Николюкин С. * Юридические аспекты уступки

Реклама
ТЕОРИЯ ПРАВА
С. НИКОЛЮКИН,
кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой
«Теория и история государства и права»
Финансового университета при Правительстве РФ
ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УСТУПКИ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ
В ТОРГОВЫХ СДЕЛКАХ
В настоящее время тенденция к повышению значения перемены лиц в
обязательстве в коммерческом обороте отмечается во всех экономически
развитых
странах,
что
обусловлено
объективными
хозяйственными
потребностями.
Вследствие этого на протяжении последних лет в большинстве
правовых систем наблюдаются существенные изменения в подходе к
регулированию сделок, опосредующих перемену лиц в обязательстве.
Возникновение, становление и развитие института уступки права
требования (цессия) уходит глубокими корнями в римское частное право.
Таким образом, цессия, в том виде, в котором мы видим этот институт в
современном праве, сформировалась, пройдя долгий и сложный путь.
Римское обязательство на ранних стадиях носило строго личный
характер между кредитором и должником. Это соответствовало замкнутому
характеру
хозяйства,
средиземноморской
экономического
еще
торговли.
развития
не
успевшего
Лишь
появляется
в
выйти
результате
подвижность
на
простор
длительного
обязательства
и
становится возможной изменяемость субъектов обязательства, причем
сначала не по договору, а преимущественно в связи с переходом долговых
требований к наследникам.
Как
следствие,
право
требования
кредитора
превращается
в
имущественную ценность, включается в имущественную массу кредитора,
оно может быть продано, обменено на иную имущественную ценность,
внесено в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества,
передано в качестве отступного, заложено, на него можно обратить
взыскание уже по долгам самого кредитора и т.д.
Личный характер обязательства порождал и личный характер
ответственности должника. Не уплативший в срок долга головой выдавался
кредитору. А.И. Косарев приводит следующий пример: «Отрицательные
последствия неисполнения обязательства, например при займе, выражались в
установлении кредитором своей власти над личностью должника. Кредитор
«налагал на должника руку»- мог 60 дней держать его в своем подвале
закованным в цепи. В течение этого времени должник трижды выводился на
городскую площадь в расчете на уплату долга кем-либо из его друзей и
близких, а в третий базарный день предавался смертной казни или поступал в
продажу за границу»1.
Таким образом, замена в обязательстве кредитора или должника
первоначально в римском праве никогда не рассматривалась, так как
выбытие
одной
обязательства.
из
сторон
«Исключение
автоматически
делалось
влекло
только
для
и
прекращение
случаев
смерти
наследодателя, поскольку на наследника (или наследников) переходило
преемство в правах и обязанностях. На наследников отца смотрели как на
«продолжателей его личности»2.
За всю свою историю существования данная юридическая форма редко
подвергалась
систематическому,
комплексному
исследованию
с
применением юридических механизмов научного познания. Кроме того, в
течение длительного времени, до начала 90-х годов, цессия в основном
рассматривалась
как
механизм
урегулирования
имущественных
См.: Косарев А.И. Римское право. М.: Юрид. лит., 1986. С. 36.
См.: Черниловский З.М. Лекции по римскому частному праву. М.: Юрид. лит., 1991. С.
145-146.
1
2
обязательственных отношений, который имел небольшое практическое
значение и редко применялся. Только в условиях проведения экономических
реформ, резкого расширения круга участников имущественных отношений,
достижения развития экономических связей, увеличения различных видов
имущества, участвующих в гражданском обороте институт цессии стал более
востребованным как с точки зрения теории, так и практики.
Как справедливо отмечает В.В. Почуйкин, цессия является уникальным
и универсальным институтом гражданского права, значение которого для
нормального экономического оборота трудно переоценить, а для того чтобы
этот экономический оборот был действительно нормальным, институт
уступки права требования необходимо правильно понимать и правильно
применять3.
Рассмотрим, каким же образом понимается уступка требования
(цессия) в теории. Но, прежде всего, необходимо указать, что понятия
«цессия»,
«уступка
права
требования»,
«уступка
права»,
«уступка
требования» являются равнозначными.
В.А. Шестаков указывает, что под цессией следует понимать
обеспеченные законом способы передачи одним кредитором (цедентом)
принадлежащие ему права имущественного требования по обязательству
другому лицу (цессионарию) к третьему лицу (цессионару) посредством их
уступки
путем
совершения
типичного
(поименованного)
договора,
позволяющего достоверно определить факт перехода права (уступка права
требования), который следует рассматривать как производную цессию; либо
переход этого права от предшествующего кредитора к последующему
происходит в силу возникновения обстоятельства (группы обстоятельств),
которое действующим законодательством рассматривается как юридический
факт (юридический состав) - первоначальная цессия4.
См.: Почуйкин В.В. Уступка права требования: основные проблемы применения в
современном гражданском праве России. М.: Статут, 2005. С. 8.
4
См.: Шестаков В.А. Цессия в российском гражданском праве: Автореф. дисс… канд.
юрид. наук. Волгоград, 2003. С. 6.
3
Э.Н. Нариманов полагает, что уступка требования представляет собой
сделку, непосредственно направленную на отчуждение обязательственного
права, заключаемую между первоначальным кредитором по обязательству
(цедентом) и новым кредитором (цессионарием), в силу которой цедент
передает цессионарию право требования исполнения обязательства третьим
лицом (должником), а цессионарий приобретает это право требования от
цедента на условиях, не ухудшающих положение должника5.
Е.А. Суханов указывает, что уступка требования может совершаться в
форме цессии, а также суброгации6. При этом цессия представляет собой акт
передачи (уступки) права в силу заключенной между прежним кредитором
(цедентом) и новым кредитором (цессионарием) сделки либо на основании
иных предусмотренных непосредственно законом юридических фактов,
приводящий к замене кредитора в обязательстве7.
М.А. Керимова считает, что цессию необходимо рассматривать в
широком и узком смысле. В широком смысле - это договор, который
сопряжен с цессией, но уступкой требования не исчерпывается. В таком
значении этот договор охватывает и действия по встречному предоставлению
и обязательства по передаче требования в будущем. Договор цессии в
широком смысле является правовым основанием цессии, как передаточной
сделки. Для усиления положения нового кредитора и избавления должника
от необходимости правовой оценки всего комплекса отношений между
прежним и новым кредитором по уступке требования, из этого комплекса
выделяются только и исключительно те их действия, которые направлены на
См.: Нариманов Э.Н. Уступка требования (цессия): Авторе. дисс…канд. юрид. наук.
Белгород, 2004. С. 8.
6
Следует отметить, что суброгация отличается от цессии тем, что, во-первых, она всегда
возникает в силу указанных в законе юридических фактов, а не по соглашению сторон;
во-вторых, объем получаемого новым кредитором требования при суброгации ограничен
пределами фактически произведенных им прежнему кредитору выплат (или иного
реально осуществленного исполнения), а в случае цессии новый кредитор приобретает
право требования прежнего кредитора в полном объеме, компенсировав ему лишь
известную часть причитающегося исполнения.
7
См.: Гражданское право. В 2 т. Том II. Полутом 1. Учебник / Отв. ред. проф. Е.А.
Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 37.
5
передачу требования. Должник должен оценить эту передаточную сделку с
точки зрения ее ничтожности, но неоспоримости, правовое основание для
него и вовсе безразлично. В узком смысле цессия совпадает с уступкой
требования, как передаточной сделкой. Кредитор передает свое требование
путем заключения договора цессии, с момента уведомления должника о
заключении такого договора требование считается переданным. Только в
этом значении указанные два понятая и можно отождествлять, в других
случаях для обозначения цессии использовать термин «договор цессии»
неправильно8.
В.А. Белов дает такое определение соглашению о цессии. Договор
сингулярной сукцессии (активной цессии)- это двустороннее соглашение, в
силу которого одна сторона (первоначальный кредитор, цедент) передает
другой стороне (новому кредитору, цессионарию) право требования
исполнения обязательства третьим лицом (должником, цессионарием), а
цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не
ухудшающих положения должника9.
В.В. Почуйкин предлагает рассматривать уступку требования (цессию)
как сделку между первоначальным кредитором и новым кредитором,
последствием которой является сингулярное (частное) правопреемство:
перемена кредитора в обязательстве с сохранением всех остальных
элементов обязательственного правоотношения10.
На наш взгляд, наиболее точное определение уступки права требования
следующее: цессия это соглашение, в силу которого кредитор по
первоначальному
денежному
обязательству
в
договорном
порядке
переуступает свои права требования другому лицу (новому кредитору), а
новый кредитор приняв такое право с уведомлением должника (обязанной
См.: Керимова М.А. Уступка права требования в гражданском законодательстве России:
Автореф. дисс…канд. юрид. наук. Ставрополь, 2002. С. 9-10.
9
См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2000. С 140.
10
См.: Почуйкин В.В. Уступка права требования: основные проблемы применения в
современном гражданском праве России. М.: Статут, 2005. С. 23-24.
8
стороны) вступает в первоначальное обязательство как управомоченная
сторона.
Итак,
уступка
права
требования
всегда
предполагает
наличие
обязательства, на основании которого первоначальный кредитор передает
право требования новому кредитору. Однако, существует точка зрения
согласно которой цессия является сделкой «сама по себе». Так, К. Лебедев
считает, что в тех случаях, когда предметом сделки является передача прав,
эта сделка должна быть квалифицирована как сделка уступки требования,
облекаемая либо в форму особого договора, обычно именуемого договором
цессии, либо в форму купли-продажи или форму договора мены… право
имущественного требования может быть передано другому лицу как по
безвозмездной, так и по возмездной сделке. С учетом этого можно было
провести разграничение договоров, опосредующих уступку требования,
следующим образом: при безвозмездной передаче права заключается договор
цессии (договор уступки требования в узком смысле слова), при возмездной
передаче с оплатой деньгами- договор купли-продажи, при возмездной
передаче на условиях обмена на другой товар- договор мены»11.
В.В.
Почуйкин,
не
соглашается
с
таким
мнением,
поскольку
справедливо полагает, что уступка права требования не может существовать
«сама по себе». Цессия всегда предполагает наличие правоотношения, на
основании которого первоначальный кредитор передает право требования
новому кредитору. Таким основанием может быть купля-продажа права,
дарение, внесение права требования в качестве вклада в уставный капитал
хозяйственного товарищества или общества, обеспечение исполнения
другого обязательства между цедентом и цессионарием и др. Требование
может быть передано первоначальным кредитором новому кредитору взамен
См.: Лебедев К. Механизм реализации дебиторской задолженности // Хозяйство и
право. 1999. № 7. С. 29.
11
уплаты денег либо взамен передачи иного имущества в связи с уже
существующими отношениями между ними 12.
М.В. Кротов также считает, что «цессия, совершаемая за плату, может
рассматриваться
как
разновидность
договора
купли-продажи,
а
безвозмездная уступка права- как дарение. При этом ученый отмечает, что не
следует сводить соглашение об уступке права требования к каким-либо
строго определенным разновидностям договоров, предусмотренных ГК,
возможны и такие соглашения, которые в них не укладываются13.
На наш взгляд, не зависимо от того, является соглашение о цессии
возмездным или безвозмездным, оно должно быть оформлено договором об
уступке требования, а будет ли данный договор носить в себе черты куплипродажи или дарения на содержании самого соглашения не должно
отражаться.
Согласно п. 9 Обзора практики применения арбитражными судами
положений гл. 24 ГК РФ соглашение об уступке права (требования),
заключенное
между
коммерческими
организациями,
может
быть
квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено
намерение
сторон
на
безвозмездную
Отсутствие в сделке уступки
передачу
права
(требования).
права (требования) условия
о
цене
передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для
признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими
организациями.
Общество
с
ограниченной
ответственностью
обратилось
в
арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании
задолженности за переданный по договору купли-продажи товар. В
обоснование заявленных требований истец указал на получение права
(требования) к ответчику на уплату суммы основного долга по сделке
См.: Почуйкин В.В. Уступка права требования: основные проблемы применения в
современном гражданском праве России. М.: Статут, 2005. С. 126.
13
См.: Гражданское право. Учебник. В 3 т. Т. 1. – 6 изд., перераб. и доп. Отв. ред. А.П.
Сергеев, Ю.К. Толстой. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. (Кротов М.В.- глава 26) С.
629.
12
уступки права (требования), заключенной с закрытым акционерным
обществом, которое являлось продавцом по данному договору.
Суд признал сделку уступки права (требования) ничтожной в силу
ст.ст. 168, 575 ГК РФ и в удовлетворении иска отказал, руководствуясь при
этом следующим.
Согласно спорной сделке цедент передает, а цессионарий принимает от
цедента указанное право (требование) к должнику; право считается
перешедшим к цессионарию с момента совершения названной сделки. При
этом сторонами сделки не предусмотрена обязанность цессионария оплатить
или предоставить цеденту какой-либо иной эквивалент за полученное им
право (требования). Следовательно, это право (требование) передано
цедентом цессионарию безвозмездно.
В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ дарение может выражаться в
безвозмездной передаче одним лицом другому лицу имущественного права
(требования) к третьему лицу. Таким образом, спорная сделка уступки права
(требования) является сделкой дарения и должна соответствовать п. 4 ст. 575
ГК РФ: не допускается дарение в отношениях между коммерческими
организациями.
Суд кассационной инстанции решение суда отменил, дело направил на
новое рассмотрение по следующим основаниям. Судом не было учтено, что
признанная
им
ничтожной
сделка
уступки
права
(требования)
непосредственно направлена на переход права (требования); ее нельзя
квалифицировать как возмездную или безвозмездную, поскольку она лишь
оформляет исполнение обязательства по передаче права, возникшего из
соглашения об уступке права (требования). Как следует из преамбулы
спорной
сделки
и
указывается
истцом
в
кассационной
жалобе,
рассматриваемая сделка заключена во исполнение соглашения об уступке
права (требования).
Оценивая соглашение об уступке права (требования), суд кассационной
инстанции сослался на п. 3 ст. 423 ГК РФ, в силу которого договор
предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов,
содержания или существа договора не вытекает иное. Квалификация
соглашения об уступке права (требования) как договора дарения возможна
лишь
при
установлении
(требование).
Отсутствие
намерения
в
данном
безвозмездно
соглашении
передать
условия
право
о
цене
передаваемого права (требования) само по себе не свидетельствует о дарении
соответствующего права (требования).
Как установлено судом, предметом соглашения об уступке права
(требования)
являлось
принятие
цедентом
обязательства
передать
цессионарию (истцу) соответствующее право (требование) к ответчику в
качестве отступного с целью прекращения обязательства цедента перед
цессионарием по возврату займа. Таким образом, уступка права (требования)
носила возмездный характер.
Поскольку суд не проверял обоснованность заявленной ко взысканию
суммы основного долга, дело было направлено на новое рассмотрение14.
Итак, в основе соглашения о цессии может быть не только договор
купли-продажи либо договор дарения, когда речь идет о возмездном или
безвозмездном характере, но и :
- договор комиссии (согласно п. 2 ст. 993 ГК РФ в случае неисполнения
третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, комиссионер
обязан незамедлительно сообщить об этом комитенту, собрать необходимые
доказательства, а также по требованию комитента передать ему права по
такой сделке с соблюдением правил об уступке требования (ст. 382-386, 388
и 389 ГК РФ);
- договор доверительного управления имуществом (согласно п. 3 ст.
1024 ГК РФ, если договором не предусмотрено иное, при прекращении
договора
доверительного
управления
имущество,
находящееся
в
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 октября
2007 г. № 120.
14
доверительном управлении, передается учредителю управления, а в
соответствии с п. 2 ст. 1020 ГК РФ права, приобретенные доверительным
управляющим в результате действий по доверительному управлению
имуществом, включаются в состав переданного в доверительное управление
имущества);
- договор финансирования под уступку денежного требования (в
соответствии с п. 1 ст. 824 ГК РФ денежное требование к должнику может
быть уступлено клиентом финансовому агенту в целях обеспечения
исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.
В.В. Витрянский на основе буквального анализа текста п. 1 ст. 824 ГК
РФ, в котором говорится о денежном требовании, вытекающем из
предоставления клиентом третьему лицу товаров, выполнения работ или
оказания услуг, приходит к выводу об исключении из круга денежных
требований, способных к уступке в рамках исследуемого договора, таких
требований, которые вытекают из иных договоров15.
- отступное (согласно ст. 409 ГК РФ по соглашению сторон
обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения
отступного). Как отмечает О.Ю. Шилохвост «имущественные права (права
требования)- могут…выступать в качестве предмета отступного, так как
представляет вполне допустимым, что должник взамен исполнения передает
кредитору права требования по тем обязательствам, в которых сам является
кредитором»16. Такая передача осуществляется в порядке, установленном для
уступки права требования.
Таким образом, право требования к должнику передается цедентом
цессионарию на основании существующих между ними обязательств. В
случаях, когда такие обязательства (основание цессии) отсутствуют или оно
См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 5. В 2 т. Т. 1: Договоры
о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание
коллективных образований. М., 2006. С. 578.
16
См.: Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве России. М.: Статут, 1999. С. 185.
15
(основание) цессии недействительно, необходимо считать такую передачу
права неосновательной.
В практике международных коммерческих отношений возникают такие
ситуации, когда кредитор уступает третьему лицу свое право требования к
должнику, вытекающее из заключенного кредитором договора. При этом,
если прежний кредитор и новый кредитор имеют свои коммерческие
предприятия на территории различных государств, возникают коллизионные
вопросы.
Однако, как считает С.В. Сарбаш можно представить и иное толкование
данной нормы. По его мнению, за неимением подобающего термина
встречающаяся в ГК РФ известная триада- товары, работы, услуги- в связи с
договорными обязательствами по поводу них нередко призвана охватить все
виды договоров, т.е. по существу речь идет об обозначении таким образом
гражданского
оборота,
опосредуемого
договорами.
Иными
словами,
выражение законодателя, «договоры о передаче товаров, выполнении работ,
оказании услуг» тождественно выражению «все возможные договоры»17.
Одной из важных является проблема ограничения уступки права
требования.
Гражданское
законодательство
содержит
следующие
ограничения.
Во-первых, не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно
связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о
возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 383 ГК РФ).
Во-вторых, в соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования
кредитором другому лицу не допускается, если она противоречит закону или
иным правовым актам.
Обзор арбитражной практики
Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
рассмотрела в судебном заседании заявление общества с ограниченной
См. Сарбаш С.В. Основные черты обеспечительной уступки денежного требования в
гражданском праве России. В кн. Гражданское право современной России / Сост. О.М.
Козырь и А.Л. Маковский. М.: Статут, 2008. С. 170.
17
ответственностью «Астра» от 26.01.2010 № 10 о пересмотре в порядке
надзора решения Арбитражного суда Краснодарского края от 15.06.2009 по
делу № А32-6515/2009-62/141 и постановления Федерального арбитражного
суда Северо-Кавказского округа от 25.11.2009 по тому же делу по иску
закрытого акционерного общества «Фонд экономического содействия»
(г. Ставрополь) к обществу с ограниченной ответственностью «Астра» (ст.
Брюховецкая) о взыскании 2 403 012 рублей 50 копеек, по встречному иску
общества
с
ограниченной
ответственностью
«Астра»
к
закрытому
акционерному обществу «Фонд экономического содействия», обществу с
ограниченной
«Агрофирма
Колос»
(ст. Калининская)
о
признании
недействительным договора цессии от 23.12.2008.
Суд установил ЗАО «Фонд экономического содействия» (далее - фонд)
обратилось в суд первой инстанции с иском к ООО «Астра» (далее общество) о взыскании 2 403 012 рублей 50 копеек основного долга на
основании договора уступки права требования от 23.12.2008, заключенного
между ООО «Агрофирма Колос» (далее - агрофирма) и фондом.
В свою очередь общество предъявило встречные исковые требований к
фонду и агрофирме о признании недействительным договора цессии от
23.12.2008.
Решением суда первой инстанции от 15.06.2009 требования по
основному удовлетворены в полном объеме, с общества в пользу фонда
взыскано 2 403 012 рублей 50 копеек долга. В удовлетворении встречного
иска отказано.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 27.08.2009 решение
суда от 15.06.2009 отменено, в удовлетворении первоначального иска
отказано. Встречный иск удовлетворен, апелляционный суд признал
недействительным договор уступки права требования (цессии) от 23.12.2008.
Федеральный
арбитражный
суд
Северо-Кавказского
округа
постановлением от 25.11.2009 постановление суда апелляционной инстанции
от 27.08.2009 отменил, решение Арбитражного суда Краснодарского края
оставил в силе.
В заявлении о пересмотре оспариваемых судебных актов в порядке
надзора заявитель - ООО «Астра» - ссылается на несоответствие выводов
судов обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, нарушение и
неправильное применение норм права.
Рассмотрев
материалы
надзорного
производства,
проверив
обоснованность доводов заявителя, суд пришел к выводу об отсутствии
оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, для передачи дела в Президиум Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации.
Как установлено судами при рассмотрении материалов дела, между
агрофирмой и обществом заключен договор поставки от 20.11.2008 № 26, на
основании которого агрофирма поставила обществу товар на общую сумму 2
403 012 рублей 50 копеек.
Обществом обязательство по оплате поставленного товара выполнено
не было, что подтверждается двусторонним актом сверки расчетов от
31.12.2008.
Агрофирма заключила с фондом договор цессии от 23.12.2008, в
соответствии с которым агрофирма передала фонду право требования долга в
размере 2 403 012 рублей 50 копеек с общества, возникшего на основании
договора от 20.11.2008 № 26.
Истец был извещен надлежащим образом о состоявшейся уступке прав
требования.
Неоплата обществом поставленной продукции послужила основанием
для обращения фонда в арбитражный суд с иском по настоящему делу.
Считая, что договор цессии от 23.12.2008 является недействительным,
общество предъявило встречный иск.
Удовлетворяя основной иск и отказывая в удовлетворении встречного
иска, суд первой инстанции исходил из того, что обязательства по поставке
товара в соответствии с условиями договора от 20.11.2008 № 26 исполнены
агрофирмой надлежащим образом, требования фонда о взыскании с общества
суммы долга основаны на договоре уступки права требования от 23.12.2008,
в отношении заключения которого ограничения договором поставки не
установлены.
Проверив законность
и
обоснованность решения
суда
первой
инстанции, суд кассационной инстанции оставил его в силе, согласившись с
выводами суда.
При этом суд кассационной инстанции отметил, что обществом не
подтверждено, каким образом договор уступки права требования затрагивает
его права и законные интересы.
В соответствии с пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса
Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на
основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке
(уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Пунктом 2 названной статьи Кодекса установлено, что согласие
должника для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется, если
иное не предусмотрено законом или договором.
Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она
не противоречит закону, иным правовым актам или договору (статья 388
Гражданского кодекса Российской Федерации).
Суды установили, что требование по оплате поставленного товара
возникло из договора от 20.11.2008 № 26, в соответствии с условиями
которого запрет на передачу другому лицу права требования оплаты
поставленного товара отсутствует.
При таких обстоятельствах, выводы судов первой и кассационной
инстанций о том, что спорный договор уступки требования не противоречит
требованиям Гражданского кодекса Российской Федерации, правомерны.
Доводы заявителя о недействительности спорного договора основаны
на ошибочном толковании норм права и выводов судов не опровергают.
Согласно части 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации дело может быть передано в Президиум Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации только при наличии оснований,
предусмотренных статьей 304 названного Кодекса.
Таких оснований судом не установлено.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, 304
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд
определил в передаче дела № А32-6515/2009-62/141 Арбитражного суда
Краснодарского края в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации для пересмотра в порядке надзора решения от 15.06.2009 и
постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
от 25.11.2009 по тому же делу отказать18.
В-третьих, согласно положениям п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка
требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит
договору. В данном случае речь идет о договоре, заключенном между
первоначальным кредитором и должником, где стороны в соответствии с
одним из основополагающих принципов гражданского права- принципом
свободы договора- вправе установить запрет на уступку другому лицу
требований, вытекающих из договора.
Однако из данного правила существуют исключения.
Согласно положениям ст. 993 ГК РФ, регулирующей ответственность
за неисполнение сделки, заключенной комиссионером для комитента, в
случае
неисполнения
третьим
лицом
сделки,
заключенной
с
ним
комиссионером, комиссионер обязан немедленно сообщить об этом
комитенту, собрать необходимые доказательства, а также по требованию
комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об
уступке требования (ст. 382-386, 388 и 389 ГК РФ). То есть, передать права
по сделке с соблюдением правил об уступке требования означает, что
18
Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 2010 г. №ВАС-1750/10.
комиссионер и комитент должны заключить соглашение об уступке права
требования, в том числе и с соблюдением условий, предусмотренных ст. 388
ГК РФ. Поскольку согласно данной статье уступка требования кредитором
другому лицу допускается, если она не противоречит договору, а в договоре,
заключенном между комиссионером и третьим лицом, может быть
установлен запрет на уступку права требования другому лицу, то в п. 3 ст.
993 ГК РФ специально указывается на то, что уступка прав комитенту по
сделке допускается независимо от соглашения комиссионер с третьим лицом,
запрещающего или ограничивающего такую уступку. Это не освобождает
комиссионера от ответственности перед третьим лицом в связи с уступкой
права в нарушение соглашения о ее запрете или об ограничении.
Такой же подход закреплен и в гл. 43 ГК РФ, регулирующей
отношения по договору финансирования под уступку денежного требования.
Так, согласно ст. 828 ГК РФ уступка финансовому агенту денежного
требования является действительной, даже если между клиентом и его
должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. При этом
данное
положение
не
освобождает
клиента
от
обязательств
или
ответственности перед должником в связи с уступкой требования в
нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или
ограничении.
В-четвертых, в соответствии с п. 2 ст. 388 ГК РФ не допускается без
согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность
кредитора имеет существенное значение для должника.
Следует обратить внимание на то, что законом не установлен запрет на
уступку требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет
существенное значение для должника. То обстоятельство, что личность
кредитора имеет существенное значение для должника, само по себе не
является ограничением для уступки требования. Как справедливо отмечает
В.В. Почуйкин «такое право требования следует признать способным к
цедированию, но уступка будет считаться действительной и, следовательно,
право требования перейдет от первоначального кредитора к новому
кредитору только при наличии согласия должника на такую уступку, хотя, по
общему правилу, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется
согласия должника»19.
Итак, в настоящее время развитие рыночных отношений обусловило
широкое распространение в практике хозяйственного оборота соглашения,
заключаемого с целью замены активной стороны в обязательствах- уступки
требования
(цессии).
При
всей
привлекательности
и
актуальности
соглашение о цессии очень часто создает ряд трудностей для заключивших
ее субъектов торговой деятельности, поскольку многие проблемные
ситуации
не
находят
своего
решения
в
нормах
гражданского
законодательства. В связи с чем, в последние годы все больше внимания
современных ученых-цивилистов уделяется изучению частных вопросов
цессионного преемства в обязательствах: о природе, функциях, целях цессии
как механизма, обеспечивающего перемену лица в обязательстве, формах ее
существования, основаниях возникновения, месте в системе регулирования
имущественных обязательств и др.
См.: Почуйкин В.В. Уступка права требования: основные проблемы применения в
современном гражданском праве России. М.: Статут, 2005. С. 42.
19
Скачать