Загрузил Эвелина Драпеко

судеб

Реклама
СУДЕБНЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ОРГАНАМИ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИМИ РАССЛЕДОВАНИЕ
ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Правомочия органов судебного контроля за органами, осуществляющими расследование
преступлений, имеют свойства вторичности. Первичным при расследовании преступлений выступает
сам уголовно-правовой конфликт. Вторичность обусловлена тем, что орган, который ведет процесс,
уже совершил определенное действие, принял соответствующее решение, а судебный орган проверяет
их законность и обоснованность в связи с поступившей жалобой.
В процессе судебного контроля существо дела, его уголовно-правовое содержание, как
правило, не затрагивается. Сам факт проверки связан именно с необходимостью контроля уже
вынесенного решения. Предметом спора становится не непосредственно вопрос о виновности, а иные
вопросы, связанные с основным.
К объектам судебного контроля являются относится три сферы деятельности органов
предварительного расследования.
Во-первых, это меры пресечения, которые ограничивают свободу подозреваемого и
обвиняемого. Сюда следует отнести компетенцию суда по избранию в отношении подозреваемых,
обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК РФ), продлению сроков
содержания обвиняемых под стражей (ст. 109 УПК РФ), избранию в отношении обвиняемых меры
пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК РФ).
Во-вторых, это следственные действия и меры процессуального принуждения, связанные с
ограничениями конституционных прав и свобод граждан.
Цели уголовного судопроизводства, содержащиеся в ст.6 УПК РФ, в их системном
соотношении с положениями ст. 6.1 УПК РФ о разумности срока предварительного расследования,
возлагают обязанность на органы, осуществляющие предварительное расследование, максимально
быстро и эффективно осуществлять деятельность по раскрытию преступлений и сбору доказательств.
В некоторых случаях наиболее результативными следственными действиями являются обыски
и выемки в жилище, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись
телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или)
абонентскими устройствами. Такие следственные действия затрагивают конституционные права
граждан на неприкосновенность жилища, тайну почтовых, телеграфных и иных сообщений,
телефонных и иных переговоров. Согласно ст. ст. 23 и 25 Конституции РФ и ч. 2 ст. 29 УПК РФ они
могут быть проведены только на основании судебного решения.
В действующем законодательстве перечислены случаи, когда органы предварительного
расследования могут вторгаться в частную жизнь без судебного решения. Такие случаи именуются
«исключительными» и превентивные формы судебного контроля заменяются последующими. В
соответствии с ч.5 ст. 165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища,
обыска и выемки в жилище, личного обыска, а также выемки заложенной или сданной на хранение в
ломбард вещи, наложение ареста на имущество, не терпит отлагательства, указанные следственные
действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без
получения судебного решения.
Анализ данной нормы позволяет прийти к выводу, что под не терпящими отлагательства
случаями законодатель имеет в виду такие, которые связаны с возможностью утраты доказательств,
подлежащего аресту имущества, совершения преступления и тому подобные факторы, разрешающие
производство процессуальных действий:
в ночное время;
до возбуждения уголовного дела;
без получения согласия суда или процессуального руководителя на производство действия в
случае, если такое решение необходимо, с последующим
уведомлением указанного субъекта о полученных результатах.
В таких случаях следователь или дознаватель в течение 24 часов с момента начала
производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного
действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и
протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве. Получив
указанное уведомление, судья не позднее 3 суток с момента поступления ходатайства о производстве
следственного действия проверяет законность его производства и выносит постановление о его
законности или незаконности.
В уголовно-процессуальном законе нет четко перечисленных исключительных случаев, когда
производство следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан,
возможно без судебного решения.
В юридической литературе в качестве случаев, не терпящих отлагательства, традиционно
выделяют:
1) внезапно появились фактические основания проведения следственного действия;
2) принимаются меры к уничтожению или сокрытию предметов (документов и т.п.), могущих
иметь отношение к уголовному делу;
3) следственное действие необходимо для пресечения дальнейшей преступной деятельности
или в целях поимки преследуемого преступника;
4) налицо иные обстоятельства, позволяющие полагать, что отказ от немедленного проведения
следственного действия может привести к потере сведений, которые могут иметь значение для
уголовного дела .
Если следственное действие не потеряет своего значения и по прошествии определенного
(более суток) времени, значит, это следственное действие нельзя признать не терпящим отлагательства
в том смысле, который в это словосочетание заложен ч. 5 ст. 165 УПК РФ. Такое следственное
действие следователь (дознаватель и др.) не вправе производить без судебного решения.
Представляется, что перечень таких следственных действий следует законодательно закрепить.
Безусловно, он не будет носить исчерпывающего характера, однако позволит определить основные
возможные варианты использования исключительных случаев, не терпящих отлагательства. Это
позволит ограничить усмотрение должностных лиц и уменьшить риск как следственной ошибки, так и
возможного злоупотребления правом.
В соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК РФ в качестве последствия незаконности и
необоснованности производства рассматриваемых следственных действий фигурирует признание
доказательств, полученных при их производстве, недопустимыми. Однако, как быть с такими
доказательствами, закон ничего не говорит.
Представляется, что необходимо указать на обязанность следователя/дознавателя уничтожить
собранные доказательства при вынесении судебного постановления о незаконности производства
следственных действий, в результате которых такие доказательства были получены. Из этого правила
должны быть предусмотрены исключения, предполагающие возврат доказательств законным
владельцам (вещественные доказательства) или их использование в качестве ориентирующей
информации (если это представляется возможным) и т.д. Об этом должно быть указано в
постановлении судьи о признании доказательств недопустимыми.
К объекту судебного контроля относятся решения и действия (бездействие) дознавателя, органа
дознания, следователя, которые могут причинить ущерб конституционным правам и свободам
участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, которые суд
проверяет по жалобам заинтересованных лиц.
Пределы судебно-контрольного действия в данном случае определяются объемом жалобы.
Иными словами, проверке подлежат только те решения и действия, которые обжалуются. К ним
относятся:
1. Решения и действия (бездействие), право на обжалование которых прямо предусмотрено в
законе: постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст. 125 УПК РФ);
постановление о прекращении уголовного дела (ч. 1 ст. 125 УПК РФ);
отказ в приеме сообщения о преступлении (ч. 5 ст. 144 УПК РФ).
2. Решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования, которые
способны причинить либо уже причиняют ущерб только конституционным правам и свободам
участников уголовного судопроизводства.
3. В порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, не могут быть обжалованы решения органов
предварительного расследования, на которые предусмотрен судебный порядок получения разрешения.
Ограничение на обжалование этих решений связано с тем, что судебная проверка законности и
обоснованности принимаемого решения уже предусмотрена в самой процедуре их принятия и
повторного (в случае обжалования) судебного контроля не требует.
4. Не могут быть обжалованы в порядке ст. 125 УПК РФ решения и действия органов
предварительного расследования по основанию, связанному с оценкой доказательств либо
обстоятельств по делу. Например, к таким решениям и действиям можно отнести: постановление о
возбуждении уголовного дела, постановление о признании и приобщении вещественного
доказательства, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, составление обвинительного
акта (заключения) и направление его прокурору для утверждения с уголовным делом и т.п.
5. Суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных
актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного
разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу
независимости суда, гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и
беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам.
В определенной степени такая позиция обусловлена недопустимостью создания ситуаций,
когда решения суда, принятые в рамках судебного контроля, имели бы преюдициальное значение для
суда, рассматривающего дело по существу. Например, не может быть предметом судебного контроля
при рассмотрении жалоб достаточность доказательств для предъявления обвинения.
6. Также не могут быть обжалованы в суд те решения или действия органов предварительного
расследования, которые в данный момент не нарушают процессуальные права участников процесса, а
сводятся к неудовлетворению их интереса (например, отказ в допросе свидетеля, в назначении
экспертизы) - эти действия могут попасть под судебный контроль в стадии судебного разбирательства.
Как показал анализ судебной практики, основные сложности при подаче жалоб в порядке ст.
125 УПК РФ связаны с определением предмета обжалования. Приведем примеры из судебной
практики.
Районным судом отказано в принятии к рассмотрению жалобы, поданной в порядке ст. 125
УПК РФ, о признании необоснованным бездействия должностных лиц районного ОМВД России,
межрайонной прокуратуры, выразившегося в нерассмотрении зарегистрированных заявлений о
преступлении, так как по смыслу закона не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ решения
и действия (бездействие) прокурора, осуществляющего надзор за процессуальной деятельностью
органов дознания и органов предварительного следствия .
В другом случае, заявителю отказано в принятии жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ,
о признании незаконными и необоснованными действий сотрудников УВД по административному
округу ГУ МВД РФ по субъекту РФ при производстве обыска в жилище по мотиву умышленного
причинения его семье морального и материального вреда, так как фактически обжалуется порядок
проведения обыска, т.е. поведение сотрудников полиции, проводивших обыск в квартире заявителя,
что не обжалуется в порядке ст. 125 УПК РФ .
Причем сложности применения ст. 125 УПК РФ возникают не только у лиц, которые поддают
жалобу, но и у самих судей.
Рассмотрим случай из судебной практики. Постановлением суда в принятии жалобы в порядке
ст. 125 УПК РФ отказано. Впоследствии данный судебный акт был отменен, жалоба на
необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства о возобновлении производства по уголовному
делу ввиду новых обстоятельств (выявлено получение показаний свидетелей с нарушением закона и
под угрозой) была направлена на новое рассмотрение в ином составе, поскольку в соответствии с п. 18
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года «О практике рассмотрения
судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ» и по смыслу уголовно-процессуального закона жалоба на
решение прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся
обстоятельств подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ .
При этом судья при рассмотрении жалоб не имеет права давать правовую оценку действиям
подозреваемого, а также собранным материалам относительно их полноты и содержания сведений,
которые имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, так как данные
вопросы разрешаются в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного
дела.
Рассмотрим пример из судебной практики. 21 июля 2017 года в Солнечногорский городской
суд Московский области поступила жалоба поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой заявитель
просил признать незаконным постановление начальника отделения СО ОМВД России П. о
возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 3 УК РФ, в
отношении А.А. В жалобе было указано, что уголовное дело возбуждено с несоблюдением положений
ст. 140 УПК РФ, без достаточных оснований и надлежащей проверки фактических обстоятельств, при
этом проигнорированы нормы законодательства, регулирующего земельные и гражданские
правоотношения. Суд оставил жалобу без удовлетворения, указав следующее. Из постановления
начальника отделения СО ОМВД России П. следует, что уголовное дело возбуждено в связи с
приобретением А.А. путем обмана права собственности на земельный участок. В результате
мошеннических действий А.А. администрации Солнечногорского района причинен материальный
ущерб в крупном размере, равный разнице между кадастровой стоимостью земельного участка и ценой
его выкупа А.А. Решение о возбуждении уголовного дела принято на основании рапорта ст.
следователя СО отдела МВД России А.В. об обнаружении признаков преступления, предусмотренного
ст. 159 ч. 4 УК РФ, и материала проверки, выделенной из другого уголовного дела, ранее
возбужденного по ст. 159 ч. 4 УК РФ по фактам незаконного получения А.А. и С. прав на земельные
участки, принадлежащие муниципальному району Московской области. Суд признал, что
постановление о возбуждении уголовного дела вынесено надлежащим должностным лицом начальником отделения СО ОМВД России, в пределах своих полномочий, с соблюдением требований
закона, предусмотренных ст. ст. 144 - 145 УПК РФ, при наличии повода и основания для возбуждения
уголовного дела, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, а именно рапорта об обнаружении признаков
преступлении и наличия иных достаточных данных, указывающих на признаки преступления,
полученных в рамках расследования ранее возбужденного уголовного дела в отношении А.А.
Потерпевшим по уголовному делу является муниципальное образование, заявление от него для
возбуждения уголовного дела по ст. 159 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ не требуется.
Вопросы о правильности квалификации действий подозреваемого (обвиняемого) не могут быть
предметом рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ .
Итак, объектом судебного контроля являются следующие сферы деятельности органов
предварительного расследования:
- меры пресечения, ограничивающие свободу подозреваемого и обвиняемого;
- следственные действия и меры процессуального принуждения, связанные с ограничениями
конституционных прав и свобод граждан;
- решения и действия (бездействие) дознавателя, органа дознания, следователя, которые
способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного
судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, которые суд проверяет по жалобам
заинтересованных лиц.
На наш взгляд, для минимизации возникновения следственных ошибок в деятельности
следователя она должна быть по возможности максимально законодательно регламентирована.
Во-первых, в ст. 165 УПК РФ необходимо предусмотреть перечень следственных действий, не
терпящих отлагательств. Это позволит определить основные возможные варианты использования
исключительных случаев, не терпящих отлагательства, а также ограничить усмотрение должностных
лиц и уменьшить риск как следственной ошибки, так и возможного злоупотребления правом.
Во-вторых, целесообразно определить судьбу недопустимых доказательств и дополнить п.5 ст.
165 УПК следующим положением: «5. Недопустимые доказательства подлежат уничтожению в
установленном законом порядке. В постановлении о незаконности производства следственного
действия судья может указать на необходимость хранения таких доказательств или передачи
владельцам или иным лицам».
Скачать