Филатов Ф.Р. К вопросу о социокультурных эталонах здоровья

Реклама
Филатов Ф.Р., к.пс.н.,
доцент кафедры психологии здоровья
факультета психологии ЮФУ
К ВОПРОСУ О СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ЭТАЛОНАХ ЗДОРОВЬЯ
Любой научный дискурс нуждается в четко определенных обобщающих
понятиях и объяснительных принципах, которыми могло бы оперировать научное
сообщество. Однако введение таких понятий и принципов, как правило,
сопровождается превратностями толкования. Понятия эти либо обрастают
невразумительными и только замутняющими суть формулировками, либо
распространяются на эмпирические области, к которым изначально отношения не
имели, либо используются нерефлексивно, как нечто, само собой разумеющееся, к
месту и не к месту. Так теряется исходное значение, и на смену строгим и ясным
дефинициям приходят конструкты непомерно раздутые и размытые,
химерические.
Нечто подобное начинает происходить с термином «социокультурный эталон
здоровья», который первоначально был предложен для описания устойчивых
форм социальной репрезентации здоровья и болезни. По мере его неточного
использования этот конструкт становится всё более туманным, что в современной
психологической и, шире, гуманитарной литературе нередко случается с такими
емкими междисциплинарными понятиями, как миф, артефакт или архетип.
Выявление эталонных или социокультурных матриц, в общих чертах
определяющих как наше понимание здоровья и болезни, так и характер
оздоровительной активности, т.е. индивидуального и коллективного поведения,
направленного на преодоление болезни и укрепление здоровья, представлялось
вполне продуктивным в свете основной научной задачи: исследовать здоровье и
болезнь в качестве социокультурных, социально-сконструированных феноменов.
Концепция устойчивых социокультурных эталонов здоровья была
разработана автором статьи в 1999г. Термин впервые введен и определен в моей
кандидатской
диссертации
«Психосемантический
анализ
социальных
представлений о здоровье», 2001[8], а его развёрнутая дефиниция открывает
учебное пособие «Психология здоровья человека. Эталоны, представления,
установки», 2001[1], опубликованное в соавторстве с моим научным
руководителем, заведующей кафедры психологии здоровья факультета
психологии ЮФУ, профессором О.С.Васильевой.
Концепцию социокультурных эталонов здоровья можно кратко
сформулировать в виде следующих тезисов.
1. Под социокультурным эталоном здоровья мною понимается обобщенная
интерпретационная схема или модель описания, семантическая структура или
устойчивый когнитивный конструкт, определяющий характер интерпретации
феноменов здоровья и болезни в контексте рассматриваемой культуры. Говоря о
социокультурных эталонах здоровья, я исходил из представления о
«парадигмальном основании», которое обнаруживается в любой системе знания и
выступает в качестве своего рода «координатной сетки» в соответствующей этому
знанию социальной практике.
2. Социокультурные эталоны здоровья функционируют в нашем обыденном
и научном сознании как наиболее распространенные, типичные и признанные
концептуальные схемы и способы описания жизнедеятельности человека в её
отношении к здоровью; они сложились в условиях конкретных социальных
практик, и ныне используются нами в определенных культурно-исторических
контекстах.
3. По отношению к конкретным представлениям и концепциям
социокультурные эталоны выступают в качестве культурно заданных
формирующих матриц, в связи с чем я писал об «эталонных основаниях»
социальных представлений о здоровье и болезни, которые могут быть выявлены
методами семантического анализа.
4. Социокультурный эталон концептуально выражает то общее, что
связывает и роднит представления о здоровье и болезни, характерные для
определенной социальной группы или культурного сообщества, и вместе с тем, то
особенное, что заключает в себе их общегрупповую специфичность, отличая от
представлений других групп.
5. Коллективные (разделяемые) представления, сгруппированные вокруг
конкретного эталона, наделяются представителем данной культуры качествами
универсальности, исконности и устойчивости и образуют единую систему
координат, в рамках которой определенным, предзаданным способом
интерпретируются, описываются или оцениваются те или иные аспекты
проблематики здоровья.
6. На основе эталонов возникают не только рационально упорядоченные
представления и концепты, но и образы, метафоры, мифологемы, идеальные
конструкты («идеалы здоровья»), иррациональные убеждения.
7. Структурно эталон может оставаться неизменным, тогда как его
содержание достаточно вариативно и видоизменяется под влиянием различных
социокультурных факторов.
Далее, на материале европейской медицинской, философской и
психологической литературы мною были выделены три наиболее
распространенные и устойчивые эталона здоровья, в западном сознании
претендующие на универсальность: «античный», «адаптационный» и
«антропоцентрический».
Согласно моей гипотезе, античный эталон является базовым для всей
европейской культуры. Его специфика – в понимании здоровья как внутренней
согласованности всех составляющих человеческой природы, как телесных, так и
духовных. Здоровый человек, в свете античного эталона, характеризуется
уравновешенностью, самообладанием, доминированием разума над страстями и
духовной автономией (т.е. независимостью чувств и желаний от преходящих
внешних благ и материальных ценностей, а мыслей, решений и нравственных
позиций – от перипетий социально-политической жизни). Основные принципы
оздоровления в античной модели здоровья:
 умеренность во всём («ничего сверх меры»);
 разумная забота о нуждах тела и души;
 разумная упорядоченность жизни, основанная на понимании своего и
общего Блага (истинное же благо, по словам Платона, не в наслаждении,
а как раз в понимании или разумении) и
 природосообразность, как сказали бы мы сегодня, т.е., в свете доктрины
стоиков, стремление жить сообразно своей природе и в согласии с
Природой вещей или Природой Целого.
Два других эталона здоровья соотнесены в нашем культурном сознании с
духовными достижениями новоевропейской мысли и цивилизации.
Второй, адаптационный эталон здоровья и связанная с ним
«адаптационная модель здоровой личности» охватывают систему отношений
индивидуума с окружающим его миром и предполагают рассмотрение проблем
здоровья и болезни во внешнем, биологическом и интерсубъективном, плане
жизнедеятельности. В основе любого рассуждения о здоровье здесь
обнаруживается
представление
о
биосоциальной
природе
человека,
формирующейся и претерпевающей преобразования в процессе адаптации к
окружающему миру. Главный критерий оценки оптимального функционирования
– характер и степень включенности индивидуума во внешние биологические (или
экологические) и социальные системы. Данные параметры представляют собой
соответственно два основных аспекта общей адаптированности человека:
биологический и психосоциальный. Здоровье предстаёт в рамках этой
объяснительной схемы как оптимальная приспособленность к окружающей среде.
В результате определенной редукции, характерной для данной системы
представлений, ключевым признаком здоровья провозглашается соответствие
поведения и развития индивидуума социально обусловленному стандарту – норме
(так наз. нормальность или адекватность). В предельно упрощенной форме, эта
модель сводится к незамысловатому, всем понятному тезису: здоров тот, кто по
своим физиологическим и психологическим характеристикам соответствует
нормам и нормативам среднестатистического большинства. Такие внутренние
критерии здоровья, как субъективное переживание внутренней согласованности и
гармонии, считаются неподходящими для объективного научного анализа. В
адаптационной модели есть и некоторое сходство с античной: оно
прослеживается в идее гармоничной включенности субъекта в его биосоциальное
окружение, в призыве жить в гармонии с природой и со своими ближними.
Не менее широкое распространение получил антропоцентрический эталон
– понимание здоровья как всесторонней самореализации, главного условия и
фактора раскрытия творческого и духовного потенциала человека.
Антропоцентрический эталон здоровья восходит к гуманистической традиции и
базируется на понимании индивидуальности как самостоятельной ценности. С
ним непосредственно соотносятся ценностно-смысловые конструкты «свобода»,
«творчество», «личностный рост», «самопознание», «самореализация»,
«самосовершенствование», которые ассоциированы в нашем культурном
сознании с эпохами Возрождения (Ренессанса) и Просвещения и нередко
объединяются под общей рубрикой «антропоцентризма».
В основе антропоцентрического эталона здоровья – представление о
динамичной, свободно развивающейся, открытой опыту и ориентированной на
высшие ценности личности. Здоровый человек, в свете антропоцентрического
эталона,
отличается
стремлением
к
самоактуализации,
творческой
спонтанностью, конгруэнтностью, духовной автономией от культурных норм и
целостностью. Оздоровление тела признаётся естественным следствием
полноценной психической и духовной жизни. Основными принципами и
критериями здорового существования в свете этого эталона следует признать
свободное творческое самовыражение, продуктивное развитие (личностный рост),
интеграцию опыта и духовное самоопределение. С антропоцентрической точки
зрения, теряет смысл вопрос об универсальных критериях здоровья. Здоровье –
всегда индивидуальное творение личности, способной к самодетерминации (т.е. к
самоопределению и свободному выбору).
Особого внимания заслуживает так наз. теоцентрический эталон здоровья,
доминирующий в религиозном сознании и не получивший детального описания в
нашей монографии 2001 года. Ограничения объема данной статьи не позволяют
мне сфокусироваться на нем и привести здесь более подробную его
характеристику. Отмечу лишь, что этот эталон базируется на богословских идеях
греховности человеческой природы, искупления первородного греха, обращения
человека к Богу и «жизни в Боге»; здоровье и болезнь интерпретируются в этом
контексте как аспекты фундаментальных отношений человека и Творца
(«здоровье – дар Божий», «все болезни – от Бога, и посланы человеку как
испытания, призванные укрепить его в вере», «недуг есть свидетельство
несовершенства и испорченности человеческой природы, это одно из
непосредственных следствий грехопадения» и т.д.).
Описанные мной социокультурные эталоны своеобразно преломляются в
национальной культуре здоровья; в этой связи были введены дополнительные
термины «этнический (локальный) эталон» и «национальные образы здоровья и
болезни» [7]. Полем применения такой терминологии стало исследование
(реконструкция на основе данных культурологии и лингвистики) национальноспецифичных древнерусских представлений о здоровье и болезни, выраженных в
ключевой «растительной метафоре»: «здоровый» значит «крепкий, как дерево».
Именно это значение заложено в русском слове «здоровье», тогда как привычное
приветствие «Здравствуй!» по своей этимологии означает пожелание человеку в
крепости уподобиться дереву. Синкретичное восприятие древнерусского человека
отождествляло крепость и мощь лесных деревьев с силой и здоровьем человека.
Подчеркну, что образ цельного «дерева-леса», а не, скажем, сильного и
энергичного животного, стал моделирующим символом в древнерусской
языковой культуре. Именно в древнерусской, так как в других славянских языках
встречаются не менее распространенные сопоставления (сравнительные
конструкции): «здоров как бык», «как боров», «как медведь» и даже «здоров как
рыба» [там же]. Так что некорректно говорить о едином «славянском эталоне»,
как это делается в одном из не слишком добросовестных источников.
Суть древнерусского «локального» эталона здоровья можно в самых общих
чертах сформулировать так. Здоровье в русской культуре – это качественная
характеристика бытия человека как единицы рода, что и выражено в растительной
метафоре крепости дерева и монолитности леса. Характерно, что «лесное дерево»
как многозначный символ-эталон может сочетать в себе основные аспекты трех
рассмотренных выше социокультурных образцов здоровья: внутреннее единство,
цельность (ствол), включенность в сообщество (лес) и непрерывное развитие –
рост… Однако русское национальное мировосприятие, в силу своей специфики,
наибольшее значение придавало одному из трех эталонных компонентов символа
– общности индивидуального и родового, выраженной в «соборности» русского
леса. Русские деревья всегда собраны в лес, этот космос родового сознания.
Одиноко растущее дерево – олицетворение горестной доли, кручины. В таком
своеобразии национального мировосприятия и следует искать корни русского
«лесного» здоровья: человек обретает крепость (тела и духа) внутри рода (как
дерево в лесу), а род крепнет в каждом отдельном человеке.
Таковы основные иллюстрации наших тезисов, растиражированные в
обзорной литературе. Следует отметить, что данная концепция не претендует на
статус общепсихологиеской или культурологической теории. Введение понятия
«социокультурный эталон здоровья» было, прежде всего, связано с
фундаментальными научными вопросами образования в сфере здоровья. Ведь
именно образование, нацеленное на формирование личности и её культуры, как
никакая другая область социальной практики, нуждается в «образцах» и
«эталонах». Однако понятие социокультурного эталона оказалось более
востребованным, чем можно было поначалу предположить, проникнув и в другие
области гуманитарного дискурса.
Количество ссылок, прямых или невольных заимствований и присвоений
свидетельствует о том, что за прошедшее десятилетие этот термин прижился в
нашем психологическом тезаурусе и получил достаточно широкое
распространение. Его можно встретить в заглавии коллективной монографии [2] и
в докторской диссертации [4], в многочисленных обзорных статьях и в
экзаменационных билетах различных учебных дисциплин, включая и такие,
например, как «Социальная медицина».1
Вместе с тем начисто позабыт исходный контекст, в котором только данное
понятие и может корректно употребляться в качестве некоторого обоснованного
обобщения или объяснительного принципа. Утрата контекста закономерно
С сожалением отметим, что далеко не всегда «пользователи» концепции ссылаются на её
первоисточник [3, 5]. Особенно «преуспели» в этом авторы из республики Беларусь [5]: текст
нашей монографии воспроизводится в их научно-методическом пособии без ссылок целыми
страницами, концепция эталонов излагается без лишней скромности от первого лица, лишь
однажды делается отсылка к учебнику Г.С. Никифорова «Психология здоровья» (СПб,
«Питер», 2003), в которой был приведен сжатый обзор нашей работы, тогда как первоисточника
(монографии 2001 г. [1]) в списке литературы нет. Имели место и другие заимствования без
ссылок. Так кафедра психологии при факультете философии и социальных наук Белорусского
государственного университета утверждает в научном отчете за 2001 – 2005 гг., что под
руководством профессора И.А. Фурманова сотрудниками кафедры «изучены такие факторы
психосоциальной адаптированности, как… социокультурные эталоны здоровья».
1
привела к искаженному пониманию. Термин «социокультурный эталон здоровья»
отдельными критиками, вступавшими в полемику с автором статьи, оценивался
как избыточная теоретическая абстракция, накладываемая точно трафарет на
весьма разнородный культурно-исторический материал. Такой взгляд на вещи
лишает это понятие какой-либо ценности и научного смысла, превращая его в
изящную, но пустую виньетку.
Другая крайность заключалась в онтологизации (или натурализации) этого
концепта. Сия неизбежная тенденция сопутствует практически всем вводимым в
научный обиход теоретическим конструктам: то, что еще вчера использовалось
как одно из удачных обозначений, сегодня воспринимается в качестве
неотъемлемой части феноменального мира, объективной, исторически
сложившейся действительности. При такой онтологизации теоретический
конструкт, имеющий вполне определенное поле применения, по сути,
приравнивается к социальному объекту, который может быть эмпирически
выявлен в обыденном сознании, практике или жизнедеятельности конкретных
сообществ, групп или индивидуумов. Выявлен как нечто уже сложившиеся до нас
и существующее очевидным образом, совершенно автономно и независимо от
усилий нашей научной мысли. Научная модель наделяется статусом объективной
социокультурной реальности, теоретические представления подменяют
конкретные эмпирические данные и факты.
Примером может служить античный эталон здоровья. Некорректно
рассматривать его как непосредственный продукт античной культуры, подобно,
скажем, «Илиаде» Гомера или Парфенону. Он скорее является результатом
современной интерпретации того, что западный человек воспринимает как
духовное наследие или послание античности. Стремясь определить
происхождение западной культуры, мы по сложившейся традиции называем её
«колыбелью» античность. Также, отвечая на вопрос о происхождении некоторых
философских, этических, медицинских и психологических идей, которыми мы
широко пользуемся в нашей социальной практике, мы соотносим их с античной
культурой. Например, как учит античность, «в здоровом теле – здоровый дух».
Такое соотнесение современных представлений с античной классикой, как с
их первоисточником, вовсе не означает, что древние греки или римляне
придерживались тех же культурных установок и моделей поведения. Мы можем
лишь констатировать то, что наша мысль таким образом распорядилось своим
наследством, что, исходя из собственного понимания и когнитивных
возможностей мы придали некой дискурсивной модели (сформировавшейся под
влиянием не только античных, но и средневековых европейских и арабских
текстов и их более поздних интерпретаций) статус классической, наиболее
древней, исконной парадигмы. И в обыденном сознании эта модель сделалась
чем-то вроде недостижимого идеала – идеала внутренней гармонии,
согласованности и целостности, природосообразности и духовной автономии.
Попытка «расквартировать» эталоны по эпохам и привязать к конкретным
культурно-историческим реалиям представляется мне бесплодной. Говорить о
средневековом или ренессансном эталоне здоровья наряду с античным, значит
совершать невольную подмену и «приумножать сущности». Мы назвали
соответствующий эталон «античным» потому, что для западного мышления
античность – это не только историческая эпоха, но и вневременная, всегда
актуальная «классика», сфера «вечных» эталонов, идеалов и образцов,
эстетических ценностей, философских идей и ориентиров.
Суть вопроса не в том, чтобы выстроить некую историческую перспективу
развертывания эталонов в западном сознании и культуре. Безусловно, некоторые
идеи, концепты и образы прочно ассоциированы в нашем восприятии с
названными эпохами, однако мы можем адекватно исследовать лишь условия и
механизмы их современного использования и функционирования в практике
конкретных социальных групп, профессиональных и др. сообществ. Всё прочее
входит в задачи историков, культурологов и лингвистов.
В заключение хочу упредить возможные последующие курьезы, связанные
с применением обсуждаемого термина, и заверить пользователей данной
концепции в том, что социокультурный эталон здоровья не следует «открывать»
или «изучать», ибо он, по сути своей, не объект, но инструмент исследования, т.е.
объяснительный принцип, теоретический конструкт, научное обобщение. Его
нужно не изучать, но четко определить для того, чтобы, взяв его на вооружение,
приступить к исследованию. С его помощью может быть описана и
проинтерпретирована определенная феноменология, относящаяся к сфере
социальной репрезентации здоровья; он предоставляет возможность упорядочить
и структурировать, сгруппировать и систематизировать достаточно обширный и
разнородный
культурно-исторический
материал, организовать его в
воспроизводимую (как показывает практика раскавыченного цитирования)
концепцию. Исследуются представления, символы, образы, метафоры,
семантические конструкты, знания здравого смыла, концепции… в свете общей
идеи социокультурного эталона, которая задаёт концептуальные рамки
исследования. Эталон может быть описан и определен, как рабочий термин. Но он
не является неким фиксированным артефактом прошлых эпох – скорее это эффект
современного функционирования гуманитарных и естественнонаучных
дискурсов, в которых древние идеи, вплетаясь в нынешние контексты и
смысловые матрицы, обретают для нас актуальное и при этом универсальное,
едва ли не «вечное», значение.
ЛИТЕРАТУРА
1. Васильева О.С., Филатов Ф.Р. Психология здоровья человека: эталоны,
представления, установки: учебное пособие для студентов вузов. – М.: Академия,
2001. – 352с.
2. Бережная М.С., Гребенкин А.В., Никитин О.Д. и др. Творческая
самореализация личности как антропоцентрический эталон здоровья в
современной культуре: коллективная монография / Отв. ред.-сост. Бережная М.С.
– М.: Институт художественного образования РАО, 2007.
3. Ковалевская А.Ф. Формирование ценностного отношения к здоровью
человека / Проблемы современной экономики, Евразийский международный
научно-аналитический журнал, Санкт-Петербург, 2007, N 1(21).
4. Науменко Ю.В. Комплексное формирование социокультурного
феномена «здоровье» у подростков в общеобразовательной школе. Автореферат
диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук. –
Москва, 2009.
5. Пергаменщик Л.А., Гончарова С.С., Яковчук М.И. и др. Система
поддержания психического здоровья детей, пострадавших от катастрофы на
Чернобыльской АЭС: Научно-методическое пособие / отв. ред. Л.А.Пергаменщик.
– Гомель, РНИУП «Институт радиологии», 2004. – 156 с.
6. Преемственность формирования культуры здоровья учащихся в
образовательной среде региона: коллективная монография / Науч. ред.
Р.В.Рожнов. – Пенза: Информационно-издательский центр ПГУ, 2006. – 104с.
7. Филатов Ф.Р. Представления о здоровье и болезни в древнерусской
языковой культуре. Попытка психологической реконструкции / Международный
научный журнал «Культурно-историческая психология», №1, 2008. – С. 27 – 36.
8. Филатов Ф.Р. Психосемантический анализ социальных представлений о
здоровье: диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических
наук. – Ростов-на-Дону, 2001.
9. Шархун А.С. Формирование образа здоровой личности в процессе
преподавания
медико-биологических
дисциплин
в
педколледже:
Культуросообразный подход: Дис. ... канд. пед. наук: Ростов-на-Дону, 2005. –
157c.
Статья посвящена проблеме социокультурных эталонов здоровья. Согласно
авторской концепции, эти устойчивые формы социальной репрезентации здоровья
и болезни определяют современные концепции и практики в сфере укрепления
здоровья человека. Рассматриваются три устойчивых социокультурных эталона
здоровья, а также национально-специфические представления о здоровье и
болезни, сложившиеся в древнерусской языковой культуре.
Ключевые слова: социокультурные эталоны здоровья, социальная
репрезентация здоровья и болезни, национальные образы здоровья и болезни,
дискурс.
Abstracts: This article is devoted to the theme of sociocultural models of health.
According to author’s opinion, these forms of social represantion of health and illness
determine different modern conceptions and practicies in the sphere of health
increasing. Three sociocultural models of health are discribed.
Key words: sociocultural model of health, social represantion of health and
illness, national images of health and illness, discourse.
Скачать
Случайные карточки
Название еды

8 Карточек Cards

Физические термины

8 Карточек Cards

Создать карточки