А. И. Полищук ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА ПОВЕСТИ

Реклама
УДК 81’25(=222. 1)
А. И. Полищук
канд. истор. наук, доц. каф. восточных языков переводческого фак-та МГЛУ;
e-mail: [email protected]
ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА ПОВЕСТИ
ХУШАНГА МОРАДИ КЕРМАНИ «МЫ ЖЕ НЕ ЧУЖИЕ»
И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ПЕРЕВОДА НА РУССКИЙ ЯЗЫК
В статье рассматриваются особенности стиля современного иранского
писателя Хушанга Моради Кермани и его подхода к переводу повести «Мы
же не чужие». Основная трудность перевода повести Х. М. Кермани заключается в передаче форм разговорного персидского языка и лингвострановедческих реалий в русском повествовательном тексте. Приводятся примеры перевода обиходно-разговорных глаголов и фразеологизмов на русский язык.
Ключевые слова: разговорный персидский язык; проблемы перевода;
диалектизмы; фразеология.
Хушанг Моради Кермани – известный современный иранский
прозаик, пишущий для детей и юношества. Он пользуется известностью не только у себя в Иране, но и за рубежом.
Хушанг Моради Кермани родился в 1945 году в деревне Сирч
в окрестностях Кермана. После окончания начальной школы в деревне и средней школы в Кермане, он обучался в школе драматического
искусства в Тегеране и одновременно получил сертификат переводчика английского языка.
Свою деятельность Хушанг Моради начал в 1962 году на радио
Кермана, а затем продолжил в Тегеране. Хушангом Моради выпущено более 15 книг, некоторые из которых переведены на английский,
французский, немецкий, испанский, голландский, арабский, армянский, китайский, корейский, греческий и турецкий языки. Кроме того,
по мотивам произведений Хушанга Моради снято 28 телевизионных
и художественных фильмов, которые были представлены на многочисленных фестивалях в Иране и за рубежом.
Произведения Хушанга Моради высоко оценены на родине и за
рубежом, где получили многочисленные награды. В 2006 году Хушанг Моради был удостоен звания заслуженного деятеля культуры
Ирана в области литературы для детей и юношества.
121
Вестник МГЛУ. Выпуск 22 (682) / 2013
Автором статьи предпринята попытка перевода на русский язык
книги Х. Моради Кермани «Мы же не чужие», выдержавшей многочисленные издания на родине автора. Перевод осуществлен по одиннадцатому изданию, выпущенному в Тегеране в 2006 году [1].
Повесть Х. Моради Кермани написана в форме воспоминаний деревенского мальчика по имени Хушу, который рассказывает о своем
детстве и жизни в деревне Сирч провинции Керман. Хушу вспоминает свое детство с того момента, как он себя помнит. Читатель узнает
о его родных, повседневной жизни жителей деревни, деревенских чудаках, праздниках и трагических событиях, жизни деревенской школы, особенностях быта и поведения сельчан через призму восприятия
всех событий подростком с трудной судьбой. Читатель имеет возможность познакомиться со всеми сторонами жизни иранской деревни
через простые и занимательные рассказы Хушу, которые посвящены
каждый раз какому-либо отдельному значимому событию в жизни
мальчика. Действие романа разворачивается в 40–50 годы XX века.
В частности, в одной из глав описана реакция жителей деревни Сирч
на национализацию нефтяной промышленности в начале 50-х годов
в период премьерства М. Мосаддыка и августовского переворота
1953 года.
Перевод повести начал публиковаться с 16 номера электронного
журнала «Караван», издающегося Культурным представительством
при посольстве ИРИ в Российской Федерации [2]. Публикация первых глав повести, которую сами иранцы называют романом, вызвала большой интерес среди российских и иранских литераторов, читателей и критиков. Это событие нашло отражение и в сообщениях
иранских СМИ и сайтов («Мехр», ИРАС и др.). Повесть Моради по
манере письма и содержанию сравнивают с произведениями Фазиля
Искандера [2].
При переводе повести на русский язык автору пришлось принимать во внимание ряд трудностей, связанных в целом с особенностями лексико-грамматического строя персидского языка и стиля автора.
Встречающиеся при переводе трудности можно разделить на несколько групп, в первую очередь с учетом авторского стиля, а именно:
1) наличие в персидском языке и в авторском тексте двух разговорных нормативных стилей (литературно-разговорного
и обиходно-разговорного);
122
А. И. Полищук
2) перевод лингвострановедческих реалий;
3) различия в образных литературных средствах;
4) «непереводимость» отдельных языковых единиц и связанная
с этим необходимость их опущения или замены;
5) широкое использование автором инверсии как в повествовании, так и в диалогах.
Рассмотрим указанные трудности более подробно. В персидском
языке существуют два основных разговорных стиля – литературноофициальный и литературно-обиходный разговорный в форме так
называемого тегеранского диалекта, или языка устной разговорной
персидской речи [3].
При переводе, как повествовательных частей текста, так и диалогов, написанных на обиходно-разговорном языке, эти различия в двух
разговорных формах персидского языка в русском тексте отразить
практически невозможно, так как в русском языке двух таких разговорных стилей не существует.
Персидский разговорный язык это не арго, не сленг и по сути даже
не тегеранский диалект, а разговорный нормативный обиходный язык
со своими фонетическими, лексическими, морфологическими и синтаксическими особенностями, не имеющими аналогов в русском языке. В этой связи, передать полностью обиходно-разговорный стиль при
переводе с персидского языка на русский язык крайне затруднительно.
В обиходно-разговорном языке, которым пользуется Моради, обращает на себя внимание, прежде всего, частая глагольная инверсия
и использование разговорных глагольных форм (собственно разговорные глаголы, имеющие полные аналоги в литературном языке
и фразеологизмы).
Проиллюстрируем это на примерах. У Моради глагол часто стоит
не в самом конце предложения, как требует грамматика персидского
языка, а в середине предложения или на предпоследнем месте.
(1).‫ﻗﻨﺪ ﻭ ﭼﺎﻳﯽ ﮔﺮﺍﻥ ﺍﺳﺖ ﻭ ﮐﻤﻴﺎﺏ‬
Сахар и чай стоят дорого и большая редкость.
(2).‫ﭘﺪﺭﻡ ﺭﻓﺘﻪ ﺍﺳﺖ ﻣﺴﺠﺪ‬
Отец ушел в мечеть.
(3).‫ﮔﺮﺑﻪ ﺍی ﻣﯽ ﺁﻣﺪ ﺧﺎﻧﻪ ﻣﺎ‬
К нам в дом приходила кошка.
123
Вестник МГЛУ. Выпуск 22 (682) / 2013
(4).‫ﺑﻼﺧﺮﻩ ﺍﻓﺘﺎﺩ ﺗﻮ ﺑﺎﻏﭽﻪ ﺍی ﮐﻨﺎﺭ ﺣﻴﺎﻁ‬
В конце концов, он упал в огороде недалеко от двора.
(5).‫ﺁﻗﺎی ﺍﻓﺮﻭﺯ ﻳﮑﯽ ﺩﻳﮕﺮ ﺍﺯ ﺩﻭﺳﺘﺎﻥ ﺁﻍ ﺑﺎﺑﺎ ﺁﻣﺪﻩ ﺍﺳﺖ ﺑﻪ ﻋﻴﺎﺩﺕ‬
Афруз, один из друзей дедушки, пришел его повидать.
В разговорной речи персонажей повести автор употребляет как
общелитературные фразеологизмы, так и чисто разговорные.
(6).‫ﺍﮔﺮ ﺩﺳﺘﻢ ﺑﻬﺶ ﺑﺮﺳﺪ ﺗﻮ ﻳﮏ ﭼﺸﻢ ﺑﻪ ﻫﻢ ﺯﺩﻥ ﺗﻪ ﻗﻨﺪﺍﻥ ﺭﺍ ﺑﺎﻻ ﻣﯽ ﺁﻭﺭﻡ‬
Если я доберусь до сахара, то в мгновение ока опустошу сахарницу.
В этом предложении автор использует сразу два фразеологизма,
один в разговорной форме ‫ﺗﻪ ﭼﻴﺰی ﺭﺍ ﺑﺎﻻ ﺁﻭﺭﺩﻥ‬, означающий «опустошить, опорожнить до конца» и второй в литературной форме, ‫ﻳﮏ ﭼﺸﻢ‬
‫ﺑﻪ ﻫﻢ ﺯﺩﻥ‬, означающий «в мгновение ока, в один миг, в два счета». Этот
пример наглядно показывает, что автор не разделяет два стиля разговорного языка и воспринимает фразеологизмы как общеупотребительные в обоих стилях.
(7).‫ﺧﺪﺍﻳﺎ ﭼﻪ ﮐﺎﺭ ﮐﻨﻴﻢ ﺩﺳﺘﻢ ﺑﻪ ﺩﻣﺎﻧﺖ‬
Боже! Что нам делать? Господи, помоги!
В этом персидском предложении автор употребляет сокращенную форму фразеологизма ‫ ﺩﺳﺖ ﺑﻪ ﺩﻣﺎﻥ ﮐﺴﯽ ﺯﺩﻥ‬в значении «умолять,
просить о помощи». Интересно, что Моради часто употребляет, так
называемые отыменные энклитики, заменяющие притяжательные
местоимения, примером употребления которых в этом предложении
являются: ‫ﺩﺳﺘﻢ ﺑﻪ ﺩﻣﺎﻧﺖ‬
В целом употребление энклитик характерно для обиходно-разговорного языка в речи персонажей Х. Моради Кермани. Проиллюстрируем это на нескольких примерах.
(8)‫ ﻣﻦ ﻭ ﺍﺣﻤﺪ ﺑﺎ ﻫﺰﺍﺭ ﻣﮑﺎﻓﺎﺕ‬.‫ ﮔﺮﻓﺘﻴﻤﺶ ﮐﺮﺩﻳﻤﺶ ﺗﻮ ﮐﻴﺴﻪ ﺍی‬.
С большим трудом мы с Ахмадом поймали ее [кошку] и засунули
в мешок.
(9). .‫ﺭﻭﺯ ﺩﻭﻡ ﭘﻴﺪﺍﻳﺶ ﺷﺪ‬
На второй день он нашелся.
(10).‫ ﻣﺮﺍ ﻣﯽ ﺍﻧﺪﺍﺯﺩ ﺩﻧﺒﺎﻟﺶ ﻣﯽ ﺭﻭﻳﻢ ﺧﺎﻧﻪ ﻋﻤﻪ‬.
Она велит мне идти за ней. Мы идем к тете.
124
А. И. Полищук
(11).‫ﺑﺎﺯ ﮔﺮﻓﺘﻢ ﻭ ﺑﺮﺩﻣﺶ ﭘﺎﻳﻴﻦ ﺩﻩ ﻭ ﻭﻟﺶ ﮐﺮﺩﻡ‬
Я снова взял ее, отнес в нижнюю часть деревни и там отпустил.
Разговорные формы глаголов и устойчивых глагольных сочетаний используются автором очень широко, и в качестве примера можно привести следующие:‫ – ﺟﺎﻥ ﺑﻪ ﻋﺰﺍﺋﻴﻞ ﺩﺍﺩﻥ‬отдать Богу душу, ‫ﺩﻝ ﺗﻮ ﺩﻝ‬
‫ – ﻧﺒﻮﺩﻥ‬замирать от страха, ‫ﺯﺑﺎﻥ ﮐﺴﯽ ﮐﺸﻴﺪﻥ‬
‫ – ﺯﻳﺮ‬выпытывать, ‫ﭘﺪﺭ ﮐﺴﯽ‬
ِ
‫ – ﺭﺍ ﺩﺭﺁﻭﺭﺩﻥ‬задать трепку, ‫ – ﭼﺎﻕ ﺳﻼﻣﺘﯽ ﮐﺮﺩﻥ‬справляться о здоровье, ‫ﺩﺭ‬
‫ –ﺧﺎﻧﻪ ﮐﺴﯽ ﭘﺎﺗﻮ ﮔﺬﺍﺷﺘﻦ‬поселиться в чьем-нибудь доме, ‫– ﮔﻮﺵ ﮐﺴﯽ ﺭﺍ ﭘﺮ ﮐﺮﺩﻥ‬
внушать кому-либо, что-либо, настраивать против, наговаривать,
‫ – ﻫﻮﺍی ﮐﺴﯽ ﺭﺍ ﺩﺍﺷﺘﻦ‬присматривать за кем-либо, заботиться о комлибо, ‫ – ﮔﻠﻴﻢ ﺧﻮﺩ ﺭﺍ ﺍﺯ ﺁﺏ ﺩﺭﺁﻭﺭﺩﻥ‬быть в состоянии обеспечить себя, ‫ﺩﻧﺪﺍﻥ‬
‫ – ﺍﺳﺐ ﭘﻴﺸﮑﺸﯽ ﺭﺍ ﻧﮕﺎﻩ ﻧﻤﯽ ﮐﻨﻨﺪ‬дареному коню – в зубы не смотрят, ‫ﺑﺎ ﺁﺏ‬
‫ –ﻭ ﺗﺎﺏ ﺗﻌﺮﻳﻒ ﮐﺮﺩﻥ‬красочно рассказывать, расписывать, ‫ﺣﺴﺎﺏ ﮐﺴﯽ ﺭﺍ‬
‫ –ﺭﺳﺎﻧﺪﻥ‬свести с кем-то счеты, ‫ –ﺷﻮﺭ ﺑﻪ ﺳﺮ ﮐﺴﯽ ﺯﺩﻥ‬ударять в голову, ‫ﭘﭻ‬
‫ – ﭘﭻ ﮐﺮﺩﻥ‬шушукаться, шептаться, ‫ – ﺣﺎﻟﯽ ﺷﺪﻥ‬понимать, соображать,
‫ – ﺩﻭﺭﻩ ﺍﻓﺘﺎﺩﻥ‬cбиться с ног, носиться как угорелый.
Моради довольно часто использует просторечное междометие ‫ﻫﯽ‬
[hеy] – Эй! Слушай! Берегись! Ну, пошел!, которое в контексте может
использоваться для передачи широкого спектра побудительных интенций, для усиления эмоциональной окраски состояний и высказываний героев. В связи с этим междометие ‫ ﻫﯽ‬трудно поддается переводу и требует учета контекста, например:
(12).‫ﻫﻤﻪ ﺍﺵ ﻧﻤﺎﺯ ﻣﯽ ﺧﻮﺍﻧﺪ ﻭ ﻫﯽ ﻭﺿﻮﻉ ﻣﯽ ﮔﻴﺮﺩ‬
Он все молился и беспрестанно умывался перед молитвой.
(13).‫ﺯﺑﺎﻧﻢ ﻣﯽ ﺳﻮﺯﺩ ﻭ ﻫﯽ ﺑﺎﺩ ﻣﯽ ﮐﻨﺪ‬
У меня язык горит и все раздувается.
(14).‫ﻋﺪﺍﺩﻫﺎ ﺭﺍ ﺗﻮ ﺫﻫﻨﻢ ﻣﯽ ﺁﻭﺭﻡ ﻫﯽ ﺟﻤﻊ ﻭ ﺗﻔﺮﻳﻖ ﻭ ﺿﺮﺏ ﻣﯽ ﮐﻨﻢ‬
У примера (14) возможны как минимум два варианта перевода вышеприведенного предложения.
Вариант 1
Я в уме перебираю числа и тут же их складываю, вычитаю и умножаю.
Вариант 2
Я в уме перебираю числа и, ну, давай их складывать, вычитать и умножать.
125
Вестник МГЛУ. Выпуск 22 (682) / 2013
При переводе междометия ‫ ﻫﯽ‬следует также учитывать, что существует разговорный глагол ,‫ ﻫﯽ ﮐﺮﺩﻥ‬означающий «пасти скот, погонять, понукать», что-то вроде ну, пошел; шевелись, двигайся, давай.
Повесть изобилует описанием реалий быта иранских крестьян;
это и предметы, и растения, и птицы, и кушанья, и поверья, и все то,
что передает неповторимый колорит жизни простых иранцев. При
переводе реалий переводчик пошел по пути включения их описания
непосредственно в текст повествования и не выносить в сноски или
комментарии, чтобы не затруднять чтение. Сам автор порой дает пояснения некоторых местных реалий в сносках внизу страниц в связи
с тем, что они могут быть незнакомы и иранскому читателю. Учитывая то, что русскому читателю большая часть иранских лингвострановедческих реалий вообще не знакома, при переводе они поясняются
и их название приводится на персидском языке. Возможно, этот подход вызовет возражения, но мы отсылаем читателей к самому тексту
перевода для того, чтобы оценить этот прием, например: Он снял
с мула переметную сумку – хурджин. Безусловно, в тексте перевода
имеются и более развернутые пояснения иранских реалий, которых
нет у автора в связи с тем, что иранцам они и так понятны, а русскому
читателю неизвестны.
Однако в редких случаях, при длинных перечислениях, этот подход несколько утяжеляет текст, но переводчик старается не давать
сносок, а описать реалию в тексте перевода. Это можно проиллюстрировать на примере.
После смерти дедушки, Хушу представляет себе, какие блюда хотел бы отведать дедушка в качестве поминальных и автор приводит
довольно длинный список местных кушаний, поясняя их в сносках.
Мы ввели этот список в основной текст следующим образом:
(15) Он хочет отведать винограда «ришбаба», лепешку с фиником «камадж», жаренный хлеб «руганджуши», испеченный в растительном
масле, суп с листочками айвы, сладкий «чангмал» из смеси фиников,
мягкого хлеба и растительного масла, плов с лапшой «реште палоу»,
плов с чечевицей «адас палоу», халву и прочее и прочее.
При переводе стихотворений, или небольших отрывков из них, автор взял на себя смелость перевести их в стихотворной форме. В рамках статьи мы ограничимся только несколькими примерами таких
переводов.
126
А. И. Полищук
(16) ‫ ﺩﻭﺭ ﮔﺮﺩﻭﻥ ﮔﺮﺩﻭ ﺭﻭﺯی ﺑﺮ ﻣﺮﺍﺩ ﻣﺎ ﻧﮕﺸﺖ‬.
‫ﺩﺍﻳﻤﺎ ً ﻳﮑﺴﺎﻥ ﻧﺒﺎﺷﺪ ﺣﺎﻝ ﺩﻭﺭﺍﻥ ﻏﻢ ﻣﺨﻮﺭ‬
Судьба, быть может, отвернется от тебя однажды.
Но не горюй! Такое редко происходит дважды (Хафиз).
(17) ‫ﺑﺰ ﺑﻪ ﺻﺤﺮﺍ ﺭﻭﺩ ﻭ ﺑﺰﻏﺎﻟﻪ ﮐﻨﺪ ﺍﺯ ﺩﻭﺭی ﻣﺎﺩﺭ ﻧﺎﻟﻪ‬
‫ﺩَﻡ ﺑﻪ ﺩَﻡ ﻧﺎﻟﻪ ﻭ ﻓﺮﻳﺎﺩ ﮐﻨﺪ ﻣﺎﺩﺭﺵ ﺭﺍ ﺑﻪ ﺻﺪﺍ ﻳﺎﺩ ﮐﻨﺪ‬
Пошел козлик щипать травку,
И по полю скачет.
Он все блеет и кричит,
И по маме плачет.
Судить о качестве поэтического перевода, как и перевода всей повести, предстоит читателю, и здесь мы в завершении ограничимся
только переводом маленькой притчи-сказки, рассказанной дедушкой
своему внуку Хушу в сравнении с текстом на фарси.
:‫ﺷﺐ ﺁﻍ ﺑﺎﺑﺎ ﻗﺼﻪ ی ﺷﺎﻫﺰﺍﺩﻩ ﺍی ﺭﺍ ﺗﻌﺮﻳﻒ ﻣﯽ ﮐﻨﺪ ﮐﻪ ﮐﺮﻩ ﺍﺳﺒﯽ ﺩﺍﺷﺖ‬
‫ ﺷﺎﻫﺰﺍﺩﻩ ﮐﺮﻩ ﺍﺳﺒﺶ ﺭﻭ‬.‫ ﻧﺎﻣﺎﺩﺭی ﺩﺍﺷﺖ ﮐﻪ ﺩﻭﺳﺘﺶ ﻧﻤﯽ ﺩﺍﺷﺖ‬.‫ ﺍﻳﻦ ﺷﺎﻫﺰﺍﺩﻩ ﮐﻪ ﺁﺩﻡ ﺧﻮﺑﯽ ﺑﻮﺩ‬‫ ﺧﻮﺩﺵ ﺭﻭ ﺑﻪ ﻣﺮﻳﻀﯽ ﻣﯽ ﺯﻧﻪ‬.‫ ﻧﺎﻣﺎﺩﺭی ﻣﯽ ﺧﻮﺍﺳﺖ ﮐﺮﻩ ﺍﺳﺐ ﺍﻭ ﺭﺍ ﺑﮑﺸﻪ‬.‫ﺧﻴﻠﯽ ﺩﻭﺳﺖ ﺩﺍﺷﺖ‬
.‫ﻭ ﺑﻪ ﺩﮐﺘﺮﺵ ﻣﯽ ﮔﻪ ﺑﻪ ﺷﺎﻩ ﺑﮕﻮ ﮐﻪ ﺩﻭﺍی ﺩﺭﺩ ﻣﻠﮑﻪ ﺟﮕﺮ ﮐﺮﻩ ﺍﺳﺐ ﺳﻴﺎﻫﯽ ﺍﺳﺖ ﮐﻪ ﺩﺭ ﺍﻳﻦ ﻗﺼﺮﻩ‬
‫ﺷﺎﻩ ﺩﺳﺘﻮﺭ ﻣﯽ ﺩﻩ ﮐﻪ ﮐﺮﻩ ﺍﺳﺐ ﺷﺎﻫﺰﺍﺩﻩ ﺭﻭ ﺑﮑﺸﻦ ﻭ ﺟﮕﺮﺵ ﺭﻭ ﺑﺪﻥ ﺑﻪ ﻣﻠﮑﻪ ﺑﺨﻮﺭﻩ ﺗﺎ ﺧﻮﺏ‬
‫ ﺁﺭﺯﻭ ﺩﺍﺭﻡ ﻓﻘﻂ ﻳﮏ ﺑﺎﺭ ﺳﻮﺍﺭ ﺍﻭﻥ ﺑﺸﻢ ﻭ‬:‫ ﻣﯽ ﮔﻪ‬،‫ ﺷﺎﻫﺰﺍﺩﻩ ﮐﻪ ﺣﻘﻪ ی ﻧﺎﻣﺎﺩﺭی ﺷﻮ ﻣﯽ ﻓﻬﻤﻪ‬.‫ﺑﺸﻪ‬
‫ ﻳﮏ ﺩﻭﺭ ﺩﻭﺭ‬،‫ ﺷﺎﻩ ﺭﺍﺿﯽ ﻣﯽ ﺷﻪ ﻭ ﺷﺎﻫﺰﺍﺩﻩ ﺳﻮﺍﺭ ﮐﺮﻩ ﺍﺳﺒﺶ ﻣﯽ ﺷﻪ‬.‫ﺑﻌﺪ ﺷﻤﺎ ﺍﻭﻥ ﺭﻭ ﺑﮑﺸﻴﻦ‬
‫ ﭼﻬﺎﺭ ﻧﻌﻞ ﻣﯽ ﺭﻩ ﻭ ﻓﺮﺍﺭ ﻣﯽ ﮐﻨﻪ‬.‫ ﺩﺭ ﺭﻭ‬،ِ‫ﻗﺼﺮ ﻣﯽ ﺗﺎﺯﻩ ﻭ ﻳﮑﻬﻮ ﺍﺯ ﺩﺭ ﻗﺼﺮ ﻣﯽ ﺯﻧﻪ ﺑﻴﺮﻭﻥ ﻭ ﺩ‬
.‫ﻭ ﻫﻴﭻ ﮐﺲ ﺑﻪ ﮔﺮﺩﺵ ﻧﻤﯽ ﺭﺳﻪ‬
Вечером дедушка рассказывает сказку о принце, у которого был жеребенок:
«Этот принц был добрым человеком. У него была мачеха, которая
его не любила. Принц очень любил своего жеребенка. Мачеха задумала
убить жеребенка принца. Она притворяется больной и велит лекарю сказать шаху, что единственное лекарство, которое ее излечит, это печень
вороного жеребенка, который живет во дворце. Шах приказывает убить
жеребенка принца, вынуть у него печень и накормить ею шахиню, чтобы
она поправилась. Принц понял хитрость мачехи и говорит: “Прошу позволить мне, хотя бы еще раз сесть верхом на моего коня, а потом можете
его убить”. Шах соглашается. Принц вскакивает на коня, делает круг вокруг дворца, стремглав выскакивает за ворота, и был таков. Он ускакал
во весь опор и никто не смог его догнать».
127
Вестник МГЛУ. Выпуск 22 (682) / 2013
В заключение можно отметить, что автор не ставил себе целью
сделать всесторонний анализ языка Хушанга Моради Кермани и раскрыть всю переводческую «кухню», так как на это понадобилось бы
написать весьма объемный и, возможно, не один труд, но попытался
дать представление лишь о некоторых особенностях стиля повести
«Мы же не чужие» и некоторых трудностях перевода. Окончательный
вердикт вынесут читатели и критики после появления на свет полной
версии повести.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Моради К. Х. Шома ке гарибе нистид. – Техран: Моин, 1384 год солнечной хиджры (2006). – 347 с.
2. Моради К. Х. Мы же не чужие / пер. с перс. А. И. Полищук // Караван. –
2012. – № 16 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.
irankultura.ru
3. Сабери А. Разговорный персидский язык для русских студентов : учебное
пособие / Приложение. А. А. Веретенников. Фонетические и грамматические особенности устной разговорной персидской речи (С. 8–29). –
М. : РГГУ, 2007. – 223 с.
128
Скачать