Doc1 Kx - Всероссийский фестиваль педагогического

Реклама
МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ
ИЗМАЙЛОВСКАЯ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА
Всероссийский фестиваль педагогического творчества
Номинация: «Организация воспитательного процесса»
Тема: О чем поведала фотография
Выполнила : Кувшинова Галина Николаевна
учитель истории и обществознания
2015
Год 2015 – юбилейный. Наша страна и весь народ отмечает 70 – летие Великой
Победы над фашистской Германией. Возраст почтительный, но нисколько не умаляется
подвиг русского солдата добывшего Победу. Такую долгожданную … 1418 дней верили,
сражались, отдавали самое дорогое – жизнь за Великую Победу.
Война… Сколько бы лет ни прошло, но не умаляется подвиг солдата, дошедшего по
дорогам войны до поверженного рейхстага. Всё испытал человек: страх и
самоотверженность, мужество и трусость, предательство и глубокую верность, стойкость,
пот, слёзы, горечь потерь и великую радость победы.
Мемориалы и обелиски, улицы и проспекты героев - наша память о героях Великой
Отечественной войны. Всё, что мы можем сейчас, это только прочитать и рассказать
юному поколению о лихой военной молодости солдата.
Как-то раз мы с мамой попали в гости к нашим знакомым. Я рассматривал семейный
альбом, и вдруг моё внимание привлекла фотография. В центре, за столом, сидел чем-то
мне знакомый мужчина, но я так и не вспомнил, кто это, и равнодушно перевернул
страницу. Хозяйка дома предупредила: «Не спеши перелистывать страницу. Ты, наверное,
не узнал, это легендарный герой Великой Отечественной войны, дважды Герой
Советского Союза, командир партизанского движения на Украине, командир
Путивльского партизанского отряда Сидор Артемьевич Ковпак». С большим волнением в
голосе сказала Элеонора Вениаминовна, а затем с гордостью продолжила: «А вот справа
мой свёкор Алексей Фёдорович Борисов. В годы войны он партизанил в отряде Ковпака.
Легендарный командир и мой родственник сохранили тёплые взаимоотношения на многие
послевоенные годы». Я был удивлён, зная, что муж тёти Элеоноры лётчик, как его отец, а
тут партизан… Видя моё удивление, поглядев на меня с лукавой улыбкой, она подошла
к книжному шкафу и достала книгу мемуаров «Кандидатский стаж», автором которой
является Алексей Борисов. Она отдала её мне и сказала: «Прочитаешь и всё узнаешь».
Книгу прочитал на одном дыхании и всё, что нужно, узнал об этом человеке, солдате
Великой Отечественной войны.
Родился Алексей Фёдорович в революционном1917 году в Москве, через два года
лишился отца – бойца Красной гвардии. Учился в средней школе, а затем ФЗУ, по
путёвке комсомола был направлен в школу инструкторов – планеристов. Будучи уже
инструктором планеризма, Алексей Фёдорович продолжает учиться. Сначала,
Центральном аэроклубе, а затем в Школе полярных лётчиков в городе Николаеве.
Арктика, как известно, требует от пилота высокой теоретической подготовки и,
главное, исключительного лётного мастерства. « Мы летали и днём, и ночью, как на
колёсных самолётах У -2 и Р-5 и морских летающих лодках МП – 1и МБР – 2. Обучали
нас и технике пилотирования в слепом полёте, когда лётчик не видит ни земли, ни неба,
ведёт машину только по приборам, однако летать в Арктике не довелось. Школа была
преобразована в Военно – морское авиационное училище имени С.А. Леваневского, нас
зачислили сразу на третий курс, и уже через год мы – молоденькие лейтенанты,
разлетелись по разным флотам. Нам с Алексеем Борисовым довелось служить в одной из
частей ВВС Краснознамённого Балтийского флота » - так вспоминает друг А. Борисова –
А. Пресняков, генерал – майор авиации, Герой Советского Союза.
Началась война, и с первых её дней лейтенант Борисов летает на выполнение
боевых заданий, преодолевая опасность.
Однажды в июле 1941 года звено самолётов МРБ-2 наносило бомбоудар из района
Пскова к Ленинграду. Полёт к цели и бомбометание осложнялось низкой облачностью, не
позволявшей набрать высоту более 400 – 500 метров. Самолёт Борисова, маневрируя в
лучах вражеских прожекторов, под непрерывным зенитным огнём, был буквально
изрешечен пулями и осколками. Мне сложно представить, что после этого тяжёлого боя
уже на земле насчитали более трёхсот пробоин. Но самое страшное случилось при отходе
от цели. Вражеский снаряд, взорвавшийся в хвостовой части самолёта, сорвал половину
рулей управления, а взрывной волной машину бросило в отвесное пикирование. Быть
катастрофе…, но лётчик не растерялся. Мастерски пилотируя израненную машину, он
сумел вывести её на горизонтальный полёт. К счастью, это случилось не над лесом, а над
водой, иначе высоты для выхода из пикирования не хватило бы. Долететь до своего
аэродрома и посадить почти неуправляемый самолёт ночью на воду оказалось не менее
сложно, чем вывести его из пикирования. И всё же лётчик справился и с этой задачей.
Экипаж и самолёт были спасены. Об этом факте есть запись в истории части от 13 июля
1941года.
Читая об этом, я увидел перед собой опытного военного лётчика, хладнокровного,
смелого, решительного, умеющего мгновенно и безошибочно реагировать на любое
изменение обстановки, не прекращающий борьбы до конца. И всё, что случилось в
дальнейшей судьбе Алексея Фёдоровича, подтверждает, что он всю жизнь не изменял
своему характеру, боролся и побеждал.
Несколько месяцев спустя, осенью 1941 года, Борисов получил новый самолётштурмовик Ил-2 и в составе вновь сформированной части перелетел в Севастополь.
Второго ноября при нанесении бомбо – штурмового удара боевая машина был сбита.
Мать лётчика получила извещение, что сын не вернулся с боевого задания, а его другу
А. Преснякову впоследствии сообщили, что самолёт Алексея подбит фашистами.
С этого момента и начинается другая жизнь Борисова в тылу врага.
Вылетев на задание и выполнив его, шёл на свой аэродром на бреющем полете,
но вдруг за спиной раздался резкий металлический звук и взрыв. Оглянулся назад и
увидел языки пламени на бензобаке. Через несколько секунд кабина уже была объята
пламенем. Загорелся комбинезон. Ему жгло спину, лицо, руки. В голове только одна
мысль - посадить машину. Она приземлилась на картофельное поле. Лётчик сбросил
парашют, катался по земле, стараясь погасить пламя, а потом кинул парашют в объятую
огнём машину. Он понимал, что, если не сгорит парашют и гитлеровцы его обнаружат, им
станет ясно, что лётчик жив и станут искать. По-пластунски полз по полю, подняв над
собой пучок картофельной ботвы, высунулся, чтобы оглядеться. Лейтенант Борисов
увидел, как к его самолёту мчалась легковая немецкая машина. В голове пробежала мысль
– меня будут искать. Извлёк из кобуры запасную обойму, зажал её в левой руке, держа
правой пистолет. Но посмотрев на него, заметил, что ствол был забит землёй. Оружие к
бою не было готово. Алексей Фёдорович наблюдал, как один немец три раза выстрелил
по кабине горящего самолёта, а затем все трое уехали. Он снова полз, падал с крутого
берега к морю, поднимался и снова полз. Измученный, дополз до скирда, закопался в
солому и уснул. Утром разбудил шум немецких машин и лай собак. Автоколонна шла на
Севастополь. Село словно вымерло. Днём к скирду подошли женщины за соломой, и
лётчик вышел к ним. Женщины испугались, и бежать от него, но одна девушка
остановилась, расспросила и позвала домой. Не успел даже поесть и переодеться, как
увидел в окно вражеских велосипедистов.
Наши части оставили Крым и ушли на Кавказское побережье. Оттуда доносился
отдалённый орудийный гул. И всё же Борисов решил пробиваться к своим. С двумя
повстречавшимися танкистами он пробрался к Керченскому проливу. О лодках нечего
было и думать. Воины решили плыть.
Намокшее обмундирование, сапоги тянули вниз, холод леденил кровь, немели ноги.
Борисов не отплыл и километра, как услышал крик: «Братцы, кончаюсь!». Пришлось
повернуть обратно. На берег вышли только двое. Поддерживая товарища, Борисов
двинулся к Сивашу.
Через Гнилое море они переплавились с трудом. Вскоре в одной из стычек танкист
погиб. И Борисов долгое время шёл один, пока на Украине не повстречался с таким же
бедолагой, как он, офицером – связистом Валентином Подоляко.
Однажды Алексей и Валентин расположились на ночлег в хате старого матроса,
жителя села Гохово. Вечером у старика собрались односельчане. Внимательно слушали
они рассказ Борисова о боях в Крыму, вздыхали. Алексей пытался завести разговор о
партизанах, но старики непонимающе пожимали плечами.
Алексей Фёдорович уже потерял надежду узнать что – либо о партизанах, когда
заметил, что сидящий в стороне скромно одетый человек подмигнул ему и пошёл к двери.
Алексей нащупал в кармане пистолет и вышел следом. Человек ждал его, прислонившись
к стене, разминая в руках самокрутку. Не дожидаясь вопроса, он попросил Борисова
предъявить документы. Услышав, что они сгорели, человек некоторое время помолчал,
потом неожиданно сказал: «Я секретарь подпольного райкома партии Онопченко …» .
Через несколько дней сбылась, наконец, мечта Алексея Борисова и его друга,
связиста Подоляко. Они влились в знаменитое партизанское соединение, которым
командовал генерал Сидор Артемьевич Ковпак.
Много хорошего говорили о нем партизаны. Алексей Фёдорович вспоминает, что
«скуп он был на похвалу и внешне почти никогда не проявлял восторга по поводу отлично
выполненного задания. Нужно было хорошо знать, чтобы по искоркам в глазах
определить его одобрение. Командиры партизанских отрядов, выходя из штабной хаты
после докладов о выполнении задания, как правило, говорили: «Дед не давал разгона,
значит всё в порядке, доволен работой»…
Партизанская война – война маневренная. Борисов понял это с первых дней. Он
организовал из партизан подвижную группу лыжников и, как офицер, сам её возглавил.
Вот когда ему понадобилось ему умение отлично ходить на лыжах. Однажды группе
Борисова поручили, во что бы то ни стало добыть оружие. Разведка донесла, что в селе
Весёлом, в сорока километрах от партизанской базы, расположилась хорошо вооружённая
вражеская застава – заслон. И Борисов повёл свой отряд к Весёлому.
К полудню партизаны подошли к селу и завязали бой. Он длился целый день.
Фашистский заслон был уничтожен. Партизаны стали собирать трофейное оружие.
Трижды нагружённые трофеями саночки отвозились далеко в лес. Бойцы едва держались
на ногах от усталости. В четвёртый раз Борисов пошёл сам в село.
Алексей Фёдорович решил осмотреть траншеи врага на западной окраине села. Туда
партизаны не ходили, а оружие там могло быть. Лётчик прошёл мимо сгоревших домов,
обогнул полуразвалившееся кирпичное здание школы и остановился закурить. Вдруг за
стоявшей неподалёку молотилкой послышался какой – то шорох и оттуда, описав дугу,
вылетела немецкая граната – колотушка и шлёпнулась у ног партизана. Алексей
Фёдорович на мгновение оцепенел. Потом, изловчившись, сильно ударил её носком
сапога и тут же упал ничком на снег. Переждав взрыв, Алексей вскочил на ноги и
бросился к молотилке. В этот момент прямо в него упёрлось дуло карабина. Но и здесь
лётчик не растерялся. Он молниеносно прыгнул в сторону, сильно рванул на себя ствол и,
вырвав карабин из рук ошеломлённого фашиста, обрушил приклад на стальную каску.
Гитлеровский офицер рухнул на землю. Борисов уложил трофейное оружие на саночки, и
хотел было двинуться в обратный путь, как вдруг услышал немецкую речь – в село,
покинутое партизанами, подошло вражеское подкрепление.
Партизан решил не бросать саночки. Стараясь не шуметь, он потащил их за собой.
Сгустившиеся сумерки мешали гитлеровцам увидеть партизан. Когда Алексей Фёдорович
проходил мимо молотилки, он услышал стон: фашистский офицер, которого он ударил
прикладом, был жив. Он жестами подозвал Алексея Фёдоровича и на ломанном русском
языке попросил помощи. И молодой воин решил: «Заберу – ка я его с собой». Борисов
усадил его на саночки с оружием и потащил к лесу. Гитлеровец оказался дьявольски
тяжёлым. Сначала он стонал, кряхтел, охал, но услышав голоса своих, вдруг дико заорал:
«На помощь!» и бросился на Алексея сзади.
От неожиданности Алексей потерял равновесие и упал. Фашист навалился на него и
длинными пальцами ухватился за горло. Он настолько уверился в своём превосходстве,
что перестал орать и звать своих на помощь. Напрягая все силы, фашист сдавил горло
летчика. И тут Алексей Фёдорович инстинктивно использовал приём самбо. Рывок,
другой, и перекинувшись в воздухе, фашист растянулся на снегу. Но тут же он вскочил.
Поднялся на ноги и Алексей.
В драке Борисов нанёс ему сильнейший удар по каске, зашиб себе руку. Ещё удар и
фашист рухнул плашмя. Алексей схватил его в охапку, уложил на сани и туго привязал.
Придя в себя, гитлеровец понял, что партизан его тащит в лес, и поднял отчаянный
крик. Фашисты наугад открыли стрельбу. Пули вспахивали снег вокруг Алексея, но он
упорно тащил вперёд санки. Вскоре на помощь своему командиру подоспели партизаны.
Борисов провоевал десять месяцев в отряде Ковпака. В августе 1942 года у лейтенанта
заканчивается его партизанская жизнь, вывозят в Москву, где А. Борисову поручили
перегонять новые боевые самолёты – штурмовики с авиационных заводов в действующие
части морской авиации. Работа была сложной, ответственной, доступной лишь
профессионалам. Фронт требовал бесперебойного пополнения боевыми машинами.
Доставка самолётов на Балтийский, Черноморский и Северный флоты производилась по
сложным, часто изменяющимся маршрутам. При этом лётчик выполнял одновременно
обязанности штурмана, радиста, стрелка, а иногда и техника. Десятки раз Борисову
приходилось попадать в аварийные и катастрофические ситуации, но ему удавалось
спасать боевую технику и своевременно доставлять её к месту боя.
После победы над фашистской Германией Алексей Фёдорович продолжает службу в
авиации Военно-Морского флота, передавая свой опыт молодым лётчикам. Служит на
Севере, затем на Балтике. В числе первых он осваивает новейшие по тому времени
реактивные самолёты – разведчики. За свою жизнь Борисов освоил около двадцати типов
самолётов.
Однако скитания и мытарства с ночёвками в скирдах и погребах, когда он пробирался
к линии фронта, а также контузии, полученные в партизанских боях, не прошли
бесследно. В возрасте сорока лет заместитель командира авиационного полка
подполковник Алексей Фёдорович по состоянию здоровья был уволен в запас.
Для такого замечательного лётчика, каким был Борисов, расставание с любимым
делом стало тяжёлым испытанием. Но он не пал духом. Он не ушёл на заслуженный
отдых, а, возвратившись в Москву, поступил в юридический институт, работая
одновременно диспетчером в аэропорту Внуково.
Уже дипломированным юристом служил в Управлении международных воздушных
сообщений Министерства гражданской авиации, а когда Советский Союз вступил в
члены Международной организации гражданской авиации (ИКАО), стал представителем
нашей страны в штаб-квартире этой организации в канадском городе Монреале.
Там однажды произошёл такой случай. Как-то по окончании рабочего дня Алексей
Фёдорович выехал в пригород Монреаля. Выйдя из машины у водопада реки Ришелье, он
увидел тонущего в водовороте мальчика. Дело было в начале апреля, и прыгнуть в
ледяную воду никто не решался. Борисов же смело бросился в водоворот и с риском для
собственной жизни спас ребёнка. На следующий день местные газеты сообщали о том,
что советский дипломат спас канадского мальчика. А было Борисову в это время
пятьдесят семь лет.
Вот так Алексей Фёдорович всю жизнь находился там, где важнее всего. На фронте, в
партизанском отряде, мирной жизни всегда был на рубеже свершений. Мужество,
высокий профессионализм, благородство – это черты настоящего защитника Отечества.
Скачать