Логинова И.М. АРТИКУЛЯЦИОННАЯ БАЗА КАК СИСТЕМА

Реклама
АРТИКУЛЯЦИОННАЯ БАЗА КАК СИСТЕМА ОРГАНИЗАЦИИ ПОТОКА РЕЧИ
(Опубликовано в кн.: Фонетические чтения в честь 100-летия со дня рождения Л.Р.Зиндера.
СПб, изд. СПбГУ, 2004, с. 95-99)
Вопросы артикуляционной базы (далее АБ) становятся актуальными каждый раз,
когда приходится использовать фонологическую теорию в практических целях, и прежде
всего – в преподавании живых иностранных языков и русского как иностранного – одной
из основных прикладных областей фонологии. Не случайно постановку этой проблемы и
поиски путей ее решения мы видим уже в трудах классиков русской фонологии и
методики
Л.В.Щербы,
Е.Д.Поливанова,
В.А.Богородицкого,
С.И.Бернштейна,
Л.Р.Зиндера, А.А.Реформатского, их учеников и последователей. Проблема АБ актуальна
и в связи с традиционным разграничением языковой системы и речевой деятельности,
когда встает вопрос о соотношении фонологической системы и АБ (подробнее см.
Логинова, в ж. Болг.русистика и др.), который также решается неоднозначно и
углубляется по мере развития экспериментальной фонетики, анализа и синтеза речи,
расширения банка данных об артикуляторной организации речи и восприятии речи.
Немалую роль играет и сопоставительно-типологическое исследование многих языков, в
том числе, при их контактах в условиях изучения иностранных языков и сопровождающей
этот процесс звуковой интерференции.
Понятием АБ в лингвистике пользуются уже более столетия, и на протжении этого
времени оно не осталось неизменным. Первоначально (особенно в зарубежной
лингвистике) АБ определялась как некая биологическая основа, условия речи,
двигательные тенденции, свойственные данному языковому коллективу и характерные
для спокойного положения органов речи во время молчания (Г.Суит, Л.Рудэ, Э.Сепир).
Подобную точку зрения, видимо, разделяли Л.В.Щерба и С.И.Бернштейн, ссылавшиеся на
Л.Рудэ. От установления «индифферентного», «нейтрального» уклада речевых органов
перед
фонацией
начинали
экспериментальные
исследования
артикуляции
В.А.Богородицкий, а в наше время – Л.Г.Скалозуб. Более распространенное определение,
ставшее общепризнанным уже к середине XX века, связывает АБ с определенной работой
артикуляционных органов, что выводит это понятие из статической в динамическую
область. В качестве составляющих АБ обычно называют не все возможные в этом языке
движения органов речи, а лишь наиболее типичные, общие для многих звуков,
определяющие речь именно на этом языке.
С развитием понятия АБ на первый план все больше выходит его функциональная
сторона перед биологической. Социальный, а не биологический характер формирования
АБ обосновывает Л.Р.Зиндер, объясняя это социальной природой языка вообще (79-80).
Существуют определенные предпосылки для описания АБ, которые лежат в
биологическом (физиологическом) подходе к изучению звуков – одном из трех известных в
общей фонетике аспектов изучения звуков речи. Среди них – последовательное
разграничение активных и пассивных органов речи на функциональной основе,
отличное от анатомо-физиологического описания подвижных и неподвижных частей
голосового тракта (Матусевич 1959, 32-33), что важно для корректной классификации
согласных в каждом конкретном языке и в сопоставительных работах.
Одно из основных понятий биологического аспекта изучения речи – артикуляция,
определяемое неоднозначно ввиду различного содержания его объема: от отдельной
формы конкретного речевого органа (артикуляция губ, кончика языка и т.п.) до
характеристики нескольких органов для произношения того или другого звука; от
описания «типичного» положения органов речи, наблюдаемого в процессе обучения
произношению, исправления дефектов речи и пр., до указания на динамику перехода от
одного
звучания
к другому.
Для
характеристики АБ
продуктивно
понимание
артикуляции как комплекса положений и движений, совокупности работ всех
произносительных органов при звукообразовании в потоке речи. Важно иметь в виду,
что во время фонации артикуляцией охвачены все органы в специфике движений каждого
из них, и замечания в отдельных учебниках о том, что губы, голосовые связки и пр. «не
работают» - некорректно.
В центре этого многогранного концепта – фокус артикуляции как место
наибольшего сближения активного и пассивного органов при образовании согласного
(у гласных, как известно, нет фокуса артикуляции). Это понятие позволяет разграничить
движения отдельных органов по их роли в идентификации звуковых единиц, в различении
однофокусных
и
двухфокусных
артикуляций,
в
понимании
разницы
между
артикуляционным фокусом и формой языка, особенно при интерпретации «шипящих» как
согласных со сложным соотношением резонаторов (Гордина) – с одной стороны, а с
другой – для принятого в общей фонетике деления переднеязычных согласных на
дорсальные, апикальные, какуминальные и ретрофлексные (Зиндер), чрезвычайно
важного для сопоставительной характеристики АБ в разных языках. Определение фокуса
артикуляции заставляет обратиться и к пассивному органу при звукообразовании, нередко
обусловливающему специфику АБ разных языков (ср. русский дорсально-дентальный
уклад с апикально-альвеолярным английским). Понятие фокуса артикуляции немаловажно
и в разграничении основных и дополнительных артикуляций (Матусевич, Зиндер и
др.), поскольку в артикуляционном фокусе образуются именно основные артикуляции и
по фокусу производится классификация согласных, а это, в свою очередь, позволяет
корректно
разграничивать
палатализованность,
лабиализованность,
такие
понятия и
велярность
фарингальность
и
термины,
как
палатальность и
веляризованность,
и
лабиальность
фарингализованность,
назальность
и
и
назализованность.
В связи с особенностями формирования АБ у ребенка под влиянием акустических
впечатлений от речи окружающих и нерасчлененности восприятия речевого сигнала на
результаты отдельных артикуляционных работ, АБ языка может допускать в известных
пределах изоморфизм артикуляций, связанный с варьированием артикуляционного
фокуса или формы языка при тех или других согласных у отдельных говорящих
индивидов.
Так,
в
русском
языке
наблюдается
вариативность
произношения
переднеязычных смычных твердых согласных /т, д, н/ как дорсальных или апикальных
(однако, при отсутствии подобного изоморфизма щелевых /с, з/ того же локального
класса); мягких /н’,
л’/ как передне-
или
среднеязычных,
альвеолярных или
передненебных (вариативность последних признаков и у других переднеязычных
согласных приводит к противопоставленности альвеолярных и передненебных дентальным артикуляциям в русской АБ), степени продвинутости или отодвинутости
твердых и мягких заднеязычных. В прикладных областях обучения и коррекции встанет
вопрос о выборе той или другой формы в зависимости от конкретных условий.
Наконец, в число предпосылок для описания АБ включается представление о фазах
артикуляции и их функциональной нагрузке в речи, об особенностях осуществления
переходных участков и стационарной части звука в зависимости от организации слога и
слова, а также понятие коартикуляции в связи с недискретностью потока речи на
отдельные
артикуляторные
комплексы,
неравномерностью
и
ассинхронностью
осуществления работ отдельных произносительных органов. В свете последнего –
выделение отдельных артикуляций и расчленение их на фазы – процесс сугубо
лингвистический. Чрезвычайно интересны полученные на экспериментальном материале
данные об акустической характеристике русских безударных гласных, способных
сокращаться за счет стационарной части (Бондарко, Вербицкая, Зиндер), что вполне
соотносится с биологическим и лингвистическим рассмотрением этого явления: при
быстром переходе в речи от одной консонантной артикуляции к другой, органы речи не
успевают осуществить «полные» артикуляции гласных и остаются постоянно в верхнем
положении, чем и объясняется причина утраты гласными фонемами в безударных слогах
смыслоразличительной силы, поскольку опознание фонем происходит прежде всего по
стационарной части артикуляций.
Комплексное рассмотрение понятия артикуляции, протекающей во временных
фазах, лежит в основе толкования АБ. Однако АБ любого языка – это не сумма
артикуляций всех звуков данного языка. Поэтому простое сравнение имеющихся в двух
языках звукотипов мало эффективно для изучения и сопоставления языков в
артикуляторном аспекте. Как нельзя научиться языку, выучив определенное, пусть
немалое, количество слов, так и нельзя овладеть правильным произношением на
иностранном языке, научившись более или менее верно артикулировать отдельные звуки.
Каков же переход от артикуляции к АБ?
Термин «артикуляционная база» (и шире – «фонетическая база», что, по-видимому,
соответствует современному представлению о перцептивно-артикуляционной базе)
имеется у С.И.Бернштейна, который отстаивал возможность изучения АБ «только на
почве сравнения артикуляторных навыков разных языков», причем сама «характеристика
артикуляционной базы того или иного языка будет варьировать в зависимости от объекта
сравнения» (с. 22). Думается, что ряд параметров АБ действительно может быть описан по
отношению к другим языкам – такие, как степень напряженности артикуляции, плотности
смычки, палатализации или веляризации, огубленности, придыхательности и т. п., общая
локализация артикуляции (продвинутость вперед или отодвинутость назад) и пр. Но
большая часть характеристик, по-видимому, является постоянной и независимой от
объекта сравнения и может изучаться не только сопоставительным методом, но и
экспериментально-фонетическими исследованиями В результате сравнительного изучения
С.И.Бернштейн считал возможным выделить определенные артикуляционные признаки
как обобщающие единицы, которые и образуют АБ языка: «Артикуляционная база
слагается из
общих признаков, отличающих произношение данного
языка от
произношения других языков; под «общими признаками» разумею такие фонетические
моменты, которые, выходя за пределы отдельных звуков, лежат в основе всех или
значительной части работ данного языка и их слуховых эффектов» (22).
Более определенные принципы описания АБ как системы, по-видимому, впервые
сформулировал Л.Р.Зиндер в 1960 в первом издании «Общей фонетики». В качестве
основных параметров описания АБ любого языка (безотносительно к другим) названы
следующие (80-81):
- «какие органы произношения участвуют в образовании различительных
признаков звуков данного языка и насколько интенсивно» (можно было бы добавить: в
каких надгортанных полостях и в какой мере сосредоточена артикуляторная активность
при речепроизводстве на данном языке; этот параметр целесообразно описывать с точки
зрения как активно действующего органа, так и пассивного с выявлением не только
основных классов, но и подклассов, составляющих специфику АБ того или иного языка);
- каково «сочетание работ различных органов», например, языка и губ, языка и
голосовых связок и т.д. (этот параметр выводит в комплексное предсталение понятия
«артикуляции»);
- какие ряды звуков характеризует та или иная артикуляция (выявление
гоморганных единиц); объединение звуков по одному признаку – это уже выход в
классификационное, системное представление артикуляций.
Таким
образом,
Л.Р.Зиндер
намечает
обобщающе-системный
подход
к
характеристике АБ, в рамках которого существенны и некоторые другие параметры,
например, соотношение основных и дополнительных артикуляций; способ осуществления
артикуляций в отдельных их фазах с выявлением подклассов смычных по III фазе,
щелевых по форме и месту щели и т. п.
Кроме традиционного понимания АБ как системы типичных положений и
движений речевых органов при производстве отдельных звуков или классов звуков, с 60ых годов XX века формируется более широкое толкование АБ, соотносимое со
звуковыми последовательностями разной протяженности, соответствующим не только
звуковым единицам и их сочетаниям, но главное – произносительным и языковым
единицам (слогу, слову, синтагме фразе). (Брызгунова-77,81-85). АБ в широком смысле
этого
термина
включает
сегментные,
межсегментные
и
супрасегментные
динамические характеристики звучащего потока речи, которые можно описывать с
учетом следующих параметров:
- особенности сочетаемоти звуков в речевой цепи, возможности изменения одного
звука под влиянием другого на протяжении всей артикуляции или отдельной ее фазы;
- степень однородости артикуляции на протяжении звука и причины ее
неоднородности, если это имеет место; соотношение стационарного и переходных
участков;
- артикуляторное строение слога и характер примыкания между его элементами;
- артикуляторные процессы в сандхиальных позициях (наличие ресиллабации,
характер вокалической и консонантной сочетаемости);
- направление и зона проявления звукоизменяющих процессов при коартикуляции;
-взаимосвязь позиционных и комбинаторных модификаций артикуляторных
комплексов;
- типы переключений артикуляций в слове и словосочетании;
- зависимость артикуляционных изменений от супрасегментных характеристик
слова и словосочетания и ряд других.
Центральным
понятием
АБ
в
современных
описаниях
выступает
«артикуляционный уклад» как составная часть АБ, концентрирующая в себе основные,
типичные характеристики положений и движений произносительных органов. Как
упоминалось выше, в практике фонетических исследований использовалось понимание
«уклада» в состоянии артикуляционного покоя (исходное положение артикулирующих
органов для речи на определенном языке; в АБ каждого языка складывается своя
специфическая
характеристика
такого
уклада)
–
«индифферентный»
уклад
В.А.Богородицкого, «нейтральный» уклад Л.Г.Скалозуб) - и в процессе фонации (более
распространенная точка зрения на АБ как совокупность таких типичных для данного
языка укладов); в статическом толковании - и динамическом.
В развитие учения Л.Р.Зиндера об АБ языка и с учетом комплексного толкования
артикуляции (см. выше) представляется продуктивным понимание артикуляционного
уклада как комплекса сходных артикуляций для произношения групп или рядов
звуков данного языка. Артикуляционный уклад может проявиться как в парадигматике
– сходные артикуляции в группе звуков (например, дорсально-альвеолярный язычный
уклад с растянутыми в стороны губами для русских /д’-т’-н’-з’-с’/), так и в
синтагматике – в рамках динамической организации звуковой цепи (твердо-задний и
мягко-передний уклады как основа аккомодации гласных; «дуга губной активности» огубленность начальнослоговых согласных перед /о, у/ и делабиализация этих гласных в
конечной фазе перед мягкими согласными, как в: роль, путь).
Различные уклады охватывают неодинаковое количество звукотипов, а один
звукотип, сочетающий в своей артикуляции разнообразные работы произносительных
органов, может попасть в несколько укладов. Так, в составе русской АБ можно отметить в
качестве специфических укладов следующие: губно-зубной веляризованный /в – ф/,
губной палатализованный /п’– б’– м’– в’– ф’/, дорсальные уклады твердых и мягких
переднеязычных согласных /т – д – н – с – з – ц/, /т’- д’- н’- с’- з’/, апикальный /л/,
какуминальный /р – ж - ш/, круглощелевой свистящий /с – з – ц/, губно-язычные уклады
шипящих – твердых /ж – ш/ и мягких /ч – щ/, средненебный (палатальный) /j – к’- г’- х’н’- л’/, глубокозаднеязычный /к – г – х/, образование плотной смычки, различение
смычных и щелевых, щелевых и аффрикат, чистых и аффрицированных взрывных и
аффрикат /т - т’ - ц/, /т – ц - с/, /т’ – ч - щ/, плавных и дрожащих, относительная
синхронность работы голосовых связок с участками глухих и звонких согласных.
В потоке речи, прежде всего в слове как базовой единице языка, одни уклады
сменяют другие, вызывая сложные переключения органов речи с одних артикуляций на
другие,
что
различает,
например,
звуковую
организацию
слова
в
русском
и
сингармонистических языках. В приведенных выше примерах видно, что одни уклады
действуют сегментно, на отрезке отдельных звукотипов, другие – надсегментно или
межсегментно (т. е. характеризуют либо слог, либо морфему, либо последовательность
звуков, не обязательно соотносимую с единицами языка и речи). Артикуляционные
уклады могут находиться в иерархическом отношении друг к другу, как в русском языке,
где на фоне основных твердо-заднего и мягко-переднего укладов развиваются более
частные уклады – групповые или одиночные. Взаимодействуя в речи, одни уклады могут
подчинять себе другие, видоизменяя или полностью подавляя их. Например, мягкопередний уклад делает заднеязычные мягкие согласные средненебными; огубленность
перед /у, о/ снимает специфическую губную артикуляцию шипящих (в: жук, шел). Так
складывается общий фонетический облик слова.
Таким образом, артикуляционный уклад в таком понимании выступает как
классифицирующая единица АБ в широком ее толковании. Инвентарь таких единиц и
составляет АБ языка. Систематизированная совокупность артикуляционных укладов,
обеспечивающая нормативное произношение на данном языке, и есть АБ языка,
которая определяет характер динамической организации потока речи.
Неповторимое своеобразие АБ каждого языка обусловлено многими причинами.
Из очень большого количества артикуляций, разрешенных речевым аппаратом человека,
данный языковой коллектив в процессе развития языка «отбирал» сравнительно
ограничеснное число артикуляционных типов, которые могут быть представлены и как
соответствующие «основным типам» (см. МФА), и как отклоняющиеся от них. Такие
«отклонения» могут быть вызваны взаимодействием основных и дополнительных
артикуляций, сочетанием с другими артикуляциями, особенностями осуществления той
или другой фазы и т. п. В результате и образуются специфические для данного языка
артикуляционные комплексы. Но АБ языка носит динамический характер, реализуется не
столько в отдельных артикуляционных комплексах, сколько в единых артикуляторных
программах для произнесения значимых единиц языка, формируемых и координируемых
в центральной нервной системе человека. (Речь…). Кроме того, специфика АБ
определяется и взаимодействием с фонологической системой, тоже идиоматичной в
каждом языке, а также с морфологическим строем языка и особенностью организации
базовой единицы языка – слова (или слогоморфемы в слоговых языках). Таким образом,
АБ предстает как система речедвигательных работ, характерная для каждого
языкового коллектива, не повторяемая в другом коллективе и узнаваемая как нечто
чуждое при перенесении в речь на другом языке. Эти и другие факторы и приводят к
идиоматичности АБ каждого языка и делают АБ той «речевой категорией», «оптимальной
моделью реализации фонологической системы» (Самуйлова), опора на которую может
обеспечить, в частности,
и функциональность, и коммуникативность обучения
произношению. Поэтому обращение к АБ как к предмету обучения не только не низводит
методику до области некоей биологической субстанции, до низшего, дофонологического
уровня, но поднимает сам принцип фонологичности обучения произношению на новую
высоту, приближая процесс обучения к звуковой реальности языка.
Становится очевидным, что разрабока эффективной фонологической типологии
языков, осуществляемая в последней трети XX века и в настоящее время, не может
ограничиться только фонологией без привлечения особенностей АБ, так как именно
последняя в силу своей идиоматичности в каждом языке выявляет специфические
национальные черты в организации речи на том или другом языке. Конечно, такой подход
к АБ стал возможен только тогда, когда на АБ стали смотреть не просто как на
артикуляцию тех или других звуков в данном языке, а как на строго упорядоченную
систему, организующую все единицы речевой цепи в высказывание и текст.
Скачать