Изучению форм существования языка (далее ФСЯ) в лингвисти

Реклама
УДК 811.112.2’27
Л. И. Антропова
д-р филол. наук, проф., зав. каф. иностранных языков № 1 ГОУ ВПО
«Магнитогорский гос. техн. ун-т», e-mail: [email protected]
НЕМЕЦКИЙ ОБИХОДНО-РАЗГОВОРНЫЙ ЯЗЫК
КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН
Цель статьи отразить специфические особенности немецкого обиходноразговорного языка как самостоятельного социокультурного языка общения,
конституирующего языковую ситуацию в Германии. Научный вклад автора
заключается в разработке парадигмы унилингвальной языковой ситуации
и типологии форм существования обиходно-разговорных языков, в определении социокультурных и социокоммуникативных условий формирования
обиходно-разговорных языков и их лингвистического и экстралингвистического статуса.
Ключевые слова: обиходно-разговорный язык; формы существования
языка; городской диалект; языковая норма; кодифицированный язык; некодифицированный язык; неофициальные ситуации общения.
Изучению форм существования языка (далее ФСЯ) в лингвистике всегда уделялось большое внимание. Но, несмотря на большое
количество фундаментальных работ, посвященных изучению данной проблематики, многие вопросы, связанные с их исследованием
и описанием, вызывают разногласия среди ученых. К числу нерешенных относятся проблемы статуса обиходно-разговорных языков,
парадигматического описания структуры и стратификации унилингвальной ситуации. До сих пор отсутствует типология ФСЯ, выбираемых носителями кодифицированного литературного языка с учетом
конкретных социальных, социокультурных и социокоммуникативных факторов. Недостаточна и теоретическая проработка проблем,
связанных с многофакторным описанием национальных вариантов
языка в их динамике.
Одним из важных компонентов, характеризующих языковую
ситуацию в любой стране, является, с одной стороны, функционирование кодифицированного литературного языка, который имеет общепринятые нормы произношения, орфографии, грамматики
и лексики, с другой – наличие некодифицированных, но узусно нормированных обиходно-разговорных языков.
23
Вестник МГЛУ. Выпуск 18 (624) / 2011
Парадигма языковой ситуации в Германии осложняется тем,
что на ее территории функционирует несколько относительно самостоятельных обиходно-разговорных языков, которые сохраняют
сильную привязанность к местности, культурную и языковую традиции и которые развивают свои фонетические, грамматические
и лексические системы [1]. Самостоятельный статус устных некодифицированных форм выражается в том, что каждая из них является
автономной системой, обладающей собственными фонетическими,
грамматическими и лексическими особенностями. В то же время это
не изолированные друг от друга языки, их взаимодействие поддается характеристике, как непрерывный процесс конвергенции и дивергенции. Специфика функционирования нескольких языков в условиях унилингвальной ситуации может быть объяснена через понятия
языковой и узусной норм, личного узуcа и инновационных языковых
процессов, которым в нашем исследовании уделяется особое внимание. Такие категории, как «норма» и «узус», обусловливают выбор
одной из форм существования языка, позволяют отграничить одну
ФСЯ от другой, определить степень их удаленности друг от друга
и разграничить кодифицированный литературный язык и устные
некодифицированные языки [5; 6].
Установлено также, что реальное употребление разных социолингвистических разновидностей языка (ФСЯ) воздействует на
языковую норму, а скрытые в норме процессы дивергенции детерминируют варьирование нормы в пределах, не препятствующих коммуникации. Вне вариантности о норме не может быть и речи, а так
как именно современный немецкий язык располагает несколькими
ФСЯ, то норма и определяет, какой из разговорных языков является
наиболее удобным и приемлемым в данный период времени и в данном месте.
Однако формы существования немецкого языка не отделены
друг от друга непреодолимыми границами, они как бы плавно «перетекают» друг в друга, образуя непрерывное динамическое языковое
пространство.
Динамика языковой ситуации прослеживается на примере отношений между исчезающими и возникающими языковыми элементами, в соотношении традиционных и инновационных элементов в норме. Традиционные элементы имеют опору в языковой культурной
традиции, инновационные элементы направлены на удовлетворение
24
Л. И. Антропова
коммуникативных потребностей говорящих, взаимодействие которых осуществляется в коммуникативном пространстве, которое
определяется как пространство, формируемое разными социолингвистическими вариантами языка и суммой социокоммуникативного
поведения носителей кодифицированного литературного языка.
Выделенный нами [2] городской обиходно-разговорный язык
(städtische Umgangssprache, lokale stadtsprachliche Varietät, Stadtmundart) – это тот язык, которым пользуется носитель немецкого кодифицированного литературного языка, когда он оказывается в своей
родной, привычной для него речевой сфере; именно на нем говорят
при личном непринужденном общении в быту, в семье, с друзьями,
родственниками, соседями, которых близко знают (беседы за столом
дома, в кафе, в гостях и пр.). Вместе с тем есть коммуникативные ситуации, в которых говорящие оказываются с чужими, незнакомыми
им людьми. В основном это привычные, повседневные стереотипные
городские ситуации общения (беседа на почте, в банке, в транспорте). Количество стереотипных городских ситуаций огромно. Носителями городского обиходно-разговорного языка являются все горожане с высшим и средним образованием, студенты и учащиеся, а также
немцы с неполным средним образованием, проживающие в крупных
городах Германии. Городской обиходно-разговорный язык это, прежде всего, городской феномен. В стереотипных городских ситуациях общения нет элементов, нарушающих неофициальность беседы,
и говорящие могут переключаться с одной темы на другую.
По структурно-семантическим особенностям городской
обиходно-разговорный язык нельзя отнести к территориальному
местному диалекту, хотя он и имеет с последним некоторые черты
сходства. Вместе с тем городской обиходно-разговорный язык оказывает влияние и на местные диалекты, и на литературный язык. Этот
процесс связан с образованием новых языковых вариантов, которые
возникают в результате совместной профессиональной деятельности лиц, проживающих в городе, и иногородних, приезжающих
в город на работу. Так, слова: Häuser – дома, heute – сегодня стали
произноситься как Heiser, heite. Такие языковые варианты (формы)
не могли возникнуть из местных диалектов, где эти слова до сегодняшнего дня произносятся как Hüser, hüte, сохраняя свои языковые
особенности. Например, нейтральное высказывание «Das habe ich
nicht gewusst» на городском обиходно-разговорном языке в Берлине
25
Вестник МГЛУ. Выпуск 18 (624) / 2011
звучит так: «Des hab ich (ick) nich jewußt» или еще более небрежно
«Det ha’ck ni(ch) jewußt» [6].
Неофициальные ситуации, в которых используется городской
обиходно-разговорный язык, обусловливают высокую адаптирующую способность разговорной лексики, поддерживающей устойчивость обиходно-разговорного языка. Образование новых существительных происходит путем стяжения лексем die Laterne (фонарь) +
das Licht (свет)= die Latichte – (фонарь), raffitückisch (изысканный),
mohndoof (чрезвычайно глупый); суффиксации – добавление суффиксов -jung,-de, -е к уже имеющимся суффиксам в литературном
языке: Benehmijung (поведение), Dickde (толстушка), Wärmde (теплушка) Klügde (умница), Bahne (дорога), Musike (музыка), Uhre
(часы), Fritze, Maxe, Karle, Paule и путем перехода личных имен существительных в нарицательные: Lehmann → der Lehmann (дурак)
[8]. Для анализа словопроизводства разговорной лексики использовались словообразовательные модели, предложенные М. Д. Степановой и И. И. Чернышевой (префиксальные, аффиксальные, модель определительного словосложения и др.) [1; 3]. Например, для
обиходно-разговорного языка г. Берлина характерно частотное употребление прилагательных и местоимений с двойными суффиксами
-ig, -te: meinigte (мой); прилагательных и наречий с уменьшительным суффиксом -ken: leiseken, stilleken (тихонький)[8]; вместо имени прилагательного в сравнительной степени lieber (милее, дороже)
в городском обиходно-разговорном языке употребительно прилагательное в превосходной степени lieberst [4].
Слова, входящие в состав городского обиходно-разговорного
языка г. Берлина, имеют различное происхождение. Часть слов происходит из нижненемецкого диалекта, они употреблялись на всей
нижненемецкой территории, и встречаются слова, заимствованные
из нидерландского языка и из языка славян, которые проживали
в районе между реками Эльбой и Одером. Многие из этих слов были
заменены соответствующими словами из письменного немецкого
языка и дополнены лексикой различных социальных групп. Вследствие этого лексика современного городского обиходно-разговорного
языка г. Берлина отличается от литературного языка, хотя сами коренные берлинцы не воспринимают языковые различия, если только слова не имеют ярко выраженного берлинского звучания: Damm
(проезжая часть дороги); Schrippe (белая булочка), Knüppel (белый
26
Л. И. Антропова
хлебец, булочка продолговатой формы), Schuft (плут, мошенник),
Liesen (нутряное свиное сало), Hackepeter (свиное сырое рубленое мясо с солью, перцем и тмином), dicke Milch (простокваша),
Weißkäse (творог) [7]. В устной разговорной речи сосуществуют
слова из немецкого кодифицированного литературного языка и нижненемецкого диалекта: Nase / Nese (нос), talen / talpschen (неловко
дотрагиваться до чего-либо пальцами) [7].
Итак, на современном этапе носитель немецкого кодифицированного литературного языка может употреблять любую форму существования немецкого обиходно- разговорного языка, если этого
требуют определенные неофициальные коммуникативные условия.
В зависимости от конситуации он переходит с одной формы на другую – на языки общерегиональный обиходно-разговорный, городской обиходно-разговорный или литературно-разговорный. Таким
образом, языковой репертуар говорящих складывается из нескольких языковых разновидностей, не родственных друг другу, и говорящие используют при этом другие грамматические и семантические характеристики. Поэтому все обиходно-разговорные формы
существования немецкого языка должны рассматриваться не как
отклонения от кодифицированной нормы, а как социолингвистические разновидности немецкого языка со своими собственными языковыми особенностями, обусловленными коммуникативной сферой
общения и типичными речевыми ситуациями, в которых участвует
в повседневной жизни носитель немецкого кодифицированного литературного языка. Каждая обиходно-разговорная форма немецкого
языка обладает определенным инвентарем фонем, просодическими
средствами, словообразовательными и морфолого-синтаксическими
особенностями, участвующими в формировании плана выражения
разговорного языка и реализующимися в повседневном языке горожан в зависимости от их социального статуса и неофициальной коммуникативной установки.
На городском обиходно-разговорном языке выходят периодические издания, например в Вюрцбурге:
Immer widder e dankbars Dhema sin doch die Schbeisekarde in beschdimmde Würzburcher Lokale, die wo sich bemühe, daße möchlichsd fränkisch sin. → Immer wieder ein dankbares Thema sind doch die Speisekarten
in bestimmten Würzburger Lokalen, wo man sich bemüht, daß sie möglichst
fränkisch sind (Meine Post. 29. März 1999. – № 73).
27
Вестник МГЛУ. Выпуск 18 (624) / 2011
Таким образом, городским обиходно-разговорным языкам
Германии присущи некоторые общие морфологические и синтаксические характеристики, отличные от норм кодифицированного
литературного языка, а также специфические фонетические и морфологические особенности (сильная ассимиляция целых слогов
и даже слов в одной речевой фразе; неупотребление определенного /
неопределенного артикля с именами существительными; употребление сослагательного наклонения вместо изъявительного, а также использование глагольной формы konnte haben вместо форм прошедшего времени в Konjunktiv).
Кроме того, на городских обиходно-разговорных языках
издаются справочные издания и словари, например «Kleines Berliner
Wörterverzeichnis» [8], выходят фильмы.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Cтепанова М. Д., Чернышева И. И. Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache (Лексикология современного немецкого языка): Учебное
пособие для студ. лингвист. ун-тов и фак-тов иност. яз. пед. вузов. – М.:
Академия, 2003. – 256 с.
2. Антропова Л. И. Современная разговорная речь в Германии: Монография. – М.: МГТУ им. Г. И. Носова, 2005. – 110 с.
3. Cтепанова М. Д. Словообразование современного немецкого языка:
Монография / под ред. Т. В. Строевой. – изд. 2-е, испр. – М.: КОМКНИГА,
2007. – 376 с.
4. Mattheier K. J. Dialekt und Standardsprache. Über das Varietätensystem des
Deutschen in der Bundesrepublik // International Journal of the Sociology
of Language: Zur Soziolinguistik des Deutschen. – Berlin; New York: de
Gruyter, 1990. – № 83. – S. 59–81.
5. Menge H. Was ist Umgangssprache? Vorschläge zur Behandlung einer
lästigen Frage // Zeitschrift für Dialektologie und Linguistik.– Marburg,
1982. – № 49. – S. 52–63.
6. Moser H. Umgangssprache. Überlegungen zu ihrer Formen und zu ihrer
Stellung im Sprachganzen // Zeitschrift für Mundartforschung. – Marburg,
1960. – № 27. – S. 215–232.
7. Nahrings K. Sprachliche Varietäten. – Tübingen: Narr, 1981. – 281 S. – (Tüb.
Beiträge zur Linguistik 147).
8. Wiese J. Kleines Berliner Wörterverzeichnis // Berlinisch. Geschichtliche
Einführung in die Sprache einer Stadt / Hrsg. v. Joachim Schildt, Hartmut
Schmidt. – Berlin: Akad. Verl., 1992 (2. bearb. Aufl.). – S 351–422.
28
Скачать