Введение 3 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования обусловлена изучением важной проблемы

Реклама
Введение
3 ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования обусловлена изучением важной проблемы
взаимодействия искусств и такого ее аспекта, как взаимодействие литературы и
кинематографа. В проблеме экранизации конкретизируется целый ряд общих проблем,
актуальных для современной эстетики, искусствоведения и культурологии:
взаимодействие элитарной и массовой культур, взаимовлияние вербального и визуального
языка в семиотическом аспекте, взаимодействие разных культурных контекстов. В
киноэкранизации литературного произведения нашли отражение многие стороны
современной культуры. Обращаясь к созданному в другую эпоху первоисточнику,
режиссер интерпретирует его с точки зрения современности, зачастую ориентируясь на
массовый вкус. Принципиальные различия между выразительными средствами этих видов
искусства, стремление к самовыражению режиссера, подчинение художественных задач
коммерческим целям уводят фильм от литературного источника.
Существенна и необходимость новых аналитических ракурсов при изучении творческого
наследия В. Набокова. Несмотря на то, что жизнь и творчество писателя подвергались
подробному анализу в зарубежном отечественном набоковедении, интенсивно
осваивающем опыт западных коллег и предлагающем собственные интерпретации, многое
остается неизученным, научно неосвоенным, в том числе и та сфера, которая связана с
опытом работы В. Набокова в кино. Проза В. Набокова стала объектом интерпретации в
театральном искусстве, кинематографе, что актуализировало проблему ее
художественного преломления в других видах искусства.
Важной представляется и возможность на конкретных примерах экранизации попытаться
осмыслить векторы художественного поиска в кинематографе второй половины XX века.
Наконец, актуальность исследованию придает попытка осуществления межнаучной
интеграции: осмыслив опыт набоковедения как научной базы для понимания прозы В.
Набокова, возможно исследовать спектр значений,
4
актуализируемых при экранизации его романов, выявить условия, как внешние (контекст
эпохи), так и внутренние (эстетическая программа того или иного режиссера),
повлиявшие на их интерпретацию в киноискусстве, и изучить художественные результаты
этой интерпретации.
Проблема исследования формулируется следующим образом: как проза В. Набокова
интерпретируется в зарубежном киноискусстве.
Цель исследования: изучить интерпретации прозы В. Набокова в зарубежном
киноискусстве.
Поставленная цель предполагает решение следующих задач:
Представить художественные смыслы прозы В. Набокова, возникающие в ходе
осмысления в литературной зарубежной и отечественной критике и литературоведении.
Установить факторы, влияющие на интерпретацию литературного произведения в
киноискусстве, проанализировав опыт теоретического изучения экранизации.
Выявить специфические для зарубежного киноискусства особенности интерпретации
прозы В. Набокова на материале конкретных опытов по экранизации его романов.
Объект исследования — взаимодействие литературных и кинематографических текстов.
Предмет исследования - опыт интерпретации прозы В. Набокова в зарубежном
киноискусстве.
Научная гипотеза исследования состоит в предположениях:
1. Многообразие художественных смыслов, заложенных в прозе В. Набокова и
раскрываемых при ее изучении в литературоведении, избирательно востребовано при ее
экранизации.
2. Кинематографический опыт В. Набокова (в качестве зрителя, киностатиста, сценариста)
не только нашел применение на уровне повествовательного приема, техники писателя, но
и способствовал формированию его собственной эстетической программы экранизации.
5
3. Экранизация прозы В. Набокова происходила в рамках разных кинематографических
подходов - средствами как авторского кинематофафа (С. Кубрик), так и кино,
ориентированного преимущественно на массового зрителя (Э. Лайн, М. Горрис).
4. Специфика конкретных экранизаций прозы В. Набокова зависит не только от
режиссерского подхода, но и от социокультурного контекста эпохи.
Методология исследования. Первостепенное значение для методологического
обоснования работы имеют исследования в области герменевтики В. Дильтея, Г.
Гадамера, позволяющие представить интерпретацию как метод гуманитарных наук,
актуализирующие персоналистский подход к искусству работы М. Бахтина, В. Библера о
«диалоге культур», культурологические исследования, посвященные закономерностям
художественной жизни второй половины XX века, а также теоретические киноведческие и
литературоведческие труды, представляющие методологию и категориальный аппарат
современных киноведения и литературоведения и составляющие тот контекст, в котором
ведутся изучение проблем экранизации и набоковедческие исследования.
В понимании сущности экранизации литературного произведения мы основывались на
работах С. Арутюняна, Е. Бондаренко, И. Вайсфельда, А. Вартанова, Е. Габриловича, Н.
Горницкой, У. Гуральника, С. Гуревича, Н. Дмитриевой, Е. Добина, Н. Зоркой, К. Коген,
3. Кракауэра, И. Маневича, Л. Фрадкина, А. Ханютина.
Методологической базой для понимания прозы В. Набокова стали набоковедческие
исследования В. Александрова, Н. Анастасьева, А. Аппеля, Г. Барабтарло, Д. Бартона
Джонсона, Б. Бонда, С. Давыдова, А. Долинина, В. Ерофеева, А. Леденева, М.
Липовецкого, А. Мулярчика, П. Мэйер, Э. Пайфер, К. Проффера, Д. Пэкмэна, П. Стегнера,
Л. Токер, Э. Филда.
Основой для выявления художественных традиций американского кинематофафа,
значимых для понимания специфики экранизаций прозы В. Набокова, послужили работы
К. Бейли, Е. Габриловича, Г. Голенпольского, Е.
6
Карцевой, И. Кокарева, В. Колодяжной, С. Комарова, Ю. Комова, А. Кукаркина, Н.
Лаврова, В. Подороги, В. Рокотова, В. Шестакова, Р. Юренева.
Методология исследования основывается на использовании традиционных методов
искусствоведения, на диалогическом методе, разработанном М. Бахтиным, анализе
текстов в рамках герменевтической парадигмы, принципах компаративистского анализа.
Степень разработанности проблемы.
Научных работ конкретной тематики, посвященных интерпретации прозы В. Набокова в
других видах искусства, а в частности ее экранизации, по нашим сведениям, почти нет.
Взаимоотношения В. Набокова и кинематографа раскрыты пока весьма избирательно. В
историко-биографическом ракурсе они изложены у Б.Бойда [23, 24, 182, 183], Э.Филда
[186, 187, 188], Д.Бакстера [9]. В диссертации В. Полищук [129], посвященной поэтике
вещи, а точнее, зеркала и куклы, в прозе В. Набокова, среди «родственников от искусства»
В. Набокова назван немецкий экспрессионистский кинематограф. Кинематографические
мотивы, по мнению исследователя, работают кривым зеркалом сюжета и вводят в текст
ловушки для читателя. А в исследовании М. Носкович [121] утверждается, что В. Набоков
в творчестве берлинского периода использует материалы массовой культуры, в частности,
кинематографа, а именно фильмы немецкого экспрессионизма. Отметим, что едва ли
правомерно относить фильмы раннего немецкого экспрессионизма к массовому
искусству, но в данном случае для нас важнее конкретное замечание Носкович о том, что
характерный кинематографический мотив чудовища, созданного искусственно, которое
служит силе зла или является таковой («Кабинет доктора Калигари» Винса, «Голем. Как
он пришел в мир» Вегенера, «Тени» Робинсона и др.), пришел в романы В. Набокова из
немецкого кинематографа. Для прозы писателя оказывается также важен мотив кукол и
манекенов как разрушителей реального мира, губительности самого кинематографа
(романы «Король, дама, валет», «Камера обскура»).
7
Экранизации прозы В. Набокова привлекли внимание зарубежных и отечественных
кинокритиков: И. Броуде, Ю. Гладильщикова, А. Долина, Н. Клименюка, В. Распопина, Е.
Сальниковой, Г. Ситковского, Е. Стишовой, А. Стоуна, Н. Цыркун, Ю. Шейниной. Среди
работ, посвященных изучаемым кинофильмам, нужно отметить небольшое, но ценное
исследование А. Гусева.
Статьи и рецензии представляют собой зачастую в основном вкусовые суждения о
фильмах. Например, Н. Клименюк пишет о фильме «Защита Лужина»: «Ничего, кроме
банальной любовной интрижки, М. Горрис в романе не обнаружила» [82]. И. Броуде, Н.
Цыркун и А. Стоун решают проблему адекватности фильмов литературному
первоисточнику в духе киноведения 1960-х годов, не учитывая современного подхода к
проблеме, согласно которому экранизация - создание нового эстетического феномена и не
может в точности воспроизводить книгу. При этом каждый из критиков предлагает свой,
по его мнению, единственно верный вариант прочтения В. Набокова: от истории о
реальных людях (Н. Цыркун [157]) до эстетической трактовки (Г. Ситковский [140]).
Например, И. Броуде видит в «Лолите», ставшей предметом рассмотрения многих
исследователей (от А. Аппеля, видящего в Набокове писателя-эстета до Э. Пайфер,
определяющей его как писателя-моралиста), только лишь историю трагической любви:
«Так у Набокова, так и у Лайна» [26]. А с точки зрения Н. Цыркун, фильм М. Горрис
«Защита Лужина» совпадает с романом В. Набокова в аспектах космополитизма, духа
русской культуры, феминистской направленности [157].
Между тем, на сегодняшний день теория экранизации подробно разработана в
зарубежном и отечественном киноведении. Семиотический аспект проблемы получил
осмысление в 1920-е годы в трудах отечественных теоретиков Ю. Тынянова, В.
Шкловского, С. Эйзенштейна, Б. Эйхенбаума. Сопоставляя знаковые системы литературы
и кино, они понимали экранизацию как перевод литературного произведения на язык
киноискусства. В 1960-1970-е годы специфика киноязыка стала предметом исследований
зарубежных исследователей Дж. Беттини, Э. Гаррони, А. Мартине, К. Метца, П.
Пазолини, С.
8
Уорта, У. Эко. В ходе дискуссии был поставлен и разрешен вопрос об универсальности
языка кино, что привело к выявлению его конвенционального характера. Отдельным
аспектам экранизации - роли монтажа - посвящены работы М. Владимировой, Л.
Фрадкина. Проблеме жанровой классификации в отечественном киноведении обращались
Е. Бондаренко, И. Вайсфельд, В. Сахновский-Панкеев; жанры американского
киноискусства рассмотрены в диссертационном исследовании А. Трепаковой. Анализ
фильмов-экранизаций произведений русских и советских писателей представлен в книгах
С. Гуревича, У. Гуральника, Л. Звонниковой; в статьях Н. Дубровиной, В. Кожинова, А.
Погожевой, А. Шемякина.
Попытка определить сущность экранизации как технологическую проблему, как перевод
литературного произведения на язык кино была предпринята в отечественном
киноведении начиная с 1950-1960-х годов (М. Блейман, Л. Фрадкин, А. Ханютин).
Дискуссия о сущности экранизации, в которой приняли участие сначала А. Вартанов, У.
Гуральник, Н. Зоркая, И. Маневич, В. Михалкович, а затем и X. Сабохи, Р. Юренев,
двигалась по направлению к признанию самостоятельности режиссера и его права на все
большее отдаление от литературного первоисточника.
Современный подход к понятию «экранизация» и его целостный анализ с учетом
семиотического аспекта, психологии восприятия, жанрового, идеологического и
социокультурного компонентов представлен в диссертационном исследовании С.
Арутюняна [8]. С его точки зрения, экранизация литературного произведения - это
процедура и продукт создания самостоятельного произведения искусства, нового
эстетического феномена. На конечный продукт киноинтерпретации воздействуют, в числе
других условий, и своеобразие экранизируемого материала, в контексте нашего
исследования, прозы В. Набокова.
Творчество писателя подробно изучено в литературоведении. Основной корпус
литературоведческих работ о В. Набокове представлен исследованиями на английском
языке. На сегодняшний день опыт зарубежных исследователей
9
интенсивно осваивается отечественным набоковедением. Совместный опыт русских и
иностранных исследователей обнаружил широкий спектр смыслов прозы В. Набокова.
Фонд публикаций, составляющий современную набоковиану, огромен, и ввести в обзор
все статьи, рецензии, заметки о В. Набокове не представляется возможным и не является
прямой необходимостью. Предметом нашего рассмотрения стали наиболее важные
исследования, на базе которых были выделены основные литературоведческие подходы к
интерпретации прозы В. Набокова. При анализе взаимоотношений В. Набокова и
кинематографа мы использовали материалы биографического характера (в основном
книги Э. Филда и Б. Бойда), предисловие писателя к сценарию «Лолита» и
литературоведческие исследования, в которых рассматривается такое качество прозы В.
Набокова как кинематографичность.
Еще эмигрантская критика 1920-1940-х гг. обратила внимание на ее своеобразие, оценивая
его как положительно (В. Ходасевич), так и отрицательно (Г. Адамович). В дальнейшем
развитии набоковедения этот феномен получил многообразные трактовки. Так, с позиций
исследования эстетической проблематики стилистические приемы становятся самоцелью
автора, а его творчество понимается как задача, шарада, «театр масок или его
разыгранные на сцене фантазии, нежели воспроизведение "реальной действительности"»
[177; XXVI]. Набоковеды, предметом анализа которых становится моральная
проблематика, утверждают, что «даже самые запутанные набоковские головоломки
отражают неизменный интерес писателя к человеку, причем не только как к художнику,
но и к этическому субъекту, подчиняющемуся нравственному закону» [202; 1].
В набоковиане творчество В. Набокова осмысливалось в контексте разных литературных
традиций: реалистической (Д. Мышалова), импрессионистской (П. Стегнер),
экспрессионистской — и в этой интерпретации писатель становится последователем Л.
Андреева (М. Цетлин), - модернистской (Д. Мышалова). Некоторые отечественные
исследователи увидели в В. Набокове продолжателя традиций русской классической
литературы (А. Долинин, А. Злочевская, А.
10
Леденев, А. Мулярчик), в отличие эмигрантской критики 1920-1940-х годов, не нашедших
в его романах связи с русской литературной традицией (М. Осоргин). Как антиутопии
прочитали романы «Приглашение на казнь» В. Варшавский, Р. Гальцева, И. Роднянская и
"Bend Sinister" Л. Геллер. Постструктуралистский подход позволил вчитывать в тексты В.
Набокова целые сюжеты из мировой литературы (П. Мэйер, Д. Пэкмэн).
Особое место среди набоковедческих исследований занимают посвященные развитию
набоковианы работы О.Дарка об эмигрантской критике, А. Мулярчика, Н. Позднякова о
современном зарубежном набоковедении. Наиболее полный анализ зарубежного
набоковедения предпринят в кандидатской диссертации Т. Кучиной.
Материалом исследования являются сценарий В. Набокова, написанный им для фильма С.
Кубрика «Лолита», одноименные фильмы С. Кубрика (1962) и Э. Лайна (1997), а также
фильм М. Горрис «Защита Лужина».
Приведем перечень фильмов, снятых по произведениям В. Набокова (некоторые из них 5, 9, 11, 12, 13 - названы на сайте Nabokov filmography [196] без сообщения
дополнительных сведений):
1. «Лолита», 1962, режиссер Стэнли Кубрик, сценарий В. Набокова. С участием Джеймса
Мейсона, Шелли Винтере, Питера Селлерса. США.
2. «Смех в темноте», 1969, режиссер Тони Ричардсон. Франция, Великобритания.
3. «Bend Sinister», 1970, телефильм, режиссер Герберт Весели. Западная Германия.
4. «Король, дама, валет», 1972, режиссер Джерси Сколимовски. С участием Джины
Лоллобриджиды, Дэвида Нивина, Джона Молдера-Брауна. Западная Германия,
Великобритания.
5. «Приглашение на казнь», 1973.
6. «Отчаянье», 1978, режиссер Райнер Вернер Фассбиндер, сценарий Тома Стоппарда. С
участием Дирка Богарда. Западная Германия.
11
7. «Машенька», 1986, телефильм, режиссер Джон Голдсмит, сценарий Джона Мортимера.
Западная Германия, Великобритания, Франция, Австрия.
8. «Машенька», 1991, сценарий С. Коновалова, режиссер Г. Павлюченко.
9. «Мадемуазель О», 1994.
10. «Лолита», 1997, режиссер Э. Лайн. С участием Джереми Айронса и Мелани Гриффит.
США.
11. «Сказка», 1997.
12. «Подвиг», 1999.
13. «Смех в темноте», 1999.
14. «Защита Лужина», 2000, режиссер Марлин Горрис. С участием Джона Тортурро и
Эмили Уотсон. Великобритания - Франция.
Для систематического изучения нами были избраны в первую очередь три экранизации
романов В. Набокова, что продиктовано той логикой, которая прослеживается в подходах
кинорежиссеров к задачам экранизации и будет подробно раскрыта в исследовании.
Американские экранизации романа «Лолита» - фильмы С. Кубрика и Э. Лайна,
заинтересовали нас, прежде всего, как два принципиально разных варианта
кинематофафической интерпретации одного и того же произведения. Фильм Кубрика
можно отнести к авторскому кинематофафу, фильм Лайна ориентирован на интефального
зрителя. Также изучен сравнительно недавно вышедший фильм М. Горрис «Защита
Лужина» (2000), позволяющий проследить механизмы трансформации набоковского
текста в голливудского типа мелодраму.
Избранные для изучения кинофильмы позволяют проследить художественные тенденции
интерпретации прозы В. Набокова, движение от авторского кинематографа к кино,
ориентированному преимущественно на зрительские ожидания.
Контекстуально нами учитывался опыт европейских экранизаций романов «Камера
обскура» («Смех в темноте» англичанина Т. Ричардсона,
12
1969), «Король, дама, валет» (англо-немецкий фильм Дж. Сколимовски, 1972), «Отчаянье»
(экранизация немецкого режиссера Р.В. Фассбиндера, 1978).
В работе не рассмотрены телефильмы, поскольку они связаны со спецификой
телевидения, исследование которой вывело бы нас за рамки заданной темы. В наше
исследование не вошел также анализ сценария А. Червинского1.
Научная новизна исследования состоит в том, что в нем выстроено контекстуальное
представление об экранизациях прозы В. Набокова:
- выявлены тенденции литературоведческого осмысления прозы В. Набокова;
- установлены факторы, влияющие на ее экранизацию;
- исследован спектр значений, актуализируемых при экранизации романов писателя и
смыслы, привносимые в текст под воздействием культурной среды эпохи, в частности,
кинематографического контекста, и эстетической программы режиссера;
- определены особенности набоковского подхода к киноинтерпретации его прозы;
выявлены особенности ее интерпретации, специфические для зарубежного киноискусства.
Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней получены
дополнительные данные о специфике взаимодействия литературы и кино, авторского
кинематографа, элитарной и массовой культур, обоснована специфика взаимодействия
разных культурных контекстов на материале экранизации прозы В. Набокова.
Практическая значимость диссертации определяется возможностью использования ее
материалов в подготовке практических и лекционных курсов по морфологии искусства,
по проблемам классификации, жанрово-родового деления и выразительных средств
литературы и кино, по истории культуры XX
1 См. Червинский А. Королевство у моря (по роману В. Набокова "Look at the Harlequins")
// Киносценарии. - 1995. - № б. - с.с. 8-39. Этот сценарий пока не привлек внимания
кинорежиссеров, он опубликован в рубрике «Непоставленное кино».
13
века, а также спецкурсов «Культурологические аспекты интерпретации классики» и
«Семиотические аспекты культуры».
Личный вклад диссертанта состоит в выявлении и раскрытии специфики интерпретации
прозы В. Набокова в зарубежном киноискусстве, в исследовании индивидуальных
режиссерских подходов и факторов актуализации художественных смыслов при
экранизации романов писателя.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Значительная часть литературоведческих версий, разработанных набоковедением,
может быть истолкована как основа для экстраполяции в сферу изучения кинематографа
как интерпретационного вида искусства.
2. Разнообразные векторы отношений В. Набокова с киноискусством привели к
формированию у него собственной эстетической программы экранизации, основным
элементом которой было усиление тематических линий, визуализация художественного
своеобразия литературного первоисточника.
3. Традиции экранизации прозы В. Набокова органично вписываются в художественные
искания кинематографа XX в. — от авторского кино (С. Кубрик) до кино,
ориентированного на зрителя.
4. Проза В. Набокова привлекла внимание зарубежного кинематографа второй половины
XX в., что позволяет утверждать наличие своеобразной кинонабоковианы с определенным
набором смыслов и эстетических характеристик.
Апробация работы: по теме диссертации делались научные доклады на конференциях
«Чтения Ушинского» факультета русской филологии и культуры ЯГПУ в 2002, 2003 и
2004 гг., на 16-й Международной научной конференции «Художественная литература как
историко-психологический источник» в Санкт-Петербурге 14-15 декабря 2004 г., на 16-й
Международной теоретической конференции «Общечеловеческие императивы и
этнонациональные ценности интеллигенции» в Иванове 22-24 сентября 2005 г.. Основные
положения работы изложены в шести публикациях автора.
14
Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка
литературы.
В первой главе, «Набоковиана как контекст кинематографической интерпретации прозы
В. Набокова», представлен аналитический обзор эмигрантской критики 1920-1940-х
годов, посвященной творчеству Сирина, зарубежной и отечественной набоковианы, в
котором выявлены основные подходы к интерпретации прозы В. Набокова;
проанализированы взаимоотношения писателя и кинематофафа. Предметом нашего
внимания стал опыт В. Набокова в сфере киноискусства (как статиста и сценариста) и его
кинематографические вкусы, которые могли повлиять на воплощение
кинематографической темы в романах. Это вызвано необходимостью выявить авторскую
позицию в отношении экранизации его романов.
Во второй главе, «Диалог искусств и диалог художников в кинематографических
интерпретациях прозы В. Набокова», рассмотрены основные аспекты проблемы
экранизации литературного произведения и варианты ее решения отечественным и
зарубежным киноведением. В результате проблемного анализа экранизации выявлен ряд
факторов, влияющих на пути интерпретации литературного произведения в
киноискусстве. Представлен сравнительный анализ сценария, написанного В. Набоковым
для С. Кубрика, и романа «Лолита», что позволило определить специфику авторского
подхода к экранизации романа. Изучены одноименные фильмы С. Кубрика, Э. Лайна и
экранизация романа «Защита Лужина» М. Горрис, в результате чего выявлены
режиссерские подходы к экранизации прозы В. Набокова, а также установлены факторы,
влияющие на ее кинематографическое воплощение.
В заключении содержатся основные итоги проведенного исследования и намечаются
перспективы его продолжения.
15
ГЛАВА 1. Набоковедение как контекст кинематографической интерпретации прозы В.
Набокова
Интерпретация понимается в гуманитарном знании как истолкование текстов,
смыслополагающая и смыслосчитывающая операции. Понимаемая первоначально как
метод научного познания, в дальнейшем категория интерпретации была переосмыслена
применительно к художественной культуре как «значительный пласт, связанный с
постижением смыслов, явленных в художественном образе, в сфере художественной
культуры» [70; 66]. В этом отношении, как замечает Г. Гадамер, «художественное
произведение открыто каждый раз для нового истолкования» [37; 258].
По мнению Т.С. Злотниковой, «механизм интерпретации применим к любому тексту
классического произведения, поскольку такой текст является открытой системой,
содержащей непознанный запас смыслов», «не сводим к формальному единству
структурных элементов и максимально связан с категорией смысл» [70; 63]. Понятие
интерпретации применимо также к художественным преломлениям произведения в
других видах искусства.
Интерпретация прозы В. Набокова, как и интерпретация любого другого литературного
произведения, развивается в двух взаимосвязанных направлениях: вычленение
художественных смыслов на теоретическом уровне и их своеобразное преломление на
практике - в других видах искусства.
В связи с этим нужно уточнить значение двух терминов, часто неверно используемых в
качестве синонимов: набоковедение и набоковиана. Под набоковианой мы понимаем
совокупность всех интерпретаций наследия писателя; под набоковедением — только лишь
изучение его жизни и творчества в рамках литературоведения. Таким образом,
набоковиана включает в себя и набоковедение как теоретический дискурс, и
художественные преломления произведений В. Набокова в других видах искусства, в
частности, кинонабоковиану.
16
Кинохудожники по-разному понимают и используют литературный материал, который
попал к ним в руки. Думается, полноценное истолкование их способа взаимодействия с
литературным текстом, в частности с прозой В. Набокова, своеобразие творческого
диалога кинорежиссера, актера, писателя требует решения одной предварительной задачи.
Анализ кинематофафических интерпретаций прозы В. Набокова уместно предварить
осмыслением того, как эта проза истолкована исследователями, специалистами по
творчеству В. Набокова и по литературе XX века.
Нам хотелось бы сформулировать некую общую базу для понимания, своего рода основу
для творческой рефлексии кинорежиссера по поводу такого художественного феномена,
как проза В. Набокова. Разумеется, нет никаких оснований вполне уверенно предполагать,
что тот или иной кинорежиссер, произведения которого мы будем анализировать, изучал
те или иные критические или литературоведческие сочинения, посвященные
экранизируемой им прозе. Однако мы и не будем, за редким исключением, пытаться
входить в содержание предварительной работы режиссера, формирования его замысла и
т.п. Мы исходим из готового, уже случившегося кинопроизведения, которое, однако,
предстанет в нашем исследовании на фоне сложившихся традиций понимания, в богатом
контексте предваряющих его хронологически или идущих за ним следом истолкований
набоковской прозы. Специфику кинофильма, думается, можно наиболее рельефно
осознать и описать именно в контекстуальной связи с опытами осмысления своеобразия
литературной основы этого фильма.
Мы также попробуем найти среди изобилия истолкований прозы В. Набокова те
основные, наиболее глубокие и точные определения, в свете которых пред нами затем
наиболее полно раскроется творческий опыт кинематофафистов-экранизаторов во всей
его противоречивости и дискуссионности.
17
1.1. Зарубежное и отечественное набоковедение: спектр интерпретаций и парадигмы
понимания
1.1.1. Набоковиана: хронологический срез
Итак, определяя экранизацию прежде всего как интерпретацию литературного
произведения, мы обратимся к вариантам литературоведческой интерпретации прозы В.
Набокова.
Жизнь и творчество русско-американского писателя подробно изучены. За то время,
которое прошло с первого появления критических отзывов на стихи молодого Сирина,
набоковиана претерпела значительную эволюцию. Попытаемся проследить, как в
процессе возникновения, развития и становления самостоятельной отрасли науки набоковедения - менялось понимание творчества писателя.
Следует отметить, что опыт периодизации набоковедения предпринят в монографии К.
Хюллена [191]. Он обозначил самые общие вехи развития осмысления и изучения
творчества В. Набокова. Исследователь выделяет пять основных этапов в изучении
творчества писателя (включая русско- и англоязычное набоковедение). Нужно сразу
заметить, что время появления его монографии (1990) служит конечной точкой в
периодизации, важные труды и исследования последних лет в нее не попадают.
Первый этап. 1922-1940. 1922 - год смерти отца В. Набокова и начало его активной
литературной деятельности. Русскоязычные стихи и проза Сирина становятся предметом
внимания эмигрантской критики. В эти годы в эмигрантских изданиях «Современные
записки», «Руль», «Числа», «Русские записки» появляются посвященные им рецензии и
критические отзывы Г. Адамовича, П. Бицилли, В. Вейдле, Г. Струве, В. Ходасевича и др.
Дальнейшее исследование творчества Сирина его соотечественниками на русском языке
было практически прервано из-за перехода автора на английский язык и обретения нового
статуса - американского писателя Набокова. Последующие этапы развития
набоковедения, как видно из периодизации К.
Список литературы
Скачать