ВЫТЕСНИТ ЛИ ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ РАЗУМ? Демидова М.А. Нижний Новгород, Россия

Реклама
ВЫТЕСНИТ ЛИ ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ РАЗУМ?
Демидова М.А.
Нижегородский Государственный Технический Университет им. Р. Е. Алексеева
Нижний Новгород, Россия
IF ARTIFICIAL INTELLIGENCE WILL SUPPLANT THE HUMAN MIND
Demidova M.A.
Nizhny Novgorod State Technical University n. a. R. E. Alekseev
NizhnyNovgorod, Russia
«Может быть, мы станем для компьютеров домашними любимцами и будем, как комнатные
собачки, вести беззаботное существование, но я надеюсь, что у нас всегда останется
возможность в любой момент выдернуть вилку из розетки»
Артур Кларк
С самого начала появления феномена, названного искусственным интеллектом (ИИ), он
привлекал повышенное внимание. Эта сфера человеческой деятельности является прекрасным
примером интеграции целого ряда дисциплин: математики, информатики, физики, химии,
философии, нейрофизиологии, где соединяются интересы. Актуальность введения подобного
термина связана с успешным решением интеллектуальных проблем первыми ЭВМ, в общем, с
обнаружившимся интеллектуальным соперничеством ЭВМ и человека.
Сегодня сложно представить жизнь без систем с искусственным интеллектом. Они
применяются в самых различных областях науки и техники, и с легкостью выполняют те
задачи, которые ранее были под силу только человеку.
Идея создания человеком машины, подобной себе берет свое начало в глубоком прошлом. Так,
в древнем Египте была создана «оживающая» механическая статуя бога Амона. У Гомера в
«Илиаде» бог Гефест ковал человекоподобные существа-автоматы.
В 1736 г. Жак де Вокансон, французский изобретатель представил миру механического
флейтиста в человеческий рост, который подобно живому музыканту мог перебирать пальцами
по отверстиям и дуть в мундштук, воспроизводя двенадцать мелодий. В середине 1750-х годов
Фридрих фон Кнаус, австрийский автор, сконструировал машины, которые самостоятельно с
помощью пера писали довольно длинные тексты. В 1914 г., директор одного из испанских
технических институтов Леонардо Торрес-и-Кеведо сконструировал электромеханическое
устройство, способное просчитывать простейшие шахматные эндшпили практически как
человек. Но все эти механические устройства не могут носить звание Искусственного
Интеллекта, хотя интересны с точки зрения истории.
На сегодняшний день до появления искусственного интеллекта, по-прежнему, остается
довольно далеко, и пока подобные системы лишь частично замещают человеческий труд. При
создании робота возникает две основные проблемы: распознание образов и здравый смысл.
Роботы видят и слышат гораздо лучше нас, но они не способны понимать увиденное и
услышанное. Современные системы искусственного интеллекта производят перевод с
одномерных языков на многомерные, строят диаграммы и схемы, чертежи и графы,
высвечивают на экран кривые и т. д. Такой перевод считается существенным признаком
интеллектуальной деятельности, но современные системы искусственного интеллекта попрежнему не способны использовать изображения без перевода на символический язык. Они
никак не задействуют активно используемые в человеческом мозге химические процессы:
«современное моделирование нервной деятельности … не может рассматриваться с позиций
построения технического аналога мозга, как такового» [1].
Наука об искусственном интеллекте появилась во второй половине XX-го века, а первая
Всемирная конференция, посвященная ИИ состоялась 1969 г. в Вашингтоне. Среди первых
поставленных перед ЭВМ интеллектуальных задач были логические игры (шашки, шахматы),
доказательство теорем. Так же стоит отметить «электронную мышь» Клода Шеннона,
управляемую сложной релейной схемой. Эта мышка «исследовала» лабиринт и находила из
него выход. Если она оказывалась в уже известном ей лабиринте, она выходила из лабиринта
сразу, не заглядывая в тупиковые ходы.
Создание искусственного интеллекта может привести к ряду проблем. Это и потеря интереса к
творческому труду в случае замены его искусственным, а затем и полная деградация человека.
Это и возможность ошибки или сбоя ИИ в его работе, что может привести к фатальным
последствиям. Например, оборона страны или энергетика. С другой стороны, творчество
должно приносить человеку радость, а он, следовательно, не откажется от него. Решающее
слово в принятии решений, таких как начало войны или ликвидация сбоя на электростанции, в
любом случае должно оставаться за человеком.
В вопросе о возможности появления ИИ сложились две противоположные позиции. Часть
специалистов вполне положительно относятся к возможности его появления. К примеру, так в
60-е годы ХХ в. на вопрос об опасности ИИ реагировал А. Колмогоров: «нужно стремиться этот
глупый и бессмысленный страх перед имитирующими нас автоматами заменить огромным
чувством удовлетворенности тем фактом, что такие сложные и прекрасные вещи могут быть
созданы людьми» [2].
С того времени как появились ЭВМ, постоянно ждут и громко заявляют о том, что скоро,
буквально завтра ИИ появиться – но ничего подобного не происходит. Стоит появиться новым,
совершенным технологиям как они уже становятся обычными, рутинными, которые уже мало
кто связывает с ИИ. Этот феномен сейчас известен, как «эффект искусственного интеллекта»
Р. Брукса, согласно которому, как только технология ИИ находит свое применение, она
перестает быть технологией ИИ. Она престает удивлять и выступать формой ИИ, как сейчас не
удивляет превосходная игра компьютера в шахматы. Существуют даже целые подборки
обещаний, утверждений достаточно авторитетных специалистов в мире компьютерной науки,
которые не осуществились. Наверное, самое известное здесь предположение Г. Саймона и А.
Ньюэлла о том, что их знаменитый «Универсальный решатель задач» будет признан первым
ИИ.
А. Азимов один из первых в ХХ в., кто считал, что роботы не являются априорной угрозой для
человека и человечества. В 40-х годах ХХ в. А.Азимов сформулировал свои знаменитые законы
робототехники. Первый закон гласит о том, что робот не может допустить причинение вреда
человеку. Во втором законе говорится о повиновении робота всем приказам человека, за
исключением тех, что противоречат первому закону. Третий закон утверждает, что робот
заботится о своей безопасности, но, не нарушая первый и второй законы. В 80-е годы ХХ в. к
этим трем законам добавляется нулевой закон: «Робот не может причинить вреда человеку,
если только он не докажет, что в конечном счёте это будет полезно для всего человечества» [3].
Но в его рассказах о роботах последние часто выглядят лучше людей и находят все новые и
новые поводы и возможности, чтобы сменить людей. В рассказе «Мечты роботов» роботы
мечтают заменить людей; в рассказе «Кэр» робот научился, лучше своего хозяина писать
детективные истории; в рассказе «Братишка» женщина спасает из огня не биологического сына,
а сына-робота, поскольку он более полно и глубоко соотносится с предполагаемым поведением
сына.
Поэтому есть и другое мнение, противоположное позитивному настрою первого. Винж,
например, замечает что будущее, в котором существуют умы, превосходящие человеческие,
отличается качественно. Вообще, вряд ли возможен контроль над разумом, превосходящий
собственный. В. Винж указывает на то, чтобы люди точно понимали новые реалии после
появления ИИ. «Физическое вымирание человеческой расы - одно из возможных следствий» [4]
Эрик Дрекслер, говоря о нанотехнологиях, вполне реально видит вероятность того, что со
всеми современными технологиями правительство может решить, что простые граждане им
больше не нужны. Но это далеко не самое страшное. Сомнительна надежная технология,
связывающая естественное и искусственное без болезненной, трагической борьбы между ними.
Наличие подобной связи, объективно, приведет к полному поглощению и исчезновению
специфики биологической части мышления или души.
Среди современных приверженцев этой позиции лауреат Нобелевской премии мира Джоди
Уильямс, организовавшая мощную кампанию «Остановить роботов». И соучредитель Skype
Джаан Таллин, с учасием которого в Кембридже создали научный Центр по изучению угроз
существованию человечества (Centre for the Study of Existential Risks). Команда из ученых,
философов и инженеров занимается изучением развивающихся технологий. Их задача определять, не опасно ли появление новых технологий для человечества. Основной целью
изучения является оценка создания искусственного интеллекта и анализ вероятности угрозы
человечеству. ИИ просто перестанет нуждаться в человеке.
Основным поводом для массовой паники становятся все более и более частые случаи
превосходства искусственного разума над естественным. Один из самых известных подобных
случаев− проигрыш Гарри Каспарова в 1997 году компьютеру Deep Blue в шахматном турнире
или победа в 1962 г. программы Американского кибернетика А. Самуэля над Р. Нили,
сильнейшим шашистом в США. Хью Прайс, профессор философии, говорит о том, что людям
нужно серьезно относится к возможным последствиям создания искусственного интеллекта:
«Это вполне может оказаться Ящиком Пандоры. Риск велик, ведь на карту поставлено слишком
многое, нынешний мир очень сильно зависит от технологий» [5].
Сегодня компьютерные технологии имеют превосходство в скорости, но не проявляют никаких
признаков разума. Однако их скорость и сложность удваиваются каждые 18 месяцев согласно
закону Мура [6]. И хотя рост не может продолжаться бесконечно, вероятно, этот процесс будет
продолжаться, пока компьютеры по уровню сложности не сравняются с человеческим мозгом.
Основатель корпорации Sun Билл Джой считает, что к 2030 году человек создаст компьютер,
наделенный разумом, сравнимым с человеческим.
Требуемое современное серьезное отношение к ИИ означает понимание того, что люди могут
проиграть конкурентную борьбу ИИ. В этих условиях критерий появления ИИ очевиден – эта
сам факт замещения ИИ человека, что, соответственно, должно отражаться, именно, тестом
замещения. В некоторых случаях факт такого замещения может быть статистически нагляден.
К примеру, развитие экспертных систем (систем ИИ) в скором времени может привести к тому,
что будут сокращаться вакантные места для специалистов-людей, и всем будет ясно, что это
происходит из-за того, что соответствующий ИИ делает работу лучше людей. Отсюда, можно и
нужно дать следующее определение ИИ – это способность искусственных объектов решать
любые проблемы, решаемые людьми, и способность конкурировать с человеком и
человечеством за власть в мире и жизненное пространство.
Вполне можно помыслить ситуацию, когда, постепенно, люди будут привлекать ИИ к решению
своих проблем. Если искусственный интеллект будет гарантированно благожелателен к людям,
то он станет формой идеального управляющего по Платону. Идеальным государством Платон
считает монархическое, в котором правит одно, разумное начало. Правители имеют в виду
общую пользу, заботятся о благе народа [7]. Подобным правителем вполне может стать ИИ,
который по определению, очень много знает, высоко профессионален, лишен пристрастий, у
него нет семьи и его не интересует собственность. В условиях известной человеческой
пристрастности, коррупции, некомпетентности, нам кажется, многие люди будут считать и
верить, что такой ИИ – есть очень хороший выбор на место судьи и руководителя.
Но пока искусственный интеллект по-прежнему применяется лишь косвенно. Те понятия ИИ,
которые вкладываются в фантастических фильмах и книгах, сценарий которых сводится к
стремлению компьютеров избавиться от человека как от конкурента, не стоит воспринимать
серьезно. Сравнивая человека и искусственный интеллектом, все почему-то забывают о такой
способности живого как самовоспроизведение – явления не менее сложного, чем интеллект,
которое сложно представить в механической, а не в биологической форме. Поэтому пока
вопрос об угрозе истребления человечества искусственным интеллектом остается далеким от
реальности.
Литература:
1. Брюхомицкий, Ю.А. Нейросетевые модели для систем информационной безопасности: учеб.
пособ. – Таганрог, 2005. С. 27.
2. Колмогоров, А. Автоматы и жизнь // Информационное общество: Сб. – М.: АСТ, 2004. С 312.
3. http://royallib.ru/book/azimov_ayzek/tri_zakona_robotehniki_sbornik_rasskazov.html
4. Виндж, В. Как избежать сингулярности? http://old.computerra.ru/think/35655/
5. http://savepearlharbor.com/?p=160241
6. http://ru.science.wikia.com/wiki/Закон_Мура
7. Поппер, К. Открытое общество и его враги. Т. 1. Чары Платона. – М. Феникс, 1992. – 448 с.
Скачать