диагностика профессиональной напрвленности

Реклама
Опубликовано: Литвинова Т.И. Диагностика профессиональной направленности //
Материалы Всероссийской конференции «Психология индивидуальности». – М.:
ГУ-ВШЭ, 2-3 ноября 2006 г. – С. 360-364.
ДИГНОСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ
ЛИТВИНОВА ТАТЬЯНА ИЛЬИНИЧНА
ГУ-ВШЭ, МОСКВА
Над решением проблемы прогноза профессиональных достижений работает
множество специалистов. Традиционно разработка психологических тестов очень трудоемка.
Между тем, новые технологии быстро изменяют круг профессий и содержание работ. В
создании тестов наметился новый подход, позволяющий получать неспецифические
психодиагностические методики. Так, Р. Дж. Штернберг (2000) разрабатывает новую
методологию – составление опросников без исходной привязки к специфике работ. Этот же
подход развивается и в нашей стране.
А.Н. Лебедев с сотрудниками обнаружили, что психологический портрет личности, ее
интеллектуальный потенциал, уровень мнемических процессов, а также успешность в учебе
можно с высокой степенью достоверности определить по таким предикторам как параметры
электроэнцефалограммы (Т.Н. Щукин, В.Б. Дорохов, А.Н. Лебедев, Е.В. Луценко, 2004).
Самооценки испытуемыми собственных индивидуальных особенностей также оказались
надежными и высоко информативными для диагностики профессиональной направленности
человека и прогнозирования успешности профессионального обучения (А.Н. Лебедев, Т.И.
Литвинова, А.А. Жеребцова, Д.А. Абрамов, 2005).
Под термином «предиктор» понимают ту исходную характеристику индивида и его
окружения, по которой можно с большим или меньшим основанием предсказать другую
характеристику того же индивида (Т.М. Марютина, О.Ю. Ермолаев, В.И. Трубников, 1998).
Изменения независимых переменных-предикторов позволяют уверенно судить об
изменениях других переменных–функций этих предикторов. Признаки (независимые
переменные), используемые в качестве предикторов, могут быть, во-первых, собственными
характеристиками человека, например, его самооценками, и, во-вторых, характеристиками,
касающимися среды его жизнедеятельности. Такова суть нового подхода к разработке
тестов.
Мы проверили надежность и эффективность нового подхода к тестированию на
примере прогноза профессиональной направленности и успешности в обучении на выборке
студентов различных факультетов ГУ-ВШЭ и МГУ. В исследовании участвовало около 600
студентов разных факультетов. Учащимся была предложена анкета («Зеркало») с набором
личностных качеств, выраженность которых нужно было оценить по пятибалльной шкале.
Профессором А.Н. Лебедевым были разработаны компьютерные программы
регрессионного анализа, которые применялись для обработки данных. Мерой связи между
шкалами опросника и каким-либо тестовым показателем служит коэффициент линейной
корреляции по Пирсону.
Высока ли валидность нашего метода? Можно ли по характеру ответов на
стандартные, одинаковые для всех вопросы, узнать, на каком факультете учится студент?
Иными словами, связан ли выбор факультета с личностными особенностями студента? Не
исключено, что факультетская среда сама влияет на формирование некоторых личностных
особенностей. В обоих вариантах в случае валидности наших оценок, согласно гипотезе, мы
сумеем при проверке вслепую правильно рассчитать для большинства студентов, на каком
факультете они учатся лишь по характеру их ответов на тестовые вопросы.
Студенты случайным образом были разбиты на две равночисленные группы. Одна из
групп, так называемая, обучающая выборка, служила для выработки диагностических
уравнений. Вторая группа служила контролем для слепой проверки (прогноз для тех
студентов, данные которых при составлении диагностических уравнений не учитывались)
точности наших прогнозов. Коэффициенты корреляции лежали в пределах от 0,194 до 0,641.
Когда возникает проблема профессионального самоопределения и необходимость
воспользоваться консультацией специалиста, то мы сталкиваемся с заполнением большого
количества тестов, которые даже в совокупности не дадут нам информации по поводу того
насколько, в какой мере данный человек соответствует той или иной профессиональной
области. В основном существующая система профотбора имеет качественный характер.
Полученные с помощью нашей программы индивидуальные прогнозы не является
категоричными и содержат информацию о точности самих прогнозов.
С целью подбора методики наиболее адекватной данному исследованию мы
использовали также опросник, который часто применяется в первичной профессиональной
консультации - «КОС-1» (изучение коммуникативных и организаторских способностей).
Ответы на него были обработаны по той же схеме, что и данные теста «Зеркало».
Коэффициенты корреляции оказались существенно ниже. А.Н. Поддьяков (2003) высказал
мысль, что любой тест разрабатывается под влиянием специфики мышления его автора. В
случае с опросниками, содержащими вопросы с заданными ситуациями, влияние личного
опыта автора намного больше, чем в случае использования отдельных характеристик,
которые нужно самостоятельно оценить.
В последние годы дискуссия по поводу использования психологических тестов и их
эффективности заметно обострилась. В двух номерах журнала Государственного
университета - Высшей школы экономики «Психология» опубликовано несколько статей
ведущих российских специалистов, посвященных дискуссии по данному вопросу.
А.Г. Шмелев, сторонник широкого практического использования тестов, утверждает,
что основу споров вокруг тестов составляют научно-методический кризис, незрелость
профессионального сообщества и кризис кадровой политики в нашей стране. Большая часть
недоразумений, связанных с тестами, происходит от их неквалифицированного
использования. В России обострился дефицит эффективных методов психологической
диагностики. Об этом говорит фактическое отсутствие востребованных практикой
оригинальных отечественных тестовых методик, удовлетворяющих всем психометрическим
требованиям – репрезентативности, надежности, валидности, достоверности.
Тесты в нашей стране легко доступны для пользования непрофессионалами. А.Г.
Шмелев выказывает недовольство теми публикациями в средствах массовой информации, в
которых раскрываются секреты интерпретации результатов, например, проективных
методов. И создание налаженного процесса защиты психологических тестов от общего
использования представляется если и возможным, то в незримом будущем (А.Г. Шмелев,
2004).
Общеизвестно, что для подготовки к приему на престижную работу сейчас можно без
особого труда найти информацию о том, как «правильно» заполнять тесты, используемые в
профессиональной диагностике. Задача психологов разрабатывать новые методы
профессионального отбора, использование которых было бы не под силу непрофессионалам,
а также сохранять конфиденциальность интерпретационных данных.
Наша методика позволяет преодолеть указанные выше недостатки стандартных
методик. Комбинации из небольшого числа предикторов, используемые для прогноза,
необычайно редки. Их поиск под силу только компьютерным программам. Подделки
маловероятны. Например, испытуемый выучил какую-то рассекреченную комбинацию
ответов, но он не знает, что эта комбинация многократно перепроверяется с помощью других
взаимосвязей ответов, неизвестных ему, но служащих, в свою очередь, предикторами
известных ему предикторов. Другое преимущество нашей методики – ее простота и малый
расход времени на обследование. В частности, легко собрать большой экспериментальный
материал с участием сотен испытуемых буквально за несколько дней, по средствам
Интернета. Такую работу проводит в настоящее время наш помощник студент второго курса
ГУ-ВШЭ Станислав Михалкин. Третье, пожалуй, самое важное преимущество – это
универсальность метода, его пригодность для прогноза самых разнообразных показателей
человеческого поведения, не только профессиональной направленности или способности к
обучению. Наша работа поддержана грантом ГУ ВШЭ (2006-2007) “Учитель-ученики:
Личностные предикторы профессионального роста” N 06-04-0031.
Скачать