Заводу-труженнику 80 лет

Реклама
Заводу-труженнику 80 лет
В структуре ОАО "Кондопога" есть единственное подразделение, которое является заводом. Это целлюлозный. 7 июля 1935 года на целлюлозном заводе Кондопожского ЦБК прошла первая варка. Газетная бумага стала производиться полностью из своих полуфабрикатов.
Завод — уникум
За всю историю комбината целлюлозный завод ни разу не вставал полностью, за исключением Великой Отечественной войны и плановых остановов. Даже в тревожные
дни зимы 2012-2013 годов, когда стояли многие цеха предприятия, целлюлозный работал. Бывало, что сутки или двое не было ни одной котловарки, работники ходили в
фуфайках, хотя здесь всегда стоит жара. Когда бумагоделательные машины приступили к работе, работники целлюлозного вздохнули с облегчением: "Выстояли", но не
расслабились, так как работать здесь всегда было трудно.
Без целлюлозы хорошую газетную бумагу не сделать. Она заметно улучшает её механические свойства. В композиции бумаги целлюлоза составляет 23 процента. В кондопожскую бумагу добавляют два вида целлюлозы: сульфатную и сульфитную. Именно
сульфитную и делают на целлюлозном заводе. Свою целлюлозу использовать экономически выгоднее, чем покупную.
Наш завод — уникум. Сульфитный способ варки практически нигде уже не применяют, а оборудование — вообще музейный экспонат. Здесь работают люди, которые
свою профессию получали на целлюлозном. На машиниста рубительной машины,
кислотчика, варщика целлюлозы или оператора очистного оборудования учат прямо в
цехе. И даже те, кто имеет высшее образование, сначала проходит "школу рабочей молодёжи". Машинистами рубительной машины, потом варщиками были многие сменные мастера, инженер-технолог завода Дмитрий Кошевой, заместитель начальника завода Артём Кувшинов. Чтобы руководить, надо изучить процесс изнутри, понять его
суть и даже пропитаться специфическим запахом целлюлозного. После экскурсии по
заводу, понимаешь, что здесь работают особенные люди, которые могут выдерживать
его суровые условия.
Лес рубят, щепу — в котёл
В начале технологической цепочки по производству целлюлозы находится щепа.
Точнее — еловый баланс. Ещё лет пять назад практически всю щепу, которая шла в
котлы целлюлозного, рубили в древесном цехе завода. Рубительные машины подолгу
не простаивали. Сейчас ситуация кардинально поменялась. Щепа поступает из леспромхозов. На заводе появилось новое подразделение — узел выгрузки щепы. Здесь
разгружают вагоны и автомашины. А в порту разгружают суда. Привозной щепы много, но это не сильно радует начальника целлюлозного завода Игоря Гусева и его специалистов. Работать на привозной щепе сложно, так как она не проходит сортировку.
Надо умудриться сварить качественную целлюлозу из того что есть.
Вся щепа по транспортёрным лентам поступает в "банки". "Банки" — это две башни,
в которых хранится щепа, каждая по тысяче кубических метров. В них всегда должен
быть запас. Какой? Всё просто: прибора для измерения уровня щепы нет. Поэтому
машинист рубительной машины сверху кидает верёвку, измеряет расстояние до щепы.
А сменный мастер переводит "верёвочные" метры в кубические.
В древесном цехе кроме машиниста рубительной машины работают сортировщики
бумажного производства, которые загружают щепой варочные котлы, а в перерывах
между загрузками направляют её в башни. Кроме того в их обязанности входит контроль за работой станции нейтрализации, куда попадают стоки варочного цеха, очистного и цеха переработки щелоков. Здесь первая ступень их очистки, поэтому объект
очень ответственный, значение pH-стоков на выходе из контактного бассейна контролируется непрерывно.
Практическая химия
Вся химия начинается в кислотном цехе, где из серы делают сернистую кислоту. Если просто. А если точно, то конечный продукт цеха — не сернистая кислота, а сырая.
Ни в одном учебнике химии нет формулы этого вещества. Если по элементам, то получается, что сырая кислота — это смесь сернистой кислоты и натриевой соли сернистой кислоты.
Кислотчики — не люди в белых халатах. Реальность сурова: без средств индивидуальной защиты здесь находиться рискованно. Сернистый газ, который здесь получают, вещество опасное, но ситуация всегда находится под контролем. Вся работа
строго регламентирована: кислотчики третьего разряда отвечают за выгрузку химикатов (извести, соды и серы), кислотчик четвёртого разряда разводит химикаты водой,
получается известковое молочко и содовый раствор. Старший кислотчик запускает
саму "химию": грузит серу в плавильники, откуда она попадает в печь и сгорает при
температуре 1100 градусов. Потом сернистый газ поступает в систему охлаждения и
промывки, где превращается в сырую кислоту.
Оборудования в кислотном цехе много, причем некоторое существует в единственном экземпляре, так как делалось под нужды именно Кондопожского ЦБК, а потом
ещё на месте переделывалось. Автоматизация примитивная. Многое приходится делать вручную. Контролировать процесс можно, делая анализы. В цехе есть краник, откуда можно накапать то, что получилось в результате всей химии. В пультовой на столе стоят разные мензурки и пробирки. "Походная" лаборатория состоит из йода, гидроксида натрия, фенофталеина, крахмала, дистиллированной воды. "Опыты" проводит
старший кислотчик. Если что-то не так, здесь срочно принимают меры.
В кислотном цехе работают ещё обмуровщики кислотных резервуаров. У них такая
специфическая работа, что при создании ЦРС их оставили на целлюлозном заводе,
как, впрочем, и всю ремонтную службу завода.
Сердцевина завода
Всё, что было до этого — только прелюдия. Щепа, кислота — это то, из чего и в чём
варят целлюлозу. Главное, происходит в варочном цехе. Варщик — ведущая специальность на заводе. От его профессионализма, опыта и интуиции зависит, каков будет
результат — качество и количество целлюлозы.
Всё пространство цеха плотно заполнено большими ёмкостями котлов, сотнями метров труб, насосов и прочих механизмов. Здесь десять котлов, замена последнего произошла в 2008 году. Своей очереди ждут "старички", которые работают с 60-х годов
прошлого века. "На гора" варщики ежесуточно выдают 340 тонн целлюлозы. Причём
это в воздушно-сухом виде, то есть если её отжать и высушить.
Производство целлюлозы — процесс непрерывный, так как бумагоделательные машины "съедают" всё. Хотелось бы и больше, но целлюлозный завод и так работает на
пределе своих возможностей. Более 24 котловарок за сутки не сделать. От загрузки
щепы до вымывки целлюлозы в бассейн проходит чуть меньше девяти часов. Варщики
четвёртого разряда по команде старшего загружают котёл, закрывают его крышку и
выполняют прочие операции на самом верху цеха. Варщики пятого разряда внизу, они
следят за равномерной пропиткой щепы кислотой, нагревом котла, давлением и после
варки вымывают котлы. Кстати, кислота своё название уже поменяла: была сырая,
стала варочная. В отделе регенерации её укрепили, то есть насытили газами из котлов.
Пультовая варщиков шестого разряда находится посередине — они командуют всем
процессом. В их распоряжении — простейшие приборы: часы, монометр и термометр.
И ещё можно накапать в мензурку щёлок из котла, где идёт варка, и посмотреть. По
его цвету, прозрачности и запаху опытный варщик определяет степень готовности. Изза того что привозная щепа ведёт себя непредсказуемо, варщики теряются в догадках:
"Готово или нет?" Короче говоря, двух одинаковых варок не бывает.
Белая и пушистая
После варки целлюлоза попадает в очистной цех. Здесь своя специфика: пять этажей
оборудования, по которым буквально летают операторы очистного оборудования.
Именно женщины отвечают за очистку готового продукта, а задвижки и краны открываются вручную, автоматизации — ноль.
Целлюлозу чистят многоступенчато и долго. Сначала на промывных установках она
отделяется от крепкого щёлока. Далее на сучколовителях (центробежных и вибрационных) вылавливают непроваренные сучки. Далее — ещё сортировки и центриклинеры, где отделяют весь мелкий мусор: соринки, костру, песок. Затем на вакуумфильтрах целлюлозу сгущают до нужной консистенции. И всё — в бассейн ликвидной
целлюлозы, которую уже ждут на буммашинах.
Как объяснить непосвящённому, что такое целлюлозный завод? Человек с воображением может представить, что попал вовнутрь гигантского металлического чудовища: темно, тесно, жарко, ужасно пахнет. Здесь шутят: "Так пахнут наши деньги". Действительно, без своей целлюлозы комбинат обойтись не может. Привозная целлюлоза
буквально золотая, потому и наша — на вес золота.
Мы не выбирали специально, какую смену фотографировать. По мнению начальника
завода Игоря Гусева, все достойны. Работники завода понимают степень своей ответственности. Другие здесь не задерживаются.
Мы поздравляем коллектив целлюлозного завода с юбилеем, желаем трудовых успехов, здоровья и ритмичной работы.
Татьяна СОЛОУСОВА.
Скачать