Р. С. Байниязов ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ 14

Реклама
чивая Н.Н. Алексеевым, D . U . Вышеславцевым,
С Л . Франком и другими правоведами, выступала
с критикой той самой формальной рациональности
права, которая привела к нравственному тупику
западное правосознание. Таким образом, герменев-
1
Н й р о д ш [*la
iixn^^i
ппгщ! i и ~• — —
правлением, по которому может развиваться отече­
ственное правопонимание в его самобытных осно­
ваниях.
Р. С. Байниязов
ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ
Как и любое социальное явление, правовое соз­
нание обладает своими функциями. На наш взгляд,
к их изучению следует подходить комплексно, сис­
темно, учитывая разнообразные факторы и условия
их реального осуществления. Это особенно важно в
силу того, что правовое сознание является духов­
ной структурой, идеальной функциональной систе­
мой, интегральной категорией духовно-ценностного
освоения правового бытия. Отсюда следует, что
правосознание следует анализировать как социаль­
ную систему со своим набором функций.
На сегодняшний момент в отечественном право­
ведении выделяют следующие основные функции
правосознания: 1) познавательную; 2) оценочную;
3) регулятивную. Под первой функцией понимает­
ся осуществление процесса познания, осмысления
правовой действительности.
Оценочная функция определятся как «опреде­
ленное эмоциональное отношение личности к разным
сторонам и явлениям правовой жизни на основе опы­
1
та и правовой практики» . Регулятивная функция
правового сознания осуществляется посредством
правовых установок и ценностно-правовых ориен­
тации, синтезирующих в себе все иные источники
2
правовой активности .
Некоторые авторы считают, что существуют и
другие функции правосознания. Так, например,
Е.А. Лукашева, анализируя функцию правового
моделирования, отмечает, что «результатом по­
знавательного и прогностического процесса являет­
ся формирование определенных моделей (правил
3
поведения)» . В.А. Щегорцов выделяет регулятив­
ную, идеологическую, нормативно-прогностическую
функции правосознания. Он также считает, что
4
есть функция правового моделирования .
Н.Л. Гранат полагает, что основные функции
правосознания (познавательная, оценочная, регуля­
тивная) практически охватывают все остальные,
например, информативную или прогностическую и
5
др. То есть выделение иных функций является не­
правильным подходом, с чем, по нашему мнению,
нельзя согласиться.
Во-первых, такая интерпретация правового соз­
нания в значительной степени обедняет истинное
его содержание, сущность, принижает значимость
правосознания в общественной жизни. Во-вторых,
информативная (точнее сказать, информационная)
функция, так же как и прогностическая, - отнюдь
не субсидиарные элементы вышеперечисленных
трех основных функций, ибо они имеют свой дос­
таточно
самостоятельный
статус
в
духовноправовом пространстве общества.
Так, например, прогностическая функция пра­
восознания выражает его социальную значимость
как духовного феномена, при помощи которого
вполне возможно спрогнозировать дальнейшие тен­
денции развития права как социального института,
а также правовой системы, юридической культуры,
государственности, всей правовой реальности в це­
лом.
Социально-юридический прогноз, возможность
выйти за рамки прошлого и настоящего, спроекти­
ровать правовое будущее - это разве не одна из
важнейших функций правосознания, общественного
сознания в целом?! Вопрос совсем не риториче­
ский, так как хотим мы этого или нет, но для пра­
вового сознания характерно юридическое мечтание
(в лучшем смысле этого слова), правовая фантазия и
воображение, наличие правового подсознательного
уровня и т.д.
То же самое касается и информационной функ­
ции правосознания, которой присуще вовлечение в
информационное юридическое поле индивидов, со­
циальных групп, слоев и т.п., проведение политики
просвещения, а главное, доведение до граждан,
должностных лиц, общественных организаций, го­
сударственных органов определенной суммы юри­
6
дической информации .
От информационной следует отличать воспита­
тельную функцию правосознания. Если информа­
ционная функция направлена лишь на ознакомле­
ние субъектов права с определенными правовыми
сведениями без специальной цели проведения юри­
дического всеобуча и воспитания, то воспитатель­
ная функция, напротив, нацелена на формирование
правовых знаний, убеждений, установок при помо­
щи правовой пропаганды, юридической агитации,
правового обучения, самосовершенствования.
Правовое воспитание представляет собой про­
цесс систематического, целенаправленного, созна-
Байниязов Р.С. - канд. юрид. наук, ст. преподаватель ка­
федры теории и истории государства и права Саратовского
юридического института МВД России
1
Теория права и государства/Под ред. Н.А. Катаева и В.В. Лазаре­
ва. Уфа, 1994. С. 329.
2
См.: Гранат Н.Л. Профессиональное сознание и социалистическая
законность в деятельности органов внутренних дел. М., 1984 С. 25.
' Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность.
М , 1973. С. 105.
4
См.: Щегорцов В.А. Социология правосознания. М., 1981. С. 100.
5
См.: Теория права и государства / Под ред. Н.А. Катаева и В.В.
Лазарева. Уфа, 1994. С. 329.
6
О роли информации в современной общественной жизни подроб­
нее см.: Малько А.В. Право гражданина на информацию: необхо­
димость, природа, гарантии реализацииШравоведение. 1995. № 3 ;
Он же.
Двоичность информации и язык законодательстваШравоведение. 1993. № 1 .
14
Основные
функции
тельного созидания и закрепления у людей юриди­
ческой культуры, правосознания. В основе право­
вого воспитания лежит юридическое обучение как
определенная система передачи, аккумуляции, ус­
воения прошлого исторического опыта правовой
практики, юридических ценностей, правопонимания, правовой культуры, нормотворчества, право­
применения и т.д., а также привития соответст­
вующих навыков и умений гражданам по реализа­
ции объективного и субъективного права в жизнь.
В целом юридическое воспитание призвано
сформировать у человека правовую инициатив­
ность, самостоятельность, чувство уверенности в
сфере права, правореализации, юридической прак­
тики (так, например, наличие юридических знаний
у личности позволяет ему лучше ориентироваться в
правовой области жизни общества), помочь изба­
виться от последствий девиантного поведения.
Юридическое воспитание предстает как одна из
важнейших составных частей правовой социализа­
ции, причем последняя реализуется под влиянием
проведения правовой воспитательной работы, а
также и других факторов (человеческое общение,
средства массовой информации, семья, трудовой
коллектив и др.).
Следует выделить и мотивационную функцию
правосознания, суть которой побудить человека,
социальную общность людей к юридической актив­
ности и деятельности, направленных на удовлетво­
рение соответствующих потребностей. Истинное
правовое сознание как раз и ценно в том смысле,
что формирует у личности нацеленность на осоз­
нающее правомерное поведение, на его духовноэтическую подоплеку.
Дело в том, что правовая активность личности
подразумевает духовно самостоятельное, добро­
вольное, осознаваемое, инициативное, социально и
нравственно ответственное поведение человека. Но
оно немыслимо вне рамок морально здоровой юри­
дической осознанности, осмысленности социальноправовой действительности, без правового мотива
как необходимого условия проявления им вовне
своего юридического побуждения.
Причем здесь данный мотив является господ­
ствующим, преобладающим, доминирующим. То
есть инициативное правомерное поведение форми­
руется путем воздействия на человека социальноправовыми, социально-психологи-ческими, духов­
но-нравственными и другими средствами с целью
стимулировать, поощрить, заинтересовать его на
совершение добровольного и самостоятельного праводействия.
Правосознание обеспечивает акцентированность
человеческого поведения на достижение социальнозначимых ценностей.
В этом смысле телеологическая (целевая)
функция правосознания является одной из базис­
ных, ибо она формирует идеальную правовую мо­
дель права, правопорядка, законности, правотвор­
чества, правореализации и иных юридических про­
явлений социальной действительности. Здоровое,
нормальное правосознание всегда устремлено к ду­
ховному, гуманному, жизненному праву, имеет пе­
ред собой цель созидания в общественной жизни
духа права, культуры права.
правосознания
Формирование правоаксиологической оптималь­
ности есть ближайшая, непосредственная цель ду­
ховного правового осознания юридических реалий,
так как она является своеобразным юридическим
критерием разграничения лучшего и худшего, по­
ложительного и отрицательного с точки зрения
права. Следует отметить, что законодателю необхо­
димо больше обращать внимания на значимость це­
ли в праве, на ее духовное санкционирование пра­
вовым менталитетом народа.
Направить человеческое сознание на цель зако­
на, вообще нормативного акта, закрепленную, как
правило, в его преамбуле, - это важнейшая задача
для компетентных органов и должностных лиц, го­
сударства в целом как субъектов правоприменения,
но, кроме системы целей, существующих в системе
законодательства, надо иметь в виду более высокую
цель права, выражающую его духовно-моральные,
нравственные, сущностные характеристики, прин­
ципы свободы, гуманизма, справедливости, и т.д.
Если позитивное законодательство не отражает
данные духовно-правовые начала жизнедеятельно­
сти человека, то тогда оно вступает в противоречие
с высшей, основной целью правового духа, что яв­
ляется одним из проявлений деформированного
правосознания.
Идея справедливости - это не умозрительная
схема, а выражение общечеловеческих правовых
идеалов. Индивидуальное, групповое, обществен­
ное правосознание со всей необходимостью должно
быть нацелено на данный идеал. В противном слу­
чае оно, не выполняя должным образом телеологи­
ческую функцию, теряет свою социальную значи­
мость как феномена духовного мира, закономерно
переходит в ранг духовно убогого, деформирован­
ного сознания.
Каждая из основных функций правосознания
имеет свои субфункции как конкретные направле­
ния воздействия человеческого сознания на соци­
ально-юридическую реальность. Так, к примеру,
субфункциями основной, генеральной телеологиче­
ской функции правового сознания является форми­
рование целевых установок объективного и субъек­
тивного права, нормотворчества, правоприменения
и т.п.
Кроме функций, следует выделить также дис­
функции, присущие формам проявления деформи­
рованного правосознания (юридический нигилизм,
правовой идеализм и прочее).
Дисфункции правосознания есть социальный
негатив, который нацелен непосредственно про­
тив самих духовно-нравственных основ права,
подрывают у людей веру в него, создают социаль­
ный диссонанс между правом и правовым духом,
задают аритмичный ход их взаимодействия.
Но для правосознания характерна также и
чрезмерно высокая, ничем не оправданная наце­
ленность на право, абсолютизация его социальной
роли и места в жизни общества, предъявление к
нему слишком завышенных требований, что кратко
можно обозначить как юридический «идеализм». В
этом состоит один из парадоксов бытия дисфунк­
ций деформированного правосознания, когда, с од­
ной стороны, дисфункция правового нигилизма
представлена в виде категорического отрицания
ная значимость права явно преувеличена.
В этом ничего странного нет, так как уже давно
известно, что крайности имеют свойство сходиться.
В данном случае юридический нигилизм и право­
вой идеализм ввиду соединения их дисфункций в
один общий общественный фон угрожают уничто­
жением краеугольных «камней» права. Причем
данный процесс может происходить как осознанно,
так и неосознанно.
Также можно выделить интеллектуальную и
психологически-эмоциональную функции правосоз­
нания; для первой характерно оказание влияния на
юридическое бытие общества преимущественно ло­
гическими, рациональными средствами, путем вве-
А.Ю.
понятий, в то время как второй функции присуще
воздействие, влияние на правовую действитель­
ность на уровне чувств, эмоций, аффектов и т.п.
Так, позитивное право несет в себе печать как
рациональных,
логических,
интеллектуальных,
идеологических установок законодателя, так и пси­
хологический след его переживаний, чувств, реак­
ций. Это относится и к иным правовым явлениям,
только юридические субъекты могут быть другими.
Таким образом, функции правового сознания
показывают его социальную роль в жизни общест­
ва, позволяют более полно и объективно познать
правовую действительность.
Мордовцев
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ И ПРАВО
В САКРАЛЬНО-КОСМОЛОГИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ МИРА
(ЕВРОПЕЙСКАЯ АНТИЧНОСТЬ)
...каждая э п о х а находится в непосредственном отношении
к богу.
Леополг>д фон Ранке.
«Моделью мира», складывающейся в определен­
ном обществе, человек руководствуется во всем сво­
ем поведении, с помощью составляющих ее катего­
рий он отбирает импульсы и впечатления, идущие от
внешнего мира, и преобразует их в данные своего
внутреннего опыта, ищет закономерности возникно­
вения, существования, функционирования и преоб­
разования тех или иных явлений. Основные струк­
туры «видения мира» предшествуют научным, фи­
лософским, политическим и др. идеям и мировоз­
зрению, формирующимся в социуме. Поэтому,
«сколь бы различными ни были идеология и убеж­
дения этих индивидов и групп, в основе их можно
найти универсальные, для всего общества обяза­
тельные понятия и представления, без которых не­
возможно построение никаких идей, теорий, фило­
софских, эстетических, политических или религиоз­
1
ных концепций и систем» .
Даже беглый (непредвзятый!) взгляд на пробле­
му убеждает исследователя, стремящегося подняться
до понимания сущности изучаемого феномена, что
государственная власть укоренена не только в поли­
тической, но и духовной истории человечества, сек­
реты ее бытия обнаруживаются уже на ранних эта­
пах развития цивилизации. Мистерии политической
власти, права, закона, их сакральный характер и
образ, предстающий взору античных мыслителей в
качестве сложного сплетения символических форм и
поэтических метафор - это первичный, видимо, наи­
более ранний дискурс государственной власти, тем
не менее, все еще волнующий исследователей своей
метафизической сущностью, способностью прони-
кать в глубины «царского искусства», предлагать
решения ряда важнейших правовых и политических
проблем современности. «Феномен власти всегда
привлекал любопытство как правящих, так и управ­
ляемых, оставаясь закрытым для тех и других, и,
будучи одним из главных социальных стимулов, в
течение веков постоянно трансформировался, при­
нимая все новые и новые формы и постоянно нуж­
2
даясь в новых обоснованиях и объяснениях» .
В методологическом плане, исходя из целей и за­
дач истории политических и правовых учений, про­
блема выявления сакральной природы государствен­
ной власти в древних цивилизациях, особенностей
космологизированных представлений о мироупорядочении неизбежно предполагает рассмотрение во­
проса о герменевтическом круге - значимом аспекте,
принципе процесса понимания, воспринятом еще из
античной риторики. Последний получал различное
толкование: от Аврелия Августина до Ф. Шлеймахера, Х-Г. Гадамера и др., но, так или иначе, суть
ргп сводилась к соотношению «целого» и «части» в
ессе понимания текстов. Достаточно широкую
.г
говку герменевтического круга, обращенную не­
посредственно к истории мысли, находим у В.
Дильтея. По его мнению, понимание текста как не­
кой «объективации жизни» творца (философа, пра­
воведа и др.) возможно только при условии обраще­
ния и должного осмысления духовного мира соот­
ветствующей эпохи, - того, без чего автора любого
произведения невозможно представить и еще труд­
нее понять, - что, в свою очередь, предполагает
уяснение оставленных этой эпохой «объективации
жизни» - текстов. Игнорирование данной эвристи­
ческой установки лишает исследователя самой воз­
можности «вхождения» в подлинный смысл полити­
ческих и правовых доктрин, неизбежно ведет к вы­
холащиванию сути теорий, необоснованным оценкам
Мордовцев А.Ю. - канд. филос. наук, доцент, зав. кафедрой
теории
и
истории
государства и
права
Таганрогского ин­
ститута управления и экономики.
' Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М, 1972. С. 16.
А.Я. Гуревич предлагает понимать и употреблять выражения «мо­
дель мира», «картина мира», «образ мира», «видение мира» как
равнознанчные.
2
Исаев И.A Politica hermetica: скрытые аспекты власти. М , 2002.
С. 9-10.
16
Скачать