Виды фоновой информации в процессе интерпретации

Реклама
Ю.В. Богатырь (Краснодар)
ВИДЫ ФОНОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ПРОЦЕССЕ
ИНТЕРПРЕТАЦИИ ДИСКУРСА АДРЕСАТОМ
(на материале романов Джулиана Барнса и их переводов на русский
язык)
Существенным фактором при анализе характеристик (или составлении
коммуникативного портрета) адресата является его национально-культурная
специфика как иноязычного интерпретатора, его принадлежность к той или
иной государственной общности. Такие факторы экстралингвистического
характера, как совпадение/несовпадение фоновых знаний получателя текста
на ИЯ и ПЯ, отношение интерпретатора текста на ИЯ и ПЯ к
коммуникативному акту, к отправителю, к теме сообщения представляют
огромную важность при создании текста перевода. Эти параметры в
существенной мере влияют на эффективность двуязычного опосредованного
общения, обусловливают необходимость выполнения переводческих
трансформаций, которые призваны сделать текст перевода естественным и
привычным для получателя на ПЯ [Быкова, 2003: 20].
Следовательно, как уже было сказано выше, для адекватной
интерпретации дискурса обладание одинаковыми фоновыми знаниями или в
ряде случаев их совпадение у адресатов оригинала и перевода является
одним из параметров успешной двуязычной коммуникации. В нашей работе
мы рассмотрим некоторые виды фоновых знаний и фоновой информации и
определим роль, которая отводится им в процессе интерпретации дискурса
адресатом. Материалом исследования послужили оригинальные романы
британского автора Джулиана Барнса «История мира в 10,5 главах» и его
перевод на русский язык, выполненный В. Бабковым, и «Любовь и так далее»
и перевод, созданный Т.Ю. Покидаевой.
Под фоновыми знаниями мы понимаем “общие для участников
коммуникативного акта знания” [Верещагин, Костомаров, 1973: 126],
которые подразумеваются, но явно не проговариваются в диалоге, и которые
являются основой языкового общения. Изучение фоновой лексики было и
остается актуальным, так как отсутствие необходимой фоновой информации
может повлечь неверное декодирование послания адресатом, в результате
чего цель сообщения останется недостигнутой, и коммуникация будет
считаться несостоявшейся.
Фоновые знания по своей структуре неоднородны. По степени их распространенности выделяются три вида: общечеловеческие фоновые знания,
то есть факты, известные в равной степени участника коммуникации любой
этнической общности, региональные, а именно знакомые представителям,
проживающим на определенной территории, и страноведческие.
Страноведческие знания – это “те сведения, которыми располагают все
члены определенной этнической или языковой общности” [Верещагин,
Костомаров, 1973: 126], являющиеся частью национальной культуры,
результатом
"исторического
развития
данной
этнической
или
государственной общности в равной мере" [Верещагин, Костомаров, 1973:
135]. Они “образуют часть того, что социологи называют массовой культурой, т. е. они представляют собой сведения, безусловно, известные всем
членам национальной общности”. Рассмотрим данные три типа фоновых
знаний на примерах.
Сначала мы приведем пример общечеловеческих фоновых знаний,
которые являют собой базу для адекватной интерпретации текста адресатом:
Oliver: Where were we? Strange how each of those three words encloses its
successor, each shedding of letters echoing the sense of loss we always feel when
casting the Orphean glance over the shoulder [Barnes, 2002: 18].
Оливер: Где мы были тогда? Странно, что каждое следующее из этих
четырех коротких слов вбирает в себя предыдущее, как их звучание
отзывается эхом потери – чувства, которое мы испытываем всякий раз,
когда подобно Орфею, украдкой оглядываемся назад [Барнс, 2004: 23].
При использовании данной аллюзии писатель учитывал, что каждому
образованному человеку известен древнегреческий миф об Орфее и
Эвридике, согласно которому Орфей получил возможность забрать свою
погибшую жену из царства мертвых с одним условием: не оглядываться на
тень своей жены и не заговаривать с ней до выхода на дневной свет. Однако
Орфей нарушил запрет и навсегда потерял жену. И поэтому в данном
примере сопоставляется боль, испытываемая Оливером при мыслях о
прошлом с болью потери, которую чувствует Орфей, когда оглядывается
назад, и, таким образом, теряет любимую навсегда.
Региональные фоновые знания можно проиллюстрировать на
следующем примере:
Stuart cooked piperade [Barnes, 2002: 196].
Стюарт приготовил piperade [Барнс, 2004: 247].
Здесь используется название традиционного баскского блюда, которое
не имеет аналога в русской кухне и, следовательно, не переводится на
русский язык. Баски – это народ, говорящий на изолированном языке,
составляющий коренное население северо-западных областей Испании и
юго-западных районов Франции, и, следовательно, это кушанье широко
распространено только среди жителей данных регионов Испании и Франции.
Необходимость обладания одинаковыми страноведческими знаниями
можно показать на следующем примере:
Shriveled flesh, suppurating wounds, Belsen cheeks: such details would move
us, without trouble, to pity [Barnes, 1990: 136].
Усохшая плоть, гноящиеся раны, щеки, как у узников Бельзена,- такие
подробности без труда вызвали бы у нас сочувствие [Барнс, 1997: 61].
Для правильной интерпретации приведенного примера необходимо
обладать определенным запасом страноведческих знаний. Переводчиком это
было учтено, так как при переводе словосочетания “ Belsen cheeks ”
произошла адаптация текста, и было введено слово узники, благодаря чему
мы понимаем, что Бельзен является неким местом для заключенных,
тюрьмой. В действительности Бельзен – это нацистский концлагерь, который
был создан частично как лагерь для военнопленных, частично для евреев. К
моменту освобождения лагеря погибло около тридцать семь тысяч человек.
Условия существования в этом месте были ужасные, поэтому в данном
примере состояние потерпевших крушение людей, которые провели на плоту
несколько недель без средств к существованию сравнивается с состоянием
узников концлагеря Бельзен.
Фоновые знания, являясь элементом массовой культуры, подчиняются
ее общей закономерности, и, следовательно, разделяются на актуальные
фоновые знания и фоновые знания культурного наследия" [Верещагин,
Костомаров, 1973: 134].
Примером актуальных фоновых знаний может послужить заголовок 19
главы романа Джулиана Барнса «Любовь и так далее»,“Question time”, что в
переводе на русский значит «Час вопросов». Именно так в настоящее время в
английском парламенте называют время, в течение которого депутаты
задают вопросы министрам.
Фоновые знания культурного наследия можно проиллюстрировать на
следующем примере:
Oliver:
I want a hero: an uncommon want,
When every year and month sends forth a new one,
Till after cloying the gazettes with cant,
The age discovers he’s not the true one [Barnes, 2002: 132].
Оливер: Хочу героя!
Ищу героя! Нынче, что ни год
Являются герои, как ни странно,
Им пресса щедро славу воздает,
Но эта лесть, увы, непостоянна.
Сезон прошел – герой уже не тот [Барнс, 2004: 169] .
В главе романа Джулиана Барнса «Любовь и так далее» «Чего я хочу?»
каждый из героев выражает свои желания. Оливер ответил на этот вопрос,
процитировав отрывок из произведения Байрона «Дон Жуан». Для
англоязычного населения этот роман является важным произведением эпохи
английского романтизма и составляет часть культурного наследия этой
страны. Поэтому цитаты из него не требуют пояснений и для читателей
оригинала. Однако адресату текста перевода без дополнительных
комментариев не обойтись.
В разделах, посвященных лексическим проблемам, используется еще
один термин "фоновая информация", который соотносится с сугубо
национальным тезаурусом и, конечно, с понятием фоновых знаний, но по
сравнению с ним является более узким.
Фоновая информация – это социокультурные сведения, характерные
лишь для определенной нации или национальности, освоенные массой их
представителей и отраженные в языке данной национальной общности.
Содержание фоновой информации охватывает, прежде всего, специфические факты истории и государственного устройства национальной
общности, особенности ее географической среды, характерные предметы
материальной культуры прошлого и настоящего, этнографические и
фольклорные понятия – т.е. все то, что в теории перевода обычно именуют
реалиями. Важно отметить, что под реалиями в современной филологии
понимают не только сами факты, явления и предметы, но также их названия,
слова и словосочетания [Влахов, Флорин, 1970: 432-456].
Фоновая информация – явление историческое. Она существует и
актуализируется в реальном времени, может устаревать и становиться
достоянием прошлого. Иная фоновая информация, не успев закрепиться за
тем или иным фактом действительности и соответствующей лексической
единицей, забывается носителями языка, стирается из их памяти. Поэтому
фоновую информацию можно было бы подразделить на актуальную и
историческую, как это делают E. M. Верещагин и В. Г. Костомаров в
отношении фоновых знаний.
Давайте рассмотрим эти два вида фоновой информации на примерах:
I want Spurs to win the League and the Cup and the European Cup and
everything [Barnes, 2002: 130].
Я хочу, чтобы «Спурс» выиграл чемпионат, и Кубок, и Лигу Чемпионов,
и вообще все [Барнс, 2004: 167].
Это пример актуальной фоновой информации, так как «Спурс» - это
сокращенное название популярного футбольного клуба английской премьерлиги "Тоттенхэм Хотспур."
Явление
исторической
фоновой
информации
может
быть
проиллюстрировано на следующем примере:
Their pre-emptive attack on the Egyptian air force at the start of the Six Day
War being the exact moral equivalent of Pearl Harbour (Franklin deliberately
didn’t look at the Japanese – or the Americans – at this moment, nor for some time
thereafter) [Barnes, 1990: 55] .
Об их упреждающем ударе по египетскому воздушному флоту в начале
Шестидневной войны, который был полным моральным эквивалентом ПерлХарбора (Франклин умышленно не смотрел на японцев - и на американцев ни в этот момент, ни в течение еще нескольких минут) [Барнс, 1994: 25].
В данном примере сравнивается удар евреев по египетскому
воздушному флоту с нападением на Перл-Харбор. Если читатель оказывается
незнаком с данным историческим фактом, то причина, по которой Франклин
Хьюз в течение последующих нескольких минут не смотрел ни на японцев,
ни на Американцев остается для него загадкой. Однако целевой аудиторией
Джулиана Барнса являются образованные люди, для которых интерпретация
данного исторического явления не вызывает сложностей, так как им хорошо
известно, что 7 декабря 1941 года японская авиация нанесла внезапный удар
по военной базе Перл-Харбор, вследствие которого Америка вступила во II
мировую войну.
Понятие фоновой информации тесно связано с более широким и
многозначным понятием имплицитной или, проще, подразумеваемой
информацией. Исследователи включают в него и прагматические
предусловия текста, и ситуацию речевого общения, и импликации, и
подтекст, и так называемый вертикальный контекст и аллюзии, символы,
каламбуры, и прочее неявное, скрытое, добавочное содержание,
преднамеренно заложенное автором в тексте.
Подтекст как особая лингвистическая категория стал интенсивно
изучаться с середины XX века, хотя представления о нем сформировалось на
рубеже XIX--XX веков. Этот художественный прием ранее называли
"вторым диалогом". Подтекст - это имплицитный, скрытый смысл, который
сосуществует с явно выраженным, эксплицитным смыслом в одном и том же
высказывании и который должен быть понят рецептором [Мыркин, 1976: 8693].
Типы и виды подтекста весьма разнообразны. Подтекстовое содержание
может соотноситься со сферой языка, литературы, фольклора, мифологии
(это все филологический подтекст), с самой действительностью, социальной
средой, как исторической, так и современной, с событийными, бытовыми
фактами и т. п.
I put him at ease by praising the wine he had so plutocratically furnished for
the occasion. Tasmanian pino noir, would you believe [Barnes, 2002: 67]!
Я помог почувствовать ему себя более раскованно и непринужденно,
похвалив вино, которое он так плутократически прихватил к случаю.
Тасманийское pino noir, вы только представьте [Барнс, 2004: 86]!
В приведенном примере подтекстовое содержание фразы «Тасманийское
pino noir, вы только представьте!» соотносится с современной
действительностью и по тому, как автор описывает это вино, мы осознаем,
даже не имея соответствующих фоновых знаний, что речь идет о
качественном, дорогом напитке, то есть можно «догадаться о скрытом
содержании, о смысле данного аллюзива». И это действительно так, потому
что Пино Нуар — один из самых ярких представителей благородных сортов
винограда, из которого получаются потрясающие красные сухие вина.
Имплицитные сведения содержатся и в так называемом вертикальном
контексте, под которым понимается не явно выраженная историкофилологическая информация, содержащаяся в тексте. Обычными
категориями вертикального контекста являются аллюзии, символы, реалии,
идиоматика, цитаты и т. п. Вертикальный контекст может заключать, вопервых, скрытую информацию, обусловленную самим языком и
независимую от намерений отправителя текста. Подобное происходит со
словами-реалиями, фразеологией и различной идиоматикой. Эти языковые
единицы по природе своей связаны с фоновой информацией. И. В.
Гюббеннет описывает инвентарь речевых ситуаций, требующих
социологической оценки. Он подтверждает тезис об объективном характере
имплицитной информации, зафиксированной в языке [Гюббеннет, 1981: 81].
Национальный компонент проявляется в наименованиях некоторых черт
внешности, характера и поведения людей, их одежды, жилищ, предметов
обихода, еды, окружающей природы, животных, средств передвижения, природных явлений, видов досуга, явлений общественной жизни, произведений
искусства и литературы и в других подобных названиях.
He glanced towards the two Arabs and thought, that’s shown you, now you
can see what we (Englishmen) are made of, there is some stiff upper lip for you
[Barnes, 1990:42].
Он посмотрел на арабов и подумал, вот вам, теперь видите, из какого
мы теста, мы еще за себя постоим [Барнс, 1994: 19].
В данном примере ярко проиллюстрирована характерная черта
национального английского характера “ stiff upper lip”, что в переводе на
русский значит «плотно сжатые губы». Данный фразеологизм представляет
собой символ английской выдержки и упорства, умения не пасовать перед
трудностями. Как мы видим, в тексте перевода предоставляется не
буквальный перевод этого устойчивого выражения, а только заложенный в
него смысл.
Во-вторых, вертикальный контекст может целиком зависеть от воли
отправителя речи, формирующего текст таким образом, чтобы в нем
содержался намек на какой-либо языковой, литературный, социальный и т. п.
факт, отсылка к вторичному тексту и вторичной ситуации. Характерным
приемом реализации подобного вертикального контекста является аллюзия.
И.С.
Христенко
определяет
ее
как
стилистическую
фигуру
“преференциального характера, где в качестве денотатов выступают две
ситуации: референтная ситуация, выраженная в поверхностной структуре
текста и подразумеваемая ситуация, содержащаяся в совокупности общих
фоновых знаний адресанта и адресата” [Христенко, 1993: 7]. Индикаторы
аллюзии могут соотносить как с филологической информацией
(филологический
вертикальный
контекст),
так
и
с
реальной
действительностью прошлого или настоящего (социальный или событийный
вертикальный контекст). Аллюзии первого типа основываются на
прототексте, которым обычно являются тексты произведений отечественной
и зарубежной литературы, мифологические и фольклорные источники,
пословицы, поговорки, афоризмы, различные цитаты (полные, сокращенные,
пересказанные, деформированные и т. д.). Во втором случае основой
является протореальность (протоситуация). связанная с событиями и фактами
самой действительности. Такие аллюзии не сводятся к определенному
текстовому первоисточнику, а соотносятся с явлениями и объектами бытия и
нашими представлениями о них:
What’s that other cliché? Two nations separated by a common language?
Yes, that’s true too [Barnes, 2002:25].
Англия и Америка – две нации, разделенные общим языком. Очередное
клише [Барнс, 2004: 32].
Данный пример представляет собой аллюзию, прототекстом которой
является цитата Оскара Уайльда о несхожести двух стран: Англии и
Америки. Интересен тот факт, что в оригинале используется неполная
цитата, опущены названия стран, в то время как в переводе звучит ее полная
версия. Это явление легко объяснимо, так как читателям оригинала данный
афоризм Оскара Уайльда хорошо известен.
Итак, рассмотрев основные виды фоновой информации и фоновых
знаний, мы приходим к выводу, что они обеспечивают взаимопонимание
коммуникантов при общении и являются основой в процессе интерпретации
дискурса адресатом, так как не любое текстовое образование может быть
адекватно декодировано целевой аудиторией при отсутствии у нее
необходимых фоновых знаний. Однако, как было отмечено нами выше, при
несовпадении фоновых знаний у адресатов оригинала и перевода, переводчик
вынужден прибегать к некоторым трансформациям, дополнительным
комментариям и ссылкам, с тем, чтобы максимально приблизить восприятие
адресата перевода к восприятию адресата оригинала.
Литература
1. Барнс Джулиан. Любовь и так далее. – М. 2004.
2. Барнс Джулиан. История мира в 10,5 главах. – М. 1997.
2. Быкова И.А. Перевод и межкультурная коммуникация. – М.: Российский
университет дружбы народов, 2003.
3. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. – М. 1973. – С. 126.
4. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. Реалии // Мастерство перевода.
1969. – М. 1970.
5. Гюббенет И.В. К проблеме понимания литературного текста (на английском
материале). – М. 1981.
6. Мыркин В.Я. Текст, подтекст и контекст // Вопросы языкознания. – 1976. – № 2.
7. Христенко И.С. Лингвистические особенности аллюзии как средства создания
подтекста (на материале М. де Сервантеса "Дон Кихот" и произведений Б. Переса
Гальдоса). АКД. – M., 1993.
8. Barnes, Julian. A History of the world in 10, 5 chapters. New York. 1990.
9. Barnes, Julian. Love, etc. New York. 2002.
Скачать