1856-1918 гг.

Реклама
РАЗДЕЛ II
Международные отношения с середины XIX в. до конца первой мировой
войны (1856-1918 гг.).
Т е м а I . Международные отношения в период объединения
Италии и Германии
Завершение Рисорджименто и становление единого Итальянского государства.
Как известно, Венская система сохранила раздробленность Италии (8 государств). Революция 1848-1849 гг., одной из целей
которой было объединение страны, потерпела поражение. В Ломбардо-Венецианской области была восстановлена власть Габсбургов, их влияние снова распространилось на мелкие герцогства (Модену, Парму, Тоскану), где правили самодержцы,
ориентированные на Австрию. В столицы герцогств были введены австрийские войска. Г лета 1849 г. в Риме находился
французский гарнизон. Оплотом реакции являлось королевство обеих Сицилии, которым правил «король-бомба» Фердинанд II
из династии Бурбонов.
В процессе критического анализа уроков революции 1848-1849 гг. вновь развернулись дискуссии демократов и
умеренных о методах борьбы за национальную независимость и объединение страны. Д. Мадзини, глава правительства
Римской республики 1849 г., мечтая о новой революции, остался верен повстанческой тактике. Мадзинисты предприняли
неудачную попытку поднять восстание в Милане в 1853 г., а в 1857 г. -- осуществить вооруженную экспедицию в Сицилию. Мадзини полагал, что борьба за независимость и объединение страны будет успешной только под руководством
демократов при условии отстранения от нее либералов и монархических кругов. Важное значение отводилось тактике
индивидуального террора (убийство герцога Карла в Парме, ранение Фердинанда II в Неаполе, покушение на Наполеона
III в Париже).
Пьемонт, или Сардинское королевство, оставался единственным итальянским государством, где уцелела
конституция. Король Пьемонта Виктор Эммануил, представитель Савойской династии, понимал необходимость
сотрудничества с либералами для предупреждения революционных потрясений. С 1852 г. вплоть до своей смерти в 1861 г.
(с небольшим перерывом в 1859 г.) пост премьер-министра занимал видный либерал граф Кавур. Целью его
внешнеполитической деятельности было присоединение к Пьемонту Ломбардо-Венецианской области, а также герцогств
Центральной Италии. Там хозяйничали австрийцы, используя «верх», через дипломатические маневры и комбинации, при
опоре на Наполеона III. Стремясь заручиться поддержкой Франции в борьбе с Австрийской империей, Пьемонт принял
участие в Крымской войне против России, направив 15 тыс. солдат.
Ряд видных деятелей демократического движения, прежде всего Дж. Гарибальди, придавали делу национальной
независимости и объединению страны первостепенное значение. В середине 1850-х гг. они пришли к выводу о
необходимости тесного союза демократов с либералами и Савойской монархией. Выражением такого союза явилось
«Национальное общество», созданное по инициативе пьемонтских либералов, вице-президентом которого стал Гарибальди.
21 июля 1858г. в Пломбьере (близ г. Эпиналь, Франция) состоялось тайное свидание Кавура с Наполеоном III. По
Пломбьерскому соглашению французский император, получивший прозвище «Карбонарий», обещал Сардинскому
королевству военную помощь для освобождения Ломбардии и Венеции от австрийского владычества и создания североитальянского государства во главе с Савойской династией. За это Кавур обязался передать Франции Савойю и Ниццу,
которые принадлежали Пьемонту.
3 марта 1859 г. в Париже был заключен тайный франко-русский договор, согласно которому Франция в обмен на
благожелательный нейтралитет России в случае франко-австрийской войны обещала учитывать российские интересы в
Восточном вопросе.
23 апреля 1859 г. Австрия в форме ультиматума потребовала разоружения Пьемонта и тем самым дала ему повод
начать военные действия. Венский кабинет рассчитывал, что Наполеон III ограничится только дипломатической
поддержкой Турина, а сардинская армия слаба. По французское командование, использовав новые виды транспорта
(железную дорогу и пароходы), за короткое время сумело сосредоточить в Италии крупные силы. С другой стороны,
Пьемонту помогали волонтеры со всей Италии во главе с Гарибальди. В июне 1859г. французские и пьемонтские
регулярные войска нанесли австрийской армии серьезное поражение при Мадженте. Был освобожден Милан, а затем
австрийцы вновь потерпели поражение при Сольферино. Таким образом, была освобождена Ломбардия и открывалась возможность продвижения союзных войск в Венецианскую область.
Успехи в военных действиях против Австрии стимулировали антиавстрийские выступления в Тоскане, Эмилии,
Модене, Парме, Романье (части территорий Папской области). Папа Пий IX обратился за помощью к иностранным державам.
Наполеон III был сторонником объединения только Северной Италии и создания итальянской конфедерации под
главенством папы. Кроме того, он опасался, что затягивание военных действий в долине реки По могло подтолкнуть Пруссию к
участию в борьбе.
11 июля 1859 г. французский и австрийский императоры в местечке Виллафранка (Северная Италия) подписали
сепаратный прелиминарный мирный договор. 10 ноября 1859 г. во время конференции в Цюрихе были подписаны также австрофранцузский, франко-сардинский и общий австро-франко-сардинский мирные договоры. Согласно их условиям, к Сардинии
от Австрии отошла Ломбардия. Герцогам Моденскому, Пармскому и великому герцогу Тосканскому возвращались их
владения. Из итальянских государств предполагалось создать итальянскую конфедерацию под почетным председательством
римского папы. Венеция, оставшаяся за Австрией, должна была войти в состав конфедерации в качестве равноправного члена,
Сардиния выплачивала Франции 60 млн. флоринов «для уменьшения тягот, вызванных войной». В состав Франции вошли
Савойя и Ницца, где преобладало французское население.
24 марта 1 8 6 0 г . в Париже был подписан договор между Сардинским королевством (Пьемонтом) и Францией. Он
предусматривал передачу Савойи и Ниццы Франции, но Париж признавал присоедине н ие государств Центральной
Италии к Сардинскому королевству, что противоречило Цюрихским договорам 1859 г.
Развернулись антибурбонские выступления в Неаполитанском королевстве, особенно в Сицилии. Демократические
силы подготовили военную экспедицию на остров для оказания помощи повстанцам под лозунгом «Италия и Виктор
Эммануил». Гарибальдийской «Тысяче» удалось выиграть крупную битву при Калатафими, овладеть центральным
1
городом Сицилии - Палермо, а затем (без боя) столицей Королевства обеих Сицилии - Неаполем.
Вернувшийся из эмиграции, Д. Мадзини советовал Гарибальди освободить Папскую область, а затем и Венецию. Боясь
дипломатических осложнений и усиления демократического лагеря, пьемонтские войска вошли в Неаполитанское королевство с
севера. Таким образом, исключалась возможность военных действий Гарибальди против Папской области.
По настоянию Гарибальди был организован плебисцит, в ходе которого 21 октября 1860г. подавляющее большинство
жителей Неаполитанского королевства высказалось за присоединение к Пьемонту. Виктор Эммануил в сопровождении
Гарибальди торжественно въехал в Неаполь, а Франческо II, сменивший на престоле скончавшегося «короля-бомбу», бежал в
Папскую область. В феврале 1861 г. в Турине состоялось торжественное открытие итальянского парламента, а 14 марта Виктор
Эммануил был провозглашен королем Италии.
Таким образом, в результате событий 1859-1860 гг. Италия (без Папской и Венецианской областей) превратилась в
единую буржуазную конституционную монархию.
В 1866 г. Виктор Эммануил II заключил союз с Пруссией против Австрии. Итальянские войска понесли тяжелые
поражения от австрийцев, но Австрия была разбита прусской армией. Согласно подписанному 26 июля между Австрией и
Пруссией прелиминарному Никольсбургскому договору, Венеция передавалась Италии. 3 октября 1866 г. последовало
подписание в Вене австро-итальянского мирного договора, подтверждавшего передачу Венецианской области Италии.
В 1862 г. Гарибальди предпринял попытку силами в 2 тыс. человек освободить Рим от французского гарнизона, но был
остановлен королевскими поисками и отправлен в ссылку. Вторая попытка, предпринятая его сторонниками в 1 867 г.,
также закончилась неудачей.
Крушение Второй империи в результате франко-германской войны сделало возможным вступление итальянских
войск в Рим (сентябрь 1 870 г.) , также включение в единое королевство Папской области. Рим был объявлен столицей
Итальянского королевства, а 11ий IX сохранил светскую власть только в Ватиканском и Латеранском дворцах в Риме и
загородной вилле (в 1929 г. эти владения получили название государства Ватикан).
Папа отказался признать светскую власть Савойской монархии, наложив запрет на участие католиков в
политической жизни страны, и объявил себя узником Ватикана. Вместе с тем в 1870 г. была окончательно решена одна из
главных задач Рисорджименто, стоявшая перед итальянским народом еще с конца XVIII в., - объединение страны.
Исследователи отмечают единство действий демократов, либералов и монархистов на решающем этапе преодоления
раздробленности страны. Этот важный факт составляет отличительную особенность подобного процесса в Германии, где
решающую роль сыграли войны под главенством Пруссии.
Гражданская война в США и ее воздействие на международные отношения.
Администрация А. Линкольна не спешила информировать иностранных дипломатов по вопросам, касающимся начавшейся
в стране гражданской войны. Вместе с тем президент всемерно поддерживал формирование полков из иммигрантовреволюционеров, что обеспечило Северу активную помощь прогрессивных сил многих стран Старого Света.
Мятежники-южане получали значительную помощь Англии, Франции и Испании. Первые две страны
поддерживали рабовладельческую конфедерацию, так как получали из южных штатов хлопок для текстильной
промышленности, а также рассматривали их как удобный рынок сбыта промышленных товаров. Они были заинтересованы
в расколе Соединенных Штатов как серьезного конкурента на мировом рынке. Испания же активизировала свою
колониалистскую политику.
Под давлением общественности, а также понимая ответственность за содействие рабовладельцам по
международному праву, правительство Г. Пальмерстона 13 мая 1 8 6 1 г . заявило о нейтралитете Англии. Вместе с тем
Лондон признал Юг воюющей стороной, что можно было расценить как шаг на пути признания мятежной конфедерации.
Доброжелательное отношение к Северу русского правительства объяснялось заинтересованностью в сохранении
единых и сильных Соединенных Штатов как противовеса Англии и Франции, с которыми у России были большие
разногласия.
Англо-американские отношения серьезно обострились в связи с так называемым делом «Трента». В ноябре 1861 г.
два дипломатических представителя конфедерации направились в Англию и Францию, чтобы добиться согласия
правительств этих стран на вооруженное вмешательство в гражданскую войну. Однако английский почтовый пароход
«Трент», на борту которого они находились, был обстрелян и остановлен федеральным военным кораблем, а дипломаты
арестованы. Тогда Лондон, поддерживаемый Парижем, пригрозил разрывом дипломатических отношений и войной.
Несмотря на сопротивление государственного секретаря У. Сьюарда, по распоряжению Линкольна дипломаты были
освобождены и отправились в Англию, а инцидент исчерпан.
Опубликование в сентябре 1862г. предварительной Прокламации об освобождении черных рабов явилось
крупнейшим событием гражданской войны. Радикально настроенные круги Англии ответили на этот документ резким
усилением борьбы против вмешательства в американские дела. Отныне руководители английского правительства уже не могли
утверждать, что Линкольн выступает против освобождения рабов.
Во внешнеполитической истории гражданской войны в США важную роль сыграл польский вопрос. Наполеон III
предложил федеральному правительству обратиться к петербургскому кабинету с нотой протеста в связи с событиями в
Польше. Однако 11 мая 1863 г. США ответили отказом на это предложение, аргументируя его благожелательной позицией,
занятой Россией в американских делах. Сьюард высказал надежду, что Александр II, вставший на путь либеральных реформ,
найдет приемлемое решение польского вопроса. Было подчеркнуто, что Соединенные Штаты традиционно проводят политику
невмешательства во внутренние дела других государств. Вместе с тем президент не отказался от выражения симпатии
польским повстанцам.
В связи с обострением отношений России с Англией и Францией по польскому вопросу, Александр II утвердил план
посылки двух эскадр в США. В июле 1863г. военная эскадра под руководством контр-адмирала С. Лесовского вышла из
Кронштадта и направились к берегам Америки через Атлантический океан, а другая, под командов а н и е м адмирала А.
Попова, через Тихий океан в Сан-Франциско. В случае войны моряки должны были блокировать колонии Англии и
Франции.
Визит русских эскадр в США привлек большое внимание. Возникла даже версия о том, что между Россией и США
заключен тайный военный союз. Высказывалось также предположение, что обе страны достигли соглашения о совместных
военных действиях с целью освободить Мексику от французских оккупационных войск.
2
По оценке профессора Н. Киняпиной, «посылка русских эскадр явилась своеобразной демонстрацией, которая
должна была отвлечь внимание европейских правительств от событий в Польше и публично заявить о русско-американском
единстве». В июле 1864г., когда опасность вмешательства стран Запада в дела Польши отпала, а североамериканские
войска перешли в наступление, эскадры покинули Штаты.
Российский исследователь Р. Иванов называет следующие факторы, которые способствовали тому, что Северу
удалось избежать военного конфликта с европейскими державами: военные победы Севера; поддержка федерального
правительства европейской общественностью; дипломатия Линкольна, который использовал противоречия между
европейскими державами.
Союзники мятежников до последнего дня войны оказывали им военную, экономическую и дипломатическую
поддержку. Правительства Англии и Франции неоднократно предлагали свой план посредничества, чтобы добиться для
Юга мирной передышки.
Эмиссары Ричмонда распространяли в Европе слухи, что федеральное правительство сразу же после войны двинет
свою армию на Север, чтобы изгнать англичан из Канады, и на Юг, чтобы изгнать французов из Мексики.
Однако федеральное правительство сумело проявить необходимую дипломатическую гибкость при определении
своей позиции в условиях сначала агрессии трех держав в Мексике (под предлогом объявленного моратория по
иностранным долгам и защиты интересов своих граждан на территории этой страны), а позже (в 1862 г.) оккупации
важнейших стратегических пунктов Мексики французским корпусом во главе с родственником Наполеона III австрийским
эрцгерцогом Максимилианом. Вашингтон не пошел на блокаду портов Мексики, хотя о н и использовались Англией и
другими европейскими державами для прорыва блокады конфедерации, объявленной федеральным правительством.
Правительство США не оказывало открытой помощи мексиканским вооруженным силам, которые под командованием Б.
Хуареса героически сражались с французскими оккупан-1ами. Но после окончания Гражданской войны, в 1867 г.,
французские войска по категорическому требованию правительства СШЛ были отозваны из этой страны. Мексиканцы
расстреляли «императора» Максимилиана. Авантюра Наполеона III вызвала большое недовольство во Франции и нанесла
огромный удар по престижу Второй империи.
Профессор Р. Иванов отмечает, что «революционная Америка сумела найти новые формы и методы для своей
дипломатической деятельности, не укладывавшиеся в рамки традиционной дипломатии XIX в.». Президент непосредственно
обращался к европейской общественности, призывая поддержать США. С этой целью в европейские страны направлялись также
деятели культуры, бизнесмены и политики.
Польское восстание 1863-1864 гг. и позиция западноевропейских держав.
В первой половине 1860-х гг. международные отношения в Европе были омрачены восстанием в Польше. По оценке
российского исследователя В.Похлебкина, оно показало, что «Польша продолжала оставаться инородным телом в империи и
неизменно тлеющим очагом военных конфликтов».
В мае 1862 г. наместником в Варшаву был назначен брат царя -великий князь Константин Николаевич. Польская
оппозиция интерпретировала этот факт как сигнал наступления реакции. Руководство восстанием, в отличие от 1830-1831 гг.,
отчасти осуществлялось польской эмиграцией. Начатое в конце января 1863 г., выступление было подавлено в мае 1864г.
(последние очаги сопротивления были ликвидированы в августе).
В Королевстве Польском существовали группы различной внешнеполитической ориентации. Были сторонники
сотрудничества с Петербургом с целью достижения автономии (их возглавлял А. Велепольский). В конце 50-х - начале 60-х гг.
появились сторонники восстания (партия «красных»). Польские и белорусско-литовские конспиративные организации имели
связи с российской революционно-демократической организацией «Земля и воля», но не все «красные» разделяли ее
программу. Подавляющее большинство в качестве первоочередной задачи ставило восстановление польской государственности
в границах Речи Посполитой 1772 г., то есть с включением в ее состав Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины.
Главная роль в реализации этой цели отводилась шляхте. Издатели «Колокола» (А. Герцен, Н. Огарев, М. Бакунин)
предупреждали, что эта программа не найдет поддержки в России, потому предлагали принять лозунг российской
революционной демократии «Земля - крестьянам, воля - провинциям». Руководитель восстания в Белоруссии К.
Калиновский выступал за предоставление Литве и Белоруссии права на самоопределение и за передачу земли крестьянам,
В начале марта 1863 г. к восстанию присоединились часть крупных помещиков и буржуазии, так называемые
«белые», которые до этого выступали за мирный путь реформирования и достижения независимости, прежде всего с
помощью Англии и Франции. «Белым» удалось захватить руководство восстанием. Участие в нем польских помещиков
крестьяне восприняли как выступление против «царя-освободителя» с целью восстановления крепостничества.
Среди российской общественности, даже либерально-демократической, лозунг восстановления Польши с
присоединением к ней Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины вызвал подъем шовинизма, которому противостоял
только герценовский «Колокол». Не оправдались надежды радикальных элементов среди «красных», в частности,
Калиновского, на всероссийское крестьянское восстание.
Белорусский историк М. Бич отмечает, что в польской и российской, в том числе советской, историографии
восстание 1863-1864 гг. в целом оценивается как польское, хотя оно охватило также Литву и Белоруссию и имело там свои
особенности.
Какова же была реакция на это событие европейских держав? В самом начале глава прусского кабинета О.
Бисмарк предполагал, что Россия откажется от Польши и страна будет германизирована в течение трех лет, но, убедившись
в слабости повстанцев, отказался от этого прогноза.
Восстание началось 22-23 января 1863 г. В его начальный период большинство европейских государств заняли
выжидательную позицию. Иным было поведение берлинского кабинета, ибо независимая Польша могла стать союзницей
Франции. Кроме того, Бисмарк стремился расстроить русско-французское сближение и рассчитывал на признательность
Александра II. Не исключалась и опасность распространения восстания на территорию Пруссии.
8 февраля 1863 г. А. Горчаков и генерал фон Альфенслебен подп и с а л и петербургскую конвенцию, по которой
русские войска получ и л и право преследовать польских повстанцев даже на прусской территории. Канцлер России был
против подписания конвенции, считая ее ненужной и опасной (она усиливала антирусские настроения в Англии и
Франции, ухудшала отношения России с Австрией), но не мог противостоять пруссофильским настроениям царя.
Российский исследователь Н. Хитрова отмечает, что конвенция практически не была применена и даже не
3
ратифицирована.
Наполеон III и Г. Пальмерстон заявили, что и они желают вступить с Александром II в переговоры по поводу
Польши, но английская и французская дипломатии меньше всего думали о судьбе поляков. Лондон имел целью свести
на нет франко-русское сближение, добиться ослабления России. Наполеон III стремился не столько к пересмотру
положений Венского трактата 1815 г. о Польше, сколько к присоединению левого берега Рейна, что зависело от
позиции России, а потому французский император испытывал определенные колебания. Правящие круги Австрии,
участвовавшей в разделах Польши, боялись расширения восстания на свои владения в Галиции. Вместе с тем западные
державы пока не смогли договориться о совместном выступлении.
15 марта 1863 г. английская дипломатия предприняла сепаратный демарш по польскому вопросу. Ссылаясь на
Венский трактат 1815 г., Лондон высказался за восстановление Конституции и объявление восставшим амнистии, но
Горчаков ограничился словесным возражением.
Летом 1863 г. Наполеон 111 выступил с проектом создания независимой Польши, который не встретил
одобрения в Лондоне и Вене, но нанес тяжелый удар по отношениям Франции с Россией.
17 апреля английский и французский послы (лорд Нэпир и граф Монтебелло) вручили Горчакову ноты в связи с
польскими событиями, а 19 апреля ноту направила Австрия. В английской ноте, составленной министром
иностранных дел Д. Росселом, отмечалось, что Россия, не давая Польше политической самостоятельности, исключает
себя из общения с цивилизованным миром. Французская нота содержала предложение провести европейский конгресс.
Наиболее умеренной была австрийская нота. Венский кабинет констатировал беспокойство, которое польский вопрос
вносит в жизнь Австрии, России и отказом. Такую же позицию занял и Петербург. Тем более что восстание было
подавлено. Александр II отказался от надежд на поддержку Наполеона I I I в пересмотре Парижского трактата.
После подавления восстания возникли предпосылки для сближения России с Пруссией. В результате обострения
отношений между Россией и западными державами стало трудным их совместное противостояние планам Бисмарка.
Образование Германской империи.
Революция 1848-1849 гг. в германских государствах, главной целью которой было объединение страны, потерпела
поражение. Между тем правители Австрии и Пруссии продолжали вести борьбу за господство в Германии.
В мае 1849 г. была подписана «прусская уния» или «уния трех королей» (Пруссии, Ганновера и Саксонии), к которой
присоединились 28 мелких и средних государств, а в марте 1850 г. в Эрфурте обсуждался проект конституции нового союза.
Австрия при поддержке России, заинтересованной в сохранении прусско-австрийского дуализма, выступила против унии.
В октябре 1850г. состоялась варшавская встреча Николая I с представителями Пруссии и Австрии. Пруссия была
вынуждена отказаться от гегемонистских намерений, а в ноябре пойти на подписание с Австрией Ольмюцкого соглашения о
восстановлении Германского союза, в котором главенство принадлежало ее сопернику.
В 1858г. в связи с болезнью прусского короля принцем-регентом был провозглашен его брат Вильгельм (с 1861 г. король). Он отправил в отставку реакционное правительство во главе с министром-президентом Э. Мантейфелем и
сформировал консервативно-либеральный кабинет.
В 1859г. возник международный кризис, вызванный войной Пьемонта и Франции против Австрии, за
освобождение Северной Италии от власти Габсбургов. Во время войны возникла угроза захвата Францией германских земель по
левому берегу Рейна, которые Наполеон III считал «естественной границей» своего государства.
Члены Германского союза обратились к Пруссии с требованием вмешаться в конфликт, но Берлин занял позицию
«колеблющегося нейтралитета», «вооруженного посредничества». Война закончилась быстрым поражением Австрии и потерей
ею Ломбардии.
Члены крупных буржуазно-либеральных организаций, возникших в конце 1850-х - начале 1860-х гг. (Национальный
союз и Партия прогрессистов), были сторонниками малогерманского объединения без Австрии, во главе с обладавшей
экономическим и военным превосходством Пруссией.
Возникший в Пруссии в 1860г. конституционный конфликт между правительством и ландтагом показал, что
опорой государства являются юнкеры и армия, а не либеральная буржуазия. В условиях политического кризиса, когда
король был готов отречься от престола, 24 сентября 1862 г. министром - президентом был назначен 47-летний дипломат
Отто фон Бисмарк - убежденный монархист, сторонник объединения Германии сверху, путем установления господства
Пруссии в ходе борьбы против мелких княжеских династий и партикуляризма, а также вытеснения Австрии. Серьезное
политическое поражение Австрия потерпела летом 1863 г., когда Вильгельм!, по совету Бисмарка, отказался поехать во
Франкфурт-на-Майне для обсуждения реформы Германского союза.
«Железный канцлер» утверждал: «Границы Пруссии по Венским трактатам препятствуют здоровой
государственной жизни; не речами и постановлениями большинства решаются великие вопросы современности, - это было
большой ошибкой 1848 г. и 1849 г., а железом и кровью».
Вместе с тем, как отмечает российский исследователь С. Оболенская, Бисмарку удалось связать свои действия с
германским национально-либеральным движением. Сохранив приверженность юнкерству и верность прусской монархии,
он воплотил надежды буржуазии и национальные чаяния немецкого народа. «Уже совсем не молодым человеком этот
прусский юнкер по происхождению и по воспитанию, по укладу жизни и по внутреннему стилю, приверженец прусской
монархии и верный слуга короля, буквально перешагнул через самого себя ради великой цели - объединения Германии,
проглотил холодность отвернувшихся от него прежних друзей, решился порвать с консерваторами и, сокрушая все
препятствия, осуществил революцию сверху, дело, которое оказалось по плечу ему одному».
В 1863 г. вновь обострился шлезвиг-гольштейнский вопрос. Расположенные на берегах Северного и Балтийского
морей герцогства имели важное стратегическое значение. Как известно, в конце 1840-х гг. Пруссия предприняла попытку
захватить Шлезвиг и Гольштейн, но этому помешали европейские державы, ибо проблема затрагивала в целом политическое
положение в Европе. Оба герцогства были связаны личной унией с Данией, а Гольштейн с 1 8 1 5 г . являлся к тому же
членом Германского союза. Большинство населения составляли немцы, однако на севере Шлезвига преобладали
датчане.
Копенгаген стремился интегрировать Шлезвиг, прежде всего его северную часть, в состав Дании. Германские
государства отстаивали особый статус герцогств. Копенгагенский кабинет постепенно начал склоняться к созданию
единого датского государства до реки Эйдер. Правящие круги страны надеялись на помощь шведско -норвежского
4
короля Карла XV, приверженца скандинавизма — единства государств Северной Европы.
В начале 1863 г. политическая ситуация в Европе складывалась благоприятно для осуществления «эйдерских» планов. В
январе началось восстание в Польше. Дипломатия Англии и Франции, в отличие от Пруссии, выступила против России. Датчане
надеялись на благожелательную позицию Лондона и Парижа. Еще в 1856 г. Наполеон III заверил датского посланника во
Франции в своей поддержке.
В марте 1863 г. датское правительство опубликовало указ о намерении обеспечить герцогствам Гольштейн и Лауэнбург
независимое положение в государстве со своими законодательным собранием, армией и собственной администрацией. Дании и
Шлезвигу предполагалось, предоставить новую общую конституцию.
В июле 1863 г. Франкфуртский сейм под угрозой оккупации Гольштейна потребовал отмены указа. Копенгаген
отверг это требование, заявив, что будет рассматривать введение немецких войск в Гольштейн как объявление войны.
Российский историк В. Рогинский отмечает, что политическое положение в Европе к этому времени изменилось не в пользу
Дании. Россия отвергла вмешательство западных держав в конфликт с Польшей, а Англия и Австрия отклонили
предложение Наполеона III совместно выступить против России. Когда Англия предложила Франции стать посредницей в датскопрусском конфликте, Наполеон III отказался.
Вместе с тем в Англии с опаской относились к стремлению Пруссии захватить Киль и превратить его в военноморскую базу. В 1863 г. принц Уэльсский женился на дочери наследника датского трона Кристиана Глюксбурга. Премьер-министр
лорд Пальмерстон в июле 1863 г. заявил, что Дания не останется одна.
13 ноября 1863 г. датский парламент принял общую для Дании и Шлезвига конституцию, однако король Фредерик VII
внезапно умер, не успев подписать этот документ. 18 ноября новый король, представитель младшей ветви династии
Ольденбургов, под сильным давлением правительства и датского общественного мнения, несмотря на предложения Франции и
России подождать, подписал новую конституцию. В восставших герцогствах было сформировано правительство Фридриха
Августенбургского, которое Пруссия не признала, т. к. оно могло бы придерживаться проавстрийской ориентации и стояло бы на пути
объединения Германии под эгидой Пруссии.
Берлин рассчитывал на благодарность России за поддержку во время польского восстания. С одной стороны,
Петербург опасался подъема национального движения в Германии под знаменем поддержки Августенбургов, с другой - не
желал превращения Шлезвига и Гольштейна в сателлитов Пруссии.
Если Пальмерстон был настроен на решительную поддержку датчан, то министр иностранных дел Д. Рассел и
королева Виктория стремились к мирному урегулированию проблемы.
7 декабря 1863 г. Франкфуртский сейм постановил оккупировать Гольштейн. Пруссия и Австрия заявили о том, что
условием признания Кристиана IX будет отмена конституции, вступавшей в силу с 1 января 1864 г. Франция, Англия и Россия
поддержали требование отмены новой конституции.
31 декабря 1863 г. Англия предложила созвать конференцию в Париже, но Бисмарк потребовал отмены конституции
до согласия на такую конференцию. 16 января 1864 г. Пруссия и Австрия направили датскому правительству ультиматум,
который был отклонен. 1 февраля 1864 г. началась война между Данией и германскими государствами, имевшими значительное
военное превосходство.
Мирная конференция открылась в Лондоне по инициативе России в апреле 1864 г. Помимо воюющих сторон, в ней
приняли участие Великобритания, Франция, Россия и Швеция-Норвегия. Дания при поддержке Австрии выдвинула проект
личной унии между Данией и герцогствами. Однако представителю Бисмарка удалось отклонить этот проект, как и идею
учесть права Августенбургов на Шлезвиг и Гольштейн. С решением разделить Шлезвиг датчане не согласились, и конференция
закончилась безрезультатно.
25 июня военные действия возобновились, но Копенгаген потерпел поражение. 30 октября 1864г. в Вене был
подписан мирный договор, по которому король Дании оставлял прусскому королю и австрийскому императору Гольштейн,
Лауэнбург и Шлезвиг.
14 августа 1865 г. с целью урегулирования вопроса о герцогствах Австрией и Пруссией была подписана конвенция. По
этому документу право собственности на территории герцогств принадлежало Австрии и Пруссии, но управление
объявлялось раздельным. В Гольштейне создавалась австрийская администрация, в Шлезвиге - прусская. Охрана Кильской
гавани поручалась прусским войскам. Пруссия приобретала право на строительство Кильского канала, который должен был
соединить Балтийское и Северное моря, а также железной дороги и телеграфа в Гольштейне.
Разрешив проблему благоприятно для Пруссии, Бисмарк пошел на вытеснение Австрии из немецких земель. В
апреле 1866 г. он заключил тайное соглашение с Италией, пообещав не препятствовать присоединению Венеции. Это был
договор с иностранным государством, направленный против члена Германского союза. Кроме того, министр-президент
Пруссии наладил контакты с венгерскими эмигрантами, чтобы их силами нанести Австрии удар в спину.
В июне 1866 г. Бисмарк внес в Союзный сейм проект новой конституции Германского союза, предполагавший
исключение Австрии. Он предложил также пересмотреть статус Гольштейна, куда в том же месяце были введены прусские
войска. Австрия предложила сейму объявить мобилизацию войск союза против Пруссии, но в ответ 14 июня 1866 г,
прусские войска вступили в Саксонию. Ганновер, Гессен-Кассель и перешли австрийскую границу. На стороне Австрии
выступили южно- и среднегерманские государства, Пруссию поддерживали небольшие города в Тюрингии и в Северной
Германии.
Положение Австрии резко ухудшилось из-за того, что с юга на нее напала Италия, но сухопутные силы последней
были разбиты в сражении под Кустоццей, неудачными были и действия военного флота итальянцев на Адриатике. Однако
на основном театре военных действий австрийские войска были вынуждены отступать. Благодаря реализации плана
фельдмаршала
X. Мольтке удалось изолировать ориентированные на Австрию государства Южной и Средней Германии. Впервые в военных целях использовались железные дороги и телеграф. 3 июля 1866 г. была взята крепость Кениггрец
(под деревней Садова в Чехии). Это было решающее поражение австрийской армии, сражавшейся вместе с саксонской.
Путь на Вену был открыт, но Бисмарк опасался вмешательства Франции и настоял на немедленном заключении мира.
26 июля 1866 г. между Австрией и Пруссией при посредничестве Наполеона I I I был подписан Никольсбургский
прелиминарный мирный договор. Территория Австрии, за исключением Венеции, передававшейся Италии, оставалась
нетронутой. Пруссия обязывалась после заключения мира вывести свои войска из австрийских владен и й , признавалась
«новая организация Германии без участия Австрийской империи». Создавался союз германских государств к северу от р.
5
Майн. Территория Саксонского королевства оставалась неизменной, а его будущее положение в Северогерманском союзе
подлежало определению в отдельном мирном договоре.
Окончательные результаты войны были зафиксированы мирным договором, подписанным почти через месяц, 23
августа 1866 г., в Праге. Австрия передавала Пруссии все права на Шлезвиг и Гольштейн. Со своей стороны Пруссия
обязалась вывести войска с территории Австрии не позднее чем через три месяца после ратификации договора.
Возобновлялось действие всех договоров, заключенных между Австрией и Пруссией до войны. Провозглашалось
прекращение существования Германского союза. Австрия была вынуждена согласиться на присоединение к Пруссии также
Ганновера, Кургессена, Нассау и вольного города Франкфурта-на-Майне. Война Пруссии с Австрией была решающим
шагом к единству Германии, объединение которой теперь окончательно пошло по «малогерманскому» пути.
В германских государствах по-разному относились к этой войне. Демократы призывали народ к вооружению,
превращению войны династий в народную войну за национальное единство. Высказывались прогнозы, что
«братоубийственная война» ослабит Германию и сделает ее игрушкой в чужих руках.
В Петербурге были заинтересованы в существовании Германского союза и в сохранении «австро-прусского
дуализма». Россия во время войны соблюдала нейтралитет, прогнозируя затяжные военные действия и ничейный исход.
Наполеон 111 вел переговоры и с Пруссией, и с Россией, добиваясь их согласия на территориальные приращения Франции
за счет австрийских владений. Позиция Франции была аналогична российской. Великобритания подтвердила приверженность политике «блестящей изоляции», которую она стремилась проводить после Крымской войны.
Вблизи границ России создавалось милитаристское прусское государство, что создавало угрозу безопасности
страны. В то же время сильная Пруссия начала рассматриваться Петербургом как противовес державам-участницам
Крымской коалиции. После победы у Садовой Александр II направил поздравительную телеграмму, в которой советовал
Берлину проявлять умеренность.
После битвы под Садовой в правящих кругах России оживилась дискуссия о внешнеполитической ориентации. Царь
отдавал предпочтение Пруссии, а Горчаков - Франции. Но Наполеон воздерживался от конкретных обещаний России в
пересмотре Парижского трактата и оказывал давление на Пруссию, чтобы вырвать у нее компенсацию за свой нейтралитет.
Летом и осенью 1866 г. состоялись визиты в Петербург эмиссаров прусского короля. Была достигнута
договоренность о том, что Пруссия окажет поддержку России в отмене статей Парижского трактата о нейтралитете Черного
моря, а российское правительство не будет препятствовать созданию Северогерманского союза во главе с Пруссией. В.
Рогинский отмечает, что Бисмарку потребовалось немалое дипломатическое искусство, чтобы побудить Александра II
отказаться от вмешательства в германские дела под предлогом защиты «легитимных» прав монархов.
Еще в августе 1866 г., после заключения Пражского мира, к Северогерманскому союзу присоединились 17
германских государств, а в сентябре 1866г. - еще четыре. Таким образом, в него вошли все германские земли к северу от р.
Майн. В 1867 г. рейхстаг принял конституцию Северогерманского союза - национального германского государства,
сменившего рыхлый Германский союз.
После поражения в войне с Пруссией у Австрии обострились отношения с подвластной Венгрией. Уже через день
после подписания Пражского мира, 25 августа 1866 г., Вена вынуждена была начать переговоры с венгерской оппозицией,
в результате которых страна была преобразована в конфедеративное государство на дуалистических началах с двумя
центрами - Австро-Венгрию.
Католические земли Южной Германии (Бавария, Вюртемберг, Баден и Гессен-Дармштадт) тяготели к Австрии, в
них были сильны партикуляризм и антипрусские настроения, которые еще более укрепила война 1866 г. Вместе с тем
германские государства к югу от Майна были вынуждены заключить с Северогерманским союзом оборонительные и
наступательные договоры. Многие современники считали, что окончательное объединение германских земель произойдет
не скоро, но оно случилось спустя четыре с половиной года.
Во второй половине 1860-х гг. обострились взаимоотношения между Францией и Пруссией из-за Люксембурга.
После победы Пруссии над Австрией Франция решила укрепить свои позиции. С этой целью Наполеон I I I обратился к
королю Нидерландов и великому герцогу Люксембургскому Вильгельму I I I с предложением купить герцогство, занимавшее
важное стратегическое положение. Вильгельм I I I согласился, однако Бисмарк высказался против этой сделки. В прусской печати началась интенсивная антифранцузская компания. Возникла реальная угроза войны. Тогда Горчаков
выдвинул идею созыва конференции по люксембургскому вопросу.
В апреле 1867 г. российский посол в Лондоне Ф. Бруннов по поручению Горчакова попросил британского премьера
лорда Э. Дерби официально выступить с предложением о созыве международной конференции. Одновременно посол
передал ему российский проект договора о статусе Люксембурга, предусматривавший, в частности, гарантию
нейтралитета герцогства. Британское правительство пыталось возражать против этого пункта, но Бруннову удалось еще до
начала работы конференции склонить на свою сторону Австро-Венгрию, Францию и Пруссию. В результате к обсуждению
на конференции, которая открылась 4 мая, был принят именно российский проект.
В работе конференции приняли участие представители России, Австро-Венгрии, Бельгии, Великобритании,
Италии, Люксембурга, Нидерландов, Пруссии и Франции. 11 мая ее участниками был подписан договор, по которому
корона Великого герцогства Люксембург признавалась наследственным владением дома Нассау. Герцогство в границах,
определенных Лондонским договором 1839 г., было объявлено «вечно нейтральным» государством, причем гарантами
нейтралитета выступали все подписавшие его государства, кроме Бельгии, которая сама объявлялась нейтральной.
Люксембург становился открытым городом, все укрепления подлежали сносу. Пруссия обязалась вывести с его территории
свои войска. Лондонский договор 1867г. закрепил независимость и нейтралитет Люксембурга и предотвратил его
поглощение соседними государствами.
Австро-прусская война 1866 г. изменила международную ситуацию. В дальнейшем усилении Пруссии уже не была
заинтересована ни одна из стран, играющих определяющую роль в Европе, в том числе и Франция, которая стремилась
сохранить свою гегемонию на континенте.
Политический кризис, в котором находилась Вторая империя, толкал Наполеона I I I к войне. В мае 1870 г. в
стране был проведен плебисцит и, несмотря на давление, треть населения высказалась против политики правительства.
С другой стороны, л и ш ь Франция стояла на пути окончательного объединения Германии под главенством
Пруссии. Поводом к войне стал вопрос об испанском троне. После смерти монарха, не оставившего наследника,
6
правительство Испании пригласило на престол принца Леопольда Гогенцоллерна, офицера прусской армии и близкого
родственника Вильгельма I. С его согласия принц дал положительный ответ, но правительство Наполеона I I I заявило
резкий протест, и 12 июля 1870 г. принц отклонил приглашение.
По распоряжению французского императора посланник Парижа в Берлине В. Бенедетти передал
находившемуся на отдыхе в городе Эмсе Вильгельму I требования письменного заверения, что ни один Гогенцоллерн
никогда не займет испанский престол. Король ответил отказом, но обещал продолжить переговоры. Содержание
беседы Бенедетти с королем было направлено 13 июля 1870 г. канцлеру Бисмарку в Берлин, который умышленно
сократил текст этого сообщения так, что оно приняло оскорбительный для французского правительства тон.
Искаженный текст «Эмсской депеши» был передан Бисмарком в печать и всем прусским миссиям за границей, 19 июля
1870 г. Наполеон III объявил войну Пруссии. Так началась франко-германская война.-Пруссию поддерживали не
только члены Северогерманского союза, но и ориентировавшиеся прежде на Австрию четыре католические государства
Южной и Западной Германии - Баден, Бавария, Вюртемберг и Гессен-Дармштадт, на которые рассчитывала Франция.
Они были связаны с Пруссией военными договорами, срок действия которых истекал в 1871 г. Намерение Наполеона
создать на левом берегу Рейна самостоятельное, а на самом деле зависимое от Франции государство не вызвало их
сочувствия.
У Франции не было союзников: Великобритания видела в ней соперницу по колониальным захватам, Россия не
могла простить Крымскую войну и моральную поддержку польского восстания, Италия - сопротивление включению
Папской области в состав объединенного королевства. Потерпевшие поражение от Пруссии Дания и Австрия еще не
пришли в себя. Англия, Россия, Италия, Австрия объявили о нейтралитете.
Франция была плохо подготовлена к войне, войска же германских государств имели значительное
превосходило в численности и вооружении. 1 сентября 1870г. разгорелось кровопролитное 12-часовое сражение у
местечка Седан, в ходе которого французы понесли тяжелые потери. Прибыв в район боеных действий, Наполеон III
приказал капитулировать и попросил передать свою шпагу прусскому королю.
В результате вспыхнувшего в Париже 4 сентября 1870 г. восстан и я, монархия была ликвидирована и власть во
Франции перешла в руки временного «правительства национальной обороны». Между тем наступление германских войск
продолжалось, и в конце сентября им удалось окружить Париж. Ставка Вильгельма I расположилась в Версале. В конце
1870 г. была предпринята попытка прорвать дипломатическую изоляцию страны: А. Тьер, бывший министром иностранных
дел при Луи Филиппе, был направлен в Россию, Англию, Австрию и Италию, но его миссия закончилась безрезультатно. В
январе 1871 г. Тьер вступил в прямые переговоры с Бисмарком с целью подготовки условий мирного договора.
18 января 1871 г. в Версале в присутствии германских королей, герцогов и курфюрстов, членов правительств всех
германских государств, высших военных чинов, Вильгельм I заявил, что принимает предложенный ему германскими
государями и немецким народом императорский титул.
12 февраля 1871 г. Национальное собрание Франции, заседавшее-в Бордо, избрало Тьера премьер-министром. Оно
одобрило условия мирного договора, подготовленные Бисмарком и Тьером и в предварительном порядке подписанные
министром иностранных дед Временного правительства Ж. Фавром. Национальное собрание окончательно лишило трона
Наполеона III.
Прелиминарный договор был подписан Тьером и Бисмарком 26 февраля 1871 г. в Версале. К Германии отходили
французские провинции Эльзас и Восточная Лотарингия. Кроме того, на Францию накладывалась огромная контрибуция в
размере 5 млрд франков. Дальнейшую разработку окончательных условий мирного договора прервало провозглашение в
марте 1871 г. Парижской Коммуны. Тьер бежал в Версаль и обратился за германской помощью. По Руанской конвенции,
заключенной с Пруссией, Тьер получил право увеличить французскую армию с 40 тыс. до 80 тыс. человек. Бисмарк
согласился отпустить из плена несколько десятков тысяч французских солдат, подверг восставший Париж блокаде и
беспрепятственно пропускал войска версальцев через прусские линии. Незадолго до подавления Парижской Коммуны, 6
мая 1871 г. между Германией и Францией во Франкфурте-на-Майне вновь возобновились переговоры, которые привели 10
мая к подписанию окончательного мира.
Франкфуртским мирным договором было подтверждено присоединение Эльзаса и Восточной Лотарингии. Кроме
того, Германия дополнительно аннексировала железорудный район к западу от Тион-виля, возвратив Франции
малозначительную крепость Бельфор. Таким образом, договор устанавливал новую франко-германскую границу. Он
определял также порядок выплаты 5-миллиардной контрибуции. Франция принимала на себя расходы по содержанию
немецких оккупационных войск, которые оставались на ее территории до окончательной выплаты контрибуции (2 марта
1874 г.). Однако это произошло раньше: последний германский солдат покинул Францию 16 сентября 1873 г.
Между Францией и Германией устанавливался режим наибольшего благоприятствования в торговле. К основному
тексту договора были приложены дополнительные статьи, по которым правительство Германии получало права на железные
дороги Эльзаса и Восточной Лотарингии, а также на принадлежавшие Франции железнодорожные линии в Швейцарии.
В ходе франко-германской войны завершилось объединение страны, возникла Германская империя, во Франции
рухнул режим Второй империи и возникла Третья республика. Война косвенно способствовала завершению объединения
Италии: был отозван французский корпус, находившийся в Риме и поддерживавший власть папы в Папской области.
В Европе возникла новая расстановка сил. Видный американский политик Г. Киссинджер в свой работе
«Дипломатия» отмечал, что участников международных отношений стало меньше, но зато «каждый из них оказался более
весомым, и это сделало затруднительным обсуждение общеприемлимого равновесия сил или поддержание его без постоянных
силовых испытаний». «Германия превратилась из потенциальной жертвы агрессии в угрозу европейскому равновесию»,
«германская аннексия Эльзаса и Лотарингии вызвала неугасимый антагонизм во Франции».
В связи с франко-германской войной лорд Б. Дизраэли сказал: «Равновесие сил разрушено целиком и полностью».
Немецкий ученый Э. Энгельберг в двухтомной биографии Бисмарка, вышедшей в 1980-е годы, считает, что после 1871 г. Бисмарк
не стремился к новым завоеваниям и никогда не желал установления гегемонии Германской империи. По Энгельбергу, главной
целью Бисмарка было обеспечить устойчивое европейское равновесие (немало исследователей, в том числе и Г. Киссинджер,
придерживаются такой же точки зр е н ия) . Вместе с тем «гений дипломатии» обрек немецкое общество на ведение полиг и к и такого стиля, который по плечу лишь человеку, рождающемуся раз в столетие. Он намного опередил свое время.
Из семян, посеянных Бисмарком, взошли не только достижения его страны, но и ее трагедии XX века. И поныне не
7
утратил остроты вопрос, сформулированный Ф. Майнекс в работе «Германская катастрофа» (1946 г.): было ли
основание Германской империи во главе с Пруссией благодатью или несчастьем для немецкого народа и народов
Европы?
Т е м а II. Международные отношения в Европе от Франкфуртского мира до
Берлинского конгресса
Отмена нейтрализации Черного моря и Союз трех императоров. В 1856-1882 гг.
министерство иностранных дел России возглавлял А. Горчаков, до своего назначения имевший богатый опыт
дипломатической работы в Великобритании, Австрии, Пруссии, Италии. Он выступил за временный отказ от активной
политики в Европе, заявив, что «Россия не сердится, она сосредотачивается» на проведении внутренних реформ. Горчаков
выступал за подчинение внешней политики внутренней, отстаивал принцип защиты национальных интересов России, стремился
к мирному разрешению международных конфликтов.
Перспективными задачами российской внешней полигики являлись восстановление утраченных после Крымской войны
позиций на Балканах, отмена нейтрализации Черного моря, а также изменение режима проливов в пользу России, Для
реализации этих задач был необходим выход из международной изоляции. Александр II видел его в союзе с Пруссией, а Горчаков с сильнейшим на то время государством континента - Францией.
Как известно, в марте 1859г. в Париже был заключен тайный франко-русский договор, согласно которому Франция в
обмен на благожелательный нейтралитет России в случае франко-австрийской войны обещала учитывать российские интересы в
Восточном вопросе. Результатом договора явилось сотрудничество по сербской и черногорской проблемам, в деле объединения
Дунайских княжеств. Вместе с тем союз оказался непрочным из-за связи Франции с основным соперником России- Англией, и
нежелания Наполеона способствовать дальнейшему усилению России на Балканах, Союз между Россией и Францией
распался в 1863 г. из-за позиции последней в польском вопросе.
Занятая прежде всего внутренним реформированием, Россия вместе с тем способствовала событиям, ослаблявшим
Османскую империю. В частности, когда в августе 1866 г. вспыхнуло антитурецкое восстание на Крите с требованием
присоединения острова к Греции, Россия предложила Англии и Франции поддержать критян совместным демаршем
перед Портой. Лондон и Париж отклонили эту инициативу, и восстание в 1869 г. было подавлено.
Стремясь избежать вооруженного конфликта на Балканах, царизм поощрял антитурецкий Балканский союз в
составе Сербии, Черногории, Греции и Румынии, созданный в 1866 г. по инициативе Сербии. Несмотря на призывы
Александра II и Горчакова к осторожности, петербургский кабинет оказывал помощь в вооружении сербской армии.
Сторонниками активных действий на Балканах были, в частности, наследник престола Александр, военный министр Д.
Милютин, посол в Константинополе Н. Игнатьев, генерал Н. Обручев.
Западные державы отказались поддержать меморандум Горчакова от 6 апреля 1867 г., содержавший предложения
автономии ряду балканских провинций Турции и местного самоуправления для них. Вместе с тем успех принес
совместный демарш России, Англии, Австро-Венгрии и Франции с требованием ликвидации четырех турецких крепостей
на территории Сербии.
На Балканах Россия столкнулась с противодействием Австро-Венгрии и Франции. В 1866 г. австрийский министр
иностранных дел Ф. Бейст предложил Петербургу поддержку в борьбе за ревизию Парижского мира в обмен на согласие
России присоединить к Австрии Герцеговину и Албанию, но получил отказ.
В 1867 г. положительный результат дал зондаж Александра II и Горчакова относительно позиции Пруссии в
случае пересмотра Парижского договора. В то же время безрезультатным оказалось свидание русского царя и канцлера с
Наполеоном III на всемирной выставке в Париже.
В августе 1867 г. в Зальцбурге было подписано соглашение Наполеона III и Франца Иосифа о сохранении статус-кво
Османской империи. Австрийская дипломатия содействовала распаду Балканского союза в 1868 г.
В этих условиях Россия сближается с Пруссией. Переговоры России и Пруссии на случай франко-прусской
войны велись через российского посла в Берлине П. Убри и прусского посла в Петербурге Г. Рейса. В 1868 г. было
достигнуто устное соглашение о том, что за содействие в отмене нейтрализации Черного моря Россия будет соблюдать благожелательный нейтралитет и двинет 100-тысячную армию к границе Австро-Венгрии. В июле 1870 г.,
когда Франция объявила войну Пруссии, российская дипломатия выступила с заявлением, что если Австро-Венгрия
вступит в войну, Россия последует ее примеру. Наполеон I I I потерпел быстрое и сокрушительное поражение, а
именно Франция являлась одним из главных гарантов Парижского трактата.
Несмотря на то, что в Петербурге было достаточно распространено мнение о преждевременности
дипломатической борьбы против Парижского мира, 31 октября 1870г. Горчаков направил циркуляр российским
послам при правительствах держав-участниц Парижского трактата. В циркуляре отмечалось, что Россия более не
считает себя связанной постановлениями, ограничивающими ее суверенитет на Черном море. Канцлер, сославшись на
точное соблюдение своим правительством всех статей договора 1856г., привел примеры неоднократных нарушений
его другими державами. Султану, кроме того, сообщалось об аннулировании дополнительной конвенции, определяющей
число и размеры военных судов, которые обе державы могли иметь на Черном море. Из Петербурга были разосланы
разъяснительные депеши дипломатическим представителям в Англии, Австро-Венгрии, Италии, Франции и Турции.
В них развивались отдельные положения циркуляра, а британское и турецкое правительства ставились в известность,
что отмена ограничительных статей Парижского трактата не носит враждебного Турции характера, а имеет целью
только оградить безопасность России.
В Западной Европе документ произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Наиболее резко против циркуляра
выступила Англия, которую поддержала Австро-Венгрия. Франция и Италия заняли уклончивую позицию. Прусская
дипломатия выступила за созыв конференции держав, подписавших Парижский трактат. Лондон н Вена ответили
согласием при условии, что результаты конференции не будут предопределены заранее.
Лондонская конференция открылась в январе 1871 г., а 13 марта была подписана конвенция, или «Договор об
изменении некоторых статей Парижского трактата 1856 г.», ставшая крупным дипломатическим успехом Горчакова.
Конференция отменила нейтрализацию Черного моря: России и Турции разрешалось держать на Черном море
8
неограниченное количество своих военных кораблей. Оставался в силе установленный Лондонской конвенцией 1 8 4 1 г . и
Парижским мирным договором 1856 г. принцип закрытия проливов для иностранных военных кораблей, но в Него в
качестве «вознаграждения» Турции было внесено дополнение, направленное против России: султану предоставлялось право
«открывать проливы в мирное время для военных судов дружественных и союзных держав, в случае если Высокая Порта
будет считать это нужным, дабы обеспечить исполнение постановлений Парижского трактата 1856 г.». Таким образом,
сохранилась угроза нападения на Россию неприятельского флота со стороны Черного моря. Лондонская конвенция 1871 г.
регулировала режим проливов вплоть до первой мировой войны.
Следует отметить, что конференция сформировала важный принцип международного права: никакое государство не
может уклониться от обязательств по международному договору или изменить его условия, кроме как с добровольного
дружественного согласия всех заинтересованных сторон.
Россия рассматривала Францию как противовес объединенной Германии, но имея глубокие противоречия с
Англией в Средней Азии, на Ближнем и Среднем Востоке, она дорожила благожелательной позицией Германии в
Восточном вопросе. Австро-Венгрия также рассчитывала на германскую поддержку в Юго-Восточной Европе. Бисмарк
стремился играть роль посредника при решении спорных вопросов между Россией и Австро-Венгрией на Балканах.
В сентябре 1872 г. в Берлине прошла встреча Франца Иосифа, Вильгельма I и Александра II, а также Андраши,
Бисмарка и Горчакова, во время которой была достигнута устная договоренность о поддержании статус-кво на Балканах и
о невмешательстве во внутренние дела Османской империи. Во время свидания с Андраши Бисмарк заявил о поддержке
Германией Австро-Венгрии на Балканах, а в беседе с Горчаковым канцлер подчеркнул, что поддержку Берлина получат
только согласованные действия Петербурга и Вены.
В марте 1873 г., во время визита Вильгельма I и Бисмарка в Петербург, была подписана военная конвенция,
носившая оборонительный характер: если какая-либо европейская держава нападет на одного участника конвенции, другой
участник окажет помощь 200-тысячной армией. При подписании конвенции фельдмаршалами Ф. Бергом и X. Мольткс
германский канцлер заявил, что конвенция не будет иметь силы, если к пей не примкнет Австрия. Поэтому в июне 1873 г.
состоялся визит царя и Горчакова н Вену, закончившийся подписанием в Шепбруннском дворце российским и австрийским
императорами менее обязывающей политической конвенции: в случае угрозы войны стороны договариваются
относительно совместного образа действий, а если необходима военная сила - о конкретной взаимной поддержке. В октябре
1873 г. к конвенции присоединилась Германия. Тем самым было положено начало Союзу трех императоров, который
фактически носил характер консультативного акта. Н. Киняпина оценивает этот союз как династическое соглашение. Соперничая на Балканах, и Россия, и Австро-Венгрия рассчитывали на поддержку Германии, а последняя - на установление
гегемонии в континентальной Европе (европейского равновесия в понимании Бисмарка) посредством окончательного
подавления (или еще большего ослабления) Франции.
Еще в начале 1872 г. Бисмарк под предлогом возможного введения во Франции закона о всеобщей воинской
повинности стал провоцировать конфликт с Парижем, но Петербург отказался поддержать канцлера. Два года спустя, в
условиях нового резкого обострения германо-французских отношений, с осуждением позиции Бисмарка совместно
выступили российская и австрийская дипломатии. В начале 1875 г., когда возникла очередная угроза превентивной войны
Германии против Франции, Бисмарк обещал Петербургу содействие в Восточном вопросе за дипломатическую поддержку
или дружественный нейтралитет в войне, но Александр II и Горчаков оказали давление на Берлин. В мае 1875 г. состоялась
встреча российского и германского императоров, на которой дядя заверил племянника в отсутствии у Германии
агрессивных намерений. После встречи Горчаков составил телеграмму, посланную из Берлина посольствам и миссиям
России, в которой извещалось о ликвидации напряженного положения в Европе.
Таким образом, в 1875 г. Союз трех императоров серьезно поколебался вследствие прежде всего охлаждения
российско-германских отношений. Следует также отметить, что Австрия, в отличие от России, была противницей создания
на Балканах независимых славянских государств и автономий. В том же 1875 г. австрийской дипломатией был подготовлен
секретный план оккупации Боснии и Герцеговины, поддержанный Берлином. Вместе с тем, несмотря на наличие серьезных противоречий, Союз продолжал свое существование.
Начало восточного кризиса 70-х годов XIX в. Кризис был вызван усилением процесса
внутреннего разложения Османской импер и и , развитием национально-освободительной борьбы южнославянс к и х
народов, находившихся под властью Порты, усилением соперничества великих держав на Балканах.
Исследователь В. Хевролина выделяет четыре этапа кризиса:
1. Восстание в Боснии и Герцеговине (лето 1875 г.);
2. Объявление Сербией и Черногорией войны Турции (1876 г.);
3. Русско-турецкая война (24 апреля 1877 г. - 3 марта 1878 г.);
4. Берлинский конгресс (июнь 1878 г.).
Отличием восточного кризиса 1870-х гг. от кризисов 1820-х и 1850-х гг. являлась определяющая роль национальноосвободительного движения балканских народов и резко выраженное стремление европейских держав к проникновению на
Балканы.
Россия не желала установления контроля Англии над проливами, усиления влияния и территориальных приобретений
Австро-Венгрии на Балканах. Позиция Германии характеризовалась двойственностью: поддерживая Австро-Венгрию, она
одновременно подталкивала неподготовленную к войне Россию обещанием помощи.
-Посол России в Вене Е. Новиков, находившийся под влиянием Андраши, настаивал на согласованных действиях с
Австрией и Германией. 30 августа 1875г. Александр II обратился к Вильгельму! с призывом в рамках Союза трех императоров
оказать дипломатическое давление и на Порту, не желавшую идти на уступки христианскому населению, и на восставших.
Под давлением России и Австро-Венгрии Сербия и Черногория заявили о своем нейтралитете.
Верная достигнутой еще в 1873 г. в Вене договоренности между Горчаковым и Андраши о невмешательстве в конфликты
между Пор-той и ее христианскими подданными, Россия официально не высказывалась за автономию провинций. Вместе с тем
сторонники активной внешней политики убеждали Петербург в необходимости самостоятельных действий России.
Андраши выступил с планом «улучшенного статус-кво», суть которого - ограниченные реформы в Боснии и
Герцеговине (свобода вероисповедания, ликвидация откупной системы, аграрные реформы, использование налогов только на
нужды провинций, христианско-мусульманская комиссия для контроля за реализацией реформ и т. п.). По мнению же Н.
9
Игнатьева, повстанцы могли быть умиротворены только предоставлением провинциям широкой автономии. После
колебаний Петербург, стремившийся избежать военного конфликта, согласился на австрийский план.
30 декабря 1875 г. нота Андраши была обнародована, а через месяц представлена Порте. Ограниченная и
лишенная гарантий программа реформирования не удовлетворила повстанцев, и они возобновили военные действия. В июне
1876 г. руководство восставших подписало секретный договор и военную конвенцию с Сербией и Черногорией.
В этих условиях по инициативе Горчакова, пришедшего к осознанию необходимости предоставления Боснии и
Герцеговине автономии, состоялась встреча трех канцлеров (Берлин, 13 мая 1876 г.). Неожиданно для Горчакова канцлер
Германии поддержал Андраши, и результатом встречи стал меморандум, который требовал от турецкого правительства
заключить 2-месячное перемирие с повстанцами, оставить турецкие войска лишь в нескольких пунктах, подлежащих определению,
оказать помощь повстанцам в восстановлении их разоренных жилищ и хозяйств, признать за ними право хранения оружия и
начать переговоры с делегатами от Боснии и Герцеговины о реформах, но уже с гарантией их выполнения. Берлинский
меморандум был поддержан Францией и Италией, но английское правительство отказалось присоединиться к документу,
подрывающему, по оценке Лондона, престиж султана. 30 мая меморандум должен был быть вручен турецкому правительству,
но в эту ночь в Константинополе (Стамбуле) произошел дворцовый переворот. Султан Абдул-Азиз был низвергнут и вскоре
убит. Отметим, что российский посол Н. Игнатьев имел доверительные отношения с султаном и особенно с великим визирем
Махмудом-пашой. Пришедшие к власти младотурки враждебно относились к России, выступали против реформирования в
христианских землях империи. Начавшееся в конце апреля 1 8 7 6 г. восстание в Болгарии было жестоко подавлено, погибло
более 30 тыс. участников. На протест общественности европейские правительства ответили молчанием.
В конце июня 1876 г. сначала Сербия, а затем Черногория объявляют войну Турции. Если Александр II пытался удержать
их от этого шага, то наследник престола занимал противоположную позицию. Русский генерал М. Черняев без разрешения царя
стал главнокомандующим сербским войском. Стремясь к независимости, Сербия предполагала также включение в состав своей
территории Боснии, а Черногория - Герцеговины. 27 июля 1876г., после долгих колебаний, Александр II разрешил русским
офицерам уходить в отставку и ехать на Ьалканы. Это отступление от политики строгого нейтралитета было связано с
заботой царизма о престиже среди балканских народов и в самой России.
Развитие национально-освободительной борьбы на Балканах поставило петербургский кабинет перед
необходимостью обеспечить нейтралитет Австро-Венгрии на случай войны России с Турцией и не допустить создания
австро-английского блока. С этой целью 8 июля 1876 г. при встрече Александра II и Горчакова с Францем Иосифом и
Андраши в Рейхштадском замке (Чехия) было подписано секретное соглашение по Балканскому вопросу.
Соглашение было зафиксировано не единым документом, а записями, сделанными по поручению Горчакова и
Андраши. В ряде пунктов, как впоследствии выяснилось, эти записи расходились.
В случае успеха Турции обе державы обязывались воспрепятствовать совершению зверств со стороны ее армии, а
также потребовать от Порты проведения реформ, согласно ноте Андраши от 30 декабря 1875 г. и Берлинского меморандума.
В случае победы христиан обе державы обязывались действовать согласованно в целях урегулирования
последствий войны. Стороны договаривались не оказывать содействия образованию большого славянского государства. В
соответствии с русской записью предполагалось, что «Черногория будет иметь возможность аннексировать Герцеговину
и порт Спицца на Адриатическом море». Согласно австрийской записи- порт на Адриатике и только пограничные районы
Герцеговины,
Оба варианта соглашения предполагали получение Сербией части Боснии и Новипазарского санджака.
Во время Рейхштадской встречи австро-венгерское правительство впервые официально заявило о своих
претензиях на территорию Турции. По записи Андраши, Австро-Венгрия должна была получить основные части Боснии и
Герцеговины, за исключением пограничных с Сербией и Черногорией, а по записи Горчакова- только Северную Боснию.
Россия получала право вернуть себе Южную Бессарабию, отобранную по Парижскому договору 1856 г., и
присоединить Батум.
Австрийская запись предусматривала, что Болгария, Румыния и Албания станут автономными провинциями
Османской империи, а по русской записи Болгария и Румыния должны были получить независимость.
Эпир, Фессалию и Крит предполагалось передать Греции. Константинополь (Стамбул) должен был стать вольным
городом.
Между тем сербская армия была почти разгромлена. В результате ультиматума Петербурга от 30 октября 1876 г.
Порта согласилась на двухмесячное перемирие. Под давлением общественного мнения и сторонников войны в правящих
кругах еще в сентябре 1 8 7 6 г . царь принял решение приступить к мобилизации армии. Вместе с тем Петербург понимал
важность дальнейшей дипломатической подготовки войны.
15 января 1877 г. была подписана секретная Будапештская конвенция между Россией и Австро-Венгрией. Уверенная в
поддержке Германии, Австро-Венгрия потребовала в качестве компенсации за нейтралитет и обязательство воспрепятствовать
вмешательству в конфликт других держав в случае русско-турецкой войны всю Боснию и Герцеговину. Сербии и Черногории
отводилась роль нейтральных зон, куда не могли быть введены ни русские, ни австрийские войска. Сербская и черногорская армии
могли взаимодействовать только вне пределов княжеств. В соответствии с конвенцией территория между Сербией и
Черногорией, Новипазарский санджак, не могла быть никем оккупирована. Было подтверждено положение Рейхштадской
конвенции о недопустимости создания на Балканах большого славянского государства. Предполагались независимость
Болгарии, Румынии, Албании, а также статус вольного города Константинополю. Россия возвращала себе часть Бессарабии в
границах до 1856 г.
В правящих кругах Англии не было единства мнений по поводу позиции в связи с событиями на Балканах. Несмотря на
неоднократные заявления Петербурга о том, что Россия не претендует на Константинополь и проливы, премьер-министр
Великобритании Б. Дизраэли выступил за ввод английского флота в Черное море. Он был сторонником целостности Турции и
обещал Порте значительную финансовую поддержку. Министр иностранных дел Э. Дерби придерживался более умеренных
взглядов, выступая за международное урегулирование конфликта.
По инициативе России 23 декабря 1876г. в Константинополе была созвана конференция держав по Восточному
вопросу. В ней приняли участие представители России, Великобритании, Германии, Австро-Венгрии и Франции.
Великобританию представляли посол в Константинополе Г. Эллиот и министр по делам Индии Р. Солсбери, сторонник
развития экспансии Англии в Африку, а не на Ближний Восток.
10
Конференция была созвана для мирного решения вопросов, возн и к ш и х в связи с начавшимся еще в 1875 г.
восстанием в Герцеговине и Боснии, войной Турции против Сербии и Черногории и положением в Болгарии,
сложившимся после жестокого подавления турецкими войсками Апрельского восстания 1876 г.
Согласившись на австрийскую оккупацию Боснии и Герцеговины, Россия рассматривала Болгарию как
основной оплот своего политического влияния на Балканах. Программа-максимум, предложенная Петербургом по
Болгарии, предполагала автономию страны с христианским губернатором, а программа-минимум - две автономные
провинции под управлением христианских губернаторов (западную со столицей в Софии и восточную со столицей в
Тырново).
Англия выступила за сохранение целостности Османской империи при незначительных уступках восставшим. Она
поддержала Австрию, противницу единой Болгарии.
Отметим, что предварительные переговоры начались еще в ксн-це ноября 1876г. Участники приняли программуминимум Н.Игнатьева по Болгарии, рекомендации о предоставлении автономии Боснии и Герцеговине, а также о некотором
расширении территорий Сербии и Черногории.
Однако в день официального открытия конференции министр иностранных дел Турции Савфет-паша заявил, что в
стране провозглашена конституция, предусматривающая все необходимые права и реформы. Требования государствучастников Константинопольской конференции были отвергнуты как беспредметные.
Единственным реальным результатом конференции, закончившей свою работу 20 января 1877г., явилось формальное
обращение Порты к сербскому и черногорскому правительствам с предложением начать переговоры о мире. 28 февраля 1877г.
Сербия и Турция заключили мир на основе признания статус-кво, а переговоры Черногории и Турции, не согласившейся
удовлетворить территориальные требования первой, были прерваны.
В начале кризиса Россия была заинтересована в сохранении румынского нейтралитета, но в преддверии войны важным
становится союз с Бухарестом. В конце сентября 1876 г. была достигнута предварительная договоренность о пропуске русских
войск в случае войны с Турцией через территорию Р у м ы н и и , за что Россия обязалась признать независимость княжества,
а 16 апреля 1 8 7 7 г. была подписана русско-румынская военная конвенция.
После провала Константинопольской конференции со специальной миссией в Вену, Берлин, Париж и Лондон был
послан Н. Игнатьев (февраль 1877 г.). Дипломату поручалось склонить европейские державы к подписанию протокола, в
котором они подтвердили бы договоренности, выработанные в Константинополе.
31 марта 187 7г. в Лондоне представителями России, Великобритании, Франции, Австро-Венгрии, Германии и
Италии протокол был подписан. Он представлял декларацию реформ без гарантий и сопровождался обязательством России
начать переговоры о разоружении, если Турция переведет свои войска на мирное положение и приступит к реформам, а
если соглашение о взаимном разоружении не будет достигнуто, то протокол считался лишенным силы.
Порта расценила документ как вмешательство в свои внутренние дела. 24 апреля 1877 г. в Кишиневе, в ставке
верховного главнокомандующего русской армией, был объявлен царский манифест о войне с Турцией. 185-тысячная русская
армия под командованием великого князя Николая Николаевича вступила на болгарскую территорию.
Русско-турецкая война 1877-1878 гг. Россия начинала войну в благоприятной международной
обстановке: при нейтралитете Австро-Венгрии, в союзе с Румынией и Черногорией. Вместе с тем в испытывавшей
патриотический подъем стране не были закончены военная реформа и перевооружение армии, серьезные трудности
переживала экономика, росло революционное движение.
1
Россия не имела планов захвата балканских земель. Благодаря скорой победоносной войне царизм рассчитывал
укрепить свое влияние в Юго-Восточной Европе и в своей стране. Целью России было освобождение Болгарии и создание
независимых Сербии, Черногории и Румынии. Посол России в Лондоне П. Шувалов всячески опровергал измышления английской
прессы о намерении его государства захватить Балканы, овладеть проливами, в одностороннем порядке пересмотреть
Парижский договор 1856г. Британская дипломатия сочла убедительными заявления относительно проливов, и Англия заявила
о своем нейтралитете.
Как уже отмечалось, союзниками России были Румыния, на территорию которой русская армия иступила уже в
апреле 1877 г., и возобновившая военные действия Черногория. 21 мая 1 8 7 7 г . Румыния провозгласила себя независимым
королевством. Находившаяся в тяжелом экономическом положении и имевшая слабую, не оправившуюся от поражений
армию, Сербия первоначально соблюдала нейтралитет, обусловленный также давлением Англии и Австро-Венгрии. В войне
участвовали болгарское ополчение, партизаны Боснии и Герцеговины.
Существовали различия в позициях российских дипломатов и военных. Если Горчаков призывал ограничиться
войной без взятия Константинополя, то этот город был главной стратегической целью плана Обручева. Целями России на
Кавказе были Батум и Каре.
Между тем сведения о слабости турецкой армии оказались преувеличенными, война затянулась. Англия отказала
Александру II в просьбе о посредничестве. Однако 28 ноября капитулировала занятая турками крепость Плевна в
Северной Болгарии, русская армия перешла Балканский хребет и двинулась к Софии, что ускорило вступление в войну
Сербии (3 декабря 1877 г.), стремившейся, как уже отмечалось, к завоеванию независимости и приращению территории.
Летом 1877 г. Горчаков стал сторонником предоставления независимости балканским государствам. Принцип
независимости для Сербии, Черногории, политическая автономия Болгарии были положены в основу проектов Н. Игнатьева и
А. Нелидова (заведовавшего дипломатической частью при главнокомандующем), разработанных в конце ноября - начале декабря
1877 г.
Падение Плевны вызвало меморандум Англии с предупреждением против занятия русскими войсками Константинополя
(1 декабря 1877г.). Она по просьбе Турции выступила за коллективное посредничество держав в заключении мира, в то время как
Россия настаивала на прямых русско-турецких переговорах. Австро-Венгрия выступала против создания большой Болгарии,
территориальных приращений Черногории, Сербии, автономии Боснии и Герцеговины, обвиняя Россию в нарушении
соглашений в Рейхштадте и Будапеште. В начале января 1878 г. Австро-Венгрия и Англия выступили с совместным заявлением о необходимости одобрения будущего договора России и Турции державами-участниками Парижского конгресса
1856 г. на том основании, что договор затрагивает европейские интересы. Правящие круги Румынии выступили с протестом
против намерения России вернуть Южную Бессарабию в обмен на Добруджу.
31 января 1878 г. в занятом российскими войсками Адрианополе было подписано перемирие и «Основания мира»,
11
предполагавшие независимость Сербии, Черногории и Румынии с приращением их территорий, а также автономию
Болгарского княжества с выходом к Эгейскому морю. Этот документ вызвал протест великих держав, которые
потребовали созыва европейской конференции, и Россия, опасаясь англо-австрийского союза, пошла на это. Вместе с тем
Горчаков приложил все усилия, чтобы конференция была созвана не в Вене, а в Берлине. 31 января 1878 г. он направил
российскому послу в Берлине Убри меморандум, в котором отмечал, что разделение Болгарии на две части, на чем
настаивала Австро-Венгрия, приведет к искусственному расчленению нации, которая будет стремиться к объединению. В то
же время отмечалось, что Россия не будет возражать против австрийской оккупации Боснии и Герцеговины, а также
поддерживает обсуждение вопроса о проливах на международной конференции. А. Горчаков не считал целесообразным
превратить Константинополь в вольный город, выступая за его сохранение в руках Порты.
Сан-Стефанский договор и Берлинский трактат. Русские войска остановились (по
согласованию с турками) в местечке Саи-Стефано (12 км от столицы), а авангард русской армии приблизился к
Константинополю. В ответ на это продвижение английская эскадра 2 февраля 1878 г. появилась в Мраморном море, но не
рискнула войти в Босфор, так как Россия предупреждала, что в этом случае ее войска войдут в Константинополь.
Адрианопольское перемирие предполагало обязательное принятие турецкой стороной выработанных петербургским
кабинетом условий мира. Проект мирного договора, составленный Игнатьевым, был обсужден на совещаниях под
председательством царя. Основные его положения были сообщены всем европейским правительствам с выражением
готовности передать на обсуждение международного конгресса те из условий, которые затрагивают общеевропейские
интересы.
Сан-Стефанский прелиминарный мирный договор, которому предшествовали напряженные переговоры, был
подписан 3 марта 1878 г. С русской стороны договор подписали Игнатьев и Нелидов, с турецкой стороны - Савфет-паша и
Саадул-бей.
Болгария, включая Македонию, превращалась в вассальное, но автономное княжество, связанное с Турцией
уплатой дани. Предполагалось избрание князя местным населением, а также ограничение его власти народным собранием.
Турецкис вооруженные силы выводились из Болгарии, русские войска численностью 50 тыс. человек оставались в ней на 2
года. В состав Болгарии (от Дуная до Эгейского моря и от Черного моря до Охридского озера) был включен ряд территорий
со значительным по количеству неболгарским населением.
Сербия, Черногория и Румыния получали полную независимость с предоставлением им новых территорий (Румыния
получала Добруджу). Босния и Герцеговина становились автономиями, в которых предполагалось проведение реформ.
К России отходили отторгнутая от нее в 1856 г. Южная Бессарабия, а на Кавказе - города Батум, Каре, Ардаган,
Баязид. Турция обязывалась выплатить России военные издержки и возместить убытки русских подданных. Она
согласилась ввести в своих христианских провинциях Эпире, Фессалии и Албании управление, сходное с установленным
на Крите в 1868 г., и осуществить реформы в Армении.
В Сан-Стефано вопрос о проливах был обойден, поскольку Россия опасалась международных осложнений. Сербия
рассчитывала на большее расширение территории, а Румыния была недовольна передачей России Южной Бессарабии. Создание Большой Болгарии вызвало негативную реакцию Англии, Австро-Венгрии и Франции, которые видели в ней оплот
российского влияния на Балканах.
Австро-Венгрия и Англия начали военные приготовления, в то время как Россия, переживавшая финансовый и
внутриполитический кризис, нуждалась в мире. В марте 1878 г. переговоры Игнатьева, посланного в Вену, закончились
неудачей, а в конце апреля начались переговоры посла России в Лондоне Шувалова с министром иностранных дел
Великобритании Солсбери. Россия согласилась на деление Болгарии и на подписание секретного соглашения о том, что ее
претензии на Кавказе не простираются далее Карса, Батума и границы, установленной Сан-Стефанским договором, а
Англия - на возвращение России Южной Бессарабии. 30 мая 1878 г. тайное русско-английское соглашение было подписано.
Одновременно английская дипломатия вела переговоры с Анд-раши, результатом которых стала договоренность
о совместном выступлении на конгрессе по болгарскому вопросу и поддержке Англией австрийской оккупации Боснии и
Герцеговины.
4 июня 1878 г. в Константинополе была подписана тайная конвенция «об оборонительном союзе» Великобритании
и Турции. Она предоставила Великобритании право оккупировать остров Кипр и контролировать проведение турецким
правительством реформ в Малой Азии.
Конвенция содержала обязательство Великобритании помочь Турции «силой оружия» в случае, если Россия,
удержав за собой Ба-тум, Ардаган и Каре, перешедшие к ней в результате русско-турецкой войны 1877-1878 гг., сделает
новые попытки территориальных приобретений в Малой Азии. Однако данное обязательство носило чисто формальный
характер, так как в силу тайного англо-русского соглашения от 30 мая 1878г. Россия отказалась от новых приобретений в
Малой Азии.
После вступления Турции в первую мировую войну на стороне Германии Великобритания королевским указом от
5 ноября 1 9 1 4 г . объявила об аннексии Кипра и аннулировании конвенции.
Берлинский конгресс.
Берлинский конгресс проходил с 13 июня по 13 июля 1878 г. под председательством Бисмарка. В нем участвовали
делегации России, Англии, Австро-Венгрии, Германии, Франции, Италии и Турции. На конгресс были приглашены
представители Греции, Румынии, Сербии, Черногории, Ирана, армянской церкви, но права голоса они не имели. В составе
делегации России были Горчаков, Шувалов, Убри (Игнатьев в работе конгресса не участвовал, поскольку его кандидатура
вызвала неодобрение Англии, Германии и Австро-Венгрии), Англии - Дизраэли и Солсбери, Австро-Венгрии - Андраши.
Главным предметом дискуссий стал болгарский вопрос. Болгария ограничивалась болгарскими областями к северу
от Балканского хребта. Она признавалась автономным государством с правом выбирать себе князя, утверждаемого
султаном с согласия великих держав. Срок пребывания русских войск в Болгарии сокращался до 9 месяцев. Болгарские
области к югу от Балкан составили отдельную территорию, получившую название Восточной Румелии, которая оставалась
под властью султана, но получила административную автономию во главе с христианским генерал-губернатором,
назначаемым султаном на пять лет. Контроль за деятельностью румслийской администрации должна была осуществлять
международная комиссия из представителей шести держав. Все территории до побережья Адриатики на западе и Эгейского
моря на юге оставались под властью Турции.
12
Черногория, Сербия и Румыния б ы л и п р и з н а н ы независимыми от Турции. Территория Черногории, передан пая
ей по Сап-Стефанскому договору, была значительно урезана. Сербия же получила приращение, но обязалась заключить
с Австро-Венгрией торговую и таможенную конвенции, а также построить необходимую Австро-Венгрии железную
дорогу. Румыния получила Северную Добруджу, Россия - Южную Бессарабию.
Австро-Венгрия наделялась правом оккупировать остававшиеся турецкими Боснию и Герцеговину. В отличие от
возражавшей Порты, российская дипломатия согласилась с этим положением, поскольку Вена пошла на возвращение
Южной Бессарабии России. Ардаган, Каре и Батум с их округами были присоединены к России, которая возвратила Турции
Алашкертскую долину и г. Баязид. Батум объявлялся вольной торговой гаванью. Турция обязалась провести реформы
местного самоуправления в областях, населенных армянами. В Румынии, Сербии и Черногории, Болгарии и Восточной
Румелии, а также во всех владениях султана была провозглашена полная свобода совести; гражданские и политические
права распространялись на лиц всех вероисповеданий.
Берлинский трактат подтвердил постановления Лондонской конференции 1871 г. о режиме Проливов.
В развитие решений Берлинского конгресса 8 февраля 1879г. между Россией и Турцией был подписан договор,
провозглашавший «мир и дружбу». Он закрепил замену положениями Берлинского трактата тех статей Сан-Стефанского мира
1878 г., которые были отменены или изменены на конгрессе. Договор установил размер контрибуции, которую Турция должна
была уплатить России, а также сумму и порядок выплаты вознаграждения российским подданным и учреждениям в Турции за
убытки, понесенные за время войны. Развитием решений конгресса стало также избрание в апреле 1879г. Национальным
собранием Болгарии племянника российской императрицы офицера германской армии Александра Баттенберга князем страны.
Таким образом. Берлинский конгресс закончился победой, хотя и неполной, англо-австрийского блока. Обострились
российско-австрийские и сербско-болгарские отношения. Разделение Болгарии на две части и австрийская оккупация Боснии и
Герцеговины вызвали негодование славянофилов, в то время как российские либералы понимали необходимость компромисса
для ослабленной войной и внутренней нестабильностью страны. Вместе с тем Крымская система, ущемлявшая
достоинство России, была окончательно разрушена.
Берлинский трактат, носивший компромиссный характер, был важным международным документом, основн ая
часть положений которого сохраняла свою силу вплоть до Балканских войн 1912-1913 гг. Хотя Берлинский конгресс
значительно урезал постановления Сан-Стефанского договора, он не смог изменить главных итогов русско-турецкой
войны - создание независимых балканских государств и автономного Болгарского княжества. Берлинский трактат
явился значительным шагом в освобождении Балкан и создал условия для последующего прогрессивного развития
балканских народов.
Т е м а III. Создание Тройственного союза
Бисмарковскан система союзов.
Победа в войне с Турцией не улучшила международное положение России. Истощенная страна испытывала
необходимость длительного мира. После 1878г. падает влияние 80-летнего А. Горчакова, и в апреле 1882 г. после долгих колебаний Александр III назначил министром иностранных дел опытного дипломата Н. Гирса. Советский историк В. Хвостов дал
блестящий портрет нового министра: «Гире был разумным чиновником, довольно трезво мыслящим политиком. Однако ему были
присущи крайняя робость и нерешительность. Он боялся ответственности, к тому же, не имея ни связей, ни состояния, он
очень дорожил своим служебным положением и окладом». Перед новым царем, Александром III, Гире трепетал. Когда
министр отправлялся к царю на доклад, его ближайший помощник Ламздорф шел в церковь молиться о благополучном
исходе. Как и Горчаков, Гире отрицательно относился к славянофилам и выступал за необходимость поддерживать согласие
с «Европой», но в гораздо большей степени был привержен идеям «Союза трех императоров» и особенно сотрудничеству с
Германией. Он был более сдержан в поддержке Франции в случае новой германской агрессии или угроз против этой державы:
обострение англо-русских отношений толкало к тому, чтобы заботиться о согласии с наиболее опасной державой из числа
непосредственных соседей России.
Российский исследователь М. Золотухин дополняет эту характеристику: «При Александре II, привыкшем к концу
своего царствования считать себя настоящим министром иностранных дел, и при Александре 1П, сразу же усвоившим
этот взгляд, Гире, пользующийся полным доверием обоих монархов, к а к никто другой в такой ситуации подходил для
того, чтобы стоять во главе внешнеполитического ведомства)).
После русско-турецкой войны 1877-1878 гг. отношения России и Германии ухудшились. Берлин поддерживал
Вену в европейских комиссиях по установлению новых границ балканских государств, а в связи с мировым аграрным
кризисом стал проводит!, протекционистскую политику. Она заключалась, в частности, в почти полном запрете ввоза скота
и установлении высоких пошлин на хлеб из России. Германия выразила также протест против возвращения русской каиалерии в Прибалтийские губернии после войны с Турцией. К «таможенной войне)) добавилась «газетная». На протяжении
всего 1879 г. славянофилы обвиняли Германию в «черной неблагодарности)) за благожелательный нейтралитет России во
время франко-германской войны, а Берлин напоминал о своей роли в частичном сохранении Сан-Стефанского договора.
В Петербурге усилились настроения в пользу сближения с Францией, но в конце 1870-х- начале 1880-х гг. для
реализации этого курса не было условий. Россия, находившаяся на грани войны с Англией в Средней Азии, была
заинтересована в безопасности западных границ, а Франция, проводившая активную колониальную политику в Африке и
Юго-Восточной Азии, в свою очередь, не хотела осложнений с Лондоном и Берлином.
После русско-турецкой войны Англия на время фактически оказалась хозяйкой Черноморских проливов. Она
получила остров Кипр, а ее эскадра стояла в Мраморном море. Британские военные корабли могли беспрепятственно
войти в Черное море и угрожать южным берегам России, которая еще не имела там флота. Несмотря на противоречия,
Россию и Германию связывали экономические интересы, родство Романовых с Гогенцоллернами, монархическая
солидарность и страх перед революцией. Петербург рассчитывал при поддержке Берлина нейтрализовать Вену на Балканах
и не допустить английской оккупации Черноморских проливов.
Начало возобновлению русско-германского сближения положило письмо Александра 11 германскому императору от
15 августа 1879 г., затем последовала их встреча на границе и приезд фельдмаршала Мантейфеля в Варшаву на маневры
русской армии, а также переговоры Бисмарка с российским послом П. Сабуровым. Одновременно канцлер готовил
13
заключение австро-германского союза, договор о котором был подписан 7 октября 1879 г.
Первоначально Бисмарк добивался от Д. Андраши такого соглашения, которое было бы направлено как против
России, так и против Франции, но потерпел неудачу. Согласно договору, в случае нападения России на одну из сторон другая
обязана была прийти ей па помощь, а при нападении иной державы другая сторона должна была соблюдать
благожелательный нейтралитет, если к нападающему не присоединялась Россия.
Ознакомленному с условиями договора царю Бисмарк дал понять, что Россия не должна рассчитывать на
поддержку Германии в случае австро-русского конфликта. Канцлер настаивал на трехстороннем союзе Германии, России и
Австро-Венгрии.
Последовали продолжительные переговоры. Александр III опасался возможного англо-австро-турецкого блока, но в
Австро-Венгрии взяла верх пророссийская ориентация, представленная австрийской аристократией и славянскими кругами
(буржуазия и венгерское дворянство выступали за союз с Англией). Берлин и Вена обеспокоились улучшением русскоанглийских отношений, отказом Лондона от поддержки Порты, что объяснялось сменой консервативного кабинета Б.
Дизраэли (1874-1880 гг.) либеральным правительством У. Гладстона (1880-1885гт.), выступившего за «европейский концерт», т. е. согласованные действия шести великих держав в Восточном вопросе.
Австро-русско-германский договор, подписанный 18 июня 1881 г., явился результатом ожесточенной
дипломатической борьбы. Он вошел в историю, подобно консультативному пакту 1873 г., под названием «Союза трех
императоров». Договор не являлся союзом, а представлял соглашение о нейтралитете на случай возможной войны одной
из договаривающихся сторон с «четвертой великой державой».
В документе говорилось, что в случае войны с Турцией неизменным условием этого нейтралитета будет
заключение предварительного соглашения относительно конечных результатов войны. Таким образом, Германия
гарантировала себе нейтралитет России в войне с Францией, а Россия нейтралитет Германии и Австро-Венгрии в войне с
Англией и Турцией.
Участники договора брали обязательство взаимно считаться с интересами на Балканском полуострове, обещая, что
«какие-либо изменения в территориальном статус-кво Европейской Турции могут произойти не иначе, как по взаимному
их согласию». Австро-Венгрия сохраняла за собой право аннексировать Боснию и Герцеговину «в момент, который найдет
для этого подходящим, а вес три державы пришли к обоюдному согласию не препятствовать возможному в будущем
объединению Болгарского княжества с Восточной Румелисй в случае, «если бы этот вопрос был выдвинут силой вещей».
Предусматривалось также, что союзники приложат все силы, чтобы не допустить оккупации Восточной Румелии или
другой части европейских владений султана турецкими войсками (Порта имела на это право по Берлинскому договору).
Державы обязывались согласованно действовать в международных комиссиях на Балканах.
Три державы признали «европейское значение и взаимную обязательность принципа закрытия проливов Босфора и
Дарданелл» и приняли обязательство «сообща следить за тем, чтобы Турция не допускала исключения из этого правила в
интересах какого бы то ни было правительства». В случае нарушения этого условия или в целях предотвращения такового
все три правительства обязывались предупредить Порту, что они будут считать ее находящейся в состоянии войны с той
державой, в ущерб которой будет нарушен принцип закрытия проливов. Договор заключался на три года. Его подписали
О. Бисмарк, посол Австро-Венгрии в Берлине Э. Сечени и П. Сабуров.
Возобновление «Союза трех императоров» давало России гарантию против ввода английского флота в проливы,
обеспечивало Австро-Венгрии ее интересы в западной половине Балкан, предотвращало нежелательное для Германии
франко-русское сближение. Вместе с тем Союз не устранял, а лишь смягчал австро-русские противоречия на Балканах,
что обусловило его непрочность. Союз сохранял свою силу до тех пор, пока на Балканах существовало относительное
спокойствие. 27 марта 1884 г. в Берлине был подписан протокол о продлении договора на очередной трехлетний срок.
Австро-германский договор 1879 г. продолжал существовать независимо от «Союза трех императоров». В 1882 г. к
нему присоединилась Италия, недовольная превращением Туниса во французский протекторат.
В 1878-1881 гг. римский кабинет возглавлял видный участник Рисорджимснто Б. Кайроли, сторонник
присоединения Триеста и Трентино, входивших в состав Австро-Венгрии, к Италии. После захвата Францией Туниса при
дипломатической поддержке Бисмарка франкофил Кайроли был вынужден уйти в отставку. Итальянский король Гумберт I
и промышленная буржуазия Италии, стремившаяся оградить себя от французской конкуренции, выступали за союз с
Германией, но Бисмарк дал им знать, что «ключи от немецких дверей Италия может найти только в Вене». Тайный
договор между Германией, Австро-Венгрией и Италией был подписан 20 мая 1882 г. и получил название Тройственного
союза. Заключенный на пять лет, он неоднократно продлевался и просуществовал до 1 9 1 5 г . Участники договора
обязывались не принимать участия ни в каких союзах или соглашениях, направленных против одного из них. Германия и
Австро-Венгрия обязывались оказать Италии помощь, если она подвергнется бы нападению Франции, а Италия обязывалась
сделать то же самое в случае неспровоцированного нападения Франции на Германию. Что касается Австро-Венгрии, то она
освобождалась от оказания помощи Германии против Франции, ей отводилась роль резерва на случай вступления в войну
России.
При неспровоцированном нападении на одного или двух участников договора двух или более великих держав, в
войну с ними вступают все три государства. Если одной из держав, напавших на партнеров Италии, будет Англия, то Рим
освобождается от военной помощи своим союзникам (берега Италии были легко уязвимы для английского военного флота).
При неспровоцированном нападении на одного из участников договора со стороны одной из великих держав, не
участвующих в этом договоре (кроме Франции), два других его участника обязывались сохранять благожелательный
нейтралитет по отношению к своему союзнику. Таким образом гарантировался нейтралитет Италии на случай русскоавстрийской войны.
Державы обязывались в случае общего участия в войне не заключать сепаратного мира и держать договор в
тайне.Договор 1882г. существовал параллельно с австро-германским союзом 1879 г. и «Союзом трех императоров» 1881 г.
Став в центре трех союзов, Германия получила возможность оказывать огромное влияние на международные отношения.
Практическая реализация «Союза трех императоров».
С начала 1880-х гг. позиции Петербурга в балканских странах ослабли. Это было связано не только с попытками
грубого вмешательства царизма в их внутренние дела, но и со слабым экономическим влиянием России. В Сербию и
Румынию усиленно проникает французский и австрийский капитал, Австро-Венгрия становится главным торговым
14
партнером всех балканских стран (исключая Грецию).
В 1881 г. сербский князь (с 1882 г. король) М. Обренович в тайне от Народной скупщины и правительства подписал с
Австро-Венгрией конвенцию, по которой Белград признавал Боснию, Герцеговину и Новипазарский санджак сферой
влияния австрийцев, за что получал дружеский нейтралитет и поддержку Вены в территориальных приобретениях в
районе Старой Сербии. Этот документ иллюстрировал окончательное оформление проавстрийской ориентации страны,
бывшей в конце 1860-х- начале 1870-х гг. опорой России на Балканах.
В 1883 г. румынский король Карл Гогенцоллерн подписал союзный договор с Австро-Венгрией, о котором знали даже не
все члены правительства. Договор предполагал обязательную взаимную поддержку в случае нападения третей стороны. В
том же году к нему присоединилась Германия, а в 1888 г. - Италия. Конвенция 1881 г. и договор 1883 г. были направлены
против «русской агрессии», как представлялось ГОСПОДСТВУЮЩИМслоям и интеллигенции балканских стран.
Весной 1879 г. английская эскадра ушла из Мраморного моря, но господство Великобритании в Восточном
Средиземноморье продолжалось. Правительство Александра III опасалось появления британского флота в проливах, а затем и
в Черном море в случае нового кризиса. Однако поставить Босфор и Дарданеллы под свой контроль Петербург не мог, т. к. это
грозило общеевропейским конфликтом. В сентябре 1881 г. было принято постановление приступить к сооружению
Черноморского флота, превосходящего турецкий и способного, в случае войны и со стороны Англии, закрыть ее эскадре доступ в
Черное море. Но ко времени балканского кризиса 1880-х гг. эта программа находилась на начальной стадии осуществления.
В сложившейся ситуации Россия стремилась к хорошим отношениям с Турцией, усилению влияния на балканские
государства, использованию возможностей «Союза трех императоров». В связи с тем, что Англия постепенно прибирала к
рукам африканские провинции Османской империи, Порта предложила заключить союзное соглашение подобно УнкярИскелесийскому договору 1833 г., но этого не произошло из-за сомнений и недоверия, проявленных обеими сторонами.
Вместе с тем русско-турецкие отношения улучшились, хотя это не компенсировало ухудшения отношений Петербурга и
Вены.
Осенью 1883 г. в Сербии вспыхнуло мощное крестьянское восстание, которое могло привести к свержению короля
Милана и утверждению на престоле пользовавшегося поддержкой России П. Карагеоргиевича. Вена пригрозила оккупацией
Сербии, и Гире был вынужден обратиться к германскому посредничеству, поскольку такая акция взорвала бы «Союз трех
императоров». Австро-Венгрия отступила. Важное стратегическое значение для России имела Болгария, граничившая с
европейскими владениями Османской империи и ближе всего расположенная к Черноморским проливам. Вена и Петербург
поддержали государственный переворот 9 мая 1881 г., установивший самодержавное правление в Болгарии. Вместе с тем
австрийская дипломатия всячески стремилась подорвать здесь русское влияние, и даже заключение «Союза трех
императоров» нисколько не изменило ее враждебной позиции.
В октябре 1883 г. глава правительства и министр иностранных дел Австро-Венгрии Г. Кальноки намекнул в
парламенте на возможность войны с Россией, что обеспокоило Бисмарка и вызвало возмущение Гирса. Последний в ответ
дважды (по указанию Александра III) отклонял сделанные Кальноки и Францем Иосифом приглашения царю посетить Вену.
Вместе с тем Вена и Петербург сотрудничали в проблеме судоходства по Среднему Дунаю, поскольку здесь основным
соперником Австро-Венгрии была Англия.
Во время афганского кризиса весной 1885 г. Германия оказала помощь России и способствовала его мирному
разрешению. Как писал Бисмарк, «наступил момент доказать России и Нвропе, что ''Союз трех императоров'4 - это
реальность».
Война между Россией и Англией казалась тогда неизбежной. Петербург столкнулся с опасностью заключения англотурецкого союза и открытия проливов для британских военных судов. В Лондоне был разработан план прорыва через
Дарданеллы и Босфор, нанесен и я ударов по Одессе и Севастополю, а также военных действий на Кавказе с участием
турецких войск. 1 1 апреля 1885 г. посол России в Константинополе А. Нелидов заявил великому визирю, что проход
английского флота через проливы явился бы нарушением нейтралитета Турции. Вместе с тем Порта не могла гарантировать
закрытия слабо укрепленных проливов. Тогда Петербург договорился с Берлином о практическом применении
соответствующей статьи союзного договора, а германское правительство мобилизовало для давления на Порту АвстроВенгрию, а также Италию и Францию. Султанское правительство под нажимом пяти держав приняло решение сохранять
нейтралитет в случае военного столкновения Англии с Россией. Коллективный демарш и обусловленная им позиция
Константинополя остановили англичан.
Главной задачей Бисмарка было не допустить русско-французского сближения. Рассчитывая на нейтралитет России
в случае новой франко-германской войны, он стремился сгладить российско-австрийские отношения. Германский канцлер
был сторонником раздела Балканского полуострова на сферы влияния между Россией и Австро-Венгрией (Сербия, Босния,
Герцеговина - австрийская сфера, а Болгария - российская), но Петербург был против передачи Сербии в австрийские руки,
а Вена - против признания Болгарии сферой русских интересов.
Вместе с тем на первом этапе существования «Союза трех императоров» (до августа 1885 г.) отношения между
Германией и Россией характеризовались известной стабильностью, а между Австро-Венгрией и Россией сохраняли
видимость добрососедских.
Болгарский кризис 1885-1887 гг.
Расчеты Петербурга на Александра Баттенберга не оправдались. В своей политике князь ориентировался на АвстроВенгрию, а в мае 1881 г. совершил государственный переворот, после которого была ограничена свобода слова и
собраний, установлен ценз при выборах в парламент.
В Софию с целью оказать давление на князя и способствовать восстановлению Тырновской конституции был
послан дипломат А. Ионин, Его миссия увенчалась успехом, но чрезмерное вмешательство русских дипломатов и военных во
внутренние дела Болгарии укрепило враждебную Петербургу позицию А. Баттенберга.
В сентябре 1885 г. произошел так называемый «румелийский переворот»: из столицы Восточной Румелии
Филиппополя (ныне Пловдив) в результате народного восстания были изгнаны турецкие власти и произошло соединение
Восточной Румелии с Болгарским княжеством. Это неожиданное событие положило начало «болгарскому» («балканскому»)
кризису, закончившемуся в апреле 1886г. Его содержанием стала проблема признания Европой и Турцией объединенно й
Болгарии. Россия обратилась к великим державам с предложением созвать конференцию по болгарскому вопросу. Петербург
стремился к восстановлению статус-кво в в этой стране, где его влияние значительно ослабло.
15
Ответом Турции на переворот в Болгарии стала мобилизация войск и их сосредоточение у румелийской границы,
что вызвало тревогу России. Враждебно отнеслись к объединению Сербия и Ереция. Сербский король Милан потребовал
территориальной компенсации за счет нескольких болгарских округов. Английская дипломатия поддержала Баттенберга,
высказавшись за персональную унию, по которой он был бы назначен Портой генерал-губернатором Восточной Ру-мелни,
что формально не нарушало Берлинского договора 1878 г. Вена, одобряя отношение болгарского князя к России, вместе с
тем поддержала М. Обреновича.
Главной задачей Бисмарка в сложившейся ситуации было спровоцировать Петербург на военный конфликт с
Лондоном, а затем позволить Австро-Венгрии выступить против России, в то время как Германия осуществит еще один
разгром Франции. Поэтому канцлер взял на себя роль третейского судьи. Что касается Франции, то она, занятая
колониальными делами, придерживалась нейтральной позиции, а Италия ориентировалась на Германию и Австро-Венгрию.
На Константинопольской конференции по болгарскому вопросу (ноябрь 1885г.) Нелидов убеждал султана Абдул
Хамила II отстранить от власти Баттенберга, а английский посол У. Уайт пугал Порту, что после низложения князя Россия
признает объединение. Однако Берлин вместе с Веной поддержали Петербург.
В результате длительной борьбы все участники конференции, кроме английских представителей, приняли
резолюцию, которая восстанавливала статус-кво в Болгарии и предполагала реформы в Восточной Румелии.
В то время как в Константинополе шла ожесточенная дискуссия, Сербия, которую тайно поддерживала АвстроВенгрия, объявила войну Болгарии и вторглась на ее территорию. Вопреки прогнозам, болгарские части не только изгнали
противника со своей земли, но и заняли сербский город Пирот. Они прекратили наступление лишь после угрозы АвстроВенгрии вступить в войну на стороне Сербии, что вызвало протест России, которая усмотрела в этом нарушение союзного
договора 1881 г., предполагавшего согласование действий Вены и Петербурга.
В феврале 1886 г. Болгария и Османская империя подписали двусторонний договор, представленный на
утверждение великим державам. Он предусматривал передачу управления Восточной Руме-лией, продолжавшей оставаться
составной частью владений султана, князю Баттенбергу. Каждые четыре [-ода султанским фирманом он должен был
назначаться ее генерал-губернатором. Документ предполагал также турецко-болгарский военный союз, что вызвало недовольство России. Петербургский кабинет выступил также за обязательное утверждение великими державами болгарского
князя генерал-губернатором Восточной Румелии. 5 апреля 1886г. в султанском дворце Топхане послы пяти великих держав и
представители Турции утвердили договор с поправками России, что означало международное признание объединения двух
частей Болгарии.
В августе 1886 г. в результате низложения группой болгарских офицеров князя Александра начался новый, более
продолжительный (по март 1888 г.) болгарский кризис.
На встрече Гирса с Бисмарком, вызванной переворотом, была подтверждена необходимость согласованных
действий трех императорских дворов. Кроме того, канцлер Германии обещал противодействовать реставрации власти
Баттенберга. Россия признала и поддержала пророссийский кабинет К. Каравелова. Однако через несколько дней
сторонники Баттенберга совершили новый переворот, вернув престол князю. Обратившись к царю с просьбой о
признании и получив отказ, Баттенберг вторично уехал из Болгарии, назначив регенство во главе со своим последователем С.
Стамболовым.
Несмотря на сопротивление Гирса, выступавшего за налаживание отношений с новыми болгарскими властями, по
настоянию Александра III в Софию направилась миссия генерала Н. Каульбарса (сентябрь 1886 г.), которая требовала
прекращения суда над участниками низложения князя, отмены военного положения, отсрочки выборов в Народное
собрание и др. Это явилось грубым вмешательством во внутренние дела балканского государства. Миссия закончилась
полным провалом, и в ноябре 1886 г. по инициативе Петербурга российско-болгарские дипломатические отношения были
разорваны.
Порта, недовольная активизацией Англии в Средиземном море, выступила против возвращения Бапенберга в
Болгарию и одобрила миссию Каульбарса, поддержала предложенную Россией кандидатуру на болгарский престол
мингрельского князя Николая Дадиани. Напротив, Австро-Венгрия выступила с осуждением миссии и признанием регенства
Стамболова.
Канцлер Германии в беседах с петербургским послом I I , Шуваловым высказывался о необходимости для России
оккупировать Болгарию, а в ноябре 1886 г. во время встречи с Александром III заявил, что если в случае российской
оккупации Болгарии Австро-Венгрия начнет войну, то она не получит поддержки Германии. Однако Кальноки, выступая в
парламенте, указал на необходимость для Австро-Венгрии прибегнуть в этом случае к решительным мерам. Его поддержал
английский премьер Р. Солсбери, который обещал, что если Вена объявит войну Петербургу, Лондон последует за ней.
Таким образом, в ноябре 1886 г. противоречия между Россией и ее противниками на Балканах достигли чрезвычайной
остроты. В дипломатических кругах говорили о крахе «Союза трех императоров».
Поскольку кандидатура Дадиани вызвала противодействие европейских держав, Александр III одобрил
предложение известного публициста М. Каткова о свержении регента силами болгарских офицеров. В Петербурге
эмигранты из этой страны при поддержке директора Азиатского департамента МИД И. Зиновьева разработали план
всеобщего восстания, который в конце февраля - начале марта 1887 г. провалился, а вся ответственность была возложена
на Гирса. Современники отмечали, что первой реакцией Александра III на поражение было желание оккупировать Болгарию.
В июле 1887 г. Великое народное собрание избрало болгарским князем 26-летнего австрийского офицера
Фердинанда Кобурга, который сформировал новое правительство, но с прежним премьером Стамболовым.
Россия расценила избрание Кобурга и возвращение к власти Стамболова как незаконные, поскольку это
произошло без согласия великих держав и Турции. Под давлением Петербурга, поддержанного Берлином, великий визирь в
марте 1888 г. выступил с нотой, в которой говорилось о незаконности пребывания Кобурга в Болгарии, но эта нота не
имела никаких последствий.
Дипломатические отношения между Россией и Болгарией были восстановлены в 1896 г., уже после смерти
Александра III и Стамболова. Несомненно, болгарский к риз ис , поставивший Европу на грат» войны, резко обострил
отношения России с Австрией и ускорил отказ Петербурга от ориентации на вызывавший все большее недоверие
Берлин.
16
Т е м а IV. Завершение борьбы за колониальный раздел мира в конце XIX начале XX вв.
Усиление территориальной экспансии великих держав в последней четверти
XIX в. Колониальные империи.
В конце 1870 гг. борьба между великими державами и их союзниками за окончательный раздел сфер влияния в
мире приобретает наиболее острый характер. Основной причиной усиления колониальной экспансии стал вызванный
появлением новых технологий стремительный рост промышленного производства в странах Запада, который обусловил
стремление правительств найти новые рынки для экспорта капитала и сбыта готовой продукции. Не менее важной задачей
явился захват источников сырья, бесплатная эксплуатация которых позволяла промышленности этих стран постоянно
наращивать объемы производства без привлечения дополнительных средств.
Получив возможность решать экономические проблемы с помощью неограниченной эксплуатации колоний и
зависимых стран, правительства многих европейских держав сумели смягчить внутренние социальные противоречия путем
перераспределения полученных доходов. Это позволило наиболее экономически развитым странам-метрополиям
Великобритании, Франции, Нидерландам и Бельгии избежать впоследствии тех социальных потрясений, с которыми столкнулись Россия, Германия, Италия, Австро-Венгрия, Испания и Португалия. Последние в силу целого ряда причин так и не
смогли экономически освоить и эффективно эксплуатировать рынки своих не менее обширных территориальных владений.
Вместе с тем большинство из этих государств, компенсируя экономическую слабость военной силой, сумели принять
активное участие в борьбе за окончательный раздел сфер влияния в мире в конце XIX - начале XX вв.
По этой причине, несмотря на различие в методах экспансии, все эти страны можно причислить к колониальным
империям, ибо в основе их политики лежало стремление захватить либо взять под контроль как можно более обширную
территорию, по отношению к насел е н и ю которой европейцы обязывались осуществлять «цивилизаторскую миссию».
Таким образом, активное торгово-экономическое и военно-молитическое проникновение западных государств во все
регионы Азии и Африки явилось завершающей стадией формирования мировой экономической системы, в рамках которой
продолжалась конкуренция между великими державами за контроль над наиболее выгодными как в экономическом, так и в
военно-стратегическом отношении территориями. К концу XIX в. значительная часть Южного полушария оказалась
разделена между великими державами и их союзниками. Лишь очень немногие страны сумели сохранить формальный
суверенитет, хотя и они попали в полную экономическую зависимость от колониальных империй. Так произошло с
Турцией, Персией, Афганистаном, Китаем, Кореей, Сиамом, Эфиопией, которые благодаря сильной централизованной власти
и жесткой политике правительства в отношении национальных меньшинств, сумели избежать участи Индии, Бирмы,
Вьетнама и других феодальных государств, распавшихся на отдельные части и захваченных колонизаторами. Суверенитет
отдельных стран (Либерия, Урянхайский край) гарантировался великими державами (США, Россия).
Соперничество европейских держав на Ближнем Востоке в последней
четверти XIX в.
Наиболее ожесточенная борьба между европейскими государствами развернулась в конце 70-х гг. XIX в. за
Египет, захват которого позволял им не только взять под контроль значительную часть средиземноморской торговли, но и
закрепиться в зоне открытого в 1869 г. Суэцкого канала. Основными конкурентами в этой борьбе выступали Англия и
Франция, правительства которых рассматривали контроль над устьем Нила как первый шаг к дальнейшим колониальным
захватам в Африке и Аравии.
Началом нового этапа англо-французского соперничества явилось приобретение Великобританией в 1875г. у
находившегося на грани банкротства египетского хедива (правителя) Измаила 51 % принадлежавших ему акций Суэцкого
канала. Преобладающая роль в его эксплуатации перешла от французов, которые владели 49 ° о акций, к англичанам. Тем
не менее, осознавая реальную угрозу новой войны с Германией, Франция предпочла не портить отношения с Великобританией и была вынуждена примириться с потерей доминирующего положения в Египте.
Между тем финансовое положение хедива продолжало ухудшаться. В 1876 г. его правительство прекратило все
выплаты по долгам, и европейские державы установили полный контроль над экономикой Египта. Хедив был вынужден
включить в состав своего кабинета представителей стран-кредиторов,
Это вызвало массовое недовольство среди патриотически настроенных слоев населения. В начале 1879 г. в стране
началось восстание против европейцев, поводом к которому послужило решение министра финансов - англичанина о
сокращении расходов на содержание офицеров египетской армии. Хедив не только отменил это непопулярное в военных
кругах решение, но и отправил в отставку весь кабинет министров, включая европейцев. В ответ великие державы
обратились за помощью к турецкому султану, который издал грамоту о низложении египетского правителя. Новый хедив
Тауфик был вынужден согласиться выполнять все их указания.
Тем не менее националисты во главе с полковником Араби сумели добиться от него созыва палаты депутатов,
которая в конце
1881 г. потребовала отменить иностранный контроль над финансами страны. Среди населения большую
популярность приобрела Партия отечества, основным лозунгом которой стал призыв «Египет для египтян!» В феврале
1882г. по требованию патриотически настроенных армейских кругов представители этой партии сформировали новое
правительство, главной фигурой в котором стал занявший пост военного министра Араби. Иностранные чиновники и
советники были уволены.
Такое развитие событий ставило под угрозу сохранение объединенного англо-французского контроля над
экономикой страны. Националисты в любой момент могли поставить вопрос о переходе под их юрисдикцию Суэцкого
канала. В этой ситуации Лондон и Париж приняли решение о проведении совместной военной акции. В мае
1882 г. английские и французские военные корабли вошли в Александрию. Вскоре в этот город под защиту
союзного флота прибыл из Каира хедив Тауфик, который объявил Араби мятежником.
Но необходимость продолжения боевых действия вызвала разногласия между союзниками. Великобритания
стремилась отстранить Францию от участия в оккупации, рассчитывая со временем превратить эту страну в свою колонию.
Первоначально Париж не соглашался предоставить такое право англичанам, но британское правительство
продемонстрировало готовность к компромиссу, признав законным превращение Туниса во французскую колонию. В
17
результате Франция пошла на уступки, и в июле 188 2 г. а н г л и й с к и е войска приступили к захвату территории Египта,
В ответ египетская армия во главе с Араби развернула боевые действия против англичан. Египтяне планировали
даже перекрыть судоходство по Суэцкому каналу, прекратить подачу в зону канала питьевой воды. Однако глава компании
и главный проектировщик капала француз Ф, Лессепс пообещал египетскому министру, что англичане не смогут
использовать канал в военных целях. Тем не менее именно оттуда британская армия развернула наступление на Каир и в
сентябре 1882 г. разгромила войска Араби. Вторая египетская армия, находившаяся в Судане для подавления восстания, не
успела прийти на помощь Араби, что позволило англичанам захватить Каир. Военный министр и его сподвижники были
арестованы и осуждены, а египетская территория фактически превращена в британскую колонию.
Вместе с тем Лондон так и не решился официально заявить о присоединении Египта к Британской империи.
Причиной этого явилось нежелание правительства У. Гладстона осложнять отношения с Францией и Россией, которые
были крайне обеспокоены усилением британских позиций в Восточном Средиземноморье. Помимо этого, Египет
номинально оставался частью Османской империи, и изменение его правового статуса могло быть расценено как
покушение англичан на ее целостность и вызвать новый международный кризис.
Поэтому Великобритания формально признавала власть хедива и его правительства, однако в действительности
страной управляли ее генеральный консул в Каире и офицеры британской оккупационной армии, вывести которую Лондон
пообещал сразу после восстановления порядка в этой стране. Этот процесс затянулся на четыре десятилетия, на
протяжении которых английское правительство сделало 66 заявлений о скорой эвакуации своих войск, однако каждый раз
находился очередной повод для того, чтобы их сохранить. Лишь в 1922 г. английские войска покинули египетскую
территорию.
После подавления восстания Араби-паши Великобритания, под предлогом восстановления власти хедива в
Судане, вторглась на его территорию с целью разгрома антиегипетского выступления под руководством Мухаммеда
Ахмеда, который в 1881 г. провозгласил себя посланцем аллаха -- «махди» и призвал народ к священной войне. В начале
января 1885 г. его сторонникам удалось захватить крупнейший город Омдурман, который стал столицей махдистского
государства. Англо-египетские войска потерпели поражение и были изгнаны из Судана.
Британская экспансия в северо-восточной Африке была временно остановлена. Между тем Лондон очень
обеспокоила активизация французов в районе верховьев Нила. Потеря этой территории могла привести к провалу
геополитического плана англичан, который сводился к образованию сплошного пояса британских колоний между Каиром
и Кейптауном. По этой причине в 1896г. финансируемая из казны хедива англо-египетская армия под командованием
британского генерала Г. Китченера начала наступление на махдистское государство. Через два года англичанам удалось
захватить Омдурман. Преемник Махди Абдаллах (основатель суданского государства, скончался в 1885 г.) попытался
продолжать сопротивление, однако потерпел поражение. В боях с махдистами англичане впервые применили пулеметы.
Судан в 1899г. был объявлен англо-египетским кондоминиумом (совладением), управление которым осуществлял генералгубернатор, назначаемый хедивом по предложению Лондона. Но реальная власть на территории Судана принадлежала
британским чиновникам и офицерам.
В 3 890-ые гг. продолжилось также подчинение Великобританией феодальных государств, расположенных на
побережье Персидского залива. В 1891 г. английский протекторат над своими владениями признал султан Маската, но
когда через два года к его побережью подошел русский крейсер, его офицеры были приняты правителем. Примечательно,
что в 1903 г. сюда для поддержки султана в борьбе с английским давлением прибыли уже два военных корабля - французский и русский, однако процесс формирования Антанты вынудил эти две державы пойти на уступки англичанам.
Тем временем британское правительство усиливало влияние и на другие мелкие арабские государства (Катар,
Бахрейн, Оман и др.) и, в первую очередь, на Кувейт, который контролировал стратегически важное устье реки Шатт-эльАраб. В 1899 г. англичане заставили кувейтского шейха Мубарака ас-Сабаха подписать секретное соглашение, согласно
которому его владение фактически превращалось в британский протекторат. Это соглашение явилось ответом Лондона на
заявление Вильгельма II о покровительстве Германии над мусульманами, которое кайзер сделал в 1898 г. во время своего
паломничества в Иерусалим. Английское присутствие в Кувейте не позволяло немцам продлить строящуюся
железнодорожную магистраль Берлин-Багдад до Персидского залива и взять под свой контроль всю Месопотамию.
Однако борьба за контроль над Кувейтом на этом не закончилась. Стремясь уравновесить британскую гегемонию в
регионе, Муба-рак ас-Сабах тайно обратился за помощью в Санкт-Петербург. Однако втянутое в конфликт с Японией
российское правительство предпочло не обострять отношения с ее главным покровителем - Великобританией. Попытка
турецкого султана продемонстрировать англичанам свое недовольство ситуацией в Кувейте также закончилось безрезультатно: британский флот заставил повернуть назад посланный туда турецкий военный корабль. В конечном итоге в сентябре
1901 г. между Англией и Османской империей было подписано соглашение, по которому последняя была вынуждена
признать британский протекторат.
Не менее сложным оказалось покорение североафриканских земель французами. Захватив в 1881 г. Тунис, Франция
столкнулась с сопротивлением со стороны местного арабского населения. Лишь после его подавления французам удалось
принудить тунисского бея (правителя) подписать новый двусторонний договор, согласно которому Тунис превращался во
французский протекторат. Париж также претендовал и на территорию Марокко, однако не решался ее оккупировать без
одобрения других европейских держав. Правительство предпочло не рисковать, рассчитывая в дальнейшем решить марокканский вопрос точно так же, как и тунисский, го есть достигнув сепаратного соглашения с Англией или с другой
колониальной империей, которая имеет интересы в этом регионе, о взаимном признании новых территориальных захватов.
Русско-английское соперничество в Иране и Афганистане в 70-90-е гг. XIX в.
Вторая англо-афганская война.
В последней четверти XIX в. продолжилось постепенное превращение в зависимые страны Персии и Афганистана.
Однако конкуренция Великобритании и России в этом регионе позволила иранскому и афганскому государствам сохранить
номинальный политический суверенитет, поскольку и Лондон, и Санкт-Петербург были вынуждены действовать здесь параллельно, постоянно сдерживая друг друга.
По этой причине основная борьба развернулась в экономической сфере. К началу 70-х гг. XIX в. Великобритания и
Россия разделили Персию на сферы влияния. На ее севере высшие чиновники назначались только с согласия российского
посла, В 1879 г. по приглашению шаха Наср-эд-дина в Тегеран прибыли русские офицеры с целью организовать
18
специальный к а з а ч и й полк, постоянное присутствие которого позволило Санкт-Петербургу взять под контроль деятельность шахского правительства. Вскоре этот полк был преобразован в бригаду под командованием русских офицеров,
которые официально поступили на службу к шаху.
На. юге Ирана вся полнота власти фактически перешла к англичанам. Пытаясь несколько уравновесить русское и
британское влияние, шах начал назначать на высшие государственные должности представителей других колониальных
империй. Так, главой таможенного ведомства стал бельгиец, а в армии появились австрийские, немецкие, французские и
итальянские советники. Тем не менее только Российская империя и Великобритании продолжали сохранять доминирующее
влияние на иранскую политику.
Позволив Санкт-Петербургу взять под полный контроль северную часть Персии, Англия не могла до'пустить
усиления русского влияния в Афганистане, территория которого примыкала к самой богатой британской колонии - Индии.
По этой причине Лондон стремился полностью обезопасить северные границы своих владений от возможной российской
экспансии из Афганистана. Она была весьма вероятной, учитывая, что в 70-80-е гг. XIX в. Российская империя продолжала
захватывать государства Средней Азии. В 1865-1868 гг. русская армия заняла Ташкент, Бухару и Самарканд, а в 1875 г.
оккупировала Ферганскую долину.
Британское правительство опасалось, что Санкт-Петербург в любой момент может осуществить задуманный еще
Павлом I «поход в Индию». Единственной гарантией от внезапного вторжения русских войск мог стать лишь контроль над
всей территорией Афганистана и, в первую очередь, над стратегически важными перевалами.
Несмотря на поражение Великобритании в первой англоафганской войне 1838-1842 гг., в середине 70-х гг.
английское правительство во главе с Б. Дизраэли предприняло новую попытку подчинить эту страну. Лондон потребовал
от эмира допустить в Кабул британского резидента и разрешить английским офицерам строить укрепления и дороги
военного значения, а после завершения строительства передать их под контроль британской армии. Эмир Шер-Али-хан отказался удовлетворить эти требования, рассчитывая на поддержку России. Санкт-Петербург охотно пришел на помощь,
выдвинув к северной границе Афганистана двадцатитысячную армию. Он направил в Кабул военно-политическую миссию
генерала Н. Столетова, который предложил эмиру проект союзного договора, превращавшего его государство в русский
протекторат. Шср-Али-хап согласился.
Тем не менее российское правительство так и не решилось утвердить проект договора, опасаясь, что его
подписание приведет к войне в Великобританией. Выяснилось, что Санкт-Петербург планировал использовать миссию
Столетова прежде всего как средство давления на Лондон в ходе проходившего в июне-июле 1878 г. Берлинского конгресса.
Нерешительность российского правительства подтолкнула англичан к началу войны. В ноябре 1878 г. они
вторглись на афганскую территорию и вскоре захватили крупные города Кандагар и Джелала-бад. Эмир передал власть
своему сыну Якуб-хану и отправился к российской границе, надеясь убедить Санкт-Петербург в необходимости оказать
афганцам помощь. Однако позиция России не претерпела изменений.
Новый эмир Якуб-хан был вынужден прекратить сопротивление и в мае 1879г. подписать с Великобританией в
местечке Гайдамак мирный договор, который фактически превращал Афганистан в английский протекторат. По условиям
этого договора к Британской Индии отходил Кандагар, а также стратегически важные перевалы. Лондон брал под свой
контроль все сношения Афганистана с другими государствами и тем самым исключил любую вероятность нового русскоафганского сближения. В случае войны эмир обязывался принять британские войска. В Кабул направлялся резидент,
который получал неограниченные возможности для вмешательства во внутренние дела страны. Оказывая давление на
эмира, он смещал неугодных и назначал лояльных Великобритании чиновников, контролировал ситуацию в армии.
Эти действия вызвали крайнее неудовольствие не только простых людей, но и части аристократии, которая считала
Якуб-хана предателем национальных интересов и требовала от него объявить англичанам «священную войну» (джихад). В
августа 1879 г, в Кабуле началось восстание. Горожане уничтожили всю охрану английского резидента. Великобритания
вновь вторглась на территорию Афганистана. Прибывший в военный лагерь англичан под Кабулом Якуб-хан был
арестован и объявлен пленником.
На этот раз британская армия, окруженная со всех сторон враждебными отрядами различных племен, потерпела
поражение. К концу 1879 г. ее гарнизоны оказались заблокированными. Афгано-индийская граница перешла под контроль
аптибритански настроенных пуштунских отрядов. В Лондоне осознавали реальную угрозу втягивания в войну на стороне
афганцев индийских мусульман.
РЗ начале 1880 г. из среднеазиатских владений России в Афганистан тайно прибыл племянник Шер-Али-хана Абдуррахман-хан, который получил русское оружие и необходимые средства для ведения боевых действий против
захватчиков. Нго армия начала наступление на Кабул. В этой ситуации англичане были вынуждены вступить в переговоры с
Абдуррахман-ханом. Лондон осознавал, что, в случае продолжения войны, Санкт-Петербург мог непосредственно
вмешаться в нее на стороне своего ставленника.
В итоге Великобритания признала его законным правителем и была вынуждена отказаться от постоянного присутствия
своего резидента в Кабуле. Новый эмир, в свою очередь, обязался соблюдать статью Гайдамакского договора о согласовании с
Лондоном афганской внешней политики. Кандагар выделялся в отдельное вассальное по отношению к эмиру княжество, на
территории которого были размещены британские гарнизоны.
Тем не менее условия нового соглашения оказались неприемлемы для многих афганских феодалов, добивавшихся
полного изгнания англичан из страны. Так, в частности, против примирения с Великобританией выступил правитель Герата,
второй сын скончавшегося эмира Шер-Али-хана Аюб-хан, войска которого сумели нанести в июле 1880 г. сокрушительное
поражение британской армии под Майван-дом. Лишь к концу 1881 г. Абдуррахман-хану удалось при помощи Англии
установить контроль над всей территорией Афганистана.
В начале 80-х гг. не без участия Великобритании началось обострение русско-афганских отношений. Эмир был очень
обеспокоен продолжением российской экспансии в Среднюю Азию. В 1883 г. русские войска захватили крепость Геок-Тепе и тем
самым завершили завоевание Туркменистана. В ответ Абдуррахман-хан направил свою армию в район Мерва, однако в 1885 г.
в битве при Ташкепри она была разбита, и эмир предпочел отказаться от дальнейшей борьбы. Через два года при посредничестве
Великобритании было проведено территориальное разграничение между Россией и Афганистаном и установлена новая
государственная граница. Тем не менее уже в 1892 г. произошел новый русско-афганский пограничный конфликт на Памире, но
его удалось урегулировать мирным путем.
19
Аналогичные проблемы возникли и у англичан. В 1893 г., угрожая началом военных действий, Лондон вынудил
эмира признать в качестве афгано-индийской границы «линию Дюранда», названную так в честь секретаря по иностранным
делам при вице-короле Британской Индии. В результате земли пуштунских племен были разделены на две части, при этом
более половины их территории оказалось в составе английских владений. Попытка британских войск выйти на новую
афгано-индийскую границу привела к восстанию пуштунских племен, которое англичанам удалось подавить лишь к 1897
г. Таким образом, к концу XIX в. над Афганистаном был фактически установлен британский протекторат.
Колониальная экспансия европейских держав в Юго-Восточной Азии в конце
XIX в. Завоевание французами Индокитая.
В 70-ые гг. европейские государства приступили к новому этапу колониальных захватов в юго-восточной Азии.
Основными конкурентами стали Англия и Франция.
В 1885 г. Великобритания завершила завоевание Бирмы. В ходе первой (1824-1826 гг.) и второй (1852 г.) войн
бирманское королевство лишилось выхода к морю. Начав третью войну, Англия за несколько месяцев захватила всю его
территорию. В конце 1885 г. был низложен последний бирманский король, а его владения присоединены к Британской
Индии.
Оккупировав страну, англичане поддержали голландскую экспансию в Индонезии. Присутствие слабого в военном
отношении Нидерландского королевства в этом регионе было для Лондона более предпочтительным, нежели
распространение на архипелаг французского либо американского влияния. В 1870г. между Голландией и Англией был
подписан Суматранский трактат, который предоставлял первой возможность присоединить к своим владениям султанат
Аче при условии сохранения за английскими коммерсантами торговых привилегий.
Вскоре Нидерланды потребовали от султана признать голландский протекторат над его владениями. Однако
султанское правительство обратилось к Турции, Италии и США с просьбой взять индонезийское государство под свое
покровительство. На это предложение откликнулся лишь американский консул в Сингапуре, который предложил султану
заключить соответствующий договор.
Это событие подтолкнуло голландцев к более решительным действиям, и в 1873 г. их армия вторглась на
территорию Аче. Но несмотря на чах ват в 1 8 7 4 г . столицы этой страны, военные действия продолжались еще более
тридцати лет.
В 1889 г. европейские державы осуществили раздел крупнейшего острова Индонезийского архипелага - Новой
Гвинеи. Западная часть острова (Западный Ириан) была захвачена нидерландской армией и присоединена к Голландской
Индии. На северо-востоке Новой Гвинеи и прилегающих островах высадились немцы, а юго-восточная часть счала
британским владением.
Усиление английских позиций в регионе вызвало обеспокоенность в Париже. Еще в 1858 г. французские и
испанские войска под предлогом защиты прав католических миссионеров в Южном Вьетнаме вторглись на его территорию.
Император Вьетнама Ты Дык принял решение принять предъявленные Парижем условия и фактически согласился с
превращением южной части своих владений в протекторат Франции. К 1862 г. ее войска заняли всю Кохинхину с городом
Сайгон и южную Камбоджу с городом Пномпень. В 1863 г. французский протекторат над своими владениями был
вынужден также признать камбоджийской король.
Через двенадцать лет Франция вынудила вьетнамское правительство подписать договор, в соответствии с которым
ее
коммерсанты
получали
право
свободно
торговать
на
всей
территории
страны.
Это
вызвало
протесты
со
стороны
местных
производителей.
Ситуация
во Вьетнаме еще более осложнилась в 1883 г. после смерти императора Ты Дыка. В стране началась борьба между
претендентами на императорский трон. Этим успешно воспользовалась Франция. Она направила к столице Вьетнама Хюэ
войска
и
принудила
правительство
империи подписать новый договор, который устанавливал над страной французский протекторат. Кроме этого, в Хюэ
направлялся верховный резидент, для защиты которого в столице размещался военный отряд. Французы установили
контроль
над
внешней
торговлей
Вьетнама, получив право единолично определять его таможенную политику.
Все эти события привели к конфликту с Китаем, который традиционно рассматривал Вьетнам как своего вассала. Но,
когда в 1883 г. за помощью к Цинской империи обратилось правительство Ты Дыка, Пекин предпочел не вмешиваться.
Позиция Китая существенно изменилась лишь после заключения франко-вьетнамского договора 1883 г., который закрепил
французскую гегемонию над Индокитаем и лишил Китай возможности оказывать какое-либо влияние на ситуацию во
Вьетнаме.
Опасаясь такого развития событий, Китайская империя ввела войска в северную часть страны. В ответ Франция,
сконцентрировав значительные военно-морские силы в Южно-Китайском море, потребовала от Китая вынести свою армию
с территории Вьетнама и признать ее протекторат над ним, а также уплатить денежную контрибуцию. Пекин отказался
выполнить эти условия, и в августе 1884 г. началась война.
В ходе боевых действий французская армия оккупировала Тайвань и острова Пэнхуледао, а также вторглась на
территорию провинции Юньнань. Китайская империя потеряла почти весь свой флот. В июне 1885 г. китайское
правительство было вынуждено подписать с французами мирный договор в Тяньцзине. Пекин отказался от всех претензий
на Вьетнам, признал протекторат Франции над этим государством, а также предоставил французским коммерсантам право
беспрепятственно торговать в приграничной провинции Юньнань.
Тем не менее в этом же году во вьетнамской столице Хюэ вспыхнуло антифранцузское восстание, во главе которого
встал молодой император Хам Нги, который опирался на патриотически настроенную часть аристократии и не признавал
иностранный протекторат над своими владениями. Потеря контроля над Вьетнамом могла привести к постепенному
вытеснению французов из этого региона. В Париже опасались, что эту ситуацию смогут использовать в своих интересах
англичане, которые в это время успешно продвигались в глубь Индокитайского полуострова.
В ответ на оккупацию англичанами Бирмы и восстание в Хюэ глава правительства Ж. Ферри, который являлся
одним из наиболее последовательных сторонников продолжения колониальной экспансии и опирался на поддержку
торговых компаний, начал проводить более решительную политику во Вьетнаме. Франция объявила императора Хам Нги
низложенным и направила войска для подавления восстания. Вскоре французам удалось нанести повстанцам поражение,
20
арестовать бывшего вьетнамского императора и сослать его в Алжир.
В 1887г. Франция объединила новые владения в Индокитайский союз, в состав которого вошли колония
Кохинкина и находящиеся под французским протекторатом феодальные государства Камбоджа, Луангпрабанг (Северный
Лаос), Тонкий (Бакбо) и Аннам (Чун-гбо). Во главе союза находился назначаемый французским правительством генералгубернатор, которому подчинялись губернатор Кохин-к и н ы и верховные резиденты четырех стран-протекторатов.
Единственным индокитайским государством, сумевшим эффективно использовать англо-французское
соперничество в этом регионе и сохранить политическую независимость, стало королевство Сиам. В 1 8 9 3 г . Париж навязал
ему торговый договор, открывавший страну для французских товаров и капитала. Подписание договора могло стать
первым шагом к колонизации страны по опробованному сценарию, который французы успешно осуществили во Вьетнаме
и Камбодже. Однако усиление Франции на границах Британской Индии явно не устраивало Лондон. Длительные
переговоры между двумя державами завершились подписанием в 1896г. англо-французского соглашения относительно
бассейна реки Менам в центральной части Сиама. Англия и Франция обязались не добиваться в этом районе особых торговоэкономических привилегий и сохранять независимость этой страны.
Пример данного королевства позволяет утверждать, что даже небольшое и не обладающее значительными
ресурсами государство благодаря эффективной внешней политике и личному авторитету короля смогло сохранить не
только политическую самостоятельность, но и обеспечить приток в страну иностранного капитала, что самым
благоприятным образом повлияло на сто дальнейшее развитие.
Завершение колониального раздела южной части Африки. Англо-бурская
война 1899-1902 гг.
В последней четверти XIX в. колониальные империи приступили к окончательному разделу африканской
территории, стремясь получить неограниченный доступ к гигантским сырьевым ресурсам этого континента. Открытие
богатых месторождений алмазов и золота в южной части Африки вызвало в 1870-80-е гг. так называемые «алмазную» и
«золотую лихорадки», которые явились причиной активизации колониальной экспансии. Наибольшим влиянием там
обладала Великобритания, стремившаяся создать федерацию своих колоний и бурских республик, чтобы уничтожить
крупнейшее в регионе зулусское государство. Несмотря на то что бурские республики официально отказались войти в эту
федерацию, английское правительство в 1877 г. заявило об аннексии Трансвааля и совместно с бурами начало
решительную борьбу с зулусами. В данном случае реальная опасность усиления зулусского государства и перехода под его
контроль алмазных и золотых месторождений Южной Африки оказалась для бурских властей решающим аргументом в
пользу создания союза с англичанами.
В конце 1 8 7 8 г . Великобритания предъявила зулусам ультиматум. Англичане потребовали от верховного
правителя Кетчвайо распустить войска, разрешить свободный въезд британских миссионеров и согласиться с постоянным
присутствием в столице зулусского государства английского резидента. Кетчвайо заявил о согласии вести с англичанами
переговоры на основе этих условий. Но это предложение не устроило британское правительство, которое не считало
необходимым вести какие-либо переговоры с «туземным» государством. Английская армия начала боевые действия против
зулусов. Летом 1 879 г. войска Кетчвайо потерпели поражение, а сам правитель был арестован и отправлен в
Великобританию. Единое государство зулусов перестало существовать, и в 1887 г. англичане включили его территорию в
состав своей колонии Наталь.
После разгрома Зулуленда вновь обострились взаимоотношения между Великобританией и бурской республикой
Трансвааль, которая по-прежнему отказывалась признавать британский протекторат. В результате вооруженной борьбы
буров за независимость английское правительство вынуждено было признать в 1881 г. полную самостоятельность
Трансвааля во внутренних вопросах. Официально это бурское государство стало именоваться Южно-Африканской
Республикой.
Между тем в начале 80-х гг. у англичан в этом регионе Африки появился опасный конкурент. В 1883 г.
бременский коммерсант Лю-дериц приобрел у местных вождей полосу Атлантического побережья к северу от устья реки
Оранжевой, которая была объявлена германской колонией, получившей название Юго-Западная Африка. Немцы
продолжали продвигаться в глубь континента, заключая новые соглашения с африканскими вождями, которые за
минимальную плату передавали под протекторат Германии свои владения.
Опасаясь возникновения общей границы между Юго-Западной Африкой и бурскими республиками, британское
правительство приняло решение оккупировать все земли севернее реки Оранжевой, которые не были заняты к этому
времени немцами. Часть захваченной территории была присоединена к Капской колонии, оставшаяся - объявлена
английским протекторатом Бечуаналенд. Помимо этого, в 1888 г. англичане заключили союзный договор с верховным
правителем племени матабслс Лобенгулой, который контролировал стратегически важную территорию в междуречье
Замбези и Лимпопо. Этот а ф р и к а н с к и й правитель пообещал не продавать и не уступать земли своей страны другой
державе без предварительного согласия на э т о британского верховного резидента в Южной Африке.
В этом же году английский коммерсант С. Роде добился от Ло-бснгулы .концессии на разработку минеральных
ресурсов в районе проживания матабеле. С этой целью была образована Британская Южно-Африканская компания,
руководство которой сумело получить от королевы Виктории разрешение создать свои собственные административный
аппарат и вооруженные отряды. Глава новой компании С. Роде приобрел фактически неограниченную власть на
территории концессии и в 1893 г. начал войну против Лобенгулы. На помощь отрядам компании были также направлены
регулярные британские части из Бечуаналенда. В сражениях с африканцами англичане впервые в истории применили новый
вид оружия - пулеметы «максим». Войска Лобенгулы вскоре были разбиты, а его страна оккупирована и названа Родезией в
честь С. Родса. В результате дальнейшей экспансии были образованы новые английские колонии к северу от реки Замбези
-Ньясаленд и Северная Родезия.
Продолжение захватов привело к обострению отношений с бурскими республиками, территории которых к концу
90-х гг. были полностью окружены британскими владениями. В конце декабря 1895 г. -начале января 1896 г. вооруженный
отряд англичан во главе с управляющим Южно-Африканской компании Джемсоном вторгся на территорию Трансвааля,
однако был разбит бурскими войсками. Этот «набег» мог привести к войне между Великобританией и Германией,
император которой Вильгельм II намеревался даже объявить о своем протекторате над Трансваалем, где у немецких
компаний существовали экономические интересы. 3 января 1896 г. кайзер послал бурскому президенту П. Крюгеру
21
поздравительную телеграмму в связи с тем, что бурам удалось дать отпор «вооруженным бандам». В последующие годы
между Великобританией и бурскими республиками возник новый конфликт по поводу статуса иностранных переселенцев
(уит-лсндеров) на территории Трансвааля и Оранжевого государства, которым правительства этих стран отказывались
предоставлять политические права в полном объеме. Большинство из уитлендеров являлись англичанами, и Лондон в
любой момент мог использовать ущемление их прав как повод к войне.
В октябре 1899 г. оба бур с к и х государства, рассчитывая на поддержку Германии и стремясь опередить военные
приготовления англ и ч а н , объявили Великобритании войну. После того, как британская армия заняла столицы обеих
республик - Преторию и Блумфонтейн, на территории обеих стран развернулась партизанская война. Впервые в мировой
истории британские офицеры апробировали практику создания концлагерей как инструмент для борьбы с повстанцами.
Тем не менее лишь к весне 1902 г. англичанам удалось подавить сопротивление. Буры так и не дождались реальной помощи
со стороны Германии, которая предпочла пойти на сближение с Лондоном. Договор между Великобританией и бурскими
республиками был подписан 31 мая 1902г. Буры потеряли свою государственность и были вынуждены признать себя
подданными английского короля, однако их республикам было предоставлено внутреннее самоуправление.
Между тем еще в конце августа 1898 г. англичане заключили с немцами секретное соглашение о разделе между
собой португальских колоний. Однако, получив от германского правительства обещание прекратить поддержку буров,
Лондон не только не спешил выполнять условия этого соглашения, но и в октябре 1899г. подтвердил свои прежние
обязательства перед Лиссабоном.
Санкт-Петербург также планировал использовать затянувшийся англо-бурский конфликт в своих интересах, но
предложение России о совместном выступлении европейских держав против Великобритании в феврале 1901 г. не вызвало
однозначного одобрения ни в Берлине, ни в Париже. В 1910г. Трансвааль и Оранжевое Свободное государство были
объединены с английскими Капской колонией и Ната-лем в единый доминион Британской империи - Южно-Африканский
Союз (ЮАС).
Экспансия колониальных империй в Тропической и Экваториальной
Африке. Фашодский инцидент. Раздел бассейна реки Конго.
В последней четверти XIX в. был завершен колониальный раздел побережья Гвинейского залива. В 1896 г.
Великобритании удалось уничтожить сильное государство Ашанти и присоединить его территорию к своей колонии
Золотой Берег. К этому времени англичане также установили свой контроль над южной частью бассейна реки Нигер. В
1914 г. псе британские владения в этом регионе были объединены и получили название «Колония и протекторат Нигерия»,
управление которыми осуществлял генерал-губернатор.
В Западной Африке продолжилась колониальная экспансия Франции. К середине 90-х гг. X I X в. она завершила
завоевание бассейна Верхнего Нигера и Дагомеи. Большая часть владений была объединена в единую административнотерриториальную единицу -Французскую Западную Африку, в состав которой вошли восемь колоний: Сенегал, Мавритания,
Нигер, Гвинея, Берег Слоновой Кости, Дагомея, Французский Судан (Мали), Верхняя Вольта и территория Дакар. Четыре
остальных колонии: Габон, Среднее Конго, Убанги-Шари и Чад вошли в состав Французской Экваториальной Африки.
Захватив эти территории в Центральной Африке, французы намерепа-лись продвигаться далее на Восток и в конечном итоге
выйти к побережью Аденского залива Индийского океана, где в Джибути находилась их военная база. Это позволило бы
Франции создать сплошную цепь своих колоний от Сенегала до Сомали.
В середине сентября 1898 г. французский отряд во главе с капитаном Маршаном, двигаясь из бассейна реки Убанги к
устьям Нила, встретился в суданском местечке Фашода с английскими войсками генерала Р. Китченера, подавлявшего
восстание Махди в Судане, Англичане отказались признать французский суверенитет над Фашо-дой, несмотря на то, что отряд
Маршана находился там с начала июля 1898 г. Опасаясь возможной войны с Великобританией, правительство Франции отдало в
ноябре 1898 г. своим войскам приказ покинуть этот район и тем самым фактически отказалось от претензий на контроль за
бассейном Верхнего Нила. Соответствующее соглашение было подписано в конце марта 1899 г. Фашодский инцидент
продемонстрировал, что наиболее сильной колониальной державой по-прежнему являлась Великобритания, не допускавшая
усиления других европейских государств в стратегически важных для нее регионах.
Во многом по этой причине еще меньших успехов добилась Германия. Приступив к экспансии позже других держав,
немцы столкнулись с ожесточенным сопротивлением своих основных конкурентов - Англии и Франции во всех регионах
Африки. В 1884-1885 гг. Германии удалось захватить только Того и Камерун.
В 1870-е гг. британский протекторат был установлен над владениями султана Занзибара, что позволило англичанам
продвигаться в глубь африканской территории в направлении района Великих озер. По этой причине основная борьба между
ними и немцами развернулась за контроль над Бугандой, правителю которой принадлежали истоки Нила. В 1886 г. было
подписано первое соглашение между Великобританией и Германией о разграничении сфер влияния в Восточной Африке.
Однако лишь через четыре года Берлин признал право англичан на-Ьуганду с примыкающими областями и Кению
в обмен на уступку британцами острова Гельголанд в Северном море и признание Танганьики немецкой колонией. В
1894г. бугапдийский правитель был вынужден согласиться с установлением английского протектората над своими
владениями, которые вместе с прилегающими территориями вошли в состав новой британской колонии - Уганды. Область
к югу от Уганды была передана немцам, которые объединили Танганьику и Руанду-Бурунди в единую административную
единицу - Германскую Восточную Африку.
Усиление борьбы за раздел Африки вынуждало более слабые державы искать другие способы превращения
неосвоенных земель в свои колонии. Так, в 1876 г. бельгийский король Леопольд II организовал в Брюсселе специальную
международную географическую конференцию, посвященную изучению Африканского континента. На ней были созданы
Международная ассоциация для исследования и цивилизации Центральной Африки, а также ее филиал - Международная
ассоциация Конго. От имени этого филиала Леопольд II, который лично возглавил обе ассоциации, направил в 1879 г,
известного американского путешественника Г. Стэнли для исследования бассейна реки Конго. Представитель короля сумел
подписать более четырехсот соглашений с местными племенными вождями об уступке и передаче под контроль ассоциации
конголезских земель.
В 1883 г. Г. Стэнли собрал в Леопольдвиле правителей Нижнего Конго, которые подписали совместный договор об
установлении протектората Международной ассоциации Конго над территорией своих владений. С целью закрепить за Бельгией
новые владения Леопольд II предложил провести в 1884г. международную конференцию по вопросам Центральной Африки в
22
Берлине. На этой конференции король сумел успешно воспользоваться противоречиями между великими державами, каждая из
которых стремилась не допустить усиления своих конкурентов в центральной части Африки, и добился фактической передачи
Конго под свой контроль. В результате в 1885 г. было принято решение о создании нового, формально независимого «Свободного государства Конго», главой которого стал Леопольд П. За год до его смерти в 1908 г. эта территория была официально
объявлена бельгийской колонией.
Главным объектом п р и т я з а н и й еще одной европейской державы - Италии стала территория Африканского Рога,
большая часть которой находилась под контролем Эфиопской империи. Во второй половине XIX в. это государство
переживало упадок, что позволило итальянцам в начале 80-х гг. приступить к завоеванию эритрейского побережья
Красного моря, которое номинально считалось владением турецкого султана, но фактически входило в сферу влияния
Эфиопии.
Тем не менее поддерживаемый Великобританией эфиопский император Иоанн IV предпочел не обострять
отношений с Италией. Он принял участие в войне с главным противником англичан в регионе - махдистским Суданом,
рассчитывая в дальнейшем заручиться поддержкой Лондона в борьбе с итальянской экспансией. Однако в 1889 г. в одном
из боев с махдистами Иоанн IV был убит, а новый эфиопский император Менелик II решил переориентироваться на Италию.
В мае этого же года он подписал с итальянцами Уччиальский договор, в соответствии с которым в обмен на денежную
компенсацию и крупную партию оружия итальянцам передавалась часть Северной Эфиопии. Одна из статей договора
предусматривала, что эфиопский император «будет иметь право» пользоваться услугами правительства Италии в
сношениях с другими государствами. В итальянском варианте текста этого договора данная формулировка звучала
совершенно иначе: император «соглашается» прибегнуть к помощи Италии в своей внешней политике.
Это разночтение в последствии было использовано итальянским правительством, которое в 1890 г. заявило, что,
«согласившись» передать Риму внешнеполитические функции своего государства, Менелик II признал его протекторат над
Эфиопией. Опасаясь открытой агрессии, император официально обвинил итальянцев в подлоге, опубликовав текст
договора на амхарском языке, а в феврале 1893 г. объявил об его расторжении. В ответ Италия в 1894 г начала боевые действ и я против эфиопской армии, а в марте 1895 г. предприняла попытку захватить всю территорию страны. Однако в марте
1896 г. Менелику II удалось нанести сокрушительное поражение итальянской армии в битве при Адуа, в результате
которого Италия была вынуждена подписать с Эфиопией мирный договор, признав ее полную независимость.
В ходе войны Менелик II предпринял попытку заручиться поддержкой других европейских государств, и в
частности России, куда была направлена специальная миссия. Российское правительство отказалось признать
итальянский протекторат над Эфиопией, однако предпочло воздержаться от вмешательства в этот конфликт. На финансовые средства, собранные русской общественностью, на помощь эфиопской армии был отправлен санитарный отряд.
Поражение Италии в войне с Эфиопией позволило последней сохранить политическую независимость, но
прилегающие к ней территории стали колониями европейских государств. Еще в 1890г. итальянские владения на
побережье Красного моря были объединены в единую колонию- Эритрею. Сомалийское побережье Индийского океана
оказалось разделено между тремя государствами: Англией, Францией и Италией. В 1906 г. они подписали соглашение о
распределении сфер влияния в Эфиопии. Второе независимое государство в Африке - Республика Либерия фактически
являлась американским протекторатом. Вся остальная территория Африканского континента была захвачена европейскими
колониальными империями.
Обострение борьбы великих держав за сферы влияния в Китае и Корее в
последней трети XIX в.
Начавшаяся в конце 60-х гг. модернизация социально-экономической и политической систем Японии стала
причиной ее отказа от самоизоляции и обусловила постепенное превращение этой страны в колониальную империю.
Успешное экономическое развитие обусловило необходимость расширения рынков сбыта и поиска новых источников
сырья. Главным союзником японцев в ходе экспансии выступили США, которые поддержали их агрессивную политику.
Американцы стремились обеспечить проникновение своего капитала в Дальневосточный регион и ослабить там
экономическое и военно-политическое влияние Великобритании и России. Необходимость сотрудничества с японцами
стала для руководства США еще более очевидной после провала в 1871 г. его попытки навязать Корее неравноправный
торговый договор.
В 1874 г. японская армия высадилась на Тайване, однако сопротивление местного населения и перспектива
затяжной войны с Цин-ской империей вынудили Токио отступить. Но в качестве компенсац и и уже в 1879 г. японцам
удалось аннексировать китайские острова Ркжю.
В середине 70-х гг. XIX в. Япония попыталась присоединить к сво е й территории остров Сахалин, однако
встретила сопротивление России. В результате напряженных переговоров в 1875 г. было подписано соглашение, согласно
которому к Японской империи отходили все Курильские острова в обмен на признание российского суверенитета над
Сахалином. Вместе с тем Санкт-Петербург отказался взять на себя обязательство соблюдать нейтралитет в случае японокорейской войны и предоставить японской армии право прохода через русскую территорию.
Тем не менее, несмотря на негативную позицию России, Япония продолжила готовиться к агрессии против Кореи.
В конце февраля 1876г. императорское правительство вынудило корейцев подписать неравноправный торговый
договор, который закрепил за японскими коммерсантами в этой стране экстерриториальный статус. В соответствии с
подписанными в августе 1 8 7 6 г. дополнительными статьями подданные императора, которые занимались там торговлей,
освобождались от уплаты таможенных пошлин, а йена стала в Корее второй национальной валютой. В 1885 г. Япония
вынудила Китай подписать договор, который обязывал обе эти страны вывести свои войска с территории Кореи, где они
принимали участие в разгроме восстания, и в последующем не вводить их туда без предварительного уведомления друг
друга.
К началу 90-х гг. японцы обладали современной армией и модернизированным флотом, что позволило им
пересмотреть свои отношения с европейскими державами. По этой причине 16 июля 1894 г. Великобритания посчитала
необходимым подписать с Японией новый договор, в соответствии с которым отменялись все прежние англояпонские
соглашения, носившие неравноправный характер.
Заручившись негласной поддержкой США и Англии, Япония начала военные действия против Китая, поводом к
которым послужило вступление его войск на территорию Кореи в начале июня 1894 г. по просьбе правительства этой
23
страны для подавления нового крестьянского восстания. В ответ в Корею были направлены японские части, а правительство
Японии обвинило китайцев в нарушении условий договора 1885 г. и потребовало от Пекина вывести свою армию с корейской
территории. После отказа Цинской империи 25 июля 1894г. японцы начали боевые действия против китайской армии,
которая через несколько месяцев потерпела полное поражение. Корея была оккупирована, японцы стали продвигаться в
глубь территории Китая.
Цинекая империя запросила мира. В марте 1895 г. в городе Си-моносски начались переговоры, в результате
которых 17 апреля был подписан мирный договор. Китай отказывался от всех претензий на Корею и передавал японцам
полуостров Ляодуи, остров Тайвань и архипелаг Пэнхулсдао. Помимо этого, цинское правительство должно было
выплатить Японской и м п е р и и контрибуцию, открыть для ее торговли четыре порта в бассейне реки Янзцы и Великого канала
с постоянным пребыванием там консульских представителей Токио, предоставить японским судам право свободного
плавания во внутренних водах Китая и разрешить японцам размещать в этой стране свои промышленные предприятия.
Пекин был вынужден также заключить с Токио неравноправный торговый договор, в соответствии с которым японцы
получили все те привилегии на территории Цинской империи, которыми к этому времени обладали европейцы.
Согласие китайцев выполнить все эти условия позволяло Японии со временем установить экономическую и
военно-политическую гегемонию на Дальнем Востоке. С этим не могло смириться российское правительство, которое
рассчитывало взять под свой контроль северо-восточную часть Китая и Корею. Помимо этого, японская экспансия
создавала реальную угрозу для русских армии и флота, сосредоточенных в районе Владивостока, поскольку строительство
Транссибирской железнодорожной магистрали к этому времени еще не было завершено. Это позволяло японцам в любой
момент отрезать Дальний Восток от европейской части Российской империи. По этой причине Санкт-Петербург
потребовал от японцев пересмотреть условия мирного договора с Цинской империей. Позицию Россию поддержала ее
главный союзник - Франция, а также Германия, которая была непосредственно заинтересована в ухудшении русскояпонских отношений. Эти три державы одновременно направили 23 апреля 1895 г. соответствующие ноты японскому
правительству, потребовав от Токио отказаться от аннексии Ляодунского полуострова.
В результате Япония, которая не могла рассчитывать в данной ситуации на военную помощь со стороны англичан
или американцев, была вынуждена согласиться с этим требованием. Однако в качестве компенсации за потерю
Ляодунского полуострова она добилась у Пекина увеличения размера контрибуции более чем на одну треть.
События, связанные с пересмотром условий Симоносекского мирного договора, обусловили стремление японского
правительства к еще более тесному сотрудничеству с Великобританией. В 1899 г. англичане предоставили японцам
большой заем на военные цели, а весной 1901 г. две державы начали переговоры о создании военно-политического союза.
Соответствующий договор был подписан 30 января 1902 г. Лондон и Токио признавали наличие взаимных
интересов в Цинской империи. При этом в договоре подчеркивалось, что, помимо Китая, японское государство
заинтересовано в сохранении своего доминирования в Корее. В случае возникновения беспорядков или угрозы интересам
любой из союзных держав обе империи закрепили за собой право осуществить военную интервенцию в регионе.
Подчеркивалось, что, если в результате военных действий в Китае или Корее Великобритания или Япония окажется в
состоянии войны с третьей державой, союзник обязывался соблюдать нейтралитет, а в случае войны против одной из
них двух и более держав предусматривалось вступление в войну обеих стран. Тем самым предусматривались совместные
действия этих двух империй против других держав, которые могли претендовать на расширение своей сферы влияния на
Дальнем Востоке. Наибольшую опасность этот договор представлял для Российской империи, правительство которой
смогло очень скоро убедиться в эффективности англо-японского союза.
Тем не менее Санкт-Петербург предпринимал активные меры для укрепления своих позиций в Китае. Россия и
Франция предоставили Цинской империи заем, необходимый для выплаты части контрибуции. В мае 1896 г.
представитель китайского правительства Ли Хунчжан, который прибыл в Москву для участия в торжествах по случаю
коронации Николая II, подписал русско-китайский договор об оборонительном союзе против Японии и постройке КитайскоВосточной железной дороги (КВЖД), которая должна была обеспечить подвоз русских войск через Маньчжурию во
Владивосток. Концессию на строительство этой дороги получил организованный в конце 1895г. министром финансов
России С. Витте Русско-Китайский банк. При этом на полосу отчуждения дороги (техническую зону) и органы
управления КВЖД в Харбине был распространен экстерриториальный статус. Для охраны магистрали создавалась русская
полиция.
В результате подписания Московского договора Россия заметно усилила свои позиции в Китае, что явилось одной
из причин нового обострения борьбы великих держав за влияние в этой стране. Использовав в качестве повода убийство
двух немецких миссионеров в Шаньдуне, в ноябре 1897 г. Германия направила в Китай военную эскадру и высадила войска
в заливе Цзяочжоу. В марте 1898 г. она вынудила Цинскую империю подписать договор о передаче на 99 лет в аренду
области Цзяочжоу с военным портом Циндао. Помимо этого, немцы получили право строить в провинции Шаньдун
железные дороги и разрабатывать горные ресурсы. В ответ Россия, которая обладала преимущественным правом якорной
стоянки в порту Циндао, выразила Берлину протест. Немцы, в свою очередь, предложили Санкт-Петербургу
компенсировать потерю этой бухты приобретением расположенного на Ляодунском полуострове 11орт-Артура.
I (есмотря на то, что захват части этого полуострова мог стать причиной очередного обострения русско-японских
отношений, российское правительство подписало в марте 1898 г. договор с Китаем об его аренде сроком на 25 лет. Помимо
этого, Санкт-Петербург оговорил право России осуществить строительство железнодорожной ветки от Порт-Артура до
Харбина.
Германские и российские приобретения в Китае привели к аналогичным решениям других колониальных империй.
В апреле 1898 г. Франция арендовала на 99 лет военный порт Гуаньчжоувань (Кань-цзян), а в мае 1898 г. англичане
получили порт Вэйхайвэй па Шань-дунском полуострове. Великобритания также сумела присоединить к своей колонии
Гонконг так называемую Новую территорию на полуострове Цзюлун и примыкающих островах, оформив это присоединение как аренду данных земель сроком на 99 лет. В результате весь Китай оказался разделен на сферы влияния. Десять
наиболее богатых провинций, которые находились в бассейне реки Янцзы, вошли в британскую сферу влияния, южнокитайские провинции Юньнань, Гуандун и Гуанси - во французскую и частично английскую, Шаньдун - в немецкую, а
Фуцзянь - в японскую. Российская империя контролировала огромную территорию, расположенную севернее Великой Китайской стены.
24
Правительство США, не рассчитывая получить сферу влияния, предложило в 1899г. всем государствам
придерживаться в Китае «доктрины открытых дверей и равных возможностей». Тем самым американцы определили в
качестве объекта своих торгово-экономических притязаний всю его территорию. При этом в отличие от других великих
держав США предпочли опираться на экономических мощь своих компаний, которые планировали вытеснить европейских
конкурентов.
Постепенное превращение Китая в зависимое государство явилось причиной массового народного восстания,
охватившего к концу 1899г. значительную часть страны. Вожди повстанцев призывали к изгнанию всех иностранцев из
страны и преследованию китайцев-христиан. По этой причине в декабре 1899 г. на совещании посланников иностранных
государств в Пекине было принято совместное обращение к китайскому правительству, в котором содержалось требование
пресечь массовые беспорядки. В марте 1900 г. великие державы ужесточили свою позицию, призвав руководство страны
принять более решительные меры против повстанцев, угрожая в противном случае военным вторжением. Для
подтверждения этой угрозы в апреле пого же года к берегам Китая прибыли военные эскадры Англии, США и других
западных держав. Однако правительство Цинской империи было уже не в состоянии самостоятельно подавить восстание.
В июне 1900 г. отряды ихэтуаней вступили в Пекин. В ответ армии восьми государств: Великобритании, США,
Франции, Германии, Японии, Италии, Австро-Венгрии, США и России вторглись на территорию Китая и под
командованием германского фельдмаршала Валь-дерзее повели наступление на столицу. После подписания императрицей
Цыси 21 июня указа об объявлении державам-интервентам войны отряды повстанцев осадили дипломатический квартал,
который находился под охраной нескольких сотен иностранных солдат, и убили двух европейских дипломатов.
Объединенной армии интервентов удалось захватить Пекин и освободить дипломатических представителей лишь 15 августа
1900 г.
После окончательного подавления восстания великие державы вынудили правительство Цыси подписать 7
сентября 1901 г. «Заключительный протокол», согласно которому Китай в течение 39 лет должен был уплатить им
контрибуцию в размере 450 млн серебряных монет (лян). С учетом процентов реальная сумма выплат должна была
составить 1 млрд лян. Иностранные державы получили право держать в Китае свои войска и флот. В Пекине создавался
специальный дипломатический квартал, где каждое посольство могло иметь свою вооруженную охрану. Помимо этого,
императорское правительство обязывалось применять смертную казнь в отношении своих подданных, обвиненных в
выступлениях против иностранцев.
Между тем еще в ноябре 1900 г. Россия подписала сепаратное соглашение с генерал-губернатором Мукденской
провинции Цзеном об установлении над этой территорией русского протектората. Санкт-Петербург рассчитывал
распространить действие этого соглашение на все три северо-восточные провинции Китая, намереваясь достигнуть
соответствующей договоренности с центральным правительством. Однако Пекин отказался подписать такой договор.
Помимо этого, в феврале 1901 г. США, Великобритания и Япония заявили протест против превращения Маньчжурии в
русский протекторат. В марте японское правительство еще раз потребовало от России отказаться от претензий на
Маньчжурию и вывести оттуда армию.
В Санкт-Петербург в июне 1901 г. был направлен бывший премьер-министр Японии X. Ито, который должен
был убедить российское правительство в необходимости отказа от протектората над тремя северо-восточными
провинциями Китая, Русские дипломаты предложили японскому представителю разделить сферы влияния: под контроль
Японии переходит Корея, а России - Маньчжурия. Однако Токио не согласился с этим предложением, предполагая в
будущем настроить против Санкт-Петербурга другие великие державы и в конечном итоге нанести поражение
Российской империи.
Опасаясь подобного развития событий, российское правительство заключило в апреле 1902 г. соглашение с китайским
правительством, в соответствии с которым обязывалось вывести свою армию из трех северо-восточных провинций в течение 18
месяцев. Русским дипломатам, однако, удалось добиться принятия оговорки, в соответствии с которой вывод войск мог быть
приостановлен в случае внутренних беспорядков в Маньчжурии или вторжения иностранных держав. Это позволило российскому
правительству постоянно затягивать сроки эвакуации армии и провоцировать японское правительство на ответные действия.
Негативное влияние на дальневосточную политику России оказывала в эти годы придворная группировка во главе с А.
Безобразовым, у представителей которой были личные коммерческие интересы как в северо-восточной части Китая, так и в
Корее.
Еще одной сферой столкновения интересов России и Японии в конце 90-х гг. XIX в. стала территория Кореи.
Российские капиталисты получили от ее правительства концессии на разработку железных руд, проведение телеграфных линий и
вырубку леса. Опасаясь ослабления своего экономического влияния, Санкт-Петербург проявлял заинтересованность в сохранении
независимости этой страны, опираясь на прорусски настроенного короля Кочжона. По этой причине японцы в 1896 г. были
вынуждены подписать два соглашения с Россией, в которых Корея признавалось сферой влияния сразу двух держав. Вместе с тем
в 1898г. Японии удалось, заручившись поддержкой США и Англии, добиться от российского правительства подписания
нового соглашения, в котором Санкт-Петербург формально признавал японское экономическое преобладание в Корее в обмен на
согласие японцев на аренду Россией Ляодунского полуострова. Однако, несмотря на заключение этого соглашения, русскояпонское соперничество в Корее продолжилось.
Русско-японская война 1904-1905 гг. Портсмутский мирный договор.
Используя в качестве предлога нежелание Санкт-Петербурга вывести свои войска из Маньчжурии, Япония
выдвинула России ультимативное требование признать наличие особых японских интересов не только в Корее, но и в северовосточной части Китая. Русское правительство справедливо полагало, что страна не подготовлена к войне на Дальнем Востоке
и поэтому 3 февраля 1904 г. направило Токио ноту о готовности пойти на уступки. Однако японское руководство уже
приняло решение о нападении на Российскую империю и, задержав ноту на тслефафе в Нагасаки до 7 февраля, поручило
японскому посланнику в Санкт-Петербурге заявить 5 февраля о разрыве дипломатических отношений. В ночь с 8 на 9
февраля японские армия и флот без формального объявления войны начали боевые действия против России. Русская
эскадра была внезапно атакована японцами в бухте Порт-Артура.
Для России эта военная кампания оказалась крайне неудачной. Армия несла огромные потери в Маньчжурии.
После разгрома российского флота в мае 1905 г. в Цусимском проливе войну можно было считать проигранной. Япония
также истощила свои ресурсы. По ее просьбе президент США Т. Рузвельт обратился к руководству обеих воюющих
25
держав с предложением вступить в мирные переговоры. При этом он взял на себя обязательство выступить в качестве
посредника.
Русские и японские представители встретились 9 августа 1905 г. в Портсмуте на территории США. Япония сразу же
выдвинула России условие о передаче ей Сахалина и всех военных кораблей, нашедших убежище в портах нейтральных
стран. Она также потребовала ограничить русские вооруженные силы на Дальнем Востоке, выплатить контрибуцию и
признать Корею и Южную Маньчжурию сферой японских интересов. Российская делегация во главе с премьерминистром С. Витте получила указание от Николая II не идти на уступки японской стороне и отклонила эти
первоначальные требования. Заинтересованное в скорейшем подписании мирного договора правительство Японии
направило своей делегации телеграмму с указанием заключить мир даже в случае отказа России уплатить контрибуцию и
уступить Сахалин. Однако, не успев узнать об изменении японской позиции, Витте, по совету Т. Рузвельта, согласился
передать японцам южную часть этого острова. 5 сентября 1905 г. в Портсмуте был подписан мирный договор, согласно
которому Санкт-Петербург признавал Корею японской сферой влияния, передавал японцам арендные территории России на
Ляодунском полуострове с городами Порт-Артур и Дальний, южную ветку КВЖД и Южный Сахалин. Помимо этого,
Японии предоставлялось право вести лов рыбы в русских территориальных водах на Дальнем Востоке. Контрибуция не
выплачивалась.
Между тем японское общественное мнение посчитало условия Портсмутского мирного договора унизительными
для страны. В день подписания этого договора в Токио произошли массовые беспорядки, усилились шовинистические
настроения. Это позволило крайним националистам приступить в последующие годы к непосредственной аннексии Кореи.
Внешняя политика США в конце XIX в. Испано-американская война 1898 г.
Достигнув существенных успехов в экономическом развитии и освоении присоединенных в середине XIX в. западных
земель, а также полностью восстановив инфраструктуру южных штатов после Гражданской войны, США стали проводить
более активную внешнюю политику в Латинской Америке - традиционной сфере своих интересов. Главным противником
здесь в Вашингтоне считали Великобританию, которая обладала доминирующим влиянием во многих латиноамериканских
государствах. Чтобы частично ослабить британские позиции в американской столице в 1889г. по инициативе США была
созвана Первая Панамериканская конференция, на которой они предложили латиноамериканским странам расширить
экономическое сотрудничество только государств западного полушария посредством образования таможенного и валютного союзов, а также путем создания Межамериканского банка. Но, несмотря на все усилия Вашингтона, участники
конференции согласились лишь с необходимостью учреждения Международного союза американских республик и
организации специального Бюро по вопросам торговли. Немаловажную роль при принятии окончательного решения по
этому вопросу сыграла Великобритания, опасавшаяся усиления позиций США в регионе.
В этих условиях США были вынуждены искать союзников среди других великих держав, совместно с которыми они
смогли бы противостоять Англии. В качестве таковых выступили японцы, заинтересованные в американской поддержке
своей экспансии в Восточной Азии. Даже после заключения англо-японского союзного договора в 1902 г. правительство
США продолжало, хотя уже и не так активно, поддерживать эту страну, в частности в ходе русско-японской войны 19041905 гг. Токио, в свою очередь, помог Вашингтону навязать неравноправный договор Корее в 1882 г., добившись
концессий на освоение золотых приисков и постройку железнодорожной ветки между Сеулом и Чемульпо.
Не менее выгодными оказались для североамериканского государства союзные отношения с Россией, которые еще
более укрепились после продажи США Аляски в 1867 г. Эти державы осознавали, что их главным конкурентом являются
англичане, и поэтому стремились совместными усилиями сдерживать их экспансию в Азиатско-Тихоокеанском регионе, В
1877 г, накануне русско-турецкой войны в американских портах несколько месяцев находилась русская военная эскадра.
Более того, весной 1878 г. перед началом Берлинского конгресса правительство США отказалось выполнить требование
Великобритании, которая в это время находилась на грани войны с Россией, о прекращении постройки на американских
верфях новых военных кораблей для русского флота.
Благожелательная позиция Санкт-Петербурга позволила Вашингтону в последующие годы расширить свою сферу
влияния в Тихом океане. Американцы сумели захватить часть архипелага Самоа, который в 1889 г. был превращен в
совместное владение (кондоминиум) США, Великобритании и Германии. Спустя десять лет англичане уступили немцам
свою часть в обмен на их признание британского суверенитета над частью Соломоновых островов и архипелагом Тонга. В
результате Самоа был разделен между США и Германией: западная группа островов перешла к немцам, восточная с
гаванью Паго-Паго - к американцам.
Помимо этого, в 1875 г. США заключили неравноправный договор с правительством Гавайских островов, подчинив
этот тихоокеанский архипелаг своим экономическим интересам, В 1887 г. американцы добились его разрешения на
строительство военно-морской базы в Перл-Харборе, а в 1893 г. при их поддержке в этой стране произошла
антимонархическая революция, в результате которой к власти пришло проамериканское правительство, в результате
деятельности которого летом 1898 г. Гавайские острова были присоединены к США.
Американская внешняя политика приобрела еще более экспансионистский характер после победы на
президентских выборах в 1896г. представителя республиканской партии У. Мак-Кинли, который в ходе предвыборной
кампании требовал построить трансокеанс к и й канал через Панамский перешеек и вмешаться в ситуацию на Кубе. В 1895
г. на этом острове, который принадлежал Испании, началось антиколониальное восстание, руководители которого рассчитывали на поддержку США. Вашингтон не мог не использовать эту возможность для усиления своих позиций в
Центральной Америке и Вест-Индии. В качестве повода к войне послужил взрыв на американском крейсере «Мэйн»,
произошедший в порту Гаваны 15 февраля 1898 г. Правительство СИЛА обвинило испанские власти в организации этого
террористического акта.
В сложившейся ситуации президент У. Мак-Кинли предложил конгрессу объявить Испании войну «во имя защиты
подвергшихся опасности американских интересов». Конгресс одобрил эту инициативу главы государства, и 1 мая 1898 г.
военная эскадра США уничтожила в бухте Манилы испанский флот. С целью привлечь филиппинцев на свою сторону
американское правительство пообещало предоставить независимость этой испанской колонии. Аналогичное обещание
получили из Вашингтона и кубинцы.
К лету 1898 г. американцам удалось захватить Кубу и стратегически важный остров Гуам в Тихом океане. В начале
августа проигравшая войну Испания была вынуждена пойти на заключение перемирия. Его условия легли в основу
26
испано-американского мирного договора, который был заключен 10 декабря 1898 г. в Париже. Испанское государство
отказывалось от всех претензий на Кубу, Филиппины, Гуам, Пуэрто-Рико и целый ряд других островов. При этом Кубе
предоставлялась независимость, хотя на этом острове продолжал оставаться американский военный контингент. В состав
территории США включались Пуэрто-Рико и другие, более мелкие, острова в Вест-Индии, а также тихоокеанские острова
Гуам, Уэйк, Мидуэй, Уилкес и некоторые другие. Помимо этого, американское правительство за 20 млн долл. приобрело
Филиппины, которые, несмотря на прежние обещания США, так и не получили независимость.
Расширив сферу влияния в карибском и тихоокеанском регионах, в начале 1910-х гг. американцы активизировали
свою политику на Дальнем Востоке. Нежелание правительств других великих держав принять в полном объеме условия
предложенной американским государственным секретарем Дж. Хесм в 1899 г. доктрины «открытых дверей и равных
возможностей» вынудило Вашингтон прибегнуть в последующие годы к традиционным методам экономической
экспансии в Китае. Так, в начале XX в. США осуществили попытку превратить китайскую провинцию Ч/кили в свою сферу
влияния, арендовать порт Циньвандао и с помощью японцев обосноваться в бухте Саньша-ваиь в провинции Фуцзянь.
Более значительных успехов правительству США удалось добиться в Латинской Америке. Последовательный
сторонник усиления экспансии США, республиканец Т. Рузвельт, который в 1901 г. занял пост президента после убийства
У. Мак-Кинли, заявил тремя годами позже о том, что осуществление доктрины Монро в западном полушарии заставляет
североамериканское государство взять на себя «обязательства международной полицейской силы». Новую внешнеполитическую стратегию США в Латинской Америке Рузвельт определил как политику «большой дубинки» в отношении стран
этого региона, которая при необходимости могла быть дополнена не менее эффективной «дипломатией доллара».
Особенно ярко эта стратегия была реализована в отношении Кубы и Колумбии. Вашингтон вынудил кубинский
парламент принять восемь условий, которые получили название «поправка Платта», по имени предложившего их
американского сенатора. Американцы закрепили за собой право осуществлять интервенцию на кубинскую территорию, а
также создавать здесь свои военно-морские базы. Правительство Кубы не могло заключать договоры с другими странами о
сооружении военных укреплений, а также получать иностранные займы. В последующие годы усилилась экономическая
зависимость Кубы от своего северного соседа.
Установление фактического протектората США над Кубой обусловило стремление этой державы увеличить свое торговое
и военно-политическое присутствие в других странах региона. Этому способствовало банкротство французской компании, которая
в 1880 г. приступила к постройке трансокеанского канала через территорию колумбийской провинции Панамы. В 1901 г. с
целью осуществить этот проект без участия европейских держав правительство США заключило специальный договор с
Великобританией, согласно которому Лондон признавал за Вашингтоном право на постройку, эксплуатацию и контроль над
будущим Панамским каналом. Уже в следующем года конгресс выделил 40 млн долл. на покупку акций панамской компании, а
президент Рузвельт предложил Колумбии 100 млн долл. за земли, прилегающие к будущему каналу. Помимо этого, США
пообещали вносить в бюджет этой страны 100 тыс. долл. ежегодно в качестве арендной платы.
Президент Колумбии согласился с этими условиями, однако члены ее сената отказались их принять. В этой
ситуации в Вашингтоне было принято решение оказать помощь панамским сепаратистам, которые. 3 ноября 1903г.
провозгласили независимость «Панамской республики» от Колумбии. Новое государство было сразу же призна но СШЛ,
а американский военно-морской флот заблокировал высадку колумбийской армии на его территорию. Панама
предоставила Вашингтону право на эксплуатацию десятимильной зоны вокруг канала навечно. В 1914г. строительство
Панамского канала было завершено.
Не менее решительно и активно североамериканское правительство действовало и в отношении других
латиноамериканских государств. Так, в 1904-1907 гг. США установили управление над финансовой системой Доминиканской
Республики, в 1906-1909 гг. и в 1912-1917 гг. осуществили военную интервенцию на Кубу для подавления
антиправительственных выступлений, а в 1909 г. ввели войска в Никарагуа. На территорию Доминиканской Республики
североамериканские армейские части высаживались с аналогичной целью трижды. В результате к началу первой мировой войны
Вашингтон сумел значительно усилить свои позиции в странах Латинской Америки, постепенно вытесняя из этого региона
европейских конкурентов, прежде всего Великобританию.
Т е м а V. Образование Тройственного согласия - Антанты
Ухудшение отношений России с Германией и Австро-Венгрией.
В связи с резким обострением отношений между Веной и Петербургом, вызванным болгарскими событиями, в МИД
России получила распространение идея замены Союза трех императоров соглашением с одной Германией (после истечения срока
действия протокола от 27 марта 1884 г. о продлении договора на очередной срок). Вместе с тем Н. Гире призывал в декабре 1886 г.
к осторожности: Австрия могла воспользоваться оставшимся временем для аннексии Боснии и Герцеговины.
В январе 1887 г., во время встречи О. Бисмарка с послом Петербурга П. Шуваловым, был рассмотрен проект российскогерманского договора, предполагавший «исключительное право» России на влияние в Болгарии, а гакже дружественный
нейтралитет Берлина в случае решения царя «обеспечить закрытие проливов», за что Германия получала дружественный
нейтралитет России в германо-французском конфликте. Обе держаны гарантировали территориальную целостность АвстроВенгрии и сохранение ее влияния в Сербии.
Переговоры вызвали недовольство Александра I I I , противника союза с Берлином. Гире и товарищ министра
иностранных дел России В. Ламсдорф были вынуждены заявить о превышении Шуваловым полномочий, а переговоры
интерпретировать как частную встречу двух друзей.
После провала проекта германскому послу в Константинополе было предписано перейти от поддержки России в ее
спорах с Англией к нейтралитету, установлены высокие цены на ввозимый хлеб и развязана кампания в прессе. Однако спад
напряженности во франко-германских отношениях и нажим Бисмарка на Петербург способствовали подписанию тайного
русско-германского договора (18 июня 1887 г., Берлин), известного под названием «перестраховочный». Подписи под документом
поставили посол Шувалов и статс-секретарь МИД Германии Герберт Бисмарк. Опираясь на Союз с Австро-Венгрией и
Италией, Бисмарк-старший решил «перестраховаться» путем заключения соглашения с Россией.
Обе державы обязывались соблюдать благожелательный нейтралитет в случае войны одной из них с третьей
державой, однако Германия не гарантировала свой нейтралитет при нападении России на Австро-Венгрию, а Россия - в
27
случае нападения Германии на Францию.
Германия признавала «исторически приобретенные^ нрава России на Балканском полуострове, обе державы обязывались
сохранять там статус-кво. Документ констатировал взаимную обязательность принципа закрытия проливов для военных судов
всех наций. В случае отступления Турции от данного принципа, Германия и Россия наделили себя правом рассматривать ее
как находящуюся в состоянии войны с той из держав, подписавших договор, которой действиями Порты был бы нанесен
ущерб, и как лишившуюся преимуществ территориальной неприкосновенности, обеспеченных ей Берлинским трактатом 1878 г.
По приложенному к «Перестраховочному договору» секретному протоколу Германия обязывалась соблюдать
благожелательный нейтралитет и оказывать дипломатическую поддержку России, если та окажется вынужденной «принять
на себя защиту входа в Черное море», а также ни в коем случае не давать согласия на реставрацию на болгарском троне А.
Баттенбергского. Этот протокол Бисмарк предлагал «спрятать под двойное дно», хранить в особой тайне.
Бисмарку удалось на короткое время затормозить российско-французское сближение. Для России
«Перестраховочный договор» был необходим ввиду обострения ее отношений с Великобританией и являлся известной
гарантией против выступления Австро-Венгрии на Балканах. Он предотвращал изолюцию Петербурга на международной
арене после ликвидации Союза трех императоров. По оценке Гирса, условия договора представляли большую выгоду для
России, чем для Германии.
Вместе с тем осенью 1887г. крайне обострились российско-германские экономические отношения. Российское
правительство, перешедшее с середины 1880-х гг. к политике протекционизма, повысило таможенные пошлины, в ответ
Германия повысила пошлины на ввозившиеся из России зерно и сырье. В ряде западных губерний с ощутимой долей
германских поданных в составе населения было ограничено владение и пользование иностранцами недвижимым имуществом,
учреждение новых и расширение существующих иностранных акционерных компаний. Реакцией Бисмарка стал запрет
Имперскому банку выдавать ссуды под российские ценные бумаги, причем указ был приурочен к проезду царя через Берлин
на обратном пути из Дании, где Александру III стали известны документы, свидетельствовавшие о поддержке германским
канцлером Фердинанда Кобургского. Берлин и Вена интерпретировали как провокационную передислокацию нескольких
соединений российской армии из внутренних губерний в западные приграничные районы осенью 1887 г.
В декабре 1887 г. завершилось оформление Средиземноморской антанты - соглашения между Англией, АвстроВенгрией и Италией. Оно предусматривало сохранение статус-кво в Восточном Средиземноморье, а в случае союза Турции с
Россией - совместную оккупацию турецкой территории. Сближение Англии с членами Тройственного Союза объясняется ее
противоречиями с Францией в колониальных вопросах и стремлением воспрепятствовать укреплению позиций России на
Ближнем Востоке. Бисмарк, заинтересованный в обострении англо-русских противоречий, пригрозил, что, если соглашение не
будет заключено, Лондон лишится поддержки Берлина в египетском вопросе.
В целях усиления германского влияния в Турции там с середины 1880-х гг. находилась военная миссия под
командованием генерала фон дер Гольца. Осуществлялась поставка оружия для турецкой армии, а Немецкий банк получил
концессию на постройку Анатолийской железной дороги.
С 1 888 г., когда германским императором стал Вильгельм II, а начальником генштаба - генерал Г. Вальдерзее,
антироссийская направленность внешней политики Берлина усиливается.
В начале 1880-х гг. в Австро-Венгрии зародился пангерманизм, связанный с именем лидера немецкой
националистической партии Г. Шёнерера. Эта доктрина, выражая интересы наиболее агрессивных представителей
германской буржуазии и юнкерства, сводилась к идее гегемонии Германии, с включенными в нее австрийскими землями,
путем максимальных территориальных захватов и коренного передела колоний. Достижение своей цели пангерманисты
видели в милитаризации экономики, укреплении армии и создании мощного военно-морского флота.
Заключение франко-русского союза.
Реальное создание союза Парижа и Петербурга началось в 1890г. (в марте ушел в отставку Бисмарк, который
ратовал за продление заключенного на три года договора перестраховки; на посту канцлера его сменил Г. Каприви).
Германское правительство опасалось, что «Перестраховочный договор» затруднит наметившееся сближение Германии с
Великобританией, а также дальнейшее укрепление союзнических отношений с Австро-Венгрией.
Инициатором франко-русского союза выступила французская сторона, представленная именами министра
иностранных дел А. Рибо, посла в Петербурге Л. Лабуле и сменившего его Г. Монтебелло, военного министра Ш. Фрейсине.
Важную роль сыграл и посол России во Франции А. Моренгейм. За сближение с Францией выступали военный министр Д.
Милютин, министр внутренних дел Д. Толстой, публицист М. Катков, дипломаты Н. Игнатьев, П. Сабуров, генерал Н.
Обручев и др.
Прогермански настроенное руководство российским МИД (Гире и Ламсдорф) ощутило необходимость сближения
с Парижем в силу ухудшения отношений с Берлином и Веной, а также угрозы нападения Германии на Францию. В
болгарском вопросе Франция заняла благожелательную позицию по отношению к России, не признав Ф. Кобур га князем. С
конца 1880-х гг. французские капиталы активно проникают в экономику России. Займы 1890 г. и 1891 г. привели к тому, что
основным рынком русских ценных бумаг стал Париж, а не Берлин, Необходимо отметить также острые противоречия
обеих стран с Англией в колониальном вопросе.
Русско-французское сближение ускорило возобновление в мае 1891 г. Тройственного союза. В июле 1891 г,
французская эскадра нанесла визит в Кронштадт, что вызвало беспокойство Берлина, Вены, Рима и Лондона. Александр III
был вынужден слушать «Марсельезу» с непокрытой головой.
Первым этапом в создании союза стало так называемое «Соглашение Гирса-Рибо», датированное 15 августа 1891 г. Это
был секретный консультативный пакт в форме обмена письмами, предусматривавший совместное обсуждение вопросов,
которые угрожали всеобщему миру, а в случае экстремальной ситуации действовала договоренность о принятии необходимых
мер.
Вторым этапом на пути к союзу Парижа и Петербурга явилась военная конвенция, подписанная 5 августа 1892 г.
начальниками генеральных штабов генералами Н. Обручевым и Р. Буадефром. При разработке документа Франция стремилась
заручиться поддержкой на случай войны с Германией, а Россия - с любой державой Тройственного союза. Гире, продолжая
надеяться на заключение соглашения с Германией, указывал царю на преждевременность конвенции, но Александра III,
отличавшегося «нелюбовью к немцам вообще», убедила информация из Берлина о новых ассигнованиях на военные нужды и
внесении в Рейхстаг законопроекта об увеличении численности немецкой армии.
28
Конвенция предусматривала военную помощь Франции со стороны России, если первая подвергнется нападению
Германии или Италии, поддержанной Германией. В свою очередь, Франция должна было оказать военную поддержку России
в случае нападения на последнюю Германии или Австро-Венгрии, поддержанной Германией. Если же начнется мобилизация
сил Тройственного союза или одной из держав, входившей в ее состав, Франция и Россия должны были немедленно
мобилизовать свои силы и продвинуть их как можно ближе к границам (Франция - 1300 тыс. человек и Россия - 700-800 тыс.).
Таким образом, проект был принят с внесенными Петербургом изменениями, что явилось дипломатическим успехом российской
стороны.
Конвенция носила секретный характер, срок ее действия определялся временем существования Тройственного союза.
Одновременно с переговорами о заключении военной конвенции шли напряженные переговоры по выработке
торгового договора между Россией и Германией, который был подписан в Берлине 22 января 1 89 4 г. Начало переговоров (3
октября 1 8 9 3 г . ) совпало с прибытием русской эскадры во французский Тулон.
15 (27) декабря и 23 декабря 1893 г. (4 января 1894 г.) состоялся обмен письмами между Гирсом и французским
послом в Петербурге Г. Монтебелло, после чего военная конвенция приобрела обязательный характер. С русской стороны
ее ратифицировал царь, а с французской - президент. Россия так и не смогла придать союзу антибританскую
направленность, что в 1904г. помогло Франции заключить соглашение с Англией.
Франко-русский союз интерпретируется как «союз для европейского пользования», поскольку Париж не связал себя
обязательствами перед Петербургом ни в каком другом регионе. Союз России и Франции, ставший ответной реакцией на
образование Тройственного союза Германки, Австро-Венгрии и Италии, на известный период восстановил равновесие сил в
Европе.
Политика блоков в Европе.
Николай II, ставший российским императором в 1894г., продолжил курс на сближение с Францией. Вместе с тем
петербургский кабинет стремился к стабильным отношениям с Германией и опасался присоединения Англии к Тройственному союзу.
В 1899 г. министры иностранных дел Франции (Т. Делькассе) и России (М. Муравьев) обменялись письмами, в
которых подтверждались условия секретного русско-французского политического и военного союза 1891-1893 гг. Однако
теперь действие военной конвенции не ограничивалось временем существования Тройственного союза, а становилось
бессрочным.
В 1894-1897 гг. произошел очередной ближневосточный кризис, вызванный дискриминацией христианского
населения Портой. Он начался в Западной Армении, затем перекинулся на Балканы, а также в район Константинополя и
проливов.
Если Лондон, поддержанный Римом, не исключал раздела Османской империи или, по меньшей мере,
восстановления британского влияния в Стамбуле, признания султаном захвата Египта, превращения Западной Армении в
буфер против распространения российского влияния в сторону Средиземноморья и Персидского залива, то Берлин, Вена,
Петербург и Париж выступили за статус-кво и целостность Турции, урегулирование конфликта дипломатическим путем.
Следует отметить, что Франция выступала против желания России в одиночку контролировать проливы, а ее союзница против французской позиции жесткого европейского контроля финансов Порты.
На совещании при царе 23 ноября 1896 г. было принято решение о том, что в случае ввода в проливы англоитальянской эскадры Россия в качестве ответной меры займет Верхний Босфор. Министр иностранных дел Франции Г.
Аното предупредил, что в таком случае Петербург может рассчитывать лишь на дипломатическую поддержку его страны.
В Черном и Средиземном морях стояла не только англоитальянская эскадра, но и французские, австрийские
корабли. Участники событий осознали, что сепаратная акция той или другой стороны может стать толчком к европейской
войне. Вместе с тем армянский вопрос так и не получил удовлетворительного решения.
В 1896г. началось восстание на о. Крит, вызванное саботажем Портой преобразований, предусмотренных Берлинским
трактатом 1878 г. Греция оказала повстанцам помощь оружием и волонтерами, а европейские державы выступили в роли
посредника между критянами и Стамбулом. В воды Крита в качестве наблюдателей вошли военные суда Англии, России, Франции
и Австро-Венгрии.
Между тем восстание продолжалось, и в январе 1897 г. повстанцы захватили главный город острова Копию, объявили о
низложении султана и присоединении Крита к Греции. К острову подошли греческие военные суда с десантом.
С целью укрепления влияния в Стамбуле Германия призвала к коллективным санкциям против Греции, по Россия
выступила за компромисс: предоставление Криту автономии в рамках Османской империи. Позиция Петербурга нашла отражение
в нотах держав, врученных Турции и Греции 21 января 1897 г. Однако Греция настаивала на присоединении Крита (в случае
успеха плебисцита), что привело к морской блокаде острова державами и высадке на северном побережье международного
десанта. Это не остановила Грецию и в апреле 1897 г. началась греко-турецкая война, в ходе которой Крит оказался под
контролем шести европейских держав.
По условиям мира (сентябрь 1897 г.) Порта признала административную автономию Крита при гарантии жизни и
имущества мусульман и сохранении на острове турецкого флага. Христианским генерал-губернатором Крита стал сын
греческого короля принц Георг, получивший мандат от России, Франции, Англии и Италии (Германия и Австро-Венгрия
выступили против).
В мае 1897 г. Петербург и Вена подписали секретное соглашение о сохранении статус-кво на Балканах. Оно было
оформлено путем обмена письмами между министрами иностранных дел Австро-Венгрии А. Голуховским и России М.
Муравьевым.
Венский кабинег выступил инициатором соглашения: обострил и с ь немецко-чешские отношения, потерпели
неудачу попытки реанимировать Средиземноморскую антанту, а Германия уклонялась от обязательств оказывать
вооруженную поддержку в случае австро-российского конфликта на Балканах. С другой стороны, приоритетным
направлением внешней политики России становился Дальний Восток.
Россия и Австро-Венгрия договорились содействовать укреплению и мирному развитию балканских государств.
Подтверждался принцип закрытия проливов для военных судов всех стран. В случае невозможности сохранения
существующего положения в регионе (имелся в виду крах Османской империи) обе стороны предполагали заключить
впоследствии особое соглашение, которое, однако, не должно было касаться вопроса о Константинополе, проливах и при29
мыкающих к ним территориях, поскольку эта проблема имела «общеевропейский» характер.
В ходе переговоров Голуховский стремился к подтверждению права своей страны на замену оккупации Боснии и
Герцеговины аннексией. Он высказался также за образование независимого княжества Албании (с целью преградить Сербии
выход на Адриатику), но эти предложения были отклонены.
Соглашение 1897г. явилось первым актом вынужденного сотрудничества на компромиссной основе о поддержании
статус-кво на Балканах. В сентябре 1903 г. в связи с новыми выступлениями против османского гнета Франц-Иосиф и Николай II
договорились (во время встречи в австрийском замке Мюрцштег) о совместном контроле за действиями турецких властей в
Македонии и о программе реформ для нее, что было оформлено в виде инструкции российскому и австро-венгерскому послам в
Константинополе.
Венское соглашение 1907г., подписанное в мае новыми министрами иностранных дел А. Извольским и А. Эренталем,
предусматривало дальнейшее осуществление Мюрцштегской программы вплоть до 1914 г., но оно было фактически перечеркнуто
соглашением 1908 г. между Веной и Портой о постройке Австро-Венгрией железной дороги от Сараево через Нови-Пазарский
санджак с выходом на Салоники.
В 1888 г., 1893 I. и 3899 г. Германия полумила концессии на постройку дороги ог Константинополя до берегов
Персидского залива через Багдад и уже на последнем этапе ближневосточного кризиса 1894-1897 гг. она от
посредничества перешла к поддержке Турции. Правда, в 1900 г. было подписано русско-турецкое соглашение, по которому
Порта могла привлекать для железнодорожного строительства в граничивших с Россией турецких провинциях (Восточная
Анатолия, Западная Армения) только российские капиталы. Годом раньше к участию в строительстве Багдадской железной
дороги был допущен французский капитал.
Англия в 80-90-е гг. XIX в. и в начале XX в. оставалась в стороне от блоков. Придерживаясь курса «блестящей
изоляции», она играла на противоречиях между обоими союзами и сохраняла роль арбитра. Этот курс не мешал Лондону
заключать временные соглашения, способствовавшие осуществлению его внешнеполитических целей.
В 1895 г. было подписано англо-российское соглашение о разграничении сфер влияния в области Памира, ставшее
необходимым после присоединения к России в 1876 г, Кокандского ханства, в состав которого входил Памир. По соглашению,
владения России на Памире и британские в Индии разграничила узкая полоса афганских владений, •которая играла роль буфера
между Англией и Россией в Центральной Азии.
В конце XIX в. Иран оказался в долговой зависимости от Великобритании. Английское правительство потребовало
погашения всех долгов, а новый заем было согласно предоставить только на кабальных условиях. Тегеран был вынужден
обратиться к Петербургу. Предоставив Персии ссуду на погашение английского долга, Россия получила временный контроль
над северными персидскими таможнями (англичане уже контролировали южные таможни страны).
Встревоженный Лондон выразил желание договориться с Петербургом, и в самом конце XIX в. был разработан проект
предоставления Персии коллективного займа. Когда же началась англо-бурская война, Петербург воспользовался временным
ослаблением Англии и укрепил свое влияние на Среднем Востоке, неожиданно для Лондона предоставив в 1900 г. шахскому
правительству крупный заем при обязательстве со стороны Тегерана не заключать в течение десяти лет новых долгосрочных займов
без согласия России. Российский исследователь А. В. Игнатьев отмечает, что условия займа превращали Россию в
единственного кредитора Персии и перечеркивали успехи британской дипломатии за предшествовавшие десять лег.
При активном участии Ссудного банка Персии, учрежденного на средства российской казны, в страну стали
ввозиться новые капиталы, которые вкладывались в страховые и транспортные компании, а также в дорожное
строительство. Эти капиталы были чисто государственными (из французских займов), что составляло отличительную
черту экономической экспансии России в Персию. В декабре 1902 г., в условиях острого противодействия Лондона, был
ратифицирован торговый договор между двумя странами, благодаря которому Россия в краткий срок заняла первое место в
персидском товарообороте.
По оценке специалистов, в 1903 г. российская экономическая экспансия в Персии достигла апогея, возникла
реальная угроза выхода России к Персидскому заливу. Лондон выступил с инициативой разделить Персию на сферы
влияния, рассчитывая в условиях начавшегося англо-французского сближения на посредничество Парижа.
Во время переговоров 1903 г. между министром иностранных дел Великобритании Г. Ленсдауном и послом
России в Лондоне А. Бенкендорфом англичане предложили признать Маньчжурию и север Персии сферой интересов
России, а южный Иран, Афганистан и Тибет - сферой влияния Англии, Программа Форин офис противоречила целям
Петербурга утвердить свое преобладание во всей Персии, а также установить прямые торговые и политические связи с
Афганистаном. По этой причине, а также в связи с началом русско-японской войны переговоры не получили развития.
Англо-французское «сердечное согласие» 1904 г.
Заключать двусторонние соглашения Лондон и Париж, имевшие острейшие колониальные противоречия в Африке,
начали с 1890 г. Лондонским договором 5 мая Англия признала французский протекторат над Мадагаскаром, а Франция британский над Занзибаром, однако колониальное соперничество продолжалось.
15 января 1896 г. на берегах Темзы было подписано новое англо-французское соглашение, предусматривавшее
раздел сфер влияния в Индокитае и способствовавшее смягчению противоречий в Индокитае.
Парижское соглашение от 14 июня 1898 г. урегулировало англо-французские споры в Западной Африке, однако в
Восточной Африке (и верховьях Нила) противоречия сохранялись и достигли кульминации осенью того же года в
Фашодском конфликте.
Соглашение 1899 г., полписанное 21 марта в Лондоне, разграничило сферы влияния обеих с т р а н в Восточной и
Центральной Африке и положило начало англо-французскому сближению.
Франция стремилась обеспечить себе на случай войны с Германией по крайней мере дипломатическую поддержку
(или нейтралитет) Великобритании. Французская дипломатия понимала, что Россия, связанная дальневосточными
проблемами, не сможет оказать в случае войны с Германией надлежащей помощи. «Владычицу морей» тревожили
колониальные претензии Берлина и принятая в 1898 г. рейхстагом по предложению адмирала Тирпица грандиозная
военно-морская программа, имевшая целью в течение двадцати лет сравнятся с бри-ганским флотом.
Французская дипломатия провела значительную работу по отрыву Италии от Тройственного Союза. Рим,
вынужденный в 1896г. признать французский протекторат над Тунисом, получил в обмен кредиты и мир в таможенной
войне с Парижем. В 1900г. Франция признала итальянские права на Триполи, а за это получила согласие на захват Марокко. 1
30
ноября 1902 г, было подписано франко-итальянское соглашение о взаимном нейтралитете в случае нападения на них других
держав, что обесценивало для Германии участие Италии в Тройственном Союзе.
Выдающуюся роль в англо-французском сближении сыграл министр иностранных дел Франции Делькассе. В 1903 г.
состоялся обмен визитами на высшем уровне: король Эдуард VII посетил Париж, а президент Франции Э. Лубэ - Лондон. По
характеристике академика В. Хвостова, «Германия страшила короля своей мощью; она раздражала его беспокойной
назойливостью, вымогательством колониальных уступок». После отъезда Лубэ переговоры продолжались между Ленсдауном и
французским послом Камбоном.
8 апреля 1904 г. в Лондоне было подписано соглашение, имевшее форму конвенции о Ньюфаундленде, и две декларации
(о Сиаме и о Египте-Марокко).
Франция отказывалась от монопольных прав на рыболовство у берегов Ньюфаундленда. Англичане получили в сферу
своего влияния западную половину Сиама, а французы - восточную, причем стороны взаимно обязывались не аннексировать эти
части. Предусматривалось создание кондоминиума на Новогсоридских островах. Вели в публичной части декларации о Египте и
Марокко обе стороны заявили о своем намерении сохранять существующий статус этих стран, то в секретной части,
опубликованной в 1 9 1 1 г., Франция признала Египет британской сферой в л и я н и я , а Англия - французские права па Марокко.
В документе ни слова не говорилось о союзе и о сотрудничестве против Германии, вместе с тем была создана
предпосылка для более тесных отношений двух стран. Во французской прессе соглашение было охарактеризовано как
«антант кордиаль» («сердечное согласие»).
Если Россия одобрила это событие, то претендовавшую на Марокко Германию оно глубоко встревожило прежде
всего потому, что свидетельствовало о сближении Лондона и Парижа, новой расстановке сил на международной арене.
Корабли британского флота из Средиземного моря переводились в отечественные воды (безопасность английских
коммуникаций в Средиземноморье стал обеспечивать французский флот). С 1903 г. на восточном побережье Англии
началось строительство крупных военно-морских баз (раньше главные базы находились на побережье Ла-Манша, против
французских берегов), и адмирал Фише разрабатывал план превентивной войны против Германии.
Предпосылки сближения России с Англией.
Поражение России в войне с Японией и революция ослабили ее роль в международных отношениях. Российскоанглийские противоречия на Ближнем Востоке и даже в вопросе о Черноморских проливах отходили на второй план по
сравнению с российско-австрийским и российско-германским соперничеством в этом регионе. Вместе с тем были сильны
противоречия Лондона и Петербурга в Азии, а во время русско-японской войны Англия, в отличие от придерживавшейся
политики нейтралитета Франции, оказывала материальную и дипломатическую поддержку Японии.
Вильгельм II решил использовать недовольство России позицией Великобритании в русско-японской войне, и при
встрече германского и российского императоров 24 июля 1905 г. в Бьерке (близ Выборга) на борту царской яхты был
подписан договор, содержавший обязательства России и Германии о взаимной помощи в Европе в случае нападения на одну
из договаривающихся сторон какой-либо европейской державы. Бьеркский договор должен был войти в силу тотчас-после
заключения мира между Россией и Японией. Тем самым Берлин устранялся от помощи в случае возможного вмешательства
Лондона в русско-японскую по йм у. Р о с с ия должна была ознакомить с договором Францию и побудить ее к
присоединению.
Соглашение не соответствовало интересам 11етербурга. В случае английской агрессии против России военные
действия развернулись бы главным образом в Азии, где Германия не обязана была оказыв&ть России помощь.
Формально документ не противоречил российско-французским договоренностям, поскольку тоже носил оборонительный характер, но в случае отказа Франции обязательства России оказались бы в полном противоречии с обязательствами
перед Парижем.
Ььеркский договор, явившийся результатом личной дипломатии императоров, вызвал недовольство в России. Под
влиянием прежде всего министра иностранных дел В. Ламздорфа (1900-1906 гг.) и министра финансов С. Витте царь вынужден
был в письме от 26 ноября 1905 г, сообщить Вильгельму II, что соглашение может войти в силу только при условии согласия на
него Франции, что было равносильно расторжению так и не вступившего в силу договора.
Франция предоставила России в 1906 г. два огромных займа на выгодных для Петербурга условиях, а Россия в том же
году поддержала союзницу на Альхесирасской конференции, созванной Германией с целью своего укрепления в Марокко, но
потерпевшей там дипломатическое поражение. Вместе с тем на берегах Сены осудили еврейские погромы в Белостоке и разгон
царизмом Думы.
В Петербурге отсутствовало единство мнений по вопросу внешнеполитической ориентации. Германофилы подчеркивали
необходимость обеспечения безопасности западных границ, указывали на противоречия с Англией в Средней Азии и с Японией на
Дальнем Востоке, а франкофилов тревожили австро-германская экспансия на Ближнем Востоке и состояние торговых отношений
с Берлином.
В 1906-1910 гг. российский МИД возглавлял А, Извольский, занимавший позицию «золотой середины» в этом споре.
Будучи сторонником статус-кво на Дальнем Востоке, в Средней и Центральной Азии, он убеждал в необходимости
сосредоточения сил по защите интересов России в Европе и на Ближнем Востоке. Способствуя укреплению партнерства с
Парижем, Извольский стремился избежать конфликта с Берлином. В то же время новый министр ощущал необходимость
соглашения с Лондоном для усиления эффективности русско-французского Союза. Во время визитов министра иностранных
дел в Париж (19 06 г. и 1907г.) премьер Ж.Клемансо, глава французского внешнеполитического ведомства С. Пишон и
президент К. Фальер, со своей стороны, выразили заинтересованность в англо-русском соглашении.
Русско-японское и русско-английское соглашения 1907 г.
30 июля 1 9 0 7 г. в Петербурге А.Извольский и японский посланник И. Мотопо подписали соглашение по
политическим вопросам, состоявшее из гласной и секретной части.
Гласная конвенция предусматривала уважение территориальной целостности обеих стран, независимость и
целостность Китая, равноправие по отношению к торговле и промышленности в Китае.
Секретный договор разделял Маньчжурию на российскую (северную) и японскую (южную) сферы влияния. К сфере
влияния Петербурга была отнесена также Внешняя (Северная) Монголия, а к японской - Корея. Вместе с тем России
предоставлялось там право наибольшего благоприятствования.
31
Такое урегулирование, подкреплённое торговым договором и рыболовной конвенцией, способствовало стабилизации
неустойчивого положения на Дальнем Востоке после Портсмутского мира и сближению двух держав, боровшихся с американской
конкуренцией в Китае. Оно стимулировало подписание русско-английского соглашения 1907 г. об Иране, Афганистане и Тибете.
Англия же стремилась к сближению с Россией в связи с ростом германского военного флота и строительством
Багдадской железной дороги. Известный политик лорд Эленброу остроумно заметил: «Лучше видеть Россию в
Константинополе, чем немецкий военный арсенал в Персидском заливе». С другой стороны, ослабление царизма в результате
революции и войны с Японией побуждало его быть более уступчивым.
Русско-английское соглашение, подписанное в Петербурге 31 августа 1907г. А.Извольским и британским послом А.
Никольсоном, делило Иран на три зоны: 1) русскую (север), 2) английскую (юго-восток), 3) нейтральную (между английской и
русской). Россия и Англия взаимно обязывались не домогаться концессий в «чужой» сфере влияния и не вмешиваться в
проводимые там другой стороной экономические и политические мероприятия. В случае невыполнения Ираном своих
обязательств по задолженности перед Россией или Англией каждая из этих держав получала право финансового контроля над
доходами иранского правительства в пределах своей зоны влияния.
России вынуждена была признать Афганистан лежащим вне сферы своих интересов и обязалась поддерживать
политические отношения с его правительством только через посредство лондонского кабинета, Англия же дала
обязательство воздерживаться от аннексий в этой стране. Таким образом, Петербург фактически согласился с английским
протекторатом над Афганистаном.
Относительно Тибета обе стороны согласились признать его территориальную неприкосновенность, не
вмешиваться в его внутренние дела и обращаться к посредничеству китайского правительства. Таким образом, Лондон
отказался от экспансии в этом районе.
В ходе переговоров обсуждалась сложная проблема статуса Черноморских проливов. Глава Форин офис Э. Грей
ограничился обещанием послу в Лондоне Бенкендорфу, что в будущем его страна поддержит Россию в вопросе об открытии
проливов для русских военных судов.
Значение соглашения России и Англии заключалось в том, что оно урегулировало наиболее спорные вопросы и создало
предпосылки для дальнейшего сближения Петербурга, Парижа и Лондона, между которыми возникли не оформленные
союзным договором отношения «согласия». Антанта сформировалась в противовес Тройственному союзу; обострение общих
противоречий альянса с Германией оттеснило на второй план внутренние разногласия.
Попытки России балансировать между двумя блоками.
Параллельно с российско-английскими шли российско-германские переговоры о Персии, закончившиеся неудачей.
Петербург, обеспокоенный ухудшением отношений с Берлином в связи с позицией России на Альхесирасской конференции по
Марокко, предлагал Германии не строить ответвлений от Багдадской железной дороги к персидской границе, а за это Россия
обязывалась не чинить препятствий сооружению магистрали.
3-6 августа 1907г. в Свинемюнде состоялось первое после Бьерка свидание российского и германского императоров,
в котором участвовали Извольский и канцлер Б. Бюлов. Проект «Балтийского протокола», предложенный российской
дипломатией, предлагал признание интересов в регионе только прибрежных государств, то есть России, Германии, Дании и
Швеции, поддержание там территориального статус-кво, возможность специальных соглашений со Швецией и Данией об их
территориальной неприкосновенности. Берлин одобрил это предложение, но отказался поддержать ущемление прав
неприбрежных государств (имелась ввиду прежде всего Англия). 29 октября секретный Балтийский протокол с укачанной
поправкой был подписан. Он содержал также согласие Германии на отмену в интересах России конвенции 1856 г.,
запрещавшей ей укреплять Аландские острова. Исследователи называют Балтийский протокол наиболее ощутимым
результатом всей политики российско-германского сближения вплоть до 1910 г. Вместе с тем протокол не касался регионов,
где наиболее остро сталкивались интересы двух империй.
2 ноября 1907 г. Россия, Англия, Германия, Франция и Норвегия заключили договор об обеспечении независимости и
территориальной неприкосновенности отделившейся в 1905 г. от Швеции Норвегии, которая обязывалась никому не уступать
никакой части своей территории.
Осенью 1907 г. состоялся визит Извольского в Вену с целью переговоров по реализации Мюрцштегской программы
реформ и налаживания сотрудничества Романовых с Гогенцоллернами в случае нарушения статус-кво на Балканах, но
конкретных результатов поездка не принесла: австрийская дипломатия готовилась к активной экспансии на Балканах
посредством союза с Турцией и при опоре на Германию.
Еще в августе 1905 г. начались тайные англо-русские переговоры о военном сотрудничестве, к которым
присоединилась Бельгия. На апрельском совещании 1906 г. начальников французского и российского генеральных штабов
было зафиксировано, что в случае германской мобилизации Россия и Франция мобилизуются немедленно и автоматически,
как это было предусмотрено конвенцией 1893 г., а при условии мобилизации одной Австро-Венгрии или Италии для мобилизации России и Франции требовалось предварительное соглашение. Париж отказался от постановлений 1901 г.,
предусматривавших совместные действия против Англии. В сентябре Г908 г. на очередном совещании в Париже
начальники генеральных штабов России и Франции договорились о совместной ответной акции и в ситуации мобилизации
Германии против Англии.
Достигнутая лавированием передышка позволила России перейти к осуществлению назревших реформ, но в
правящих кругах наметилась тенденция к преждевременной активизации внешней политики.
Гаагские конференции мира 1899 г. и 1907 г.
На рубеже XIX-XX вв. напряженность в международных отношениях усиливается. Формируются военнополитические блоки, борющиеся за колонии и сферы влияния. Великобритания и Франция ощущают конкуренцию со
стороны Германии и США, фактически ставших великими державами. Правда, внешнеполитические интересы Вашингтона
ограничиваются пока Западным полушарием и бассейном Тихого океана, он становится соперником других великих
держав только в Китае. Усиливаются Япония и Италия. Колонии являются «яблоком раздора» между Англией и
Германией, Англией и Францией. Париж соперничает с Берлином в колониальном вопросе и не может смириться с потерей
Эльзаса и Лотарингии. Интересы Петербурга и Лондона сталкиваются в Черноморских проливах, Корее и Китае,
Центральной Азии. Внешняя политика Австро-Венгрии все более зависит от Германии и преследует целью прочное
утверждение на Балканах, что вызывает сопротивление со стороны России, обеспокоенной также усилением влияния
32
Германии в Турции.
18 мая 1899 г., в день рождения царя, в голландском городе Гаага открылась первая международная конференция мира.
Инициатором форума стала Россия, испытывавшая все большее военно-техническое отставание от других великих держав, с
трудом поспевавшая в гонке вооружений. Историки отмечают также претензии последнего российского императора на роль
миротворца, которую успешно играл его предшественник, Александр III. Российскую делегацию на конференции
возглавил посол в Лондоне Е. Стааль, а в ее составе был юрист с мировым именем Ф. Мартене. Россия и Франция
выступали совместно, в то время как Австро-Венгрия и Германия находились в оппозиции.
В работе, длившейся более двух месяцев, приняли участие 27 государств, в том числе Великобритания, США,
Италия, Скандинавские страны, Япония.
Предложение Петербурга не увеличивать на определенный срок количество сухопутных и морских сил, а также
заморозить на гот же срок военные бюджеты, было отклонено. Вместе с тем были приняты конвенции о мирном решении
международных столкновений, о законах и обычаях сухопутной войны, о применении к морской войне положений
Женевской конвенции 1864 г. о раненых и больных. Конференция утвердила также декларации, ограничивающие средства
ведения военных действий.
Вторая Гаагская конференция мира состоялась 15 июня-18 октября 1907 г. по инициативе США, в ней приняли
участие уже 44 государства: все участники первой конференции и 1 7 государств Южной и Центральной Америки. Это
был самый представительный после Венского конгресса форум, пересмотревший три конвенции 1899г. и принявший
десять новых, призванных совершенствовать правовое регулирование международных отношений.
Хотя влияние конвенций и деятельность международных третейских судов были недостаточно эффективными,
история подтвердила оценку Мартенса о том, что постановления Гаагских конференций «будут жить всегда и никогда не
будут забыты благодарной памятью народов».
Таким образом, в конце XIX - начале XX вв. в международных отношениях произошло важнейшее событие сформировался еще один военно-политический союз, уже с участием Великобритании, Франции и России, который
объективно привел к осложнению ситуации в Европе и в мире.
Т е м а VI. Международные отношения накануне первой мировой войны
Боснийский кризис 1908-1909 п. и македонский вопрос.
Создание двух антагонистических блоков: Антанты и Тройственного союза обусловило усиление борьбы за военнополитический и экономический контроль над различными регионами мира. Их противостояние привело к возникновению в
начале XX в. целого ряда конфликтов, любой из которых мог в перспективе привести к мировой войне.
Одним из них явился боснийский кризис 1908-1909 гг., причиной которого стала аннексия Австро-Венгрией
номинально принадлежавшей туркам Боснии и Герцеговины. Такой шаг венского правительства стал возможен по причине
существенного ухудшения политической ситуации в Османской империи.
Летом 1903 г. началось восстание в Македонии, вызвавшее серьезную озабоченность европейских держав. Македонцев
фактически поддержала Великобритания, которая стремилась укрепить свои позиции на Балканах и не допустить усиления
германского влияния. Британский министр иностранных дел Г. Ленсдаун предложил Стамбулу предоставить македонцам
автономию, желая тем самым ослабить власть пронемецки настроенного султана Абдул-Хдмида II. Однако на стороне Турции
выступили Россия и Австро-Венгрия, посчитавшие, что осуществление английского предложения способно нарушить статускно, установившийся на Балканах. В сентябре 1903 г. в замке Мюрцштсг главы МИД двух стран подписали соглашение о координации дипломатических ус и л и й в этом направлении. Султану рекомендовалось предоставить македонцам некоторые
дополнительные права и тем самым смягчить межнациональные противоречия.
Нежелание России и Австро-Венгрии открыто вмешаться в события позволило Стамбулу приступить к
подавлению македонского восстания, не опасаясь серьезных международных осложнений. Вместе с тем в 1906-1907 гг.
активизировались антитурецкие выступления и в других частях империи и, в первую очередь, в Албании и Йемене. Не
менее опасными противниками султанской власти явились младотурки - националистически настроенные армейские
офицеры, недовольные слабостью правительства и его неспособностью остановить распад империи и прекратить
вмешательство в ее дела великих держав. В июле 1908 г. младотуркам удалось привлечь на свою сторону находящиеся в
Македонии воинские части, которые вели борьбу против местных партизан. После захвата младотурками города-порта
Салоники, султан Абдул-Хамид II предпочел пойти на уступки и 24 июля 1908 г. объявил о созыве парламента. С этого
момента реальная власть в Стамбуле перешла к младотурецкому комитету «Единение и прогресс», который провозгласил
политику «османизма». Ее целью являлось превращение всех подданных султана, независимо от национальности и
вероисповедания, в «османов», то есть их частичная ассимиляция. Такой шаг не мог не вызвать протеста среди балканских
народов, которые стремились к полной независимости.
Тем временем Великобритания вновь обратилась к султану с требованием предоставить македонцам внутреннюю
автономию. На этот раз у Лондона было больше шансов привлечь на свою сторону Санкт-Петербург, поскольку после
заключения англо-русского соглашения 1907 г. эти великие державы являлись союзниками в рамках Антанты. С целью
согласовать позиции по македонскому вопросу в июне 1908 г. британский и русский монархи встретились в Ревеле. Обе
державы пришли к согласию о необходимости потребовать от Стамбула предоставления Македонии автономии в границах
Османской империи.
Новое англо-русское соглашение о ситуации на Балканах подтолкнуло австрийское правительство к более
решительной политике в отношении Боснии и Герцеговины, которые планировалось присоединить к Австро-Венгрии.
Совместное выступление России и Великобритании против неограниченной власти султана над Македонией и сложная
внутриполитическая ситуация в Стамбуле ослабляли позиции османского правительства па международной арене, чем не
замедлили воспользоваться в Вене. Тем не менее австро-венгерское правительство справедливо полагало, что без согласия
Санкт-Петербурга добиться международного признания аннексии будет невозможно. Чтобы заручиться таким согласием,
глава МИД Австро-Венгрии А. Эренталь пригласил своего российского коллегу А. Извольского на встречу в свой замок
Бухлау, которая состоялась 15 сентября 1 9 0 8 г. В итоге Россия согласилась признать присоединение Боснии и
Герцеговины в обмен на обязательство Австро-Венгрии не возражать против открытия Черноморских проливов для
33
русского военного флота. Помимо этого, обе державы заявили, что не будут протестовать в случае, если болгарский князь
откажется признавать османского султана своим сюзереном. Тем самым Вена и Санкт-Петербург признавали полную
независимость Болгарии от Турции.
Вместе с тем следует подчеркнуть, что условия австро-русского соглашения не были зафиксированы в письменном
виде, что в дальнейшем привело к возникновению дипломатического конфликта. Позже Эренталь заявлял, что он
предупредил своего российского коллегу о том, что аннексия может произойти уже в начале октября. Извольский, в свою
очередь, обращал внимание на то, что в ходе переговоров он требовал от Вены территориальных компенсаций для Сербии и
Черногории за счет Австро-Венгрии, а также предлагай созвать международную конференцию по боснийскому вопросу.
Таким образом, из-за отсутствия письменного текста соглашения каждая из сторон могла трактовать его результаты в свою
пользу.
В таких условиях Извольский посчитал необходимым получить согласие на изменение международно-правового
статуса проливов других великих держав. Но в европейских столицах новая русско-австрийская инициатива не встретила
поддержки. На встрече с представителем немецкого МИД российский министр иностранных дел получил заверение в том,
что Германия не будет возражать против пересмотра режима проливов, однако в последующем потребует у России за это
согласие определенных компенсаций. Италия отказалась признать аннексию Боснии и Герцеговины, но согласилась с
предоставлением русскому военному флоту права свободного прохода через Босфор и Дарданеллы в обмен на
благожелательное отношение Санкт-Петербурга к захвату Римом турецкой Триполитании. Французский министр
иностранных дел С. Пинюн заявил Извольскому, что планируемое изменение режима проливов необходимо согласовать с
Великобританией. Глава английского МИД Э. Грей потребовал, в свою очередь, предоставить право свободного прохода
через Босфор и Дарданеллы военным кораблям всех держав, а не только России.
Тем временем, не дожидаясь окончательных итогов европейского визита Извольского, правительство Австро-Венгрии
объявило 6 октября 1908 1. об аннексии Боснии и Герцеговины. Примечательно, что министр иностранных дел России узнал
об этом из прессы на пути в Париж. Тем самым Вена фактически торпедировала выполнение взятого на себя обязательства
способствовать пересмотру статуса Черноморских проливов в пользу России.
В сложившейся ситуации Извольский принял решение отказаться от прежних планов относительно проливов и
совместно с Великобританией принудить Австро-Венгрию вернуть туркам Боснию и Герцеговину. На стороне Англии и
России выступили Франция и Италия, которые также не желали чрезмерного усиления австрийских позиций на Балканах.
Еще одним союзником Санкт-Петербурга стала Сербия, где в результате государственного переворота к власти в
1903 г. пришел прорусски настроенный князь Петр Карагеоргиевич, правительство которого восприняло аннексию
Боснии и Герцеговины крайне негативно. В Белграде рассчитывали в случае распада Османской империи присоединить эту
территорию к сербским владениям. В Сербии началась антиавстрийская кампания, которая в любой момент могла спровоцировать военное столкновение.
Для разрешения кризиса Извольский предложил созвать международную конференцию, однако правительство
Австро-Венгрии сразу же отказалось принимать в ней участие. Вену поддерживал Берлин, и по этой причине Эренталь
посчитал возможным проигнорировать предложение стран Антанты. Более того, 8 декабря 1908 г. немецкий канцлер Б.
Бюлов официально объявил, что в случае ухудшения ситуации Австро-Венгрия может рассчитывать на помощь Германии.
Помимо этого, с помощью германской дипломатии Вене удалось добиться согласия султанского правительства на
присоединение Боснии и Герцеговины к Австро-Венгрии. 26 февраля 1909 г. Османская империя за 2,5 млн фунтов
стерлингов передала суверенные права на эту территорию. Вена, в свою очередь, выводила войска из Но-во-Базарского
санджака, а также соглашалась с повышением Турцией таможенных пошлин на иностранные товары и отменой режима
капитуляций. Другие е вр о п е й с к и е державы отказывались удовлетворить эти экономические требования османского
правительства.
Тем временем усилилась угроза открытого австро-сербского столкновения. Оба государства активно вели военные
приготовления, рассчитывая на помощь своих союзников. При этом, в отличие от Германии, Российская империя к войне
была не готова и по этой причине все более склонялась к компромиссу. Помимо этого, к концу марта 1909г. стало
очевидно, что правительства Великобритании и Франции не рассматривают боснийский конфликт в качестве достаточно
серьезного повода для вступления в войну. 22 марта 1909г. германский посол в Санкт-Петербурге Ф. Пурталес предъявил
Извольскому требование не только признать присоединение Боснии и Герцеговины к Австро-Венгрии, но принудить к
этому Сербию. В случае отказа выполнить эти условия германское правительство пригрозило оказать дипломатическую
поддержку Вене в готовящейся войне с сербами.
Опасаясь втягивания Российской империи в предстоящий военный конфликт, Николай II в этот же день направил в
Берлин телеграмму о том, что его страна согласна принять германские условия. Правительство Австро-Венгрии
приступило 29 марта 1909г. к частичной мобилизации армейских корпусов с целью принудить сербов принять эти
требования. Уже через два дня Сербия также признала аннексию Боснии и Герцеговины.
Потерпев поражение в дипломатическом противостоянии с Берлином и Веной, Санкт-Петербург предпочел пойти
на еще большее сближение с другими европейскими державами. В октябре 1909 г. на встрече Николая II с итальянским
монархом Виктором-Эммануилом III в Раккониджи была достигнута секретная договоренность о совместном
противодействии австро-венгерской политике на Балканах. Италия поддержала стремление России пересмотреть в свою
пользу режим Черноморских проливов, а Санкт-Петербург пообещал поддержать итальянскую экспансию Триполитании и
Киренаике.
Потсдамское свидание 1910 г.
Одним из наиболее важных международных последствий боснийского кризиса является значительное ухудшение
германо-российских отношений. Тем не менее правительства обеих империй не теряли надежды достичь взаимопонимания.
Очередная попытка сблизить интересы России и Германии была предпринята в холе в с т р е ч и Николая II и Вильгельма I I ,
которая состоялась в ноябре 1 9 1 0 г. в Потсдаме.
Во время э т о й встречи немецкий канцлер Т. Бетман-Гольвег предложил новому министру иностранных дел
Российской империи С. Сазонову (к этому времени Извольский был уже отправлен в отставку) заключить специальный
русско-германский договор, в котором предполагалось разграничить экономические интересы в Иране. Берлин брал на
себя обязательство уважать российские торговые интересы в Северном Иране, а Санкт-Петербург' не должен был препят34
ствовать строительству отдельной ветки Багдадской железной дороги по направлению к турецко-иранской границе.
Помимо этого, Германия стремилась заверить Россию, что в случае заключения соглашения Берлин в дальнейшем откажется
поддерживать австро-венгерскую экспансию на Балканах. Наиболее важной частью будущего договора стало предложение
канцлера не вступать во враждебные по отношению к своему партнеру по этому договору военно-политические блоки.
Последнее условие явно противоречило союзным отношениям России с Англией и Францией в рамках Антанты.
По этой причине Сазонов отказался подписать подготовленный немцами текст договора, а после возвращения из Потсдама
обнародовал некоторые его пункты в интервью монархистской газете «Новое время». Как и ожидалось, русское
общественное мнение, которое после боснийского кризиса было настроено антигермански, выступило против заключения
такого договора. В конечном итоге, несмотря на заявление Бетма-на-Гольвега о том, что обе державы уже приняли на себя
обязательства не принимать участия во враждебных друг другу коалициях, российская сторона так и не подписала текст
договора. Вместо него между Германией и Россией в августе 1911 г. было подписано соглашение о разграничении
интересов двух стран в Турции и Персии, в рамках которого немцы отказывались от экономического освоения северной
части владений персидского шаха, а Санкт-Петербург не возражал против продления железнодорожной ветки до турецкоиранской границы.
Нежелание правительства Российской империи идти на сближение с Германией явилось еще одним свидетельством
того, что русско-германский антагонизм в начале XX в. был обусловлен не только внешнеполитическими разногласиями, но
и явным несовпадением интересов в экономической сфере, которое отчетливо проявилось в ходе подготовки двустороннего
с о г л а ш е н и я о разделе сфер в л и я н и я в Османской империи и Персии.
Второй марокканский кризис 1911 г.
В конце 1910-х гг. Франция усилила экономическое и военно-политическое проникновен и е и Марокко.
Воспользовавшись убийством там французского гражданина.в ходе государственного переворота в 1908 г., эта держава
оккупировала часть марокканской территории, расположенной на границе с французским Алжиром.
В августе французы высадились в Касабланке. Попытка германского правительства сдержать французскую
экспансию в Марокко не привела к желаемым результатам. Гаагский трибунал вынес решение в пользу Франции. Кроме
этого, в феврале 1909 г. было заключено специальное франко-германское соглашение, в котором декларировалось
равноправие сторон в области торговли и коммерции на территории марокканского государства. Берлин, в свою очередь,
признавал за Парижем право осуществлять контроль над внутриполитической ситуацией в этой стране.
Тем не менее в 1911 г. начался новый конфликт между двумя великими державами, возникший из-за оккупации
французами в мае этого года марокканской столицы - Феса. Этот шаг Парижа был истолкован немцами как очередное
доказательство его стремления превратить Марокко в свою колонию. В ответ 1 июля 1911 г. немецкая канонерская лодка
«Пантера» вошла в марокканский порт Агадир. Помимо этого, Германия направила к берегам Марокко легкий крейсер
«Берлин».
Вскоре немецкое правительство ознакомило Париж с условиями, соблюдение которых позволило бы Франции
заручиться согласием Берлина в марокканском вопросе. 15 июля 1911 г. статс-секретарь немецкого МИД А. КидерленВехтер предложил французскому послу в Германии Ж. Камбону передать немцам всю территорию принадлежавшего
французам Конго. В этом случае Берлин был готов признать исключительные права Парижа на Марокко, но французское
правительство это предложение отвергло. Его жесткая позиция была во многом обусловлена поддержкой Великобритании.
Министр иностранных дел Грей в начале июля 1911 г. заявил, что Лондон не допустит перехода западной части Марокко
под немецкий контроль.
В конечном итоге в ноябре 1911 г. между Германией и Францией было достигнуто соглашение по этой проблеме.
Берлин признал французский протекторат над Марокко, а Париж передал немцам ч а с т ь Конго. Тем с а м ы м стр аны
Антаты смогли нанести германскому правительств) существенное дипломатическое поражение, вынуд и в Берлин
удовлетворить свои геополитические амбиции превращен и е м в немецкую колонию экваториальных территорий взамен на
предоставление Франции неограниченных прав в Марокко.
Итало-турецкая война 1911-1912 гг.
Заручившись поддержкой России и Франции, осенью 1911 г. Италия приступила к колониальным захватам в
Северной Африки. Целью итальянского правительства стала аннексия принадлежавших туркам Триполитании и Кирснаики,
контроль над которыми позволял Риму усилить присутствие в Западном Средиземноморье.
В конце сентября 1911 г. Италия в ультимативной форме потребовала от Османской империи передать под ее контроль
эти территории. По мнению Рима, турецкие власти постоянно оказывали противодействие итальянским коммерсантам в
Триполитании и Киренаике, а также не заботились об экономическом развитии этих областей. Османское правительство
отказалось выполнить это требование, что явилось для Италии формальным поводом к объявлению войны. Вскоре
итальянские войска высадились на североафриканском побережье и оккупировали эти земли.
Однако итальянцам не удалось быстро завершить военную кампанию, поскольку они столкнулись с ожесточенным
сопротивлением местных арабских племен, которых султанское правительство призвало к борьбе против европейцев. С целью
принудить Османскую империю к капитуляции Италия захватила архипелаг Додеканез в Эгейском море и подвергла бомбардировке
с моря Бейрут и другие турецкие города. Были также атакованы османские военные укрепления в районе Дарданелл. Тем не менее,
султанская Турция продолжала вести войну против Италии и вышла из нее лишь в начале октября 1912г. - после нападения на
нее государств-участников Балканского союза. В результате мирного договора, который был подписан 18 октября 1912 г. в
Лозанне, Османская империя уступала Италии Триполитанию и Ки-рснаику, но сохраняла за собой Додеканезские острова.
Миссия Р. Холдена 1912 г.
Последняя попытка предотвратить военное столкновение двух противоборствующих: блоков была предпринята в 1912 г.
Великобританией. В ее правительстве существовали различные мнения относительно необходимости войны с Германией.
Многие политики хотели избежать этого при помощи заключения специального соглашения с немцами, целью которого
должно было с т а т ь , о г р а н и ч е н и е морских вооружений. Это позволяло англичанам с о х р а н и т ь за собой с т а т у с
самой мощной военно-морской державы.
В начале февраля 1 9 1 2 г . в Берлин был направлен военный министр Великобритании Р. Холден, который па
встрече с германским канцлером Ьетманом-Гольвегом и морским министром А. Тирпицем предложил немцам
приостановить запланированную на 1912-1917 п. постройку трех дредноутов. В ответ Лондон был готов вновь вернуться к
35
вопросу о расширении немецких владений в Африке путем раздела португальских колоний. Кайзеровское правительство,
однако, отказалось обсуждать проблему морских вооружений до тех пор, пока Великобритания не согласится заключить с
Германией договор о нейтралитете в случае возникновения войны одного из этих государств с третьей державой. Холден,
в свою очередь, предложил заключить англо-германский договор о ненападении. В результате обе стороны так и остались
при своем мнении.
Неудачное завершение миссии Холдена явилось еще одним свидетельством углубления англо-германских
противоречий, разрешить которые с помощью переговоров было уже почти невозможно. В обеих странах начался новый
этап гонки вооружений. Британское правительство приняло решение перебросить значительную часть военного флота из
Гибралтара в Северное море. В конце 1912 г. между Англией и Францией была заключена секретная военно-морская
конвенция, согласно которой британский флот обеспечивал безопасность всего Атлантического побережья Франции,
включая Ла-Манш, а французский флот должен был защищать союзные интересы в Средиземноморье. Обе державы вели
активную подготовку к предстоящей войне. Тем не менее, несмотря на провал миссии Холдена, многие представители
британского правительства по-прежнему сохраняли надежду добиться соглашения с Берлином если не по ключевым, то, по
крайней мере, по второстепенным вопросам двусторонних отношений.
Балканский союз и Первая балканская война 1912-1913 гг.
Очередное ослабление Османской империи, связанное с целой серией антитурецких восстаний в 1910-х гг.,
поражением Турции в войне с итальянцами и внутриполитической нестабильностью, явилось причиной решения СанктПетербурга предпринять новую попытку принудить султанское правительство изменить режим Черноморских проливов.
В октябре 1 9 1 3 г. русский посол в Стамбуле Н. Чарыков ознакомил султана с проектом соглашения между двумя
монархиями, одна из статей которого предусматривала предоставление русскому военному флоту права свободного
прохода через Босфор и Дарданеллы. Однако, несмотря на затруднительное положение Османской империи, турецкое
правительство отказалось от заключения нового соглашения о режиме проливов. Предложение русского посла вызвало также негативную реакцию Великобритании, правительство которой соглашалось изменить статус проливов в пользу России
лишь в том случае, если право свободного прохода получат военные корабли всех европейских держав. Тем самым Лондон
продемонстрировал, что даже в условиях усиления англо-германских противоречий он будет по-прежнему придерживаться
своей традиционной стратегии в отношении Турции, целью которой являлось недопущение русского контроля над
Босфором и Дарданеллами. Учитывая позицию Англии, Франция также отказалась поддержать новую инициативу России.
В конечном итоге Санкт-Петербург был вынужден дезавуировать предложение Чарыкова.
Неудачное завершение этой дипломатической инициативы обусловило новую стратегию Российской империи на
Балканах, в основе которой было стремление опереться в борьбе с Турцией на молодые балканские государства. Активным
сторонником создания антитурецкого блока являлся русский посланник в Белграде И. Гартвиг, который сумел убедить
сербское правительство в необходимости формирования такого союза и окончательного изгнания турков с Балкан. Однако
в Санкт-Петербурге понимали, что безоговорочная поддержка создания такого блока со стороны России может привести к
нападению балканских стран на Османскую империю, на стороне которой могли выступить другие великие державы, что в
конечном итоге могло спровоцировать начало мировой войны. Поэтому русская дипломатия предпочла действовать
предельно осторожно, не выступая открыто на стороне государств Балканского полуострова, но в то же время постоянно
контролируя процесс переговоров между ними.
Российское правительство осознавало, что существенное ослабление позиций Турции на международной арене в
связи с началом итало-турецкой войны предоставляет Санкт-Петербургу уникальный шанс. В случае полного разгрома
султанской монархии можно было вновь предъявить свои претензии на контроль над проливами. Создание Балканского
союза способствовало привлечению на сторону Российской империи болгарского государства, правительство которого
хотя и восстановило в 1896 г. дипломатические отношения с Россией, однако по-прежнему продолжало ориентироваться
скорее на Вену, чем на Санкт-Петербург.
В апреле 1 9 1 1 г. начались болгаро-сербские переговоры о разделе сфер влияния в Македонии. Именно эта проблема
являлась главным фактором, препятствовавшим сближению этих государств. Соглашение было достигнуто лишь через
полгода. Главы болгарского и сербского правительств И. Гешов и М. Милованович договорились, о том, что вопрос о
разделе Македонии будет решен лишь после окончания войны с Турцией. Тем не менее Сербия признала права Болгарии
на большую часть Македонии, однако для окончательного решения этого территориального спора сербский премьерминистр предложил привлечь в качестве посредника Россию. Эта инициатива была весьма негативно встречена в Болгарии,
правительство которой справедливо опасалось, что Санкт-Петербург в любом случае выскажется в пользу Белграда. По
этой причине в конце 1911 г. переговоры о разделе Македонии возобновились. Тем временем Сербия сумела заручиться
поддержкой Франции, правительство которой одобрило создание по инициативе Белграда антитурецкого блока и тем
самым в определенной степени укрепило позиции сербов на переговорах с болгарами. Они продолжались вплоть до начала
марта 1912 г., и в конечном итоге обе стороны согласились с необходимостью прибегнуть к арбитражу России для
установления будущей болгаро-сербской границы в Македонии.
Окончательный текст двустороннего договора был подписан 13 марта 1912г. Оба государства заявляли о
готовности прийти на помощь друг другу в случае нападения на одно из них одной или нескольких стран. Аналогичные
шаги Болгария и Сербия должны были предпринять и в случае присоединения, постоянной или временной оккупации
каким-либо государством любой территории на Балканском полуострове, которая принадлежит Османской империи. Обе
страны брали на себя обязательство совместными усилиями противостоять любым попыткам территориальной экспансии
на Балканах, в том числе и со стороны Австро-Венгрии.
Помимо основного текста договора, Болгария и Сербия подписали также секретное приложение к нему, в
соответствии со статьей 1 которого они признавали за собой право начать совместные военные действия против Турции в
случае нарушения статус-кво на Балканах в результате дальнейшего ее ослабления. 11ри этом о своем решении начать войну
против Османской империи союзники в обязательном порядке уведомят Россию и будут ожидать ее поддержки. В том
случае, если болгары и сербы не достигнут между собой согласия о необходимости войны с турками, этот вопрос также
будет передан на рассмотрение Санкт-Петербурга, позиция которого явится определяющей для обеих стран. Если же
российское правительство не выскажет своего мнения, одно и л и оба союзных государства оставляют за собой право
начать военные действия против Турции самостоятельно, а в случае вступления в войну на стороне Османской империи
36
какой-либо третьей державы в обязательном порядке прийти на помощь друг другу. Тем самым Болгария и Сербия
фактически вынуждали Россию высказаться в поддержку их предстоящей войны с Турцией.
Помимо этого, в секретном приложении были зафиксированы результаты переговоров по территориальной
проблеме. Согласно статье 2, к Болгарии отходили земли восточнее Родопских гор и реки Струмы, а Сербия присоединяла
к своим владениям территории к северу и западу от Шар-Планины. Спорную зону между Родопскими горами, ШарПланиной, Охридским озером и побережьем Эгейского моря, в случае невозможности превращения ее в отдельную
автономную область, планировалось разделить. Окончательная граница между этими двумя государствами должна была
быть установлена при посредничестве России. При возникновении каких-либо разногласий по поводу трактовки либо
осуществления отдельных статей болгаро-сербского договора балканские союзники также планировали прибегнуть к
русскому арбитражу,
В начале мая 1912г. Болгария и Сербия подписали военную конвенцию, в которой определили количество войск,
выставляемых в случае войны с Турцией или Австро-Венгрией.
Создание болгаро-сербского военно-политического союза активизировало поведение других стран. В мае 1912 г. к
болгарскому правительству с предложением о заключении союзного договора обратилась Греция, которая также
рассчитывала на территориальные приращения в случае разгрома султанской Турции. Греки планировали выступить
совместно с Болгарией не только в том случае, если турки нападут на одно из этих государств, но и если союзники сочтут,
что Турция нарушила их нрава. Санкт-Петербург обратил внимание Афин и Софии на чрезмерно агрессивный характер
союза, однако балканские государства не посчитали необходимым учесть эту точку зрения. Болгаро-греческий союзный
договор был подписан 29 мая 1912 г. Тем временем сербское правительство заключило соглашение с Черногорией.
Помимо -этого, участники Балканского союза проинформировали о своих намерениях Великобританию и Францию,
где создание антитурецкого блока было встречено весьма благосклонно. Различная внешнеполитическая ориентация его
участников позволяла Лондону и Парижу оказать в случае необходимости непосредственное дипломатическое воздействие
на страны блока, не прибегая к помощи Санкт-Петербурга. Последнее обстоятельство представлялось очень важным в
связи с большой вероятностью выдвижения российским правительством претензий на контроль над Черноморскими
проливами, сдерживание которых с помощью отдельных балканских стран давало англичанам и французам уникальную
возможность противодействовать политике России, не прибегая при этом к прямому давлению на своего союзника.
Воспользовавшись упорным нежеланием султанского правительства признать свое поражение в войне с Италией, 9
октября 1912г. наиболее агрессивно настроенный участник Балканского союза- Черногория начала боевые действия. На помощь
ей пришла Сербия, которую 17 октября поддержала Болгария, а 18 октября в войну вступила Греция. Уже через несколько
недель турецкие войска были разбиты, и 3 ноября 1912г. Стамбул обратился к великим державам с просьбой о посредничестве в
заключении мирного договора.
В этой ситуации Санкт-Петербург принял решение остановить войну на Балканах, которая в любой момент могла
перерасти в общеевропейскую. Российское правительство полагало, что к такой войне страна еще не готова, и поэтому
предложило созвать конференцию с участием великих держав, на которой предполагалось обсудить все спорные вопросы,
связанные с конфликтом на Балканах. Великобритания и Франция откликнулись на российскую инициативу, однако
Германия заявила, что поддержит созыв конференции лишь в том случае, если с этим согласится Австро-Венгрия,
правительство которой не торопилось высказать свое мнение. При этом германский канцлер Бетман-Гольвег посчитал
необходимым предупредить страны Антанты, что в случае нападения какого-либо государства на Австро-Венгрию Германия в
обязательном порядке придет на помощь своему союзнику. Демарш главы немецкого правительства вызвал крайне негативную
реакцию не только в Санкт-Петербурге и Париже, но и Лондоне. Британский министр иностранных дел Грей заявил, что его
страна может отказаться от своего нейтралитета, если в Европе начнется война с участием Германии и Франции. Такое
заявление Великобритании вынудило Берлин порекомендовать Вене принять участие в предстоящей конференции. Тем не
менее, даже согласившись с российской инициативой, Австро-Венгрия потребовала от других великих держав гарантий
того, что в результате заключения мирного договора с Турцией Сербия не получит выхода к морю. По совету России
Белград отказался от претензий на часть Адриатического побережья.
В работе мирной конференции, которая открылась в Лондоне в середине декабря 1912г., приняли участие
представители шести великих держав, стран-участниц Балканского союза и Турции. При этом послы европейских держав
и представители воюющих сторон заседали по отдельности. Председателем конференции был избран глава британского
МИД Грей.
Уже на первом заседании послов великих держав, которое состоялось 27 декабря 1912 г., было принято решение о
создании автономной Албании, которая оставалась под верховной властью турецкого султана, но контроль над ее
территорией должны были осуществлять шесть европейских держав. Тем самым участники конференции предоставили
Австро-Венгрии гарантию невозможности приобретения Сербией выхода к Адриатическому морю. Однако Вена потребовала от сербского правительства немедленно вывести войска с албанской территории. Белград ответил отказом, заявив, что
это станет возможным лишь после заключения мирного договора с Турцией. Позицию Сербии поддержала Россия, и в
итоге на Лондонской конференции было принято компромиссное решение, согласно которому сербские войска покинут
Албанию, когда этого потребуют все шесть великих держав.
Не менее сложно проходили переговоры между воюющими сторонами. Балканские государства принуждали
Османскую империю отказаться практически от всех своих владений в Европе, а также передать победителям весь
Эгейский архипелаг. Наиболее решительно была настроена Болгария, которая пользовалась покровительством как России,
так и Австро-Венгрии и требовала от Турции Адрианополь. Последняя упорно не желала отказываться от этого города, а
также передавать союзникам острова Эгейского моря. В ответ Российская империя пригрозила туркам, что в случае
возобновления военных действий она может отказаться от своего нейтралитета. Тем не менее Стамбул по-прежнему не
хотел идти на уступки.
Ситуация еще более осложнилось после государственного переворота в Турции 23 января 1913г., в результате
которого у власти снова оказались младотурки. Помимо чтого, па стороне Османской империи выступила Германия,
пригрозившая России, что выступление ее войск против Турции будет рассматриваться как угроза миру в Европе. Однако
3 февраля 1913 г. балканские страны по собственной инициативе возобновили военные действия против Османской империи. Султанская армия была вновь разбита, и Стамбул запросил мира. В результате 16 апреля было заключено перемирие
37
между Болгарией и Турцией, а через четыре дня к нему присоединились другие страны Балканского союза за исключением
Черногории. Вскоре в Лондоне возобновились мирные переговоры.
В ходе второго этапа конференции обозначились еще более глубокие противоречия между различными
балканскими государствами и их союзниками из числа великих держав. Так, Греция стремилась провести свою границу с
Албанией как можно севернее, что не устраивало Италию, но было очень выгодно Франции. В Париже понимали, что
сильная Греция будет надежной гарантией от чрезмерного усиления в Восточном Средиземноморье как Италии, так и
России. По этой причине Санкт-Петербург категорически не соглашался передавать грекам часть островов Эгейского
архипелага, находящихся вблизи входа в Дарданеллы. Примечательно, что мнение России по данному вопросу полностью
совпадало с позицией Османской империи. Воспользовавшись этими разногласиями, Рим фактически отказался выполнять
условие итало-турецкого мирного договора 1912 г. о возвращение туркам Додеканезских островов, мотивируя это
отсутствием политической стабильности в этом регионе. Помимо этого, европейским державам понадобилось оказать
существенное дипломатическое давление на Черногорию для того, чтобы заставить последнюю согласиться с передачей
города Скутари Албании и не провоцировать новый конфликт на Балканах.
Мирный договор между балканскими странами и Турцией был подписан лишь 30 мая 1913 г., после того как
председатель конференции Грей предложил наиболее неуступчивым ее участникам покинуть Лондон. В результате
Османская империя лишилась всех своих европейских владений, раздел которых между странами-победителями привел к
возникновению новой войны, на этот раз между самими участниками Балканского союза.
Вторая балканская война 1913 г.
Еще в феврале 1913 г. Сербия обратилась к Болгарии с предложением пересмотреть в ее пользу статьи болгаросербского союзного договора 1912г., которые касались установления границы между этими двумя странами в Македонии.
Это мотивировалось тем, что в результате Лондонских переговоров сербское государство лишилось выхода к
Адриатическому морю, и поэтому желало компенсировать эту потерю за счет македонских земель. Не менее
существенный конфликт возник между Болгарией и Грецией, каждая из которых претендовала на Салоники.
Еще в ходе войны с Турцией правительства Сербии и Греции начали секретные переговоры о совместном
выступлении против Болгарии. Договор о создании греко-сербского союза был подписан 1 июля 1913 г. Помимо этого, обе
страны привлекли к союзу еще и Румынию, которая в течение первой войны с Османской империей безуспешно требовала
от Болгарии территориальных компенсаций в виде южной Добруджи за свой нейтралитет. Несмотря на то что, по совету
России, болгары передали румынам город Силистру, Бухарест счел это уступку недостаточной.
Россия была крайне не заинтересована в возникновении нового конфликта на Балканах, итогом которого могло
стать ослабление ее главного союзника - Сербии, и по этой причине прилагала значительные дипломатические усилия с
целью примирить между собой балканские страны. Санкт-Петербург предложил Белграду и Софии свои посреднические
услуги в соответствии с условиями болгаро-сербского союзного договора 1912 г., однако эта инициатива не нашла
поддержки у болгарского правительства.
Австро-Венгрия, в свою очередь, стремилась еще более углубить противоречия в Балканском союзе, рассчитывая в
случае новой войны привлечь на свою сторону Болгарию, которой Вена оказала финансовую помощь и даже согласилась
гарантировать ее территориальную целостность. Заручившись австрийской поддержкой, 29 июня 1913 г. болгарская армия
начала боевые действия против сербских и греческих войск. На стороне последних в этом конфликте выступила Румыния,
а еще через шесть дней военные действия против болгарской армии начали турки, сумевшие отбить у болгар Адрианополь.
Надежды Софии на поддержку своей политики со стороны Вены не оправдались. 5 июля 1913г. германское
правительство предостерегло австрийцев от вступления в войну на стороне Болгарии. Такая позиция Берлина объяснялась
прежде всего нежеланием ухудшить отношения с Великоб рита ние й. Британский министр иностранных дел Грей еще в
декабре 1 9 1 2 г. предупредил немцев о том, что в случае развязывания Берлином общеевропейской войны Англия
может в нее вступить. Помимо этого, в мае 1 9 1 3 г . германскую столицу посетил король Георг V, во время визита
которого между двумя странами было достигнуто соглашение о разделе португальских колоний в Африке.
Появившаяся в результате согласия по этому вопросу реальная возможность улучшить отношения между
Британской и Германской империями рассматривалась в Берлине как весьма важное дипломатическое достижение,
жертвовать которым во имя защиты австрийских и тем более болгарских интересов немецкое правительство отнюдь не
желало.
В результате, не получив ожидаемой помощи со стороны Австро-Венгрии, Болгария уже через несколько недель
потерпела полное поражение и запросила перемирия. 30 июля 1913 г. в Бухаресте начались переговоры, в ходе которых
развернулась дипломатическая борьба между балканскими государствами за наиболее выгодные для себя новые государственные
границы. Примечательно, что на конференции в Бухаресте и Россия, и Австро-Венгрия стремились защитить интересы Болгарии,
так как обе великие державы рассчитывали в конечном итоге привлечь это балканское государство на свою сторону.
Через десять дней текст мирного договора был полностью согласован и 10 августа 1913 г. подписан всеми участниками
конференции. К Сербии отошла практически вся территория Македонии за исключением нескольких районов в восточной ее
части, оставшихся под болгарским суверенитетом. Греция получила западную Фракию и южную часть Македонии с
городом-портом Салоники, а к Румынии была присоединена южная Добруджа. Адрианополь и часть восточной Фракии вновь
стали владениями османского султана.
Тем временем в Лондоне на конференции послов великих держав, был одобрен проект «Органического статута»
(конституции) Албании, которая объявлялась независимым от Османской империи княжеством под эгидой шести великих
держав. При этом выбор будущего правителя албанского государства эти европейские державы оставляли за собой,
предполагая избрать его через шесть лет. Кроме того, международной комиссии, состоящей из представителей великих держав
и Албании, предоставлялось право контролировать гражданскую администрацию и финансовую систему новой страны. Наиболее существенной проблемой стало определение государственных границ Албании. На стороне Сербии и Греции,
которые стремились максимально у м е н ь ш и ! ь территорию этого мусульманского государства, выступили Россия и
Франция. Интересы албанцев защищали Германия, Австро-Венгрия и Италия. Великобритания, правительство которой
опасалось лишиться поддержки влиятельной мусульманской элиты Британской Индии, также приняла сторону
Албании.
Ситуация вокруг ее границы еще более осложнилась после того, как в октябре 1913 г., воспользовавшись
38
столкновением местного албанского и сербского населения, Сербия оккупировала северную часть Албании и заявила,
что не выведет оттуда свои войска до тех пор, пока албанские власти не установят на территории своей страны законный порядок. В ответ 18 октября 1 9 1 3 г., заручившись поддержкой Германии, Австро-Венгрия направила сербскому
правительству ультиматум с требованием прекратить оккупацию. После консультаций с Санкт-Петербургом Белград
принял это условия и вывел свою армию.
Тем не менее ситуация на Балканском полуострове оставалась весьма сложной. Усиление национальноосвободительного движения южных славян в Австро-Венгрии стало реально угрожать территориальной целостности
этой империи. Это обстоятельство явилось основной причиной ужесточения политики Вены по отношению к Сербии,
которая после разгрома Турции и Болгарии стала все более активно претендовать на роль государства-объединителя
всех югосла-вянских земель.
Международные отношения на Дальнем Востоке накануне первой мировой
войны.
После окончания русско-японской войны и подписания Портсмутского мирного договора отношения между
Японией и Россией начали постепенно нормализоваться. Решающую роль в этом процессе сыграло русско-английское
сближение. Его итогом явилось подписание 31 августа 1907г. соглашения, в результате заключения которого
завершился процесс формирования Антанты. Теперь Великобритания была заинтересована в обеспечении безопасности своего союзника - России на Дальнем Востоке, и по этой причине способствовала улучшению взаимоотношений
между Россией и Японией.
В конце июля 1907 г. между этими двумя державами были подписаны рыболовная конвенция и политическое
соглашение, которое предусматривало разделение Маньчжурии на русскую и японскую сферы влияния. Северная
часть этой китайской территории переходила под контроль России, которая в свою очередь признавала интересы
Японии в южной Маньчжурии и Корее. Окончательный отказ Санкт-Петербурга от претензий на н и х позволял японцам
более активно действовать на всей территории Китая, где экономической экспансии Японии не менее успешно
противодействовали другие державы.
I (есмотря на то, что в июле 1905 г. накануне подписания русско-японского мирного договора в Портсмуте
американский президент Т. Рузвельт согласился признать фактическое установление над Кореей японского протектората в
обмен на отказ японцев от всех претензий на Филиппинские острова, вскоре возникла необходимость заключения нового
соглашения, которое должно было урегулировать политику этих держав в отношении Китая. Такое соглашение было
достигнуто в 1908 г. путем обмена нотами между американским государственным секретарем Э. Рутом и японским послом в
США К. Такахирой. Обе великие державы гарантировали сохранение сложившегося статус-кво в Тихоокеанском бассейне,
а также признавали принцип равных возможностей при экономическом освоении Китая и обещали проводить двусторонние
консультации в случае изменения политической ситуации как в Цинской империи, так и в Тихоокеанском регионе в целом.
Помимо этого, Вашингтон и Токио сочли необходимым еще раз подтвердить достигнутое в 1905 г. согласие по территориальным вопросам. Это позволило Японии беспрепятственно объявить в 1910 г. об официальной аннексии Кореи.
Тем временем Российская империя пыталась маневрировать между этими двумя великими державами, склоняя на
свою сторону в случае необходимости либо Японию, либо США. Так, в 1908 г. российское правительство обратилось к
американским компаниям с предложением помочь правительству Китая досрочно выкупить КВЖД, поскольку в СанктПетербурге в это время возобладала точка зрения о целесообразности ухода русского капитала из Северной Маньчжурии.
Однако после стабилизации экономической ситуации в самой Российской империи, правительство П. Столыпина приняло
решение продолжить активное экономическое освоение этого района Китая и отказалось от своей прежней идеи
относительно передачи КВЖД китайцам. Более того, к этому времени Япония, обеспокоенная возможностью еще более
тесного сближения русских и американских интересов в Китайской империи, сама предложила России заключить еще
одно соглашение о разделе сфер влияния в Маньчжурии. Новое русско-японское соглашение было подписано в июле
1907г. В нем Санкт-Петербург и Токио вновь подтвердили существование сфер влияния обоих государств в Северовосточном Китае и обязались уважать интересы друг друга.
Определенные коррективы в планы великих держав в отношении Китая внесла революция 1 9 1 1 г., в результате
которой династия Цинов была свергнута, а страна провозглашена республикой. Первоначально политические изменения в
китайском государстве встревожили правительства колониальных империй. Наиболее консервативная часть японского
руководства даже планировала организовать при поддержке России и Англии интервенцию с целью восстановить власть
императора. Однако эти планы так и не были реализованы, поскольку Токио предпочел не портить отношений с новой
республиканской властью в Пекине, что в конечном итоге позволило японцам полностью сохранить свое торговоэкономическое и военно-политическое присутствие в Китае.
Принципиально иную стратегию избрали Санкт-Петербург и Лондон. После свержения императорской династии
теократические правители Монголии и Тибета отказались признавать республиканскую власть и объявили об отделении от
Китая. Этим обстоятельством сумели воспользоваться Россия и Великобритания, превратившие данные страны в свои
сферы влияния. В итоге в 1912 г. был установлен русский протекторат над Монголией и английский - над Тибетом. Япония
признала новые приобретения своих союзников, но в обмен на согласие России на превращение Внутренней Монголии в
японскую сферу влияния. Таким образом, китайская революция 1911 г., которая проходила под национальными лозунгами
и была направлена против маньчжурской династии Цинов, привела не к освобождению Китая от зависимости, а к потере им
части своей территории.
Т е ма VII. Международные отношения во время первой
мировой войны
Июльский кризис и начало войны. Юго-Восточная Европа превратилась в «пороховой погреб» континента и
притом не только из-за соперничества держав, но и из-за противоречий между странами самого региона. Министр
иностранных дел России С. Сазонов назвал Бухарестский мир 1913 г., отразивший частичное поражение австрогерманской коалиции, «пластырем, налепленным на незалеченные балканские язвы».
28 июня 1 9 1 4 г . в боснийском городе Сараево членами конспиративной группы «Молодая Босния» (Г. Принцип и
39
др.) были убиты наследник австро-венгерского престола Франц-Фердинанд и его жена. 23 июля Австро-Венгрия предъявила
ультиматум Сербии, в который вошли и требования, несовместимые с суверенитетом страны. Несмотря на то что сербы
согласились почти со всеми пунктами ультиматума, 28 июля Австро-Венфия объявляет войну Сербии. В ответ на это
Россия начала всеобщую мобилизацию. После отклонения ею германского ультиматума о прекращении мобилизации
Германия 1 августа объявляет войну России, а 3 августа - войну Франции. Под предлогом нарушения Германией
бельгийского нейтралитета 4 августа Англия объявляет войну Германии.
Академик Ю. Писарев выступил с убедительной критикой точки зрения некоторых австрийских историков,
отстаивавших версию о причастности Сербии к событиям в Сараево и о стремлении России развязать войну.
Масштабы и характер войны. Цели воюющих держав.
Сразу после начала войны о своем нейтралитете объявили Болгария, Греция, Турция, Испания, Португалия, Голландия,
Дания, Швеция, Норвегия, США и др., а также союзники австро-германского блока - Италия и Румыния.
Масштабы войны непрерывно расширялись. 23 августа 1914 г. в войну с Германией вступила Япония. К Германии и
Австро-Венгрии в 1914-1915 гг. присоединились Турция и Болгария, образовался Четверной союз. Стран, постепенно
вступавших в войну на стороне Антанты, было значительно больше. Помимо Японии, - это Италия, Португалия, Румыния, США,
Греция и др. Всего в войне участвовали 38 государств.
Германский империализм стремился аннексировать район Во-геэских гор и пограничные крепости Бельгии, часть
Северной Франции, установить господство над «Срединной Европой», под которой подразумевал связанные с германским и
австро-венгерским ядром Скандинавию, Нидерланды, Швейцарию, Румынию, Болгарию, Италию. Франция не должна была
подняться до положения великой державы. Поляки оттеснялись на восток от Вислы, а Россия - к допетровским границам. В
соответствии со все той же секретной правительственной программой, изложенной канцлером Т. Бетман-Гольвегом в 1914 г.
перед рейхстагом, создавалась германская «Срединная Африка» с подконтрольным Египтом и опорными пунктами на
африканском побережье А т л а н т и к и . Германия намеревалась вытеснить Велик об рита нию из бассейна Средиземного
моря, закрепить свое влияние на Ближнем Востоке, внедриться в Китай и т. д. Победа в войне предполагала 1акже
получение огромной контрибуции.
Австро-Венгрия, вступая в войну, собиралась аннексировать Черногорию и час!ь Сербии, богатую нефтью
Румынию, создать зависимое от Габсбургов объединение польских и западноукраинских земель.
Франция стремилась возвратить Эльзас и Лотарингию, а также захватить Саарскую область и Рейнскую
промышленную зону Германии, часть турецких земель и немецких колоний.
Великобритания надеялась покончить с гегемонистскими планами Германии, но оставить ее в качестве
противовеса Франции и России на континенте.
План Сайкса-Пико, составленный английской и французской дипломатией в 1914-1915 гг., предполагал
присоединение к России Константинополя, Босфора и Дарданелл в обмен на согласие о разделе турецких владений на
арабском Востоке. Россия добивалась также присоединения Галиции и нижнего течения Немана.
В конце 60-х гг. XX в. российской историографией был отвергнут тезис академика М. Покровского о России
как о зачинщице войны. Была отброшена и концепция о полуколониальной зависимости России, о царизме как
«сторожевом псе имперских интересов», «наемнике англо-французского капитала». По оценке профессора В.
Васюкова, до февраля 1917г. Россия была одним из трех главных участников антигерманской коалиции. Решающий
вклад в победу над Германским блоком внесли армии России и Франции, поскольку исход войны решался на суше.
Вместе с тем существует и другая точка зрения: хотя Россия существенно влияла на события, судьба войны решалась
на Западном фронте (английский историк П. Лиддл).
Первая мировая война по своему происхождению, характеру и результатам носила империалистический,
захватнический характер для всех ее участников, за исключением Сербии, Черногории и Бельгии, а также
оккупированных территорий других стран, народы которых вели борьбу за свое освобождение.
Истинные причины войны - экономические и политические противоречия, которые давно вели к
конфронтации, причем главными стали противоречия между державами Антанты и Четверного союза, прежде всего
между Англией и Германией. Но очевидны были и другие противоречия, которые также оказывали в л и я н ие на ход
войны, - впутриблоковые разногласия между Германией и Австро-Венгрией, Австро-Венгрией и Болгарией, а также
Россией и Англией, Россией и Францией, Францией и Италией и т. д.
Выдающийся немецкий историк Ф. Фишер в начале 60-х гг. XX в. писал о «рывке» Германии к мировому
господству, к которому она долго и хорошо готовилась. С точки зрения профессора В. Виноградова, не стоит
характеризовать только как демагогическую официальную мотивировку вступления в войну Англии, Франции и России,
правительства которых заявили о своем стремлении дать отпор германо-австрийским притязаниям. Европа ответила
сплочением на эти честолюбивые притязания установить в ней господство.
Без понимания роли политических факторов (претензий Германии на политическое лидерство в Европе и мире,
династических амбиций на Балканах и др.) глубоко раскрыть причины войны невозможно. Российский историк П.
Волобуев на первое место ставит вековое соперничество великих держав за господство в Европе и мире, на второе - тайную
дипломатию и ее творцов, затем беспрецедентную милитаризацию и гонку вооружений. Кроме того, для более глубокого
понимания причин первой мировой войны необходимо выйти за пределы политики, экономики и дипломатии. Сама
духовная ситуация эпохи предрасполагала к войне, отмечался рост национализма, шовинистическое опьянение,
масштабный характер приобрело национально-освободительной движение.
На рубеже Х1Х-ХХ вв. цивилизация во всех передовых странах и на всех ее уровнях (материальном, бытовом и
духовном) достигла небывалых высот. Но одновременно росли негативные явления - милитаризм, национализм,
агрессивность и т. п. Под ударами этих факторов в мире произошел общий глубинный «надлом». Явственно стал
проявляться один из опаснейших каналов технического прогресса -гонка вооружений. Таким образом, война стала
неизбежной; европейская цивилизация, вступив в индустриальную фазу, была серьезно больна.
Советская историография 20-30-х гг. (М. Покровский и др.) преувеличивала удельный вес Черноморских
проливов во внешней политике России. По утверждению академика, даже во время войны с Японией в 1904-1905 гг. на
берегах Тихого океана царизм воевал за проливы. Вместе с тем российский капитализм был заинтересован в завоевании
новых рынков сбыта, в освоении торгового пути, лежавшего через Босфор и Дарданеллы.
40
По мнению профессора Н. Киняпиной, захват проливов не фигурировал в качестве конкретной цели российской
политики. Предусматривалось достижение благоприятного и выгодного для России режима Черноморских проливов,
обеспечивавшего ее стратегические интересы, защиту протяженного Черноморского побережья и способствовавшего
развитию торговли.
Царизм не стремился обострять вопрос о Проливах в кризисные месяцы 1914г. Министр иностранных дел
С.Д.Сазонов в августе 1914г. дважды предлагал младотурецкому правительству гарантировать неприкосновенность его
территории в обмен на нейтралитет.
После поражения в войне с Японией и революции 1905-1907 гг. самодержавие вступило в полосу кризиса.
Завершение военной программы намечалось на 1917 г. Будучи к войне не готовой, Россия не хотела воевать ни с Турцией,
ни с Германией, ни с Австро-Венгрией; она была заинтересована в статус-кво.
Вместе с тем, по глубокому замечанию авторитетного российского историка А. Игнатьева, «имперский
менталитет правящей бюрократии не допускал мысли о хотя бы временном отказе от великодержавной роли, по крайней
мере, в традиционном восточном и славянском вопросах. Сохранялись экспансионистские стремления в Азии,
возможность осуществления которых была ограничена необходимостью концентрации сил в Европе и конкуренцией
других держав».
Профессор В. Виноградов отмечает моральный фактор вступления «единой по вере и крови» России в защиту
Сербии и Черногории. Большое внимание вопросу о «славянском единстве» уделял Ю. Писарев. Он подчеркивал, что на
этой позиции стояли почти все без исключения политические партии и общественные организации России, от крайне
левых до крайне правых. Американский профессор Б. Елавич пишет об «уникальном чувстве родства, которое многие государственные мужи России испытывали по отношению к православным балканским народам».
Соотношение сил воюющих сторон.
В начале войны против Германии и Австро-Венгрии выступили Россия, Франция, Сербия, Черногория, Бельгия и
Англия. Соотношение людского потенциала, ресурсов, сырья и продовольствия было в пользу Антанты. Значительным
превосходством она обладала и на море. С точки зрения современных исследователей проф. В. Дайсста (Германия) и проф. П.
Лиддла, шансов выигран, войну у Германии практически не было, а после вступления в войну США поражение стало
вопросом времени. Вместе с тем Германия была сильным противником.
План Шлиффсна-Мольтке, основанный на идее молниеносной войны, «блицкриге», предполагал разгром Франции
за 8-10 недель, до окончания Россией мобилизации, но при фактическом нейтралитете не только США, но и Англии.
Действительно, последняя занимала нейтральную позицию в Боснийском кризисе 1908-1909 гг., но тогда не затрагивались
ее коренные интересы. Шансы на победу при затяжной войне на два фронта, в том числе против Англии, были и для
высшего командования Германии проблематичны. «Вы вернетесь домой еще до того, как листва упадет с деревьев», - так
напутствовал кайзер Вильгельм II, отправлявший на войну немецкие войска.
В начале войны германское общество находилось в состоянии своеобразной победоносной эйфории. Русские
считались врагом опасным и менее культурным. По замечанию проф. В. Дайеста, основы будущей геббельсовской
пропаганды и теории расового превосходства немцев закладывались еще тогда.
Дипломатическая борьба за нейтральные государства.
Россия была заинтересована в нейтралитете Османской империи, поскольку война с Турцией означала бы для нее
создание нового фронта. В нейтралитете Турции была заинтересована и Англия: он сопровождался бы укреплением
обороны Суэцкого канала и обеспечивал переброску английских войск из Индии. Кроме того, в империи были сильны
позиции англо-французского капитала.
Но Турция сделала ставку на войну. Она рассчитывала, что, в случае победы Германии, Кавказ, Крым, Поволжье,
Северная Африка и Средний Восток станут ее территориями. Несмотря на слабость армии, важное значение имели
стратегическое положение, резервы и природные ресурсы этой страны.
2 августа 1 9 1 4 г. в Константинополе было подписано секретное соглашение о германо-турецком союзе. Но,
учитывая неподготовленность к войне, младотурки решили вступить в нее в удобное для себя время. 3 августа Турция
объявила нейтралитет, однако уже 10 августа в Мраморном морс появились германские крейсеры, причем при полной
пассивности Англии и Франции, которых тревожило, что Россия в случае захвата проливов выйдет из войны до полной
победы над Германией.
Правительства Англии и Франции не торопились официально гарантировать неприкосновенность Турции и
высказывались против, отмены режима капитуляций (в этом вопросе их поддерживала Германия). В то же время Порта
получала ощутимую помощь от Берлина (материалами, людьми, деньгами). В результате 29 сентября 1914г. Турция
объявила о полном закрытии проливов, что прерывало связь России с ее союзниками. Последовавшая ровно через месяц
бомбардировка русских черноморских портов и кораблей означала вступление Турции в войну на стороне германоавстрийского блока. 2 ноября
1914 г. Россия объявила Турции войну, султанский же указ об объявлении войны России последовал 11 ноября, а на
следующий день султан объявил джихад - «священную войну против неверных». Именно после вступления Турции в
войну проблема проливов стала предметом важнейших переговоров между Россией, Англией и Францией.
Россия выдвинула требование, чтобы Константинополь и проливы вошли в ее состав. Англия выступила за сделку
с царизмом на условиях передачи ей нейтральной зоны в Иране, но Франция, опасавшаяся за свои капиталы в Османской
империи и позиции в Средиземном море, к тому же имевшая определенные планы в отношении Сирии и Западной
Анатолии, предлагала отложить вопрос о проливах до окончания войны. Тогда Россия согласилась, что Франция получит
Сирию и Киликию. В итоге оформление тайного соглашения трех держав о Константинополе и проливах завершилось
( 1 91 5 г.), а после вступления Италии в войну на стороне Антанты оно было признано итальянским правительством.
Англо-французские переговоры о разделе азиатской части Турции закончились в мае 1916 г. подписанием договора,
известного как «соглашение Сайкса-Пико».
Италия, союзница Австро-Венгрии и Германии, не вступила в войну на их стороне из-за сильных территориальных
противоречий с Австро-Венгрией. Итальянские «нейтристы», опиравшиеся на немецкий банковский капитал, считали, что
и без вступления в войну Италия достигнет значительных успехов. Для «интервентистов», ориентировавшихся на
французский капитал в промышленности и английский в торговле, весомыми были обещания этих стран согласиться на
41
включение в состав Италии таких территорий, как Трентино, Триест, а также части славянских земель на Балканах (против
последнего долго возражала Россия). Подписав Лондонский секретный договор в апреле
1915 г. (по которому Италия после войны должна была получить ряд территорий Габсбургского государства,
Албании и Турции), правительство Саландры расторгает договор о Тройственном союзе и объявляет Австро-Венгрии войну
(23 мая 1915 г.).
Как уже отмечалось, Болгария, Румыния и Греция в начале войны объявили о своем нейтралитете. Россия
стремилась восстановить Балканский союз, примирить Болгарию с Сербией, Черногорией и Грецией. Оплот своего
влияния на Балканах Россия видела в Сербии, хотела, чтобы та получила выход к морю и стала сильным государством.
Англия и Франция же не стремились к восстановлению Балканского союза и усилению Сербского королевства. Противовес
они видели в Румынии и Греции.
Важное значение для хода войны имела позиция Болгарии с центральным положением этой страны на
полуострове и сильной армией. Переход ее на сторону Тройственного согласия облегчил бы положение Сербии, отвлек часть
турецких сил с Кавказского фронта.
Но премьер В. Радославов и царь Фердинанд придерживались прогерманской ориентации. Болгарское
правительство предоставило Германии и Австро-Венгрии возможность использовать территорию страны для доставки
вооружения в Турцию и создания шпионской сети. Однако правящие круги выжидали, когда австрийцы нанесут Сербии
решающий удар: болгарский народ не хотел воевать против России.
Болгария вступила в войну 14 октября 1915 г. на стороне германо-австрийского блока. Этому предшествовали
длившиеся -почти год торги не только с Германией, но и Антантой. Октябрьское наступление войск Австро-Венгрии,
Германии и Болгарии на Сербию, сопровождавшееся огромным превосходством первых, несмотря на высадку в Солониках
нескольких французских и британских дивизий, закончилось победой и оккупацией Сербии и Черногории (декабрь 1915 г. январь 1916 г.).
Румынский король Карл I и премьер И. Брэтиану также проводили прогерманский курс: экономика страны была
зависима от германского капитала. Австро-румынская конвенция 1883 г., к которой подключилась Германия, неоднократно
возобновлялась (последний раз в 1913 г.). Вместе с тем ко времени подписания Бухарестского мира ощущалось русско-румынское
сближение.
Правящие круги Румынии стояли на антиболгарских позициях, а также выступали за присоединение австровенгерской Трансильвании, в которой проживало более 2 млн румын. Эти обстоятельства осложняли отношения Румынии с
германским блоком. К тому же Брэтиану в начале войны неофициально выдвинул вопрос о передаче Румынии Южной
Ьесарабии, возвращенной России в 1878 г. От этого замысла руководство страны не отказалось даже после вступления в
войну на стороне Антанты.
1 октября 1914г. Бухарест подписал тайное соглашение с Петербургом о доброжелательном нейтралитете, по
которому за Румынией признавалось право присоединять населенные румынами области Австро-Венгрии. Соглашение не
исключало возможности транзита германского оружия для Турции через румынскую территорию, продолжалась продажа
продовольствия Германии и Австро-Венгрии. О лавировавшем между германофилами и англофилами курсе Брэтиану один
румынский политик сказал так: «Обманем всех и вступим в войну после победы, но перед заключением мира».
Летом 1915 г. Россия под нажимом союзников и в связи с тяжелым положением на Восточном фронте согласилась
на передачу Румынии украинских земель в Буковине и Закарпатье, а также Баната, в основном населенного сербами, как
условия вступления страны в войну.
Летом 1 916 г. на фоне наступления Брусилова и активизации Антанты на Западном фронте Румыния объявила о
своей готовности присоединиться к Антанте. Но русское командование считало более выгодным в это время (в отличие от
лета 1915г.) сохранение Бухарестом нейтралитета, что обеспечивало бы прикрытие левого фланга Восточного фронта.
Вступление же страны со слабой армией в войну (27 августа 1916 г.) принесло России дополнительные тяготы. В конце
19 16г. Румыния была разгромлена, ее нефть и продовольствие оказались в руках Австро-Венгрии.
Во время июльского кризиса 1 9 1 4 г. еще одно балканское государство, Греция, выступило с заявлением, что
активно поддержит Сербию. В стране шла острая борьба проантантовской позиции (премьер Э. Венизелос) и сторонников
нейтралитета, приносившего доходы от торговли с обеими сторонами (король Константин и греческий генеральный штаб).
Германия проявляла немалый интерес к морским портам Греции, предпринимала усилия к расторжению сербскогреческого союза 1913 г., склоняла страну к сохранению нейтралитета даже в случае нападения на Сербию Болгарии.
Переговоры Антанты о вступлении Греции в войну, в том числе на условии получения от Англии Кипра,
результатов не дали. Греция уклонилась от обязательств по отношению к Сербии на том основании, что Бухарестский
договор 1913 г. имел чисто балканский характер, а участие в войне других государств возвратило Греции свободу
действий. Греческий нейтралитет был выгоден Германии.
В июне 1 9 1 7 г. Антанта, угрожая высадкой десятитысячного французского десанта в Греции, добилась отречения
Константина, а 20 июня правительство Венизелоса объявило о вступлении страны в войну на стороне Антанты.
Проблема вступления в войну США.
Во время войны происходило стремительное наращивание военно-экономического потенциала США. Из
государства-должника они превратились в кредитора. В противовес английской доктрине «господства на море» была выдвинута доктрина «свободы морей», началась интервенция в богатую сырьем, прежде всего нефтью, Северную Мексику,
усилилась экономическая экспансия в Канаду.
Рабочие, фермеры, значительная часть предпринимателей, ориентировавшихся на емкий внутренний рынок,
придерживались пацифистской, изоляционистской позиции. Они сомневались в успехе борьбы с опытными европейскими
конкурентами, связывали с войной дезорганизацию международных хозяйственных связей, хорошо осознавали сложность перевода
производства на военные рельсы.
Но крупные банки и корпорации, активно проникавшие на зарубежные рынки (машиностроение, мясоконсервная
промышленность и др.), поддержали движение «готовности», объединившее широкие круги военных, бизнесменов,
интеллигенции.
Наибольшие споры вызывают военные аспекты проблемы «готовности». Более убедительной представляется та точка
зрения, что США располагали достаточными для отражения агрессии армией и флотом. Вместе с тем они не способны были
42
тогда подкрепить притязания своего политического руководства на роль одного из лидеров в решении мировых проблем.
Движение «готовности» было нацелено и па решение стоявших перед американским обществом задач: стимулирование
эффективных форм предпринимательства, достижение национального согласия, развитие образования, патриотическое воспитание граждан.
По мнению российского историка С. Листикова, немаловажную роль в решении политического руководства США
вступить в войну сыграло стремление в критический момент связать судьбу страны и ведущих держав Европы. Это
открывало перспективу дальнейшего широкого участия США в решении мировых проблем.
Главным предлогом для объявления войны Берлину (6 апреля 1917 г.) стало учащение нападений германских
подводных лодок на американские суда и секретная телеграмма немецкого статс-секретаря мексиканскому президенту с
предложением союза против США, перехваченная американской разведкой.
8 января 1 9 1 8 г . президент США В .В ил ьсо н выступил с программой мира - так называемыми «Четырнадцатью
пунктами». Современные исследователи подчеркивают противоречивость взглядов Вильсона. С одной стороны, это идея
исключительности США, их «права» на мировое лидерство, защиту «американских интересов» с использованием силовых
приемов, а с другой - идеи о мире без контрибуций, об открытых переговорах, о сокращении вооружений, об образовании
союза наций для предоставления «взаимных гарантий политической независимости и территориальной целостности, равно
большим и малым государствам». Следует подчеркнуть, что в тех условиях предложение о провозглашении свободы
торговли и снятии таможенных барьеров преследовало в первую очередь американские интересы.
Брестский мир и Компьенское перемирие. 9 апреля 1917г.
Временное правительство выступило с Декларацией о полном соблюдении обязательств России перед союзниками.
1 мая 1 9 1 7 г . была осуществлена рассылка декларации союзникам, сопровождавшаяся заявлением тогдашнего министра
иностранных дел П. Милюкова («нота Милюкова»). В этом документе говорилось об общенародном стремлении довести
войну до решительной победы, что вызвало возмущение в стране и правительственный кризис.
Удельный вес России после февраля 1917г. в Антанте стремительно падал. На союзное совещание в Сен-Жан де
Морни (апрель 1917 г.) представитель России приглашен не был. Провалом закончилось июльское наступление того же
года на Восточном фронте («наступление Керенского», тогдашнего военного министра Временного правительства).
Большевики, пришедшие к власти, провозгласили мир без аннексий и контрибуций, опубликовали ряд тайных
царских договоров, и в том числе соглашение 1915 г. о Константинополе и проливах.
В декабре 19 17 г. в Брест-Литовске начались переговоры о мире Советской России с Германией, Австро-Венгрией,
Турцией и Болгарией. Антанта отвергла предложение примкнуть к переговорам. Нарком иностранных дел Л. Троцкий
объявил о прекращении войны со стороны России без подписания «мира с империалистами», что вызвало возобновление
немецкого наступления, и 3 марта 1 9 1 8 г . после сложной внутриполитической борьбы в стране мир был подписан на еще
более тяжелых для России условиях (германская аннексия Польши, Прибалтики, части Беларуси и Закавказья;
контрибуция 6 млрд марок).
Факт получения «германского золота» в 1917-1918 гг. большевиками, о чем писали Ф. Фишер, А. Солженицын и
др., до сих пор документально не доказан. Занимавшийся еще в то время изучением этого вопроса журналист А. Буллард
пришел к выводу, что если большевики и получали германское золото, то они перехитрили немцев.
Новейшие архивные материалы свидетельствуют о том, что не только Германия финансировала силы для
революционизирования народов Российской империи («Лига нерусских народов России» с центрами в Берне и Стокгольме),
но и Англия с Францией, начиная с лета 1 9 1 7 г., поощряли центробежные тенденции в России с целью не допустить ее
существенного усиления после войны, хотя были заинтересованы в сохранении Восточного фронта.
15 марта 1918 г. Антанта заявила о непризнании Брестского мира, вслед за этим началась интервенция в Россию.
Английские историки считают, что с военной точки зрения высадка британских сил на Севере России в тех условиях была
абсолютно целесообразна: необходимо было заставить немцев держать фронт, им не удалось переправить значительную
часть сил па Запад.
Летом 1 9 1 8 г . положение Германии было еще значительным: вслед за Брестским миром она навязала тяжелый
Бухарестский мир Румынии (апрель 1918 г.), вторглась в Донбасс и Грузию. На Западе удерживала Бельгию и часть
Франции.
Но 29 сентября 1918г. капитулировала ее союзница Болгария, 3 1 октября Турция, остававшаяся на протяжении всей
войны хозяйкой проливов (две попытки Антанты взять Константинополь в 1915 г. успеха не имели), 3 ноября - Австро-Венгрия.
Началу Ноябрьской революции в Германии предшествовал приход к власти нового канцлера принца Макса
Баденского, выразившего готовность вести переговоры на основании «14 пунктов» (5 октября 1918 г.).
Реваншисты Германии утверждают, что «революция нанесла удар в спину». Но «железный генерал» Э. фон
Людендорф «черным днем» немецкой армии назвал 8 августа 1918 г. - начало наступления Антанты на Западном фронте.
Главной причиной поражения империи Гогснцоллернов являлось то, что германский империализм не выдержал военных
испытаний.
Первая мировая война закончилась 11 ноября 1918 г. подписанием в Компьенском лесу (Франция) перемирия
сроком на 36 дней. Оно содержало 34 статьи, главные из которых: эвакуация германских войск из Бельгии и Франции
сроком на 15 дней, отказ Германии от Люксембурга, Эльзаса и Лотарингии, Брест-Литовского и Бухарестского договоров,
передача военного снаряжения победителям, возвращение на родину военнопленных. Антанте предоставлялось право
занять города Майнц, Кобленц, Кельн. Весь германский флот должен был быть разоружен и отведен в порты союзников
или нейтральных государств. Советское правительство аннулировало Брестский мир 13 ноября 1918г.
Первая мировая война унесла 10 млн жизней, в том числе 5 млн российских солдат и офицеров. «Великая война
1914-1918 гг.» потрясла устои всего мира, породив его глубокий кризис. Она вызвала и усугубила противоречия в
международных отношениях, проявившиеся в последующие годы.
43
Скачать