Интонация есть важнейшая примета звучащей, устной речи

Реклама
Сухова Н.В. Интонация в речевом акте // Теория и практика германских и романских языков.
Статьи по материалам III Всероссийской научно-практической конференции. Ульяновск: УГПУ,
2002. – C. 108-110.
Сухова Н.В.
Аспирант кафедры фонетики английского языка МГЛУ
Интонация в речевом акте
Интонация есть важнейшая примета звучащей, устной речи, средство оформления
высказывания, уточнения его коммуникативного смысла и эмоционально-экспрессивных
оттенков.
Развитие специальных исследований интонации в языкознании можно разделить на два
периода. Первый охватывает примерно последние десятилетие XIX века и первые четыре
десятилетия ХХ века и в основном характеризуется поиском объекта изучения и методов его
анализа. Во второй период с 40х до 70х годов ХХ века значимым оказывается анализ
интонационных компонентов. Это связано с развитием как лингвистической теории, так и
техники инструментальной фонетики.
На современном этапе наука вообще и языкознание в частности подвержены влиянию
междисциплинарного подхода, который представляется весьма закономерным: сначала
необходимо разобраться в существе предмета (анализ), а затем соотнести его с другими
предметами (синтез). Такой подход позволяет выявить новые стороны давно известных и,
казалось бы, изученных явлений.
Все это справедливо и в отношении одного из интереснейших лингвистических
феноменов – интонации.
Очевидно, что всякое высказывание (коммуникативная единица) от паузы до паузы,
независимо от его протяженности, должно быть оформлено фонетически. Все компоненты
интонации (мелодика, фразовое ударение, темп, тембр, ритм), кроме паузы, обязательно
присутствуют в высказывание, потому что никакой его элемент не может быть произнесен без
какой-либо высоты голоса, силы и т.д.
Основным, наиболее функционально нагруженным компонентом интонации считается
мелодика. Остальные интонационные составляющие и независимо и во взаимодействии друг с
другом выполняют эмоционально-модальную (передача эмоционально-модального отношения
говорящего к высказыванию) и логическую (передача главной целеустановки высказывания)
функции. Интонация может передавать и другие значения.
Очевидно, что интонация (и ее перцептивный уровень – просодия) не сугубо
фонетическое явление. Тогда возникает вопрос, какое место занимают интонационные
составляющие в коммуникации, и какую функциональную нагрузку они несут в конкретном
речевом акте (РА)?
Просодическая структура высказывания, по мнению С.В. Кодзасова (Кодзасов
2000:504),
многослойна:
она
содержит
не
только
такие
традиционно
выделяемые
интонационные параметры, как тон, громкость и длительность, но и менее известные элементы,
характеризующие качество голоса (фонацию). А голос и тон как лингвистические и
паралингвистические концепты можно с полным основанием отнести к группе важнейших
факторов, организующих речевую коммуникацию (Крейдлин 2000:42).
Голосовые признаки и тон речи уточняют, а иногда и однозначно задают тот или иной
конкретный тип речевого акта. При сопоставлении функций голоса и тона оказывается
интересным, что основное назначение тона – согласовывать межличностные и социальные
отношения между участниками данного акта общения, а потому, по мнению Г.Е. Крейдлина
(Крейдлин
2000:43),
тон
является
этикетно
нормативным,
контролируемым
и
регламентированным. Тон при этом не только управляет ходом разговора, но и определяет его
стилистику, а сменой тона может маркироваться переход из одной стилистики диалога в
другую и ломка стилистических стереотипов. Голос же, благодаря своим природным
физиологическим свойствам, является выразителем эмоций и в диалоге говорящим часто не
контролируется. Речевые голоса не постоянны: они меняются не только в зависимости от пола
и возраста, физических и физиологических причин, но также от характера и содержания
сообщаемой информации, от физического и психического состояния говорящего и его
отношения к предмету обсуждения, к адресату сообщения или к высказываниям адресата,
сделанным в ходе диалога.
Таким образом, голос и тон как промежуточные явления между биологическим и
социальным (Bolinger 1989:9) определяют условия и характер протекания коммуникации,
успешность в достижении цели, физическое и психическое состояние участников общения и
стилистику их поведения в диалоге.
Почему же интонация, ее просодические характеристики, так решительно вписываются
в речевой акт, на каком уровне она в нем функционирует? Попробуем разобраться.
В теории речевых актов (ТРА) есть несколько очень важных для нас положения. Вопервых, в ТРА была разработана определенная трехуровневая структура РА (Остин 1986:100),
которая плавно вытекала из модели коммуникативной ситуации (говорящий, слушающий,
высказывание, обстоятельства, цель и результаты РА). Главной особенностью этой теории
(Кобозева 1986:13) является подход к РА как к способу достижения человеком определенной
цели и рассмотрение под этим углом зрения используемых им языковых средств. Поэтому
структуру РА составляют локуция, иллокуция и перлокуция. Используя языковые средства в
ходе локутивного акта, говорящий наделяет свое высказывание локутивным значением.
Манифестируя цель говорения в определенных условиях в ходе иллокутивного акта, говорящий
сообщает высказыванию определенную иллокутивную силу. Что же касается перлокутивного
акта, то по самой своей сути он не находиться в необходимой связи с содержанием
высказывания.
Это значит, что любой РА направлен на достижение какой-то цели, которая
раскрывается только в рамках данного конкретного РА. Например, если это вопрос, то мы
говорим о вопросительном РА, и цель этого вопроса реализуется в рамках этого типа акта, а не
в повествовательном РА. Однако замысел говорящего может не совпадать с формой
выражения, которую он выбрал, чтобы его реализовать. Например, косвенный вопрос по форме
относится к повествовательному типу РА, а по замыслу это вопрос. Говорящий преследует цель
узнать что-то, но подает это в форме сообщения. Каким же образом мы можем раскрыть
истинные намерения говорящего? Существует несколько показателей высказывания, с
помощью которых цель становится понятной: 1) перформативы (глаголы, обозначающие
действия, производимые при говорении); 2) лексические конструкции (например, хотеть +
инфинитив); 3) интонация; 4) невербальные средства. Так, интонация иногда оказывается
единственным средством “дешифровки” коммуникативного намерения говорящего, а ведь
именно от этого зависит успешность РА.
Во-вторых, в ТРА значимым оказывается понятие субъекта речевой деятельности,
которым является абстрактный индивид, носитель ряда характеристик: психологических
(намерение, знание, мнение, эмоциональное состояние, воля) и социальных (статус по
отношению к слушающему, функция в рамках конкретного социального института).
Тогда получается любопытная вещь. Особенностью РА считается наличие иллокуции, то
есть определенного отношения говорящего к цели высказывания. Голос и тон влияют, кроме
всего прочего, на успешность в достижении цели диалога. Кроме того, интонация играет
существеннейшую роль в раскрытии целей говорящего, что обеспечивает согласованность РА.
Поэтому можно говорить о том, что фразовая просодия вообще, являясь одним из важнейших
факторов, организующих речевую коммуникацию, выражает иллокутивные цели, оценки и
интерактивные установки говорящего.
Таким образом, просодические характеристики речи в каждом конкретном РА
позволяют
расширить
коммуникативную
поле
ситуацию
исследования
по-иному;
и
посмотреть
просодия
на
языковые
взаимодействует
не
средства
и
только
с
лингвистическими концептами, но также с пара- и экстралингвистическими явлениями.
Литература.
1. Кобозева И.М. "Теория речевых актов" как один из вариантов теории речевой
деятельности // Новое в зарубежной лингвистике. – Вып.17. – М.: Прогресс, 1986. –
С. 7-22.
2. Кодзасов С.В. Голос: свойства, функции и номинации // Язык о языке. Сборник
статей. – М.: Языки русской культуры, 2000. – С. 502-527.
3. Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика в ее соотношении с вербальной. Автореф.
дис… док. филол. наук. – М., 2000. – 68 с.
4. Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. – Вып.17. – М.:
Прогресс, 1986. – С. 22-131.
5. Bolinger D. Intonation and its Uses. Melody in Grammar and Discourse. – California:
Stanford University Press, 1989. – 470 p.
Аннотация статьи
В работе затрагиваются вопросы, лежащие в области интонационных исследований и теории
речевых актов. Интонация (и ее перцептивный уровень – просодия) не сугубо фонетическое
явление, поэтому интересным представляется изучение ее места в коммуникации и
функциональной нагрузки в конкретном речевом акте. Выясняется, что фразовая просодия как
один из важнейших факторов, организующих речевую коммуникацию, выражает иллокутивные
цели, оценки и интерактивные установки говорящего.
Скачать