холодные казематы музея "холодной войны" в Канаде

Реклама
@ЗАГОЛОВОК = "Дифенбункер": холодные казематы музея "холодной войны" в Канаде
@АВТОР = /Игорь Борисенко, корр. ИТАР-ТАСС в Оттаве/
На окраине деревушки Кэрп, в 35 минутах езды к западу от Оттавы, находится
единственный в Канаде музей "холодной войны". Он разместился в некогда
совершенно секретном объекте, в котором в случае военного конфликта собиралось
укрыться канадское правительство.
Подземную крепость с четырьмя уровнями общей площадью около 9,2 тыс.
квадратных метров строили около тысячи рабочих. Укрытие на глубине от 5 до 30
метров было рассчитано на то, чтобы выдержать ядерный взрыв мощностью 5
мегатонн. Мощные компенсаторы должны были выдержать колебания всей гигантской
подземной конструкции с амплитудой до 7 сантиметров. В "Дифенбункере", названном
так по имени тогдашнего премьер-министра Канады Джона Дифенбакера, имелось все
необходимое для размещения политического и военного руководства страны на случай
ядерной войны: помещения для дезактивации, зал заседаний военного кабинета,
радиостудия Си-Би-Си, личные апартаменты генерал-губернатора и премьер-министра
и специальный сейф для хранения золотого запаса. Бункер мог принять до 535
человек на срок до 30 суток. На протяжении 33 лет в бункере круглосуточно
находился военный персонал. Лишь в 1994 году было признано целесообразным
вывезти оттуда оборудование и забетонировать входы. Однако нашлась группа
добровольцев-активистов, горевших желанием сохранить памятник времен "холодной
войны", тем более что бункер был провозглашен "национальным историческим
монументом". В 1998 году подземный комплекс обрел статус "некоммерческого
независимого музея, призванного сохранить и приумножать канадское наследие
времен "холодной войны". С особенностями этого весьма необычного подземного
сооружения корр.ИТАР-ТАСС ознакомил представитель администрации музея Джесси
Александер.
О том, что под зеленым холмом притаилась некогда суперсекретная крепость,
говорят ряды колючей проволоки, заброшенная вертолетная площадка, да крупная
надпись на стене полутораэтажного здания из гофрированного металла. Сразу за
дверью - первый экспонат: топографическая карта окрестностей Оттавы, на которой
концентрическими кругами обозначены районы поражения при атомной бомбардировке
канадской столицы с указанием примерного числа погибших. Несколько десятков
метров мрачного коридора, стены которого укреплены стальными листами - и вот он,
вход в подземную крепость. За массивной стальной дверью - воздушный шлюз. "Вот
за эту свинцовую плиту не должны были пускать никого без дезактивации, - пояснил
Джесси Александер. - Процесс должен был идти по контролем сотрудника Королевской
канадской конной полиции". Сразу из камеры дезактивации прибывшие в бункер
попадали на передовой пост охраны. "Раньше здесь стоял огромный пульт
управления, как в научно-фантастических фильмах, - продолжил провожатый. Отсюда контролировалось все - открытие дверей, системы вентиляции и наблюдения.
Из первоначального оборудования сохранились лишь отдельные приборы. Вот,
например, детектор, определяющий силу и направление ветра, несущего
радиоактивные осадки". От центрального поста прибывших членов правительства
/эвакуация в бункер членов их семей планом не предусматривалась/ распределяли по
отдельным помещениям.
Коридоры на всех четырех этажах выкрашены светло-коричневой краской, а вот
бетонные опоры, пронзающие все этажи, раскрашены вертикальными черными полосами
разной толщины. Это, по словам Александера, сделано для того, чтобы
"противодействовать возникновению депрессивных настроений".
"Строители бункера были весьма озабочены состоянием здоровья тех, кто тут
будет находиться, - сказал он. - Поэтому значительную площадь верхнего этажа
отвели под госпиталь - операционную и палаты". Администрация музея приложила
немало сил для того, чтобы возродить в этом помещении атмосферу 1950-х годов:
узкие двухъярусные кровати, старый операционный стол, белоснежная накрахмаленная
форма медсестры с ярко блестящими медными пуговицами, светильники в головах
госпитальных коек, разработанные в свое время для подводных лодок, громоздкий
ящик рентгеновского аппарата...
"Когда я вижу это оборудование, я рад, что не мне ложиться на этот операционный
стол", - произнес Александер. Неподалеку от госпитального отсека - отсек
гауптвахты: туда собирались помещать тех, кто, по мнению службы безопасности,
мог создать проблемы для остальных обитателей бункера. "Вот почему дверь в это
помещение не имеет внутренней ручки, а в самой двери оставлен глазок для
наблюдения", - пояснил Джесси Александер.
Питаться обитатели бункера должны были в общем кафетерии - огромном зале
площадью около 100 квадратных метров, одна из стен которого украшена
фоторепродукцией мирной сельской местности. "Эта картина - для поднятия духа", пояснил гид. В этом зале, кстати, после предстоящей реконструкции музея можно
будет организовывать разного рода торжественные мероприятия, благо некоторый
опыт уже имеется: по словам сотрудников, к ним уже поступали запросы на
организацию свадеб, конференций, а однажды какой-то лихой любитель экстремальных
вечеринок пожелал на себе испытать все прелести эвакуации в бункер: был
арендован вертолет, участники вечеринки высадились на площадке у музея, одетые в
форму служители провели "премьер- министра" и сопровождающих его лиц в бункер и
массивные двери захлопнулись за любителями острых ощущений.
Совершенно иные чувства, надо полагать, испытали бы те, кому по долгу службы
пришлось бы срочно занимать бетонные отсеки по сигналу реальной тревоги. Вся
информация о происходящем должна была стекаться в святая святых гигантской
подземной крепости - оперативный центр и зал правительственных совещаний. Они
располагаются в самом центре лабиринта коридоров на третьем уровне. На одной из
стен - огромная карта Северной Америки, где операторы должны были наносить места
ядерных ударов, на противоположной стене - карта оперативной обстановки в
окрестностях столицы. В соседнем помещении - стенд с указанием всех
правительственных убежищ на территории страны, а по соседству - скромный столик
с пачкой бумаг. За этим столом, как предполагалось, будет сидеть офицер, перед
которым поставлена задача составлять сводки потерь...
Через коридор от оперативного центра - конференц-зал, где должен был
проводить заседания военный кабинет - генерал-губернатор, премьер-министр и
около десятка министров. На тот случай, если бы не всем министрам удалось
вовремя добраться до укрытия, решения смогли бы принимать, по словам Джесси
Александера, всего четыре человека, а техническую поддержку им оказывали бы
около 300 сотрудников из более чем 20 министерств и ведомств - специалистов в
области национальной обороны, обеспечения продовольствием, общественных работ,
транспорта, связи. Рядом с залом заседаний - помещения для генерал-губернатора и
премьер-министра, которые трудно назвать апартаментами: небольшая приемная для
одного секретаря, крошечный кабинет и жилой отсек с низкой кроватью и тумбочкой.
Решения, принятые военным кабинетом, планировалось доводить до населения с
помощью радио. На втором - считая от поверхности - уровне бункера был расположен
достаточно хорошо оснащенный для своего времени передающий центр и пресс-центр с
рабочими местами для нескольких журналистов. С их "домашними заготовками" можно
ознакомиться прямо в
каземате: поворот ручки настройки старенького приемника - и из динамика
раздается безликий голос, уведомляющий сограждан о "высокой вероятности
ракетного нападения".
Одну из "жемчужин" подземной крепости Джесси Александер приберег
напоследок: короткий, но широкий коридор вел за пределы первоначально
построенного бункера в пристройку, но какую! Путь в нее преграждала дверь, по
сравнению с которой даже стальные заслонки на входе в бункер казались
игрушечными. 30-тонная громада, снащенная мощнейшими электронными запорами,
стерегла помещение, где в случае необходимости планировали разместить золотой
запас Канады. Сейчас это помещение практически пусто, только на одном из стендов
водружен обломок Берлинской стены, а стены украшены транспарантами с длинным
перечнем претензий к тоталитарным режимам.
Показательно, что сам Джерри Александер - автор вышеупомянутого перечня отнюдь не считает музей центром антироссийской пропаганды.
"Холодная война" была исключительно сложным периодом, - отметил он. - Цель музея
в том, чтобы напоминать канадцам о периоде "холодной войны", которая не
переросла в горячую, однако из этого периода истории необходимо извлечь уроки".
По его словам, музей достаточно популярен: в прошлом году его посетили около 36
тыс. человек, а после реконструкции под сводами бункера смогут одновременно
находится до 500 человек. Те, кто приходят в "Дифенбункер", обмениваются
воспоминаниями, в частности о том, как в период кубинского ракетного кризиса их
учили действиям при ядерном нападении. Однако, как показал опыт, воспоминаниями
посетители музея готовы делиться не со всеми. Пожилая пара из Квебека после
длительных раздумий отклонила просьбу корр. ИТАР-ТАСС рассказать о своих
впечатлениях. Эти люди лишь сообщили, что посетить бункер их подвигли
воспоминания об одном из бывших сослуживцев, некогда работавших на его
строительстве. Более разговорчивой оказалась группа посетителей их провинции
Новая Шотландия. По их словам, причина, по которой они решили прогуляться по
бетонным казематам - простое любопытство. --0--
Скачать