БЕЛАРУСКІ ДЗЯРЖАЎНЫ УНІВЕРСІТЭТ ЮРЫДЫЧНЫ

Реклама
БЕЛАРУСКІ ДЗЯРЖАЎНЫ УНІВЕРСІТЭТ
ЮРЫДЫЧНЫ ФАКУЛЬТЭТ
індывідуальны залік
ГРАМАДЗЯНСКАЕ ПРАВА І ПРАЦЭС, ГАСПАДАРЧАЕ ПРАВА І ПРАЦЭС
ПРАБЛЕМА ЗЛОЎЖЫВАННЯ ПРАВАМ У ЗАКАНАДАЎСТВЕ РЭСПУБЛІКІ
БЕЛАРУСЬ
ТЭОРЫЯ І ГІСТОРЫЯ ПРАВА І ДЗЯРЖАВЫ
КАШТОЎНАСНАЕ ВЫМЯРЭННЕ ПРАВА
Бондаравай Кіры Генадзеўны, 5 курс, дзеннае аддзяленне
8 029 343 61 00
МІНСК, 2009
БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
Индивидуальный зачёт
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС, ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ПРАВО И
ПРОЦЕСС
ПРОБЛЕМА ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
Бондаревой Киры Геннадьевны, 5 курс, дневное отделение
8 029 343 61 00
МИНСК, 2009
ПРОБЛЕМА ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
Проблема
злоупотребления
правом
имеет
долгую
историю
дискуссий в доктрине гражданского права, начатую еще римскими
юристами и продолжающуюся по сей день. Ввиду того, что данная
проблематика касается цивилистического направления юриспруденции, в
представленной работе речь пойдет непосредственно о злоупотреблении
субъективным гражданским правом.
Злоупотреблению субъективным гражданским правом посвящена
статья 9 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ст. 9 ГК)
«Пределы осуществления гражданских прав». При этом данная статья не
дает ни определения рассматриваемого явления, ни его признаков, ни
критериев по которым можно квалифицировать злоупотребление правом и
отделить его от правомерной реализации права, предоставленного
законодателем субъекту гражданского права.
При
квалификации
данного
правового
явления
необходимо
вторгаться в сферу субъективного, сферу направленности умысла
субъекта,
что
затрудняет
возможность
жесткого
законодательного
регулирования данного явления и, пожалуй, делает такое регулирование
невозможным, даже при условии устранения недостатков законодательства
в определении данной правовой категории, речь о которых пойдет ниже.
Таким
образом,
при
квалификации
злоупотребления
правом
представляется невозможным полностью уйти от оставления данного
вопроса в большей степени на усмотрение правоприменительного органа.
Злоупотребление субъективным гражданским правом – это одна из тех
категорий, благодаря которым можно говорить о том, что юриспруденция
– это не сухая наука, предполагающая техническое применение правовых
норм к определенной жизненной ситуации, а наука, в том числе –
творческая, позволяющая делать выводы на основе руководящих начал,
основных принципов права. Такая сложная правовая категория требует
большого
профессионализма
от
всех
участников
процесса
правоприменительной деятельности.
Анализируя злоупотребление правом с научной точки зрения,
пытаясь проникнуть в сущность этого явления и постичь его глубину,
приходится столкнуться с одной из общетеоретических правовых проблем:
с вопросом о самом происхождении права, то есть, имеет ли субъект свои
права в силу «рождения» или эти права даются ему государством. При
этом
в
рамках
современной
экономической
действительности,
представляется целесообразным вести речь, в первую очередь, о правах в
сфере хозяйственной деятельности субъектов, регулирующую роль
государства в которой трудно переоценить.
Также приобретающим существенное значение представляется
подход к толкованию правовых норм. Должен ли правоприменитель
задумываться о том «что хотел сказать законодатель», что он вкладывал в
ту или иную норму, какое право субъекта хотел защитить; или же он
должен исходить из того, что «законодатель сказал, ровно то, что он,
соответственно, сказал»?
Пытаясь рассмотреть проблему злоупотребления правом с точки
зрения возможного будущего применения данного института в сфере
экономического
правосудия
и
пытаясь
вывести
дискуссию
о
злоупотреблении правом из русла «науки ради науки» следует признать,
что само происхождение («рождение») субъектов хозяйственного оборота
происходит исключительно на основании норм права (государственная
регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей), а
следовательно и правоспособностью (объемом прав и обязанностей) их
наделяет
государство.
При
этом
объем
такой
правоспособности
варьируется также исходя из императивных законодательных норм
(например объем правоспособности юридического лица, имеющего
лицензию
на
осуществление
определенного
лицензируемого
вида
деятельности шире объема правоспособности юридического лица, такой
лицензии не имеющего). Исходя из вышесказанного полагаю, что
правоприменитель в процессе своей деятельности в спорных ситуациях,
применяя норму о злоупотреблении правом должен думать о том, что
именно хотел сказать законодатель, и с какой целью субъекту
предоставлено
то
или
иное
право,
и
соответствующим
образом
квалифицировать злоупотребление правом в случаях, которые можно
определить как «нецелевое использование субъектом предоставленных
ему прав».
Однако попытаемся, все же, более предметно поговорить о проблеме
злоупотребления правом.
Прежде всего, вернемся к тому, что законодатель дает достаточно
скудное определение самого понятия злоупотребления правом. Точнее ст.
9 ГК дает чёткое определение лишь классической форме злоупотребления
правом – шикане. Далее, говоря о «злоупотреблении правом в иных
формах», законодатель вообще не дает определения таких форм, то есть, в
конечном итоге, уяснение смысла исследуемого явления законодатель
оставляет в качестве пространства для творчества правоприменителю и
материала для разработки научных теорий – ученым.
Итак, если исходить из того, что все участники гражданского
оборота должны действовать добросовестно и разумно, а законодатель
издает законы исходя из принципов разумности и целесообразности, то
правоприменитель должен понимать с какой целью законодатель
предоставил конкретному субъекту то или иное право. Законодатель в
этом случае выступает своего рода режиссером театра «гражданскоправовых отношений», актерами в котором выступают субъекты таких
отношений и, подобно, режиссеру, который не может заставить актеров
сыграть на сцене «то, не знаю что», законодатель должен как сам четко
понимать, что он вкладывает в ту или иную норму, так и достаточно четко
выразить это намерение для того, чтобы участникам гражданско-правового
оборота была ясна цель той или иной нормы. Конечно, подобная трактовка
данного института может показаться читателю наивной и с трудом
возможной в белорусской правовой действительности, однако, на мой
взгляд, это та высокая планка к которой должна стремиться правовая
практика в нашей стране.
Таким образом, мы пришли к уже существующей в правовой
доктрине теории «целей». Злоупотреблением правом в такой системе
координат будет его использование с целью отличной от той, которая
предполагалась законодателем. В качестве примера можно привести ряд
споров, связанных с исключением участников из хозяйственных обществ,
которые (споры) находились в достаточно большом количестве на
рассмотрении
в хозяйственных
судах
в период, когда субъекты
хозяйствования были обязаны привести свои учредительные документы в
соответствие с изменившимся законодательством о хозяйственных
обществах.
Как
известно,
изменение
учредительных
документов
хозяйственного общества (в частности его учредительного договора,
который, на тот момент, представлялся к государственной регистрации в
обязательном порядке) является вопросом, по которому решение может
быть принято общим собранием только единогласно, при условии, что в
нем участвуют все участники такого общества. В такой ситуации,
миноритарии, в ряде хозяйственных обществ заявляли о том, что они
согласятся на подписание учредительных документов в новой редакции
только в случае включения в них выгодных им положений, например,
увеличения кворума всех собраний до 100%, т.е. в таком случае общество
лишится возможности созывать собрание без миноритария, даже если
последний обладает только 1 % голосов, что, безусловно, ограничивает
права как самого общества, так и права других его участников.
Возвращаясь к теме, констатируем, что вышеуказанное действие участника
не является шиканой, т.к. не осуществляется исключительно с целью
причинить вред другому лицу, лицо действует в своих интересах, однако
правомерно ли такое действие? Где та тонкая грань, на которой
заканчивается правомерное поведение и начинается злоупотребление
правом?
С
целью
ответа
на
поставленные
вопросы
представляется
необходимым определить понятие и признаки злоупотребления правом,
которые, на мой взгляд, должны выглядеть нижеследующим образом.
Признаки:
1. при злоупотреблении правом имеет место реализация субъективного
права, т.е. субъектом злоупотребления всегда является управомоченное
лицо;
2. императивные нормы законодательства не нарушаются;
3. посредством осуществления своего субъективного права другому лицу
(лицам) причиняется вред;
4. нарушаются правовые принципы гражданского и конституционного
права.
Определение:
Злоупотребление субъективным гражданским правом – это социально
нежелательный тип правового поведения, совершаемый управомоченным
субъектом гражданско-правовых отношений и противоречащий правовым
принципам гражданского права, при котором причиняется вред другим
лицам.
Исходя
из
вышеизложенного
очевидно,
что
упоминание
антимонопольных вопросов неуместно в ст. 9 ГК. Прежде всего,
злоупотребление доминирующим положением на рынке не является
злоупотреблением правом и не связано с пределами осуществления
гражданских прав, т.к. доминирующее положение на рынке – это
состояние, а не право субъекта. Также (в продолжение идеи о том, что
каждое право дается субъекту законодателем с заранее определенной
целью защиты тех или иных интересов такого субъекта), необходимо
отметить, что запрет на «использование гражданских прав в целях
ограничения конкуренции» может быть истолкован правоприменителем
как единственный запрет на «нецелевое» использование права наряду с
исключительным намерением причинить вред другому лицу, что не
является верным с точки зрения доктринальной сущности данного
института. Таким образом, необходимо исключить эту часть из ст. 9 ГК.
Исходя из того, что наличие и практическое применение такого
правового института как злоупотребление правом является благом, а
отсутствие его качественного правового регулирование – непростительной
оплошностью законодателя, а также, принимая во внимание то, что
полностью исключить усмотрение правоприменительного органа не
только не представляется возможным, но и не является необходимым, на
мой взгляд, ст. 9 ГК необходимо дополнить частью первой следующего
содержания:
«1. Злоупотреблением субъективным гражданским правом признается
правовое
поведение,
гражданско-правовых
совершаемое
отношений,
управомоченным
противоречащее
субъектом
принципам
гражданского права, при котором другим лицам причиняется вред».
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Гражданский кодекс Республики Беларусь, 7 декабря 1998г., №218-З: в
ред.
Закона
Республики
Беларусь
от
26.12.2007
№301-З
//
КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] /
ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации и
правовых исследований Республики Беларусь.- Минск, 2009.
2. О хозяйственных обществах, Закон Республики Беларусь от 9 декабря
1992 г., № 2020-XII в ред. Закона Республики Беларусь от 10.01.2006 №
100-З // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный
ресурс]
/
ООО
«ЮрСпектр»,
Национальный
центр
правовой
информации и правовых исследований Республики Беларусь.- Минск,
2009.
3. Ибрагимова, М. В. Злоупотребление субъективным гражданским
правом: понятие, сущность, виды и последствия: автореф. дис. на
соискание учёной степени кандидата юридических наук / М.В.
Ибрагимова, Ульяновский государственный университет – Рязань, 2005.
– 21 с.
4. Радченко, С. Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России:
автореф. дис. на соискание учёной степени кандидата юридических
наук / С.Д. Радченко, Московский государственный университет –
Москва, 2008. – 29 с.
5. Белоножкин
А.
Ю.
Содержание
и
формы
злоупотребления
субъективным гражданским правом: автореф. дис. на соискание учёной
степени кандидата юридических наук / А.Ю. Белоножкин, Кубанский
государственный университет – Волгоград, 2005. – 25 с.
6. Зайцева С. Г. «Злоупотребление правом» как правовая категория
(вопросы теории и практики): автореф. дис. на соискание учёной
степени кандидата юридических наук / С.Г. Зайцева, Академия
управления МВД России – Волгоград, 2003. – 26 с.
БЕЛАРУСКІ ДЗЯРЖАЎНЫ УНІВЕРСІТЭТ
ЮРЫДЫЧНЫ ФАКУЛЬТЭТ
індывідуальны залік
ТЭОРЫЯ І ГІСТОРЫЯ ПРАВА І ДЗЯРЖАВЫ
КАШТОЎНАСНАЕ ВЫМЯРЭННЕ ПРАВА
Бондаравай Кіры Генадзеўны, 5 курс, дзеннае аддзяленне
8 029 343 61 00
МІНСК, 2009
КАШТОЎНАСНАЕ ВЫМЯРЭННЕ ПРАВА
Штодня, штогадзіны, штохвіліны кожны індывід жыве ў сферы
прававога поля незалежна ад таго на колькі ён гэта ўсведамляе.
Прачынаючыся штораніцы ён прыходзіць на працу а дзевятай і сыходзіць а
шостай
гадзіне,
таму
што
працоўным
заканадаўствам
усталявана
працягласць яго працоўнага дня, ён едзе на працу на грамадскім
транспарце, ўваходзячы ў які, ён складае дамову перавозкі пасажыра,
прыйдучы на працу ён падыходзіць да кава-машыны і ў абмен на тысячу
рублёў атрымлівае кубак гарачай кавы, склаўшы канклюдэнтнымі
дзеяннямі дамову куплі-продажу, ў ягонай хаце ёсць электрычнасць,
гарачая і халодная вада, апал - факт наяўнасці гэтага ўсяго таксама
апасрэдваны
вызначанымі
відамі
дамоў.
Дзейнічаючы
ў
рамках
агульнапрызнаных нормаў і правілаў, індывід не адчувае на сабе ўздзеяння
цывілістычных прававых нормаў, аднак варта яму спатыкнуцца і павесці
сябе насуперак агульнапрынятым правілам, як ён тут жа сутыкаецца з
дзеяннем публічных і карных галінаў права.
Пераацаніць ролю, якую грае права ў жыцці, як усяго грамадства і
дзяржавы, так і кожнага асобна ўзятага індывіда, немагчыма. Кажучы пра
каштоўнаснае вымярэнне права, варта звярнуць увагу на два асноўня
момпаны, а менавіта на: каштоўнасці ў праве і на само права як
каштоўнасць.
Кажучы аб каштоўнасцях у праве неабходна заўважыць, што з усіх
сацыяльных рэгулятараў грамадскага і прыватнага жыцця (мараль, рэлігія)
права з'яўляецца самым выразным і не дазваляе, ў ідэале, двухсэнсоўнага
тлумачэння, заснаванага на тых або іншых унутраных перакананнях
індывіда.
Каштоўнасці ў кожнага індывіда, безумоўна розныя, і яшчэ больш
рознымі могуць быць каштоўнасці асобна ўзятага індывіда і грамадства ў
цэлым. Інфармацыйная фармацыя падчас свайго развіцця прывяла ў
выніку да таго, што не засталося ў грамадскім сазнанні адназначна чорнага
і белага, дрэннага і добрага. Свабода слова і адкрытасць інфармацыі
дазваляе суб'ектам мець абсолютова процілеглыя кропкі гледжання
адносна
маральнасці
той
ці
іншай
з'явы,
невычэрпны
струмень
рознапланавай інфармацыі, якая абвальваецца на яго (суб'екта) з Інтэрнэту
і сродкаў масавай інфармацыі ў канчатковым выніку прыводзіць да таго,
што індывід губляецца ва ўсім гэтым інфармацыйным балоце і часта жыве
ў каштоўнасна "шэрым" міры, у якім няма ўжо дабра і зла, дрэннага і
добрага, нашых і чужых, усё становіцца ў залежнасць ад таго з якога боку
падысці да праблемы і таго, як шмат такіх бакоў знойдзецца ў тых, каго мы
штодня бачым з блакітных экранаў сваіх тэлевізараў, чые меркаванні
чытаем на афіцыйных сайтах паважаных інфармацыйных парталаў і меней
афіцыйных, але не меней паважаных карыстачоў блогаў і іншых прэлесцяў
інфармацыйнага грамадства. У такую эпоху, калі рэлігія ўжо не адыгравае
належнай сацыяльнай ролі ў жыцці большасці людзей, права становіцца
своеасаблівай рэлігіяй для атэістаў і, мабыць, адзінай мерай таго "што
такое дрэнна". Права ўяўляе сабой збор агульнапрызнаных каштоўнасцяў,
тых каштоўнасцяў, якія неабходна захаваць у імя захавання і забеспячэння
стабільнага існавання грамадства і дзяржавы, збор тых каштоўнасцяў, якія
дзяржава лічыць неабходным абараніць. Адыграваючы такую важную
ролю ў жыцці кожнага грамадства, права часта сутыкаецца з этычнымі
дылемамі і становіцца на абарону тых каштоўнасцяў, што па яго
меркаванні, з’яўляюцца вартымі такой абароны. Такімі адвечнымі прававакаштоўнаснымі дылемамі з'яўляюцца: праблема адмены смяротнага
пакарання, забарона эўтаназіі, прызнанне аднаполых шлюбаў. Кожная
дзяржава сваімі прававымі нормамі абараняе тыя каштоўнасці, якія яна
лічыць непарушальнымі ў рамках таго грамадства, у якім яно існуе. Важна
разумець, хто яна - гэта эфімерная "дзяржава"? Гэта Парламент, які прымае
законы, або гэта Савет Міністраў, закліканы забяспечваць іх рэалізацыю,
Суды, што складаюць судовую практыку, народ дзяржавы, як суб'ект, на
блага якога ўсё вышэйпералічанае было створана і, адпаведна, дзейнічае?
Безумоўна, нельга адназначна адказаць на гэтае пытанне, бо кожны суб'ект
праватворчай і праваўжывальнай дзейнасці складае права - правілы
жыццядзейнасці ў рамках цэлай дзяржавы. Дзяржава, пры гэтым,
выступае, як гарантам абароны права, так і суб'ектам, які гэтае права
непасрэдна стварае. Важна імкнуцца да таго, каб існуючы правапарадак
асацыяваўся ў народа са справядлівасцю, бо права павінна быць мерай
справядлівасці для пераважнай большасці індывідаў. Нездарма самыя
вострыя пытанні, якія знаходзяцца на сутыкненні права і маралі, права і
каштоўнасцей заўжды вырашаюцца на рэферэндумах.
Такім чынам, права каштоўна і як выраз грамадскай думкі аб такіх
вышэйшых каштоўнасцях, як свабода і справядлівасць, і як адзіны
эфектыўны абмежавальнік негатыўнай волі грамадскага сазнання, і як
прылада, якая забяспечвае парадак, планамерны і заканамерны лад жыцця
ў дзяржаве. Больш таго, права каштоўна не толькі ў сілу таго, што ім
замацаваныя і ахоўваюцца асноўныя грамадскія каштоўнасці, але і ў сілу
таго, што яно само па сабе становіцца каштоўнасцю, адлюстроўваючы
грамадскую думку і з’яуляючыся гарантам рэалізацыі існуючага парадку
рэчаў.
СПІС ВЫКАРЫСТАНАЙ ЛІТАРАТУРЫ:
1. Вишневский, А. Ф. Общая теория государства и права: Учебник / А.Ф.
Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А Кучинский; под общ. ред. В.А.
Кучинского. – Минск: Интегралполиграф, 2009. – 552 с.
2. Вишневский, А. Ф. Общая теория государства и права: Учеб. пособие /
А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А Кучинский; под общ. ред. проф.
В.А. Кучинского. 2-е изд., дополненное. – Мн.: Амалфея, 2004. – 688 с.
3. Дмитриев, Ю. А. Общая теория права: Учебние для юридических вузов
/ Ю.А. Дмитриев, И.Ф. Казьмин, В.В. Лазарев и др.; под общ. ред. А.С.
Пиголкина. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Изд-во МГТУ им. Баумана,
1997. – 384 с.
4. Хропанюк, В. Н. Теория государства и права: Учебник / В.Н. Хропанюк
– Москва: Интерстиль, 1999. – 377 с.
5. Абдулаев, М.И. Теория государства и права: Учебник для вузов / М.И.
Абдуллаев – Питер, 2003. – 397 с.
Скачать