теория нарратива и нарративный анализ в психологии

Реклама
Р.Г. Кадырова
ТЕОРИЯ НАРРАТИВА И НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ В...
УДК 615.851: 159.9.072.5
ТЕОРИЯ НАРРАТИВА И НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ В ПСИХОЛОГИИ
© 2012
Р.Г. Кадырова, доцент кафедры психологии
Бакинский Государственный Университет, Баку (Азербайджан)
Ключевые слова: нарратив, нарративный анализ, дискурс, восприятие и понимание текста.
Аннотация: В статье восприятие и понимание текстов рассматриваются через призму современных представлений
нарративной психологии о сущности и методах нарративного анализа. Утверждается, что работа с текстом представляет
сложный процесс, приводящий к осмыслению субъектом собственного опыта, и служит основой развития личности.
Понятие нарратива пришло в психологию из постмо- ждествляя самопонимание и самоидентификации. Здесь
дернистских и постструктуралистских философских и понимание себя равнозначно осознанию своей социальлитературоведческих концепций и рассматривается в рам- ной принадлежности. Оба подхода подчеркивают необках теории социального конструктивизма и нарративной ходимость учета социально-культурного контекста, той
психологии. В современной психологии подходы к нарра- реальности, на которую ориентируется человек. С этим
тивной проблематике можно разделить на два основных созвучны идеи Л. С. Выготского, который выдвинул идею
направления – нарративная психология, или «теория» первичности интерпсихических процессов по отношению
нарратива, и психоаналитическая терапия, или «практи- к интрапсихическим процессам.
ка» нарратива. Нарративная психология (Т. Сарбин, Дж.
Оба направления едины в одном - конструирование
Бруннер, К. Герген, А. Керби, Ч. Тейлор и др.) утверждает, реальности происходит через язык. Социальные миры
что смысл человеческого поведения выражается с боль- конструируются с помощью символических систем, ценшей полнотой в повествовании, а не в логических форму- тральной из которых является язык. Согласно К. Гергену,
лах и законах, поскольку понимание человеком текста и социальный конструктивизм начинается там, где бросапонимание им самого себя аналогичны. Человек достигает ется вызов концепциям знания как ментального образа. С
самопонимания через нарратив, выделяя в жизненном по- его точки зрения, знание представлено в лингвистических
токе определенные моменты, обладающие для него смыс- построениях, а значит знание - это не когнитивные образолом и оценочным значением, конструируя и поддерживая вания каждого человека, а то, что люди создают совместчерез истории (нарративы) свою идентичность. Согласно но[5]. Центральное место в конструктивистских теориях
нарративной психологии реальности создаются в языке и занимает понятие дискурса. В наиболее широком понимапередаются дальше в историях, которые люди рассказы- нии дискурс - это социальный текст, продукт взаимодейвают друг другу. Можно сказать, что нарратив - это есть ствия индивидов, групп и обществ. Согласно теоретикам
повествование, с помощью которого субъект конструирует постмодернизма, субъект не существует вне и до дискурса,
свое Я и поддерживает свою целостность [1].
а становится внутри господствующих в культуре дискурПонятие нарратива является новым для отечествен- сов. Сознание имеет языковую природу и понимается как
ной психологии, хотя в Азербайджане имеется достаточно принципиально нестабильное, динамически подвижное
сформировавшаяся практика анализа текстового матери- образование, способное существенно видоизменяться в
ала. В основном это касается психологических проблем, зависимости от того языкового контекста, в котором оно
отраженных в творчества выдающийся азербайджанских оказывается. Иными словами, каждый текст предлагает
мыслителей и писателей, анализа художественных текстов воспринимающему сознанию определенную позицию,
и проблем психологии чтения (А.Байрамов, Р.Каракозов, определяющую его связность и целостность. Сама субъекР.Кадырова, Т.Бабаева, Т.Мусаева и др). Однако при этом тивность полностью зависит от практики взаимодействия
авторы в своих работах уделяли недостаточно внимания субъектов и определяется дискурсом [2].
разработке соответствующих инструментов для анализа
Все культуры содержат определенный, устойчивый
текстового материала. Научно-психологический подход набор текстов, подлежащий обязательной передаче от попредполагает верифицируемость полученных результатов, коления к поколению. Способность конкретного человека
а следовательно наличие строго научного инструментария быть носителем культуры и, взрослея, становиться агенисследования. Такая попытка делается в рамках современ- том социализации для следующих поколений, неотделима
ной нарративной психологии.
от знания им значений ключевых для данной культуры верСовременная нарративная психология – это активно бальных повествований с их жанрами, сюжетами, персонаразвивающаяся область психологических исследований. жами. Конструирование нарративов является, с одной стоВ качестве источников нарративного подхода в психоло- роны, механизмом идентификации и самоосмысления, а, с
гии называют теорию У.Джеймса, социальный интеракци- другой стороны, предоставляет субъекту ресурсы для саонизм Дж..Мида, теорию ролей Т.Р.Сарбина, культурную мопрезентации и выступает в качестве фундaментального
антропология (Г.Бэйтсон, К.Гирц,), драматургический компонента социального взаимодействия, соединяющего
подход в социологии (Э.Гоффман), психосоциальную субъекта с культурой и другими людьми. Формы нарратиконцепцию Э.Эриксона, культурно-историческую пси- вов, закрепленные в культуре, являются прототипами, на
хологию Л.С.Выготского, диалогизм (М.М.Бахтин) и основании которых субъект осознанно или неосознанно
структурный анализ повествования в литературоведении выстраивает свои собственные жизненные истории, си(В.Пропп, К.Бёрк), а также постмодернистскую филосо- стематизируя свой жизненный опыт, с учетом оценки тех
фию (Л.Витгенштейн, М.Фуко) и социологию (П.Бергер, нарративных схем и дискурсов, которые существуют в
Т.Лукман). В рамках самой нарративной психологии культуре.
можно выделить два основных теоретических направлеМногие авторы склоняются к тому, что значение наррание. Представители первого направления, «социально- тивного анализа в психологии, состоит в том, что именно
конструктивистского», занимают довольно радикальную данный метод позволяет отделить формальное содержапозицию в вопросе о том, что такое личность. В рамках ние текста от выражения смысла, непосредственно отоэтого направления личность трактуется, как «текст», а ее бражающего скрытую психологическую реальность [3].
самопонимание подобно пониманию текста. Дж. Брунер Следовательно, основным результатом проведения нарравыделяет два модуса сознания: нарративный модус - ин- тивного анализа должна стать некая общая характеристика
дивидуальный опыт; парадигматический модус является плана выражения текста или наррации. Возникает вопрос:
общечеловеческим - это форма нарратива, выработанная в любой ли текст можно рассматривать как наррратив?
ходе культурного развития человечества и приспособленПо мнению Сарбина, нарратив - это способ органиная к межличностному общению [4].
зации личного опыта, результатом которой является соВторое направление рассматривает нарратив, ото- единение реальных фактов и вымысла. Нарратив позвоВектор науки ТГУ. 2012. №2(9)
126
Р.Г. Кадырова
ТЕОРИЯ НАРРАТИВА И НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ В...
ляет субъекту обосновать свои поступки и выстроить
причинные зависимости между жизненными событиями.
Нарративы всегда формируются в процессе социального
взаимодействия и изменяются вслед за изменениями соответствующих интеракций [6].
Схожее определение нарратива дает Дж. Принс. По
мнению этого автора нарратив - это представление во временной последовательности нескольких реальных или вымышленных событий. Нарратив может быть рассмотрен
как один из главных способов организации переживания
времени субъектом, поскольку повествование всегда контролируется понятием времени, и все события в рассказе
выстраиваются в строгой временной последовательности.
Благодаря такому выстраиванию отдельных событий в
нарратив происходит их постижение за счет обозначения
целого, которому они принадлежат [7]. В самом общем
плане, нарратив можно определить как логически связное
повествование о событиях. Согласно часто цитируемому
нарратологами примеру Э.Форстера, текст «Король умер.
Умерла королева» - не является нарративом, как и «Король
умер. Затем умерла королева». Нарративом следует признать текст «Король умер. Затем королева умерла от скорби», поскольку здесь указана не только хронологическая
последовательность, но и логическая, причинно–следственная связь между событиями. Следовательно, нарратив занимает среднюю часть пространства, на одном краю
которого - ненарративные высказывания (абстрактно-логические суждения общего порядка, нормативные оценки,
эмоции и другое), а на другом - высказывания, фиксирующие единичные события без установления между ними
какой-либо содержательной связи [8].
Влиятельный американский философ Фредерик
Джеймисон отмечает, что мир может быть познан только
в форме «литературного» дискурса (рассказа, повествования) и все в мире постигается через описания и воплощается в тексте. Соответственно ключевой проблемой становится проблема восприятия и понимания самого текста [2].
Нарративный анализ рассматривает текст в его конечной форме и пытается понять, что же этот текст сообщает
и каким образом. В понятие, «каким образом» входит не
только понятие сюжета литературного произведения, но и
такие аспекты как способ подачи и распределение повествуемых событий, времени, пространства и персонажей.
Нарратологи рассматривают также способы подачи формальной структуры произведения с точки зрения
прямого или косвенного диалога писателя с читателем.
Коммуникативная природа литературы предполагает, что
между автором и читателем посредством текста происходит акт общения, коммуникации. Чтение текста - это процесс общения с текстом, его автором и вовлечение в некую культурную, социальную и психологическую реальность. Сам акт коммуникации представляется как процесс,
происходящий на нескольких уровнях. Автор и читатель
включаются в коммуникативную цепь, состоящую из отправителя информации, т.е. реального автора произведения, самого коммуниката (текст) и получателя сообщения
(читателя). Когда речь идет о художественном тексте, эта
цепочка усложняется.
Художественный текст оформлен определенным образом, автор, пишущий его, имеет явные и неосознанные
намерения. Перед ним стоит коммуникативная задача - заинтересовать читателя, чтобы тот проявил интерес к написанному, дочитал произведение до конца и правильно
его понял. Реальный автор пишет для подразумеваемого
им читателя. Реальному читателю также представляется
какой-то автор, который мог написать данное произведение.
Кроме того, автор часто в тексте вставляет собственные комментарии, характеристики персонажей, он как бы
становится действующим лицом, который рассказывает
историю, тем самым участвуя в повествовании. Это лицо
называется нарратором. Тот, к кому обращается нарратор,
также становится действующим лицом повествования.
Это лицо - наррататор. Если читатель полностью поглоВектор науки ТГУ. 2012. №2(9)
щен текстом, то на время наррататором становится читатель. Но он может им и не стать, т.е. не включиться в текст,
но тем не менее присутствие слушателя-читателя влияет
на ход повествования, и тем самым он также становится
его действующим лицом.
Таким образом, всю коммуникативную цепь можно
представить таким образом: реальный автор - подразумеваемый автор - нарратор - наррататор - подразумеваемый
читатель - реальный читатель. Эта сложная цепочка реализуется в процессе взаимодействия читателя с текстом.
Взаимодействие происходит на уровне текста и символов,
с одной стороны, и читателя и его мыслей-слов, с другой
стороны. В процессе этого взаимодействия и рождается
истинный текст.
Текст представляется теоретической конструкцией, состоящей из знаков, в которых скрыты фундаментальные
реалии бытия. «Расшифровки» текста, проявление всех
возможных смыслов текста, постепенное раскрытие того,
что обозначают написанные слова (знаки) и языковые
конструкции, можно назвать дешифровкой, деконструкцией текста. Именно так подходит к проблеме понимания
текста теория деконструкции, разработана французским
философом Жаком Дерридой [2]. В акте деконструирования текста встречаются содержание текста, его смысловые
составляющие и сознание читателя, в результате чего рождается новый нарратив. Этот нарратив, являясь продуктом
осмысления текстовой реальность, позволяет читателю
глубже понять и осмыслить свой собственный опыт, и
построить свой собственный мир.
Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы:
1. Реальность создается в языке и передается в повествованиях (нарративах), которые люди рассказывают друг
другу. Субъект конструирует свое Я и поддерживает свою
идентичность с помощью нарративов, опираясь на господствующие в культуре дискурсы, которые рассматриваются
как, полученные в результате взаимодействия, тексты.
2. Нарратив является логически связанным, упорядоченным во времени повествованием, которое способствует
организации личного опыта субъекта. Нарративный анализ позволяет отобразить скрытую в тексте психологическую реальность, отделить эту реальность от формального
содержания текста.
3. Работа с текстом не может быть сведена к процессу
обмена готовой информацией. Сложная цепочка взаимодействий слушателя-читателя с текстом завершается конструированием нового нарратива, который способствует
осознанию и осмыслению субъектом собственного опыта
и служит основой развития личности и производства нового опыта.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1.Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование
реальности. // Трактат по социологии знания. М., 1995,
с.80-150
2.Ильин И. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. М., 1998, 256 с.
3.Фабрикант М. С. Применение нарративного анализа в исследовании больших социальных групп //
Психологический журнал. 2010, № 1, с.64-68
4.Bruner J. Actual minds, possible worlds. Cambridge,
1986, p.10-115
5.Gergen K. J. An Invitation to Social Construction.
London, 1999. P. 90–110.
6.Sarbin T. R. Narratology as a root metapher in psychology // Narrative psychology: The storied nature of human conduct / Ed. by T. R. Sarbin N. Y., 1986, p. 3-21.
7.Prince G. Narratology: the form and functioning of narrative. Mouton Pablishers. Berlin-New York-Amsterdam. 1982.
185 p.
8.Wortham, S. Narratives in action. A strategy for research
and analysis / S. Wotham. — NY: Teachers College Press,
2001, 274 p.
127
Р.Г. Кадырова
ТЕОРИЯ НАРРАТИВА И НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ В...
© 2012
THEORY OF NARRATIVE AND NARRATIVE ANALYSIS IN PSYCHOLOGY
R.H. Kadyrova , assistant professor of psychology Baku State University, Baku (Azerbaijan)
Keywords: narrative, narrative analysis, discourse, perception and understanding of the text
Annotation: In this paper the perception and understanding of the texts examined in the light of modern concepts of narrative psychology about the nature and methods ofnarrative analysis. Argued that work with text is a complex process that leads to
understanding the subject’s own experience, and serves as the foundation of personality development.
УДК 159.9:378
ФОРМИРОВАНИЕ ПОНИМАНИЯ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА В ПРОЦЕССЕ
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГОВ
© 2012
Б.В. Кайгородов, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой
психологии развития, акмеологии
И.А. Еремицкая, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры
психологии развития, акмеологии
Астраханский государственный университет, Астрахань (Россия)
Ключевые слова: понимание; подготовка психологов; оценка и понимание; правильное понимание; формирование
понимания; ролевое понимание; механизмы понимания.
Аннотация: Понимание психологами другого человека, являясь основной чертой их профессионализма, требует целенаправленной работы по его формированию в процессе их профессиональной подготовки. В статье раскрывается
специфика понимания психологами другого человека. Рассматриваются виды, уровни и механизмы понимания, приводятся методы его формирования.
Эффективность профессиональной деятельности пси- измениться другому, более полно раскрыть себя. Поэтому
холога находится в прямой зависимости от уровня сформи- бывает нелегко, но исключительно важно позволить себе
рованности у него способности к пониманию. Понимание понять другого человека, его точку зрения и чувства.
для психолога является одним из важных способов полуПонимание всегда безоценочно, хотя и связано с оценчения информации о человеке. Как процесс оно представ- кой. Оценка может быть первичной или вторичной по отлено в любом виде его профессиональной деятельности: ношению к пониманию. Первичная оценка может влиять
диагностической, коррекционной, экспертной, консульта- на качество понимания, например, поступка человека.
тивной и др. Следовательно, сформированное понимание Вспомним «эффект новизны» в процессе восприятия чеявляется отличительной чертой профессионализма психо- ловека человеком. Первичная оценка, новая оценочная инлога.
формация меняет восприятие человека и, следовательно,
Но всегда ли понимание психолога отличается от пони- понимание его поступка. Например, учителю представимания, например, учителя, врача, социального работника ли нового ученика как «трудного». Тогда при восприятии
или педагога? Другими словами, напрашивается вопрос, и понимании ученика некоторые паузы, которые он дерответ на который хотят получить многие специалисты по- жит в связи с обдумыванием вопроса или задачи, могут
могающих профессий: «Обладает ли психолог, выпускник объясняться учителем как проявление «тугодумости».
психологического факультета, достаточным уровнем по- Неправильное понимание и отражение учителем индивинимания, которое качественно и количественно отличает- дуальности ученика, восприятие лишь внешней стороны
ся от понимания представителей других профессий?».
его поступка, неспособность к анализу сложившейся сиПрошло более двадцати лет с того момента, когда в туации могут привести к необдуманным, поспешным дейшколу массово пришли первые психологи. Но до сих пор ствиям учителя, нередко переходящим в конфликт между
можно слышать от учителей: «Зачем нам психологи? Мы ним и учеником.
лучше знаем своих учеников». Более того, при решении
Понимание может быть разной глубины проникновесовременными школами проблем, связанных с финансо- ния в личность, индивидуальность другого человека [13].
вой экономией, в первую очередь отказываются от услуг Нижнему – поверхностному – уровню понимания свойименно психологов.
ственно восприятие лишь внешнего рисунка поступка
Предположим, что учителя лучше знают своих уче- человека без проникновения в мотивы, цели, личностные
ников. Но знать не есть понимать. В свое время П.П. особенности; здесь превалирует оценка в черно-белых
Блонский писал: «Для понимания необходимы знания, но тонах (хорошо или плохо). На втором уровне – средней
отдельные, отрывочные знания еще не все для понимания. глубины – анализируются отдельные качества человека;
Надо связать эти знания так, чтобы стал понятен смысл це- оценка идет чаще всего по интеллектуальным особенлого. Понимать – значит не просто знать, но знать, “что к ностям (умный или глупый), характеру и темпераменту
чему”» [3, с. 55–56]. Следовательно, то, что учителя лучше (жесткий или мягкий, вспыльчивый или уравновешензнают своих учеников, не значит, что они их лучше пони- ный). Самый высокий, третий уровень включает глубомают. Трудности в понимании учителями своих учеников кое понимание человека, целостное представление о нем,
связаны со спецификой их профессии, которая сопряжена выявление системы ведущих целей и мотивов поведения,
со стремлением объяснить действия и поступки учащихся выделение связей между отдельными поступками и личи дать им оценку. Это приводит к тому, что учителя быстро ностью в целом, умение проникнуть в скрытые резервы
навешивают ярлыки, которые и определяют в дальнейшем и способности человека, прогнозировать его поведение на
все их взаимодействие с учениками.
основе понимания индивидуальности.
Дать немедленную оценку другому человеку, его утТаким образом, понимание позволяет человеку доверждениям, действиям и поступкам гораздо легче, чем стичь результата, который выражается не в конкретном
понять, какой смысл они имеют для него. Это происходит предмете, а в ясности, глубине восприятия, представления
потому, что процесс понимания другого человека связан этого предмета, видения его функционального предназнас определенным риском – риском изменения. Человек не чения, умении взаимодействовать с ним, и только потом
только «обогащается» сам, изменяется, становится дру- такой результат подвергается оценке. В этом случае оценка
гим, но, что более важно, его понимание дает возможность вторична по отношению к пониманию. Оценка статична, а
128
Вектор науки ТГУ. 2012. №2(9)
Скачать