Методологические принципы исследования и определение

Реклама
ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
В. И. Новичкова, В. И. Пищулин
Методологические принципы исследования
и определение сущности человеческого
капитала
Аннотация: В данной статье рассматривается методология исследования человеческого капитала, дается
классификация существующих в современной экономической литературе трактовок человеческого капитала, представлено уточненное определение сущности человеческого капитала.
Ключевые слова: человеческий капитал, экономическая теория, рыночная экономика.
Теория человеческого капитала имеет отнюдь не простую
Новичкова Валентина Ивановна, кандидат экономических наук, доцент кафедры региональной
и весьма противоречивую историю. С одной стороны, челоэкономики, предпринимательства и управления.
веческий капитал, как объективное экономическое явление,
Основные публикации: учебное пособие
признавался еще со времен А. Смита, К. Маркса и многих
«Экономическая теория» (2007), монографии –
других представителей классической и постклассической эко«Человеческий капитал: сущность и эффективномической теории 1. С другой стороны, в течение длительного
ность использования в рыночной экономике»
интервала времени экономисты-теоретики применяли в своих
(2006), «Теория человеческого капитала: метоисследованиях не понятие «человеческий капитал», а такие
дологические и институциональные аспекты»
категории, как «труд» и «рабочая сила».
(в соавторстве 2007).
Другими словами, человеческий капитал признавался и
Пищулин Виктор Иванович, кандидат экопризнается как объективная реальность, существующая в мире
номических наук, доцент филиала РГСУ
экономических явлений, но человеческий капитал до сих
в г. Дедовске.
пор не стал субъективной реальностью в соответствующих
теоретических построениях и концепциях большинства представителей фундаментальной экономической науки. Является ли такая ситуация методологическим просчетом исследователей, недооценкой роли и значения человеческого капитала, или это сознательная,
обоснованная позиция ученых?
Кроме того, даже среди тех немногих представителей экономической теории прошлого и настоящего
нет согласия хотя бы относительно ключевых методологических положений, характеризующих человеческий капитал как сложное и противоречивое явление. Это несогласие, как следствие наличия методологических «завалов», проявляется в многообразии подходов к исследованию и обилии трактовок
сущности человеческого капитала. Если попытаться классифицировать существующие в современной
1 А. Смит, например, отмечал, что основной капитал состоит не только из машин и оборудования, но и из полезных способностей членов общества. Приобретение таких способностей «… всегда требует действительных издержек, которые представляют собой основной капитал. … Большую ловкость и умение рабочего можно рассматривать с той точки зрения, как и машины и орудия производства, которые сокращают или облегчают
труд, и которые, хотя и требуют известных расходов, но возмещают эти расходы вместе с прибылью» (Смит А. Исследование о природе и причинах
богатства народов. – М., Соцэкгиз, 1962. - С. 208). Те же положения мы встречаем и у К. Маркса, где он отмечает, что «с точки зрения непосредственного процесса производства, сбережение рабочего времени можно рассматривать как производство основного капитала, причем под этим основным
капиталом понимается сам человек» (Маркс. К. Экономические рукописи 1857–1859 гг. // Маркс К., Энгельс Ф. – Соч. – 2-е изд. Т. 46. – С. 221).
29
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
№3, 2009
экономической литературе трактовки человеческого капитала, то их можно подразделить на следующие
разновидности:
а) «предикативные» определения сущности человеческого капитала;
б) «ресурсные» трактовки данной сущности и, наконец;
в) «эклектические» характеристики сущности человеческого капитала.
Предикативные трактовки сущности человеческого капитала представляют собой формулировки, которые, образно говоря, как «касательные линии» лишь соприкасаются со сферой человеческого капитала,
но не проникают вглубь, не выявляют и не отражают действительного существа проблемы. Эти трактовки
повествуют нам о человеческом капитале, но эти трактовки мало говорят о том, что такое человеческий
капитал. В этом плане, например, о человеческом капитале говорят как о «… накопленных в стране
затратах на воспроизводство рабочей силы независимо от источника их покрытия (семейные бюджеты,
текущие издержки производства, государственные расходы на социальные нужды и так далее)» 2. Однако
подчеркнем, что теоретические пассажи о человеческом капитале, заменившие собой выводы и положения о том, что есть человеческий капитал как реально существующее явление экономической действительности, не могут рассматриваться как методологически высокопродуктивные и в научно-практическом
смысле значимые умозаключения.
Ресурсные трактовки сущности человеческого капитала являются наиболее распространенными в
экономической литературе. Смысл «ресурсных» определений человеческого капитала заключается в
том, что здесь, в принципе, говорится не о капитале как об актуализированных ресурсах, а непосредственно о самих ресурсах, являющихся, как было выяснено ранее, всего лишь потенциалом, а не фактом
созидательной деятельности. В частности, исследователь Р. М. Нуреев отмечает, что «под человеческим
капиталом понимается совокупность всех производительных качеств работника, то есть это понятие
включает приобретенные знания, навыки, а также мотивацию и энергию, используемые для производства экономических благ. … Таким образом, человеческий капитал рассматривается как запас, который
может накапливаться и быть источником более высокого дохода в будущем» 3. Наряду с этим в одном из
экономических словарей человеческий капитал определяется как «… образование, квалификация, приобретенные в процессе производства; знания и навыки, воплощенные в рабочей силе» 4.
Эклектические характеристики сущности и связанного с этим содержания человеческого капитала
«вбирают» в себя различные генетически и онтологически «разорванные» положения и трактовки рассматриваемого явления. В частности, человеческий капитал здесь определяется, одновременно, как элемент национального богатства, как часть экономических ресурсов индивида, организации и общества в
целом, как процесс создания требуемых благ и так далее. В одном из исследований, в частности, человеческий капитал трактуется как «… взаимосвязанное и развивающееся единство множества переменных,
представляющих собой далеко не только совокупность определенных «атрибутивных» свойств и качеств
личности, характеризующих производительные силы человека. … Человеческий капитал в данном случае выступает как целое, частью которого является рабочая сила» 5. Здесь в трактовке человеческого
капитала и рабочей силы эклектически замешаны не только «общее» и «особенное», но и «часть» и
«целое». В этом же контексте следует сказать о том, что некоторые исследователи даже выводят данный
капитал в разряд национального богатства, отмечая, что «концепция национального богатства расширяет понятие накопления, включая в него существенную часть потребительских расходов, формирующих
человеческий капитал» 6.
Очевидно, что представленные трактовки сущности человеческого капитала являются объектом критики лишь постольку, поскольку они не «схватывают» и не отражают качественной определенности рассматриваемого явления. В то же время эти определения и характеристики человеческого капитала весьма полезны с точки зрения выявления его социально-экономического содержания, а также исследования
различных аспектов формирования и развития данного капитала. Но в чем же заключается качественная
определенность человеческого капитала, и как, в связи с этим, следует трактовать данное сложное
социально-экономическое явление? Для ответа на этот вопрос следует, во-первых, осуществить исследовательское «восхождение» от «общего» к «особенному»; во-вторых, необходимо проанализировать
это «особенное». В рамках предложенного алгоритма попытаемся осуществить логико-гносеологический
«поиск» сущности человеческого капитала.
Первое. Рассмотрим «общее» в характеристике человеческого капитала. Если капитал как таковой
представляет собой любую ценность, непосредственно используемую для создания жизненных благ, с
чем следует согласиться, то человек не просто может, но и должен рассматриваться как капитальный
важнейший актив, как основная ценность, без которой практически невозможно создать какое-либо
2
3
4
5
6
Нестеров Л., Аширова Г. Национальное богатство и человеческий капитал // Вопросы экономики. – 2003. – № 2. – С. 104.
Нуреев Р. Теории развития: новые модели экономического роста // Вопросы экономики. – 2000. - № 9. – С. 144.
Большой экономический словарь / Под ред. Азрилияна А. Н. – 5-е изд. доп. и перераб. – М.: Институт новой экономики, 2002. – С. 343.
Левман Л. Б. Формирование собственности на рабочую силу в современной экономике России: Дис. … канд. экон. наук / РГГУ. – М., 2001. – С. 46.
Валентей С., Нестеров Л. Человеческий потенциал: новые измерители и новые ориентиры. – Вопросы экономики. – № 2. – 1999. – С. 95.
30
ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
жизненное благо. Таким образом, с точки зрения теории капитала как такового, «общее» в человеческом
капитале заключается в том, что он есть ценность, обеспечивающая создание других ценностей. Это означает, что человеческий капитал, так же, как и любой другой вид капитала, представляет собой актуализированную часть человеческого ресурса (созидательных сил человека), который может быть использован
и используется для создания жизненных благ не в будущем, а именно в настоящее время, сегодня.
Здесь же уместно подчеркнуть, что капитал как таковой и человеческий капитал, в частности, не является формой либо сущностной характеристикой общественных отношений. Капитал – это не система
общественных отношений, которые, между тем, могут складываться по поводу тех или иных, в том числе,
капитальных ценностей. Капитал может быть объектом и предметом социальных, общественных и иных
отношений лишь при определенных условиях и, прежде всего, в системе трансакций рыночного обмена.
Однако национальное хозяйство, как известно, состоит из рыночного и нерыночного сектора, а нерыночный сектор вполне может быть представлен отдельным индивидом, который использует свой «человеческий ресурс» исключительно по своему усмотрению (генерирует новые знания в процессе творческого
созидания, собирает в лесу дары природы и сам же их потребляет и другое). В этом случае человеческие
силы принимают форму индивидуального человеческого капитала как специфической ценности без
всякого «согласования» с «кем-либо». Можно, видимо, утверждать, что здесь человеческий капитал
формируется и функционирует в чистом, естественно-правовом виде. Именно с точки зрения «общего»,
сущность человеческого капитала состоит в его способности быть использованным для создания определенных благ; это ценность, способная обеспечивать создание других ценностей.
Второе. «Особенное» в человеческом капитале заключается в том, что «носителем» созидающей
ценности является сама личность, от культурного уровня и образования, мотивации и установок,
решений и действий которой зависит не только актуализация человеческих сил и их трансформация в
созидающую, капитальную ценность, но и непосредственно любой созидательный процесс. Человек и
только он приводит в движение себя и другие виды «неживого» капитала; человек организует и управляет созидательным процессом, задавая ему направленность и наполняя определенным содержанием
(творческим или рутинным и так далее). Это обстоятельство выявляет первую, исходную особенность
человеческого капитала: в системе национального капитала он является базисным, интегрирующим.
Теперь «равенство» всех видов капитала уступает место «неравенству», где человеческий капитал
предстает как исходный, базисный.
Можно констатировать, что базисность человеческого капитала проявляется в том, что он является
источником создания и развития всех других видов капитала. Это обстоятельство объективно подводит
нас к выводу о том, что глубинным источником развития и качественного обновления природного и вещественного капитала является развитие и качественное обновление человеческого капитала. Другими
словами, прямые инвестиции в человеческий капитал, по сути, есть косвенные инвестиции в природный
и вещественный капитал нации.
Именно в силу этого обстоятельства инвестиции в человеческий капитал обоснованно считаются
самыми продуктивными, обеспечивающими все возрастающую роль данного капитала не только в росте
объема жизненных благ, но и в повышении эффективности созидательного процесса. Значение человеческого капитала как интегратора всех видов капитала заключается в создании технологической «сцепки»
существующих факторов производства, в формировании благоприятной социально-экономической и
институциональной среды, обеспечивающей наиболее результативное использование задействованных
элементов природного и вещественного капитала.
Важнейшей особенностью человеческого капитала является его качество самовозрастания, то есть
человеческий капитал, рассматриваемый в единстве с самим человеком, наращивает сам себя, формирует и воспроизводит необходимые созидательные качества и характеристики в определенном, заведомо
и сознательно определяемом «ключе». Причем это самовозрастание осуществляется в гораздо более
обширном плане, чем в заданных рамках уже действующего человеческого капитала.
Динамика, сложности и противоречия современного воспроизводственного процесса, а также растущие и меняющиеся требования к созданию жизненных благ обусловливают необходимость не только
ускоренного, но и опережающего, диверсифицированного развития человеческого капитала. Этот
капитал должен быть способен не столько адекватно реагировать на меняющиеся объективные условия
созидательного процесса, сколько активно воздействовать на эти условия, приспосабливая их к многообразным потребностям развития личности.
Рассмотренные выше особенности человеческого капитала «сводятся» еще в одно специфическое его
свойство, которое предстает в виде способности данного капитала к внутренней систематизации всех
качественных характеристик и количественных свойств личности. Другими словами, при непосредственном созидательном использовании человеческого капитала «работает» система человеческих свойств,
реализуется личность как таковая, а не какой-либо один или два ее характерных признака. Творчество
и труд человека всегда не только отражают тот или иной уровень рационального знания и умения, но
31
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
№3, 2009
еще «окрашены» его эмоциями и чувствами, материализуют в себе и в создаваемом продукте моральноэтические ценности и общественно-психологические установки личности.
Внутренняя систематизация человеческих качеств проявляется в таких высказываниях, как «работать
с душой», «отдавать «всего себя» любимому делу» и так далее. Понятно, что внутренняя систематизация различных элементов человеческого капитала личности тем эффективнее и успешнее, чем выше
уровень общей и профессиональной культуры человека и нации в целом, чем выше уровень мотивации
к творчески-трудовой деятельности, более благоприятными являются условия и возможности для самореализации каждой личности.
Современной важнейшей особенностью человеческого капитала является то, что он все менее является объектом эквивалентной оценки своего функционирования и связанных с этим соответствующих
затрат. Другими словами, осуществляемая на рынке человеческого капитала купля-продажа способностей человека к определенной созидательной деятельности все в меньшей степени отражается и
объясняется принципом эквивалентного обмена, а в нарастающей степени приобретает экстернальный
характер. Неотделимость человеческого капитала и человека друг от друга формирует реальную возможность того, что в ходе созидательного процесса личность может реализовать свой человеческий
капитал в гораздо большей степени, чем это предусматривает и регламентирует контракт с работодателем. Возникающие при этом положительные для организации (фирмы, предприятия) экстерналии
никак не учитываются в действующих контрактах, по крайней мере, в течение некоторого интервала
времени.
Выявление экстернального характера человеческих взаимодействий и развития членов организации, а
также наличие разумного начала в человеческом капитале как таковом позволяет выделить еще одну его
особенность как фактора производства. Эта особенность заключается в том, что человеческий капитал –
единственный фактор производства, который в процессе использования одновременно и потребляется
и развивается. Здесь имеет место так называемое «созидательное потребление», или «созидательный
износ» человеческого капитала. Применительно к человеческому капиталу, эти два процесса в пространстве и во времени совпадают. Таким образом, человеческий капитал приобретает мультипликативную,
или «двойную» ценность, которая заключается в следующих положениях.
Во-первых, в процессе непосредственного производительного использования человеческий капитал
создает определенные жизненные блага, которые, в конечном счете, призваны совершенствовать эти
же факторы производства, включая и человеческий капитал. Во-вторых, в процессе данного производительного использования человеческого капитала одновременно идет процесс его же развития путем
получения и накопления новых знаний, приобретения и совершенствования требуемых умений, навыков
и способностей.
В данном случае, как отмечалось, «развивающий износ» и «изнашивающееся развитие» осуществляются одновременно. Эффект мультипликации здесь заключается в том, что в результате производственного процесса с целью создания какого-либо жизненного блага созидательная ценность человеческого
капитала «на выходе» превышает его ценность «на входе». Этим, очевидно, и объясняется постоянно
растущая эффективность инвестиций именно в человеческий капитал при относительно «угасающей»
результативности инвестиций в природный и вещественный капитал.
Наконец, важнейшей особенностью человеческого капитала является его способность создавать
блага без участия природного и вещественного капитала. Такими благами являются, прежде всего, новые
знания, необходимые для человеческого развития отнюдь не в меньшей степени, чем разнообразные
материальные ценности. Названная способность человеческого капитала является следствием того, что
данный капитал представляет собой «живой» фактор производства. Кроме того, производство знаний,
как монофакторное производство, становится все более актуальным и значимым в условиях становления
основ и развития постиндустриального сектора национального хозяйства.
Историко-экономический и логико-гносеологический анализ существующих трактовок человеческого
капитала, а также выявление особенностей человеческого капитала как фактора производства позволяет
уточнить определение сущности человеческого капитала, под которым понимается специфическая ценность, представленная системой постоянно развивающихся, созидательно ориентированных и востребованных человеческих свойств, сознательное и целенаправленное использование которых обеспечивает
расширенное воспроизводство требуемых для человеческого развития жизненных благ. Теперь общее и
особенное в системе человеческого капитала представлено на рисунке 1.
Разработанные ранее методологические положения, позволяющие выявить и обосновать место
человеческого капитала в системе национального богатства, национальных ресурсов и национального
капитала, а также уточненное определение его сущности помогают скорректировать исследовательские
позиции относительно соотношения таких явлений и отражающих их категорий, как «человеческий капитал», «рабочая сила», «труд». В современной экономической литературе все отмеченные категории часто
рассматриваются как факторы производства. Между тем выявленная сущность человеческого капитала
32
ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
Рисунок 1. Сущность человеческого капитала как единство общего и особенного.
позволяет констатировать, что все эти категории являются разноуровневыми, отражающими состояния и
процессы, имеющие генетическую каузальную связь.
Из названных выше категорий, рабочая сила относится к неактуализированному человеческому
ресурсу и в силу этого обстоятельства вообще не может рассматриваться как непосредственный фактор
производства. Для того чтобы трансформироваться в соответствующий фактор производства, рабочая
сила должна быть актуализирована. Собственник рабочей силы должен заявить не о всякой способности к любой созидательной деятельности, а именно о той части своих знаний, умений и способностей,
которые востребованы им самим, либо предпринимателем в данном месте и в данном конкретном производстве. Только в этом случае рабочая сила человека становится фактором производства и может быть
названа «рабочим капиталом», или «трудовым капиталом», который, кстати, вовсе не обязательно должен
охватывать собой весь человеческий капитал личности.
По сути, говоря о рабочей силе как факторе производства, исследователи имели в виду трудовой
«срез» человеческого капитала в целом. Очевидно, что для индустриального этапа развития человеческой экономической цивилизации было бы вполне достаточно оперировать не понятием «человеческий
капитал», а такими понятиями, как «рабочая сила» и «трудовой капитал», как актуализированная форма
рабочей силы. Это объясняется тем, что в индустриальный период человеческого развития человеческие
силы и, соответственно, человеческий капитал были развиты не настолько высоко, что можно было без
33
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
№3, 2009
существенных теоретических и научно-практических «потерь» отождествлять человеческие силы с рабочей силой, а человеческий капитал – с трудовым капиталом.
Если трудовой капитал есть актуализированная часть рабочей силы человека и представляет собой
фактор производства, то «труд» являет собой не фактор, а уже непосредственно факт производства, то
есть сам процесс создания жизненных благ. Труд – это процесс приведения в движение работником
(работниками) всех задействованных в создании блага факторов производства. Очевидно, что есть
немалая целесообразность в том, чтобы не отождествлять факторы производства с самим фактом производства; факторы производства представляют собой некую содержательную готовность к производству,
а сам процесс производства выступает как конкретное «деятельностное» оформление этой готовности.
Теперь мы можем обоснованно утверждать, что категории «рабочая сила», «человеческий капитал»
и «труд» отражают не просто различные, но и разноуровневые явления экономической действительности. Рабочая сила представляет собой определенный человеческий ресурс, потенциальную готовность к
созидательной деятельности. Человеческий капитал (по аналогии с рабочей силой резоннее вести речь
о рабочем, или трудовом капитале) выражает реальную готовность к созидательному использованию
определенной комбинации человеческих знаний и способностей. Труд есть материализация этой реальной готовности в факт деятельности по созданию того или иного жизненного блага.
В современных условиях, однако, «трудовой капитал», как актуализированная часть рабочей силы,
все более уступает место «человеческому капиталу», как актуализированной части человеческих сил в
целом. Подобно тому, как индустриальный сектор национального хозяйства все масштабнее и интенсивнее уступает место постиндустриальным экономическим отношениям, таким же образом рабочая сила
человека и его трудовой капитал дополняется интеллектуальными силами и интеллектуальным капиталом, а труд дополняется творчеством. Теперь рабочая сила и трудовой капитал, объективно и закономерно дополненные интеллектуальными силами, интеллектуальным капиталом, обусловливают введение в
научный «оборот» таких интегральных категорий, как «человеческие силы» (трудовые и интеллектуальные), «человеческий капитал» (трудовой и интеллектуальный).
Методологический потенциал, заключенный в определении сущности капитала и человеческого
капитала, а также выявленные и обоснованные специфические характеристики последнего позволяют
перейти к более подробному рассмотрению структуры человеческого капитала.
34
Скачать