямого авиационного сообщения между Таджикистаном и Узбекистаном,
является примером уменьшения риска.
Возобновление снижения цен на сырьевые товары – это еще одна
угроза экономическому росту в странах – экспортерах сырьевых товаров в
регионе, а беспорядочное ужесточение условий на мировых финансовых
рынках может оказать давление на курсы валют, способствовать повышению
стоимости займов и привести к оттоку капитала.
1.2 Методологические основы прогнозирования развития мировой
экономики
Объективный
процесс
расширения
всех
форм
международного
экономического сотрудничества и разделения труда неуклонно усиливает
воздействие внешнеэкономического фактора в развитии хозяйства и нашей
страны,
делает
насущной
необходимостью
предвидение
возможных
результатов, к которым приведут в перспективе те или иные хозяйственные
решения. Конечный эффект от такого рода решений в значительной мере
будет зависеть от состояния и перспектив развития мирового рынка, причем
9
чрезвычайно важно, что последний будет в подавляющем числе случаев
выступать как объект (деловая среда), в своем развитии практически
независимый от деятельности каждого из числа иностранных и российских
участников международной торговли. В полной мере это относится к таким
основополагающим параметрам мирового рынка, как динамика мировых
товарных цен, спроса и предложения на подавляющее большинство товаров
и услуг, движение капитала, объемы и структура соответствующего экспорта
и импорта по отдельным странам и миру в целом.
Предвидение как объективно насущная потребность дальнейшего
развития общества традиционно занимает важнейшее место в теории и
практике управления экономическими процессами. Так, правильная и
своевременная оценка перспектив развития мирового рынка в целом или
отдельных
его
составляющих
является
непременным
условием
и
предпосылкой достижения необходимой эффективности хозяйственного
руководства внешнеэкономической деятельностью как на уровне страны в
целом, так и применительно к конкретной компании, фирме – участнику
международной
торговли.
внешнеторговой
работе
Предвидение,
выступает
в
которое
форме
в
практической
прогнозирования,
т.е.
целенаправленной разработки конкретных прогнозов мирового рынка в
целом или отдельных товарных рынков, создает надежную базу для
выработки оптимальной тактики и стратегии участия страны или отдельной
фирмы в международных, экономических отношениях 10.
При этом внешнеэкономические прогнозы мирового рынка и его
отдельных составляющих должны сочетаться и учитывать независимые
прогнозы
другого
характера,
в
частности,
социально-экономические,
политические, научно-технические, экологические, демографические и
многие другие, составляя в итоге сбалансированное единое информационное
поле в рамках общей взаимосвязанной прогнозной системы.
Основу
Принципиальная
прогнозирования
возможность
составляют
составления
законы
научно
диалектики.
обоснованного
10
внешнеэкономического прогноза определяется объективным наличием
прямой причинно-следственной преемственности в развитии мирового рынка
и международной торговли в целом. Задача разработки надежного, логически
доказуемого прогноза как раз и состоит в том, чтобы на фоне настоящего
состояния исследуемого объекта, с учетом его прошлого, найти новейшие
элементы зарождающегося будущего и, исследуя основные тенденции и
важнейшие факторы, их определяющие, выработать обоснованные суждения
о наиболее вероятной картине развития анализируемого объекта в
рассматриваемой перспективе.
С учетом предпосылок и гипотез, принятых автором прогноза в
процессе его разработки, он может быть одно- или многовариантным, причем
в последнем случае каждый из вариантов должен иметь оценку степени
вероятности его исполнения. Объективная природа предвидения будущего
позволяет
утверждать,
что
одновариантный
прогноз
должен
всегда
рассматриваться лишь как частный случай, при условии, что именно он
является наиболее вероятным из всех других вариантов, принципиальная
возможность которых, однако, объективно неизбежна.
Условия неопределенности, объективно и неизбежно сопровождающие
любые умозаключения и суждения, касающиеся будущего в развитии
исследуемого явления, требуют, чтобы прогнозирование осуществлялось не в
виде единственной жесткой последовательности оценки событий и факторов,
а
в
форме
гибкого
поливариантного
построения.
Конечная
цель
прогнозирования - выделить наиболее вероятные, альтернативные пути
развития исследуемого объекта из широкой гаммы возможных его
состояний, разумеется, при определенном уровне знаний о нем и
закладываемых (четко сформулированных) в прогнозах предпосылках.
Принятие конкретного управленческого решения на основе того или
иного варианта прогноза является, таким образом, не чем иным, как
аргументированным выбором лишь одного из возможных вариантов
11
поведения в противовес чисто познавательному, пусть даже научно
обоснованному академическому предвосхищению.
Практика свидетельствует, что в процессе разработки прогноза
мирового рынка следует учитывать ряд предъявляемых к нему обязательных
требований.
Во-первых, прогноз должен быть научно обоснованным и системным,
т.е. разрабатываться на базе тщательного и всестороннего анализа
предыстории
и
комплекса
всех
факторов,
которые
могут
оказать
существенное влияние на общую динамику рынка в прошлом, настоящем и в
перспективе. Чрезвычайно важным является правильный выбор периода
предыстории, т.е. базового периода, на протяжении которого исследуются и
фиксируются
основные
определяющие
тенденции,
характеризующие
сущность рынка. Именно правильность выбора необходимого и вместе с тем
достаточного по продолжительности базового периода в значительной мере
предопределяет качество и надежность разрабатываемого прогноза.
Во-вторых, прогноз должен быть доказательным и воспроизводимым
т.е. тот же конечный прогнозный результат мог бы быть получен другим
независимым разработчиком теми же или иными методами, но на базе той же
исходной информации и принятых предпосылках и гипотезах, положенных в
основу прогноза 18.
В-третьих, прогноз должен, как правило, иметь альтернативный
(поливариантный) характер в строгом соответствии с принятыми его
авторами-разработчиками предпосылками и гипотезами.
В-четвертых,
прогноз
должен
регулярно
корректироваться
и
обновляться еще в рамках текущего прогнозного периода (горизонта) по
мере поступления новейшей информации, т.е. сам процесс прогнозирования
должен носить постоянно действующий, непрерывный характер.
В-пятых, прогноз должен быть четко сформулирован и ясно изложен,
не допуская в последующем каких-либо неясностей и противоречивых
толкований его пользователями.
12
Внешнеэкономические
прогнозы
можно
классифицировать
по
следующим основным признакам:

предмету, или объекту, прогнозирования;

горизонту, или периоду, прогнозирования;

функциональному признаку.
Предмет, или объект, прогнозирования, его конкретные прогнозные
характеристики (параметры) определяются на этапе постановки прогнозной
задачи. Их классификация включает общемировые, страновые и отраслевые
показатели производства, потребления, экспорта, импорта, мировых цен,
спроса и предложения и т.п., применительно к конкретным товарным
рынкам,
а
также
параметры, характеризующие
динамику основных
финансовых показателей, инвестиций, движения курсов акций, валют и пр.
Естественно, что конкретный объект прогнозирования диктует и
соответствующий набор экономических показателей, анализ определенного
круга основополагающих факторов их формирования и, наконец, характер и
необходимый
объем
всей
требующейся
исходной
информационно-
статистической базы.
Современная
внешнеторговая
практика
свидетельствует,
что
первостепенный интерес представляет прогнозирование мировых цен на
основные товары, спрос и предложение на них на мировом рынке. Конкретно
для нашей страны, которая, как известно, является традиционно крупным
экспортером
многих
видов
промышленного
сырья
(топливно-
энергетического, черных, цветных и драгоценных металлов, лесоматериалов
и др.), а также импортером многих видов сельскохозяйственного сырья
(зерновых, кофе, какао-бобов, натурального каучука, мяса и др.) с мирового
пынка, эти товарные рынки и, соответственно, перспективы их развития
имеют огромное значение. Важно при этом отметить, что именно эти рынки
промышленного и сельскохозяйственного сырья в отличие от рынков
машинотехнической и другой готовой продукции отличаются крайне
13
высокой подвижностью и, как следствие, большой трудоемкостью и
сложностью как объекты анализа и прогнозирования.
Горизонт,
или
период,
прогнозирования
является
важнейшей
характеристикой прогноза, определяя в решающей степени его надежность,
трудоемкость и используемый инструментарий.
Применительно к мировому товарному рынку общепринятым является
деление прогнозов на краткосрочные или конъюнктурные, как правило, до 1
года, среднесрочные – порядка 4-6 лет и долгосрочные – порядка 10-15, реже
20-25 лет. Следует отметить, что границы этих определений в значительной
мере условны и диктуются поставленными целями прогнозной задачи и
особенностями исследуемого объекта – конкретного товарного рынка.
Нетрудно заметить, что в основе предлагаемой выше классификации
лежит длительность классического среднесрочного экономического цикла
мирового воспроизводства продолжительностью 4-6 лет, столь характерного
для
более
чем
вековой
истории
развития
экономики
основных
капиталистических стран. Прогнозирование краткосрочное предполагает
предвидение отдельных этапов в рамках одного экономического цикла,
среднесрочное - самого цикла и главным образом переломов в его развитии
и, наконец, долгосрочное - основополагающих тенденций в рамках двух, трех
или более среднесрочных экономических циклов.
Временные границы (пределы) научно обоснованного прогнозирования
в значительной мере обусловлены двумя обстоятельствами: во-первых, теми
задачами, которые ставятся постановщиками проблемы и реализуются
исполнителями прогнозных разработок в соответствии с уровнем развития
производительных сил в обществе, его потребностями и реальными
возможностями научно-технического характера, и, во-вторых, естественным
объективно
возможным горизонтом научно
обоснованного
прогноза,
логически проистекающего из самой экономической сущности исследуемого
явления,
его
масштабности
и
устойчивости
основных
тенденций,
характерных для всей истории его развития.
14
Приведенная классификация внешнеэкономических прогнозов по
горизонту прогнозирования отнюдь не является формальной, поскольку
каждый из этих видов прогноза в процессе своей разработки имеет свою
специфику и требует учета сугубо своих, только ему присущих факторов
формирования мирового рынка. При этом последние по мере увеличения
заданного периода прогнозирования имеют все более агрегированную форму
и, в противовес микроэкономическому, обобщенный макроэкономический
характер.
Наиболее логически законченной и хорошо применимой в практике
прогнозирования мировых товарных рынков, на наш взгляд, представляется
классификация
прогнозов
по
функциональному
признаку:
на
исследовательские, программные и организационные.
Исследовательский прогноз (его часто также называют поисковым)
должен ответить на следующие вопросы: во-первых, как и в каком
направлении (или направлениях) может изменяться в обозримом будущем
анализируемый объект и, во-вторых, какие из этих изменений желательны и
необходимы с позиций разработчика и пользователя прогноза. Задачей
такого
прогноза
является
определение
целей
для
последующего
взаимодействия с этим объектом в виде некоторой проблемы либо комплекса
мер, которые требуется четко сформулировать для их последующего
решения в течение прогнозного периода 7.
Программный прогноз должен уже выявить средства достижения
желаемых и необходимых результатов, установить промежуток времени, в
течение которого будет реализован каждый из возможных вариантов и,
наконец,
определить
степень
уверенности
в
получении
некоторого
положительного результата по тому или иному варианту. В итоге
формулируются
вероятные пути
достижения
поставленных целей в
отношении исследуемого объекта.
В задачу организационного прогноза входит подготовка ответов на
следующие вопросы: что собственно нужно сделать, какие финансовые,
15
материально-технические и кадровые ресурсы и необходимый комплекс
организационно-технических мероприятий потребуется для практической
реализации каждого из возможных вариантов. Результатом прогноза является
определение возможных вариантов распределения ресурсов и осуществление
комплекса
конкретных
организационно-технических
мероприятий,
необходимых для успешного достижения поставленных целей.
Взятые как единое целое эти три типа прогнозов логически дополняют
друг друга, предоставляя участнику внешнеэкономической деятельности
надежную
и
полную
информацию
для
принятия
оптимальных
управленческих решений в соответствии с основными целями и задачами
прогнозирования мировых товарных рынков.
Кроме того, при классификации прогнозов по функциональному
признаку часто выделяют так называемые нормативные прогнозы, которые в
значительной мере включают понятие и сущность программного и
организационного прогнозов, указанных выше. Нормативный прогноз в
отличие от исследовательского или поискового предполагает его построение
в обратной последовательности: от заранее сформулированных генеральных
целей и ориентиров в будущем обратно в настоящее с четкой формулировкой
тех путей развития, условий и средств, которые необходимы для
практического достижения поставленных целей. Нормативно-целевой подход
к задачам прогнозирования во многом близок к традиционному процессу
поэтапного планирования внешнеэкономической деятельности.
Очевидно,
что
внешнеэкономических
предопределяет
и
предлагаемая
прогнозов
строгую
по
выше
классификация
функциональному
последовательность
их
признаку
разработки
от
исследовательских через программные к организационным.
Методологические особенности кратко-, средне- и долгосрочного
прогнозирования мирового рынка закономерно и объективно проистекают из
экономической сущности каждой из поставленных задач. Это находит свое
конкретное
выражение
по
меньшей
мере
в
четырех
основных
16
содержательных
составляющих
общего
процесса
разработки
внешнеэкономического прогноза в зависимости от заданного горизонта
(периода) предвидения.
Во-первых, каждая из задач с позиции пользователя прогноза имеет
свою
целевую
функциональную
направленность.
Краткосрочный
(конъюнктурный) прогноз рынка имеет в первую очередь предсказательный
характер, это попытка ответить на вопросы: а что, собственно, будет; чего
следует ожидать с наибольшей вероятностью? Тогда как долгосрочный
прогноз, напротив, имеет преимущественно предуказательный характер,
предлагая широкий набор альтернативных вариантов развития рынка в
обозримой перспективе, оставляя несколько в стороне, на втором плане,
конкретный выбор наиболее вероятного из указанных событий 5.
Что же касается среднесрочного прогнозирования, то оно, как правило,
имеет в примерно равной мере и предсказательный характер (например,
конкретное предвидение координат точек перелома в тенденциях общего
классического циклического воспроизводства и развития конъюнктуры
конкретного товарного рынка), и в то же время предуказательный характер,
оставляя некоторое поле для альтернативных вариантов предвидения.
Во-вторых, это вполне очевидные различия в формулировке общего
концептуального
подхода,
изначально
задающего
динамику
основополагающего исследуемого параметра как конкретного объекта
прогнозирования, т.е. устойчивого, усредненного долговременного тренда
(тенденции) для долгосрочного прогнозирования или, напротив, более
кратковременных отклонений от него в ту или иную сторону при решении
вопросов конъюнктурного и среднесрочного характера.
В-третьих, исключительно важно и то, что решение прогнозных задач с
различными изначально заданными горизонтами предвидения требует
первоочередного учета совершенно различных по своей экономической
природе
ведущих
характеризующие
факторов
текущее,
формирования
кратковременное
рынка.
Так,
соотношение
факторы,
спроса
и
17
предложения на рынке, решающим образом определяющие соответствующие
колебания
конъюнктуры,
играют
существенно
меньшую
роль
при
формировании более устойчивых среднесрочных тенденций рынка, где
основным
уже
выступает
фактор
классического
циклического
воспроизводства. И далее, при прогнозировании уже долгосрочных
тенденций роль временных и постоянно действующих циклических факторов
уходит на второй план, тогда как, напротив, ведущими становятся
многочисленные
и
различные
по
природе
постоянно
действующие
нециклические факторы, более устойчивые в своей динамике. Что же
касается учета факторов временного и случайного характера, то в данном
случае ими можно пренебречь.
И, наконец, в-четвертых, как убедительно свидетельствует практика
внешнеэкономического прогнозирования, надежное и качественное решение
задач такого рода в каждом конкретном случае, но в зависимости от
заданного горизонта предвидения каждый раз требует осмысленного
использования своего конкретного прогностического инструментария, т.е.
соответствующего набора взаимодополняемых и различных по природе
методов
прогнозирования,
обеспечивающих
наибольшую
надежность
конечных прогнозных результатов.
Долгосрочное прогнозирование рынка, представляя собой прежде всего
базу стратегического экономического планирования, объектом своего
исследования
относительно
имеет
самые
устойчивые
общие,
на
усредненные,
протяжении
а
следовательно,
всего
многолетнего
предшествующего (базового) и соответственно прогнозируемого периодов
тенденции (тренды) рынка. К числу важнейших факторов, которые следует в
первую очередь учитывать при разработке долгосрочных прогнозов
мирового рынка, относятся наиболее значимые постоянно действующие
нециклические факторы. В их числе: научно-технический прогресс,
обеднение и истощение природных ресурсов, дальнейшая концентрация
производства
и
капитала,
роль
транснациональных
корпораций,
18
демографический и инфляционный факторы. Что же касается колебаний,
обусловленных
воздействием,
например,
фактора
среднесрочного
циклического воспроизводства, а тем более факторов временных и
случайных, включая спекулятивные, то они в данном случае в расчет вообще
не должны приниматься, хотя совершенно очевидно, что их присутствие на
рынке будет иметь место и будет ощущаться в каждый конкретный момент
времени.
Задача краткосрочного прогнозирования рынка, напротив, состоит в
том,
чтобы
найти
некую
от
упомянутых
отличающегося
траекторию
выше
исследуемого
устойчивых
параметра,
долговременных
тенденций.
Краткосрочное прогнозирование рынка часто, и не без оснований,
отождествляют с конъюнктурным прогнозированием.
Что же касается особенностей среднесрочного прогнозирования рынка,
то оно предполагает выявление тенденций среднесрочного характера,
отличных от кратко- и долгосрочных. Основным макроэкономическим
фактором,
формирующим
такого
рода
тенденцию,
будет
характер
циклического воспроизводства. Определенное влияние на него несомненно
будут
оказывать
и
некоторые
из
перечисленных
выше
постоянно
действующих нециклических факторов, например, научно-технический
прогресс в своих конкретных среднесрочных проявлениях, а также
монополизация,
концентрация
международных
сообществ
и
производства
организаций,
и
факторы
капитала,
роль
экологического
характера. Напротив, факторы временного и случайного характера в данном
случае могут не рассматриваться 9.
Таким образом, при разработке прогнозов мирового рынка, в
зависимости
от
поставленной
задачи
и
заданного
горизонта
прогнозирования, необходимо в каждом конкретном случае учитывать строго
определенные группы факторов. Принимая за основу, что долгосрочные
прогнозы всегда базируются на выявлении устойчивых многолетних трендов,
19
а среднесрочные и тем более краткосрочные (конъюнктурные) – на
соответствующих отклонениях от них.
20
2 Место и роль России в мировой экономике
2.1 Внешнеэкономические связи России их характеристика и
перспектива развития
В настоящее время происходят масштабные изменения спроса на
рынках развивающихся государств и в конфигурации международной
торговой системы. Оба этих процесса создают историческое «окно
возможностей» для России. В Китае и Индии быстрыми темпами
увеличиваются средний класс и потребительские расходы: по оценкам, к
2017-2018 гг. достигнут в обеих странах 7,5 трлн. долл. Освоение даже
небольшой части этого рынка, для чего есть все основания, даст мощный
прирост
российского
не
сырьевого
экспорта.
Одновременно
в
развивающихся странах «второго эшелона», демонстрирующих высокие
темпы роста ВВП и подушевых доходов, формируется обширная зона
комфортного для России (т.е. соответствующего ее техническим и
конкурентным возможностям) спроса на промышленную и аграрную
продукцию, различные виды деловых услуг. В свою очередь, конфигурация
международной торговой системы сегодня пришла в движение, нарушив
сложившиеся тренды, где роль России была очень невелика. США выходят
из
Транстихоокеанского
партнерства,
Brexit
заморозил
проект
Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства США–ЕС,
возникли трудности в процессе ратификации соглашения ЕС-Канада. Это
создает
шанс
для
стратегической
ребалансировки
внешнего
позиционирования России и ЕАЭС, выстраивания проактивной торговой
политики на пространстве Евразии и АТР, проектирования и продвижения
евразийских цепочек добавленной стоимости.
Внешние ограничения для российского экспорта (рост конкуренции со
стороны Китая и других стран БРИКС, сокращение платежеспособного
импортного спроса в отдельных развивающихся государствах – экспортерах
топливно-сырьевых
товаров,
фрагментация
международной
торговой
21
системы и рост барьеров на внешних рынках, антироссийские санкции, др.)
не исчезают, но в современных условиях многие из таких ограничений могут
быть использованы как стимулы для диверсификации и повышения
эффективности международной коммерческой деятельности России. Далее
подробнее остановимся на новых экспортных возможностях для России на
внешних рынках. Прогнозируемый в базисном варианте рост ВВП
развивающихся стран и стран с переходной экономикой (по методологии
МВФ), по оценкам ВАВТ, потребует увеличения ими реального импорта
товаров, как минимум, в 1,5 раза к 2025 г. (относительно 2015 г.) и почти в 3
раза к 2035 г. Реальное расширение импорта развивающихся стран так
называемого второго эшелона (без учета Китая и Индии) ожидается на
уровне, как минимум, 1,6 раза к 2025 г. и 3,3 раза к 2035 г. Импорт услуг
будет расти не меньшими темпами. Крупнейшие экономики развивающегося
мира – Китай и Индия – будут все в большей степени ориентироваться на
внутренние источники роста при постепенном повышении себестоимости
продукции из-за удорожания рабочей силы, увеличения экологической
нагрузки на бизнес, др., что будет связывать их экспортные возможности в
направлении других развивающихся рынков. Одновременно рост среднего
класса в этих странах и изменение структуры спроса будут создавать
перспективные емкие экспортные ниши для России – от разнообразных
видов пищевой продукции до широкого спектра высокотехнологичных
товаров и услуг. По прогнозам, к 2022 г. городское население в Китае
составит 850 млн. чел. (около 200 городов–миллионников), или 60% всего
населения страны. Доля населения с высокими доходами (средний класс
верхнего сегмента и так называемый состоятельный класс) в общих доходах
городских жителей увеличится с 3% в 2002 г. и 17% в 2012 г. до 62% к 2022
г.. Потребительские расходы домохозяйств КНР растут темпами, значительно
превышающими динамику ВВП (в 2000-х годах в среднем почти на 18% в
год), и в 2017 г., по оценке Всемирного банка, достигнут 5 трлн долл. Со
стороны состоятельного класса Китая растет спрос на автомобили,
22
турпоездки за рубеж, предметы роскоши, включая ювелирные изделия,
изделия из кожи с высокой степенью выделки, косметические средства,
импортный алкоголь. В целом повышенный и более дифференцированный
спрос предъявляется средним классом к продуктам питания и напиткам (в
потреблении увеличивается доля молочной продукции, мяса и рыбы, свежих
овощей,
орехов,
качественной
бутилированной
воды,
шоколада,
кондитерских изделий, мороженого), автомобилям, бытовой технике и
электронике,
медицинским
товарам
и
услугам,
сетевому
контенту.
Существенный нишевой интерес для России, например, представляет рынок
бутилированной воды 11. По экспертной оценке, общие продажи
бутилированной воды в Китае достигнут 35 млрд долл. к 2019 г. при том, что
в настоящее время подушевое потребление бутилированной воды в стране на
20% ниже среднемирового и 5 раз меньше, чем в США; то есть существует
огромный потенциал роста данного рыночного сегмента. Также интересен
китайский рынок мороженого – сегодня уже крупнейший в мире с
ежегодным потреблением более 7 млрд литров мороженого на сумму около
14
млрд
долл.
Перспективным
является
быстрорастущий
рынок
интегральных схем, оцениваемый к 2018 г. в 210 млрд долл. и более чем
вдвое
превышающий
возможности
внутреннего
производства.
Диверсификация экспортных поставок России на китайском направлении
уже происходит, особенно активно последние два года, когда девальвация
рубля помогла отечественным компаниям освоить новые рыночные ниши.
Ниже в таблице приведены некоторые позиции российского товарного
экспорта в Китай, по которым в 2016 г. наблюдался не менее чем
пятикратный рост к 2014 г. (или в 2014 г. товары вообще не
экспортировались) и объем поставок которых в 2016 г. превышал 5 млн долл.
В середине 2010-х годов численность среднего класса в Индии
достигала 24 млн человек, или около 3% общемирового показателя.
Совокупные потребительские расходы, по оценке Economist Intelligence Unit,
приблизятся к 2,5 трлн. долл. в 2018/19 финансовый год, а согласно прогнозу
23
McKinsey Global Institute к 2025 г. по величине потребительского рынка
Индия выйдет на 5-е место в мире (в 2015 г. – 12-е место). Индия, как и
Китай, сильно отстает в потреблении бутилированной воды, рынок растет
более чем на 20% в год и достигнет к 2018/19 финансовый год 3 млрд.
долларов. Для России важно учитывать, что увеличение среднего класса в
Китае и Индии ведет к росту спроса на цифровые продукты и расходов на
приобретения в Интернете. По оценкам, средний класс в Китае ежегодно
тратит около 16% своих сбережений на покупки в интернет-магазинах. В
прогнозе мировой экономики от Pricewaterhouse Coopers в 2050 г. суммарный
паритетный ВВП Китая и Индии, которые займут две первые строчки
мирового рейтинга, достигнет 103,3 трлн. долл. США (в ценах 2014 г.), рост к
2014 г. более чем в 4 раза. Это в 1,4 раза больше, чем весь прогнозируемый
ВВП развитых стран большой семерки (73,8 трлн долл.). Большим
потенциалом расширения комфортного для России импортного спроса, как
отмечалось
выше,
обладают
быстро
поднимающиеся
по
доходам
развивающиеся страны «второго эшелона», в основном это густонаселенные
страны (от 30-40 млн населения и выше) с растущей емкостью внутреннего
рынка (включая Вьетнам, Индонезию, Малайзию, Мьянму, Таиланд,
Филиппины, Бангладеш, Пакистан, Иран, Алжир, Египет, Марокко, Анголу,
Камерун, Кению, ДР Конго, Мадагаскар, Мозамбик, Нигерию, Танзанию,
Уганду, Эфиопию, Колумбию, Перу, др.). В вышеупомянутом докладе
Pricewaterhouse Coopers по размеру паритетного ВВП к 2050 г. Индонезия и
Нигерия войдут в первую десятку стран (Индонезия поднимется с
сегодняшнего 9-го места на 4-е, Нигерия с 20-го на 9-е), значительно
усилятся Пакистан (переместится с 25-го на 15-е место), Египет (с 22-го на
16-е), Филиппины (с 28-го на 20-е), Вьетнам (с 32-го на 22-е), Бангладеш (с
31-го на 23- е), Малайзия (с 27-го на 24-е). ВВП только перечисленных 8
стран из доклада PwC составит к 2050 г. 41,7 тлрн. долларов и превысит
ожидаемый ВВП США (41,4 трлн долларов). Прогноз PwC охватывает 32
ведущие экономики по состоянию на 2014 г., но очевидно, что появятся и
24
другие лидеры из числа развивающихся государств. Причем среди таких
лидеров будет все больше африканских стран 14.
Возвращаясь к оценке возможностей развивающихся стран «второго
эшелона» как рынков сбыта для отечественных товаров и услуг, необходимо
отметить, что при большом потенциале спрос в этих странах определенное
время
будет
оставаться
неприхотливым
из-за
ограниченной
платежеспособности и несформировавшегося качества потребления, то есть
будут
приобретаться
надежные,
функциональные
и
недорогие
промышленные изделия, без изысков в плане дизайна, эргономики и пр.
Будет востребован широкий ассортимент базовых продовольственных
товаров, услуг в сферах энергетики и инфраструктуры, ИКТ, образования,
здравоохранения, борьбы с эпидемиями, природными и техногенными
катастрофами, др. Здесь на многих направлениях российские поставщики
вполне конкурентоспособны, а продукция и услуги развитых стран для
данной категории импортеров еще долго будут слишком дорогими. Вместе с
тем надо учитывать, что рынки развивающихся стран усложняются и, как
отмечалось выше применительно к Африке, становятся ареной все более
жесткой конкурентной борьбы между ведущими нерегиональными игроками.
Российский
исследователь
африканского
региона
Е.Н.
Корендясов
справедливо считает, что «соотношение «цена-качество» далеко не всегда
становится решающим фактором. Привлекательность проектов создают
офсетные (компенсационные) схемы, модели послепродажных гарантий,
обеспечивающих сохранение эффективности проекта в течение всего срока
его эксплуатации и др.». Впечатляющие и в целом благоприятные для России
перспективы роста спроса на рынках развивающихся стран необходимо
максимально использовать для расширения отечественного экспорта на этом
направлении. Учитывая тенденции импортного спроса развивающихся
государств, ассортиментные и конкурентные возможности российского
экспорта, имеющийся потенциал увеличения предложения на внешний
рынок товаров и услуг в свете реализации приоритетных экспортных
25
проектов в рамках основного направления стратегического развития
Российской Федерации «Международная кооперация и экспорт», по оценке
ВАВТ, превышение динамики физического объема национального экспорта
на рынки развивающихся стран относительно их совокупного импорта может
составить в период до 2035 г., как минимум, 1,5 раза. То есть физический
объем российского экспорта в развивающиеся государства может вырасти в
2-2,5 раза к 2025 г. и в 4,5-5 раз к 2035 г. Стратегические возможности для
российского экспорта вне конкретной страновой привязки обусловлены
нарастанием в мире глобальных проблем – особенно продовольственной и
экологической, что значительно повысит капитализацию национальных
естественных
преимуществ.
Происходящие
климатические
изменения
усиливают нестабильность и дефицитность продовольственного рынка при
растущем народонаселении. Во многих регионах ухудшаются условия для
сельскохозяйственного производства, в том числе на Ближнем Востоке и в
Северной Африке. Саудовская Аравия из-за постоянно растущих издержек
опреснения и орошения с 2017 г. планирует полностью переориентироваться
на импорт продовольствия. Согласно прогнозу Института водных проблем
РАН, к 2025-2030 гг. объем пресной воды, который потребляет человечество,
сравняется с ее ресурсами, и человечество впервые столкнется с водным
кризисом. Уже сегодня более 700 млн человек постоянно находятся в
условиях водного дефицита. Тогда как Россия располагает вторым в мире
после Бразилии объемом водных ресурсов при доле ежегодного забора в
ресурсах на уровне 1,5%. В упомянутом институте РАН считают, что Россия
имеет хороший шанс перейти из «нефтяного» периода в «водный».
Сложившиеся объективные рыночные, мирохозяйственные предпосылки для
российской экспортной экспансии могут в полном объеме сработать при
соблюдении следующих четырех условий:  поддержка такой экспансии со
стороны
российской
промышленно-технологической
революции,
что
необходимо для последовательной диверсификации экс- порта и обеспечения
его
высокой
конкурентоспособности;
реализация
эффективной
26
проэкспортной идеологии и целеполагания, что, прежде всего, необходимо
для мобилизации текущих экспортных возможностей России, расширения
экспортного сектора и приоритезации торговых партнеров;  создание
конкурентоспособной
национальной
системы
поддержки
экспорта,
предоставляющей механизмы и инструменты поддержки на уровне лучших
мировых
стандартов
и
обеспечивающей
институционально-регуляторные
условия
максимально
комфортные
осуществления
экспортной
деятельности; проведение проактивной торговой политики России и ЕАЭС
для глубокого вскрытия внешних рынков. Для осуществления экспортного
рывка нужны, прежде всего, качественные изменения в базисе – российская
промышленно-технологическая
революция,
создание
передовой
нематериальной и физической инфраструктуры в целях эффективного
встраивания в региональную и глобальную экономику. Необходимо
последовательное проведение институционально-регуляторных реформ для
повышения
конкурентоспособности и
привлекательности
России как
делового партнера. Требуется обеспечить высокий уровень готовности
широкой массы предпринимателей к экспортной деятельности. Без этого
невозможно создать устойчивую и растущую клиентуру для национальных
институтов поддержки экспорта. Выделяют продуктовую и организационную
готовность. Продуктовая готовность предполагает обеспечение соответствия
производственных
международным
процессов
и
выпускаемой
продукции
(услуг)
стандартам
и
требованиям
внешних
рынков.
Организационная готовность связана с наличием мотивации и опыта
экспортной
деятельности,
обладанием
необходимыми
информацией,
знаниями и компетенциями. Ключевой вопрос – формирование эффективной
проэкспортной идеологии, базирующейся на следующих принципах:
1) последовательная диверсификация экспорта в товарно-отраслевом,
географическом и фирменном разрезах;
2) интеграция экспортной проблематики в широкую промышленную
политику, процессы конверсии и импортозамещения;
27
3) получение синергии применения всех инструментов поддержки и
продвижения
экспорта
(согласованное
применение
инструментов
финансовой и нефинансовой поддержки, мер по снижению внутренних и
внешних ограничений/барьеров для развития экспорта, инструментов
торговой политики, дипломатической поддержки, др.);
4) разворот фокуса экспортной политики на экспортера, а не на
внешние рынки (если есть готовность и что продать, то обеспечить
выведение такой продукции на внешние рынки с использованием и
координацией всего инструментария господдержки). Наиболее продуктивная
экспортная идеология для России в современных условиях – это стратегия
диверсификации, позволяющая эффективно балансировать множественные
риски в мировой экономике и обеспечивающая оптимальное.
Для России такая стратегия особенно привлекательна, поскольку
опирается на уникальное разнообразие факторов конкурентоспособности и
их возможных комбинаций. Наша страна может быть и уже является
конкурентоспособной в широком круге отраслей и подотраслей за пределами
топливно-сырьевого сектора. На первом этапе (до 2025 г.) стратегия
диверсификации
реализуется
преимущественно
как
мобилизационная
диверсификация, основанная на экспортно- ориентированном расширении
традиционного производственного ассортимента, углублении переработки
сырья и материалов, повышении сложности и улучшении потребительских
свойств продукции, географической диверсификации продаж, выведении на
экспорт уже реализуемых на внутреннем рынке товаров и услуг, особенно в
секторе малого и среднего предпринимательства. Важнейшие условия
мобилизационной диверсификации – совершенствование механизмов и
инструментов господдержки, активное внедрение форматов государственночастного партнерства, максимальное снятие внутренних и внешних барьеров
для экспорта. На этом этапе решается задача генерирования дополнительных
доходов
для
ускорения
российской
промышленно-технологической
революции. Причем деньги зарабатывают сами же субъекты промышленно28
технологической революции. На втором этапе (до 2035 г.) осуществляется
последовательный переход к инновационной диверсификации экспорта,
предполагающей масштабный выход с новыми товарами и услугами на
новые перспективные рынки (в том числе одно- временно на внутренний и
внешний рынок для получения преимуществ в формируемом новом сегменте
спроса и экономии на масштабе). Интегрирование экспортной проблематики
в широкую промышленную политику необходимо для успешной реализации
инвестиционной, экспортно-ориентированной модели развития российской
экономики. Нужны эффективно работающие инвестиционные экспортные
лифты как инструмент осуществления сквозных экспортно-ориентированных
стратегий от стадии НИОКР и внедренческих проектов до серийного
производства и экспорта продукции. Большой потенциал имеет экспортноориентированное
планирование
конверсионных
процессов.
Требуется
изначальная увязка программ импортозамещения с развитием экспортного
потенциала соответствующих отраслей и производств для избежания
эффекта антиэкспортного смещения и обеспечения конкурентоспособности
проектов импортозамещения. Очень важно, чтобы все звенья поддержки
экспорта работали слаженно и усиливали друг друга.
Смещение
экспортера
фокуса
предполагает,
экспортной
что
при
политики
наличии
непосредственно
у
на
предпринимателя
конкурентоспособной продукции и желания ее экспортировать все институты
поддержки консолидируют и координируют свои усилия для продвижения и
реализации
на
экспорт
такой
продукции.
Конкурентоспособные
отечественные товары и услуги должны продаваться, невзирая на жесткую
конкуренцию, имеющиеся ограничения и барьеры. Необходимо четкое
понимание, подкрепленное нормативными документами, что поддержка и
продвижение экспорта является приоритетной задачей для всей системы
российских загранпредставительств, включая посольства, консульства,
представительства при международных организациях и Россотрудничества.
Также нужно понимание, что успешная экспортная деятельность не может
29
осуществляться без поддерживающих инвестиций в странах–импортерах в
развитие товаропроводящей сети и послепродажного сервиса, создание
совместных производств и проекты обусловленной локализации для
вскрытия рынков. С разворотом институтов и механизмов поддержки к
российским экспортерам связан выбор в экспортной политике между тем,
чтобы рекламировать отечественные компании и их продукцию зарубежным
покупателям (ситуация, когда нас выбирают), и тем, чтобы показывать
возможности
на внешних
рынках
национальным производителям и
экспортерам, убеждать их в преимуществах и перспективах экспортной
деятельности. Создан Российский экспортный центр, включающий страховое
агентство ЭКСАР и кредитный институт Росэксимбанк. На цели экспортного
финансирования и субсидирования расходов экспортеров (на сертификацию
и омологацию продукции, ее транспортировку, регистрацию российских
объектов интеллектуальной собственности за рубежом, др.) выделены
значительные бюджетные средства. Приняты меры по обеспечению экспорта
конкурентоспособными по стоимости кредитными ресурсами. Укрепляется
региональная и зарубежная инфраструктура поддержки экспорта. Менее
обременительными стали процедуры таможенного администрирования,
экспортного контроля, смягчены положения валютного контроля, близка к
своему окончательному решению проблема возврата НДС при экспорте.
Внедрен механизм проектного управления реализацией приоритетных
экспортных проектов. Тем не менее, существенные дефициты в сфере
господдержки экспорта сохраняются. Важнейший из таких дефицитов –
отсутствие четко выстроенной национальной
системы поддержки с
пониманием, какое ведомство главное в этой деятельности, какие конкретно
организации входят в систему поддержки, и в чем состоят их функции, как
работает «единое окно» для экспортеров. Сюда же примыкает проблема
недостаточной координации в сфере поддержки экспорта, причем на всех
уровнях – федеральном, региональном и за рубежом. В такой ситуации
требуется определить ведущее федеральное ведомство в системе поддержки
30
экспорта
и
поручить
устанавливающий
сферу
ему
подготовить
ответственности
нормативный
всех
документ,
участников
системы
поддержки, механизмы коорди- нации, мониторинга и оценки эффективности
поддержки экспорта в РФ. Определение исчерпывающего перечня мер по
усилению национальной экс- портной политики и системы господдержки
экспорта не является целью данной статьи. Принципиальное значение имеет
тезис о необходимости дальнейшей последовательной концентрации усилий
государства на данном направлении, создании полноценного «зеленого»
коридора для российского несырьевого экспорта во всех смыслах – в плане
регуляторики,
правоприменения,
экономических
условий
экспортной
деятельности (прежде всего тарифы на продукцию/услуги естественных
монополий и валютный курс), доступа к ресурсам и механизмам
господдержки, оперативного комплексного содействия в решении задач на
внешних рынках, если требуется – получения полномасштабной политикодипломатической поддержки. Только такой подход позволит эффективно
реализовать новые возможности для России в меняющемся глобальном
экономическом порядке.
2.2 Влияние мирового экономического кризиса на развитие
внешней экономики России
На протяжении всей истории мировая экономика неоднократно
подвергалась различным кризисным явлениям. Российская экономика также
не раз претерпевала стадию спада. Не успев отойти от последствий
финансового кризиса 2008 г., российская экономика вновь ощутила на себе
волну финансово-экономических неурядиц.
Настоящее исследование проводится с целью выбора наиболее
оптимального комплекса антикризисных мер для российской экономики на
среднесрочную перспективу с учетом современных реалий (сложной
экономико-политической
ситуации
в
стране
и
мире).
Особенную
31
актуальность тема приобрела в последнее время, а именно в 2014—2016 гг.
(период макроэкономической турбулентности).
Для того, чтобы проанализировать текущее социально-экономическое
состояние развития России необходимо обратить внимание на динамику
ключевых макроэкономических параметров: темпов роста ВВП, состояние
промышленности, инвестиций в основной капитал, инфляции, курса
национальной валюты, социальные показатели, такие как оценка рынка труда
и уровень жизни населения, а также золотовалютные резервы.
Уже на период 2013 г. экономика России вступила в стагнацию, это
проявилось как замедление экономического роста, падение инвестиций в
основной капитал [8], практически нулевом уровне промышленного
производства в 2013-2014 гг. и уже отрицательном уровне этого показателя в
3,5% в 2015 г.
Инфляция России в 2014 г. возросла практически в два раза по
сравнению с 2013 г., а в 2015 г. еще более усилилась (рисунок 1):
Рисунок 1 – Инфляция в динамике, % [2]
В силу инвестиционного спада в 2015 году закономерным должно было
стать дальнейшее замедление экономического роста даже без внешнего
давления. Введение санкций только ускорило переход от стагнации к
рецессии, которая в 2015-2016 гг. стала неминуемой [3].
На состояние большинства сфер экономики России кризис повлиял
негативно.
32
Под угрозой оказалось перевооружение Вооруженных сил России и их
оснащение (в должном объеме), произошло это в следствие увеличения цен
на оборонную продукцию. В связи с кризисом в 2015 г. претерпели
сокращение расходы бюджета на оборону; финансирование целой группы
проектов по перевооружению было перенесено на 2016–2018 гг.
Из-за политических и экономических потрясений в 2015 г. в России
впервые за 15-летие произошло квартальное снижение реальных доходов
населения. Снижение потребительского спроса привело к резкому падению
оборота розничной торговли в России. 11,7% (годовое исчисление) – худший
результат по данным Минэкономразвития за последние 20 лет.
Прошедший 2015 г. оказался сложным для российской банковской
системы [6]. С рынка ушло около сотни кредитных организаций, на санацию
были переданы 15 игроков (в 2014 г. – 12), включая входящий в 30-ку по
активам банк «Уралсиб», лицензий лишились 93 кредитных учреждения (в
2014 г. – 73). Но финансовые власти долгое время не признавали в этих
событиях финансового кризиса, называв их «рабочей ситуацией». В 2016 г.
очищение банковской системы от слабых и недобросовестных игроков
продолжается.
Из-за ослабления рубля практически все автопроизводители в 2014 г.
повысили цены в своих прейскурантах. Весной (март) 2015 г. в России
произошло снижение продаж легковых автомобилей на 42,5 % по сравнению
с тем же периодом в 2014 г. В 2016 г. на российском авторынке будет
продано от 1 10000 до 1 300 000 новых автомобилей (мнение директора
агентства «Автостат» С. Целикова). Эти результаты на 15–25% меньше чем в
2015 г. Показатель окажется минимальным в РФ за последние 15-летие [4].
Однако, следует отметить и положительные течения. Продуктовое
эмбарго, которое стало частью санкционного пакета, уже дало стимул
развитию
местных
рынков,
в
первую
очередь,
с
помощью
импортозамещения. Более того, кризис стал удачным временем для
заключения выгодных сделок, которые при нормальном развитии экономики
33
оказались бы невозможными. Так, например, кризис позволит ряду стран, в
том числе и России, перейти от расчетов в долларах или евро по
международным торговым договорам: договоры о поставке газа между
Россией и КНР уже ориентированы на расчеты в национальных валютах.
России необходимы реформы, комплексно охватывающие все сферы
жизни населения. В текущем году нужно оптимизировать распределение
бюджетных финансовых средств, повысить государственную поддержку
частных предпринимателей, грамотно организовать помощь малоимущим
слоям населения. Именно недостаток реформ тормозит скорый выход из
кризиса.
В вопросе решения быстрого и эффективного выхода России из
экономического кризиса наша страна имеет своего рода преимущества перед
развитыми странами Западной Европы, США, Канадой и Японией:
1) В России отсутствует кризис перепроизводства, что допускает
инвестировать
в
такие
отрасли
экономики
как,
например,
агропромышленный комплекс.
2) По сравнению с указанными странами, Россия до сих пор имеет
недостаточно
развитую
национальную
инфраструктуру,
на
которой
собственно и строится общественное благополучие в виде дорог, мостов,
электропередач, плотин, дамб, вокзалов, аэропортов, морских портов и т.д.
Инвестиции в национальную инфраструктуру сформируют достаточное
количество новых рабочих мест [7], построив своеобразный экономический
«каркас», который позволит вывести Россию из сырьевой зависимости и
перевести ее из рентной экономики в инновационную.
Отсюда следует, что оптимальная реализация выхода страны из
экономического кризиса обосновывает использование своих преимуществ по
отношению к другим странам. У РФ имеется внушительный внутренний
масштаб работ, и она должна попробовать для своей выгоды максимально
этим воспользоваться в современных реалиях.
34
Итак, одним из первоочередных направлений быстрого и эффективного
выхода России из современного экономического кризиса – обустройство
инфраструктуры. Однако, выделение огромных инвестиционных бюджетов
является
недостаточным
для
этой
задачи.
Как
фактор
успеха
в
осуществлении масштабных инвестиций в строительство и поддержку
инфраструктуры,
а
также
конкурентоспособности
как
страны
одно
будет
из
условий
результативна
повышения
эффективная
организация производства, которая функционирует в соответствии с
ответственной и компетентной властью.
Вторым этапом комплекса мер по выходу России из кризиса
целесообразно обозначить формирование эффективной банковской системы,
с помощью которой можно выработать благоприятные условия для подъема
малого и среднего бизнеса, обеспечить конкуренцию на рынках различных
видов продукции и услуг [5].
Следующим целесообразным шагом в принятии решения проблемы о
выходе России из экономической ситуации следует считать решительную
борьбу с монополизацией экономики и инфляцией. Главная мера – жесткое
штрафование за картельный сговор. Сегодня Кодекс об административных
правонарушениях предусматривает штраф до 4% от общей выручки
предприятия-нарушителя.
Получается,
что,
нарушая
антимонопольное
законодательство, участники картельного сговора увеличивают прибыль в
несколько порядков раз, а максимальный размер штрафа составляет 4%.
Сумма штрафа должна составлять доход компаний за 2–3 года.
Другой мерой противостояния с монопольными сговорами может стать
переход от административного наказания к уголовному. Мировой опыт
свидетельствует о продуктивности данной меры. Пора и России осуществить
переход к результатной практике.
Если взглянуть на ликвидацию монополизма в экономике с другой
стороны, то действенной мерой послужит свобода бизнеса от переизбытка
контролирования органами государственной и муниципальной власти. В этих
35
целях следует внести соответствующие поправки в Закон «О защите
конкуренции».
Для эффективной борьбы с монополизмом необходимым является
повышение
ответственности
и
компетентности
Федеральной
антимонопольной службы, для чего следует сделать ее работу прозрачной.
Сопротивление с монополиями тесно связано с уровнем инфляции. В
этой связи есть предложение ввести мораторий на повышение тарифов на
газ, электроэнергию, услуги ЖКХ. Нельзя позволить некомпетентным
чиновникам решать экономические проблемы за счет простых граждан,
которые и без того сегодня находятся в тяжелом положении.
Не секрет, что Россия обладает прекрасным ресурсным потенциалом,
поэтому
благоприятствовать
стоит
интенсивному
развитию
сельскохозяйственного производства, но основывать его следует уже на
новых технологиях или как сейчас модно говорить, нано-технологиях,
ориентированных на производство экологически чистой продукции.
Последний этап антикризисных мер должен включать социальную
поддержку. Стоит объединить бизнес-структуры и социальное обеспечение в
одно русло путем привлечения первых в социальную сферу через выгодные
уступки от государства. Так, например, с одной стороны, посредством низкой
ставки кредитования для «молодого» бизнеса, смягченном налоговом
бремени для социально-ответственных компаний и освобождении рынка от
монополий, можно простимулировать тот или иной вид бизнеса. С другой
стороны, в тоже самое время государство может обязать компании:
предоставлять определенные льготы для отдельных слоев населения;
материально помогать детским домам, школам; оказывать спонсорскую
помощь
государственным
медицинским
учреждениям;
участвовать
в
благоустройстве спортивных площадок, парков, городских садов и т. д.
Итак, решение стратегической задачи государства о выходе страны из
кризиса требует системных преобразований. Для диверсификации экономики
и строительства ее инновационной модели государству и обществу
36
необходимо понимать, что мы имеем дело с последствиями кризиса, который
начался не только по причине внешних, но и внутренних проблем. Поэтому в
ближайшей перспективе стоит задуматься о решении структурных пробелов
в российской экономике.
37
Заключение
Выделим основные аспекты значимости долгосрочного прогноза
социально-экономического развития. Во-первых, долгосрочный прогноз
является важным инструментом повышения эффективности, действенности
экономической политики, что особенно важно в период кардинальных
экономических преобразований. Во-вторых, долгосрочный прогноз в
качестве системного, комплексного и периодически повторяющегося
масштабного научного проекта стимулирует развитие методологии и
методики
социально-экономических
исследований,
обеспечивает
формирование соответствующей культуры междисциплинарных разработок
и поддерживающей ее системы научных кооперационных связей. В-третьих,
в той мере, в какой организация исследований долгосрочного прогноза
может
обеспечить
конструктивное
взаимодействие
науки,
бизнеса,
общественных организаций и государственной власти, а также широкое
распространение полученных результатов, эти исследования позволят
сформировать
общее
видение
перспектив
социально-экономического
развития и условий эффективного согласования локальных и общих
интересов в целях социально-политической консолидации общества. Вчетвертых,
исследования
долгосрочного
прогноза
способствуют
преодолению технократических иллюзий в представлениях о будущем и
распространению гуманистического понимания общественного развития. В
соответствии с таким пониманием все большее значение в оценке
результатов
развития
должны
приобретать
параметры
социального,
демографического и экологического благополучия в противовес масштабам
экономической деятельности, которые соответственно должны отходить на
второй план, восприниматься как инструментальные параметры, а не как
сущностные итоги социально-экономического развития. Наконец, можно
утверждать, что переход российской экономики в режим восстановительного
роста делает долгосрочное прогнозирование не только актуальным видом
38
научной деятельности, но и источником общественного оптимизма,
поскольку оно переводит вопрос о будущем состоянии экономики и
общества из области теории катастроф в сферу теоретических построений,
обосновывающих
варианты
позитивного
социально-экономического
развития.
39
Список использованных источников
1
Анализ
эффективности
деятельности
банков
в
условиях
нестабильности. Мамий Е.А., Бойко Л.И. В сборнике: Россия и Европа: связь
культуры и экономики Материалы XII международной научно-практической
конференции. 2015. С. 449-452.
2
Внешнеэкономические связи России: современные вызовы и
возможные ответы. Колл. монография / Под ред. В.П. Оболенского. – М.:
Институт экономики РАН, 2016. – 296 С.
3
Гостев А.С. О состоянии валютно-финансовой системы РФ //
Деньги и кредит. 2014. № 2. С. 103.
4
Громогласова Е.С., Либман А.А. Перспективы общемирового
экономического роста // Мировая экономика и международные отношения.
2014. № 4. С. 6–7.
5
Источники и методы финансирования инвестиционных проектов
в условиях экономической изоляции России. Понкратова К.А., Гребенникова
В.А. В сборнике: Современные концепции развития науки - Сборник статей
Международной
научно-практической
конференции.
Ответственный
редактор Сукиасян А.А. . 2015. С. 128-135.
6
Комаров В.В. Тренд мировой экономики. Новые цели и решения:
Монография. – М.: КноРус, 2017. – 212 с.
7
Комаров В.В., Литвина Н.И. Мировая экономика. Региональные
тенденции. Инвестиционные процессы: учеб. пособие для вузов. – М.:
КноРус, 2016. – 273 с.
8
Комаров
В.В.;
«Кафедра
экономики
и
Московский
Экономический Форум - 2016». // Газета «Жизнь Университета», РГАЗУ,
№4-6 (62), июнь 2016, стр. 4-5
9
Комаров
В.В.;.
Литвина
Н.И.
Парамонов
В.С.
Мировая
экономика: снижение уровня неопределенности?// Экономика образования. –
2016. - №2– С.57- 63
40
10
Корендясов Е.Н. Российско-африканские отношения на новом
старте // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия
«Международные отношения». – 2016. №2. – сс. 203-214
11
Костикова А.А., Спартак А.Н., Французов В.В. Взаимодействие
государства и бизнеса в продвижении национальных интересов на
международной арене. // Международная экономика, №3, 2017, сс. 6-26
Международная торговля: вчера, сегодня, завтра / Отв. ред. А.В. Шишкин. –
М.: Издат- во ООО «Русайнс», 2017. – 234 с.
12
Международная торговля услугами: новые тенденции развития и
регулирования, роль в интеграционных процессах / Под ред. А.Н. Спартака. –
М.: ВАВТ, 2016. – 320 с.
13
План
направленных
действий
Правительства
на обеспечение стабильного
Российской
Федерации,
социально-экономического
развития Российской Федерации в 2016 году: утв. Правительством РФ
01.03.2016 (дата обращения 20.04.2016) СПС ГАРАНТ
14
Сайт
«Федеральная
служба
государственной
статистики»
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/
15
Сайт «Центральный Банк Российской Федерации» [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.cbr.ru/
16
Спартак А.Н. Модернизация экспортной специализации России.
// Международная экономика, №9, 2016, сс. 7-20
17
Спартак А.Н. Перестройка в российском экспорте. // Российский
внешнеэкономический вестник, №4, 2017, сс. 3-13
18
Спартак А.Н. Торговая политика в интересах экономического
роста. // Международная экономика, №11, 2016, сс. 31-41
19
Способы генерации ресурсов развития корпоративных субъектов
на мезоуровне в условиях внешних ограничений. Галяева Л.Е. Экономика и
предпринимательство. 2015. № 5-1 (58-1). С. 263-267.
41
20
М.:
Стратегия АО «Российский экспортный центр» до 2019 года. –
2017.
[Электронный
ресурс]
–
Режим
доступа:
http://government.ru/media/fi les/vZhuwXPdWkqiRUNkwZR QaV80Y7jrqJe5.pdf
42
Скачать