Руднев Юрий «Сталин был в душе постмодернист

Реклама
Автор: Руднев Юрий
3 курс факультета философии
Номинация: «Три точки»
Сталин был в душе постмодернист
Давайте представим, что в Советском союзе, в году эдак 1930-м, существовали
компьютеры и Интернет. У Сталина, как и у тебя, читатель, есть страничка на
Facebook (или Вконтакте, на Одноклассниках) и Живой журнал. Он после тяжелого
рабочего дня сидит перед монитором и с интересом просматривает фотографии - с
митинга против крайне правых в Берлине, которые выложила Клара Цеткин, - как
и ты просматриваешь фотографии друзей и знакомых. Комментирует одну за
другой: «Клара, ты здесь особенно хороша», «Ох, какие у тебя большие…глаза. Я аж
вспотел», etc., потом заходит на страничку к Троцкому и пишет «КГ/АМ»,
«Возвращайся, мы тебя ждем и любим». Получается довольно забавная и
неправдоподобная картина, - даже когда Медведев завел себе ЖЖ, к этому факту
многие отнеслись с непониманием и недоверием. Сталин вряд ли стал бы вести себя
так либерально и открыто.
Оказывается, что Иосиф Виссарионович был не таким твердолобым, жестким и
даже жестоким, каким многие его видят десятки лет спустя. Недавно в одном из частных
архивов были обнаружены 19 репродукций картин Репина, Серова, Сурикова и некоторых
других художников 19 века, на которых вождь оставил свои оригинальные комментарии
(подлинность подтверждена экспертизой).
Так, на одной из них, где был изображен голый натурщик, сидящий на камнях,
Иосиф Виссарионович написал: "Не садись голым задом на камни! Поступай в комсомол
и на рабфак. Выдать парню пару трусов! И.Сталин" и дорисовал трусы. На другой, – с
натурщиком в задумчивой позе: "И у нас полно таких бездельников. Филосос".
Примечательно, что газеты – и желтая пресса, и Интернет-СМИ (в том числе зарубежные
издания), - сразу подхватили новость и стали ее тиражировать, - в основном, комментируя
как свидетельство о беспринципности вождя, о его неуважении к искусству и классикам.
Внимание бульварной прессы особо примечательно – она всегда чутка к событиям
скандальным, интересным и неоднозначным. И в крайней степени замечательно, что это –
не «утка», а «бомба».
Чем же вызвана крайняя актуальность этих репродукций со «жгучими
комментами» пера Сталина? Можно без затруднений провести параллели между его
проделками и досугом современного человека, погруженного в Интернет: нынче
популярно глумиться в комментариях над нарочитым, неестественным позерством на
фотографиях; используя, например, Photoshop или другие графические программы,
изменять шутовским образом различные изображения, коверкать слова («Аффтар» «Филосос») – то есть, безобидно развлекаться, путешествуя по единому гипертексту
паутины.
Современный человек ободрился, интуитивно обнаружив сходство между собой и
вождем, удивительное сходство между нынешним временем и временем минувшим. Так и
мы, в совершенно неожиданном месте встретив близкую нам личность, пребываем в
эйфории. Первое время слегка пугаемся, ведем себя неадекватно, - как Бинго-Бонго перед
зеркалом, но потом стараемся изучить похожий на нас предмет. Причем это следует
делать sine irae et studio, - как если бы мы встретили инопланетянина, который может
выстрелить по нам из нейтронного излучателя, - так и со Сталиным: «если ты в прошлое
выстрелишь из пистолета, то будущее в тебя выстрелит из пушки», - как гласит один
афоризм. Но не будем об истории и политике, оставим это на долю тех, у кого
«револьверы найдутся».
Марат Гельман, - известный современный галерист, - решил провести выставку
откомментированных Сталиным репродукций. Сразу можно сказать, что она будет не
обделена вниманием, опять же, по причине нездорового интереса Бинго-Бонго к
«зеркалу». Вполне вероятно, что цена этого произведения искусства значительно
возрастет, и частный коллекционер получит значительно больше, чем он первоначально
вложил в сами предметы. Естественно, что цена и интерес к ним будут расти
пропорционально тому, насколько серьезно и важно их открытие для культурной жизни
России. Поэтому, пока общественность находится в легком адреналиновом шоке, и мозги
ее отключены, можно провести небольшой "здравый" анализ, который позволит
установить истинную ценность артефактов.
В литературе известны случаи, когда произведения, не представляющие никакого
интереса, - и даже напротив, считающиеся бессвязными, малохудожественными, - через
некоторое время, - когда появляется соответствующий контекст, обретают историческую
уникальность (как аномальные явления) и высокую художественную ценность. Так, одна
советская поэтесса, писавшая все произведения в методе соц.реализма, оказавшись на
войне, в непреодолимой разлуке с любимым, создала непонятное, нелогичное для
собственного творчества стихотворение. Оно оставалось без внимания до тех пор, пока
недавно, в начале 20 века, критики не обратили внимание на то, что оно очень
удивительно встраивается в контекст концептуализма, некоторых других направлений
уже современной литературы. Произошла серьезная переоценка – настоящее увидело себя
там, где совершенно этого не ожидало. Оказалось, что автор, поставленный перед
жизненными реалиями, смог выйти на уровень глубинных, незамутненных идеологией
смыслов, создать нечто вечное, искреннее и значимое для культуры, а в этом контексте тем более ценное для истории литературы.
Сталин, на даче глумившийся над Серовым, Ивановым и Репиным, - искусный
саркастичный комментатор, допускающий либерализм сродни сатире Саус Парка, - а не
тот хмурый каменный идол, которым его представляет сейчас большинство. Каково от
таких мыслей?
Представляется естественным, что Сталин, по-постмодернистски ведущий себя,
как топ-менеджер после тяжелого рабочего дня, - очень привлекателен для
современности: опять же, здесь вождь - практически «постмодерный» человек. Можно
сказать, символ новой, постепенно дающей о себе знать эпохи информационного
общества в России. Символ этот очень продуктивен – именно потому, что не выдуман,
натурален, благодаря свидетельству найденного. И не даром чуткий Гельман и желтая
пресса сразу же ухватились за него. Здесь культура, политика, идеология, классика и
«постмодернизм», тоталитаризм и либерализм неотрывны друг от друга, монолитны.
Если, например, талантливо развить постмодерного Сталина, «реставрировать» его, - то
вполне себе можно собрать под его стяги молодежь, поддающуюся гипнозу подобных
мифологий (гламурные Ленин и Че, - этого же поля ягоды), - или хотя бы заработать на
этом большие деньги, тиражируя и продавая образ.
Из неофициальных источников известно, что автографы Сталина продают по цене
от 500 долларов до 2 тысяч. Здесь, конечно же, многое зависит от того, на каком предмете
находится виза, - и по какому поводу она сделана. Если, предположим, - это росчерк на
приказе о расстреле Тухачевского, то он естественно будет стоить дороже, чем росчерк на
приказе о расстреле какого-нибудь неизвестного кулака из какой-нибудь хлебной
губернии. Подобно этому диск, подписанный Ленноном своему убийце за несколько часов
до смерти, был выставлен на продажу почти за полмиллиона долларов, а не за какиенибудь несколько сотен, - как большинство других дисков.
Подписи к этим репродукциям – не простой автограф – как в двух денежных
примерах выше. Человек, представляющий себе, насколько мощный медийный потенциал
заложен в этих предметах, будет готов выложить хорошие деньги, - несравнимо большие,
чем за простой автограф на открытке. Многие заплатят ему потом за то, чтобы увидеть в
вожде себя и себя в вожде, чтобы погладить рукой его ворсистую изнанку. Обладание
подобным артефактом, - обладание ахиллесовой пятой Сталина, его слабостями и
подсознательным, - очень серьезное оружие в руках понимающего человека, которое
нельзя бездумно передавать в корыстные, потные руки. Представьте себе только, что
Адольф готов бы был отдать, чтобы узнать потаенные слабости и страхи Иосифа, и что бы
он мог сделать, если бы их знал?
Похожие документы
Скачать