ОСНОВЫ ОБЩЕЙ КОГНИТИВНОЙ ТЕОРИИ ОБРАЗНОСТИ:

Реклама
ОСНОВЫ ОБЩЕЙ КОГНИТИВНОЙ ТЕОРИИ ОБРАЗНОСТИ:
ПРОБЛЕМАТИКА И МЕТОД
(образ ментальный, языковой, литературный, культурологический)
Л.А. Шестак
Волгоградский государственный педагогический университет
l-shestak@mail.ru
Образ относится к явлениям «междисциплинарного шва» и служит предметом изучения
ряда дисциплин: когнитивной психологии, семиотики, лингвистики, литературоведения,
культурологии, искусствоведения. Безусловно актуальным является поэтому создание общей
теории образности, суммирующей достижения гуманитарного знания от Аристотеля до наших
дней и представляющей инвариантное ядро содержания разных дисциплин. Инвариантной частью
трактовок образа гуманитарными дисциплинами является когнитивный механизм образности. В
силу этого общая теория образности возможна именно как когнитивная.
Объектом изучения теории образности является образ как когнитивный и семиотический
феномен. Предметом изучения является когнитивный механизм образности как сопряжение
смыслов явлений разной природы (представлений, слов, высказываний, текстов, произведений
культуры, стилевых манер и культурных эпох), результаты действия этого механизма (продукты
вторичного семиозиса), эволюция образов и определяющие ее факторы.
Предпосылкой и базой когнитивного механизма образности являются факторы
психологические и социальные. Психологическими являются механизм целостного восприятия
объектов как топологических рядов, апперцепция как сохранение в психике следов воздействия в
отсутствие раздражителя (А. Потебня), гештальтное выделение характерных черт предмета (Ф.
Пирлз, Р. Солсо), объем оперативной памяти человека. Целостное восприятие объектов и
ситуаций позволяет апплицировать соответствующие фреймы совпадающими слотами, что
является основой метафоризации как когнитивного усилия. Социальными факторами являются
экономическая база развития человечества, аксиологизация действительности, ритуализованный
характер бытия, формирующий представления о типичных ситуациях – фреймах. Фреймовое
восприятие реальности обусловлено гештальтным характером отражения: человек оперирует
цельными образами, контуры их дают возможность заменять один концепт на другой в
метафорических контекстах. Именно фрейм как центральное понятие концептологии является
методологической основой
общей когнитивной теории образности, позволяющей
непротиворечиво, на единых основаниях, описать образы разной природы.
Фрейм как схема типичной ситуации клишированного, часто ритуального характера содержит
инвариантные параметры ситуации – терминальные узлы (terms), и конкретные реализации
параметра ситуации – слоты (slots). Так, слотовая часть фрейма ‘Защита территории’ реализована
в искусстве как «Война и мир» Толстого, «Живые и мертвые» Симонова, барельеф Мамаева
кургана. Ментальным механизмом образности является аппликация одинаковых слотов разных
фреймов: немец как ‘фашист’ (Здесь немцы прорвали оборону) фрейма ‘Отечественная война’, как
‘враг’ (фреймы ‘Первая мировая война’, ‘Отечественная война’, ‘Ледовое побоище’), входящие
историческими напластованиями в концепт ‘Война’; как ‘трудоспособность’ (Штольц – типичный
немец) фрейма ‘Поведение немцев’ концепта ‘Германия’. Многократное осмысление,
метафоризация фрагмента действительности приводит к его концептуализации – осознанию
инвариантной содержательной ценностью. Механизмом концептуализации является следующий.
Фрейм как ментальная схема типичной ситуации содержит вариативный набор сценариев
преодоления, разрешения ситуации – скриптов. Например, фреймы защиты территории,
преодоления препятствия, знакомства могут состоять из скриптов нападения или бегства (фрейм
защиты территории); обхода препятствия, его уничтожения (фрейм преодоления барьера);
визуального контакта, улыбок (фрейм знакомства). Ментально обобщенные представления об
инвариантном содержании типичных ситуаций (трудности как причина напряжения сил,
препятствующее целям обстоятельство) формируют область смыслового сгущения, концепт –
понятийное поле с инвариантной коллективной понятийно структурированной ядерной частью и
индивидуально-ассоциативной периферийной. Понятийный инвариант (К ‘Трудности’ как
причина напряжения, препятствующее достижению цели обстоятельство) существует в виде
образных вариантов: преодоления препятствия, поднятия и перемещения тяжести, восхождения,
возведения объекта. Концептуализация фрагмента действительности осуществляется как
аппликация исторических алломорфов и синхронных вариантов заполнений слота одного фрейма:
В лингвистическом отношении образ есть сопряжение смыслов как результат сближения,
аппликации или фракционирования номинаций слотов или фреймов. Механизмом языкового
образа является семный синтез при сближении и аттракции номинаций (катастройка),
переконфигурация тождественных сем разных имен при метафоризации (шакал, Тайга СТОИТ уже
в ЗАРЕ по ГРУДЬ, Р. Рождественский, переконфигурация разных сем тождественных номинаций при
языковой игре (подмочить платье и репутацию, С. Соколов), голограммное достраивание фрейма
прецедентного текста по его слоту – топор у Ф. Достоевского.
В историко-этнографической трактовке генезисом образов является мировоззрение,
оформляющее стадии развития человечества в виде фрейма основного экономического способа
существования: мир как ЗВЕРЬ периода присваивающей экономики, ЗЛАК периода
агротехнического производства, ВЕЩЬ периода ремесленной революции (О. Фрейденберг).
Культурологическая трактовка образности заключается в рассмотрении ее как стиля –
эстетики идеологии: Священная Римская империя, воссоздающая покоренную античность;
подчеркнуто «вещное», вычурное барокко, отразившее фрустрацию религиозного сознания эпохи
атомно-молекулярных открытий и разрыва вековых крестьянских традиций периода
мануфактурного производства; ампир периода наполеоновских завоеваний как сублимация
государственного величия. Меняет парадигму образов новое знание. Формой эволюции идей
является инверсия базы и следствий (К. Леви-Строс, Ю. Степанов). Так, идеи истекших веков –
цивилизационные смыслы являют собой выводное и пояснительное знание: патрицианский –
‘гордый’; марионетка – ‘зависим’; кентавр – ‘гибрид’; утопия – ‘несерьезное’.
Искусствоведческая трактовка образности основана на механизме прегнантности
информации. Эпистемическая структура имеет матрешечный характер: слот есть часть фрейма,
фрейм входит в когнитивную структуру более высокого порядка (топор – орудие убийства –
сюжет «Преступления и наказания» – психологизм и гуманизм романов Достоевского). Поэтому в
семиотическом смысле существуют микрообраз – троп, деталь (породистый завиток на шее),
макрообраз – персонаж, произведение (Обломов), мегаобраз – творчество (пантеизм поэзии
Тютчева). Фреймовый подход позволяет упорядочить метаязык гуманитарных описаний: стиль –
разделяемый адептами мировоззрения и его эстетики изоморфизм акцентирования и заполнения
слотов сюжетного фрейма кодами референтной для автора произведения идеолого-эстетической
ориентации, мотиву соответствует слот фрейма – ‘причинность’ (христианские мотивы лирики
Пушкина) или динамика ситуаций – фрейм в целом (мотив оживающего портрета у Гоголя).
Прегнантный характер и фреймовая организация лежат в основе современных информационнопоисковых систем (А. Баранов). Когнитивная теория образности позволяет описать разные формы
когниции, связать воедино понятия экономики, идеологии, моды и языка.
Скачать