multimedia project Pesni rodini Tyutcheva. Biruykova

Реклама
Всероссийский фестиваль педагогического творчества
(2015-2016 учебный год)
Номинация: Организация праздников и мероприятий в
учреждениях профессионального образования
Методическая работа на тему:
«Песни родины Ф. И. Тютчева»
Автор:
Преподаватель высшей категории
Бирюкова Ирина Александровна
Место выполнения работы: Брянский
областной колледж музыкального и
изобразительного искусства.
Брянск
2015
В августе 1871 г. Ф.И. Тютчев вместе с женой Эрнестиной Федоровной посетил
соседку по имению в Овстуге Веру Михайловну Фомину – владелицу с. Вщиж
Окрестности Вщижа: её величественная природа, древние курганы,
возвышающееся над поймой реки, красующиеся на них богатыри-дубы,
взволновали душу поэта, философские раздумья воплотились в поэтические
строчки:
«От жизни той, что бушевала здесь
От крови той, что здесь рекой лилась
Что уцелело, что дошло до нас?
Два-три кургана видимых поднесь…
Да два-три дуба выросли на них
Раскинувшись и широко, и смело
Красуются, шумят и нет им дела
Чей прах, чью память роют корни их»
Так какую же тайну хранят эти курганы? Чей прах роют корни дубов? И что
же все-таки дошло до нас?
Недаром истинных поэтов называют «пророками». В этих поэтических строчках
поэт рисует картину мифологического мироздания
в центре которого – Мировое древо в образе дуба, чьи корни уходят в мир
предков, а его ствол, находясь в среднем мире – мире Яви – тянется вверх, к
его кроне, к мировому небу, к Верхнему миру – Прави, «Городу богов» ».
Эти священные знаки для наших предков обозначали то, что здесь центр
Мира, того мира, в котором жили здешние племена.
Вжищ – один из древнейших русских городов. В 9-10 веках – это город-крепость,
город-страж.
Он был основан на месте тысячелетнего языческого капища, возникшего задолго
до Рождества Христова.
Это капище оказалось колыбелью древней женской обрядности, связанной с
прядением и ткачеством. Отголоски этой древней культуры проявились в ХХ веке в
фольклорных традициях близлежащих сёл: Дорожово, Домашово, Летошники.
В Домашове был обнаружен более древний обряд – «Похороны
Костромы».
Домашовская «Кострома» воспроизводила мрачный, драматический обряд, где
Кострома, олицетворяя «убитый» лен, умирала.
А в селе Летошники, что в нескольких
километрах от Овстуга, фольклористами
был записан еще один вариант
«Костромы», со временем
превратившийся в весёлую, шумную
святочную игру – «Махоня». По всей
видимости «Махоня» - это измененное
имя богини Макошь – богини-пряхи.
Кстати, и Домашово и Летошники – это
бывшие владения рода Тютчевых,
имеющие свои предания. Об одном из
них уроженка с. Летошники, Анна
Егоровна Елисеева рассказывала так:
« Своим происхождением село Летошники обязано роду Тютчевых. за Дубровкой
(ныне это районный центр) было поселение, которое называлось Летошники. Наш
барин выменял там один двор и привёз сюда, на новое место, назвал это место так
же – Летошниками. Видно когда-то был такой самый первый поселянин по имени
Летош. Сначала это было три двора, потом деревня разрасталась и стала большая…»
Благодаря бабушкам – хранительницам песенного наследия родного села, в архив
фольклористов попали самобытные песни, которые стали визитной карточкой
Брянщины.
Одним из ярких примеров является так называемый «Кривой танок »,
который исполняли в Летошниках обычно в «летку», т. е. летом на
праздничных гуляниях. Танок - наиболее древний вид хоровода. Термин
«кривой танок» обозначает - непрямолинейный, гнутый. Традиция
кривого танка пришла к нам из глубокой древности и имеет сакральный
смысл. Участие в кривом танке вызывает всплеск энергии, налаживание
гармоничных отношений между людьми и природой, помощь Землематушке в «вынашивании» нового урожая.
Движение участников хоровода «восьмёркой» вокруг «трёх столбов» в
результате образовывало рисунок из трёх кругов – магический символ
мира. Этот символ изображается тремя кругами, обозначающими
жизненные циклы; жизнь, дающую начало будущей жизни для
достижения мира и спокойствия.
Под пение песен девушки пряли, ткали, плели кружева, готовили себе приданое. С
пением они ходили по деревне в теплые летние ночи. Для хороводов и гуляний
предназначали они свои лучшие наряды. Молодость и красота, чистота и
целомудрие неразрывны в сочетании красного и белого цветов.
Белый цвет – цвет выбеленного на солнце
льняного полотна.
Красный – праздничный, нарядный цвет – это
вышивка на белой рубахе, кумачовые вставки
на переднике и, конечно же, красный
девичий сарафан.
Коса – девичья краса. Поэтому девушкам до
замужества разрешалось ходить с непокрытой
головой.
Восстановленный головной убор с. Дорожово : сорока и позатыльник
После венчания косу расплетали на две косы, окручивали ими голову и прятали
под повойник, который сверху закрывался сложным головным убором:
позатыльником и сорокой. Вес комплекта доходил до 3 кг за счет украшений из
бисера и стекляруса. Бисерный позатыльник представлял собой совершенно
уникальную часть головного убора, если учесть, что своего отечественного бисера
в стране не было. А бисер, ни много ни мало, был венецианский. Откуда в глухих
брянских лесах такое богатство? Оказывается, торговля лесом привлекала в
здешние места купцов из Италии, которые привозили его сюда.
Красный девичий сарафан сменяла
женская одежда – распашная клетчатая
юбка – понёва. Крестьянки называли её
«вечный хомут» или «бабья кабала».
Существовал такой обряд перехода
девушки в статус замужней женщины.
Старшие женщины держали понёву и
стояли крýгом. Невеста стояла вне круга и с
приговором:
«Сёгни¹, сёгни во вечный хомут» –
надевали на нее понёву.
Сбор к венцу
¹ «сёгни» (диалект.)-прыгни
Поверх рубахи и понёвы
надевался глухой передник, в
разных районах Брянской
области называемый поразному: «завеска»,
«занавеска», «запон».
А цвет понёвы? Это не что иное, как знак
«земли-матушки». Черный цвет – цвет
чернозёма, плодородной земли.
Как засеянное поле даёт урожай, так и
замужняя женщина должна дать этому
миру свои плоды – детей, стать матерью.
Поэтому символы в женском костюме –
знаки Солнца и Земли.
Крестьянки с.Вщиж
Наступают семейные трудовые будни, впереди и горе, и радость, но в молодом
теле много сил и здоровья, и молодость берет своё.
«Под горою диво» - хороводная игровая, записана Л. В. Кулаковским
в селе Дорожово в 1940 г. Вот что он пишет об этом в своей книге
«Искусство села Дорожово»: «…Говоря о дорожовских песнях, нельзя
не упомянуть о стремлении певцов театрализовать свои хороводные
игры… На что хотелось бы обратить особое внимание – это
исключительно крупная роль в дорожовском фольклоре женской
тематики. Достаточно вспомнить «Кострому» и инструментальный
ансамбль игрух на кувиклах.
Многих популярных мужских песен в Дорожове не знали, зато с
особым энтузиазмом пели и играли песни, в которых женщина берёт
верх над мужчиной. Такова песня «Под горою диво – жена мужа
била»… Не исключено, что это примечательная особенность
дорожовского фольклора как-то связана с близостью села к
древнерусскому женскому святилищу Берегыни или Рожаницы» (во
Вщиже).1
1 Прим. автора метод. работы.
Обратим внимание на топонимику окрестностей Вщижа и Овстуга: Ржаница,
Домашово, Дорожово и попробуем расшифровать древний код, оставленный нам
нашими предками в названиях населённых пунктов:
Ржаница – рожать, продолжать род.
Домашово – дом, домашний
Дорожово – дорожить, а значит хранить, беречь.
Из глубины веков мы слышим завет предков: дорожить домом, родной землей;
трудиться на ней; жить в ладу и мире; рожать детей, чтобы родной дом, родная
земля не оскудели.
И, подобно Мировому древу, опираться на свои корни, а душу и чистые помыслы
устремлять к Небу.
А вот как мы выполняем этот завет – ответ уже придется держать нам перед
будущими поколениями.
Вслушайтесь в слова Поэта!
О, какими вдруг лучами,
Озарились все края!..
Обличилась перед нами
Вся Славянская земля!..
И родного Слова звуки
Вновь понятны стали нам…
Наяву увидят внуки,
То, что снилося отцам…
Звучит пророчески! Потому что Слово Поэта
неразрывно с Родной Землей!
Вот так брянская «Кострома»
воплотила идею объединения
всей славянской культуры
прошлого и протянула нить в
будущее!
Скачать