П Р И Г О В О Р Именем Российской Федерации

Реклама
ПРИГОВОР
Именем Российской Федерации
с.Байкалово
16 июня 2011 года
Байкаловский районный суд Свердловской области в составе :
председательствующего судьи Лошкарёвой О.В.
с участием государственного обвинителя заместителя прокурора Байкаловского района
Захарова Н.А.
потерпевшей Е.
подсудимого Серкова А.Е.,
его адвоката Перескоковой Т.И., предоставившей удостоверение № 1522 от 19.03.2003 г.,
ордер № 064740 от 25.05.2011 г.,
при секретаре Язовских Т.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело № 1-24/2011(110003115) по
обвинению
Серкова
А.Е.,
в
совершении
преступления,
предусмотренного ч.1 ст.105 Уголовного кодекса Российской
Федерации,
УСТАНОВИЛ:
Серков А.Е. совершил убийство Е.
Преступление им совершено в Байкаловском районе Свердловской области при
следующих обстоятельствах.
В период времени с 16 часов 30 минут до 19 часов 45 минут 28.02.2011 года, точное
время следствием не установлено, Серков А.Е., находясь в себя дома в состоянии
алкогольного опьянения, на почве внезапно возникших личных неприязненных
отношений к Е., вызванных провокационным поведением последнего, взял в комнате нож
с деревянной ручкой и вооружился им. После чего, используя нож в качестве орудия
преступления, умышленно, с целью убийства подошел к Е. и нанес ему клинком
указанного ножа один удар в область левой подмышечной линии.
Своими умышленными действиями Серков А.Е. причинил Е. телесные
повреждения в виде : колото-резаной раны грудной стенки слева в проекции 7-го ребра по
левой задней подмышечной линии, проникающей в левую плевральную полость с
ранением верхней доли легкого и пересечением нижнедолевой ветви легочной артерии, с
ходом раневого канала слева направо, сзади наперед и сверху вниз под углом около 60
градусов, которые согласно Приказа МЗ и СР Российской Федерации № 194н от
24.04.2008 года, расценивается как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью
человека, по признаку опасности для жизни и состоит в прямой причинной связи со
смертью.
От полученных телесных повреждений Е. скончался 28.02.2011 года в 19 часов 45
минут в помещении Ляпуновской общей врачебной практики по адресу : с.Ляпуново,
Байкаловского района. Смерть Е. наступила от колото-резаного ранения грудной стенки,
проникающего в левую плевральную полость с повреждением левой легочной артерии,
сопровождавшегося острой кровопотерей.
Подсудимый Серков А.Е. вину признал полностью, суду рассказал, что Е. он знает
более 20 лет. Когда Е. употреблял спиртные напитки, он много говорил обидного, много
лет назад боролись с Е., испытывая кто сильнее, но отношения были нормальные.
28.02.2011 года они с Н. приехали из д.Инишева, привезли инструменты, так как
копали могилу. На горячем обеде им дали бутылку водки на четверых и по бутылке водки
1
с собой. Н. привез его домой в с.Ляпуново, они сидели у него дома в его комнате,
употребляли спиртное, затем пришел Е. и начал просить выпить, курить, выхватывал
сигарету у него изо рта не один раз. Он выгонял Е., но тот не уходил, сначала сел на
диван, затем на пуфик. Пришел Е. часов в 6 вечера. Е. стал припоминать, как 20 лет назад
они с ним боролись, тот (Е.) всех поборол, кроме него (подсудимого). Е. загибал одежду в
верхней части, показывал шишку, припомнил ту борьбу, говорил, что сделает его за эту
шишку, он говорил, давай попробуй. Е. стал словесно говорить очень обидные слова и
высказывания, тогда он встал, подошел к столу, открыл верхний ящик, в котором
хранились инструменты, взял нож, подошел к Е. и ударил его ножом «под лопатку».
После чего нож выдернул и положил обратно в ящик. Ударил с силой, т.к. ему было
обидно за такие слова, лучше бы Е. его ударил. Когда он ударил Е., они были с ним
вдвоем, т.к. Н, выходил на улицу, борьбы не было, жена была в соседней комнате с
внуками, она не могла ничего видеть, так как комнаты не смежные. Когда он ударил Е.,
тот попятился, в это время зашел Н., подстраховал Е., который стал падать, Н. вытащил на
улицу Е. Он помогал за оградой ложить Е. на сани с лошадью. Он видел кровь у Е.. Жена
потом спрашивала, что произошло, он сказал, что ударил Е. ножом. Удар нанес Е. ножом,
который опознал в судебном заседании, этим ножом он снимал шкуры с животных,
данный нож ему привез знакомый с пищекомбината более 10 лет назад, с тех пор нож
лежал в ящике, когда он им не пользовался, деревянную ручку он делал сам, так как
прежняя раскололась, это тот нож, которым он 28.02.2011 г. ударил Е., этим ножом он
обрезал и чинил валенки. Этот нож он узнал по форме, ручке, качеству, по клинку ножа,
по ширине и по длине клинка. О смерти Е. узнал от сотрудников милиции в этот же вечер.
Вина подсудимого Серкова А.Е., кроме его признательных показаний,
подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании.
Так, потерпевшая Е., суду рассказала, что Е. был ее мужем, прожили 30 лет
совместно. 28.02.2011 года днем его не было дома, в 6 часов вечера он пришел домой, она
запомнила, так как начались новости по телевизору. Е. прошел в обуви по коридору, она
на него закричала. Он выглянул из коридора, но ни слова не сказал, затем вышел на
улицу, она думала, что он придет домой, и будет раздеваться, но его не было. В восьмом
часу позвонила сестра мужа – К., которая работает фельдшером в с.Ляпуново, и сказала,
что Е. убили, зарезали, он умер, в тот день К. была дома, ей позвонили и сказали, что Е. в
плохом состоянии, после чего она пошла на работу, когда она пришла, Е. был живой, она
ему оказывала помощь, но его спасти не удалось. Она не поверила, так как у него была
привычка придуриваться, шутить, когда перепивал. Пьяный он был надоедливый, но без
вреда, если люди не сдержанные, не приятно, она привыкла, так как они прожили 30 лет,
но он никогда не дрался, любил побороться. Серков с Е. были в хороших отношениях,
были вместе в компании, Серков был у них дома не один раз. Сметью мужа ей причинен
моральный вред. Просит взыскать с Серкова А.Е. моральный вред, который он оценивает
в размере 200 000 рублей.
Свидетель С. суду рассказала, 28.02.2011 года муж Серков А.Е. приехал домой с
Н., она им накрыла стол в его комнате и они сидели распивали спиртное, она в другой
комнате была с внуками. Когда пришел Е. она не слышала. Она вышла из комнаты
посмотреть, когда услышала шум и заглянул Н., сказал, что муж спорит с Е.. Тогда она
вышла в коридор и увидела, что Н. начал выводить Е. в прихожую из комнаты мужа. Е.
говорил, что что-то тепленькое бежит. Когда Н. вывел Е. из комнаты, Е. немного постоял,
примерно 1 минуту, затем упал в прихожей, из дома Е. тащил Н., глаза у Е. были открыты,
но он не моргал, она побежала открывать ворота, Н. дотащил Е. до ворот. За воротами Н.
с Серковым загружали Е. в сани. Серков А.Е. потом ей сказал, что Е. про нее плохо
говорил, что она гуляет, из-за этого он ударил Е.. Она знала, что в ящике в комнате мужа
есть нож, Серков ножом снимал шкуры, нож лежал в верхнем шкафу в тумбочке, после
этого она схватила нож, обтерла его, чтобы дети не видели кровь и бросила его на полку
над печкой. На ноже были свежие следы крови. После того, как Н. увез Е., она зашла
2
домой, муж сказал, что его сейчас заберут, нужны сигареты. Она пошла за сигаретами в
магазин минут через 5-10, где узнала о смерти Е., магазин недалеко от их дома. Потом,
когда приехали сотрудники милиции, она видела отпечаток ладони из крови на заборке
при выходе из комнаты, капли крови под домашним вязаным ковриком, когда его
подняли, были следы крови в прихожей, где стоял Е.. Она ходила к Е., просила прощения.
Из показаний свидетеля Н. следует, что 28.02.2011 года они с Серковым А.Е. в
д.Инишева копали могилу, затем поехали на лошади в с.Ляпуново, чтобы забрать внука
Серкова из садика, внука забрали, зашли к Серкову домой, поставили водку на стол, жена
Серкова была с внуками, они с Серковым сидели в комнате вдвоем, С. приносила им сало,
затем ушла в другую комнату. Они сидели в комнате, увидели, что кто-то прошел, в дом
зашел Е., сказал, что он хочет пить, он показал на флягу с водой, Е. показал на бутылку с
водкой. Он сказал, что «водку в магазине не дают, они копали могилу». Е. сказал, что
посидит с ними, он сказал, что сам в гостях, Серков сказал Е. «сиди». Он всем наливал
спиртное, водка была их, Е. тоже выпивал. До этого они уже выпили с Серковым, им дали
на четверых человек две бутылки водки. Потом Е. стал выхватывать сигарету изо рта у
Серкова, Серков выкинул пачку сигарет на стол, Е. сказал, что не хочет брать сигареты из
пачки, ссора произошла из-за сигарет. Затем он (Н.) пошел за улицу, решил занести
инструменты, вышел примерно на 5 минут, в доме было шумно, когда он зашел в комнату,
увидел, что Серков сидел на кресле, Е. сидел на диване, на противоположной стороне, он
там и сидел с самого начала. Он заметил, что Е. мокрый, потом увидел, что это была
кровь. Он сказал Е., чтобы тот уходил домой, Е. вышел в коридор и упал, он его донес до
лошади и увез в ОВП с.Ляпуново. Он вытаскивал Е. один, Серков не помогал выносить Е.
из дома, Серков помогал положить Е. на сани. На ОВП он задрал рубашку у Е., была
кровь. Когда он со сторожем занес Е. в ОВП, понял, что Е. умрет, так как заметил, что тот
пожелтел, у него пошла пена изо рта, после этого он ушел.
По ходатайству государственного обвинителя и с согласия сторон в судебном
заседании на основании ч.1 ст.281 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, были оглашены показания свидетеля С.., из которых видно, что 28.02.2011
года он работал оперуполномоченным Байкаловского ОВД, от оперативного дежурного
ОВД Байкаловского района поступило сообщение о том, что в помещении Ляпуновской
ОВП скончался Е.., который был доставлен туда с колото-резаным ранением. Он в составе
следственно-оперативной группы выехал в с.Ляпуново, возле магазина встретил С.,
которая им пояснила, что ее муж Серков А.Е. поссорился с Е., в результате чего Е.
получил колото-резаное ранение, Н. увез Е. на ОВП. Она пошли в дом Серкова А.Е. по
адресу : с.Ляпуново. Зашли в дом с С., там находился Серков А.Е., спал на кровати в
комнате, расположенной справа от входа в дом. В сенях они обнаружили листы картонной
бумаги со следами вещества бурого цвета, в комнате, где спал Серков А.Е., на полу и на
ковре также обнаружили вещества бурого цвета. Затем разбудили Серкова А.Е., тот
пояснил, что он распивал спиртные напитки с Н. и Е., во время распития которых между
ним и Е. произошла ссора, в результате которой он ударил ножом Е. Затем он (свидетель)
пошел к Н., участники СОГ остались на месте происшествия. Н. ему пояснил, что он с
Серковым А.Е. распивал спиртное, пришел Е.., между Серковым и Е. произошел
конфликт, в результате которого Серков А.Е. ударил ножом Е., также Н. пояснил, что он
выходил из комнаты, когда Серков нанес удар Е., Н. не видел ножа, которым Серков
ударил Е.. После отобрания объяснений у Н.. он пошел в дом Серкова А.Е. После того, как
следователем было осмотрено место происшествия, Серков А.Е. был доставлен в
Байкаловский ОВД, где пожелал написать явку с повинной. Он (свидетель) со слов
Серкова А.Е. оформил явку с повинной. В ходе оформления протокола явки с повинной
Серков А.Е. пояснил, что он распивал спиртные напитки с Е., произошла ссора, в ходе
которой он взял нож из выдвижного ящика и нанес Елесину Н.В. данным ножом один
удар в область левой лопатки. (л.д.163-165 т.1).
3
Также вина подсудимого Серкова А.Е. подтверждается рапортом следователя
Талицкого межрайонного следственного отдела о том, что от оперативного дежурного
Байкаловского ОВД поступило сообщение о том, что от колото-резаного ранения в
помещении ОВП в с.Ляпуново Байкаловского района скончался Е., 17.07.1962 г.р.(л.д.8
т.1). Из справки Ляпуновского ОВП следует, что 28.02.2011 года в 19 часов был доставлен
Е. в алкогольном состоянии, с резаной раной в 7 межреберье слева, осложнившейся
кровотечением. При осмотре кожные покровы резко бледные, АД не определяется,
оказаны реанимационные мероприятия : непрямой массаж сердца. Констатирована смерть
в 19:45 (л.д.75 т.1).
Из протокола осмотра места происшествия следует, что местом осмотра является
дом, расположенный по адресу : в с.Ляпуново Байкаловского района. В ходе осмотра в
сенях дома на полу обнаружена и изъята картонная бумага со следами вещества бурого
цвета, в комнате, расположенной справа при входе в дом, на полу обнаружен и изъят
ковер со следами вещества бурого цвета, слева при входе на кухню, на полке, обнаружен и
изъят нож с деревянной ручкой и клинком из металла серого цвета (л.д.11-13 т.1). На
схеме к протоколу осмотра места происшествия отображены места, где изъяты ковер в
комнате и картон в сенях дома с веществами бурого цвета и место (полка на кухне, над
печью), где изъят нож (л.д.14 т.1). Данный осмотр места происшествия подтвержден
фототаблицей (л.д.15-19 т.1).
Из протокола явки с повинной Серкова А.Е. следует, что в ходе распития
спиртного 28.02.2011 года между ним и Е. возникла ссора, в ходе которой он достал из
выдвижного ящика стола в комнате, нож, которым ранее оснимывал шкуры животных, и
ударил им один раз Е. под левую лопатку (л.д.178-179 т.1).
Также вина подсудимого Серкова А.Е. подтверждается протоклами проверки
показаний на месте свидетеля Н. (л.д.170-177 т.1) и фототаблицей к нему, где свидетель
указывает на место, где сидел Е., куда упал Е. в прихожей дома в с.Ляпуново,. место, где
стояла лошадь с санями, куда он и Серков положили Е., протоколом проверки показаний
на месте подозреваемого Серкова А.Е. и фототаблицей к нему (л.д.193-201 т.1), где
Серков А.Е. указал место, где сидел он, где сидел Н,, пуфик, на котором сидел Е., указал
на ящик, из которого достал нож, также при проведении проверки показаний на месте
подозреваемый Серков А.Е. продемонстрировал каким образом он нанес удар ножом Е. в
область левой подмышечной линии. Подсудимый Серков А.Е. в судебном заседании
подтвердил данные показания и правильность нанесения им удара, изображенного на
фотографиях № 8 и № 9.
Из постановления о производстве выемки и протокола выемки от 01.03.2011 года
следует, что в помещении морга ГБУЗ СО «БСМЭ» изъяты вещи Е. : рубашка бежевого
цвета с коротким рукавом, кофта черного цвета с красными полосами, толстовка серого
цвета (л.д.20-21, 22-26 т.1), а также кожный лоскут и образцы крови трупа Е. (л.д.27-28,
л.д.29-33 т.1).
Согласно постановления о производстве выемки и протокола выемки в ИВС ОВД
по Байкаловскому МР у обвиняемого Серкова А.Е. изъяты рубашка с длинным рукавом в
клетку синего и черного цветов, брюки черного цвета (л.д.37-38, 39-43 т.1).
Все предметы изъятые в ходе осмотра места происшествия и при проведении
выемок : картонная бумага и ковер, изъятые в ходе осмотра места происшествия, одежда
потерпевшего Е., изъятая в помещении морга, одежда обвиняемого Серкова А.Е., изъятая
у него, кожный лоскут и образцы крови Е. осмотрены (л.д.44-47 т.1), признаны
вещественными доказательствами и приобщены к делу (л.д.48-49 т.1).
Нож, изъятый при осмотре места происшествия 01.03.2011 года осмотрен (л.д.5051 т.1) и представляет собой нож с деревянной рукояткой серо-желтого цвета, длина
клинка ножа составляет 13,4 см, длина рукоятки ножа составляет 11.4 см, длина ножа
составляет 24.8 см, ширина обуха составляет 2 мм. Нож имеет одно лезвие, на рукоятке
ножа имеется 4 выступа волнообразной формы с 4 гребнями, рукоятка ножа имеет
4
держатель. При визуальном осмотре на ноже следов вещества бурого цвета не обнаружено
(л.д.50-51 т.1), признан вещественным доказательством и приобщен к уголовному делу
(л.д.52 т.1).
Из протокола предъявления предмета для опознания (л.д.53-56 т.1) следует, что
нож, изъятый с места происшествия, был под номером три предъявлен среди трех ножей
для опознания обвиняемому Серкову А.Е., который заявил, что в предмете № 3 он
опознает нож, которым 28.02.2011 года нанес удар Е., данный нож он опознал по цвету
ручки и ее форме. Согласно протокола опознание проведено с участием адвоката, что не
оспаривается подсудимым.
Нож, изъятый с места происшествия и приобщенный к материалам дела в качестве
вещественного доказательства (л.д.50-51 т.1) в судебном заседании был опознан
подсудимым Серковым А.Е. как нож, которым он нанес удар Е. 28.02.2011 года, он
опознал нож по размеру ручки, ее форме и цвету, ширине и длине лезвия, по другим
признакам. Указал также, что ручку для ножа он изготовил самостоятельно из дерева, т.к.
прежняя ручка раскололась и не перепутает данный нож с другим.
Судебно-медицинский эксперт в своем заключении № 21 от 18.03.2011 года указал,
что на трупе Е. обнаружены телесные повреждения в виде колото-резаной раны передней
грудной стенки слева в проекции 7-го ребра по левой задней подмышечной линии,
проникающей в левую плевральную полость с ранением верхней доли легкого и
пересечением нижнедолевой ветви легочной артерии, с ходом раневого канала слева
направо, сзади наперед и сверху вниз под углом около 60 градусов, которая причинена
прижизненно в результате однократного воздействия острого колюще-режущего
предмета, за несколько минут - несколько десятков минут до смерти и, согласно Приказа
МЗ и СР РФ № 194н от 24.04.2008 г., расценивается как повреждение, причинившее
тяжкий вред здоровью человека, по признаку опасности для жизни, и состоит в прямой
причинной связи со смертью. Ссадины в области гребня правой подвздошной кости
причинены в результате прижизненного воздействия тупых твердых предметов (предмета)
в срок до одних суток до смерти и, согласно Приказа МЗ и СР РФ № 194н, расцениваются
как повреждения, не причинившие вред здоровью человека, и в причинной связи со
смертью не состоят. Смерть Е. наступила от колото-резаного ранения грудной стенки,
проникающего в левую плевральную полость с повреждением левой легочной артерии,
сопровождавшегося острой кровопотерей, в срок несколько минут – несколько десятков
минут после причинения указанного повреждения. Смерть Е. наступила согласно справки
Ляпуновского ОВП 28.02.2011 года в 19: 45. В момент причинения телесных повреждений
наиболее вероятное положение Е.
– задней, заднее-левой или левой боковой
поверхностью туловища по отношению к нападавшему : мог стоять, мог сидеть, мог
лежать. Совершение каких-либо самостоятельных действий потерпевшим после
причинения ему телесных повреждений не исключается в течение нескольких минут –
нескольких десятков минут. Локализация раны на грудной стенке у Е. малодоступна для
причинения указанного повреждения самому себе. Концентрация этанола в крови 4,21
промилле обычно у живых соответствует смертельной степени алкогольного опьянения
(л.д.63-65 т.1).
Согласно заключению экспертизы вещественных доказательств № 21-В от
21.03.2011 года локализация телесных повреждений на трупе Е. соответствует
повреждениям на одежде (л.д.82-83 т.1).
Из заключения экспертизы вещественных доказательств (л.д.95-99 т.1) № 402 био
от 24.03.2011 года следует, что на ковре (домотканом половике) и картоне об.3
обнаружена кровь человека Ва группы, что не исключает ее происхождения от Е., Серкову
А.Е. данная кровь не принадлежит. На картоне об.2, 4 найдена кровь свиньи. На ноже
обнаружена кровь, видовая принадлежность которой не установлена (отрицательные
реакции на белок человека, рогатого скота, птицы, свиньи). На рубашке и брюках Серкова
А.Е. крови не обнаружено.
5
Из заключения экспертизы вещественных доказательств № 85 м/к от 30.03.2011
года (л.д.111-119 т.1) следует, что исследовавшееся повреждение на представленном
кожном лоскуте с грудной стенки трупа гр-на Е. по механизму своего образования и
отобразившимся в его строении анатомо-морфологическим признакам является колоторезаной раной, образовавшейся в результате однократного погружения в тело колющережущего предмета (орудия), клинок которого имел вытянутую плоско-продолговатую
форму, острие, одно режущее лезвие и обух, толщиной не менее 1-1,5 мм. Наибольшая
ширина погрузившейся в тело части клинка воздействовавшего орудия составляла, без
учета уменьшения размеров повреждения на отсепарированном и восстановленном
кожном лоскуте, возможного дополнительного давления (наклона) на лезвие клинка,
около 1,5 см. При погружении в тело клинок орудия располагался обухом вверх, лезвием –
вниз. Судя по длине раневого канала, указанной в протокольной части акта вскрытия
трупа, можно говорить о том, что длина клинка примененного орудия, без учета
некоторой эластичности грудной стенки, могла быть около или не менее 11 см.
Извлечение клинка из тела потерпевшего производилось с изменением его положения
относительно продольной оси и сопровождалось образованием дополнительного разреза.
Отобразившиеся в строении повреждения конструктивные признаки воздействовавшего
предмета (орудия) носят общегрупповой характер. Какие-либо индивидуальные
особенности строения примененного предмета (орудия) в строении повреждения не
отобразились. На поверхности кожного лоскута, в т.ч. в краях раны и в глубине ее на
боковых стенках, посторонних включений, а также следов металла – железа, при
рентгенологическом и контактно-диффузионном исследованиях, не обнаружено.
Исследовавшаяся колото-резаная рана на кожном лоскуте с грудной стенки от трупа гр.
Е., могла быть причинена клинком ножа с деревянной рукояткой, представленного на
экспертизу.
Согласно заключения трасологической экспертизы № 71 от 21.04.2011 года
(л.д.130-134 т.1) на представленной рубашке, кофте и толстовке, изъятых 01.03.2011 года
в ходе выемки в помещении Байкаловского районного отделения ГБУЗ СО «БСМЭ» у
судебно-медицинского эксперта одежды с трупа Е., имеется по одному колотому
повреждению. Данные повреждения могли быть образованы каким-то колющим или
колюще-режущим предметом. Данные повреждения могли быть причинены как
представленным ножом, изъятым 01.03.2011 года в ходе осмотра места происшествия в
доме по адресу : : с.Ляпуново Байкаловского района, так и другим ножом с подобными
характеристиками клинка (л.д.130-134 т.1).
Суд
считает
вышеуказанные
выводы
экспертов
объективными
о
соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Данные заключения надлежаще
мотивированы и аргументированы и сомнений у суда не вызывают. Не оспариваются
выводы экспертов и подсудимым Серковым А.Е., а также стороной защиты.
Подсудимый Серков А.Е. подтвердил суду, что именно от его действий были
нанесены телесные повреждения, указанные в заключении судебно-медицинского
эксперта, согласно заключения судебно-медицинского эксперта смерть Е. наступила от
колото-резаного ранения грудной стенки, проникающего в левую плевральную полость с
повреждением левой легочной артерии, сопровождавшегося острой кровопотерей, никто,
кроме подсудимого Серкова А.Е. не наносил колото-резаного ранения Е., от которого
наступила смерть потерпевшего. Других телесных повреждений, которые бы являлись
причиной смерти Е. у последнего не имеется.
В судебном заседании установлено, что преступление совершено ножом, изъятым с
места происшествия 01.03.2011 года, на данный нож, как на орудие преступления указал
сам подсудимый Серков Н.Е., опознав его в судебном заседании и указав, что данным
ножом совершил преступление, согласно заключения экспертизы вещественных
доказательств исследовавшаяся колото-резаная рана на кожном лоскуте с грудной стенки
от трупа гр. Е., могла быть причинена клинком ножа с деревянной рукояткой,
6
представленного на экспертизу, согласно результатов физико-технической экспертизы,
исследовавшаяся колото-резаная рана на кожным лоскуте от трупа гр-на Е., могла быть
причинена клинком ножа с деревянной рукояткой, представленного на экспертизу, судя
по длине раневого канала, длина клинка примененного орудия, без учета некоторой
эластичности грудной стенки, могла быть около или не менее 11 см, согласно заключения
судебно-медицинской экспертизы рана Е. причинена
прижизненно в результате
однократного воздействия острого колюще-режущего предмета, исключается причинение
потерпевшим самому себе телесных повреждений.
Анализируя собранные по делу доказательства, и оценивая их в совокупности, суд
пришел к выводу, что вина подсудимого Серкова А.Е.. в совершении данного
преступления установлена. Его действия следует квалифицировать по ч.1 ст.105
Уголовного кодекса Российской Федерации, как убийство, то есть умышленное
причинение смерти другому человеку.
В судебном заседании установлено, что подсудимый Серков А.Е. совершил
убийство Е. От его действий наступила смерть потерпевшего. Между действиями
подсудимого и наступившими последствиями имеется прямая причинная связь.
В качестве орудия преступления Серков А.Е. использовал нож, которым нанес удар
в жизненно важные орган : грудь потерпевшего, левую часть. Данные обстоятельства, а
также характер и локализация телесных повреждений у потерпевшего свидетельствует об
умысле Серкова А.Е. на лишение жизни Е.
Доводы защиты подсудимого Серкова А.Е. о необходимости переквалификации
действий Серкова А.Е. с ч.1 ст.105 УК РФ на ч.4 ст.111 УК РФ в связи с тем, что у
Серкова А.Е. не было умысла на убийство, согласно заключения экспертизы удар был
нанесен сверху, что свидетельствует о непрофессионализме его нанесения, смерть
подсудимого наступила от алкогольного опьянения, т.к. в его крови обнаружена
смертельная доза алкоголя, суд считает несостоятельными, так как было установлено в
судебном заседании, что смерть Е. наступила от колото-резаного ранения грудной стенки,
проникающего в левую плевральную полость с повреждением левой легочной артерии,
сопровождавшегося острой кровопотерей, никто, кроме подсудимого Серкова А.Е. не
наносил колото-резаного ранения Е., от которого наступила смерть потерпевшего. Других
телесных повреждений, которые бы являлись причиной смерти Е. у последнего
не
имеется.
В качестве орудия преступления Серков А.Е. использовал нож, который
ранее использовал для обработки шкур животных и забоя скота, нанес удар в жизненно
важные орган : грудь потерпевшего, слева, как пояснил подсудимый Серков А.Е. «под
лопатку». Данные обстоятельства, а также характер и локализация телесных повреждений
у потерпевшего свидетельствует об умысле Серкова А.Е. на лишение жизни Е.
Согласно ч.2 п.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации
«О судебной практике по делам об убийстве» № 1 от 27.01.1999 года с последующими
изменениями «при решении вопроса о направленности умысла виновного следует
исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности,
способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных
повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также
предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их
взаимоотношения». Исходя из изложенного и с учетом установленных в судебном
заседании обстоятельств
суд признает, что характер и локализация телесных
повреждений у потерпевшего, применение в качестве орудия преступления ножа, сила
удара, нанесение удара в жизненно важный орган, поведение потерпевшего и короткий
промежуток времени от нанесения Серковым А.Е. удара ножом до констатации смерти Е.
свидетельствуют об умысле Серкова А.Е. на лишение жизни Е.
При назначении наказания Серкову А.Е. суд учитывает характер и степень
общественной
опасности
совершенного
преступления,
личность
виновного,
7
обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного
наказания на исправление Серкова А.Е. и на условия жизни его семьи.
Обстоятельствами, смягчающим наказание в соответствии с п. «и, к, з» ч.1 ст.61
Уголовного кодекса Российской Федерации, суд признает явку с повинной Серкова А.Е.,
оказание помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления,
противоправное поведение потерпевшего, явившегося поводом для преступления.
При назначении наказания суд учитывает мнение потерпевшей Е., полагавшей, что
наказание следует оставить на усмотрение суда, характер и степень общественной
опасности содеянного: Серковым А.Е. совершено преступление, относящееся к категории
особо тяжких; личность подсудимого : судимостей не имеет, удовлетворительно
характеризуется по месту жительства, указано, что злоупотребляет спиртными напитками,
но жалоб на его поведение в быту от членов семьи в администрацию не поступало,
участковым
уполномоченным
характеризуется
удовлетворительно,
характер
вспыльчивый, спиртные напитки употребляет дома, в общественных местах не замечен в
появлении в состоянии опьянения, жалоб на его поведение со стороны соседей и близких
родственников не поступало, положительно характеризуется жителями села,
направившими в суд ходатайство и применении минимальной меры наказания, смягчает
наказание: признание своей вины, раскаяние в содеянном. Кроме того, суд учитывает при
назначении наказания возраст подсудимого Серкова А.Е.
Обстоятельств, которые могли бы быть признаны судом исключительными,
связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время
и после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих
степень общественной опасности преступления, не установлено, поэтому оснований для
применения положений ст.64 Уголовного кодекса Российской Федерации суд не
усматривает.
Потерпевшей и гражданским истцом Е. заявлен гражданский иск о взыскании с
подсудимого и гражданского ответчика Серкова А.Е. денежной компенсации морального
вреда, причиненного ей в результате смерти мужа в размере 200 000 рублей.
Подсудимый Серков А.Е. не отрицает, что потерпевшей Е., причинен моральный
вред и согласен на его компенсацию в заявленных в судебном заседании пределах,
согласен с суммой 200 000 рублей.
У суда не возникло сомнений в причинении морального вреда потерпевшей Е. в
результате смерти Е., с которым она прожила 30 лет. Иск подлежит удовлетворению в
соответствии со ст.151, ст.1099 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку
установлено, что потерпевшей Е. действиями подсудимого Серкова А.Е. причинены
нравственные страдания, вызванные утратой мужа. Определяя размер компенсации
морального вреда потерпевшей Е., в соответствии со ст.1101 ГК РФ, исходя из требований
разумности и справедливости, характера и глубины нравственных страданий
потерпевшей, которая вынуждена переносить по вине подсудимого боль невосполнимой
утраты близкого ей человека, лишение возможности ощущать на себе заботу мужа, его
участие в совместной жизни, с учетом фактических обстоятельств дела, а также реальной
возможности возмещения вреда, с учетом материального положения подсудимого,
нахождения его в трудоспособном возрасте, суд считает необходимым определить размер
компенсации морального вреда потерпевшей Е. в размере 200 000 рублей, которые
подлежат взысканию с подсудимого Серкова А.Е.
Руководствуясь ст.304,
Российской Федерации, суд
ст.ст.307-309
Уголовно-процессуального
кодекса
ПРИГОВОРИЛ:
8
Серкова А.Е. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного
ч.1 ст.105 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить наказание в виде
лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет с отбыванием наказания в исправительной
колонии строгого режима.
Меру пресечения осужденному Серкову А.Е. оставить прежнюю – содержание под
стражей.
Срок отбытия наказания подсудимому Серкову А.Е. исчислять с 16 июня 2011
года.
Зачесть в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 01 марта 2011
года по 15 июня 2011 года.
Взыскать с Серкова А.е. в пользу Е. компенсацию морального вреда в размере
200 000 (двухсот тысяч) рублей.
Вещественные доказательства по делу - нож, картонную бумагу, кожный лоскут,
образцы крови Е.., хранящиеся при уголовном деле, в сейфе для хранения вещественных
доказательств Байкаловского районного суда, - уничтожить, как не представляющие
ценности, после вступления приговора в законную силу.
Вещественные доказательства по делу - рубашку, кофту, толстовку Е., хранящиеся
при уголовном деле, в сейфе для хранения вещественных доказательств Байкаловского
районного суда, - передать потерпевшей Е. после вступления приговора в законную силу.
Вещественные доказательства по делу - рубашку, брюки черного цвета Серкова
А.Е., хранящиеся при уголовном деле, в сейфе для хранения вещественных доказательств
Байкаловского районного суда, - передать С. после вступления приговора в законную
силу.
Взыскать с Серкова А.е. в доход федерального бюджета за оплату труда адвоката в
уголовном судопроизводстве по назначению 3 774 рубля 43 коп.
Разъяснить потерпевшей Е., что она также может обратиться в суд с исковым
заявлением о взыскании материального ущерба в порядке гражданского
судопроизводства.
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Свердловский
областной суд через Байкаловский районный суд в течение 10 суток со дня его
провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня
вручения ему копии приговора.
В случае подачи кассационной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о
своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции и
поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать
перед судом о назначении адвоката.
Судья:
О.В.Лошкарёва
Приговор вступил в законную силу 28 июня 2011 года.
9
Скачать