Рахманинов

Реклама
Рахманинов-дирижёр
Рахманинов вошел в историю не только как композитор и пианист, но и как выдающийся
дирижер нашего времени, хотя эта сторона его деятельности и не была столь длительной и
интенсивной.
Дирижерский дебют Рахманинова состоялся осенью 1897 года в Частной опере Мамонтова в
Москве. До этого ему не приходилось руководить оркестром и изучать дирижирование, но
гениальная одаренность музыканта помогла Рахманинову быстро постичь секреты мастерства.
Достаточно вспомнить, что первую репетицию ему едва удалось довести до конца: он не знал, что
певцам необходимо указывать вступления; а спустя несколько дней Рахманинов уже прекрасно
справился со своими обязанностями,продирижировав оперой «Самсон и Далила» Сен-Санса.
«Год пребывания в опере Мамонтова
имел для меня огромное значение, — писал он.
— Там я приобрел подлинную дирижерскую
технику, сослужившую мне в дальнейшем
громадную службу». За сезон работы вторым
дирижером
театра
Рахманинов
провел
двадцать пять спектаклей девяти опер: «Самсон
и Далила», «Русалка», «Кармен», «Орфей»
Глюка, «Рогнеда» Серова, «Миньон» Тома,
«Аскольдова
могила»,
«Вражья
сила»,
«Майская ночь». Пресса сразу отметила ясность
его дирижерского почерка, естественность,
отсутствие позерства, железное чувство ритма,
передававшееся исполнителям, тонкий вкус и
прекрасное ощущение оркестровых красок. С
приобретением опыта эти черты Рахманиновамузыканта стали проявляться в полной мере,
дополняясь уверенностью и авторитетностью в
работе с солистами, хором и оркестром.
В
последующие
несколько
лет
Рахманинов,
занятый
композицией
и
пианистической деятельностью, дирижировал
лишь изредка. Расцвет его дирижерского
таланта приходится на период 1904–1915 годов. На протяжении двух сезонов он работает в
Большом театре, где особенным успехом пользуется его интерпретация русских опер.
Историческими событиями в жизни театра называют критики юбилейный спектакль «Ивана
Сусанина», которым он дирижировал в честь столетия со дня рождения Глинки, и «Неделю
Чайковского», во время которой под управлением Рахманинова прозвучали «Пиковая дама»,
«Евгений Онегин», «Опричник» и балеты.
Позже Рахманинов руководил исполнением «Пиковой дамы» и в Петербурге; рецензенты
сошлись во мнении, что именно он первым сумел постичь и донести до аудитории весь трагический
смысл оперы. К числу творческих удач Рахманинова в Большом театре относится также
осуществленная им постановка «Пана-воеводы» Римского-Корсакова и собственных опер «Скупой
рыцарь» и «Франческа да Римини».
На симфонической эстраде Рахманинов с первых же концертов зарекомендовал себя
законченным мастером огромного масштаба. Эпитет «гениальный» непременно сопровождал
отзывы о его выступлениях как дирижера. Чаще всего Рахманинов появлялся за дирижерским
пультом в концертах Московского филармонического общества, а также с оркестрами Зилоти и
Кусевицкого. В 1907–1913 годах он много дирижировал и за рубежом — в городах Франции,
Голландии, США, Англии, Германии.
Репертуар
Рахманиновадирижера был в те годы необычайно
многогранным. Он был способен
проникать в самые различные по стилю
и
характеру
произведения.
Естественно, что наиболее близка была
ему русская музыка. Он возродил на
эстраде почти забытую к тому времени
Богатырскую симфонию Бородина,
способствовал популярности миниатюр
Лядова,
которые
исполнял
с
исключительным
блеском.
Необычайной
значительностью
и
глубиной была отмечена его трактовка
музыки Чайковского (особенно 4-й и 5-й
симфоний); в творениях РимскогоКорсакова он умел разворачивать
перед слушателями ярчайшую гамму
красок, а в симфониях Бородина и
Глазунова
покорял
аудиторию
эпической широтой и драматургической
цельностью интерпретации.
Одной из вершин дирижерского искусства Рахманинова была трактовка соль-минорной
симфонии Моцарта. Критик Вольфинг писал: «Что значат многие написанные и отпечатанные
симфонии перед Рахманиновским исполнением g-moll-ной симфонии Моцарта! ...Русский
художественный гений вторично претворил и отобразил артистическую природу автора этой
симфонии. Мы можем говорить не только о „Моцарте“ Пушкина, но и о „Моцарте“ Рахманинова...»
Наряду с этим в программах Рахманинова мы находим много романтической музыки —
например, «Фантастическую симфонию» Берлиоза, симфонии Мендельсона и Франка, увертюру
«Оберон» Вебера и фрагменты из опер Вагнера, поэмы Листа и «Лирическую сюиту» Грига... И
рядом — великолепное исполнение современных авторов — симфонических поэм Р. Штрауса,
произведений импрессионистов: Дебюсси, Равеля, Роже-Дюкасса... И конечно, Рахманинов был
непревзойденным
истолкователем
собственных симфонических сочинений.
Известный советский музыковед В.
Яковлев,
слышавший
Рахманинова
неоднократно, вспоминает: «Не только
публика и критика, опытные оркестранты,
профессора, артисты признавали его
руководство высшей точкой в данном
искусстве...
Его
приемы
работы
сводились не столько к показу, сколько к
отдельным
репликам,
скупым
разъяснениям, часто он напевал или в
той или иной форме разъяснял ранее
обдуманное им. Все, кто присутствовал
на его концертах, помнят те широкие,
характерные жесты всей руки, не идущие
только от кисти; иногда эти его жесты
оркестранты считали чрезмерными, но
они были у него привычны и им понятны.
Никакой надуманности в движениях,
позы, никакого эффекта, рисунка рукой не
было. Было безграничное увлечение, предваренное мыслью, анализом, пониманием и
проникновением в стиль исполняемого».
Добавим, что Рахманинов-дирижер был и непревзойденным ансамблистом; солистами в его
концертах выступали такие артисты, как Танеев, Скрябин, Зилоти, Гофман, Казальс, а в оперных
спектаклях Шаляпин, Нежданова, Собинов...
После 1913 года Рахманинов отказался от исполнения произведений других авторов и
дирижировал только собственными сочинениями. Лишь в 1915 году он отступил от этого правила,
продирижировав концертом памяти Скрябина. Однако и позже его репутация как дирижера была
необычайно высока во всем мире. Достаточно сказать, что сразу после приезда в США в 1918 году
ему предложили руководство крупнейшими оркестрами страны — в Бостоне и Цинциннати. Но в ту
пору он уже не мог уделять время дирижированию, вынужденный вести напряженную концертную
деятельность как пианист.
Лишь осенью 1939 года, когда в Нью-Йорке был устроен цикл концертов из произведений
Рахманинова, композитор согласился продирижировать одним из них. В исполнении
Филадельфийского оркестра прозвучали тогда Третья симфония и «Колокола». Эту же программу
он повторил в 1941 году в Чикаго, а год спустя руководил исполнением «Острова мертвых» и
«Симфонических танцев» в Эган-Арборе. Критик О. Дауне писал: «Рахманинов доказал, что
обладает таким же мастерством и контролем над исполнением, музыкальностью и созидательной
силой, руководя оркестром, какое он проявляет, играя на рояле. Характер и стиль его игры, так же
как и его дирижирования, поражает спокойствием и уверенностью. Это то же самое полное
отсутствие показного, то же чувство достоинства и очевидная сдержанность, та же восхитительная
властная сила». Сделанные в то время записи «Острова мертвых», «Вокализа» и Третьей симфонии
сохранили для нас свидетельства дирижерского искусства гениального русского музыканта.
Л. Григорьев, Я. Платек
Скачать