File - съедина ксения сергеевна

Реклама
Министерство образования и науки Российской Федерации
Министерство образования Ставропольского края
Государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Ставропольский государственный педагогический институт»
Историко-филологический факультет
Кафедра русской и зарубежной литературы
КУРСОВАЯ РАБОТА
по дисциплине «История зарубежной литературы»
Роль цветовой символики в романе Гюстава Флобера «Госпожа Бовари»
Выполнила:
студентка 3 курса
группы ИФ3Р
Съедина Ксения Сергеевна
Научный руководитель:
доцент
Малыгина И.Ю.
Дата защиты
«__» __________________2014 г.
Оценка:___________________
Ставрополь, 2014
2
Содержание
Введение…………………………………………………………………………..3
Глава 1. Общее понятие о цвете………………………………………….........5
1.1.
Цвет и его изучение в литературоведении………………….…………....5
1.2.
Символика цвета…………………………………………………………...7
Выводы…………………………………………………………………………...12
Глава 2. Роль и функции цвета в романе Гюстава Флобера «Госпожа
Бовари»…………………………………………………………………………..14
2.1. Роль и функции цветонаименований в романе «Госпожа Бовари»,
обладающие наибольшей частотностью……………………………………….14
2.2. Роль и функции цветонаименований в романе «Госпожа Бовари»,
обладающие наименьшей частотностью……………………………………….20
Выводы ………………………………………………………………………..…27
Заключение……………………………………………………………………...29
Библиографический список…………………………………………………. 31
3
Введение
Весь мир, окружающий нас окрашен в разные цвета. Цвет – это не
только комбинация электромагнитных волн фиксированного диапазона
частот и не только субъективные ощущения, вызванные воздействием волн
определенной длины на сетчатку глаза. Он имеет
глубину и образ. Малейшее
теплоту, настроение,
несоответствие цвета может погубить
прекрасную картину, а правильно подобранные цвета оживляют любую
композицию.
Люди во все времена старались понять природу цвета и объяснить его
свойства. В античные времена о цвете размышляли философы. В средние
века и в эпоху Возрождения - художники. В двадцатом веке эстафету
подхватили физики, фотографы. Развитие компьютерной графики и
цифровых систем печати поставило задачу разработки такой системы
управления цветом, которая может контролировать цветовые параметры на
всех стадиях подготовки цветных изданий: от их создания до получения
тиражей.
Актуальность исследования заключается в том, что, несмотря на
общий интерес со стороны ученых и читателей к символике цвета,
применимо к творчеству Г. Флобера эта проблема не является достаточно
изученной.
Объектом исследования выступает произведение Гюстава Флобера
«Госпожа Бовари».
Предметом
исследования
является
цветовая
символика
в
произведении Гюстава Флобера «Госпожа Бовари».
Цель курсовой работы – определить роль цветовой символики в
произведении Гюстава Флобера «Госпожа Бовари».
Задачи:
1. рассмотреть, как изучался цвет в литературоведении;
2. рассмотреть символику цвета;
4
3. проанализировать роль и функцию цветов, которые употребляются в
романе наибольшее количество раз;
4. проанализировать роль и функцию цветов, которые употребляются в
романе наибольшее количество раз.
Методы исследования – типологический, описательной поэтики,
структурно-семиотический.
Теоретическая база. В первой главе мы опирались на труды Н.В
Бахилиной, Н.В. Серова, Р.М. Фрумкиной, И.В. Гете, во второй главе Петренко В.Ф., Кучеренко В.В., П. Валери, А.Ф. Иващенко, Б.Г. Реизов и др.
Теоретическая значимость. В данной работе мы систематизировали
знания по вопросам цветописи в художественном произведении и провели
комплексный анализ романа Гюстава Флобера «Госпожа Бовари».
Структура работы: курсовая работа состоит из введения, двух глав,
каждая
из
которых
содержит
два
параграфа,
заключения,
библиографического списка ,включающего в себя 30 источников.
5
Глава 1. Общее понятие о цвете
1.1 . Цвет и его изучение в литературоведении
Цвет является одним из элементарных и одновременно значимых
ощущений. Мир цвета существует независимо от нас. Сама природа
предлагает человеку все модели цвета. Именно это создает у художников и
писателей ясное и цельное мироощущение. У истоков культуры цвет был
равнозначен слову, цвет и предмет составляли одно целое.
«В филологии выделяются два направления в области изучении цвета:
лингвистическое и литературоведческое» [19;318]. Цветообозначающая
лексика исследована в следующих аспектах:
 Фоносемантическом (Р.О.Якобсон, А.П.Журавлев).
Ярче
всего
звукоизобразительные
поэтическом языке Р.
О.
особенности
Якобсон писал: «…эта
проявляются
в
область (поэзия), где
внутренняя связь между звучанием и значением из скрытой становится
явной, проявляясь наиболее ощутимо и интенсивно» [30; с. 240].
 Историко-лингвистическом (Н.Б.Бахилина, Л.М.Грановская).
Н. Б. Бахилина в работе «История цветообозначений в русском языке»
писала: «Историческое исследование лексики цветообозначений показывает,
что судьбы разных слов, составляющих группу цветообозначений, очень
различны. Одни из них пережили большие изменения, другие почти не
изменились. Одни развивают синонимические ряды, вступают друг с другом
в те или иные отношения, объединяются в какие-то группы, другие держатся
особняком, остаются как бы изолированными. В известном смысле можно
утверждать, что каждое слово имеет свою историю, живет своей жизнью».
[3;6].
 Этимологическом (Н.В.Серов, А.Вежбицкая).
Н.В. Серов сделал вывод, что «Цвет сам по себе — явление обычное. И
как любое обычное явление содержит в себе «две стороны медали». С одной
стороны, с цветом мы можем соотнести нечто объективное, измеримое,
например, энергию электромагнитного поля. С другой стороны, цвет
6
представляет собой весьма субъективное «преломление» этой энергии
человеком. Здесь и биологическое, телесное, и психологическое, личностное
поле деятельности по переработке этой энергии». [22;18]
 Этнопсихологическом (А.В.Михеев, Р.М.Фрумкина) и др.
Р.М.
Фрумкина,
известный
психолингвистик,
анализируя
связь
психологии цвета и отражение цвета в языке, писала: «Существует «мир
цвета» - феномен чисто психический, поскольку, как известно, в природе
существуют только световые волны, а цвет есть порождение нашего глаза и
мозга. Каким-то образом эта феноменология «мира цвета» отражена в языке
и, вероятно, каким-то образом в языке структурирована». [27;6]
Существующие в литературоведении исследования по цвету можно
классифицировать по нескольким направлениям:
1) с опорой на лингвистику и лингвoпoэтику (Н.К.Садыкова,
А.П.Журавлев);
2) структурно-семантического характера (Г.Макевич, А.Абуашвили);
3) посвященные поэтике цвета в творчестве отдельных писателей
(Ф.И.Евнин, С.М.Соловьев);
4)
объединяющие
системный
литературоведческий
анализ
с
привлечением статистических данных (А.Белый, А.С.Панкратьева);
5) смежное изучение цвета в диахроническом аспекте с точки зрения
литературоведения и культурологии (В.Я.Пропп, А.Робинсон);
6)междисциплинарные искусствоведческие исследования, построенные
на сопоставительном анализе цвета в литературе, живописи, театре, кино
(В.И.Силантьева, Н.В.Серов).
Автор, при написании литературного произведения, не может назвать
окраску всего без исключения, что он описывает. Серов Н.В. отмечает, что:
«Цветовые эпитеты являются результатом интуитивного художественного
отбора». [2;455] Также он говорит о том, что «цветовые эпитеты выполняют
в художественной литературе следующие три функции: смысловая (к
примеру, розовый цвет лица — признак завидного здоровья персонажа,
7
рыжеватость сапог — свидетельство их поношенности, цвет ассигнации
указывает на ее достоинство и т. д. и т. п.); описательная (цветовые эпитеты
привлекаются писателем, чтобы описание стало зримо, выпукло) и
эмоциональная, определенным образом воздействующая на чувства».[2;455]
В 2009 году, 5 лет назад, издали справочно-демонстративный словарь
цвета, который содержит накопленные русской национальной культурой
цветообозначения, а также большое количество индивидуально-авторских
цветохарактеристик. [4]. В данной курсовой работе мы используем термины,
взятые из «Словаря цвета: реальное, потенциальное, авторское» В.К.
Хпрченко, которые, на наш взгляд, являются определяющими, «ключевыми
словами
Цветонаименования (цветообозначения) — слова, несущие сему цвета.
Может быть прямое называние цвета (черный, белый, зеленый) и непрямое,
когда упоминание предметов и явлений вызывает цветовые ассоциации
(кровь, уголь, и т.д.).
Цветовая палитра — спектр окрашенности художественной картины
мира
писателя
и
лингвопоэтическая
статистика
цветонаименований
(цветообозначений), выявленная при анализе текста. В цветовой палитре
прорисовывается индивидуальность цветовосприятия автора, приоритетные
цвета и оттенки, а также особенности их взаиморасположения.
1.2 . Символика цвета.
Символика цвета имеет давнюю историю. Во все времена люди
придавали особое значение «языку красок». Это отразилось в древних мифах,
народных преданиях, сказках, религиозных и мистических учениях.
Например, в астрологии лучи Солнца, разложенные в спектр и дающие 7
цветов – красный, синий,
желтый,
зеленый, пурпурный,
фиолетовый - соответствовали 7 планетам -
оранжевый,
Марс, Венера, Меркурий,
Сатурн, Юпитера, Солнце, Луна. При этом краски символизировали не
8
только планеты, но и социальное положение людей. Это проявлялось в
одежде определенных цветов, поговорках, обрядах и т.д.
В древние времена проявлялся особый интерес к красному цвету. Так,
красный цвет ассоциируется с кровью и огнем. Его символические значения
противоречивы. Красный символизирует радость, красоту, любовь, а с
другой стороны — вражду, месть, войну. Красный цвет издревле связывается
с агрессивностью и сексуальными желаниями.
Красный является основным геральдическим цветом. На знамени он
символизирует бунт, революцию, борьбу. Войны многих племен Африки,
Америки и Австралии, готовясь к схватке, раскрашивали лицо и теломв
красный цвет. Карфагенцы и спартанцы носили во время войны красную
одежду. В древнем Китае повстанцы называли себя «красные воины»,
«красные копья», «красные брови».
Также красный цвет обозначает власть, величие. В Византии имела
право
носить
красные
сапожки
только
императрица.
Император
подписывался пурпурными чернилами, восседал на пурпурном троне.
Белый
цвет
символизирует
чистоту,
невинность,
радость.
Он
ассоциируется с дневным светом. В Древнем Риме весталки носили белые
платья и белые вуали. В христианской традиции белое - родство с
божественным светом. В белом изображаются ангелы, святые, праведники.
Но белый цвет может получать и противоположное значение. По своей
природе он поглощает все остальные цвета и соотносится с пустотой,
бестелесностью, и даже со смертью. Славяне одевали умерших в белую
одежду, покрывали белым саваном. В некоторых племенах Африки и
Австралии тело после кончины кого-нибудь из близких раскрашивают белой
краской. В некоторых странах Азии и Африки белый является цветом траура.
Черный цвет, как правило, символизирует несчастье, траур, горе,
гибель. В черное одеты зловещие персонажи, предвещающие смерть. Черные
глаза считаются опасными, завистливыми. У некоторых африканских племен
женщины с черной кожей ценятся как любовницы, а не как жены, что
9
является символом измены, предательства. А, например, у арабов выражение
«чернота глаз» означает возлюбленную, «чернота сердца» — любовь.
Получается, что черное может иметь и благоприятное значение. Оно
воспринимается так в засушливых районах Африки, где мало воды и черные
тучи сулят плодородие и изобилие.
Желтый — цвет золота, которое с древности воспринималось как
застывший солнечный цвет. Это цвет осени, зрелых колосьев, увядающих
листьев, но также и цвет болезни, смерти, потустороннего мира. Нередко
желтый цвет служил признаком высших сословий. Но у некоторых народов
Азии желтый цвет – цвет траура, скорби. В Европе желтый или желточерный флаг обозначал карантин, а желтый крест — чуму. У славянских
народов желтый цвет – символ ревности, измены, а на Тибете ревность
называют «желтый глаз».
Синий цвет символизирует небо и вечность, доброту, верность, а в
геральдике обозначает целомудрие, честность. «Голубая кровь» говорит о
благородном происхождении. Кроме того, синий цвет близок к черному, тем
самым перенимает у него некоторые значения. Он считался траурным в
Древнем Египте. Французы называют ужас «синим страхом». У славянских
народов синий - цветом печали, горя. Старинные предания описывают
черных и синих бесов.
Зеленый — цвет травы и листьев. Это символ юности, надежды,
веселья, хотя порой — и незрелости, недостаточного совершенства. Зеленый
цвет
предельно
материален
и
действует
успокаивающе,
но
может
производить и угнетающее впечатление (не случайно тоску называют
«зеленой», а сам человек «зеленеет» от злости). У иранцев зеленый цвет
ассоциируется не только с бурным ростом, свежестью, но и с несчастьем,
печалью, скорбью, поэтому о злополучном человеке говорят «зеленая нога»,
о кладбище — «зеленый дом».
Особенно ярко символика цвета выражена в искусстве средневековья.
Это влияло и на цветопонимание у художников той эпохи. Однако единой
10
системы, в которой за каждым цветом было закреплено символическое
содержание, не существовало ни в одну эпоху. В каждой стране
складывалась своя символика, но она не была устойчива. Например, в
средние века красный цвет считался и цветом красоты, и цветом злости.
Рыжие борода и волосы считались признаком предательства, когда красной
бородой наделялись положительные персонажи. Такое разногласие можно
объяснить пересечением религиозной символики с народной. Основными
цветами западноевропейской церкви были белый (чистота и непорочность),
красный (кровь святого), зеленый (надежда на бессмертие души), голубой
(печаль).
Символическое содержание со временем изменялось.
Так, например, в раннем немецком средневековье белый и черный
цвета были противопоставлены как красивый и ужасный, но позже черный
цвет становится просто контрастной противоположностью белого. В
описаниях человеческой красоты говорится, например, о белой как снег коже
и черных, как крыло ворона, волосах.
Проблема
символики
цвета
требует
специального
изучения
с
привлечением данных исторической лингвистики, фольклористики и
этнографии.
Гете пытался охарактеризовать чувственно-эмоциональное воздействие
не только отдельных цветов, но и их сочетаний. Определяющим признаком
качества
цветовой
гармонии
была
признана
целостность
цветового
впечатления. Согласно учению Гете, «глаз терпит ощущение одного цвета и
требует необходимость другого, который составил бы с ним общий цветовой
круг; поэтому, чтобы достичь удовлетворения, глаз около цветовых
поверхностей ищет бесцветную, чтобы вызвать на ней требуемый эффект.
Когда же цветовая цельность предлагается глазу извне в качестве объекта,
глаз радуется ей, так как итог его собственной деятельности дается ему здесь
как реальность».[8;357]
11
Если
отдельные
отрицательные
цвета
эмоции,
то
могут
вызывать
сочетания
цветов,
и
положительные,
располагающиеся
и
на
противоположных концах диаметра цветового круга, всегда воспринимаются
как гармоничные.
Кроме таких гармоничных сочетаний, имеются цвета, которые, как
считал Гете, «создаются произволом». Это те пары цветов, которые
располагаются на хордах цветового круга. Гете называл их «характерными»
— «потому что во всех них есть что- то значительное, навязывающееся нам с
известным выражением, но не удовлетворяющее нас, так как все характерное
возникает только благодаря своему выделению из целого, как часть, стоящая
в связи с этим целым, не растворяясь в нем». [8; 419]
В желтом, считает Гете, всего слишком мало, в нем почти нет красного,
и ему далеко до цельности. «Можно назвать его бедным и — так как оба
полюса стоят на самой низкой ступени — пошлым. Зато у него то
преимущество, что он стоит ближе всего к зеленому цвету. Значит, к
реальному удовлетворению».
Сочетание
желтого
и
пурпурного
Гете
считает
несколько
односторонним, но «ясно-веселым и великолепным». Оно может заменять
желто-красный цвет. Сочетание синего и пурпурного Гете называет
пассивным, но с некоторым уклоном в активную сторону, имея в виду
тенденцию к красному, который он считает цветом высшего напряжения.
Гете первым обратил внимание на значение взаимодополнительных
цветов. Изложенные принципы цветовой гармонии рассматривал в связи с
«историческим опытом народов». Он привел ряд примеров и наблюдений из
мировой истории искусства. Будучи не только ученым, но и поэтом, Гете
силой своего воображения и наблюдательности создал довольно стройное
учение.
Многие писатели, искусствоведы, художники считают, что сочетания
взаимодополнительных являются самыми гармоничными. Однако нигде не
12
объясняется,
почему
именно
взаимодополнительные
цвета
являются
наиболее гармоничными.
Гармоничность
сочетания
взаимoдoпoлнительных
цветов
можно
объяснить психофизиологическими закономерностями зрения. На них
обратил внимание еще М. В. Ломоносов. На основе психофизиологических
закономерностях зрения возникла трехкомпонентная теория цветового
зрения. Ее суть заключается в том, что наш глаз, имеющий три
цветooщущающих приемника, всегда требует их совместной деятельности,
нуждается
в
цветовом
балансе.
Поскольку
один
из
пары
взаимoдoпoлнительных цветов включает в себя сумму двух основных, то в
каждой паре оказываются все три цвета, образующие равновесие. В случае
сочетания других, не взаимодополнительных цветов этот баланс отсутствует.
Поскольку взаимoдoпoлнительные цвета лежат в основе теории
трехкoмпoнентнoсти цветового зрения, то для качества цветовой гармонии
принцип цветового баланса представляется одним из важнейших условий.
Человеческому глазу привычно воспринимать полный комплект цветов
(полный солнечный спектр), движение глаза регулирует зрительные
восприятия таким образом, что мы видим все цвета. Действие на сетчатку
глаза одного какого-либо цвета сначала может быть неприятным, затем
начнет раздражать, а, в итоге, может привести к резко отрицательной
реакции и даже к психологическому расстройству.
Но нарушение цветового баланса может быть использовано и как
средство выразительности. Преобладание одного какого-либо цвета создает
более
определенное
настроение,
сообщает
картине
большую
экспрессивность.
Выводы
В I главе мы рассмотрели, как изучается цвет в литературоведении, а
также рассмотрели символику цвета, тем самым решили две поставленные
задачи.
13
Подводя итоги 1 главы данной работы, мы пришли к выводу, что в
филологии выделяются два направления в области изучении цвета:
лингвистическое
и
литературоведческое.
Цветообозначающая
лексика
исследована в следующих аспектах:
 Фоносемантическом (Р.О.Якобсон, А.П.Журавлев).
 Историко-лингвистическом (Н.Б.Бахилина, Л.М.Грановская).
 Этимологическом (Н.В.Серов, А.Вежбицкая).
 Этнопсихологическом (А.В.Михеев, Р.М.Фрумкина) и др.
Опираясь на труд «Цвет культуры: психология, культурология,
физиология» Серова Н.В., который отметил,
что: «Цветовые эпитеты
являются результатом интуитивного художественного отбора» [2;455], мы
сделали вывод, что автор, при написании литературного произведения, не
может назвать окраску всего без исключения, что он описывает.
Стоит отметить, что люди во все времена обращались к цвету, это
отразилось в древних мифах, народных преданиях, сказках, религиозных и
мистических учениях. Рассматривая, что означает каждый из цветов, мы
пришли к выводу, что символика цвета противоречива. Один цвет может
давать
противоположные
значения.
Например,
белый
может
символизировать как радость, чистоту, непорочность, так и скорбь, траур.
Также мы рассмотрели учение И.В. Гете, который считал, что
гармоничными
являются
только
сложные
сочетания
цветов,
располагающиеся на противоположных концах диаметра цветового круга.
14
Глава 2. Роль и функции цвета в романе Гюстава Флобера «Госпожа
Бовари»
2.1. Роль и функции цветонаименований в романе «Госпожа
Бовари», обладающие наибольшей частотностью
При анализе романа Гюстава Флобера «Госпожа Бовари» обращает на
себя внимание яркая цветовая палитра.
В литературоведении обычно выделяют 3 крупных класса, с которыми
соотносятся цвета:
1. «человек» — антропофакты;
2. «живой мир» (органическая материя, исключая человека) —
натурфакты;
3. «неживой мир» (неорганическая материя) — артефакты
Г. Флобер цветообозначения использует в основном для описания
неживой природы: «а все же его зеленая суконная курточка с черными
пуговицами, видимо, жала ему в проймах» [24;7], «вытирал ноги о траву и
натягивал черные перчатки» [24;25], «чтобы в последний раз поглядеть на
белый дом с четырьмя зелеными жалюзи» [24;150]. Редко использует автор
цветонаименования для описания живой природы «и на этом огромном сером
пространстве, сливавшемся вдали с пасмурным небом, редкими темнолиловыми пятнами выделялись лишь купы деревьев» [24;19] и человека
«По-настоящему красивы у нее были глаза; карие, они казались черными изза ресниц и смотрели на нас в упор с какой-то прямодушной смелостью»
[24;22].
Но, несмотря на то, что цвета в произведении выражены в основном
прилагательными и носят описательный характер, Г. Флобер использовал
цветовое обозначение для передачи внутреннего мира героев.
Работу по выявлению цветонаименований в тексте мы начали с
подсчета слов, несущих сему цвета. Все цвета были распределены по
цветовым спектрам с одной цветовой доминантой (зеленый, черный,
красный, коричневый, синий, золотой, желтый, голубой, серый, белый,
15
розовый, серебряный спектры). Например, спектр красного цвета включает
прямое называние цвета и все его оттенки. Отдельную группу составляют
сложные цветовые обозначения, которые включают 12 оттенков цвета.
Например, молочно-белый, бледно-зеленый.
Анализ
цветообозначений
выявил
следующую
частотную
последовательность цветовой палитры: зеленый (33), черный (78), красный
(61), коричневый (10), синий (32), золотой (29), желтый (28), голубой (20),
серый (15), белый (74), розовый (20), серебряный (10).
Таким образом, доминирующими цветами в романе являются черный,
белый и красный. Об этих цветах и пойдет речь в данном параграфе.
Серовым Н.В. введено в литературоведение понятие цветовое число.
Оно вычисляется по формуле : цветовое число = число упоминаний цвета /
количество страниц. Это число дает возможность сопоставить «цветность»
отдельны произведений автора, а также нескольких писателей и разных эпох.
Это число поможет при дальнейшей подготовке к написанию, например,
дипломной работы.
Итак, черный цвет употребляется в тексте 78 раз, следовательно, его
цветовое число = 78/434=0,2.
Мы видим, что это число непостоянное, так как если взять издание, где
будет не 434 страницы, а 108, то цветовое число будет равно 0,7. Поэтому
при сопоставлении цветового числа нужно учитывать формат книги.
Как уже говорилось, черный можно характеризовать с
двух
противоположных сторон: с одной стороны это траур, печаль, а с другой –
любовь, благо.
Г. Флобер использует черный цвет также неоднозначно.
«К тому же вдова была костлява, зубаста, зимой и летом носила
короткую черную шаль, кончики которой висели у нее между лопатками;
свой скелет она, как в чехол, упрятывала в платья, до того короткие, что изпод них торчали лодыжки в серых чулках, поверх которых крест-накрест
были повязаны тесемки от ее огромных туфель». [24;27] В данном контексте
16
«черную» используется в негативном значении. Такое заключение помогают
сделать слова «костлява», «зубаста», «скелет». Также присутствие серого
цвета, который по своей природе близок к черному, усиливает его.
«Иногда после полудня в окне гостиной показывалось загорелое
мужское лицо в черных бакенбардах и медленно расплывалось в широкой,
мягкой белозубой улыбке». [24;83] Прилагательное «черных» используется в
положительном значении, на это указывает метафора «в белозубой улыбке».
Как писал Гете, «черный цвет при сочетании с белым создает гармонию, так
как находится они на противоположных концах диаметра цветового круга».
[8;308]
Черный символизирует также мрачное восприятие жизни. Постоянный
выбор черного свидетельствует о наличии некоего кризисного состояния и
характеризует агрессивное неприятие мира или себя. И, действительно, весь
роман насквозь пропитан мрачностью. Это прослеживается как в обществе
(слепой, Рудольф, господин Лере и т.д.), так и в главной героине романа –
госпоже Бовари.
При описании слепого говориться, что у него были «черные ноздри»,
которые «судорожно подергивались». При его описании используются также
красный, зеленый и
синий
цвета, которые в своей
совокупности
символизируют «органическую слабость, физическое или психическое
истощение, потребность человека в покое». [16; 43]
В описании Рудольфа присутствует очень интересное сочетание цветов
черного и золотого: «Она различала в его глазах золотые лучики вокруг
черных зрачков». [24;182] Такое сочетание используется неслучайно. Глаза –
зеркало души. В глазах Рудольфа читатель уже видит обман и предательство,
несмотря на то, что в данный момент между Рудольфом и Эммой кипит
страсть. Кстати говоря, в настоящее время такое сочетание цветов – признак
элитности. Очень часто это сочетание используют в рекламе для привлечения
внимания. Но, так или иначе, реклама в некотором смысле тоже обман.
17
Такое же сочетание цветов встречается при знакомстве с фармацевтом
Оме: «а на середине двери золотыми буквами по черному полю еще раз
написано Оме». [24;92]
Купец Лере, в первом же упоминании, предстает перед нами
безобразным: «Его обрюзгшее, дряблое безбородое лицо было точно
окрашено отваров светлой лакрицы, а недобрый блеск маленьких черных
глаз казался еще живее от седины». [24;129] Здесь прямым текстом
говориться о внешности, но нетрудно догадаться о его характере. И вновь
глаза показывают всю черноту души. И сразу читатель угадывает, что за этим
героем скрывается некое лживое, алчное, хитрое существо.
Эмма Бовари практически всегда предстает в черном обличии: «стала
греть ногу в черном ботинке прямо над куском мяса»[24;100], «между
черным сукном платья и черным ботьнком» [24;198].
В ее мечтах все черное: «где с нею был бы только ее муж в черном
бархатном фрак с длинными фалдами» [24;53], «это будет черноволосый
крепыш, она назовет его Жоржем»[24;111], «чудилось, будто на них
накатывают огромные черные волны»[24;210].
Она видела перед собой черное: «и взгляд ее уперся в молодого
человека и в черный бархатный воротник его сюртука» [24;118], «ей
казалось, будто все вокруг нее повито какой-то черной мглой» [24;154],
«следила за тем, как в черном небе огнистыми брызгами рассыпаются
ракеты» [24;190], «увидев два стрельчатых флюгера, черневших на фоне
белеющего неба»[24;204].
Неоднократно автор упоминает о черноте ее глаз: «По-настоящему
красивы у нее были глаза; карие, они казались черными из-за ресниц и
смотрели на нас в упор с какой-то прямодушной смелостью» [24;22], «Ее
черные глаза сейчас казались еще темнее» [24;64], «пристально глядя на него
широко раскрытыми черными глазами» [24;105], «хорошенькие зубки,
черные глаза, кокетливая ножка» [24;162].
18
Психологи утверждают, что тот, кто предпочитает черный цвет,
нередко воспринимает жизнь в темных тонах, не уверен в себе, несчастлив,
склонен к депрессии, поскольку не сомневается, что его идеалы в жизни
недостижимы. И действительно, Эмма не раз испытывала депрессию,
понимая, что идеал постигнуть невозможно.
Практически в противоположности черному стоит белый цвет.
Белый цвет употребляется в тексте 74 раза, почти столько же, сколько и
черный. Цветовое число белого цвета равняется 0,2 (округляем).
Выше отмечалась, что и он имеет двойную природу. Флобер отражает
две стороны белого цвета.
Белый как «чистый» и «непорочный» употребляется в религиозном
контексте: «священник высунул из дароносицы белую облатку, и, изнемогая
от неземного блаженства, Эмма протянула губы, что бы принять тело
Христово» [24;266]. На это указывают слова «священник», «блаженства»,
«тело Христово». О белом как о «несущем смерть» говориться, например,
тогда, когда Эмма решила покончить с жизнью: «вынув горсть белого
порошка, начала тут же его глотать» [24;391]. На то, что этот белый
действительно смертоносный указывает лишь смысл: белый порошок –
мышьяк.
«Белый цвет – синтез всех цветов»,- пишет Миронова Л.Н., - «поэтому
он является «идеальным» цветом. [16;113]. Очень часто в романе белый цвет
стоит обособлено: «она штопала белый бумажный чулок» [24;31]. В таком
виде белый цвет не несет особой смысловой нагрузки, обозначает только
положительные эмоции. Другое дело, когда он употребляется параллельно с
другими цветами. Например, с розовым: «в белом платье» и далее «с
волосами, жирными от розовой помады» [24;36]. Это указывает на
сверхчистоплотность, доходящую до абсурда.
Автор использует оттенки белого в сложных цветах: «представлялась
огромным молочно-белым озером», «беломраморными соборами», «уже
ослепительно-белая, озарила пустынный небосвод».
19
Таким образом, значение символа белого цвета, употребляясь
параллельно с другим, усиливается, и он может пересечь границу, переходя
из «благоприятного» в «неблагоприяный». В сложных оттенках белого
прослеживается только усиление значения.
Третий по частотности употребления – красный цвет. Он встречается в
тексте 61 раз, следовательно, его цветовое число равно 0,1.
Красный,
так
же
как
черный
белый,
характеризуется
двумя
противоположными значениями: первое – любовь, страсть, второе – вражда,
кровь, месть.
Такую же «двустороннюю картину» красного мы наблюдаем и в тексте.
«По четвергам после уроков Шарли писал матери красными чернилами
длинные письма» [24;14]. Сразу становится понятно, что писал он красными
чернилами не потому что других не было, а потому что автор показывает, что
Шарль испытывает к матери добрые, теплые чувства, именуемые сыновьей
любовью. Красный «положительный» в большинстве своем используется в
первой части романа.
Но
уже
в
конце
первой
части
есть
переход
к
красному
«отрицательному». Пример красного как воплощения враждебного, мы
видим впервые в тот момент, когда меняется отношение Эммы к мужу и ко
всему происходящему в целом, в момент, когда она выбрасывает свадебный
букет, некогда ей любимый, в огонь: «Немного погодя на пепле осталось
что-то вроде красного кустика, и кустик этот медленно дотлевал» [24;87]
Дотлевала и любовь Эммы.
«Красный цвет отражает органическую слабость, физическое или
психическое истощение»[18;98]. Во всех последующих частях романа
красный выступает «негативным», отражая внутренне состояние героев.
Лишь редкими вкраплениями красный, точнее его оттенки, несут смысл
любви, умиротворения в природе: «Вечерний туман поднимался меж
безлистых тополей, скрадывая их очертания лиловой дымкой, еще более
нежной и прозрачной, чем тонкий флер, повисший на ветвях».[24;138]
20
«Разлука мало-помалу притушила любовь, привычка приглушила тоску,
зарево пожара, заливавшее багрянцем пасмурное небо Эммы, с каждым днем
все бледнело, а потом совсем померкло» [24;153]. В данном контексте,
«зарево пожара, заливавшее багрянцем пасмурное небо Эммы», бледнеющее
со временем, сопоставляется с угасающей любовью.
Среди оттенков красного встречается сложный цвет, такой как темнолиловый «редкими темно-лиловыми пятнами выделялись лишь купы
деревьев» [24;19].
Красный часто употребляется с другими цветами, но они не влияют на
значение красного: «Гробов должно быть три: один – дубовый, другой –
красного дерева, третий – металлический», и далее «Сверху накройте ее
большим куском зеленого бархата» [24;408].
Таким образом, можно сделать вывод, что значение красного цвета
выступает доминантой по отношению к другим цветам.
2.2. Роль и функции цветонаименований в романе «Госпожа
Бовари», обладающие наименьшей частотностью
В данном параграфе мы проанализировали цвета с меньшей
частотностью употребления, чем черный, белый и красный. Это зеленый (33),
синий (32), золотой (29), желтый (28), голубой (20), розовый (20), серый (15),
серебряный (10), коричневый (10).
Итак, зеленый цвет употребляется в тексте 33 раза. Используя формулу
цветового числа, получаем 0,07.
Как уже говорилось выше, зеленый цвет предельно материален и
действует успокаивающе, но может производить и угнетающее впечатление.
Умиротворение чувствуется в строчках при описании десерта, который
представлял «целое сооружение»: «на озерах – кораблики из ореховых
скорлупок, среди зеленого луга качался крошечный амурчик на шоколадных
качелях»[24;38]. На положительное значение цветонаименования указывают
21
и восторг гостей, и то, что кондитер из Ивето «решил в грязь лицом не
ударить»,
и
сопутствующие
существительные
с
уменьшительно-
ласкательными суффиксами – кораблики, амурчик.
Зеленый несет угнетающие значение только при описании слепца:
«Живое мясо висело красными клоками; из глазниц до самого носа текла
жидкость,
образуя
зеленую
корку;
черные
ноздри
судорожно
подергивались». [24;331] Как уже говорилось ранее, красный цвет является
доминирующим, его значение не перекрывается другими цветами. В данном
случае, негативное значение подтверждается сопутствующим черным.
Зеленый не действует успокаивающе, следовательно, тоже несет негативное
значение.
Дважды в произведении используется сложное цветонаименование
зеленого: «к которому были прикреплены светло-зеленые полотняные
флажки» [24;165], «они выставляли напоказ в низком вырезе жилета розовые
или же бледно-зеленые галстуки» [24;277].
Синий цвет употребляется 31 раз, следовательно цветовое число его
равно 0,07.
«Синий цвет символизирует небо и вечность, доброту и верность»
[9;81], но также этот цвет близок к черному, тем самым перенимает у него
некоторые значения, например, траура.
В первой части, размышляя о медовом месяце, Эмма думала о том, что
это лучшие дни, в ее голову приходили такие мысли: «Ехать бы шагом в
почтовой карете с синими шелковыми шторами по крутому склону горы,
слушать, как поет песню кучер, как звенят бубенчиками стада коз, как глухо
шумит водопад и как всем этим звукам вторит горное эхо» [24;53]. В
размышлениях чувствуется, что героиня хочет, чтоб эти мгновения длились
вечно, она радуется им.
Синий иногда напоминает черный, употребляясь с этим цветом
параллельно. В основном при описании глаз Эммы. Но перенимает ли он
значения черного? «На таком близком расстоянии, особенно когда она,
22
просыпаясь, то приподнимала, то опускала веки, глаза ее казались еще
больше; черные в тени, темно-синие при ярком свете, они как бы состояли из
расположенных в определенной последовательности цветовых слоев, густых
в глубине и все светлевших по мере приближения к белку» [24;44]. На наш
взгляд, нет. И этот вывод мы сделали, основываясь лишь на том, что этот
контекст взят из первой части, когда Эмма была влюблена Шарля.
По-настоящему мрачное, синий символизирует при описании Бине:
«Синий сюртук висел на его костлявом туловище, как на вешалке» [24;95].
Такой вывод помогаю сделать слова «висел»,
«костлявом туловище»,
напоминающие описание скелета, символа смерти.
Золотой цвет встречается 29 раз, его цветовое число – 0,06. В романего
у него прослеживается три значения.
Во-первых, конечно же, «золотой – символ богатства» [25;315]: «а
вокруг храма в нишах, усеянных звездами из золотой бумаги, стояли
гипсовые статуэтки» [24;38], «в зеркальных залах между круглыми столами,
покрытыми бархатом с золотой бахромой, по лощеному паркету двигались
дипломаты» [24;75]. Золотая бумага, золотая бахрома и некоторые другие
упоминания о золотом цвете в тексте, - «описания жизни шикарной, богатой,
статусной» [13;298]. Нельзя не заметить присутствия в романе трактира с
символичным названием «Золотой лев», о котором говориться постоянно во
второй главе произведения и дважды упоминается в третьей. «Ничего,
ничего, господин Оме! Пока «Золотой лев» существует, в нем всегда будет
полно. У нас еще денежки водятся!» [24;94]. Так говорит сама хозяйка
заведения. Таким образом, название трактира прямо пропорционально
указывает «на «нравственность» как хозяйки, так и на постоянных
посетителей» [21;188].
Во-вторых, золотой отражает библейский мотив в произведении: «на
уроках музыки она пела только романсы об ангелочках с золотыми
крылышками» [24;49], «неясное предчувствие манило его из далей будущего,
точно золотой плод, качающийся на ветке сказочного дерева» [24;288],
23
«Эмма уронила голову на подушки, и ей почудилось, будто где-то вдали
зазвучали арфы серафимов, будто над ней раскинулось голубое небо, а в
небе, на золотом престоле, окруженном святыми с зелеными пальмовыми
ветвями в руках, ей привиделся Бог Отец во всей его славе» [24;266].
В-третьих, «золотой – цвет, который с древности воспринималось как
солнечный свет» [2;144], что отразилось и в анализируемом произведении:
«длинные лучи солнца пронзали их, точно золотые стрелы висящего трофея»
[24;151], «он посадил ее к себе на колени и начал осторожно проводить
тыльной стороной руки по ее гладко зачесанным волосам, по которым
золотою стрелкою пробегал в сумерках последний луч заходящего солнца»
[24;386].
Желтый цвет, сродный с золотым, встречается в романе 28 раз, и его
цветовое число так же равно 0,06.
По своим качествам желтый цвет означает богатство, фантазии,
смелость, радость, близость, юность, а также зависть и ревность.
«Желтый крем на огромных блюдах трясся при малейшем толчке; на
его гладкой поверхности красовались инициалы новобрачных, выведенные
мелкими завитушками» [24;38]. Здесь желтый – символ радости, ведь Эмма и
Шарль вступили в брачный союз и искренне рады этому.
«Мысли Эммы, сперва неясные, перескакивали с предмета на предмет,
подобно ее щенку, который то делал круги по полю, то гавкал на желтых
бабочек, то гонялся за землеройками, а то покусывал маки, на краю полосы,
засеянной пшеницею» [24;58]. Употребление желтого в этом контексте
можно назвать фантазией. И если щенок – это воплощение мысли, то желтая
бабочка – «уголок сознания», куда проникала мысль.
«На нем были щегольские желтые перчатки и вместе с тем грубые
краги» [24;159]. В данном контексте желтый символизирует юность,
резвость, смелость.
«Желтый имеет негативный оттенок своего значения как цвет
умирающих листьев и переспелых плодов» [6;103]: «г-жа Бовари мимоходом
24
задевала цветы краем своего раскрытого зонтика, и от этого прикосновения
увядшие лепестки рассыпались желтою пылью».
Связь между желтой кожей и страхом, болезнью объясняет, почему
желтый стал цветом трусости: «цвет их желтых, дряблых, чуть тронутым
загаром лиц, напоминал сидр»[24;175].
«Желтый - символ как близости, встречи, так и разлуки» [12;154]. «В
этой желтой карете так часто возвращался к ней Леон, и по этой самой дороге
он уехал от нее навсегда»[24;183].
Частотность употребления голубого цвета – 20, цветовое число – 0,04.
«Голубой – цвет небесный, духовный, цвет беспечности» [26;34],
который успокаивает и дарит надежду.
В тесте присутствует духовная составляющая этого цвета: «стоя за
обедней, она, вместо того чтобы молиться, рассматривала в своей книжке
обведенные голубой каймой заставки духовно-нравственного содержания»
[24;47]. Здесь голубой символизирует не мысли Эммы, которые были заняты
чем-то другим, нежели молитвами, а именно нечто божественное.
То, что голубой цвет дарит надежду и позволяет успокоиться
доказывают следующие слова: «его большие голубые глаза, смотревшие на
облака, казались Эмме прозрачнее и красивее горных озер, в которых
отражается небо» [24;127]. Что касается цвета глаз, то голубоглазым нам
представляется не только Леон, но и дочь Эммы и Шарля: «она подняла на
мать большие голубые глаза» [24;144], и Жюстена: «зрачки его, тонувшие в
мутных белках, напоминали голубые цветы в молоке» [24;161], и г-на Руо:
«это был маленький, толстенький челове лет пятидесяти, бледный,
голубоглазый, лысый, с серьгами в ушах» [24;21].
И, конечно же, голубой присутствует в описании природы: воды, неба:
«Но есть другая мораль, вечная – она вокруг нас, как вот эта природа, как
голубое небо, откуда нам светит солнце» [24;180], «текла в превращавшая эту
часть Руана в маленькую неприглядную Венецию то желтая, то лиловая, то
голубая река.
25
Розовый цвет встречается также 20 раз, значит цветовое число розового
равно цветовому числу голубого – 0,04.
Розовый — это цвет жизни, всего живого. Он говорит о необходимости
любить и быть добрее.
«Щеки у девушки были розовыми» [24;23], - говориться в первом
описании Эммы. Такой цвет лица говорит о том, что юная девушка любит
жизнь, радуется каждому мгновению.
Хочется
отметить,
что
розовый
цвет
во
всем
произведении
употребляется лишь в одно смысле, как было сказано выше, цвете жизни.
Серый цвет занимает предпоследнее место по частоте употребления в
данном произведении. Этот цвет упоминается 15 раз и имеет цветовое число
равное 0,03.
«Серый не является ни цветным, ни светлым, ни темным, не вызывает
никакого возбуждения и свободен от какой–либо психической тенденции.
Это нейтралитет, не субъект и не объект, не внешний и не внутренний, не
напряжение и не расслабление. Серый – это только граница, абстрактное
деление для расчленения противоположностей» [20;348]. Серый цвет
соединяет
в
себе
противоположные
качества
черного
и
белого,
следовательно, чувствует себя ненужным и чужим и никогда не станет
первым. Единственная цель – стабильность и гармония.
«И точно: прежде Эмма тщательно следила за собой, а теперь по целым
дням ходила неодетая, носила серые бумажные чулки, сидела при свечке»
[24;84]. Серый цвет в одежде говорит о нервном истощении, что и
испытывала в тот момент Эмма. Серый цвет в одежде присутствует также
при описании Бине и Рудольфа.
Серый присутствует в нейтральном описании природы: «а кирпичный
оттенок придают жилкам, прорезавшим серую гору, многочисленные
железистые источники, текущие в окрестные поля» [24;89], «земля была
совершенно серая как в летние ночи» [24;107], «в воде отражалась серая кора
старых ив с подрезанными ветвями» [24;118].
26
Серебряный цвет встречается в анализируемом нами романе всего 10
раз, у него самое маленькое цветовое число – 0,02.
«Серебряный выходит из серого, выражает стремление к свободе и
попытку преодолеть все ограничения» [10;259]. «В своем негативном
значении серебряный цвет обычно связан с неспособностью принимать
решения, с самообманом, иллюзиями по поводу происходящих событий»
[10;260].
«В хорошую погоду Эмма выходила в сад. На капусте серебряным
кружевом сверкал иней, длинными нитями провисал между кочанами. Птиц
было неслышно, все словно уснуло, абрикосовые деревья прикрывала
солома, виноградник громадную больною змеею извивался вдоль стены, на
которой вблизи можно было разглядеть ползающих на своих бесчисленных
ножках мокриц. У священника в треугольной шляпе, читавшего молитвенник
под пихтами возле изгороди, отвалилась правая нога, потрескался гипс от
мороза, лицо покрыл белый лишай» [24;82]. «Флердоранж пожелтел от пыли,
атласная лента с серебряной бахромой обтрепалась по краям. Эмма бросила
цветы в огонь. Они загорелись мгновенно, точно сухая солома» [24;87]. В
этих контекстах серебряный выступает в своем негативном значении,
символизируя иллюзии того, что все в жизни Эммы Бовари было хорошо.
«Цвет травы и цвет посевов не переходят один в
разделяет
светлая
лента проточной воды, и поле
другой
здесь
-
их
похоже
на
разостланный огромный плащ с зеленым бархатным воротником, обшитым
серебряным позументом» [24;88]. Несмотря на то, что это описание природы,
все же оно является символом свободы. Ведь супруги Бовари уехали из Тоста
для того, чтобы Эмме стало лучше, ее здоровье беспокоило мужа. И
действительно, уехав, Эмма обрела свободу, которая негативным образом
сказалась на ее судьбе.
Серебряный цвет часто связывают с лунной дорожкой. Такая связь
прослеживается в тексте: «Этот серебристый отблеск, точно безголовая змея,
27
вся
в сверкающих чешуйках, извивался в зыбях вплоть до самого дна»
[24;247].
Коричневый
цвет
совпадает
с
серебряным
по
частотности
употребления, следовательно, у него будет и такое же цветовое число.
Коричневый близок к черному, но ассоциируется с золотом или
деньгами. Выражает аффект страха, трудности и препятствия.
Коричневый
–
затемненный
желто–красный
цвет:
отсюда,
импульсивная жизненная сила красного сдерживается, замирает, поэтому в
описании природы не зря перекликаются три цвета: красный, золотой
,коричневый. «Солнце
одинаковые
стволы
садилось;
деревьев,
меж
ветвей сквозило багровое небо;
рассаженные
по
прямой
линии,
вырисовывались на золотом фоне коричневой колоннадой» [24;59], и далее
«на
Эмму нападал страх, она подзывала Джали, быстрым шагом
возвращалась по большой дороге в Тост, опускалась в кресло и потом весь
вечер молчала» [24;59].
Коричневый выбирается при нервном истощении. В тексте мы
встречаем: «Шарль в веревочных туфлях и старом коричневом сюртуке,
который теперь заменял ему халат, сидел, держа руки в карманах, и тоже
не говорил ни слова» [24;314]. Такое описание дается после того, как Шарль
узнал о смерти отца.
Выводы
Во II главе мы рассмотрели роли и функции цветонаименований в
романе «Госпожа Бовари», обладающие наибольшей и наименьшей
частотностью, тем самым решили третью и четвертую поставленные задачи.
Подводя
итоги
II
главы,
следует
отметить,
что
наибольшей
частотностью обладают черный, белый и красный цвета, а наименьшей зеленый, коричневый, синий, золотой, желтый, голубой, серый, розовый,
серебряный.
28
Так же помимо простых цветов, мы обнаружили сложные цветовые
сочетания: светло-коричневый, бледно-розовый, светло-зеленый и др.
Большинство цветов характеризуются с двух сторон: положительной и
отрицательной. Так, например, красный может обозначать как любовь,
страсть, так и вражду, кровь, месть.
Но есть цвета однозначные. Один из таких цветов – розовый. Он
символизирует жизнь.
Мы находили для каждого цвета его цветовое число, вычисляя его по
формуле Серова Н.В. цветовое число = число упоминаний цвета / количество
страниц. К примеру, цветовое число черного цвета, равно 78/434=0,2, т.к.
черный употребляется в романе 78 раз, а число страниц произведения – 434.
Но, стоит заметить, что цветовое число может меняться, при изменении
формата книги. Поэтому, если использовать такую формулу при сравнении
разных книг, нужно это учитывать.
29
Заключение
В настоящей курсовой работе, объектом выступает произведение
Гюстава Флобера «Госпожа Бовари», а предметом исследования является
цветовая символика в данном произведении.
Для достижения поставленных задач мы рассмотрели изучение цвета в
литературоведении,
в
частности
цветообозначающую
лексику,
исследованную в разных аспектах, рассмотрели символику цвета, сравнивая
его значения в разных странах и эпохах. Также мы проанализировали роль и
функцию цветов, которые употребляются в романе «Госпожа Бовари».
Мы определили, что Г. Флобер цветообозначения использует в
основном для описания неживой природы: «а все же его зеленая суконная
курточка с черными пуговицами, видимо, жала ему в проймах» [24;7], но,
несмотря на это, цветовое обозначения используются в большей степени для
передачи внутреннего мира героев.
Мы проанализировали двенадцать спектров с одной цветовой
доминантой: зеленый, черный, красный, коричневый, синий, золотой,
желтый, голубой, серый, белый, розовый, серебряный. Стоит отметить, что к
одному спектру мы относили не только основной цвет, но и его оттенки, в
том числе и сложные. Например, к красному мы добавили такие оттенки, как
лиловый, багряный, гранатовый, к белому – беломраморный, молочно-белый,
ослепительно-белый.
При анализе цветообозначений, мы выявили, что наибольшее
количество раз употребляются черный (78), белый (74), красный (61).
Причем доминирующем по количеству является черный. Он, в своем
большинстве, символизирует мрачное восприятие жизни. И, действительно,
читая роман, чувствуешь, как он насквозь пропитан мрачностью.
Доминирующим
по
качеству
является
красный
цвет.
Это
неудивительно. Все психологи отмечают «силу» красного цвета. Ни один
цвет не способен повлиять на него, изменить значение. Примечателен
переход красного от положительного к отрицательному, эта граница
30
проходит после первой главы. Остальные цвета в разной мере уступают
красному.
Проанализировав роли и функции цветонаименований, мы пришли к
выводу, что при помощи цветов автор стремился передать настроение,
переживания, чувства героев, раскрывал их характеры, показывал отношение
к действительности, к окружающему миру. Не просто так определенный цвет
употреблялся в определенном контексте. Измени автор, например, цвет глаз
Эммы Бовари, изменился бы и ее характер, ее миропонимание. Изменилось
бы и содержание, и даже, наверное, название. Подборка цвета – сложная и
кропотливая работа, которую проделал французский писатель, реалист,
считающийся одним из крупнейших европейских писателей XIX века –
Гюстаф Флобер.
31
Библиографический список
1. Алексеев С.С. Цветоведение. Учебник для вузов полиграфической
промышленности.-М.:Гослегпром, 1949г.- 140 с.
2. Альфонсов В. Н. Слова и краски: Очерки из истории творческих
связей поэтов и художников. - М.-Л.: Советский писатель, 1966. - 244 с.
3. Бахилина Н.Б. История цветообозначений в русском языке. - М.: Наука,
1975.-287 с.
4. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. -М.: Искусство, 1975.424 с.
5. Виноградов В. В. О языке художественной литературы. - М.: Изд-во
художественной литературы, 1959. - 655 с.
6. Волков H.H. Цвет в живописи. -М.: Искусство, 1985.- 320 с.
7. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. - М.: Наука,
1960. – 500с.
8. Гете И.В. К учению о цвете (Хроматика) // Избранные сочинения по
естествознанию. М.; Л.: АН СССР, 1957.- 553 с.
9. Дерибери М. Цвет в деятельности человека. - М.: Изд-во литературы
по строительству, 1964.183С.
10. Драгунский В.В. Цветовой личностный тест : Практическое пособие –
Минск : Харвест, 2000. – 448 с.
11.Жирмунский В.М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика. -Л.:
Наука, 1977. 407 с.
12. Зернов В.А. Цветоведение. - М.: Наука,1972.-278 с.
13. Иващенко А.Ф. Гюстав Флобер. Из истории реализма Франции. – М.:
Изд-во Академии наук СССР, 1955. – 490 с.
14. Клеман М. К. Г. Флобер, в кн.: Французский реалистический роман
XIX в.— М.: Наука, 1932. – 456с.
15. Луначарский А. В. Флобер. Общая характеристика. - М.: Наука, 1965.
– 488с.
32
16. Миронова Л.Н. Цветоведение. – Мн.: Вышэйшая школа, 1994. – 282 с.
17.Петренко
В.Ф.
Многомерное
сознание:
психосемантическая
парадигма.— М.: Новый хронограф, 2009. — 440 с.
18.Петренко В.Ф., Кучеренко В.В. Взаимосвязь эмоций и цвета. – М.:
Вестник МГУ, 1988. - 115с.
19. Поспелова Г.Н. Введение в литературоведение. - М.: Высш. шк., 1988.527 с.
20. Реизов Б.Г. Творчество Флобера. – М. : Гослитиздат, 1955. – 524 с.
21. Реизов Б.Г. Французский исторический роман 19 века. -
М.:
Гослитиздат , 1977. – 509с.
22.Серов Н.В. Цвет культуры: психология, культурология, физиология. СПб: Речь, 2003. - 672с.
23.Флобер Г. О литературе, искусстве, писательском труде. Письма.
Статьи. В 2 т. - М.: Наука, 1984.-519с.,503с.
24.Флобер Г. Госпожа Бовари; [пер. с франц. А.И. Ромма]. – М.:Эксмо,
2012.-448с.
25.Фоли Д. Энциклопедия знаков и символов.– М.: Вече: АСТ, 1997 . –
428 с.
26. Фрилинг Г., Ауэр К. Человек цвет - пространство (прикладная
цветопсихология). - М.: Стройиздат, 1973. 141 с.
27.Фрумкина
Р.М.
Цвет,
смысл,
сходство.
Аспекты
психолингвистического анализа. Монография.- М.: Наука, 1984. - 175 c.
28.Харченко В.К. Словарь цвета: реальное, потенциальное, авторское:
свыше 4000 слов в 8000 контекстах. — М.: Изд-во Литерат. ин-та им.
А.М.Горького, 2009. — 532 с.
29. Черневич М.Н., Штейн А.Л., Яхонтова М.А. История французской
литературы. – М.: «Просвещение», 1965. – 638 с.
30.Якобсон Р. О. Работы по поэтике. – М.:Наука, 1987. – 462 с.
33
Скачать